История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Египетское письмо. Википедия письменность древнего египта


Египетская письменность - это... Что такое Египетская письменность?

 Египетская письменность
Египетское письмов иероглифах
Sš-nj-mdw.w-nṯrSesch-ni-medu-netjer«Буквы Слова Божьего»

Египетское письмо — система письма, принятая в Древнем Египте, сочетавшая черты идеографического и фонетического письма.

Происхождение слова иероглиф

Слово иероглиф происходит от древнегреческого ἱερογλυφικὰ γράμματα (иероглифика граммата) — священновырезанные письмена. Сами египтяне называли свою письменность «письмо слова бога».

Пример

Фрагмент иероглифической надписи с древнеегипетской стелы # 31664 из Field Museum of Natural History (Чикаго) эпохи Среднего царства. Здесь приведены две строчки, которые следует читать справа налево (фотография и передача той же надписи «стандартными иероглифами»):

Разъяснение

Верхняя строчка

написано кратко вместо

Здесь три одноконсонантных знака:

ḏd — глагол «говорить», .f — местоимение-суффикс 3 л. ед. ч. Таким образом, вся группа читается: ḏd.f, что значит «говорит он».

Эти знаки читаются: jnk nb qd «Я — владыка характера», то есть «я обладаю крепким характером».

См. также

Ссылки

  • Иероглифика — Начальные сведения по египетскому языку. Значение иероглифов в древнеегипетском искусстве.

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Египетская языковая семья
  • Египетская экспедиция Бонапарта

Смотреть что такое "Египетская письменность" в других словарях:

  • Египетская культура и идеология в первой половине I тысячелетия до н. э. — Письменность, литература и наука Торжество эфиопских, а затем саисских фараонов было вместе с тем торжеством жреческой знати над ливийским воинством. И если ливийские фараоны в титулах и на памятниках объявляли себя продолжателями традиций Нового …   Всемирная история. Энциклопедия

  • Египетская языковая семья — Египетский язык Самоназвание …   Википедия

  • Соёмбо (письменность) — У этого термина существуют и другие значения, см. Соёмбо. Соёмбо Тип: абугида …   Википедия

  • Древнеегипетская письменность — Египетское письмо в иероглифах …   Википедия

  • Культура и религия Раннего царства, Египет — Письменность в начатки званий. В период Раннего царства египетская письменность уже сложилась. В последние десятилетия накануне периода I династии египтяне уже пользовались всеми основными видами знаков и всеми основными приёмами их сочетания,… …   Всемирная история. Энциклопедия

  • Культура Древнего Египта — Содержание 1 Древнеегипетская письменность, литература и мифология 1.1 Письменность …   Википедия

  • ИДЕОГРАФИЯ — (греч. idea мысль, и graphein писать). Письмо, изображающее не звуки, но самые понятия письменными знаками. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ИДЕОГРАФИЯ [Словарь иностранных слов русского языка

  • Египетский язык — настолько своеобразен, что его до сих пор не удается включить ни в одну из языковых групп. По своему внутреннему строению он родственен как семитским (см.), так и восточно африканским яз. (бишари, сахо, галла и сомали) и северо африканским… …   Литературная энциклопедия

  • История алфавита — началась в Древнем Египте более, чем за тысячу лет до изобретения письменности. Первый алфавит появился приблизительно в 2000 году до нашей эры, он предназначался для языка семитов, работавших в Египте. Принцип этого алфавита был заимствован у… …   Википедия

  • Семейство верблюдовые —         Верблюды отличаются мозолистыми подошвами, отсутствием рогов и недоразвитых пальцев, раздвоенной верхней губой и особенностями зубной системой. Устройство зубов служит отличительным признаком верблюдов, отделяющим их от жвачных.… …   Жизнь животных

dic.academic.ru

Египетская письменность - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Еги́петское письмо́, Маду нетчер (егип. транслит. mdw nTr, «слова бога») — письменность, принятая в Древнем Египте на протяжении почти 3500 лет, начиная с рубежа 4-го и 3-го тыс. до н. э. Является рисуночным письмом, дополненным фонетическими знаками (лого-консонантный тип) — сочетает элементы идеографического, силлабического и фонетического писем. Со временем стало разделяться на три вида написания: иероглифику, от которой произошла более беглая иератика, развившаяся ок. 700 г. до н. э. в ещё более быстрый курсив с большим количеством лигатур — демотику. Ни один из этих видов письма полностью не замещал остальные, и все они использовались до конца греко-римского периода. Научная дисциплина, изучающая египетское письмо — лингвистическая египтология.

