История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Книга "Первородные: Восхождение" из жанра Ужасы - Скачать бесплатно, читать онлайн. Первородные древние книга читать


Читать Первородные. Концерт для одной скрипки (СИ) - "ValeriRay" - Страница 1

Первородные/Древние

Концерт для одной скрипки

Автор Valeri Ray

========== Часть 1 ==========

Девушка сидела в кресле и, сложив пальцы домиком, наблюдала за огнем в камине. Около сотни лет прошло после ее отъезда из Нового Орлеана. А толку? Все тот же французский акцент царит на улицах, разве что бывшие рабы приобрели статус свободных людей.

- Ты знаешь, я тут подумала, - обратилась она к фигуре, которая уже около пяти минут, казалось бы, незаметно следит за ней. – Новый Орлеан, два вампира, один хочет быть хорошим, второй немного истеричен. Признавайтесь, кто из вас беседовал с Энн Райс?

Затянувшееся молчание дало четко понять, что шутка не подействовала, он все еще сверлит ее спину взглядом. И если бы он умел воспламенять предметы взглядом, то спинка кресла ее наверняка бы не спасла.

- Ты вернулась, - его мягкий голос, будто шелком прошелся по коже.

- Да, - девушка резко положила руки на подлокотники, но спустя несколько секунд так же резко встала со стула и заложила руки за спину. – Да, я вернулась.

Ее взгляд метался по комнате. Она заметила прекрасные столики из красного дерева, итальянские шторы, шикарная библиотека владельца этой комнаты, а так же гармонирующее сочетание барокко и классического стилей. Что только она не готова была сейчас рассмотреть, только бы не смотреть на него….

- Мне стало скучно, - спустя пару минут ей удалось сказать хотя бы одну, пусть не самую удачную фразу, и взгляд остановился на нем.

Он сделал лишь шаг к ней, а ее сердце уже оказалось в районе пяток. Слабое пламя в камине осветило лицо собеседника девушки. Она уже и забыла те эмоции, которые испытывала при его присутствии. Покорность и уважение. И если первое понятие было лишь относительным, то второе оказалось безапелляционным. Он был одним из немногих, если не единственным, чье превосходство она признавала.

Лицо Элайджи было непроницаемым, трудно было определить, что именно он сейчас испытывает. Впрочем, для нее это всегда было проблемой. Данте, так ее звали, умела читать по лицам, жестам, это получалось непроизвольно, но метко.

- Я надеюсь, ты не думаешь сейчас над способами моего убийства? – спросила она, вновь пытаясь разрядить обстановку, но он казалось, не слышал ее вопроса.

Секунда потребовалась Элайдже, чтобы сократить расстояние до минимума. Девушка зажмурила глаза, а ее сердце отбивало чечетку в грудной клетке.

- Чего ты сейчас боишься? – он говорил шепотом, но это не мешало ей наслаждаться его голосом, при этом с трудом подавляя дрожь от страха. – Ты боишься не смерти.

Она открыла глаза, но не смогла себя заставить посмотреть на него, поэтому просто смотрела на носки его туфель.

- Я предала тебя, - ее голос был очень тихим.

- Тебе стало настолько скучно, что ты решила все-таки прийти, - она почувствовала в его голосе насмешку.

Данте резко развернулась на каблуках и подошла к камину.

- Я тут пытаюсь извиниться, впервые за всю свою жизнь, а тебе смешно, - она скрестила руки на груди, и ее тон чем-то напоминал обиженного ребенка.

- У тебя был выбор. Ты просила свободы, я дал ее тебе, но ты могла вернуться. Каждые десять лет в назначенное время в назначенном месте мы могли встретиться. В том, что ты не пришла, нет твоей вины, - «Лишь моя глупость», хотел добавить он, но тактичность родилась раньше Элайджи.

Он подошел к бару и налил себе и своей собеседнице виски.

- Ты приходил туда каждые десять лет, - она обернулась к нему. – Пятнадцать раз. Прости.

Она наверняка знала, что он приходил туда. Она была там каждый раз, боясь упустить крошечный шанс вновь просто взглянуть на него. Это был их секрет, он спас ее вовремя пожара и, казалось бы, весь мир был открыт для них двоих. Всему виной оказался лишь ее страх.

Она изучала его лицо с неподдельным интересом. С трудом ей удавалось подавить порывы появиться рядом с ним в долю секунды и поцеловать, обнять или просто прикоснуться. Данте закрыла глаза, приводя свои мысли в порядок. Она должна сказать ему, он должен знать, почему она так поступила.

- Я, кажется, люблю тебя, - одна маленькая фраза, которая заставила наступить себе на горло. – Но я не хочу этого чувствовать. Это ужасное чувство, которое я не хочу испытывать, но не могу его отключить. Я пытаюсь убедить себя, что мне все равно, что это пройдет, осталось только немного подождать, это обычная увлеченность, ведь любви не существует. Я думала, это любопытство. Все что мной руководит это любопытство, со временем мне надоедают мои увлечения, так как я просто напросто теряю к ним интерес. Это происходит по отношению ко всему, кроме тебя.

Она замолчала и поднесла руку к лицу, смахнув единственную слезинку, которая предательски катилась по щеке.

Все случилось в долю секунды. Элайджа вновь оказался слишком близко к ней, но на этот раз обнял. Знаете, то чувство, когда после далекой поездки оказываешься, дома в окружении семьи, или смесь восторга, спокойствия и триумфа, когда что-то давно не дававшее вам покоя закончилось? Секунда мимолетного счастья, которое позволило забыть руины внутреннего мира, не подававшиеся восстановлению.

Она ответила на его объятья. Его сердце стучало так спокойно и уверенно, заставляя поверить что все будет хорошо. Это он ее Элайджа, сильный и благородный. Он всегда был рядом с ней, до и после ее обращения, даже когда она отключила чувства, он остался, не смотря ни на что.

На секунду вампир отстранился, но лишь для того чтобы поцеловать ее. Его губы были мягкими и осторожными. Его поцелуй был для нее как глоток воздуха. Девушка бы душу продала, чтобы никогда с ними не расставаться, но всему свойственно заканчиваться.

Входная дверь громко захлопнулась.

- Ты помнишь Данте? – спросил Элайджа, сидя на кресле в гостиной.

- Проводишь параллель между заботой обо мне и девятью кругами ада? – с насмешкой отозвался Клаус.

- Не паясничай. Ты понял о ком я, - тут же парировал старший брат, наблюдая, как угольки тлеют в камине.

Ему не требовалось смотреть на него, чтобы понять, что отразилось на его лице. Растерянность, ярость, обида - он не забывал ее не на минуту. Что бы ни пытался внушить себе Клаус, он был к ней неравнодушен. Элайджа прекрасно помнил, почему его братец не вернулся в Новый Орлеан после пожара, и кто-кто, а уж точно не Майкл был к этому причастен.

- Она погибла слишком давно, чтобы о ней помнить, - в его голове чувствовалась еле заметная издевка.

Элайджа все же упустил возможность возразить, что для них, Древних вампиров, сто пятьдесят лет незначительный срок. Он просто продолжил наблюдать за остатками пламени. Не видел бы он ее воочию здесь в этой гостиной каких-то пару часов назад, он бы и сам не поверил, что она вернулась. Хотя, «вернулась», пожалуй, слишком громко сказано…

- Ты бы поверил, если бы я тебе сказал, что она выжила, что ей удалось спастись? – в ответ он услышал, лишь смех брата.

- Это невозможно, - ответил Клаус, поднимаясь по лестнице.

Теперь, когда он оказался на втором этаже, без ненужных зрителей, можно было снять маску веселья и безразличия. Всплыли ненужные для него воспоминания. Ненужные, но, как не странно, важные.

Когда они впервые приехали в Новый Орлеан, тогдашний мэр принял их как королей, конечно не без внушения, но все же. Каждый вечер он устраивал небольшие концерты, спектакли, несмотря на ежедневные приемы, сопровождавшиеся алкоголем и множеством гостей. Это было на руку вампирам и приносило им не только эстетическое, но и гастрономическое удовольствие. Конечно же, это материальное благополучие не означало мира и покоя в Древней семье. Одной из главных причин ссор братьев была преждевременная кончина возлюбленной старшего брата, не без участия в этом прискорбном событии младшего. Всему был виной как не странно довольно эгоцентричный характер Клауса. Но и в нем порой просыпается такое редкое, даже среди смертных, чувство как совесть. Спустя несколько дней, ведь бессмертие не любит торопливых, не без участия инфантильного гибрида был устроен небольшой концерт для скрипки и фортепьяно. Лишь не многие, включая самого Элайджу, знали о предназначении этого мероприятия – поминки.

online-knigi.com

Читать онлайн книгу «Первородные» бесплатно — Страница 1

The Originals / Первородные

Пролог

Человек замолчал, смотря на парня перед собой. Это был двадцатилетний, сформированный мужчина, с аккуратной бородой и усами, идеальной укладкой и красивыми карими глазами, по цвету напоминающими янтарные. Белоснежная рубашка была выправлена из штанов, а темно-синий пиджак был изрядно потрепан. Паренек положил руки на стол и произнес:

— Офицер, я прекрасно понимаю ваше недовольство, однако вы правы, меня отмажут, и я просто продолжу заниматься всем, чем я занимался ранее. Мы с вами встречаемся уже не первый раз за этот месяц, привыкли бы уже. — Усмехнулся он.

Дверь в допросную распахнулась и внутрь зашел еще один офицер, держа в руках стаканчик с кофе из автомата, стоящего рядом со входом в отделение полиции. Он посмотрел на своего коллегу и уставшим голосом протянул:

— Выпускай его, он свободен.

Аресс спокойно встал из-за стола и, когда с него сняли наручники, с ухмылкой покинул допросную, а затем и отделение. Достав из кармана ключи, парень открыл свою машину и сел в нее, попутно доставая сигарету из кожаного портсигара с серебряными вставками. Подкурив, он спокойно завел автомобиль и, затягиваясь дымом, нажал на педаль. Ночь только начиналась, как и все веселье, которое ждало Аресса впереди. Машина стремительно двинулась по улицам города, обгоняя всех подряд, включая и полицейских. Они уже не останавливали его, прекрасно видя ненавистный номер "ARESS 696". Музыка мелодично раздавалась в голове Колинза и, видимо, в головах уже спящих людей. Белоснежный Mersedes остановился возле ночного клуба "Night Paradise". Символичное название, не находите? Однако, раем его назвать действительно очень просто. И что самое главное, это был клуб Аресса.

"Night Paradise" открылся в 2113-ом году, и это лучший клуб в Лас-Вегасе, что и неудивительно, на самом-то деле. Внутри все украшено золотом и серебром, алмазами и различными драгоценными камнями, стены черные с белоснежными рисунками, так же на многих стенах изображены персонажи Библии в новом свете: с колонками, в солнцезащитных очках и молодежной одежде. В клубе было множество столов, диванов, на шестах танцевали стриптизерши, в левом углу был огромный бар с различными сортами алкоголя, а в правом — стойка диджея. Музыка динамично отражалась от стен, создавая неповторимую атмосферу.

А тем временем наш герой зашел в лифт и поднялся на последний этаж, в пентхаус. Взяв бутылку рома из личного бара, он уселся за стол и налил себе полный граненый стакан алкоголя, после чего залпом выпил. Ром обжигал горло, но это было одно из самых любимых ощущений Аресса. Он был настолько заядлым любителем выпить, что утверждал, мол, чувствует, как алкоголь распространяется по организму.

— Опять был у говноедов? — Всю эту эйфорию нарушил довольно приятный женский голос.

— И тебе привет, Соната. — Отстраненно ответил Аресс, смотря на сероволосую девушку.

Корни волос Сонаты были черными, словно смола, как и брови, а сами волосы были пепельного цвета. Желтые глаза ярко светились в темноте. По оттенку они даже напоминали совсем свежий янтарь, яркий, переливающийся, желтый, но с нотками медного цвета. Этого не могла объяснить даже сама Соната, ведь такой цвет глаз был уникальным, но Аресс, видимо, плевать хотел на всю ее уникальность.

На девушке было багровое платье с глубоким вырезом, которое облегало ее тело, колье из серебра и бриллиантов достаточно большого карата, черные замшевые туфли с закрытыми носами и белоснежное пальто, которое было совсем недавно выглажено. Дорогие часы и кольца переливались на тусклом свету от хрустальной люстры, висящей прямо над столом, за которым Аресс распивал ром. Девушка сняла пальто и повесила его на спинку кресла, после чего села напротив Аресса, положив руки на стол. Колинз завороженно смотрел, как она достала из кармана пачку сигарет, стилизованную под кристалл, после чего вставила одну в рот Арессу, не спеша подожгла, после чего забрала себе, медленно вставив фильтр в рот, прижав его тонкими губами, на которых была темно-красная помада…

— Спасибо, что подкурил. — Усмехнулась она, затягиваясь дымом. Аресс не придал ее словам особого значения, продолжая хлестать ром стакан за стаканом. — Алкоголь тебя до хорошего не доведет.

