История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Исследовательская работа по литературе «Военное искусство Древней Греции». Военное искусство древней греции


Лекция - Военно-теоретическая мысль в древней Греции

Греки были не только практиками военного дела, они разрабатывали и теоретические основы военного искусства, так как боевой опыт требовал систематизации и обобщения, а уровень развития науки позволял приступить к решению этой задачи.

По словам Энгельса, древняя Греция была колыбелью науки. «Наука побеждать врагов» пользовалась у греков большим почетом, так как война была важнейшим источником воспроизводства рабочей силы, войной добывались рабы — главная производительная сила рабовладельческого общества. Греческие философы превратили эту науку в один из предметов [193] в системе обучения. По вопросам военной науки они читали лекции, вели беседы и писали труды. Некоторые софисты объявляли своей специальностью преподавание стратегии.

Военные теоретики древнего мира — это идеологи рабовладельцев. Их целью было укрепление рабовладельческого государства, упрочение господства рабовладельцев. Армия имела ярко выраженный классовый характер. С развитием рабовладельческого общества развивалась и армия — от рабовладельческой милиции к наемной постоянной армии. Оставалась неизменной лишь классовая сущность этой армии, являвшейся орудием подавления рабов, орудием воспроизводства рабочей силы рабовладельческого общества, орудием грабежа и угнетения соседних государств.

Внутри класса рабовладельцев шла борьба знатных с незнатными, богатых с бедными, аристократов с демократами, землевладельцев с ремесленниками и торговцами. Философы и военные теоретики выступали как представители этих классовых группировок.

Труды выдающихся мыслителей рабовладельческого общества Демокрита и Аристотеля (IV век до н. э.) — высший этап в развитии древнегреческой философии. Аристотель оказал большое влияние на развитие военно-теоретической мысли. Как Демокрит, так и Аристотель были идеологами класса рабовладельцев.

Наука и техника рабовладельческого общества находились на начальной ступени развития: разрабатывались математика и механика, были изобретены простейшие машины, развивалось строительное искусство, строились общественные здания, порты, корабли, оборонительные, сооружения.

Несмотря на зачаточное состояние науки в целом, греческие мыслители выдвинули на обсуждение и пытались решать вопросы философии войны, военно-теоретические (стратегия и тактика) и военно-технические вопросы (комплектование, вооружение и организация армии, воспитание и обучение, боевые порядки и пр.).

Идеолог рабовладельцев идеалист Платон положил начало самой реакционной «теории» увековечения войны, утверждая, что война является естественным состоянием народов.

Платон говорил о том, что он открыл происхождение войны. Война, по его мнению, вызывается или необходимостью захватить землю соседей, или стремлением последних к захвату нашей земли. Раздоры внутри эллинов, по словам Платона, являются домашней ссорой, которую нельзя назвать войной. Война — это вражда эллинов с варварами, и наоборот. Добыча рабов путем захвата пленных — важная цель войны.

Войну, говорил Платон, ведет армия, которая должна быть укомплектована, хорошо подготовленными воинами. Воинский труд — это труд искусства, он требует хорошего исполнения [194] воинского дела, величайшего старания, остроты чувств, «быстроты для преследования того, что почуяно, и силы, если понадобится кого схватить и обезоружить», мужества, чтобы хорошо сражаться, наконец, гнева, «под влиянием которого душа всецело становится бесстрашною». «Хороший воин должен быть и философствующий (т. е. любознательный), и гневный, и проворный, и сильный по природе». Все это достигается воспитанием, воспитывать надо и тело (гимнастическое воспитание) и душу (музыкальное воспитание). «Музыкальное» воспитание (под словом «музыкальный» понималась умственная деятельность) объективно преследовало цель внедрения рабовладельческой идеологии.

Касаясь содержания военного искусства, Платон указывал на необходимость «приложения геометрии к делам воинским»: «ибо и при расположении лагерей, и при занятии мест, и при стягивании либо растягивании войск, и при всех военных построениях как во время самих сражений, так и во время походов геометр много отличается от не-геометра». Сущность военного искусства по Платону — геометрические и арифметические выкладки. Этим Платон сводил военное искусство лишь к внешним формам, не пытаясь даже проникнуть в его внутреннюю сущность.

Аристотель пытался оправдывать войны для добычи рабов, называя их по природе своей справедливыми. «Охотиться, — писал он, — должно как на диких животных, так и на тех людей, которые, будучи от природы предназначены к подчинению, не желают подчиняться. Такого рода война по природе своей справедлива».

Эту рабовладельческую философию, оправдывающую грабительские войны, использовали и развили идеологи феодализма, капитализма, а также современные идеологи разбойничьих войн — американо-английские империалисты.

В древней Греции зародилась и военная история. Сначала греки лишь описывали военные события, без серьезных попыток обобщить их. Так, греческий историк Геродот, описывая войну греков с персами, часто принимал на веру слухи и предания, недостаточно критически подходил к фактам, вследствие чего приводимые им цифры о численности войск оказались неправильными.

Фукидид оставил нам историю Пелопоннесской войны с 431 по 411 год до н. э. Он первый применил критический метод к историческому исследованию. Он сам был участником этой войны, и поэтому его описания военных действий отличаются большей точностью. Но мы не встречаем у него критического анализа военного дела той эпохи. Фукидида интересовали прежде всего вопросы общеполитические. Он был сторонником афинской рабовладельческой демократии и выражал интересы своего класса. [195]

Развитие организации армии, вооружения и способов ведения боя заставляли греков анализировать и обобщать эти явления. Столкновение двух вооруженных систем (восточных деспотий и греческих полисов), борьба греков с персами вызвали обсуждение вопроса о преимуществах и недостатках каждой из этих систем.

«Трусливая стрела» и «храброе копье» вызывали оживленные дискуссии. Горячо обсуждался вопрос о важнейших принципах военного искусства. «Вредить врагам, от случая при этом не завися, вот — высшее искусство на войне», — говорил Эврипид.

Крупным представителем древнегреческой военно-теоретической мысли был Ксенофонт (родился в 430 году до н. э.). Ксенофонт как историк во многом уступал Фукидиду, но он был одним из первых греческих военных теоретиков, сделавших попытку изложить основные вопросы военного дела своего времени. По своим политическим взглядам Ксенофонт был идеологом афинских и спартанских олигархов; он считал Спарту совершенной рабовладельческой государственной системой. Во всех его произведениях мы видим преклонение перед Спартой и спартанцами. При этом Ксенофонт не видел того, что спартанские образцы к концу V века до н. э. уже устарели и были реакционными.

Вопросы военного искусства Ксенофонт анализирует в своих военно-исторических трудах: «Отступление десяти тысяч» (Анабазис) и «История Греции» (410-362 гг. до н. э.). Кроме них, Ксенофонт написал большую работу под названием «Киропедия», где изложил принципиальные основы комплектования, организации, вооружения, воспитания и обучения войск и основы отдельных положений тактики. «Киропедия» — это исторический ромам, в котором за основу взяты исторические факты, а все специальные вопросы разработаны автором. Две небольшие работы Ксенофонт написал по вопросам боевой подготовки и действий кавалерии: «О начальнике кавалерии» и «О верховой езде».

В своих работах Ксенофонт пытался установить различие между стратегом и тактиком. По этому вопросу он писал: «Тактика… лишь ничтожная часть стратегии. Стратег должен обладать способностью приготовлять все, что нужно для войны, добывать продовольствие войску, должен быть изобретательным, энергичным, заботливым, выносливым, находчивым и мошенником, расточительным и хищным, щедрым и жадным, осторожным и отважным в нападении; и вообще, чтобы быть хорошим стратегом, надо обладать качествами мак природными, так и приобретенными учением. Хорошо быть и тактиком; большая разница между войском построенным и непостроенным: это вроде того, как камни, кирпичи, бревна, черепица, набросанные в беспорядке, ни к чему не годны, а если [196] снизу и сверху положить материалы, не гниющие и не размачивающие — камни и черепицу, а в середину кирпич и бревна, как они кладутся при постройке, то получится очень ценная вещь — дом»{65}.