История[ | ]

По представлениям древних египтян письмо находилось под особым покровительством бога Тота, также в египетской религии существовала богиня письма — Сешат. Искусство владения письменностью в Египте было прерогативой консервативной и приверженной традициям прослойки писцов, которые ограничивали влияние на него разговорной речи. Египетский язык за множество веков истории этой цивилизации сильно менялся, и речь египтян эпохи римского владычества была мало похожа на речь времён Старого царства. Хотя появлявшиеся периодически новые формы разговорного языка почти не отражались в современных им иероглифических надписях, тем не менее, письменность тоже претерпевала изменения и значительно различалась с течением времени[1]:1. Последние надписи на египетской иероглифике относятся к 394 году н. э., на демотике — к 452 году.

Дешифровка египетской письменности[ | ]

Античные авторы, писавшие о древнеегипетской письменности (Геродот, Страбон, Диодор, а в особенности Гораполлон), преувеличивали её символический характер. По их словам, египетские иероглифы обозначали целые слова и даже религиозно-философские понятия. Правда, у некоторых античных писателей можно найти и весьма ценные наблюдения. Так, Плутарх, считая в целом египетское письмо символическим, сообщает, что египтяне имели алфавит из 25 знаков. Геродот, путешествовавший по Египту в середине V в. до н. э., отмечает, что у египтян было два вида письма — «священное» и «народное». Климент Александрийский насчитывал три вида письма: 1. иероглифику, то есть священное письмо, высеченное на камне; 2. иератическое — священное письмо жреческих свитков; 3. эпистолографику — письмо для повседневного употребления.

Первая известная попытка дешифровки египетских надписей принадлежит арабским историкам в X—XI веках. Частичного успеха добился Ибн Вахшия благодаря знанию коптского языка.

Европейские ученые в XVI—XVII веках, опираясь на неточные и неясные высказывания античных авторов, повторяли их ошибки и поэтому не смогли правильно подойти к делу дешифровки египетских надписей. В XVIII в. некоторые ученые, например , Соэга и другие, правильно установили, что египетские иероглифы отчасти обозначали звуки и что в картушах (овальных рамках) содержались собственные, очевидно, царские имена. Далее Томас Юнг установил наличие фонетических знаков в египетской письменности, правильно определил значение ряда иероглифов и разобрал несколько имён. Однако честь окончательной дешифровки иероглифов принадлежит французскому ученому Франсуа Шампольону. Критически использовав достижения своих предшественников, Шампольон тщательно изучил многочисленные надписи, добытые во время наполеоновской экспедиции и изданные в «Описании Египта»; особенное внимание он обратил на Розеттскую двуязычную надпись, начертанную на греческом языке греческими буквами и на египетском — иероглифами и демотическими (наиболее скорописными) знаками. В 1822 г. Шампольон добился правильного прочтения ряда слов и имён в этой надписи, верно предположив, что египетские иероглифы обозначали не только целые слова, но также отдельные слоги и звуки. Шампольон сопоставил греческие имена Птолемей и другие, встречающиеся в греко-египетской Розеттской надписи, с соответствующими начертаниями этих имён в иероглифических надписях. Таким образом, Шампольону удалось установить, что некоторые египетские иероглифы имеют чисто звуковое значение, и, больше того, определить почти все знаки египетского алфавита. Однако Шампольон не остановился на этой первой стадии дешифровки. Упорно работая над изучением известных ему надписей, он сделал попытку составить грамматику и словарь египетского языка. Его научные труды дали сильный толчок развитию египтологии, главным образом в области изучения языка и письменности древних египтян.

В этом отношении большой вклад в египтологию сделали де Руже, Шаба, Масперо, Лепсиус, Бругш, Эрман, Зете, Гардинер и русский учёный В. С. Голенищев. Наиболее успешно над дешифровкой демотических надписей, сделанных упрощенной скорописью, работали Бругш, Ревию, Шпигельберг, Гриффиз и чехословацкий учёный Ф. Лекса[2].

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. ↑ Gardiner A. H. Egyptian Grammar. — 1957.
  2. ↑ В.И.Авдиев. История Древнего Востока. — М.: Высшая школа, 1970. — С. 119-120.