Последнее предложение словно вызвало у него насмешку, из-за чего Аресс поставил стакан на стол, не отрывая взгляда от глаз подруги. Он смотрел на нее с ухмылкой, после чего, подняв одну бровь, изрек:

— Слушай, ты кого учишь? Ты заменила свои легкие на высокотехнологичный аналог, потому что твои собственные у тебя сгнили из-за курения. Ты работаешь в моем клубе за барной стойкой, разливаешь бухло таким же, как и я, разве что я тебе за это плачу. Скажи, ты серьезно думаешь, что ты такая святая и невинная, какой себя показываешь?

Соната скинула бутылку со стола и затушила окурок об пепельницу, после чего перелезла через стол и села к Арессу на колени, все время смотря ему в глаза.

— Совсем не святая. — Прошептала она, снимая с него пиджак и расстегивая рубашку. Аресс улыбнулся, расстегивая платье Сонаты, сливаясь с ней в поцелуе.

Музыка отдавала в головах, алкоголь стремительно растекался по организмам, заставляя забывать обо всем, включая то, что происходило в жизнях обоих. Аресс снял с себя рубашку, после чего прижал Сонату к себе, не переставая целовать в губы. Соната, томно дыша, задрала платье, снимая его через голову. Взяв ее за бедра, Колинз встал, крепко держа девушку, оттолкнул стул ногой. Стакан, лежащий на полу вместе с бутылкой и пепельницей, отлетел в сторону и разбился об стену, однако это уже никого не волновало. Аресс аккуратно положил Сонату на кровать, после чего начал склоняться над ней. Расстегнув ее бюстгальтер, Колинз снял его и бросил в сторону, продолжая целовать девушку в губы, периодически кусая. Он начал спускаться все ниже, целуя ее тело, слыша томное дыхание. Соната пальцами начала трепать его волосы, закрывая глаза от наслаждения.

— Давай уже… — Прошептала она, расстегивая брюки Колинза.

Последний быстро снял их, после чего стянул с девушки оставшееся белье. Склонившись над ней, он укусил ее в шею. Соната обхватила Аресса ногами, не переставая его целовать. Улыбнувшись, Аресс сделал медленное движение тазом, после чего начал ускоряться.

Музыка играла все так же громко, заглушая то, как падают различные предметы с тумбочки, стоящей близ шатающейся кровати. Соната крепко схватилась за одеяло, издав стон. Аресс же не останавливался. Словно хищник, загоняющий свою добычу, он поддерживал определенный темп, который изматывал партнершу. На его телефон приходили сообщения о том, что нужно заказать новую партию алкоголя для бара, выплатить заработную плату диджею и стриптизершам, но сейчас Колинза Младшего это вообще не волновало. Луна ярко освещала комнату, где двое наслаждались друг другом, и лишь тихие стоны были различимы сквозь громкую музыку. Еще несколько движений и Соната изогнулась от удовольствия, крепко сжав

веки, а Аресс держал ее дрожащее тело, нежно целуя в шею и ключицы. Улыбнувшись, он лег рядом, стараясь отдышаться, однако Соната не стремилась лежать. Она накинула темно-синий пиджак Аресса и взяла сигарету из его портсигара, выходя на застекленный балкон, украшенный серебрянными статуями древнегреческих Богов. Вздохнув, Колинз обмотался своей потрепанной рубашкой, взял сигарету и вышел к Сонате на балкон. Он вытащил из своего пиджака, висящего на хрупких плечах Сонаты зажигалку из платины, украшенную гравировкой щита и инициалами Аресса. Открыв крышку, он подал искру, от чего бензин на фитиле загорелся. Пламя медленно колыхалось, завораживая Колинза, словно он видел огонь в первый раз. Подкурив, он затянулся дымом, смотря вниз на ночной Лас-Вегас. Соната, выдохнув, приобняла Колинза, положив на его плечо голову. Ее пепельные волосы немного опутали руку возлюбленного. Улыбнувшись, Аресс нежно поцеловал ее в лоб, после чего вновь затянулся, медленно вдыхая горький дым.

— Аресс? — Прошептала Соната, дрожа от волнения. Она будто хотела сказать что-то важное, что вот-вот изменит всю ее дальнейшую жизнь.

— Да, котенок? — Так же тихо ответил Аресс.

— Я люблю тебя. — Произнесла девушка.

Она явно давно планировала это сказать, но все никак не могла выбрать момент. Соната смотрела на Аресса, жаждя услышать то же самое в ответ, но он лишь обнял ее, после чего поцеловал в шею, шепча:

— И я тебя, — Голос Аресса звучал уверенно, словно он готов был произнести эту фразу уже долгие годы после начала их отношений с Сонатой, но все ждал, когда она скажет первая, — всегда любил…

Соната бросила в окно окурок, повернувшись к Арессу. Она обняла его, крепко прижимаясь к груди, чувствуя сердцебиение Колинза. Оно было тихим, медленным, спокойным. Словно под музыку, девушка начала засыпать. Аресс взял ее на руки и отнес на кровать, ложась рядом. Он обнял ее, прижимая к себе. Зарываясь в ее волосы, он вдыхал запах, засыпая. Глаза начали слипаться, заставляя Колинза провалиться в сон.

I Глава

Громкое бренчание раздавалось во всем пентхаусе ночного клуба "Night Paradise". Звук довольно навязчиво становился все громче. Этот чертов будильник словно разрывался от желания разбудить всех спящих во всем здании, и это учитывая тот факт, что пентхаус был на шестнадцатом этаже!

Мужская рука, вынырнув из-под одеяла, нащупывая будильник, нажала на довольно большую кнопку на нем, заставив этот механизм, издающий звуки кряхтения Сатаны, наконец, заткнуться. С тяжелым вздохом на краю постели сел обладатель этой руки. Аресс с невероятно тупым взглядом сидел, словно потерявшись в пространстве и времени, застыл в одном положении, даже не моргая.

Голова просто раскалывалась от головной боли, вызванной чрезмерным употреблением спиртных напитков прошлой ночью. По той же самой причине горло пересохло, даже першило. Создавалось ощущение, что первое слово, которое попытается издать Аресс, принесет ему еще больше страданий, так как такая сухость вызывала даже небольшую боль в глотке.

Наконец очнувшись от своего прострационного состояния, Аресс пару раз моргнул, после чего смог, наконец, осмотреться. Осколки стекла от стакана, все еще смоченные остатками рома, сверкали в дальнем углу комнаты, а стул был перевернут, как и бутылка, лежащая под столом. Отчетливая темная лужа рома переливалась от тусклого света люстры.

— Какого хрена свет еще горит? — Произнес Аресс, корчась от першения в горле. Сухость никак не давала ему покоя.

Скинув с себя одеяло, край которого Колинз все еще держал в левой руке, он встал с кровати, издавая звуки, похожие на кряхтение. Создавалось ощущение, что старость — это состояние души, а не тела, иначе как можно было объяснить эти неестественные для двадцатилетнего парня звуки, которые он издавал? Аресс потянул шторку на себя, да еще с такой силой, что чуть не сорвал ее. После того, как шторка, наконец, была отодвинута, яркий солнечный свет озарил комнату. Солнце было столь ярким, что парень даже поморщился, стараясь облегчить свои страдания. Все же стиль жизни Аресса был ночным, Солнце доставляло ему много неудобств…

— Что ж ты так ярко светишь, сволочь? — Фыркнул Колинз, медленно двигаясь на кухню.

Он открыл холодильник, после чего достал бутылку воды. Открутив крышку, Аресс бросил ее куда-то в сторону, после чего начал пить. Живительная влага плескалась во рту, избавляя парня от сухости. Эта бутылка воды, как будто заставила бедного, как он сам себя называл, Колинза, переродиться. Когда бутылка закончилась и, казалось бы, пить хватит, у Аресса словно открылось второе дыхание и он осушил еще одну бутыль с водой. Выдохнув, он подошел к столу, на котором лежала записка с текстом:

"Спасибо за ночь, возьму твой Mersedes, взяла из кошелька пару сотен. Люблю, Соната".

— И что было вчера ночью? — Спросил сам у себя Аресс. Ответа не последовало, по сему Колинз изрек еще одну филосовскую фразу любого заядлого алкоголика, почесав голову, — Иногда так много вопросов, и совсем ни одного ответа…

Почесавшись еще несколько раз, он поплелся в душевую. Отражение в зеркале было, мягко говоря, не особо впечатляющим: мешки под глазами, расширенные зрачки, потрепанные волосы и разбитая нижняя губа. Видимо, сцепился с кем-то вчера. Стоит сказать, Аресс вообще любил подраться. Он ни при каких обстоятельствах не упускал возможность набить кому-нибудь морду. Ожидаемо, что за вчера Колинзу кто-то успел расквасить губу.

Все еще не понимая, что произошло вчера, Аресс включил воду и уселся в душевой кабинке. Теплая воды обливала все его тело, смывая пот, а так же следы крови, которые были недалеко от совсем свежих гематом. Колинз помотал головой, после чего все же решил намылиться и нормально отмыть себя от всего этого, периодически корчась, поскольку задевал синяки и рассеченную кожу. Облившись из душа, он наконец вышел из кабинки, вновь посмотрев на себя в зеркало. Картина совсем не улучшилась…

Аресс схватил полотенце и насухо вытерся, а затем почистил зубы, параллельно делая укладку. Справился он довольно быстро, следует отметить. Колинз хрустнул шеей и не спеша поплелся к шкафу с одеждой.

"Не пойдет. Это тоже. И это…" — Мысли роились в головек Аресса, никак не давая ему выбрать что-то определенное.

Колинз довольно долго копошился в ящике, отбрасывая вещи, которые не захотел надевать. На самом дне ящика лежал черный чемодан, который Аресс и решил открыть. Внутри лежал серый смокинг, аккуратно сложенный и выглаженный совсем недавно. Надев белую рубашку, он напялил на себя черные брюки, периодически пытаясь достать зубами до висящего на вешалке темно-красного, как спелая вишня, галстука со светло-серой крапинкой. Завязать галстук оказалось даже проще, чем надеть рубашку. Достав черные туфли из-под кровати, он протер их салфеткой и натянул их на свои ноги. Настал черед черной рубашки, а затем и серного пиджака в клетку и черными нашивками на локтях. Облизнувшись, Аресс взял свой портсигар, зажигалку и зашел в лифт. Он прекрасно понимал, что совсем скоро придет горничная и уберет весь этот бардак в пентхаусе. Сам же Колинз ехал в лифте на парковку. Он уверенно вышел в самый центр парковки и осмотрел все свои автомобили. Выбрав черный, как уголь, матовый Shevrolet Corvette ZR1, Аресс сел за руль и завел машину. Предстояло ждать еще несколько минут, пока двигатель не прогреется.

Погода была холодной, однако достаточно приятных. Солнце освещало заснеженные улицы Лас-Вегаса, а мороз довольно приятно кусал за нос и щеки, заставляя лица людей краснеть от холода.

Телефон Аресса издал звук приходящего сообщения. Достав устройство из кармана, Колинз закатил глаза. Это было от отца. Он хотел, чтобы сынишка-мажор в ближайшее время приехал в Colins Enterprises. Желание отца, а по совместительству, начальника, было для Колинза Младшего законом, что довольно удивительно. Не став медлить, Аресс надавил на педаль газа, покидая пределы парковки. Сторож на выезде помахал Колинзу, а затем, как только Corvette покинул территорию, закрыл парковку.

В целом, путь до офиса не был длинным. Аресс припарковал автомобиль возле входа, открыл дверь и спокойно достал сигарету. Вдыхая дым, Аресс закрыл машину и облокотился на нее, смотря на небо.

— Аресс! Здравствуй. — Подошел к парню один из сотрудников.

— Привет. — Выдавил из себя улыбку Колинз Младший. Он не сильно любил общаться с людьми, однако, если разговорится, то заткнутьь его будет невозможно.

— Как сам? К отцу приехал? — Не унимался сотрудник.

— Куда же еще. — Аресс произнес это, словно сквозь зубы. Он старался намекнуть, что не желает с кем-то разговаривать.

Колинз Младший пожал руку коллеге, а затем бросил в мусорное ведро окурок. Парень быстро двинулся к лифту, по пути здороваясь с теми, кто обратил на него внимание, а остальные продолжали работать, давая Арессу шанс добраться до отца, не вступая ни с кем в общение. Вот она! Деревянная дверь со стеклянной вставкой. Это был путь в кабинет Колинза Старшего. Аресс открыл ее и вошел внутрь.

— Привет, пап. — Произнес Аресс, вешая пиджак на спинку кресла. Плюхнувшись в одно из кресел за столом, Колинз Младший посмотрел на отца.

— Здравствуй, сынок. — Произнес отец Аресса, Джеймс Колинз. Это был высокий, седоволосый мужчина в дорогом смокинге на заказ. Он был явно растроен. — Вчера мне пришлось поднять больше десятка людей, чтобы вытащить тебя из отделения. Вытащить тебя из очередной задницы, в которую ты влез из-за своего клуба. Ночной Рай? Этот "Рай" приносит тебе миллионы, но ты помнишь, сколько денег я вложил в это дерьмо? И ради чего? Чтобы ты там обдалбывался кокаином, травой и бухал, как последняя сволочь?