Стратег, писал Ксенофонт, должен заботиться о том, чтобы сохранить солдат, чтобы они имели продовольствие и чтобы была достигнута та цель, для осуществления которой войско выступило в поход. Для успешного выполнения поставленных задач стратег должен привлечь к себе союзников и помощников, должен уметь отыскивать и выбирать лучших специалистов, внушать подчиненным послушание и повиновение себе, заказывать дурных и награждать хороших, снискать любовь подчиненных, быть заботливым и трудолюбивым. Для победы над врагами в бою стратег должен тщательно взвешивать все, что ведет к поражению, и остерегаться этого. «Если увидит, что силы, находящиеся в его распоряжении, дают шансы на победу, он со всей энергией будет сражаться; но еще гораздо более будет остерегаться вступать в бой, если не будет к «ему готов»{66}.

Тактик должен не только уметь выстраивать боевой порядок, но также знать, где и как употреблять в деле каждый отряд в отдельности, так как «много бывает случаев, когда следует неодинаково строить и вести отряд»{67}. При построении боевого порядка лучших солдат надо ставить в первые и последние шеренги, а в середине иметь худших, чтобы «одни их вели, а другие подталкивали».

Таким образом, утверждением, что тактика — лишь ничтожная часть стратегии, Ксенофонт высказал правильную догадку о связи стратегии и тактики. Под стратегией он понимал искусство ведения войны, а тактику сводил к искусству построения боевого порядка. Ксенофонт говорил не о стратегии и тактике, как таковых, а о функциях стратега и тактика.

Большое место в работах Ксенофонта занимают вопросы воспитания и обучения бойца. Он учил, что воспитание и обучение должны привить каждому воину уважение к старшим, выносливость, физическую и моральную устойчивость, единодушие, взаимную поддержку, храбрость, знание военного дела, ограничение своей воли, дисциплину и повиновение, которые особенно необходимы для армии. «Ученьем, — отмечал Ксенофонт, — поддерживается крепость телесная, строгим соблюдением военного порядка умножается сила душевная». Когда персы предательски убили греческих военачальников, Ксенофонт прежде всего предложил выбрать командиров и обеспечить сохранение дисциплины. «Без предводителей, — говорил он, — нет ничего слабого, ничего сильного, особенно на войне. [197]

В дисциплине, по моему мнению, стоит спасение армии: недостаток повиновения погубил многие войска»{68}. Высокая требовательность и дисциплина, по его мнению, должны быть основаны на постоянной заботе о подчиненных.

Уделял Ксенофонт внимание и вопросам боевой подготовки войск. Значительные достижения в этом отношении были у наемников. Командир отряда наемников обычно принимал к себе на службу лишь хорошо развитых в физическом отношении воинов. Об одном фессалийце Ксенофонт писал: «Ежедневно он со своими наемниками устраивает военные упражнения, причем как во время этих упражнений в гимнастике, так и во время сражений сам идет впереди войска в полном вооружении. При этом он удаляет со службы тех из наемников, которые оказываются недостаточно выносливыми, а тех, которые ему кажутся наиболее неутомимыми и наиболее твердыми в опасностях битв, он награждает, увеличивая жалованье в два, три и даже в четыре раза, делая им различные подарки, ухаживая за ними во время болезни и устраивая им почетное погребение. Поэтому каждый из его наемников знает, что военная доблесть даст ему в жизни и почет и богатство»{69}.

Говоря о наемниках, Ксенофонт излагал современный ему опыт комплектования армии, но образцом боевой подготовки считал спартанскую систему обучения воинов. Особенно ярко это проявляется у него там, где он говорит о начальниках и дисциплине. Для достижения победы полководец, по мнению Ксенофонта, должен возбуждать у своих подчиненных дух воинского соревнования. «Люди любят более всего то, что возбуждает соревнование. Поэтому надо внушать повиноваться своим начальникам, быть трудолюбивым, смелым до дерзости, ловким, охотником до хорошего оружия, а более всего жадным к похвале»{70}. Командир должен своим примером показывать, каким надо быть воину, и сделать все, чтобы его подразделение было похоже на него.

В своих работах Ксенофонт говорит о том, чему надо учить войска: «Как устраивать войско в боевой порядок, располагать поход, днем или ночью, в теснинах или на больших дорогах, в ровных местах или в горах; как ставить стан, расставлять стражу на ночь или на день; вести войска на неприятеля или приказывать отступать; вести их на приступ к крепости, подходить к стенам или стоять от них в отдалении; как обеспечить проход лесами, через реки; какие меры брать против конницы, копьеносцев, стрелков; какое делать распоряжение, когда неприятель идет на тебя в то время, как ты идешь густою толпою, какое движение делать, если он, когда ты [198] идешь в боевом порядке, готовится ударить на тебя сзади или сбоку; наконец, каким способом ты можешь открыть его намерения и скрыть от него свои»{71}. Вот программа целого курса античной тактики, основы которой Ксенофонт разъясняет на конкретных исторических примерах в «Отступлении десяти тысяч» и в «Греческой истории».

Вопросы построения боевого порядка в работах Ксенофонта также занимают видное место. Соотношение протяжения фронта и глубины фаланги — вот что прежде всего привлекает автора. Так, он детально описывает один бой в Аттике, в котором малочисленный обороняющийся выстроил фалангу в 10 щитов, имея позади легко вооруженных воинов со стрелами и дротиками, а за ними отряд с камнями для метания. Наступавший построил свою фалангу в 50 щитов, но должен был наступать на гору. «Враги, — говорил командир оборонявшихся, — не могут пускать стрел и дротиков, так как они выстроились вверх по косогору, благодаря чему передние ряды мешают задним; мы же, бросая вниз по склону копья, дротики и камни, легко попадаем в них и многих раним. Не думайте, что первым рядам придется сражаться на равных условиях; если вы теперь, как следует ожидать, храбро пустите во врага град стрел, то ни одна стрела не пропадет даром, — все попадут в цель, так как на всей дороге нет ни местечка, которое не было бы занято вражеским солдатом. Защищаясь от стрел, им придется прятаться за щиты, так что можно будет как слепым наносить им удары куда вздумается и, нападая, обращать их в бегство»{72}. Здесь Ксенофонт оценивает боевой порядок с точки зрения применения его к местности и пытается разрешить вопрос организации взаимодействия тяжелой и легкой пехоты, метательного и ударного оружия.

В 395 году до н. э. союзники, выступив против Спарты, обсуждали вопрос «о том, какой глубины должно быть войско, чтобы из-за слишком глубокой фаланги враг не получил возможность обойти войско с флангов»{73}. Ксенофонт был сторонником неглубоких построений. «Думаешь ли, — писал он, — чтобы фаланги, которых густота производит то, что большая часть ратников не имеет возможности поражать неприятеля своим оружием, могли быть очень полезными для своих и наносить много вреда противной стороне. Мне хотелось бы, чтобы египетские гоплиты, вместо ста шеренг глубины, имели десять тысяч; тогда нам пришлось бы ведаться с меньшим числом людей»{74}.

Сокращая глубину построения фаланги, Ксенофонт требовал [199] выделения небольшого резерва для предотвращения случайностей. Резерв он ставил в последние линии, но проблем его использования не разработал.

Рассматривая действия персидского полководца Кира, Ксенофонт писал, что военное искусство Кир не ограничивал знанием построения линейного или более глубокого боевого порядка, но требовал применять его «… смотря по тому, как показывается неприятель, справа или слева, или сзади; он думал, что не менее того важно уметь разделять свои войска, если обстоятельства этого требуют, ставить их на места выгоднейшие и ускорять в удобное время их выходом, дабы предупредить неприятеля. В соединении всех этих частей, по мнению его, виден был искусный военачальник, он не пренебрегал ни одною. Во время похода он переменял свои приказания, смотря по обстоятельствам; но в стане порядок… изменялся редко»{75}. Так определял Ксенофонт качества, которые необходимы искусному военачальнику.

«Если в военном деле самое важное — это повиновение начальству»{76}, то в военном искусстве самое главное, по Ксенофонту, заключается в умении военачальника действовать сообразно с обстановкой. Ксенофонт различает военное дело и военное искусство, которое он рассматривает как обобщенный опыт всех войн.