Язык и письмо Древнего Египта

Классификация египетских иероглифов (по А. Х. Гардинеру)

encyclopaedia.bid

Египетское письмо — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Еги́петское письмо́, Маду нетчер (егип. транслит. mdw nTr, «слова бога») — письменность, принятая в Древнем Египте на протяжении почти 3500 лет, начиная с рубежа 4-го и 3-го тыс. до н. э. Является рисуночным письмом, дополненным фонетическими знаками (лого-консонантный тип) — сочетает элементы идеографического, силлабического и фонетического писем. Со временем стало разделяться на три вида написания: иероглифику, от которой произошла более беглая иератика, развившаяся ок. 700 г. до н. э. в ещё более быстрый курсив с большим количеством лигатур — демотику. Ни один из этих видов письма полностью не замещал остальные, и все они использовались до конца греко-римского периода. Научная дисциплина, изучающая египетское письмо — лингвистическая египтология.

История

По представлениям древних египтян письмо находилось под особым покровительством бога Тота, также в египетской религии существовала богиня письма — Сешат. Искусство владения письменностью в Египте было прерогативой консервативной и приверженной традициям прослойки писцов, которые ограничивали влияние на него разговорной речи. Египетский язык за множество веков истории этой цивилизации сильно менялся, и речь египтян эпохи римского владычества была мало похожа на речь времён Старого царства. Хотя появлявшиеся периодически новые формы разговорного языка почти не отражались в современных им иероглифических надписях, тем не менее, письменность тоже претерпевала изменения и значительно различалась с течением времени[1]:1. Последние надписи на египетской иероглифике относятся к 394 году н. э., на демотике — к 452 году.

Дешифровка египетской письменности

Античные авторы, писавшие о древнеегипетской письменности (Геродот, Страбон, Диодор, а в особенности Гораполлон), преувеличивали её символический характер. По их словам, египетские иероглифы обозначали целые слова и даже религиозно-философские понятия. Правда, у некоторых античных писателей можно найти и весьма ценные наблюдения. Так, Плутарх, считая в целом египетское письмо символическим, сообщает, что египтяне имели алфавит из 25 знаков. Геродот, путешествовавший по Египту в середине V в. до н. э., отмечает, что у египтян было два вида письма — «священное» и «народное». Климент Александрийский насчитывал три вида письма: 1. иероглифику, то есть священное письмо, высеченное на камне; 2. иератическое — священное письмо жреческих свитков; 3. эпистолографику — письмо для повседневного употребления.

Первая известная попытка дешифровки египетских надписей принадлежит арабским историкам в X—XI веках. Частичного успеха добился Ибн Вахшия благодаря знанию коптского языка.

Европейские ученые в XVI—XVII веках, опираясь на неточные и неясные высказывания античных авторов, повторяли их ошибки и поэтому не смогли правильно подойти к делу дешифровки египетских надписей. В XVIII в. некоторые ученые, например де Гинь, Соэга и другие, правильно установили, что египетские иероглифы отчасти обозначали звуки и что в картушах (овальных рамках) содержались собственные, очевидно, царские имена. Далее Томас Юнг установил наличие фонетических знаков в египетской письменности, правильно определил значение ряда иероглифов и разобрал несколько имён. Однако честь окончательной дешифровки иероглифов принадлежит французскому ученому Франсуа Шампольону. Критически использовав достижения своих предшественников, Шампольон тщательно изучил многочисленные надписи, добытые во время наполеоновской экспедиции и изданные в «Описании Египта»; особенное внимание он обратил на Розеттскую двуязычную надпись, начертанную на греческом языке греческими буквами и на египетском — иероглифами и демотическими (наиболее скорописными) знаками. В 1822 г. Шампольон добился правильного прочтения ряда слов и имён в этой надписи, верно предположив, что египетские иероглифы обозначали не только целые слова, но также отдельные слоги и звуки. Шампольон сопоставил греческие имена Птолемей и другие, встречающиеся в греко-египетской Розеттской надписи, с соответствующими начертаниями этих имён в иероглифических надписях. Таким образом, Шампольону удалось установить, что некоторые египетские иероглифы имеют чисто звуковое значение, и, больше того, определить почти все знаки египетского алфавита. Однако Шампольон не остановился на этой первой стадии дешифровки. Упорно работая над изучением известных ему надписей, он сделал попытку составить грамматику и словарь египетского языка. Его научные труды дали сильный толчок развитию египтологии, главным образом в области изучения языка и письменности древних египтян.