Аресс хотел было уже что-то возразить, но был опережен:

— Даже не открывай пасти. Ты прекрасно знашь, что виноват. Знаешь, что поступаешь, как мразь. Исправься, я прошу тебя. Пока хорошо прошу, потом перейду на жесткие меры. И да, вернись на учебу. Ты должен закончить обучение, нельзя жить только на одном клубе. Когда к тебе придет наркоконтроль — я не буду тебя выручать, спасайся сам.

Аресс кивнул и встал из-за стола, надевая пиджак. Таких слов он явно не ожидал. Отец очень редко удостаивал сына большим набором слов, ограничиваясь парой простых предложений. Открыв дверь, он уже собрался выходить, как отец добавил следующее:

— Аресс, Соната — хорошая девушка. Не пользуйся ей. Лучше сделай предложение. Я только поддержу. Ты знаешь ее с детства. У нее нет никого, кроме тебя и больной матери. И если идешь ко дну, не тяни ее с собой.

Колинз Младший кивнул и вышел из кабинета, напоследок хлопнув дверью, спускаясь вниз, к машине. Аресс был взбешен от слов отца. Откровенно говоря, он ненавидел критику со стороны родных, да и критику в целом. Быстро спустившись вниз, Колинз открыл дверь машины и, усевшись за руль, завел спорткар и вдавил педаль в пол. Аресса ждало еще одно дело. Он почти каждый день ездил в местную колонию строгого режима за городом. Было бы забавно, если бы Аресс приезжал сюда просто так, но тут был один из его товарищей, которого совсем скоро отправят на каторгу в Иран.

Ворота открылись. Они всегда открывались, как в фильмах ужасов: с характерным скрипом, медленно, цепляясь за асфальт. Аресс направил машину внутрь, где и покинул автомобиль. Пройдя стандартрную процедуру осмотра, Колинз вошел внутрь здания уже который раз за последнее время. Солдаты и надсмотрщик спокойно вели Аресса вперед по корридору, в комнату встреч.

— Мужики, извините, меня всегда интересовало, почему вы сохраняете каменные рожи в любой ситуации? — Спросил Аресс, смотря на одного из солдат.

Лицо последнего действительно поддерживало определенную эмоцию — сосредоточенность. Даже не смотря на насмешку со стороны Аресса, солдат сохранял непоколебимость. Аресс же немного оттопырил нижнюю губу и пожал плечами, не зная, как заставить вояк расслабиться.

Тем временем корридор уже подошел к концу. Войдя в дверь, Коллинз уселся напротив человека, примерно одногодки Аресса. Голубые глаза были словно стеклянными. В них не было ни одной эмоции, даже намека на них. Просто полные печали, как будто мертвые, глаза.

— Здравствуй, Конор. Как ты тут? — Спросил Аресс. Ему было даже не по себе, что его друг дества сейчас был в таком состоянии. Это пугало Колинза, волновало его.

— Не сказал бы, что хорошо. Однако все, как обычно. Я уже даже привык. — Ответил человек, пожав Арессу руку.

— Потерпи еще немного. Юристы почти закончили документ, который поможет вытащить тебя отсюда. Я обещаю, что вытащу тебя, слышишь? — С надеждой произнес Колинз. Он смотрел на Конора, умоляя. Да, в глазах Аресса была именно мольба, ничего более.

— Я верю тебе. Я готов ждать. До встречи. — Произнес Конор в ответ. В его безжизненных глазах на долю секунды возникло что-то, напоминающее надежду, но сразу исчезло, вернув все тот же вид голубых стеклянных глаз.

Аресс кивнул Конору, после чего ушел обратно к машине, оглядываясь на то, как товарища уводят обратно в камеру. Быстро покинув здание, Колинз вновь сел в машину и, думая о своем, завел ее. Дальнейший путь лежал, несомненно, обратно в "Night Paradise".

Когда он вернулся, в пентхаусе было уже прибрано. Сонаты в клубе еще не было, что немного расстроило парня, однако он не придал этому большого значения. Аресс видел подругу почти каждый день, поэтому хотя бы денек без нее был для него своего рода отдыхом. Взяв сигарету, Аресс вышел на балкон, где и закурил. Он посмотрел вниз, с шестнадцатого этажа. Люди приходили в клуб, кто-то уходил из клуба, кто-то дрался в соседнем переулке, кто-то просто шел мимо.

Заметив в конце улицы свой белый Mersedes, Колинз поспешно спустился ко входу, чтобы встретить Сонату. Автомобиль припарковался возле входа и, Соната начала искать что-то в сумочке. Аресс терпеливо ждал, он был готов ждать вечность. На улице не было слышно ничего, кроме разговоров людей и музыки на пятнадцатом этаже "Night Paradise".

Вся эта симфония была разорвана звуками выстрела из револьвера. Один выстрел, второй, третий. Стекло автомобиля, в котором была Соната, разбилось, разлетаясь осколками по периметру вокруг Mersedes'а. Приглушенный крик вырвался из груди серовласой девушки. Застыв на пару мгновений, Аресс словно снова выпал из реальности, с ужасом смотря на это все, после чего, опомнившись, бросился к машине, чтобы вытащить Сонату. Взяв ее на руки он вынес ее из машины и положил на красную дорожку, ведущую в клуб. Он держал ее под спиной. Заметив, что на белоснежном пальто разрастается багровое пятно, Аресс расстегнул его. Кровь медленно вытекала из раны на животе. Колинз приложил руку к ране и в панике осмотрелся, крича:

— Скорую! Звоните в скорую! Быстрее! — Он снял с себя пиджак, прижимая его к ране Сонаты, стараясь остановить кровотелечние. Ее глаза заметно стали тусклее. Жизнь покидала тело девушки, но Аресс не мог ее отпустить. Стараясь как-то не позволить Сонате потерять сознание, он говорил с ней: — Все будет хорошо, слышишь меня? Только не засыпай! Соната! Не спи!

— Аресс… Я не чувствую… Я не чувствую ног… — С трудом прошептала Соната.

— Замолчи. Не трать силы! Ты выкарабкаешься! Мы выберемся из этого дерьма. Я тебе обещаю.-

Его крики срывались на шепот, сам он лихорадочно смотрел по сторонам, ища того, кто стрелял. Слезы наворачивались на глазах Аресса, он даже не смахивал их, постоянно стараясь поддерживать Сонату в сознании.

Скорая приехала через несколько минут… Врачи выбрались из машины, неся за собой каталку. Положив на нее Сонату, они посмотрели на Аресса.

— Что с ней? Опишите. — Произнес один врач, забираясь в машину.

Аресс поспешил туда же. Усевшись, он взял Сонату за руку, после чего посмотрел на врача.

— Пулевое ранение. Поврежден позвоночник, она не чувствует ног. — Ответил Аресс, смахивая свободной рукой слезы.

Машина Скорой ехала в больницу с большой скоростью, Колинз со страхом смотрел на то, как пытаются остановить кровотечение, но оно было слишком сильным. Соната теряла сознание, приходила в себя, и снова теряла, будто балансируя между миром живых и миром мертвых. Рев сирены Скорой Помощи раздавался в голове Аресса, заглушая все, что было вокруг него. В голове был лишь этот вой…

Как только машина остановилась, врачи быстро выкатили каталку и понеслись в операционную, а Арессу приказали остаться в ординаторской. Заметив автомат с кофе, он взял себе стаканчик и сел на стул, переживая за жизнь Сонаты. Он волновался за нее, боялся остаться один…

Аресс просидел в ординаторской больше семи часов, выпивая кофе стакан за стаканом. Его веки превратились в синие мешки под глазами. Он ходил туда-сюда, смотря в пол и периодически выходя покурить на улицу. Хирурга все не было видно, словно он исчез, оставив Сонату умирать на операционном столе. После очередного стакана кофе Аресс, наконец, уснул на стуле. Разбудил его уже врач, который оперировал девушку. Колинз испуганно и с волнением посмотрел на него.

— Как она? — выдавил он из себя, смотря на врача.

— Плохо, не буду скрывать и обманывать. Состояние улучшается, но она проведет в больнице много времени. Придется провести еще серию операций, совсем не дешевых, потребуются импланты, замена костей, дабы она была жизнеспособна. И, к сожалению, без этого она не сможет ходить. Вообще ничего не сможет делать, повреждены шейные позвонки. Даже импланты сильно не улучшат состояние. Рано или поздно отмирание тканей дойдет и до мозга. Ей осталось несколько лет… Мне очень жаль. — Произнес врач. Аресс, словно его уничтожили изнутри, поплелся к выходу со стеклянными глазами. — Мистер Колинз… Я хочу сказать, что стрелял настоящий профессионал. Он смог пустить пулю под таким углом, что она пробила живот и вышла через шею. Такому в армии не учат.

Но Аресс его уже не слышал, он шел домой. Шел в дом, в который уже не было смысла возвращаться. Колинз сел на асфальт, облокатившись на жилое здание и разрыдался, смотря на небо.

— Почему она? Лучше бы пристрелили меня. Почему ты допустил это?! — Спрашивал Аресс, продолжая смотреть на небо, обращаясь к тому, кого называют Богом.

Соната была невестой Аресса, смыслом жизни. А сейчас она обречена на несколько лет страданий. Итоговый счет на все предстоящие операции уже был готов. Цена была поистине огромна. У Аресса просто не было таких денег, а отец уже не даст столько, даже не смотря на то, что под угрозой жизнь Сонаты. Колинз схватил свой телефон и выставил на аукцион последнее, что у него было: "Night Paradise" и все, что в нем есть, включая коллекцию автомобилей…

Следующим утром Аресс уже покинул клуб, освободив его для нового хозяина, точнее, хозяйки. "Night Paradise" купила Лиралина Вэйл, дочь Рубиниса Вэйла, хозяина главной фирмы-конкурента для фирмы семьи Колинзов. Не долго думая, получив деньги за клуб, Аресс перечислил деньги на операции и снял себе небольшую квартирку на месяц… Начиналась новая жизнь, словно с нуля. Они с Сонатой должны были выкарабкаться…

Удивительно, как люди быстро готовы измениться ради тех, кто им дорог, бросить все ради всего одного человека…

II Глава

Аресс открыл глаза, несколько раз моргнул, а затем встал с кровати. Ноги его уперлись в деревянный пол. Уже несколько недель Колинз жил в небольшой квартирке, которую он снимал у какой-то старушки.

Стоит сказать, что Аресс почти перестал заботиться о себе. Он мало ел, борода и волосы на голове явно перестали быть чем-то ухоженным. Они были растропаными, слишком густыми, что ли. Карие глаза Колинза потемнели даже немного, словно вселенская грусть никак его не отпускала.

Учебу Аресс закончил, и его приняли на службу в полицию на пост детектива. За это время он успел сходить в клинику, чтобы заменить свои легкие, однако, доктор почему-то полностью заменил все органы и заковал Аресса в механическую броню из антиформия. Все это стало загадкой для детектива, которого лишили нормальной жизни. Теперь он зависел от заряда аккумулятора, однако приобрел крепкую броню. Почти ничего Колинз уже не чувствовал, а доктор исчез, так и не объяснив ничего. Аресс искал его, но все попытки были безуспешны.

Однако, сейчас, сегодня предстоял уже не первый день работы в полиции… Встав с кровати, парень направился в ванную, где посмотрел на себя в зеркало.

— В какую же мразь я превратился… — Прошептал он, взяв бритву.

Нанеся пену для бритья, Аресс тщательно прошелся по своему лицу, сбрив все, кроме небольшой бородки. Он быстро смыл остатки сбритых волос и вышел из ванной, однако вернулся спустя несколько секунд, схватив бритвенный станок, однако все же отказался от мысли сбрить шевелюру.

1 2 3 4 5 6 7 8 9

www.litlib.net

Читать онлайн книгу Первородные: Восхождение

Автор книги: Julie Plec

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Назад к карточке книги

Family is power.

The Original vampire family swore it to each other a thousand years ago. They pledged to remain together always and forever. But even when you’re immortal, promises are hard to keep.

Arriving in New Orleans in 1722, Original vampire siblings Klaus, Elijah and Rebekah Mikaelson believe they’ve escaped their dangerous past. But the city is lawless, a haven for witches and werewolves unwilling to share territory. The siblings are at their mercy…especially after Klaus meets the beautiful and mysterious Vivianne. Her impending marriage is key to ending the war between the supernatural factions—and Klaus’s attraction to her could destroy the uneasy alliance. As Elijah works toward securing a piece of the city for his family, and Rebekah fights her unexpected feelings for a French captain, will Klaus’s volatile desires bring their world crashing down—and tear them apart for good?

Dear Reader:

If you’re reading this letter, then there’s a good chance you love the Mikaelson family as much as I do. For Klaus, Elijah, and Rebekah, our beloved vampires at the heart of the hit CW drama The Originals, an hour a week barely scratches the surface of their story. That’s why Harlequin HQN, in association with Alloy Entertainment, will be publishing a new trilogy of books that offers never-before-told stories of the Original vampires.

We’ve seen this family’s epic struggle to live and love in New Orleans while mired in conflict between the human and supernatural factions. But was it any easier for them back then than it is now? Klaus often isolates himself from the idea of romantic love, but what would happen if he actually opened his heart to it? Elijah prides himself on being the constant pillar of self-control, but when a mysterious witch captures his heart, will his noble restraint remain unbroken? Rebekah, never a stranger to love, meets a handsome army captain, but will she be able to keep her emotions in check when she discovers he might be a vampire hunter?