Ксенофонт понимал роль Эпаминонда в развитии военного искусства и, несмотря на то, что относился отрицательно к его политическим взглядам, дал ему высокую оценку. Описывая бой при Мантинее, он называет Эпаминонда безукоризненным «во всем том, что достигается предусмотрительностью и мужеством»{77}. В своем последнем походе, отмечает Ксенофонт, Эпаминонд так искусно устроил лагерь, что его войско находилось в большой безопасности, его планы были скрыты от врага, а сам он мог хорошо наблюдать за его действиями; в то же время его расположение позволяло легко заготовлять все необходимое для войска. Главную же заслугу Эпаминонда Ксенофонт видел в умелой боевой подготовке. «Мне мажется гораздо более удивительным то, что ему удалось дать своему войску такое воспитание, что оно не утомлялось ни от каких трудов — ни дневных, ни ночных, что оно не уклонялось от опасностей, что охотно повиновалось даже тогда, когда ощущался крайний недостаток в съестных припасах»{78}.

Ксенофонт правильно уловил и основы новой тактики, созданной Эпаминондом, что видно из описания боя при Мантинее. «Эпаминонд двигал войско вперед узкой частью, как военный корабль, полагая, что в том месте, где ему удастся [200] прорвать линию неприятельского расположения, он нанесет окончательное поражение и всему вражескому войску. Он собирался ввести в дело только самую сильную часть своего войска и отодвинул назад более слабую часть, зная, что поражение какой-либо части войска влечет за собою уныние в смежных частях и подъем духа у врага». Так и произошло. «Одержав победу в том месте, где он врезался в ряды противников, он обратил в бегство и все вражеское войско»{79}.

По Ксенофонту, выбор момента удара — важнейшее требование военного искусства. «Лови всячески для нападения на него (врага. — Е. Р.) с быстротою такое время, когда он случится в беспорядке, а твое войско будет устроено к бою; когда он будет без оружия, а ты с оружием в руках; когда он будет отягчен сном, а ты бодрствуешь; когда ты осмотришь его, а сам останешься скрытым; когда ты увидишь его на дурном месте, а сам будешь занимать выгодное»{80}. Но этого недостаточно, надо ввести противника в заблуждение, так как «на войне нечаянные достижения более всего могут наводить страх»{81}. «Те, которые знают искусство обманывать неприятеля, могут вдруг напасть на него, продержав в ложной опасности; иногда они могут расстроить его войско, притворившись бегущими от него; иногда притворным побегом они заманят его в места трудные, где ударят на него. Впрочем… не держись тех военных хитростей, которым тебя учили; иногда надобно выдумать и свои»{82}.

«Осторожность и хитрость необходимы на войне», — писал Ксенофонт в своей работе «О начальнике кавалерии».

Военное искусство требует не раздроблять силы. «Войска, малочисленнейшие против своих неприятелей, никогда не должны отделяться от главного»{83}. А если необходимость заставляет выделить отдельный отряд, он не должен совершенно отделяться от главного войска и обязан сохранять с ним связь.

Писал Ксенофонт и о коннице, роль которой как нового рода войск все возрастала. В своих специальных работах по этому вопросу Ксенофонт говорит о выборе, содержании и выездке лошадей, о вооружении кавалериста и снаряжении лошади, о строях и боевых порядках конницы и о способах действий кавалерии в бою. Однако, уделяя внимание коннице, Ксенофонт все же недооценивает ее и подчеркивает решающее значение пехоты. «Десять тысяч всадников, — говорил он, — все-таки не более десяти тысяч человек, потому что никто в сражении не был никогда убит от укушения или удара лошади. Мы гораздо сильнее каждого всадника, который обязан [201] держаться на хребте лошади в совершенном равновесии. Он не только боится наших ударов, но и опасается упасть с лошади. Мы же, упираясь твердою ногою, поражаем сильнее, если кто к нам приближается, и вернее попадаем в цель. У всадников против нас выгода одна: скорее спастись бегством»{84}.

В оценке Ксенофонтом родов войск как нигде сказалось его преклонение перед спартанской пехотой. Реакционные политические взгляды привели его к восхвалению спартанского военного искусства, которое для его времени уже устарело. Боевая практика показывала, что наряду с пехотой важное место в бою принадлежит коннице. Сам Ксенофонт во время похода «десяти тысяч» был вынужден для борьбы с конницей персов организовать конный отряд из греков.

Работы Ксенофонта были обобщением боевой практики IV века до н. э. и сыграли важную роль в развитии военно-теоретической мысли древних греков.

Первой большой специальной военно-теоретической работой, свободной от формы исторического повествования, была «Тактика» Энея, написанная около 357 года до н. э. Кроме «Тактики», до нас дошли лишь некоторые работы Энея об искусстве обороны крепостей. Сохранились до наших дней более поздние, но зато полные теоретические трактаты по тактике, относящиеся к I веку до н. э.: «Тактика» Асклепиодота и «Теория тактики» Элиана. Этими работами воспользовался в IV веке н. э. римский военный писатель Вегеций.

Греки «… являются создателями как регулярной пехоты, так и регулярной конницы. Они формировали массы бойцов в отдельные отряды, вооружали и снаряжали их соответственно цели, для которой они предназначались, обучали их действовать согласованно, двигаться в строю, сохранять определенное тактическое построение, чтобы таким путем бросать всю тяжесть их сосредоточенной и двигающейся массы на определенный пункт вражеского фронта. Организованные таким образом, они повсюду оказывались выше необученных, неповоротливых и беспорядочных толп, выставляемых против них азиатами»{85}.

Военное искусство древней Греции явилось новой ступенью в развитии военного искусства рабовладельческого периода войны. Общественный и политический строй древней Греции предопределил характер вооруженных сил греческих полисов. Это была рабовладельческая милиция, правильно организованная, [202] обученная и спаянная воинской дисциплиной. За каждым бойцом в строю закреплялось строго определенное место, которое он не имел права оставить. Для действий в составе фаланги требовалась хорошая выучка. Этой выучкой греческая милиция выгодно отличалась от персидской, постоянной, но необученной армии. Фаланга явилась продуктом милиционной системы рабовладельческого войска. Превращение копья в главное оружие, которое было наиболее эффективным при действиях воинов в сомкнутом строю, способствовало появлению фаланги.

Концентрация богатств в немногих руках и обнищание масс свободных граждан, которые не могли конкурировать с рабским трудом, в конечном итоге привели афинское государство к гибели. «Не демократия погубила Афины, как это утверждают европейские школьные учителя, виляющие хвостом перед монархами, а рабство, которое сделало труд свободного гражданина презренным»{86}.

Эти изменения общественного и политического строя определили изменение характера греческой рабовладельческой армии. Была допущена, а затем и узаконена система заместительства, которая привела к широкому развитию наемничества. Следствием этого было вытеснение рабовладельческой милиции наемным войском. Милиционер уступил свое место воину-профессионалу. В боевой подготовке войск элементы обучения и тренировки стали преобладать над элементами воспитания.

Греческие армии имели четкие организационные формы, выгодно отличавшие их от армий государств древнего Востока. В Греции возникло административное деление армии, что явилось следствием милиционного способа ее комплектования. В результате административного расчленения войск появилось много частных начальников, возникла иерархия командного состава, что повысило дисциплинированность армии и улучшило условия управления ею.

Фаланга была боевым порядком. Она тактически не расчленялась. Но в армии в целом были уже налицо элементы тактического расчленения: гоплиты, пелтасты и легкая пехота имели в бою определенное тактическое назначение и взаимодействовали друг с другом. Возникала регулярная конница, новый род войск, увеличивавший возможность тактических комбинаций.

Греческое военное искусство характерно развитием способов ведения боя. Боевые действия в период греко-персидских войн были фронтальными столкновениями сплоченных и хорошо организованных войсковых масс. Организация и дисциплина, которые сплачивали эти массы, увеличивали их боеспособность. [203] В период Пелопоннесской войны и в последующих войнах развивалась тактика греческой армии. Боевой порядок становился более гибким, его составные части взаимодействовали (Сфактерия, отступление десяти тысяч), он начинал развиваться в глубину (возникновение резерва). Все это подготовило открытие Эпаминондом великого тактического принципа неравномерного распределения сил по фронту с целью создания превосходства в решающем пункте.

Стратегия греков в этот период характеризуется сочетанием действий сухопутной армии и флота, что определялось особенностями географического положения.Греции, ее экономического развития и политической роли, которую она играла в странах Европы и Азии.

Различие стратегии Афин и Спарты вытекало из особенностей их политики и разнородности их вооруженных сил, а также базирования на различные театры военных действий (афиняне действовали на море, спартанцы на суше). Все это способствовало затяжке Пелопоннесской войны. Лишь тогда, когда спартанцы с помощью Персии перенесли центр тяжести борьбы на море, война приняла решительный характер. Не стратегия истощения, как изображает Дельбрюк, а взаимодействие сухопутных и морских сил решило исход этой войны.

