История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Три века русской печи. Печь в древней руси


ИСТОРИЯ ПЕЧИ НА РУСИ. Печи и камины своими руками

ИСТОРИЯ ПЕЧИ НА РУСИ

Прообраз современной печи, по археологическим данным, появился около четырех тысяч лет назад. И уже в VI веке н. э. славяне в подавляющем большинстве пользовались печью, а не очагом. Курной очаг и стал прообразом русской печи. В XV–XVI вв. курные печи стали сооружать с дымовой трубой. Первоначально дымовые трубы, которые назывались дымницами, выполняли из древесины в виде толстого теса, что было пожароопасным.

Археологические находки свидетельствуют, что на всей тогдашней территории расселения восточных славян конструкция печи оставалась примерно одинаковой. Это была печь-каменка вроде тех, что и сегодня еще можно встретить в старых деревенских банях. Такие печи были невысокими, прямоугольной формы, размером, как правило, чуть больше 1x1 м. Нижнюю часть печных стенок выкладывали из крупных камней, стараясь подбирать плоские. Для верха использовали камни помельче. Никакого связующего раствора не применяли. В ряде случаев замазывали щели между камнями глиной, смешанной с черепками битых горшков. Черепки были не от испорченной посуды — нарочно разбивался новенький, целый горшок. Вероятно, это связано с магическими функциями печи, вообще огня, домашнего очага.

К сорту камня особых требований не предъявляли — брали тот, что оказывался под рукой: известняк, песчаник, гранит, иногда даже куски железной руды. Если же подходящих камней не находилось, вместо них использовали комья обоженной глины.

Самый верх печи перекрывали большими плоским камнем, а когда такой камень не удавалось найти, искусно выкладывали свод из небольших камней. В том случае, если свод получался достаточно ровным, на нем размещали глиняную жаровню.

На левом берегу Днепра (территория племени северян), а также на территории нынешней Румынии и Болгарии существовал еще один вид печи. В этих местах основным жилищем была полуземлянка, и печь возникала непосредственно при выкапывании котлована, ее вырезали в материковом останце. Ученые полагают, что эта традиция сложилась не позже VII века.

Печной свод был сплошным, дым выходил наружу, прямо в жилое помещение, через устье печи. Жилища с такими печами назывались «курнами» или «черными», потому что на внутренней стороне крыши и на верхних венцах стен оседал толстый слой сажи. Из-за этого в славянских жилищах очень долго не делали потолков, так что при относительно небольшой площади курные избы были достаточно высоки, — по мнению некоторых исследователей, до 1,5 «нормальных» этажей. Это затем, чтобы поднимающийся кверху дым плавал, по крайней мере, выше людских голов и не ел глаза.

Дым в такой избе выходил через волоковое окно, которое специально прорубали в верхних венцах сруба. Дым, который образовывался при горении, выходил через устье печи и поднимался вверх. Оказавшись под потолком, он начинал искать выход наружу. При этом окуривал потолок и несколько верхних венцов рубленой избы. Найдя волоковое окно, он изгибался книзу, чтобы попасть в него, а выйдя наружу, круто поворачивал вверх. Совершая непосредственно в избе один оборот, дым оставлял свое тепло в помещении, выходя на волю уже охлажденным. Таким образом, печка, топящаяся по-черному, была достаточно экономичной.

При топке по-черному сажа покрывала защитным слоем в основном потолок, а стены только до воронцов — полок, идущих вдоль стен и названных так за их черный цвет. Находясь высоко под потолком, воронцы служили как бы границей между закопченной верхней и нижней чистой частью избы.

Благодаря тому, что во время топки изба не только окуривалась и одновременно проветривалась, из нее постоянно удалялась сырость. Когда же топка заканчивалась, волоковое окно закрывалось, и печь начинала отдавать накопленное тепло, нагревая уже чистый воздух. Курная печь совсем не давала угара; она настолько хорошо просушивала стены и кровлю (это очень важно как раз в сырых лесных местах), что они практически не гнили. Черная печь не только сохраняла дом — она его эффективно дезинфицировала. Эпидемии чумы и малярии, свирепствовавшие в посадах и городах, деревни с курными избами, как правило, обходили стороной. В курных избах не заводились клопы и мыши, в них человек был надежно защищен от гнуса. Именно поэтому курные избы строили почти до начала XX века.