In The Originals: The Rise, The Loss, and The Resurrection, you’ll get to know all three Mikaelson vampires as you’ve never seen them before. Read on for all the passion, drama, and bloodthirsty adventure of the TV show, and get ready for a book with a lot of bite.

With best wishes,

Julie Plec

Creator and Executive Producer of The Originals

CREATED BY JULIE PLEC

based on

Contents

PROLOGUE

CHAPTER ONE

CHAPTER TWO

CHAPTER THREE

CHAPTER FOUR

CHAPTER FIVE

CHAPTER SIX

CHAPTER SEVEN

CHAPTER EIGHT

CHAPTER NINE

CHAPTER TEN

CHAPTER ELEVEN

CHAPTER TWELVE

CHAPTER THIRTEEN

CHAPTER FOURTEEN

CHAPTER FIFTEEN

CHAPTER SIXTEEN

CHAPTER SEVENTEEN

CHAPTER EIGHTEEN

CHAPTER NINETEEN

CHAPTER TWENTY

CHAPTER TWENTY-ONE

CHAPTER TWENTY-TWO

CHAPTER TWENTY-THREE

CHAPTER TWENTY-FOUR

CHAPTER TWENTY-FIVE

CHAPTER TWENTY-SIX

CHAPTER TWENTY-SEVEN

CHAPTER TWENTY-EIGHT

CHAPTER TWENTY-NINE

CHAPTER THIRTY

CHAPTER THIRTY-ONE

CHAPTER THIRTY-TWO

CHAPTER THIRTY-THREE

CHAPTER THIRTY-FOUR

CHAPTER THIRTY-FIVE

EXCERPT

ABOUT THE AUTHOR

PROLOGUE

1713

VIVIANNE LESCHERES WAS not afraid of the dark. The night felt like a warm cloak around her shoulders. The nearly full moon bathed the bayou in black and gray, hiding and shifting its truths, but Vivianne’s feet were sure and her heartbeat steady, even as a girl of ten. In the darkness, she was free.

Vivianne, born of both a witch and a werewolf, had both clans as her protectors, her family. No danger could come to her, even from New Orleans’s roughest residents. There had never been any part of the city where she feared to tread.

Yet on this night, as she got closer to the wide, lazy river, all she could smell was death. She slowed, scanning around her for what was amiss. The night couldn’t keep secrets from her eyes for long, and she watched as a ghost ship crept along the edge of the swamp. She set one boot down in front of the other, wading closer to the open water of the Saint Louis River.

The ship looked small, but sturdy enough for an ocean crossing, if not big enough to journey in any comfort. Yet even Vivianne’s sharp eyes couldn’t spot a single soul on board. It just slid through the water, timbers creaking slightly with the gentle roll of the midnight current.

She reached the edge of the bayou and heard a shout go up from one of the watchmen. Finally, they had noticed the ghostly vessel. Slipping behind a stand of cattails, Vivianne felt a powerful impulse to set the ship on fire and let the water sweep it back down to the ocean. Whatever it was and whatever it carried, she didn’t want it in her city.

The ship stalled at the banks, inviting the watchmen to come to it. They wasted no time, clambering up the ladder built into the side of the ghost ship’s hull. She thought about calling to them, but she could not imagine what warning a child might give that could turn the men away from what they believed was abandoned treasure.

The moonlight glinted off the pale skin and golden hair of a man sneaking across the deck as he followed the guards below. He moved with inhuman speed and strength as he pulled a man up into the ship’s rigging. Screams began to rise from the deck. The warm night air turned clammy and clung to Vivianne’s skin, making her shiver. The coppery smell of blood drifted across the river to her, and she’d seen enough: She ran.

The darkness closed in on her, roots and hillocks reaching up to catch at her feet as she flew across the swamp. Something new had come to New Orleans, and the night would never be safe again.

CHAPTER ONE

1722

“CRASHING A PARTY” had a beautifully destructive ring to it, but Klaus found the reality a disappointment. It had been too easy to get invited, and Elijah’s constant reminders that violence was prohibited turned out to be entirely unnecessary. All that awaited them inside the villa was an ordinary party. Witches and werewolves drank and danced with their own kind, each casting occasional disdainful looks at members of the other clan. The ballroom was stuffy, and the human servers moved numbly through the crowd, controlled by some sort of spell that made them just as dull as everything else. Klaus couldn’t figure out why his brother had been so eager to attend this event, but Elijah’s reasoning was often unsound.

A doe-eyed young woman handed him a glass of champagne, and Klaus tasted it gamely. It was probably of very high quality, but it made no real impression on him. He was, after all, hardly the best judge of beverages served in polite company. “Wait,” he called, and the young woman turned obediently, a tray of glasses still balanced on one hand. Klaus stepped closer to her, taking in the honey glint of her hair and the gentle throb of the pulse in her throat. “I need some air.” He improvised. “Can you show me to the garden?”

The human girl hesitated for a moment, her lips parted as if she knew she was supposed to refuse, yet couldn’t. She put down her tray, and Klaus followed her to the edge of the glittering ballroom. He caught her before the door had fully closed behind them, his eyes adjusting immediately to the darkness of the garden. His right hand curled around her mouth, muffling any sound that might escape, while his left hand brushed her hair away from the skin of her throat. He felt his teeth extend and sharpen as he stared at her smooth neck. His fangs reached for her pulse, tore into her throat, and locked it in place while her hot blood flowed into his mouth.

Klaus’s mind had already begun to wander by the time her heartbeat grew faint. His eyes roved the moonlit garden, looking for hiding places. The minute the serving girl was dead he carried her to a honeysuckle-covered wall and concealed her among the clinging vines. Klaus didn’t bother to inspect his work too carefully. Leaving the boring party for a boring kill had unexpectedly made him feel even more out of sorts.

He slipped back through the carved double doors, struck for a moment by the light and music inside. His return went almost entirely unnoticed, but not quite. The glow of a dozen chandeliers glinted off a pile of perfect blonde curls, and a pair of serious blue eyes was fixed on his face.

Rebekah must have been spying for Elijah and catering to his tiresome obsession with “fitting in.” Making sure the wayward half brother didn’t do anything to endanger their brilliant plans.

Together, the three Original vampires could have taken ownership of this fledgling city in a heartbeat, making it a fortress against the enemy that hunted them. Instead, they had spent nine long years cowering in dark corners, feeding only when necessary and ingratiating themselves with the locals. Klaus had agreed to it all for the time being, but he couldn’t be expected to forego all entertainment while bending to Elijah’s schemes.

He turned away from his sister in disgust, only to see that he was being watched by someone else. The girl staring his way was one of the witches, he thought, although he was almost sure he had noticed her dancing with a lanky werewolf earlier. A lovely young witch who wasn’t afraid to stray from her own kind? That might be enjoyable and could even redeem this dreadful party. With her raven hair, porcelain skin, and intensely black eyes she could almost have been a vampire, but Klaus knew that the spells that filled her pretty head were nothing compared to his power.

Klaus imagined splitting the white skin of her throat; he could hear her begging him to. He could be the last man to soak up the light that seemed to radiate from her before putting it out forever.

He watched the young witch move through the room, pausing to speak here and dance there. Now and then her shining black eyes found his before darting away. Klaus moved closer, stalking her through the ball gowns and frock coats like a tiger slipping through tall grass.

The music changed, and the dancers obediently separated into groups of eight, one couple at each corner. Klaus ended up one group over from his new prey—was it his imagination, or had she begun to move away as she saw him come closer?—but that was easily remedied. The dancers stepped and turned to the music, and Klaus let them carry him and the girl toward each other. He watched until she was just behind him, and then he spun.

“May I cut in?” he asked flatly, not waiting for an answer as he pulled her into his arms. Her partner stammered something and then backed away. Klaus didn’t bother to watch him go.

The girl’s red lips quirked up in a rueful smile. “Poor Gerald,” she sighed, her black eyes glittering in the candlelight. “I don’t think he saw you coming.”

“I think you did, Mademoiselle,” Klaus countered, spinning her away from his body and then back in, closer this time.

“Vivianne,” she replied, holding up her gloved fingers expectantly. He turned her hand over to kiss the underside of her wrist, letting his lips linger on her skin a bit longer than the usual. She didn’t blush the way most girls her age would have; instead she raised a skeptical eyebrow.

“Niklaus Mikaelson,” he returned. “It’s an honor.”

“I’m sure,” Vivianne murmured. She glanced away, distracted. Then she looked back up at him and smiled, and it was as if the sun had come out: dazzling, powerful, and dangerous. “Who dragged you to this tedious affair, anyway? Or did you just wander in and lose sight of the exit?”

From across the room, Klaus noticed Elijah lurking at the outer edges of the ballroom. His brother’s brown eyes were searching, boring into his. Elijah jerked his head, trying to catch Klaus’s attention without anyone else noticing. Klaus stared at him curiously, intrigued by the vehemence of his silent protest. “My siblings assured me this party would be the social event of the season,” he answered. “I wasn’t convinced, but it certainly has improved dramatically in the last few minutes.”

Vivianne’s eyebrow ticked up again; he couldn’t quite tell if she was flattered or just amused. “I wouldn’t have thought you were the sort of man who enjoyed pattern dancing.”

“Neither would I.” The music signaled a change of partners, but Klaus glared at the young man who held his hand out to Vivianne. “I don’t quite have the hang of it,” he admitted, “but you dance beautifully. I wasn’t aware this city could turn out such polished young women; have you traveled?”

Her onyx eyes glittered with mischief. “I think you want me to know that you have,” she interpreted dryly. “You must have seen extraordinary things.”

“Oh, I have.” Sights that would have made her hair stand on end, but Klaus could save those topics for another, more intimate time. “But you didn’t answer, Mademoiselle Vivianne.” In fact, he noticed, she hadn’t even given him her last name.

She leaned closer to his chest than the dance strictly required. “How terribly upsetting for you.” Sarcasm dripped from her voice like honey mingled with blood. “I’m sure you’re accustomed to getting your own way.”

A short, surprised laugh burst from his throat. “Oh, mysterious Vivianne, I think I would rather have you deny me than get my way with anyone else tonight.”

“You shouldn’t insult the guest list,” she chided playfully. “For all you know, I invited all of these people. They may be five hundred of my closest friends.”

“Half of them may be, at any rate.” The division between the two clans was still evident; there were no werewolves on their side of the ballroom.

“Peace is a wonderful thing,” Vivianne replied, so blandly that he suspected she was thinking something quite different. The long war between the witches and werewolves of New Orleans had finally drawn to a close, and Klaus had seemed alone in not choosing to celebrate. Was it possible that this witch had doubts of her own about the truce? Elijah was adamant that it must go forward with no interference from the vampires, but if some of the witches themselves were dissatisfied...this charming young woman could be much more than just a meal.

Klaus realized that he was smiling genuinely for the first time that night. Maybe he ought to let the pretty witch live; New Orleans seemed less dreary for having her in it. “I will have to stay close to you and borrow some of your popularity,” he teased. “I don’t think I have many friends here tonight.”

“How lucky that I’m here to protect you from all these horrible people.” She rolled her eyes dismissively, looking for a brief moment like the girl she was.

He smirked. “Protecting the innocent is what I do, Mademoiselle. I’m surprised my reputation hasn’t preceded me.”

The song ended, and the dancers stopped with it. Vivianne stretched onto her tiptoes, bringing her face so close to his that Klaus could have bitten her lip.

“Oh, but it has,” she whispered, her wicked smile blocking out everything else in the decadent ballroom. She reached up to touch him, caressing the corner of his mouth with one long finger. He turned to kiss it, to devour it, but she pulled back out of his arms, and he saw that her fingertip had come away red. A forgotten bit of the serving girl’s blood; it must have been there all along.

Vivianne was halfway across the ballroom by the time he thought to follow her, and before he could move, horns gave a celebratory flourish. Frustrated, Klaus waited, impatient but confident there would be a better, more private opportunity to catch her soon.

“Ladies, gentlemen, distinguished guests,” a voice cried, silencing the chatter around them. “It is my great pleasure to welcome you to this happiest of occasions. I have the honor to present to you, for the first time as a betrothed couple, Armand Navarro and Vivianne Lescheres.” Vivianne reached the side of the werewolf Klaus had seen her with earlier, sliding her arm through his as if they had never been apart. Her smile was absolutely brilliant as she raised one white arm and waved to the crowd.

The ballroom exploded in a frenzy of applause and cheering, but Klaus was utterly still. Suddenly, the party made perfect sense. They weren’t just celebrating the end of the war; they were sealing it with blood. The Navarros were the premier werewolf family in New Orleans, so a Navarro was marrying a witch—and for them to agree, Vivianne must be an extraordinary witch.

Klaus narrowed his eyes. Extraordinary, indeed. She must be the one he had heard about: the daughter of both a witch and werewolf. He’d always dismissed the rumors as foolish, and yet the daughter of both clans stood before him with a beating pulse. When Elijah had mentioned this party, he had certainly failed to include some key details—and the only reason Klaus could think of was that his brother didn’t trust him to stay out of the deal that was being struck under their noses.