Значительное развитие в это время получила боевая техника. Около 400 года до н. э. правитель Сиракуз собрал к себе всех лучших ученых Греции, и они по его указанию сооружали орудия для защиты и нападения. Развитие античной боевой техники началось с усовершенствования лука и пращи. В этот период был изобретен гастрафет — «оружие, натягиваемое при помощи живота». Это был предшественник арбалета. Гастрафет имел лук, тетиву и [204] желобок для стрелы. В начале IV века до н.э. он был усовершенствован одним механиком из Тарента. Из гастрафета развилась катапульта, а из первобытной пращи — механическая праща (онагр и фрондибол). Катапульта метала большие камни. При осаде Самоса афиняне применяли тараны и защитные крыши.

Наконец, следует отметить развитие средств связи. Засекречивание донесений имеет древнее происхождение. Греки много сделали для развития приемов передачи секретных сообщений.

В V веке до н. э. в Греции существовала голубиная почта. Во время греко-персидских войн греки широко пользовались сигнальными огнями, при помощи которых передавались донесения. По некоторым данным, посты сигнальных огней связывали Аттику с побережьем Малой Азии. Эней Тактик (середина IV века до н. э.) в своей книге об осаде городов посвятил этому вопросу целую главу, в которой перечислил 16 способов передачи секретных и шифрованных донесений.

Развитие греческой науки способствовало возникновению теории военного дела. Тактика, а по некоторым данным и стратегия преподавались в афинских школах. Каждый свободный гражданин обязан был изучить теорию и практику военного дела.

Ксенофонт в своих работах обобщил опыт, накопленный к его времени греческими армиями. Он одним из первых поставил вопрос о различии и связи между стратегией и тактикой. Он пытался анализировать вопросы соотношения фронта протяжения и глубины построения фаланги, взаимодействия метательного оружия и оружия ударного действия, поставил вопрос о резерве и т. п. Однако консервативные политические взгляды помешали Ксенофонту понять дальнейший путь развития военного искусства, в частности, он совсем не уловил значения конницы как нового рода войск, не понимал ее роли.

Каковы же были особенности зарождающейся военной науки древнего рабовладельческого общества?

Прежде всего необходимо отметить, что основой античной военной науки, как науки вообще, являлась идеология рабовладельцев. Вместе с тем в освещении многих вопросов военной истории, истории военного искусства, в понимании стратегии [205] и тактики мы наблюдаем преобладание наивно-материалистического взгляда и наличие элементов диалектики.

Древние военные теоретики хорошо представляли себе внешнюю, формальную сторону военного искусства своего времени, но они не могли проникнуть во внутреннюю его сущность, хотя у них и встречается немало гениальных догадок.

Они разрабатывали проблемы организации войска, обучения и воспитания, построения боевых порядков, т. е. преимущественно вопросы так называемого военного дела, а не военного искусства, они ставили вопрос о различии военного дела и военного искусства.

Вопросы стратегии как таковой не разрабатывались, не разрабатывалась и тактика в собственном смысле этого слова, она сводилась к организации, обучению войск и построению боевого порядка.

В целом это был период зарождения военной теории. При этом надо отметить, что китайские военные теоретики разрабатывали вопросы военного искусства несравненно глубже греков. Они лучше понимали важнейшие требования современного им военного искусства. [206]

 

www.ronl.ru

Военное искусство рабовладельческой Греции

⇐ ПредыдущаяСтр 20 из 295Следующая ⇒

Древняя рабовладельческая греция и ее армия

Древние греки населяли Балканский полуостров, острова Эгейского моря, прибрежную полосу Малой Азии, частично побережье Южной Италии и Сицилии. Главная историческая роль в развитии военного искусства принадлежала греческим государствам, находившимся на территории Балканского полуострова.

Балканский полуостров — гористая страна с умеренным, теплым климатом. Южная часть полуострова составляет собственно Грецию, которую принято делить на Северную, Среднюю и Южную. В Северной Греции значительное пространство занимает Фессалийская равнина с благоприятными условиями для земледелия и скотоводства, в том числе коневодства. В Среднюю Грецию, где находилась Аттика с главным городом Афинами, Беотия, центром которой были Фивы, и ряд других областей, можно попасть только через Фермопильское ущелье. Значительная часть Средней Греции изрезана горами, но в ней имеются и небольшие плодородные равнины, удобные для земледелия, садоводства и разведения мелкого скота. Аттика была богата месторождениями серебра, находящимися в Лаврийских горах. Коринфский перешеек соединяет Среднюю Грецию с Южной. На этом перешейке находились два города — Мегары и Коринф — с развитыми торговлей и ремеслом. В Южной Греции, или Пелопоннесе, имелись две основные плодородные области: Лакония с главным городом Спарта и Мессения с главным городом Мессена. В Лаконии разрабатывалась железная руда, что позволяло развернуть производство оружия хорошего качества.

Море сильно изрезало побережье Балканского полуострова и особенно его восточный берег. Любой пункт, особенно в Средней и Южной Греции, находится не далее чем в 50-60 [131] км от моря. Это способствовало развитию мореплавания и морской торговли. Главным импортным товаром был хлеб, которого не хватало во многих греческих областях. Поэтому во внешней политике большую роль играл вопрос обеспечения морских коммуникаций — понтийской (к скифскому побережью) и сицилийской (к богатому хлебом острову Сицилия). Во внутренней политике серьезное значение имела регламентация закупки и продажи хлеба.

По некоторым исчислениям, во второй половине V века до н. э. все население материковой Греции составляло 3-4 миллиона человек, что дает среднюю плотность до 100 человек на 1 кв. км. Однако следует учесть, что эти данные сугубо приблизительны, и в специальной литературе по данному вопросу имеются существенные расхождения. Кроме того, различные области материковой Греции были заселены крайне неравномерно. Все это значительное по тому времени население не было объединено. В политическом отношении древняя Греция делилась на большое число государств-городов (полисов), часть которых была объединена в союзы (Афинский, Пелопоннесский и др.). Среди полисов особенно выделялись Афины и Спарта, игравшие ведущую роль в политической жизни древней Греции, включавшей в свой союз не только балканский материк, но также Ионию — греческие колонии островов и западного побережья Малой Азии, и Великую Грецию — колонии побережья Южной Италии.

В результате разложения родового строя греческих племен возникло рабовладельческое общество. Рабство в древней Греции отличалось от патриархального рабства. Возросло количество рабов у единоличных владельцев. Рабов стали десятками и сотнями гнать на поля и в мастерские. Эксплуатация рабов усилилась, стала еще более жестокой, бесчеловечной. Это на известное время повысило производительность рабского труда. Свободное население целиком стало жить за счет рабского труда; у свободных вырабатывалось презрительное отношение к труду, который теперь стал считаться уделом только рабов; с усилением рабства у рабовладельца появилось много свободного времени, и он мог использовать его для изучения военного дела.

Рабы в Греции являлись главной производительной силой, но они не пользовались никакими гражданскими правами. На рабов смотрели, как на рабочий скот. Раба не считали за человека. Рабам не разрешалось служить в армии, им не доверяли оружие. Вся военная организация греческих полисов была рассчитана на то, чтобы прежде всего держать в подчинении рабов. Борьба рабов против рабовладельцев занимала главное место в жизни греческих государств.

В общественной жизни Греции в IV веке до н. э. следует также отметить далеко зашедшее социально-имущественное [132] расслоение свободных граждан. В руках одних — рабовладельцев — сосредоточились большие богатства и большое число рабов, другие же свободные граждане оказались разоренными, неимущими. Кроме того, шла борьба между знатными и незнатными, но богатыми рабовладельцами. Наряду с полноправными гражданами имелось большое число неполноправных, но обязанных платить налоги и выполнять тяжелые повинности. Все это определило сложный характер классовой борьбы в древней Греции — борьбы рабов и рабовладельцев, бедных и богатых, неполноправных и полноправных.

Политическое устройство греческих рабовладельческих государств имело свои особенности. Полисы в большинстве своем были республиками, представлявшими собой политические организации рабовладельцев. «Мы имеем, — писал Маркс, — перед собой, с одной стороны, тип Греции, где res publica является подлинным частным делом, подлинным содержанием граждан, а частный человек есть раб. Здесь политическое государство, как политическое государство, является действительно единственным содержанием жизни и воления граждан»{30}. Гражданами же были только рабовладельцы.