В этом отношении большой вклад в египтологию сделали де Руже, Шаба, Масперо, Лепсиус, Бругш, Эрман, Зете, Гардинер и русский учёный В. С. Голенищев. Наиболее успешно над дешифровкой демотических надписей, сделанных упрощенной скорописью, работали Бругш, Ревию, Шпигельберг, Гриффиз и чехословацкий учёный Ф. Лекса[2].

См. также

Напишите отзыв о статье "Египетское письмо"

Примечания

  1. ↑ Gardiner A. H. Egyptian Grammar. — 1957.
  2. ↑ В.И.Авдиев. История Древнего Востока. — М.: Высшая школа, 1970. — С. 119-120.

Отрывок, характеризующий Египетское письмо

– В середине бог, и каждая капля стремится расшириться, чтобы в наибольших размерах отражать его. И растет, сливается, и сжимается, и уничтожается на поверхности, уходит в глубину и опять всплывает. Вот он, Каратаев, вот разлился и исчез. – Vous avez compris, mon enfant, [Понимаешь ты.] – сказал учитель. – Vous avez compris, sacre nom, [Понимаешь ты, черт тебя дери.] – закричал голос, и Пьер проснулся. Он приподнялся и сел. У костра, присев на корточках, сидел француз, только что оттолкнувший русского солдата, и жарил надетое на шомпол мясо. Жилистые, засученные, обросшие волосами, красные руки с короткими пальцами ловко поворачивали шомпол. Коричневое мрачное лицо с насупленными бровями ясно виднелось в свете угольев. – Ca lui est bien egal, – проворчал он, быстро обращаясь к солдату, стоявшему за ним. – …brigand. Va! [Ему все равно… разбойник, право!] И солдат, вертя шомпол, мрачно взглянул на Пьера. Пьер отвернулся, вглядываясь в тени. Один русский солдат пленный, тот, которого оттолкнул француз, сидел у костра и трепал по чем то рукой. Вглядевшись ближе, Пьер узнал лиловую собачонку, которая, виляя хвостом, сидела подле солдата. – А, пришла? – сказал Пьер. – А, Пла… – начал он и не договорил. В его воображении вдруг, одновременно, связываясь между собой, возникло воспоминание о взгляде, которым смотрел на него Платон, сидя под деревом, о выстреле, слышанном на том месте, о вое собаки, о преступных лицах двух французов, пробежавших мимо его, о снятом дымящемся ружье, об отсутствии Каратаева на этом привале, и он готов уже был понять, что Каратаев убит, но в то же самое мгновенье в его душе, взявшись бог знает откуда, возникло воспоминание о вечере, проведенном им с красавицей полькой, летом, на балконе своего киевского дома. И все таки не связав воспоминаний нынешнего дня и не сделав о них вывода, Пьер закрыл глаза, и картина летней природы смешалась с воспоминанием о купанье, о жидком колеблющемся шаре, и он опустился куда то в воду, так что вода сошлась над его головой. Перед восходом солнца его разбудили громкие частые выстрелы и крики. Мимо Пьера пробежали французы. – Les cosaques! [Казаки!] – прокричал один из них, и через минуту толпа русских лиц окружила Пьера. Долго не мог понять Пьер того, что с ним было. Со всех сторон он слышал вопли радости товарищей. – Братцы! Родимые мои, голубчики! – плача, кричали старые солдаты, обнимая казаков и гусар. Гусары и казаки окружали пленных и торопливо предлагали кто платья, кто сапоги, кто хлеба. Пьер рыдал, сидя посреди их, и не мог выговорить ни слова; он обнял первого подошедшего к нему солдата и, плача, целовал его. Долохов стоял у ворот разваленного дома, пропуская мимо себя толпу обезоруженных французов. Французы, взволнованные всем происшедшим, громко говорили между собой; но когда они проходили мимо Долохова, который слегка хлестал себя по сапогам нагайкой и глядел на них своим холодным, стеклянным, ничего доброго не обещающим взглядом, говор их замолкал. С другой стороны стоял казак Долохова и считал пленных, отмечая сотни чертой мела на воротах. – Сколько? – спросил Долохов у казака, считавшего пленных. – На вторую сотню, – отвечал казак. – Filez, filez, [Проходи, проходи.] – приговаривал Долохов, выучившись этому выражению у французов, и, встречаясь глазами с проходившими пленными, взгляд его вспыхивал жестоким блеском. Денисов, с мрачным лицом, сняв папаху, шел позади казаков, несших к вырытой в саду яме тело Пети Ростова.