But someone should intervene. Klaus felt safest when his rivals hated one another at least as much as they hated him.

Besides, Vivianne was far too good to waste on a werewolf.

“She’s not for you, Niklaus,” Rebekah snapped, appearing beside his elbow. “This alliance has been a generation in the making. Interfering with it is absolutely out of the question, so just forget she exists.”

Klaus watched Vivianne dance with her fiancé. Her lithe body moved gracefully across the floor, her skirt following a moment later like a white echo. He didn’t answer Rebekah; there was no need. They both knew her warning had come too late.

CHAPTER TWO

THE BALLROOM AROUND Elijah hummed and spun with happy chatter and lively dancing, but underneath it all he couldn’t stop looking for trouble. What would be the first sign that would allow him to be faster, smarter, and more prepared than everyone else? From the relative peace of the darkened corner, he watched the wallflowers, the whisperers, the outsiders. But of course, as he turned his gaze to the dance floor, he realized he was looking in the wrong place. The trouble was right in the thick of the party, dancing with the bride-to-be. His fair head bent close to her dark one, listening, his expressive mouth smiling and murmuring in a way that conveyed instant intimacy. Why did Elijah ever bother looking anywhere but at Klaus?

Had it been a mistake to keep his impetuous younger brother in the dark about the werewolves’ terms for peace with the witches? Like all worthy feuds, this one was ending with a wedding between the two families, and Elijah had promised that the vampires wouldn’t disrupt their arrangement. He’d thought the key to keeping Klaus in line would be to divert his attention away from Vivianne and her betrothal, as his brother seemed to have an unnatural penchant for wanting what wasn’t his. But that plan had failed miserably.

Vivianne Lescheres, the rare child of both a witch and a werewolf, was a woman with a destiny. The fragile new peace of the city’s supernatural denizens depended entirely on her impending marriage, and the Mikaelson siblings depended on that peace. Rebekah had argued passionately and convincingly that telling Klaus a beautiful young woman was off-limits to him would only guarantee that he would seduce her, but apparently not telling him hadn’t helped a bit.

“Do you see that?” Rebekah sighed, rounding a column to join her brother in the dark. “Trust him to find a way to get in the middle of everything, without even knowing what it is.”

“We have to tell him now,” Elijah growled, sure of their mistake. “He’ll be even worse if he finds out on his own.”

“Has he ever been better, in order to become worse?” Apparently content with that parting shot, Rebekah returned to the dance floor, her gown sweeping across the polished floor. She frequently made it clear that she believed there wasn’t a way to handle Klaus, but Elijah refused to stop trying. The three of them had managed to stay together and survive this long—for almost a thousand years. There was no future for them without one another.

He tried to signal to Klaus, but only managed to catch his attention for a short second before Klaus returned his eyes to the half witch. Elijah wondered what the girl was saying to him; somehow he doubted that they were discussing her fiancé.

It would be too insolent to interrupt now. He could only watch as the trumpets sang and Vivianne left his brother’s side to join her future husband’s. From the reckless flush on her cheeks, Elijah felt sure that she had been toying with Klaus. Considering that Klaus had probably intended to eat her, it was hard for Elijah to hold a grudge, but it looked like Klaus wasn’t the only one who would require some careful watching.

“I understand the witches struck a deal to let you stay in New Orleans,” a voice rumbled in his ear. “If it had been up to me, I would have thrown you right back into the Saint Louis.” Solomon Navarro was the sort of man who wore his true nature on his sleeve. Huge, burly, and sporting a wicked scar down the right side of his face, he looked more like a wolf masquerading as a human than the other way around. Not even his impeccable coat could give the illusion of civilization winning out over savagery.

“Congratulations on your son’s engagement,” Elijah replied politely, struggling with all of his will not to show his fangs to the massive, glowering man. “You must be very proud.”

Elijah had felt that it was more important to be seen there, paying their respects to the powerful local clans, than to get hung up on the fact that they’d snuck in. Perhaps he had underestimated the tension of such a happy occasion.

“She thinks and acts like a witch,” Sol growled, nodding contemptuously at Vivianne. “Her father died too early to have any hand in raising her, which was an opportunity lost. But as a symbol, her parentage will be useful. Unless that thing you brought in with you gets his teeth in her, obviously. Have you ever considered curing your brother of his wretched immortality?”

“Niklaus will not be a problem,” Elijah assured the giant man, with a quick glance at his brother. Klaus was well out of earshot, but he still always seemed to know when his siblings weren’t entirely on his side. Klaus’s belief that he didn’t belong in their family—being only a half brother—was the poison that divided and endangered the Originals. Yet, despite his best intentions, Elijah could never quite convince his brother otherwise.

Still, Sol’s anger was somewhat justified, and not just because of the ill-advised dance in progress. Klaus had begun his time in New Orleans hunting werewolves. The witches had turned a blind eye, requiring only that the Mikaelsons make no new vampires. But with the wedding, the balance of the supernatural landscape had shifted. A massacre—even a small one, even one that had been over for years—could be held against them now by the witches and the werewolves both. In retrospect, the Mikaelsons really should have skipped the party after all.

“He’s been a problem since the three of you washed up on shore,” Sol spat, and Elijah could hear that he was still nursing his grudge. “I’ve been informed that there’s a dead body in the east garden. One of the humans.”

Klaus.

“I don’t know what you’re angry about, then,” Elijah replied with a tight shrug. He found his own patience for diplomacy wearing dangerously thin. “If he’s busy with humans, he’s not threatening your kind. Still, it wouldn’t hurt to remind your pack to stay inside after dark. It’s just common sense for anyone who can’t take on a single vampire alone.”

The blow caught Elijah entirely off guard, crunching into his jawbone and spinning him all the way around before he could even react. He heard a snarl, and a pair of wild eyes glowed yellow somewhere in the shadows. Elijah felt his teeth grow sharp and deadly, but then the growls multiplied, and he froze.

“That’s the thing about being a pack,” Sol said jovially, his broad face creasing into a vicious smile. “We’re never really alone.”

Elijah guessed there were at least five werewolves that had joined them.

“Your brother hasn’t paid for any of the blood he’s spilled,” a voice beside him sneered. It sounded familiar—Sol’s younger son perhaps. “And yet you just walk in here thinking all will be forgiven?” The group echoed him with dark murmurs of agreement.

Elijah bared his fangs, and smirked as the werewolf took an uncertain step back. His name was Louis, Elijah remembered, and unlike his slim brother, he had inherited both their father’s height and his heavy frame.

This is why the Mikaelsons need to stay together, Elijah thought angrily. For his “pack,” six werewolves would be nothing. Caught on his own, he would have to improvise. “Sol,” he began, as strong hands grabbed the collar of his white shirt.

“Take him outside,” Sol ordered quietly, and Elijah was pulled nearly off his feet.

He had just enough balance to push off the floor and flip behind the circle of werewolves. He lashed out with his fists, not caring who he hit as long as he made contact. A swarthy werewolf with startling green eyes got close enough to jab Elijah in the ribs, and Elijah repaid him by breaking his arm. It cracked with a sickening splintering sound. Louis pushed his injured packmate out of his way in a bid to reach Elijah, and Elijah kept one wary eye on his progress. Louis was substantially bigger than the rest of the werewolves, and only one of Sol’s lackeys was effectively out of the fight.

Another blow caught Elijah in the kidney: He was surrounded again. He turned faster than a human eye could see to meet the new attacker, realizing too late that he had turned his back on the most formidable of his enemies. Before Elijah could think of a way to defend himself against Louis, he heard the big werewolf yelp in pain and fall to the floor.

Klaus stood behind him, his eyes and mouth standing out vividly against the pale fury of his face. Elijah waited for the next attack, but by then Rebekah had arrived as well. Her slim white hand rested on Sol’s sleeve, her grip deadly. Although his broad face was still hot with anger, Elijah knew Solomon was smart enough to recalculate the odds. Together, the three Original vampires were no one’s idea of easy prey.

“That’s enough now,” Rebekah warned, her voice low with her implied threat.

Louis struggled to his feet, brushing off his wrinkled coat and looking absolutely murderous. But obedience won over fury and he looked to his father for his cue.

“We’re here to celebrate Armand and his fiancée,” Sol agreed after a long moment. “This is not the night to address the city’s vermin problem.” The werewolves around them began to slink back into the crowd, Louis leaving last of all. When only the three vampires remained, Sol straightened his cravat. “Think hard about how you three fit in here,” he advised coldly. “Thanks to this alliance, both we and the witches can now devote more attention to cleaning up this city. You might find that you’re more comfortable elsewhere.” Solomon turned on his heel, and was gone.

Elijah drew closer to his siblings. Rebekah still glanced warily around the room, but Klaus only had eyes for Sol’s back. “So,” Klaus began lightly, “I think I heard something about an ‘alliance’?”

“Don’t start,” Rebekah snapped. Even as she spoke to Klaus, her blue eyes scanned Elijah up and down, probing for any sign of serious injury. “You understand perfectly well why we didn’t tell you about the marriage pact.” Elijah knew that Klaus understood, but that was the problem. “And you,” she raged, pushing Elijah hard in the chest. “What were you thinking, starting a fight tonight, of all nights? Isn’t one Niklaus enough?”

“We might have been better off staying home,” Elijah admitted, rubbing at his chest ruefully, “but I could have used a few more Niklauses once they started in on me.” He turned to smile appreciatively at his brother, but to his alarm he realized that Klaus was now covertly watching Vivianne.

Rebekah must have seen it, too, because she moved between them, cutting off their brother’s line of sight to the half witch. “This is serious,” she argued urgently. “Our place here was precarious already, but the werewolves will have more influence now. With Sol in their ears, the witches might decide to stop ignoring us.”

“You know what I’ll suggest.” Klaus leaned back a little, trying to catch another glimpse of the bride-to-be. “Army, slaughter, safety.”

“No army,” Elijah disagreed vehemently. “We can’t break the deal first. Just one new vampire will be all the excuse they need. They won’t just drive us out; they’ll band together to destroy us.”

Rebekah looked from Klaus to Vivianne and back again, her expression thoughtful. “But there’s already an army here,” she mused. “The French have a permanent camp just a few miles away. They’re human, obviously, but turning them can’t be the only way to get them on our side. We have other methods of persuasion. Isn’t that right, Niklaus?”

Klaus frowned in surprise, but Elijah realized what Rebekah was getting at. “People will do foolish things for love,” Elijah agreed thoughtfully, “and a little compulsion wouldn’t hurt our cause, either.”

Elijah could tell that, at least for the moment, Klaus was back in the fold. “My sister the general,” Klaus teased, almost warmly. “Seducing the entire French army should be an interesting new challenge for you.”

Rebekah laughed, and for a moment Elijah remembered them all as children—as humans—again. “I think seducing just the captain will suffice,” she said primly. “Soldiers obey orders.”

“How dull,” Klaus responded with an exaggerated smile, hooking Rebekah’s arm in his. “Speaking of which, this party has gone terribly stale. Let’s go find something to eat.”

“Leave it breathing,” Elijah warned under his breath, but he couldn’t keep a grin entirely off his lips.

Назад к карточке книги "Первородные: Восхождение"

itexts.net

Восхождение читать онлайн, Julie Plec

Annotation

Family is power. The Original vampire family swore it to each other a thousand years ago. They pledged to remain together always and forever. But even when you're immortal, promises are hard to keep. Arriving in New Orleans in 1722, Original vampire siblings Klaus, Elijah and Rebekah Mikaelson believe they've escaped their dangerous past. But the city is lawless, a haven for witches and werewolves unwilling to share territory. The siblings are at their mercy…especially after Klaus meets the beautiful and mysterious Vivianne. Her impending marriage is key to ending the war between the supernatural factions—and Klaus's attraction to her could destroy the uneasy alliance. As Elijah works toward securing a piece of the city for his family, and Rebekah fights her unexpected feelings for a French captain, will Klaus's volatile desires bring their world crashing down—and tear them apart for good? До того, как появились вампиры, миром правили Первородные. Спустя долгие годы Клаус Майклсон (Джозеф Морган) возвращается в родной Новый Орлеан, который он когда-то помог построить. Там он встречает своего старого друга и ученика Марселя (Чарльз Майкл Дэвис). Последний навел в городе свои порядки и установил строгие правила на колдовство ведьм. Все это не касалось Клауса (который особо и не интересовался), пока однажды он не услышал, как бьется сердце его еще не рожденного ребенка. Появление наследника Первородного никак не укладывалось в новые порядки Марселя, поэтому теперь Клаусу предстоит сделать важнейший выбор в своей жизни.

Family is power.

The Original vampire family swore it to each other a thousand years ago. They pledged to remain together always and forever. But even when you’re immortal, promises are hard to keep.

Arriving in New Orleans in 1722, Original vampire siblings Klaus, Elijah and Rebekah Mikaelson believe they’ve escaped their dangerous past. But the city is lawless, a haven for witches and werewolves unwilling to share territory. The siblings are at their mercy…especially after Klaus meets the beautiful and mysterious Vivianne. Her impending marriage is key to ending the war between the supernatural factions—and Klaus’s attraction to her could destroy the uneasy alliance. As Elijah works toward securing a piece of the city for his family, and Rebekah fights her unexpected feelings for a French captain, will Klaus’s volatile desires bring their world crashing down—and tear them apart for good?