Греческие рабовладельческие республики в зависимости от соотношения и расстановки классовых сил имели или демократическую, или олигархическую форму правления, что определяло внутреннюю и внешнюю политику полиса и отражалось на составе и устройстве его вооруженных сил. Наряду с демократическим и олигархическим политическими устройствами в древней Греции существовала и тирания. Следует отметить, что тираны всегда пользовались наемными войсками, которые были опорой их власти.

Для того, чтобы держать в подчинении рабов и обеспечивать увеличение их числа, т. е. вести войны с целью захвата рабов, необходима была хорошая военная организация рабовладельцев, так как рабство держалось исключительно на внеэкономическом принуждении. Такой военной организацией была рабовладельческая милиция, главными задачами которой были подавление рабов, грабеж и угнетение соседей. Рабовладельческая милиция имела единое классовое лицо: она состояла из рабовладельцев и обеспечивала интересы данного рабовладельческого общества. «Это была система милиции в обществе, основанном на рабовладении»{31}. Но внутри этой военной организации рабовладельцев существовали социально-имущественные градации, что являлось следствием общественного расслоения свободных граждан.

Рабовладельческая милиция греческих полисов вела войны с целью добычи рабов, грабежа чужих богатств, порабощения [133] соседей. Все это были несправедливые войны. Но когда греческой рабовладельческой милиции пришлось вести длительную борьбу с персидской рабовладельческой деспотией за свободу и независимость греческих рабовладельческих республик, — это была справедливая война, впоследствии превратившаяся в войну несправедливую, имевшую цель захватить персидские владения.

Спарта и ее армия. Процесс разложения родового строя в греческих племенах происходил неравномерно. Так, в Ионии классовая структура утвердилась еще в VII веке до н. э., в Аркадии, Ахайе, Этолии и в других полисах — значительно позже. Полисы представляли собой либо аристократические общины, управлявшиеся небольшими группами знатных землевладельцев, либо рабовладельческие демократические республики, в которых большинство свободных граждан в той или иной форме принимало участие в управлении родным городом. Крупнейшим из таких аграрно-аристократических полисов была Спарта.

В результате многочисленных войн Спарта подчинила себе население Лаконии и соседних с ней областей Южного Пелопоннеса. Спартанцы поделили между собой захваченные земли, обратив прежних владельцев в зависимых, прикрепленных к земле илотов. Илоты были рабами, которые принадлежали всему полису. Они жили и работали на земельных участках спартиатов, отдавая им определенную часть урожая. Ремесленники и торговцы селений, подчиненных спартанцам, назывались перийоками (живущими вокруг), они не были лишены личной свободы, но выполняли ряд тяжелых повинностей и не имели политических прав.

Полноправными гражданами в Спарте были только члены «общины равных» — спартиаты. Представляя собой незначительное меньшинство и находясь под постоянной угрозой восстания угнетенных илотов, спартиаты превратили свою общину в военный лагерь. Каждый спартанец с юности до конца жизни был воином. Даже в мирное время мужчины входили в состав «эномотий» (товариществ) и были обязаны заниматься физическими упражнениями и охотой. Члены эномотий даже питались вместе, внося определенные взносы на организацию общего питания.

Спарта была преимущественно аграрным полисом, в котором преобладали примитивные формы рабства. Ее относительная географическая изолированность от других греческих полисов определила социально-экономическую отсталость. Все это вместе взятое способствовало превращению Спарты в оплот реакции в Греции.

Политический строй Спарты имел свои особенности. Полисом управляли два наследственных царя, ограниченные в своих действиях советом старейшин — герусией, состоявшей [134] из 30 геронтов, включая двух царей. Важнейшие политические вопросы после рассмотрения их герусией выносились на утверждение народного собрания, которое не имело законодательной власти, а просто утверждало или отвергало предложение герусии. Со второй половины V века до н. э. большую роль в управлении стали играть пять эфоров. Эфоры, обычно выражавшие интересы реакционной олигархии, контролировали деятельность всех органов управления полиса.

Несмотря на то, что Спарта считалась «общиной равных», в политическом отношении она представляла собой аристократический строй, выражавшийся в господстве немногих аристократических родов. По своему классовому характеру это было рабовладельческое военное государство, вся совокупность общественных отношений которого содействовала созданию небольшой, но боеспособной армии рабовладельцев.

Система спартанского воспитания имела целью выработать из каждого спартанца воина. Главное внимание спартанцы обращали на развитие физической силы, выносливости и смелости. Физическая сила, бесстрашие и ловкость в Спарте ценились очень высоко. Меньше внимания уделялось выработке культурных навыков, хотя каждый спартанец должен был уметь читать и писать.

От воина требовалось безоговорочное повиновение старшим начальникам. Приказания старших подлежали обязательному выполнению. Элементы воинской дисциплины будущему воину прививались со школьной скамьи. Спартанец готов был скорее погибнуть, чем уйти с боевого поста. Такой дисциплины не было у армий восточных деспотий. Большую роль в укреплении воинской дисциплины у спартанцев играло общественное мнение, однако применялись и телесные наказания. В своих песнях спартанцы прославляли храбрых воинов и порицали трусов.

«Славно ведь жизнь потерять, среди воинов доблестных павши,Храброму мужу в бою ради отчизны своей...Юноши, бейтесь же, стоя рядами, не будьте примеромБегства постыдного иль трусости жалкой другим...Пусть же, широко шагнув и ногами упершися в землю,Каждый на месте стоит, губы зубами прижав,Бедра и голени снизу и грудь свою вместе с плечамиВыпуклым кругом щита, крепкого медью, прикрыв;Плотно сомкнувшись грудь с грудью, пусть каждый дерется с врагами,Стиснув рукою колье или меча рукоять»

(Тиртей).

С 7 до 20 лет спартанец проходил обучение, после чего становился полноправным гражданином. Школьное воспитание было рассчитано на то, чтобы выработать презрение к роскоши, [135] послушание, выносливость, физическую силу и смелость. Подростки воспитывались в суровых условиях: их часто заставляли голодать, переносить лишения и нередко наказывали. Большая часть времени отводилась упражнениям в беге, борьбе, метанию копья к диска. Много внимания уделялось военным играм.

«Мое богатство, — говорится в одной спартанской песне, — мое копье, мой меч, мой славный шлем, крепость моего тела. При помощи их я обрабатываю землю, собираю хлеб и приготовляю вино со своих виноградников; благодаря им — я господин своих слуг...» В этих словах выражена классовая основа воспитания и обучения спартанских воинов — они должны были обеспечить свое господство.

Читайте также:

lektsia.com

2.2 Военное искусство в Спарте. Военное искусство и вооружение Древней Греции в период Греко-персидских войн (500-449 г. до н.э.)

Похожие главы из других работ:

Антигитлеровская коалиция

3. Военное сотрудничество

6 декабря 1941 года под Москвой началось мощное контрнаступление советских войск, продолжавшееся до конца марта 1942 года. Во время зимнего наступления Красная Армия разгромила до 50 отборных вражеских дивизий, отбросила противника на запад...

Аристократическая республика в Спарте

Аристократическая республика в Спарте

Особенности общественного строя. В Спарте сложилось своеобразное классовое рабовладельческое общество, сохранившее существенные пережитки первобытнообщинных отношений. Господствующий класс составляли спартиаты...

Военное искусство Спартака по данным Плутарха и Аппиана

Военное искусство Спартака. Стратегия и тактика

...

Военные реформы Петра І

9. Военное обучение

Военное обучение Петр I возложил на Автомона Головина и Адама Вейде. Обучение офицеров и солдат проводилось уже не по ратному обычаю (как в XVII веке), а по «артикулу», по единому строевому уставу...

Войны и военное искусство до Второй мировой войны

1. Предмет и задачи изучения военной истории. Войны и военное искусство до Первой мировой войны

1.1 Предмет военной истории, его место и роль в решении проблем современной военной науки «Война - это только продолжение политики другими средствами» К. Клаузевиц (1780-1831 гг.) Война, как сложное явление, требует глубокого изучения проблем...

Войны рабовладельческого общества

2. Военная организация и военное искусство в рабовладельческом обществе

Южная часть Балканского полуострова с очень давнего времени была заселена греками. Они расселились также на островах Эгейского и Средиземного морей, основали колонии на побережье Малой Азии, южной части полуострова...