Когда же избы стали топить «по-белому», то пришлось озаботиться материалом для труб. Поскольку по трубе прямо из топки шли горячие газы, ее вынуждены были делать из огнеупорного материала — из битой глины или кирпича. Чтобы как можно лучше улавливать выходящий из печи дым, непосредственно перед устьем печи труба расширялась, образуя так называемый кожух. За сходство с предметом женской одежды, его еще прозвали епанчой. Впоследствии для устойчивости епанчу стали подпирать снизу двумя стойками, которые опирались на припечек. Возможно, что именно эти шестики и дали новое название припечку, который стали называть шестком. У простой русской печи шесток в основном предназначается для горшков и чугунов,которые отсюда вносятся с помощью ухватов в печь. Во время варки чугунки время от времени выставляют на шесток, чтобы проверить степень готовности варева и добавить что-либо. Сюда же хозяйка выдвигает их в конце варки перед тем, как отправить на стол.

Хотя в основном шесток служил подставкой для печной посуды, в некоторых случаях его использовали в качестве открытого камина. Например, нужно подогреть варево, а печь давно остыла — не затапливать же ее снова. На выручку и приходил шесток. На нем размещали небольшую кованую треногу, называемую таганком. Сверху на обод таганка ставили чугунок, кастрюлю или чайник. Устье печи закрывали заслонкой таким образом, чтобы ее ручка была повернута в сторону топки. Открыв вьюшку, под треногой разжигали небольшой костерок из коротких чурочек. Если таганком обзавестись не пришлось, из подпечка доставали два кирпича и ставили их на ребро на некотором расстоянии друг от друга. Между кирпичами также разводили костерок, а сверху ставили посудину с пищей или чайник с водой.

Когда-то печь в избе была центральным элементом: она согревала дом, в ней пекли хлеб, сушили грибы и зерно и т.д. Лечить разную простудную хворь и то могла печь. Больного на специальном лежаке заталкивали в печь, чтобы он хорошенько пропотел. Снаружи печь обрызгивали водой или квасом, и густой «хлебный» пар был своего рода ингаляцией и благотворно влиял на больного. Также в печах лечили грудных детей от рахита. Малышей обмазывали глиной и клали в теплую печку. Такой общий прогрев организма приводил к исправлению костей.

Сложить хорошую белую печь было делом не простым. Сначала прямо на земле устанавливалась опечье — небольшой деревянный сруб, служивший фундаментом печи. На опечье настилали доски, на которых выкладывалось днище печи — под. Над подом из камня или кирпича сооружался свод печи.

Шесток — полочка перед устьем печи, на которой хозяйка могла держать в тепле приготовленную пищу. На шестке в сторонке сгребались раскаленные угли, предназначенные для следующей топки. В боковой стене печи делались неглубокие ниши — печурки, где обычно сушили мокрые рукавицы и лучину для растопки. В теплом опечье в холодное время держали домашнюю птицу.

В крестьянских избах печь располагали в углу избы, слева или справа от входа. Это не исключало установки дополнительных печей, но их использовали только для обогрева.

Существует три традиционных варианта ориентации устья печи.

Наиболее древний — южнорусский. Печь располагается в одном из дальних от входа углов. Печной угол (не путать с углом, в котором стоит сама печь) занимает пространство от устья до противоположной ему стены. Если он отделен занавеской или перегородкой, то это будет «кухня». Угол, лежащий от устья по диагонали, называется большим, или красным. Здесь стоят стол, сундук, длинные лавки и висят иконы. В четвертом углу под потолком устраиваются полати (настил из досок для спанья). Выгороженный занавеской, он делается «спальней». Рукомойник, ведра с водой и весь кухонный инвентарь находятся в печном углу. Красный угол одновременно является прихожей, столовой, гостиной и местом для работ. Такая планировка крестьянских домов распространена от южного Подмосковья до среднего течения Дона.

Второй вариант — севернорусский. Устье («чело», «цело») основной, хлебной печи обращено к противоположной входу стене и освещалось боковым окном. Печь стояла почти вплотную к боковой стене. Между ними оставалось 20–30 см, где хранили кухонную утварь. Между печью и торцевой стеной, над входом, устраивались деревянные полати. Подобную планировку можно отнести к северо-среднерусской. В крестовых домах и пятистенках с прирубом печь располагалась так, чтобы можно было отапливать либо все помещения, либо несколько из них. В этом случае делали печь с подтопком или камельком. Значимость пространства избы возрастала от входа к противоположной стене, где находился «передний угол» с иконами и столом. Самым малопочетным местом была часть избы около входа, располагавшееся между койкой и печью, — «под порог». Правила вежливости заставляли пришедших в дом останавливаться у входа и ждать приглашения пройти дальше. Пространство между печью и стеной, где располагался «передний угол», называли «куть». Оно традиционно принадлежало женщине и предназначалось в основном для приготовления пищи и шитья. Там стоял «ящик» с вещами хозяйки — сундук с приданым, взятым из дома родителей. Возле печи был вход в подполье. К печи со стороны входной двери примыкала небольшая лавочка.