Dear Reader:

If you’re reading this letter, then there’s a good chance you love the Mikaelson family as much as I do. For Klaus, Elijah, and Rebekah, our beloved vampires at the heart of the hit CW drama The Originals, an hour a week barely scratches the surface of their story. That’s why Harlequin HQN, in association with Alloy Entertainment, will be publishing a new trilogy of books that offers never-before-told stories of the Original vampires.

We’ve seen this family’s epic struggle to live and love in New Orleans while mired in conflict between the human and supernatural factions. But was it any easier for them back then than it is now? Klaus often isolates himself from the idea of romantic love, but what would happen if he actually opened his heart to it? Elijah prides himself on being the constant pillar of self-control, but when a mysterious witch captures his heart, will his noble restraint remain unbroken? Rebekah, never a stranger to love, meets a handsome army captain, but will she be able to keep her emotions in check when she discovers he might be a vampire hunter?

In The Originals: The Rise, The Loss, and The Resurrection, you’ll get to know all three Mikaelson vampires as you’ve never seen them before. Read on for all the passion, drama, and bloodthirsty adventure of the TV show, and get ready for a book with a lot of bite.

With best wishes,

Julie Plec

Creator and Executive Producer of The Originals

CREATED BY JULIE PLEC

based on

Contents

PROLOGUE

CHAPTER ONE

CHAPTER TWO

CHAPTER THREE

CHAPTER FOUR

CHAPTER FIVE

CHAPTER SIX

CHAPTER SEVEN

CHAPTER EIGHT

CHAPTER NINE

CHAPTER TEN

CHAPTER ELEVEN

CHAPTER TWELVE

CHAPTER THIRTEEN

CHAPTER FOURTEEN

CHAPTER FIFTEEN

CHAPTER SIXTEEN

CHAPTER SEVENTEEN

CHAPTER EIGHTEEN

CHAPTER NINETEEN

CHAPTER TWENTY

CHAPTER TWENTY-ONE

CHAPTER TWENTY-TWO

CHAPTER TWENTY-THREE

CHAPTER TWENTY-FOUR

CHAPTER TWENTY-FIVE

CHAPTER TWENTY-SIX

CHAPTER TWENTY-SEVEN

CHAPTER TWENTY-EIGHT

CHAPTER TWENTY-NINE

CHAPTER THIRTY

CHAPTER THIRTY-ONE

CHAPTER THIRTY-TWO

CHAPTER THIRTY-THREE

CHAPTER THIRTY-FOUR

CHAPTER THIRTY-FIVE

EXCERPT

ABOUT THE AUTHOR

PROLOGUE

1713

VIVIANNE LESCHERES WAS not afraid of the dark. The night felt like a warm cloak around her shoulders. The nearly full moon bathed the bayou in black and gray, hiding and shifting its truths, but Vivianne’s feet were sure and her heartbeat steady, even as a girl of ten. In the darkness, she was free.

Vivianne, born of both a witch and a werewolf, had both clans as her protectors, her family. No danger could come to her, even from New Orleans’s roughest residents. There had never been any part of the city where she feared to tread.

Yet on this night, as she got closer to the wide, lazy river, all she could smell was death. She slowed, scanning around her for what was amiss. The night couldn’t keep secrets from her eyes for long, and she watched as a ghost ship crept along the edge of the swamp. She set one boot down in front of the other, wading closer to the open water of the Saint Louis River.

The ship looked small, but sturdy enough for an ocean crossing, if not big enough to journey in any comfort. Yet even Vivianne’s sharp eyes couldn’t spot a single soul on board. It just slid through the water, timbers creaking slightly with the gentle roll of the midnight current.

She reached the edge of the bayou and heard a shout go up from one of the watchmen. Finally, they had noticed the ghostly vessel. Slipping behind a stand of cattails, Vivianne felt a powerful impulse to set the ship on fire and let the water sweep it back down to the ocean. Whatever it was and whatever it carried, she didn’t want it in her city.

The ship stalled at the banks, inviting the watchmen to come to it. They wasted no time, clambering up the ladder built into the side of the ghost ship’s hull. She thought about calling to them, but she could not imagine what warning a child might give that could turn the men away from what they believed was abandoned treasure.

The moonlight glinted off the pale skin and golden hair of a man sneaking across the deck as he followed the guards below. He moved with inhuman speed and strength as he pulled a man up into the ship’s rigging. Screams began to rise from the deck. The warm night air turned clammy and clung to Vivianne’s skin, making her shiver. The coppery smell of blood drifted across the river to her, and she’d seen enough: She ran.

The darkness closed in on her, roots and hillocks reaching up to catch at her feet as she flew across the swamp. Something new had come to New Orleans, and the night would never be safe again.

CHAPTER ONE

1722

“CRASHING A PARTY” had a beautifully destructive ring to it, but Klaus found the reality a disappointment. It had been too easy to get invited, and Elijah’s constant reminders that violence was prohibited turned out to be entirely unnecessary. All that awaited them inside the villa was an ordinary party. Witches and werewolves drank and danced with their own kind, each casting occasional disdainful looks at members of the other clan. The ballroom was stuffy, and the human servers moved numbly through the crowd, controlled by some sort of spell that made them just as dull as everything else. Klaus couldn’t figure out why his brother had been so eager to attend this event, but Elijah’s reasoning was often unsound.

A doe-eyed young woman handed him a glass of champagne, and Klaus tasted it gamely. It was probably of very high quality, but it made no real impression on him. He was, after all, hardly the best judge of beverages served ...

knigogid.ru

Книга "Первородные: Восхождение" из жанра Любовные романы

 
 

Первородные: Восхождение

Первородные: Восхождение Автор: Plec Julie Жанр: Любовно-фантастические романы, Ужасы Язык: английский Год: 2015 Издатель: HQN Books (January 27, 2015) ISBN: 0373788894 Добавил: Admin 10 Мар 15 Проверил: Admin 10 Мар 15 Формат:  FB2 (337 Kb)  RTF (358 Kb)  TXT (328 Kb)  HTML (334 Kb)  EPUB (491 Kb)  MOBI (1325 Kb) Скачать бесплатно книгу Первородные: Восхождение Читать онлайн книгу Первородные: Восхождение

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Family is power. The Original vampire family swore it to each other a thousand years ago. They pledged to remain together always and forever. But even when you're immortal, promises are hard to keep. Arriving in New Orleans in 1722, Original vampire siblings Klaus, Elijah and Rebekah Mikaelson believe they've escaped their dangerous past. But the city is lawless, a haven for witches and werewolves unwilling to share territory. The siblings are at their mercy…especially after Klaus meets the beautiful and mysterious Vivianne. Her impending marriage is key to ending the war between the supernatural factions—and Klaus's attraction to her could destroy the uneasy alliance. As Elijah works toward securing a piece of the city for his family, and Rebekah fights her unexpected feelings for a French captain, will Klaus's volatile desires bring their world crashing down—and tear them apart for good?

 

До того, как появились вампиры, миром правили Первородные. Спустя долгие годы Клаус Майклсон (Джозеф Морган) возвращается в родной Новый Орлеан, который он когда-то помог построить. Там он встречает своего старого друга и ученика Марселя (Чарльз Майкл Дэвис). Последний навел в городе свои порядки и установил строгие правила на колдовство ведьм. Все это не касалось Клауса (который особо и не интересовался), пока однажды он не услышал, как бьется сердце его еще не рожденного ребенка. Появление наследника Первородного никак не укладывалось в новые порядки Марселя, поэтому теперь Клаусу предстоит сделать важнейший выбор в своей жизни.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Похожие книги

Комментарии к книге "Первородные: Восхождение"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Книга "Первородные: Восхождение" из жанра Ужасы

 
 

Первородные: Восхождение

Первородные: Восхождение Автор: Plec Julie Жанр: Любовно-фантастические романы, Ужасы Язык: английский Год: 2015 Издатель: HQN Books (January 27, 2015) ISBN: 0373788894 Добавил: Admin 10 Мар 15 Проверил: Admin 10 Мар 15 Формат:  FB2 (337 Kb)  RTF (358 Kb)  TXT (328 Kb)  HTML (334 Kb)  EPUB (491 Kb)  MOBI (1325 Kb) Скачать бесплатно книгу Первородные: Восхождение Читать онлайн книгу Первородные: Восхождение

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Family is power. The Original vampire family swore it to each other a thousand years ago. They pledged to remain together always and forever. But even when you're immortal, promises are hard to keep. Arriving in New Orleans in 1722, Original vampire siblings Klaus, Elijah and Rebekah Mikaelson believe they've escaped their dangerous past. But the city is lawless, a haven for witches and werewolves unwilling to share territory. The siblings are at their mercy…especially after Klaus meets the beautiful and mysterious Vivianne. Her impending marriage is key to ending the war between the supernatural factions—and Klaus's attraction to her could destroy the uneasy alliance. As Elijah works toward securing a piece of the city for his family, and Rebekah fights her unexpected feelings for a French captain, will Klaus's volatile desires bring their world crashing down—and tear them apart for good?

 

До того, как появились вампиры, миром правили Первородные. Спустя долгие годы Клаус Майклсон (Джозеф Морган) возвращается в родной Новый Орлеан, который он когда-то помог построить. Там он встречает своего старого друга и ученика Марселя (Чарльз Майкл Дэвис). Последний навел в городе свои порядки и установил строгие правила на колдовство ведьм. Все это не касалось Клауса (который особо и не интересовался), пока однажды он не услышал, как бьется сердце его еще не рожденного ребенка. Появление наследника Первородного никак не укладывалось в новые порядки Марселя, поэтому теперь Клаусу предстоит сделать важнейший выбор в своей жизни.

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Похожие книги

Комментарии к книге "Первородные: Восхождение"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

www.rulit.me

Читать онлайн книгу «Первородный грех» бесплатно — Страница 1

Лиза Дероше

Первородный грех

Глава 1

Ты можешь вытащить демона из ада…

Люк

Не то чтобы я жаловался, но есть один серьезный недостаток в том, что ты являешься демоном-превращенным-в-человека — ты больше не неуязвимый. Я смотрю в зеркало на свое кровоточащее лицо и на свою бритву, лежащую в раковине. Наблюдаю, как кровь просачивается через раны, и удивляюсь, сколько крови смертный может позволить себе потерять. Что подводит меня к другому человеческому недостатку: личной гигиене. Почему Всемогущий создал людей требующими чересчур много внимания? Мне не суждено понять это. И все эти тысячелетия я думал, что мы, демоны, единственные, кто обречен на пытки. Мне всё еще трудновато понять всё о моей новой жизни.

Фрэнни.

Я проснулся в своей машине этим утром и почувствовал боль в сердце, потому что на мгновение я был уверен, что это все сон. Но боль в сердце и, в первую очередь, тот факт, что я спал, убедили меня в обратном. Серное сердце демона не болит.

Вот вам и очередной недостаток — сон. Сейчас мне приходится спать, а поэтому я не могу защищать Фрэнни так, как мне хотелось бы. С помощью Старбакса еще прошлой ночью я был в состоянии не заснуть. Но уже в четыре часа утра я крепко спал в машине перед ее домом, уткнувшись в руль и слюнявя рукав.

Я собираюсь обсудить смены с Мэттом.

Фрэнни настаивает, что ей не нужен ангел-хранитель, но я рад помочь.

Конечно, я был с ней не совсем честен. Она не знает, что я все еще еженощно присматриваю за ней. Она наверняка выбила бы из меня все дерьмо, если бы узнала. Немного странно думать, что пятидесятикилограммовая девчонка сможет надрать мне задницу, но, к сожалению, это правда.

— Фрэнни снова в пути.

Даже если голос звучит мягко и музыкально, он все еще пугает меня до чертиков. Хорошо, что бритва находилась в раковине, потому что, если бы она была у моего лица, еще один глубокий порез был бы мне обеспечен. Я плетусь, рассматривая собственную квартиру-студию на предмет безопасности. Мэтт стоит, прислонившись к стене, сунув большие пальцы в передние карманы своих драных джинсов, рядом с моей неоконченной фреской.

— Твоя мать никогда не говорила, что грубо входить без стука? — спросил я.

Ангел, стоящий рядом с фреской, на которой изображен ад, предстал моим глазам. Это было довольно смешно, и я безудержно расхохотался.

Светлые песчаные кудри ниспадали на плечи Мэтта, и лицо его было ангельским, за исключением его пылающего взгляда, жаждущего моей смерти. Если я бы не знал точно, то был бы готов поклясться, что он является ангелом мести, а вовсе не моим хранителем. В его голубых глазах промелькнула улыбка.

— Она, должно быть, что-то упоминала об этом.

Я ненавижу то, что Фрэнни нужен хранитель. Я ненавижу, что я больше не могу ее защитить. Но моя сила целиком высушена. Не осталось даже искры. Я действительно лишен возможности испускать адское пламя из моих кулаков, взрывать вещи, обращая их к забвению. Но вернулся бы я назад, чтобы вновь обрести это? Никогда.

Я выгнул бровь, глядя на него.