Вооружение кочевников Восточного Забайкалья в хунно–сяньбийское время

Глава 3. Комплекс вооружения и военное искусство

...

Вооружение кочевников Восточного Забайкалья в хунно–сяньбийское время

3.2 Военное искусство

Набор вооружения, рассмотренный нами в данной работе, позволяет сделать вывод о тактике ведения боя хунну и сяньби. Основу ее составлял дистанционный бой в рассыпном строю...

Воспитание в Спарте

2. ВОСПИТАНИЕ В СПАРТЕ

...

Воспитание в Спарте

2.2 Государственное образование в Спарте

В своей классической форме Спартанское образование имело совершенно определенную цель: «выучку» гоплита (именно тяжелая пехота создала военное превосходство Спарты...

Воспитание в Спарте

2.3 Довоинское обучение в Спарте

Чему же обучались в таких условиях юные спартанцы? Муштра имела основной задачей сделать их солдатами: все приносилось в жертву этой единственной цели, и прежде всего-- интеллектуальная сторона образования...

Государство и право Древней Греции

5. Рабовладельческое государство в Спарте

Спартанское государство возникло в веке до н.э. в результате завоевания дорийцами территории Лаконики, ан которой уже проживали ахейские племена. После ожесточенной борьбы оба племени заключили союз и образовали общину...

Образование и основные этапы развития государственности в Спарте

ГЛАВА 1 ОБРАЗОВАНИЕ И СТАНОВЛЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ В ДРЕВНЕЙ СПАРТЕ

...

Общественные и государственные институты Спарты (по трудам Плутарха и Аристотеля)

2.1 Высшие органы государственной власти в Спарте

спарта воспитание государственный власть В Спарте государственный строй воплощал в себе основные принципы полисного устройства и характеризовался следующими чертами: сосредоточение политической жизни в рамках гражданского коллектива...

Спартанский полис

г) женское воспитание в Спарте

Воспитание спартанских девушек мало чем отличалось от юношеского воспитания. Греческими философами было провозглашено почти полное равноправие полов: «Способности одинаково распределены между полами...

hist.bobrodobro.ru

Исследовательская работа по литературе «Военное искусство Древней Греции»

Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Ошминская средняя школа»

Районная научная конференция обучающихся

«Греция – колыбель европейской цивилизации»

Тема исследовательской работы

«Военное искусство Древней Греции»

hello_html_m1819cb4a.jpg

Выполнила ученица 9 класса

Тамашюнене Йоланта

Руководитель работы:

Окунева Ирина Павловна,

учитель русского языка

и литературы

с. Ошминское

2016г.

Содержание:

Введение

Глава 2. Военное искусство Спарты ……………………………………..10

Глава 3. Военное искусство Афин. Флот афинян …………………….... 16

Заключение ……………………………………………………………….…20

Библиография ……………………………………………………………….21

Приложение …………………………………………………………………22

Введение

Античная (или древняя) Греция была колыбелью европейской цивилизации и культуры. Именно здесь были заложены те материальные, духовные, эстетические ценности, которые в той или иной мере нашли своё развитие почти у всех европейских народов.

В истории человечества были времена, когда даже самые порядочные люди считали войну наименьшим из возможных зол, когда в мире не находилось места мудрости и благоразумию. Как и в наши дни, в Античности полагали, что раз война началась, то лучше в ней победить, нежели проиграть. Армия- это не только один из основных инструментов государства в деле реализации своих функций, это еще и показатель народного творческого потенциала и культурных достижений.

Греция никогда не стремилась к господству в мире, ее жители принимали участие лишь в немногих исторических сражениях, и мало кто из греческих полководцев сумел снискать великую славу. Однако военные достижения греков, а точнее принципы их военной организации, стали классическими для армий стран Древнего Востока, Новой Европы, а затем и для всего цивилизованного мира. Поэтому военное искусство Греции - это великое достояние истории.

Актуальность:

Говоря о влиянии Греции на европейскую цивилизацию, многие не знают о том, что именно там зародились теоретические основы военного искусства, отдельные положения которых не утратили своей значимости и поныне.

Мне интересна данная тема, так как в дальнейшем хотелось бы связать свою судьбу с армией, поэтому я решила подробнее познакомиться с литературой по военному искусству Древней Греции на примере двух городов – полисов Спарты и Афин.

Проблема исследования – какую роль оказала Древняя Греция на развитие военного искусства?

Объект исследования – литература, связанная со становлением военного искусства в Древней Греции

Предмет исследования – военное искусство Спарты и Афин

Практическая значимость работа даст дополнительную информацию о первых военно-исторических и военно-теоретических трудах выдающихся древнегреческих учёных - философов, поможет учащимся и учителям в подготовке к урокам, посвящённым Греко – персидским войнам, а также может быть полезна и интересна всем, кто увлекается историей древних цивилизаций.

Цель исследования – получить информацию о значении военного искусства Древней Греции для европейской цивилизации

Задачи исследования:

infourok.ru

Исследовательская работа по литературе «Военное искусство Древней Греции» страница 2

Изучение литературы по данной теме; ознакомление с термином «военное искусство», с развитием военно-теоретической мысли в Древней Греции; с военным искусством Спарты и Афин.

Гипотеза – если мы получим данную информацию, то узнаем, как были заложены основы военной науки, которая оказала влияние на дальнейшее развитие военного искусства.

Методы исследования:

1. Изучение специальной литературы.

2. Обобщение и систематизация материала по данной теме.

Ключевое понятие для нашего исследования «военное искусство». Разин Евгений Андреевич в своей книге «История военного искусства»[8] определяет понятие «военное искусство» как теория и практика подготовки и ведения войны, военных действий на суше, море, воздухе. Теория военного искусства является частью военной науки. Военное искусство включает стратегию, оперативное искусство и тактику, тесно связанные между собой. Состояние военного искусства зависит от уровня развития производства и средств вооруженной борьбы, характера общественного строя государства. На развитие военного искусства оказывают влияние исторические и национальные особенности, географические условия и экономика.

Главная историческая роль в развитии военного искусства принадлежала греческим государствам, находившимся на территории Балканского полуострова. Древнюю греческую цивилизацию рассматривают как одну из самых сильных и доминирующих цивилизаций в истории. Древние греческие города-государства раньше вовлекались в постоянные сражения с соседними странами, такими как Рим, Македония, Персия и так далее, чтобы охранять землю от вторжений. Греки были не только практиками военного дела, они разрабатывали и теоретические основы военного искусства, так как боевой опыт требовал систематизации и обобщения, а уровень развития науки позволял приступить к решению этой задачи.Древняя Греция была колыбелью военной науки. «Наука побеждать врагов» пользовалась у греков большим почетом, так как война была важнейшим источником воспроизводства рабочей силы.

Греческие философы превратили эту науку в один из предметов в системе обучения. По вопросам военной науки они читали лекции, вели беседы и писали труды. Некоторые софисты объявляли своей специальностью преподавание стратегии.

Аристотель оказал большое влияние на развитие военно-теоретической мысли. Наука и техника находились на начальной ступени развития: разрабатывались математика и механика, были изобретены простейшие машины, развивалось строительное искусство, строились общественные здания, порты, корабли, оборонительные сооружения.Несмотря на зачаточное состояние науки в целом, греческие мыслители выдвинули на обсуждение и пытались решать вопросы философия войны, военно-теоретические (стратегия и тактика) и военно-технические вопросы (комплектование, вооружение и организация армии, воспитание и обучение, боевые порядки и прочее) [7] Платон положил начало теории увековечения войны, утверждая, что война является естественным состоянием народов.Войну, говорил Платон, ведет армия, которая должна быть укомплектована хорошо подготовленными воинами. Воинский труд - это труд искусства, он требует хорошего исполнения воинского дела, величайшего старания, остроты чувств, «быстроты для преследования того, что почуяно, и силы, если понадобится кого схватить и обезоружить», мужества, чтобы хорошо сражаться, наконец, гнева, «под влиянием которого душа всецело становится бесстрашною». «Хороший воин должен быть и философствующий (т. е. любознательный), и гневный, и проворный, и сильный по природе». Все это достигается воспитанием, воспитывать надо и тело (гимнастическое воспитание) и душу (музыкальное воспитание).

infourok.ru

Военное право древних греков

Греки были не только практиками военного дела, они разрабатывали и теоретические основы военного искусства, т. к. боевой опыт требовал систематизации и обобщения, а уровень развития науки позволял приступить к решению этой задачи. Греческие философы превратили военную науку в один из предметов в системе обучения.