В третьем варианте ось печи перпендикулярна продольной оси дома. На севере этот вариант называют «финским», так как он встречается в жилищах обрусевших финнов, на юге — украинским. Печь стоит рядом с дверью, но устье смотрит не на противоположную от входа, а на боковую стену. Соответственно красный угол расположен так же, как и в севернорусской избе, а вот печной — у входа, весь на виду, поэтому он является одновременно и кухней, и прихожей.

Срединное расположение печи в доме совершенно не свойственно жилищам восточнославянских народов. Археологи, правда, выделили довольно обширный район — от днепровского левобережья до верховий Западной Двины, где когда-то преобладали жилища с очагом посередине, но то были дославянские поселения, в которых пользовались преимущественно открытым огнем (яма, обмазанная глиной или обложенная камнями). Появление камерного очага (печи) потребовало его перемещения из центра на периферию, что и наблюдается при раскопках культурных слоев VI–VIII веков. Во-вторых, вплоть до XIX века жилая часть крестьянской избы была однокомнатной и только позже стала превращаться в двух-трехкомнатную, отчего для равномерного обогрева всех помещений печь пришлось ставить ближе к середине дома.

Важным этапом в строительстве дома было возведение печи. Иногда печь приходилось ставить не только, когда строился новый дом, а несколько раз перекладывать, если она чем-то не устраивала хозяев или прогорала. Но с глинобитной печью такой неприятности не случалось. Глинобитные или «битые» печи надежнее кирпичных, лучше держат тепло, не отсыревают, с течением времени лишь набирают прочность, превращаясь в единый фигурный кирпич, который разломать трудно даже ломом. Глину («землю») на печь брали недалеко от деревни, а иногда, если глинистые слои подходили близко к поверхности земли, то и в своем погребе. Использовали обыкновенную красную глину, пластичную, но не жирную. Строители битье печи приурочивали к полнолунию, чтобы впоследствии она не трескалась и не отсыревала.

Русская печь в крестьянской избе топилась каждый день зимой и летом. Она обогревала избу, в ней готовилась еда для семьи. Даже к ужину все оставалось горячим. В ней же готовили корм для скотины. Размеры русской печи были очень внушительны. Через широкое устье свободно проходил двухведерный чугун. По высоте проходила глиняная корчага с солодом для пива.

Секрет вкуса пищи, приготовленной в русской печи, заключается в том, что жар печи распределяется равномерно и температура долго не меняется. Посуда с пищей не имеет прямого контакта с огнем, позволяя содержимому прогреваться со всех сторон равномерно, не пригорая. Кроме того, в печи сушили грибы, ягоды, рыбу.

В печи еще и парились. Русская печь свободно вмещала двоих взрослых. Под печи прикрывали снопом ржаной соломы, чтобы не прожигало. На шесток клали чистый половичок. Дальше человек залезал в печь и садился на солому. Можно было плеснуть из ковша на раскаленные стены, а можно просто, помочив веник, потрясти его за спиной. Если хочется вдохнуть свежего воздуха, можно лечь головой к устью. Первыми парились мужчины, потом мать с ребятишками.

Разожженная печь в зимнее время была одним из основных источников света, а важнейшим женским рукоделием в те времена было прядение. Сидя на лавке возле устья печи, женщина правой рукой вращала веретено, левой же сучила нить и, конечно, то и дело поглядывала в ту сторону. Если печь стояла слева от входа, свет падал не удобно для работы. Еще в начале XX века в русской деревне было множество курных изб, работали у печи домашние мастерицы. Не случайно в словаре В. И. Даля изба с левосторонним расположением печи названа «избой-неряхой» за то, что в подобном жилище женщине не с руки прясть.

В VIII–X веках печи по-прежнему ставили в дальнем от входа углу, и правостороннее расположение преобладало. Каменки строили в прежних традициях, но появились и распространились печи, полностью вылепленные из глины. Чтобы мягкая глина в процессе постройки печи не обваливались под собственной тяжестью, вначале делали плетеный каркас. Когда печь начинали топить, каркас выгорал, но глина уже обжигалась и затвердевала. Куски глины с отверстиями, оставшимися от выгоревшего каркаса, найдены при раскопках. Высота устья в таких печах была не более 20–30 см. Чтобы приготовить пищу, в сводах печи делали отверстия диаметром около 20 см. Разведя в печи огонь, в отверстия свода вставляли горшок и варили пищу, как на плите. Хлеб выпекался в специальных печах с широким устьем.