— Если Фрэнни в пути, почему ты не наблюдаешь за ней? Так быстро потерпел неудачу? Какой же из тебя ангел-хранитель?

Усмешка озарила лицо Мэтта, когда он, пожав плечами, отошел подальше от стены.

— Она перемещается так быстро, что даже приспешникам Ада не схватить ее между «тут» и «там».

Я улыбнулся, вспоминая о том, как среди ночи она управляла синим Мустангом, включив музыку на предельную громкость. Она водит опасно быстро, но неимоверно сексуально.

— Кстати, спасибо за поддержку вчерашним вечером, — произношу я, в то время как Мэтт просматривает корешки книг на моей книжной полке.

— Надеюсь, ты изменил свое отношение ко сну. Кажется, я ошибся.

Вытянув оригинал Данте, он нахмурился, оценивая его объем.

— Я знал, что от тебя не будет никакой пользы. Я никогда не понимал, с чего вообще Габриэль решил, что ты можешь чем-либо помочь.

Он перелистал страницы и снова обратил яркий свет своего внимания на меня.

— Ты все рано возьмешься за старое, я знаю это. Демоны не меняются.

— Но я больше не демон. Я не возьмусь за старое. Всё с чистого листа.

— Ты ошибаешься. — Он самодовольно улыбается мне, возвращая Данте на полку. — И когда, как я надеюсь, это произойдет, всё станет на свои места. Я бы жизнь отдал, чтобы кое-кому врезать. Ничего не сделало бы меня более счастливым, если бы это оказался ты.

— Полагаю, что только рука Господа имеет право нанести подобный удар.

Загадочная улыбка подернула уголки его рта.

— Не верь всему, что слышишь.

Я возвращаюсь в ванную, качая головой и стирая полотенцем остатки крема для бритья со своего лица.

— Когда она доберется сюда? — произношу я, рассматривая в зеркале собственные раны и темные круги под глазами.

Мои пальцы скользят вдоль кроваво-красного шрама спускающегося вниз вдоль правой стороны моего лица — подарка, оставленного Бехеритом — когда Мэтт, смотрящий в зеркало через мое плечо, произносит:

— Сейчас.

Я отодвигаю его и пересекаю студию, чтобы оказаться у окна. Как раз вовремя, чтобы увидеть, как она выходит из машины, оставленной рядом с моей черной Шелби Кобра. Ее лицо лучится, когда она машет мне рукой и направляется к двери моего дома. Я сбегаю вниз в холл, чтобы встретить ее на лестнице.

Она вбегает, улыбаясь.

— Привет. Скучала по тебе.

Длинные светлые локоны Фрэнни были пышными и непослушными. И я не мог удержаться от восхищения, глядя, как белоснежная футболка и потертые джинсы плавно повторяют контуры ее тела. Большая прореха на джинсах, сквозь которую видна ее кожа, будоражит меня, и я вздрагиваю.

— Привет, — говорю я.

Я обнимаю ее за плечи, и мои руки блуждают в ее волосах, пытаясь связать их в узел возле ее шеи.

— Я тоже скучал по тебе.

Она поднимается на цыпочки, вытягиваясь вверх всей своей миниатюрной фигурой, но мне все равно приходится наклониться, чтобы встретить на полпути ее губы, стремящиеся к поцелую. Я веду ее дальше по лестнице в свою комнату.

Когда она вошла в дверь и заметила Мэтта, ее глаза удивительным образом заискрились. Наблюдая их вместе, я понимаю, насколько он счастлив что Габриэль выбрал именно его на роль хранителя Фрэнни. И, что самое лучшее, она смотрит на него ясными глазами и с легкостью в сердце. Чувство вины исчезло. Она таки сумела простить себе смерть Мэтта ради Габриэля, чтобы сохранить ее душу для небес, и он также понимал это, но что-то в глубине меня способствовало видеть абсолютно ясно, как это отражалось на ее лице.

— Привет, Мэтт. Давно не виделись, — говорит она.

Теплое и искреннее выражение отражается на лице Мэтта, поскольку он относится к ней, как к сестре.

— Полагаю, ты сумела преодолеть звуковой барьер на пути сюда. Я был почти уверен, что ты окажешься здесь раньше. — Она кладет руку на его плечо. — Если ты не станешь ездить осторожнее, я буду вынужден обернуть твой Мустанг подушками безопасности. — Он поднимает глаза к потолку, что-то там рассматривая. — Или немного подрегулирую систему ускорения.

— Только коснись моей машины, и ты покойник, маленький братец.

Как только эти слова сорвались с ее губ, ее глаза распахнулись.

— Я имела в виду….

Мэтт еле сдерживал смех.

— Да, удачи в этом. И я не твой «маленький братец».

Она сглатывает, и хитро улыбается ему.

— Да. На восемь с половиной минут, согласно свидетельству мамы.

Она отскакивает подальше от него к деревянному кухонному столу, и опускает на стул свою сумку. Всего несколько недель назад этого не было, и единственной мебелью в моем доме была огромная черная кровать — для определенных целей. Необходимость в столе и двух стульях появилась, когда я опрокинул еду на собственную постель. И, поскольку теперь я нуждаюсь еще и в прачечной, мы принимаем пищу за столом. Я переплетаю собственные пальцы с пальцами Фрэнни.

— Ты поела? Я могу сделать омлет.

Она внимательно смотрит на меня, проводя пальцем по моему шраму, и я буквально растворяюсь в ее глазах.

— Звучит заманчиво, — произносит она.

— Что? — Я наблюдаю, как улыбка расцветает на ее лице. — Омлет?

— О, да…

Мэтт

— Я не голоден, спасибо, — говорю я.

Они оба смотрят на меня, и Фрэнни улыбается.

— Это потому что ты никогда не пробовал омлет Люка. Он нашел рецепт на сайте Рейчел Рей[1]. Ради него и умереть не жалко, — говорит она.

— Я пробовал его, сестричка. Он отличный. Какие у тебя планы на день?

Фрэнни пожимает плечами.

— Ланч, я полагаю. Затем… — Она смотрит на демона, и озорная улыбка появляется на ее губах. — Ты догадался, о чем я подумала…?

Я закатываю глаза и смотрю на Люка.

Он прислоняется к столу и ухмыляется мне, когда Фрэнни поворачивается к холодильнику.

— Пошевели своими мозгами, ангелок. Мустангу требуется ремонт.

Люк отталкивается от стола и движется к кухонному шкафчику, принося с собой кастрюли и миски. Фрэнни достает яйца, молоко и несколько пакетов с овощами из холодильника. Когда они двигаются по кухне, они не разговаривают, но они, похоже, совершенно не подозревают, что смотрятся очень трогательно, связанные между собой.

Вдруг, это ощущается слишком интимно. Как приготовление обеда может быть столь интимным? Я, сжав зубы, с трудом сдерживаю стон. Я не вынесу этого. Я должен выбраться отсюда.

— Итак, если вы, ребята, не нуждаетесь во мне, тогда я пойду.

Фрэнни поворачивается ко мне и улыбается.

— Ты уверен, что не хочешь омлет? — спрашивает она, подняв помидор. Я не могу не улыбнуться в ответ.

Она улыбается, когда я отталкиваюсь от стены и иду в холл, где буду стоять на страже. В одиночестве. Как обычно.

Я сажусь на пол, спиной к стене. Когда Габриэль решил заниматься моим обучением сам, он сказал, что у него особое задание для меня. Работа, на которую лучше меня не подходит никто. Когда он сообщил мне, что я буду хранителем Фрэнни, я не мог в это поверить. Я не горжусь тем, как обошелся с ней при жизни, и мне не было никакого оправдания. Это было прекрасно. Как много людей получали шанс загладить свою вину с их сестрой-близнецом?

Что он не упомянул, так это о том, что моя сестра влюблена в уродливого демона. Как же он позволил этому случиться?

Так вот сижу я, беспомощно бьюсь головой об стену пока моя сестра там в опасности. Габриэль ясно дал понять. Я не могу вмешиваться. Он говорит, что это ее жизнь. Ее выбор. Он говорит, что все получится.

Я ему не верю.

И это только вопрос времени, прежде чем демон сделает что-то, чтобы доказать мою правоту.

Фрэнни

— У Гейба есть я, экспериментирующая с этим удивительным Влиянием, — говорю я после ланча, забирая у Люка небольшую чугунную сковородку, чтобы помыть.

В его глазах читается напряжение, и он даже не пытается скрыть ревности, звучащей в его голосе.

— Смею предположить: поздний вечер, вы одни в твоей комнате.

Я ничего не могу поделать с бабочками в моем животе и румянцем, растекающимся по моим щекам, и мне ненавистно чувство вины, заполняющее меня. Но я справлюсь. Я еще не поняла, для чего мне нужен Гейб. Все, что мне известно — это то, что я нуждаюсь в нем. Когда он рядом, я чувствую, что всё будет хорошо, и когда он прикасается ко мне, любые тревоги тают.

Я погружаю руки в мыльную воду и начинаю отчаянно драить посуду.

— Иногда. Но если единственный человек, способный меня обучить, это Гейб, ничего страшного не произойдет.

Он роняет кастрюлю на столешницу, отчего сотрясается пол и смотрит на свои руки, разведенные в стороны.

— Я искренне сомневаюсь, что ты исключительно уговорами заставишь Габриэля что-либо сделать.

Я начну, ибо Гейб легко может прочесть мои мысли, а не Люк. Но то, как он на меня смотрит, заставляет задуматься. Я глубоко вздыхаю, и уже через секунду прихожу в себя.

— Так или иначе… обычно мы зависаем в парке.

Я чувствую, как напрягается моя грудь потому, как я каждый раз расстраиваюсь, когда задумываюсь об этой в целом глупой вещи.

— Он полагает, что на детей влиять легче. Но мне кажется, что в этом направлении лучше не стоит двигаться.

Он поднимает за ручку кастрюлю со столешницы.

— Ну, это ради мира во всем мире.

Я со стоном опускаю лицо в мыльные руки.

— Я забила на это. Не имею представления, о чем он думает; предполагает, что я способна это сделать, но я даже не в состоянии устроить драку в песочнице из-за ведерок и совочков.

Мне ненавистны слезы, текущие из моих глаз. Я ненавижу все прямо сейчас.

— Я не могу это сделать. Это не работает.

Я не смотрю на него, когда он разворачивает меня и прижимает к столешнице, его тело такое горячее, а голос внезапно смягчается.

— Мне жаль, Фрэнни. Ты же знаешь, как мне трудно… справляться со всеми этими чувствами. Все будет хорошо.

Он приподнимает пальцем мой подбородок и стирает мыльную пену с моего лба.

— Все сразу навалилось.

Он выгнул бровь.

— Я позволю тебе практиковаться на мне.

Я, всхлипывая, вытираю рукой кончик носа.

— Я уже это сделала.

Он, усмехаясь, смотрит вниз, чтобы убедиться, что он все еще цел.

— Мне стоит волноваться?

Я загадочно улыбаюсь в ответ.

— Нет.

— Я уже попрактиковалась на тебе, даже не заметив этого. Ты был моей подопытной крысой, или что-то вроде того. Моя первая жертва.

Влияние распространилось на Люка, прежде чем я осознала это. Учитывая тот факт, что я понятия не имела, что Люк был демоном. Но я хотела его. Очень. И я получила его, обратив его своим Влиянием в смертного.

Он плотнее прижимает меня к столешнице, и я не могу не заметить, как его тело действует на меня — я плавлюсь, словно желе. Взгляд его темных пылающих глаз заставляет мое сердце стучать быстрее.

— И каков результат эксперимента?

Я ощущаю, как нагревается мое тело, несмотря на прохладную пену, стекающую по моим рукам. Я смыкаю мыльные руки у него на шее, наблюдая, как он гримасничает, потому что мыльная вода капает ему за шиворот, стекает по спине.

— Я не думаю, что он окончен. Я продолжаю исследования. Ты знаешь… — Я плотнее прижимаюсь к нему, — Что произойдет, если я сделаю это.

Я ощущаю, как реагирует его тело, напрягаются мышцы, ускоряется дыхание.

Я улыбнулась.

— Или это. — Я поднимаюсь на цыпочки, чтобы поцеловать его шею. — Интересная реакция, — откликаюсь я, когда он, вздрагивая, откидывает голову назад. — Мне стоит зарегистрировать это в своем журнале.

— Это так естественно, то, как твое Влияние оказывает воздействие, это просто великолепно. Быть может, ты просто слишком стараешься.

Он опускает голову и смотрит на меня, его бездонные темные глаза все еще пылают. Но затем он отходит от меня.

— Если бы я только мог закончить то, что начал.

Я привлекаю его обратно за пояс джинсов.

— Почему ты не можешь?

— Потому что женщина из библиотеки сказала позвонить ей около часа.

Он кивает в сторону часов на микроволновке, на которых 12:58. Я отталкиваю его и возвращаюсь к мыльной раковине, полной посуды.

— Ты — такое искушение.

Я качаю головой, расстроенная.

— Видишь, как замечательно работает мое Влияние? Я даже не смогла соблазнить тебя проигнорировать телефонный звонок.

Его руки скользят по изгибам моих бедер, и я оборачиваюсь к нему через плечо.