По вопросам военной науки они читали лекции, вели беседы и писали труды. Некоторые софисты объявляли своей специальностью преподавание стратегии. Военные теоретики древнего мира - это идеологи рабовладельцев. Их целью было укрепление рабовладельческого государства. Армия имела ярко выраженный классовый характер. С развитием рабовладельческого общества развивалась и армия - от рабовладельческой милиции к наемной постоянной армии.

Оставалась неизменной лишь классовая сущность этой армии, являвшейся орудием подавления рабов, орудием воспроизводства рабочей силы рабовладельческого общества, орудием грабежа и угнетения соседних государств. Труды выдающихся мыслителей рабовладельческого общества Демокрита и Аристотеля (IV век до н. э. ) - высший этап в развитии древнегреческой философии. Аристотель оказал большое влияние на развитие военно-теоретической мысли. Как Демокрит, так и Аристотель были идеологами класса рабовладельцев. Платон положил начало теории увековечения войны (война является естественным состоянием народов). Платон говорил о том, что он открыл происхождение войны. Война, по его мнению, вызывается или необходимостью захватить землю соседей, или стремлением последних к захвату нашей земли. Раздоры внутри эллинов, по словам Платона, являются домашней ссорой, которую нельзя назвать войной. Война - это вражда эллинов с варварами, и наоборот. Добыча рабов путем захвата пленных -важная цель войны. В древней Греции зародилась и военная история. Сначала греки лишь описывали военные события, но гр. историк Геродот, описывая войну греков с персами, часто принимал на веру слухи и предания, недостаточно критически подходил к фактам, вследствие чего приводимые им цифры о численности войск оказались неправильными. Крупным представителем древнегреческой военно-теоретической мысли был Ксенофонт.

Вопросы военного искусства К. анализирует в своих военно-исторических трудах: "Отступление десяти тысяч" (Анабазис) и "История Греции" (410-362 гг. до н. э. ). Кроме них, К. написал большую работу под названием "Киропедия" ("Воспитание Кира"), где изложил принципиальные основы комплектования, организации, вооружения, воспитания и обучения войск и основы отдельных положений тактики. "Киропедия" - это исторический роман, в котором за основу взяты исторические факты, а все специальные вопросы разработаны автором. Две небольшие работы Ксенофонт написал по вопросам боевой подготовки и действий кавалерии: "О начальнике кавалерии" и "О верховой езде".

Греческое военное искусство характерно развитием способов ведения боя. Боевые действия в период греко-персидских войн были фронтальными столкновениями сплоченных и хорошо организованных войсковых масс. Организация и дисциплина, которые сплачивали эти массы, увеличивали их боеспособность. В период Пелопоннесской войны и в последующих войнах развивалась тактика греческой армии. Боевой порядок становился более гибким, его составные части взаимодействовали (Сфактерия, отступление десяти тысяч), он начинал развиваться в глубину (возникновение резерва).

Все это подготовило открытие Эпаминондом великого тактического принципа неравномерного распределения сил по фронту с целью создания превосходства в решающем пункте. Стратегия греков в этот период характеризуется сочетанием действий сухопутной армии и флота, что определялось особенностями географического положения Греции, ее экономического развития и политической роли, которую она играла в странах Европы и Азии.

Различие стратегии Афин и Спарты вытекало из особенностей их политики и разнородности их вооруженных сил, а также базирования на различные театры военных действий (афиняне действовали на море, спартанцы на суше). Все это способствовало затяжке Пелопоннесской войны. Лишь тогда, когда спартанцы с помощью Персии перенесли центр тяжести борьбы на море, война приняла решительный характер.



biofile.ru

Армия и военное дело в Древней Греции — курсовая работа

Содержание

Введение 

Глава I. Социально-политический строй Древней Греции и роль

армии………………………………………………………………………….. 

Глава II. Состав армии Древней  Греции…………………………………… 

2.1. Состав, организация и обучение древнегреческих армий………….. 

2.2. Древнегреческая фаланга и тяжеловооруженная пехота…………... 

2.2.1. Афинская фаланга…………………………………………………….. 

2.2.2. Спартанская фаланга………………………………………………….. 

2.3. Средняя и легкая пехота………………………………………………. 

2.4. Конница………………………………………………………………… 

2.5. Древнегреческий флот…………………………………………………. 

Глава III. Вооружение армии  Древней Греции……………………………… 

3.1. Копье и меч…………………………………………………………….. 

3.2. Щит…………………………………………………………………… 

3.3. Панцирь и доспехи……………………………………………………. 

3.4. Шлем…………………………………………………………………… 

Заключение………………………………………………………………….. 

Библиографический список…………………………………………………

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

 

Актуальность. В последние годы, как в отечественной так и в зарубежной исторической науке, проявляется интерес к истории Древней Греции, в частности к военной. Весьма актуальными являются вопросы о военной тактики, состава и вооружения Древнегреческой армии.

Историография проблемы. Отечественная историческая наука не богата работами по военной истории Древней Греции. Однако надо отметить то, что в середине XX века появляются несколько работ посвященной этой тематике. Так в 1948 году выходит монография академика ИИ. Толстого «Эллинистическая техника».1 В этой работе автор основное внимание уделяет истории возникновения и развития Греческой военной техники. Следует отметить тот факт, что академик Толстой И.И. рассматривая боевую технику, затрагивает вопросы создания и структуры Древнегреческой армии.

Фундаментальной работой по военной истории Древней  Греции среди других работ стоит  труд профессора, генерал-майора Е.А. Разина (1898 - 1964) «История военного искусства» в 4 томах.2Первые 2 вышли в 1939 году в малых тиражах. Этот труд вызвал широкий отклик среди военных руководителей как Шапошников, Тимошенко. Однако за сопоставление ряда пролетарских полководцев с историческими полководцами Разина Е.А. много и долго критиковали. Лишь спустя 16 лет в 1955 году его работа вышла в свет массовым тиражом.

Профессор Разин  Е.А. при написании своей работы опирается на марксистко-ленинскую  методологию истории. В 1 томе «Истории военного искусства» Разин пишет о военном деле Древней Греции. Отвечая на этот вопрос о возникновении греческой армии, профессор

Е. А. Разин показывал, что при первобытно-общинном строе  племена представляли собою самодействующую  вооруженную организацию, основной задачей которой являлась защита от внешнего нападения. В период разложения родового строя сначала появились временные военные объединения, которые затем превратились в дружины военачальников. Это были зачатки военной организации. С возникновением рабовладельческого общества потребовалась сила, которая могла бы держать в подчинении рабов. Такой силой стало государство, важнейшим органом которого явилась специальная вооруженная организация армия и военно-морской флот. Они же представляли и орудие для подавления выступлений своего народа и порабощения населения других стран.

Автор утверждает, что армия является орудием политики того или иного класса, поэтому  она имеет классовый характер. Это было или непосредственное вооружение господствующего класса (рабовладельческая милиция и ополчение феодалов) или сосредоточение в руках его представителей военной власти, что выражалось в классовом подходе при комплектовании армии командным составом. Он замечал, что поскольку армия является организационной силой господствующего класса, то в ходе каждой революции идет упорная борьба за эту силу. Сломив сопротивление старого господствующего класса и дезорганизовав его армию, новый господствующий класс стремится закрепить свое господство или восстановлением, реорганизацией и укреплением старых вооруженных сил, или созданием новой военной организации государства. Важнейшие особенности такой организации заключались в наличии воинской дисциплины, военной техники и форм военной организации.

В практической военной деятельности армии руководствуются военной наукой. Раскрывая законы ведения войны, она предъявляла к деятельности войск требования, вытекающие из сущности и особенностей вооруженной борьбы. Основой военной науки Древней Греции, подчеркивал Е. А. Разин, является боевая практика. Теория в свою очередь освещает путь боевой практике. Он был сторонником определения военной науки как системы знаний о закономерностях войны и способах ее подготовки и ведения в определенной исторической обстановке. Выступая против отождествления понятий военной науки и военного искусства, Е. А. Разин писал: "Это в корне ошибочно, так как военная наука является понятием более широким и всеобъемлющим, чем военное искусство. Военное искусство лишь составная часть военной науки, изучающая способы подготовки и ведения войны, операции и боя, организацию вооруженных сил, основы обучения и воспитания войск. Военное искусство включает в себя стратегию, тактику, которые находятся в тесной взаимосвязи и взаимодействии между собой"3.