С 28 го октября, когда начались морозы, бегство французов получило только более трагический характер замерзающих и изжаривающихся насмерть у костров людей и продолжающих в шубах и колясках ехать с награбленным добром императора, королей и герцогов; но в сущности своей процесс бегства и разложения французской армии со времени выступления из Москвы нисколько не изменился. От Москвы до Вязьмы из семидесятитрехтысячной французской армии, не считая гвардии (которая во всю войну ничего не делала, кроме грабежа), из семидесяти трех тысяч осталось тридцать шесть тысяч (из этого числа не более пяти тысяч выбыло в сражениях). Вот первый член прогрессии, которым математически верно определяются последующие. Французская армия в той же пропорции таяла и уничтожалась от Москвы до Вязьмы, от Вязьмы до Смоленска, от Смоленска до Березины, от Березины до Вильны, независимо от большей или меньшей степени холода, преследования, заграждения пути и всех других условий, взятых отдельно. После Вязьмы войска французские вместо трех колонн сбились в одну кучу и так шли до конца. Бертье писал своему государю (известно, как отдаленно от истины позволяют себе начальники описывать положение армии). Он писал: «Je crois devoir faire connaitre a Votre Majeste l'etat de ses troupes dans les differents corps d'annee que j'ai ete a meme d'observer depuis deux ou trois jours dans differents passages. Elles sont presque debandees. Le nombre des soldats qui suivent les drapeaux est en proportion du quart au plus dans presque tous les regiments, les autres marchent isolement dans differentes directions et pour leur compte, dans l'esperance de trouver des subsistances et pour se debarrasser de la discipline. En general ils regardent Smolensk comme le point ou ils doivent se refaire. Ces derniers jours on a remarque que beaucoup de soldats jettent leurs cartouches et leurs armes. Dans cet etat de choses, l'interet du service de Votre Majeste exige, quelles que soient ses vues ulterieures qu'on rallie l'armee a Smolensk en commencant a la debarrasser des non combattans, tels que hommes demontes et des bagages inutiles et du materiel de l'artillerie qui n'est plus en proportion avec les forces actuelles. En outre les jours de repos, des subsistances sont necessaires aux soldats qui sont extenues par la faim et la fatigue; beaucoup sont morts ces derniers jours sur la route et dans les bivacs. Cet etat de choses va toujours en augmentant et donne lieu de craindre que si l'on n'y prete un prompt remede, on ne soit plus maitre des troupes dans un combat. Le 9 November, a 30 verstes de Smolensk». [Долгом поставляю донести вашему величеству о состоянии корпусов, осмотренных мною на марше в последние три дня. Они почти в совершенном разброде. Только четвертая часть солдат остается при знаменах, прочие идут сами по себе разными направлениями, стараясь сыскать пропитание и избавиться от службы. Все думают только о Смоленске, где надеются отдохнуть. В последние дни много солдат побросали патроны и ружья. Какие бы ни были ваши дальнейшие намерения, но польза службы вашего величества требует собрать корпуса в Смоленске и отделить от них спешенных кавалеристов, безоружных, лишние обозы и часть артиллерии, ибо она теперь не в соразмерности с числом войск. Необходимо продовольствие и несколько дней покоя; солдаты изнурены голодом и усталостью; в последние дни многие умерли на дороге и на биваках. Такое бедственное положение беспрестанно усиливается и заставляет опасаться, что, если не будут приняты быстрые меры для предотвращения зла, мы скоро не будем иметь войска в своей власти в случае сражения. 9 ноября, в 30 верстах от Смоленка.] Ввалившись в Смоленск, представлявшийся им обетованной землей, французы убивали друг друга за провиант, ограбили свои же магазины и, когда все было разграблено, побежали дальше. Все шли, сами не зная, куда и зачем они идут. Еще менее других знал это гений Наполеона, так как никто ему не приказывал. Но все таки он и его окружающие соблюдали свои давнишние привычки: писались приказы, письма, рапорты, ordre du jour [распорядок дня]; называли друг друга:

wiki-org.ru