— О, у тебя прекрасно получилось меня соблазнить, — отвечает он с привлекательной ехидной улыбкой. Единственная причина, по которой я в состоянии устоять — это возможность продолжить с того места, где мы закончили, как только я освобожусь.

— Не будь так уверен, — сказала я, зная, что он прав.

— Ты уснешь и проиграешь.

Он выглядел по-настоящему вовлеченным, затем его лицо прояснилось.

— Посмотрим насчет этого.

Его улыбка вернулась, и озорные бесята заплясали в глубине его глаз.

Он сидел на одном из кухонных стульев, балансируя на двух его ножках и набирая телефонный номер. Спустя десять минут он заканчивает разговор, а я убираю в шкаф последнюю тарелку из сервиза моей мамы. Вернув стул на все его четыре ножки, и откинувшись на спинку, он сказал:

— Я начинаю в субботу.

— Я не знаю, почему ты думаешь, что тебе нужна работа. Словно ты собираешься жить вечно…

Я спохватилась, поскольку он усмехнулся.

— Я не намерен провести остаток своей жизни за счет твоего банковского счета.

Его пристальный взгляд встретился с моим.

— И ты тоже.

Я возвращаюсь к столу, пытаясь проигнорировать острые ощущения, проносящиеся сквозь меня вместе с тем, что он подразумевает.

— Я не возьму твои деньги, Люк.

Мы уже разобрались с этим.

— Отлично. Так ты собираешься работать, чтобы я весь день слонялся возле пиццерии, или все-таки я могу стать полезным членом общества.

— Я полагаю, это будет лучше всего, — замечаю я.

Люк умел отвлечь меня, если он находился рядом. Моя первая неделя на работе была ужасной, и ее апогеем было то, что Рикко заставил заплатить меня за пиццу, соскользнувшую с подноса, когда я несла ее к столу.

Я вешаю полотенце для посуды на кран и разворачиваюсь к Люку.

— Рикко скорее всего арестует тебя, если ты будешь весь день болтаться возле его пиццерии, преследуя меня и отпугивая его клиентов. Над тобой до сих пор витают темные силы, и ты знаешь об этом. Они заперли бы тебя и выбросили ключ.

— Кстати о ключах…

Он засовывает руку в карман и вытаскивает блестящий серебристый ключ, поблескивающий в тусклом свете.

— Он от квартиры. Я понимаю, что это всего на несколько месяцев, но я хочу, чтобы у тебя была возможность прийти сюда, когда тебе захочется. — Я сажусь ему на колени.

— Я полагала, что я и так имею такую возможность.

— Тебе не придется стучаться.

Его руки обнимают меня, притягивая к себе.

— Ты не боишься, что я вломлюсь к тебе, сотворив нечто, что ты и не предполагал?

— Ты единственная, кто может себе это позволить.

Его выражение имеет вполне конкретную направленность, в то время как его руки проскальзывают под мою футболку.

— И ты уже здесь.

Когда наши губы встретились, мое сердце выдает стаккато[2]. Он пытается стянуть мою футболку через голову.

— Не возражаете против моего присутствия…

Из дверного проема доносится голос Гейба и заставляет меня всполошиться. Я оборачиваюсь, чтобы увидеть его, прислонившегося к дверному косяку, с ангельской улыбкой на лице, платиновыми локонами и изумительными голубыми глазами, сияющими на его мужественном загорелом лице. Никто не должен так потрясающе выглядеть. Люк со вздохом разочарования опускает мою футболку.

— Ты пристрастился к мелким пакостям? Стучаться не пробовал?

— И пропустить такое шоу? — отвечает он, глядя на меня, хаотично одергивающую футболку.

Я высвобождаюсь из объятий Люка.

— Для ангела, у тебя слишком извращенное чувство юмора, — парирует Люк.

Гейб прислоняется к стене, сунув руки в карманы джинсов.

— Некоторые вещи могут стоить тебе крыльев.

Его улыбка исчезла, а голубые глаза встречаются с моими.

— Так или иначе, я действительно зашел попрощаться.

— Попрощаться? — Паника, постоянно клубящаяся у меня в животе, проникает в мой голос. Столь же виноватый, так как я не в состоянии запретить собственному сердцу трепетать, когда он так на меня смотрит — словно видит мою душу.

Люк заметил, как румянец растекается по моим щекам. Он поднимается со стула и впивается взглядом в Гейба.

— Не дожидайся, чтобы дверь прищемила тебе задницу.

— Я не собираюсь воспользоваться дверью, приятель. — Он подошел к фреске на стене, нарисованной Люком. — Ты знаешь, что играешь на руку другой команде таким образом? Ты действительно должен что-то сделать с этим, — произносит он, проводя пальцем по оранжево-золотистому изображению Озеру Огня.

— Можно вынуть демона из ада, но невозможно вынуть ад из демона.

Усмешка Люка заставляет замереть и неровно биться мое сердце. Глаза Гейба снова возвращаются к моим.

— Все будет хорошо, Фрэнни, — говорит он.

Часть меня ненавидит его способность проникать в мою голову и читать мысли. Он знает, что я чувствую к нему, даже если я пытаюсь это скрыть. Я реагирую на то, что он говорит. Сердцебиение набирает обороты, потому что я понимаю: Гейб скоро исчезнет.

— Ты не можешь уйти.

Это все, что я могу произнести, чтобы мой голос не сорвался до истеричных нот. Он подходит и убирает волосы с моего лица легким прикосновением руки.

— Так будет лучше. Для всех, — добавляет он, глядя на Люка.

— Но…

— Ты остаешься в надежных руках, Фрэнни. Мэтт будет рядом, если ты будешь нуждаться в нем, и Люк… — Его челюсть напряглась, а глаза едва заметно сузились. — Люк не позволит, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

Реагируя на слова Гейба, Люк подошел ко мне и сцепил руки на моей талии.

— Ты прав, я не позволю.

Я освобождаюсь от объятий Люка, шагнув к Гейбу.

— Почему?

Он поднимает руку и проводит кончиками холодных пальцев по моему подбородку. Я вдыхаю ощущение его прохладного зимнего света, чувствуя, как спокойствие растекается по мне, когда я рядом с ним.

Когда он отвечает, его голос звучит мягко и тихо и предназначен только для меня.

— Для меня не является разумным проводить столько времени с тобой, Фрэнни.

— Но…

— Ты предназначена для небес, и, если тебе нужно время, твои астрономические щиты укроют вас обоих. Под присмотром Мэтта с тобой все будет в порядке. Но я не могу остаться.

Он опускает взгляд в пол. Комок в горле мешает мне сглотнуть.

— Хорошо, — произношу я, понимая, что он прав, именно поэтому я боюсь обернуться и посмотреть на Люка. Как бы я не любила Люка, я не могу отрицать глубокой внутренней связи с Гейбом. Люк — мое сердце и моя душа, но Гейб — мой якорь.

Я обнимаю его и отхожу, поскольку слезы жгут мне глаза. Я отступаю обратно к Люку, и он снова обхватывает меня за талию, на этот раз не так крепко. Я поднимаю взгляд, понимая, что сейчас увижу, но его глаза полны нежности и сострадания. Он легонько сжимает меня, одобрительно улыбаясь. Я снова возвращаюсь к Гейбу, глядя в его голубые, бесконечные, как небо глаза.

— Так, когда мы снова увидимся?

— Я буду заглядывать время от времени, чтобы проведать тебя.

— Ты обещаешь? — я понимаю, как отчаянно это звучит, но меня это не беспокоит.

Он поднимает взгляд, не смея поднять голову, глядя на меня из под светлых ресниц.

— Обещаю.

Он все еще смотрит на меня, и даже при том, что его губы не шевелятся, я отчетливо слышу:

— Я всегда буду рядом с тобой.

Я киваю, снова сопротивляясь желанию разреветься. Открываю рот, но не нахожу слов, так что снова его закрываю. Мои глаза красноречивее моих слов. И я знаю, что он видит это, потому как туман заволакивает его глаза, когда он исчезает.

— Прости, Фрэнни, — произносит Люк, притягивая меня к себе. — Я пытаюсь побороть свою ревность, чтобы понять вашу связь.

— Это не твоя вина.

Я крепче обнимаю его. Как я могу ожидать, что он сумеет понять то, что я сама понять не в состоянии? Его рука касается моего лица, и он целует меня так нежно, словно боится, что я рассыплюсь. Я обвиваюсь вокруг него, моя рука вцепляется в его волосы, и я целую его до тех пор, пока не отступаю, устыдившись.

Я ищу в его поцелуе то, чего там не может быть. То, что может дать мне только другой поцелуй. Мне нужно найти способ успокоить нервы. Я игнорирую вопрос, мелькающий в глазах Люка, поскольку он пристально вглядывается в меня, нахмурив брови.

— Поможешь сменить масло перед работой? — произношу я с покорным вздохом, потому что он догадался, что я думала о Гейбе, и ощущаю себя такой дрянью, пытаясь скрыть это.

— Твое желание — закон для меня, — говорит он.

— Во сколько тебе нужно быть там?

— В три.

Он смотрит на часы на кухне.

— Мы вполне успеваем.

— У тебя есть все, что нужно?

— В машине.

Я вынимаю ключи из своего кармана, зная, что теперь два ключа свисают с лапки моего кролика, довольно улыбаясь. Он улыбается мне в ответ, ведя меня за руку к двери.

— Я забыл проверить твой ключ, — спохватывается он. — Попробуй.

Я прохожу по коридору, звеня ключами, и держу новенький в руке, запирая им дверь позади нас. Вынимая ключ из замка, я ощущаю, как Люк обнимает меня сзади, его руки скользят по моей талии, приближаясь к моему животу. Его губы, оставляют огненный след, идущий от моей щеки к уху, шепчут мне:

— Мы вместе, Фрэнни. Все будет хорошо.

Я разворачиваюсь к нему и снова его целую, на этот раз, желая только его. Жар от его поцелуя охватывает меня, пока я вся не воспламеняюсь. Проводя пальцем вдоль шрама, оставленного Бехеритом, я осознаю, как близка была к тому, чтобы потерять его. Мне хочется сказать, насколько я доверяю ему, ценю всё, что он для меня сделал. Он доказал это, рискуя собственной жизнью, защищая меня от Бехерита. Мне хочется сказать, что я готова сделать то же самое для него. Но слова застревают в моем горле. Вместо этого я возвращаюсь к двери, смахивая слезы, и отперев замок, втаскиваю его внутрь.

Я тащу его к кровати, снова целуя его. Мы опускаемся на постель, и все, чего я сейчас хочу, просто раствориться в нем, ни о чем, не задумываясь, какое-то время. Но когда моя рука касается кнопки на его джинсах, он перехватывает ее и подносит к губам, целуя тыльную часть моей ладони.

— Не так, Фрэнни. Впервые это не должно произойти из-за него.

— Он здесь вовсе не причем. Просто я хочу, чтоб мы стали ближе.

Но когда я произношу это, я уже на 100 процентов уверена в том, что он прав, ведь его голубые глаза и его улыбка все еще стоят перед моими глазами. Я ощущаю пустоту в сердце, там, где он, предположительно, был.

Я уже скучаю по Гейбу.

— Скоро, — говорит Люк и целует меня. — Но не сейчас.

Мэтт

Я ощутил присутствие Габриэля, прежде чем он прошел сквозь стену квартиры Люка. Когда я проследовал к нему, он остановился, чтобы встретиться со мной в зале. Он объяснил, что ему нужно немного побыть наедине с с Фрэнни.

Как он собирался осуществить это, если демон оставался в комнате, мне трудно предположить. Фрэнни и демон вышли немного погодя, и она выглядела потрясенной. Но он шепнул ей что-то, и они снова скрылись за дверью. И я так и сидел здесь, размышляя, о чем говорили эти трое.

Габриэль — Доминион. Один из самых сильных на небесах. Третий в линии от Бога. Но, когда я наблюдаю за ним и Фрэнни, все меняется — смягчается что ли. Он сделает все для нее. И я смотрел в его глаза, когда он говорил мне, что он уходит… Агония. Если бы я не знал его так хорошо, я бы поклялся, что он влюблен в нее.

Мог ли он любить ее? Ангелы любят всех. Это то, что мы делаем.

Но я подозреваю что… это нечто большее? Неужели он и вправду в нее влюблен? Я все еще раздумываю над этим, когда Фрэнни с демоном снова выходят в холл. Я следую за ними по лестнице, пока они под руку шагают по ступеням. Когда мы опускаемся на нижнюю площадку, дверь распахивается. Фрэнни придерживает ее, тогда как стопка «коробок с ножками» входит внутрь. Коробки врезается в нее, и верхняя из них соскальзывает, открывая лицо девушки. Она примерно нашего возраста, но ростом выше, чем Фрэнни. Зеленые глаза смотрят сквозь шоколадные, с оттенком каштанового, волосы.

— Дерьмо.

— Извините, — произносит она в то время, как коробка соскальзывает.

Демон подхватывает ее прежде, чем та коснулась пола.

— Поймал, — говорит он. — Где ты остановилась?

— В двести восемнадцатой, — отвечает она.

Он взглянул на Фрэнни.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

www.litlib.net