Он подчеркивал, что военное искусство имеет материально- техническую и историческую основы. К материально-технической основе относил: людей, оружие, боевую технику, снабжение войск, организацию и мобилизацию войск. А исторической основой военного искусства считал военную историю, изучающую и обобщающую исторический и современный боевой опыт.

Саратовский профессор  Лаптенков В В. в своих статьях, среди которых, «Как сражалась древнегреческая  фаланга»4 рассматривает греческую армию в Греко - персидской войне. Лаптенков отмечает тот факт, что фаланга в системе построения греческой армии имела ключевую роль5.

Цель  исследования. Целью данной работы является изучение складывания и формирования армии в Древней Греции.

Из вышеуказанной  цели можно выделить следующие задачи исследования:

  • рассмотреть социально - политическую структуру Древней Греции.
  • охарактеризовать военную структуру древнегреческой армии.

Источниковая  база. В данной работе использованы работы

древнегреческих авторов как Гомер, Геродот, Ксенофонт, Фукидид, Эней.

Первые известия о военном деле у греков относятся к глубокой древности - к крито-микенской эпохе. Так, на основании одного из недавно расшифрованных памятников с острова Крита, относящихся к первой половине II тыс. до н. э., можно судить о том, что уже в те времена существовали воины, твердые (опытные) в бою, бесстрашные (смелые, дерзкие), - очевидно, профессионал6. Однако сообщения этих древнейших источников, только еще начинающих входить в научный обиход, отрывочны и не позволяют сделать определенных выводов о состоянии военного дела в крито-микенскую эпоху, и более или менее полные сведения по этому вопросу мы имеем лишь со времен Гомера, которому приписывается создание "Илиады" и "Одиссеи".7

В отличие от "Одиссеи", изображающей более  мирную картину, "Илиада" носит  определенно выраженный военный характер и воспроизводит в лице главного героя Ахилла идеал воинской доблести. Изобилуя описанием боевых действий, "Илиада" представляет собой весьма ценный источник по истории военного дела древних, поэтому не столь парадоксально мнение самих греков, что слава Гомера основана именно на его учении о военном деле.

Из вышеуказанной  цели можно выделить следующие задачи исследования:

  • рассмотреть социально - политическую структуру Древней Греции.
  • охарактеризовать военную структуру древнегреческой армии.

Источниковая  база. В данной работе использованы работы

древнегреческих авторов как Гомер, Геродот, Ксенофонт, Фукидид, Эней.

Первые известия о военном деле у греков относятся  к глубокой древности - к крито-микенской  эпохе. Так, на основании одного из недавно расшифрованных памятников с острова Крита, относящихся к первой половине II тыс. до н. э., можно судить о том, что уже в те времена существовали воины, твердые (опытные) в бою, бесстрашные (смелые, дерзкие), - очевидно, профессионал8. Однако сообщения этих древнейших источников, только еще начинающих входить в научный обиход, отрывочны и не позволяют сделать определенных выводов о состоянии военного дела в крито-микенскую эпоху, и более или менее полные сведения по этому вопросу мы имеем лишь со времен Гомера, которому приписывается создание "Илиады" и "Одиссеи".9

В отличие от "Одиссеи", изображающей более  мирную картину, "Илиада" носит  определенно выраженный военный  характер и воспроизводит в лице главного героя Ахилла идеал воинской доблести. Изобилуя описанием боевых действий, "Илиада" представляет собой весьма ценный источник по истории военного дела древних, поэтому не столь парадоксально мнение самих греков, что слава Гомера основана именно на его учении о военном деле.

Сообщая много  интересных сведений из области военного дела своей эпохи и оказав тем самым значительное влияние на развитие военной мысли в последующие времена, Гомер тем не менее не углубляется в теоретические вопросы и не делает каких-либо широких обобщений военного опыта.

Первыми теоретиками военного дела в собственном смысле слова были в Греции лакедемоняне, у которых "не было в жизни важнее заботы, чем изучать то и упражняться в том, с помощью чего они могли бы одержать над всеми верх в военном деле"8. Именно они первыми изложили в книгах выводы, к которым пришли в результате собственного боевого опыта, ими же было введено и систематическое изучение военного дела молодежью. Однако до нас ничего не дошло из их сочинений по этому вопросу.

Проблемами  военной теории занимались в Греции и философы-софисты, которые за плату обучали самым разнообразным предметам, в том числе и военным наукам, чаще всего искусству борьбы в полном вооружении - гопломахии. При этом они сообщали также необходимые сведения по тактике и другим отраслям военного дела, иногда пытались учить и стратегическому искусству. Однако теоретические рассуждения софистов по вопросам военного дела, как правило, не представляют большой ценности, поскольку в большинстве своем они были недостаточно знакомы с предметом на практике.

Весьма значительное место в истории античной военной  мысли занимают сочинения Ксенофонта. Писатель этот был знаком с военным  делом практически и притом, по всей вероятности, был весьма опытен в нем, так как участвовал в  походе персидского царевича Кира, ведшего войну против своего старшего брата Артаксеркса. После гибели Кира Ксенофонт был избран греческими наемниками одним из вождей войска, - а это едва ли было бы возможно, если бы он не пользовался авторитетом сведущего в военном деле человека. Кроме "Анабасиса", в котором описан поход Кира и возвращение греческого войска на родину, у писателя имеются еще специальные сочинения по военному делу, из которых можно заключить, что он весьма хорошо разбирался в этом вопросе. При всем том Ксенофонта нельзя считать всецело или хотя бы по преимуществу военным автором, поскольку не эта сторона человеческой деятельности более других интересует его.

Одним из профессионалов-военных  первой половины IV в. до н. э. был Эней Тактик, автор трактата "О перенесении  осады" (357 г. д.н.э.), во всяком случае, он - первый по времени из известных нам греческих писателей, сочинения которого были целиком посвящены вопросам военного дела. И хотя в смысле литературного мастерства, да и общего кругозора, автор этот уступает, например, Ксенофонту, а как военный деятель не может равняться с Ификратом, - тем не менее его большой военный опыт, нашедший отражение в трактате, и его приоритет в ряду других военных писателей античности делают Энея Тактика ценнейшим источником по истории военного искусства древней Греции и в не меньшей степени по ее социальной истории первой половины IV в. до н. э.

Дошедший до нас трактат не был единственным произведением Энея Тактика. По своему характеру трактат Энея представляет собой своего рода руководство по военному делу, хотя, разумеется, он и не излагает материала столь систематично, как это принято в подобных руководствах нового времени. В соответствии с практическими задачами сочинения автор основное свое внимание уделяет описанию встречающихся в военной практике случаев с указанием тех конкретных мер, которые следует принимать в каждом из них. Он

проявляет настолько  хорошее знакомство с материалом, который излагает в трактате, что не остается никаких сомнений в наличии у писателя собственного военного опыта; изложение отличается тщательностью в описании деталей, обилием приводимых эпизодов и иллюстраций из области военного искусства и социальной истории Греции. Вместе с тем Энею не чужды и некоторые теоретические обобщения, позволяющие сделать выводы относительно его взглядов на войну и военное дело.

Хронологические рамки исследования разграничиваются классическим периодом истории Древней Греции, то есть V - IV вв. до нашей эры.

Территориальные рамки исследования: Балканский полуостров.

Методологическая база. В основу исследования положен принцип историзма, который предполагает производить историческое познание вещей и явлений в их становлении и развитии, то есть в органической связи с порождающим их условиями.

Кроме того, в  работе были применены компаративный и проблемно - хронологический методы. Компаративный метод нацеливает историка на изучение исторического явления, как составного элемента всемирного исторического процесса, вне которой оно не может возникнуть.

Проблемно - хронологический  метод позволяет представить древнегреческую армию не однородным, а сложным, многосоставным, разнородным явлением.

 

Глава I. Социально-политический строй Древней  Греции и роль армии.

 

Древние греки  населяли Балканский полуостров, острова  Эгейского моря, прибрежную полосу Малой Азии, частично побережье Южной Италии и Сицилии. Главная историческая роль в развитии военного искусства принадлежала греческим государствам, находившимся на территории Балканского полуострова10.

myunivercity.ru