Выбор материала для печи (камня или глины) первоначально был связан с местными условиями, то есть с наличием или отсутствием подходящего камня. Однако в VIII–X веках материал и форма печи (прямоугольная или круглая) стали зависеть от сложившихся в данном месте традиций.

Глиняные печи, впервые возникшие на юге Руси, с течением столетий продвигались на север, постепенно увеличиваясь в размерах. Жители северных лесов, приверженцы каменок, стали совмещать камень и глину. К XII–XIII векам длина стороны прямоугольного основания этих печей достигала 1,2–2,0 м, а то и более. Примерно в это же время в богатых жилищах южной Руси появляются и дымоходы. Однако смотрели они не вертикально вверх, а для дыма устраивали горизонтальный отвод: к отверстию в верхней части печи пристраивали доску, обмазанную глиной, а над ней размещали трехсторонний опрокинутый желоб из обожженной глины. На севере дымоходы появились несколько позже. Подавляющее большинство древнерусских жилищ долгие века еще отапливалось по-черному.

У курной избы, несмотря на распространившееся позднее мнение о ее «отсталости», было много достоинств. «Черные» избы имели значительную высоту. «Лишний» объем не пропадал зря: к кровельным балкам подвешивали на просушку вещи, не боявшихся копоти и нуждавшиеся в периодической дезинфекции, чтобы не заводилась гниль (например, сети), а также некоторые продукты, которым не вредило «копчение». Для протопленной черной избы характерен сухой, теплый воздух, дышалось там легко, потому что при топке изба волей-неволей проветривалась: приходилось раскрывать дверь. Курные избы очень редко отсыревали, к тому же прокопченное дерево не гнило. И, наконец, «черная» беструбная печь требовала меньше дров по сравнению с «белой», давала больше тепла.

От печи по верху под потолок приделывались полати. Курные избы были не только в городах, но и в посадах и в XVI веке в самой Москве. Случалось, что в одном и том же дворе находились и курные избы, называемые черными или подземными, и белые с трубами. У зажиточных крестьян кроме изб были горницы на подклети с комнатами, то есть двухэтажные домики. В подклетях делались печи, и оттуда проводились во второй этаж нагревательные тубы.

Печника чтили в народе не меньше, чем священника. Требовалось немалое умение, чтобы печь была: во-первых, не угарной; во-вторых, достаточно большой, чтобы было где полежать ребятам и старикам; в-третьих — жаркой, но не жадной, чтобы дров шло как можно меньше; в-четвертых — чтобы дым не выкидывало во время ветра; в-пятых — чтобы была красива. О привлекательности внешнего облика печи заботились не меньше, чем о нарядности одежды и бытовой утвари, хранившейся в доме.

Существенный сдвиг в печном деле произошел во время Петровской эпохи. В 1718 г. указом Петра I было запрещено строительство в Петербурге домов с курными печами и деревянными трубами, а в 1722 г. этот указ распространился и на Москву. Одновременно расширялись существующие и сооружались новые кирпичные заводы. Были изданы обязательные правила кладки наиболее важных элементов печей. В это же время было развито производство печных отделочных материалов. Вместо рельефных тисненых изразцов в печном деле стали применять гладкие расписные изразцы голландского образца. Именно тогда отечественные отопительные толстостенные печи стали называть голландскими, или «голландками».

Русские изразцовые печи XVII — XIX веков создавались народными мастерами. Эти печи не только отапливали жилые и общественные здания, но и украшали интерьеры, поэтому топка зачастую находилась в соседнем помещении.

Первые печи, облицованные изразцами, появились на Руси в конце XVI — начале XVII века. Было несколько центров, где выделывались печные наборы изразцов. Вначале делались рельефные терракотовые — «красные» изразцы. На изразцах располагались орнаментальные, растительные узоры и сюжетные композиции. Зеркало печи, как правило, белилось. В 30-х годах XVII века рельефные изразцы стали покрывать полупрозрачной зеленой поливой — «муравой». Ни терракотовые, ни «муравленые» печи не сохранились до наших дней.

В 50-х годах XVII века в гончарной мастерской на Валдае приглашенные туда белорусские мастера начали выделывать многоцветные рельефные изразцы. Некоторые из этих умельцев вскоре были переведены в Новый Иерусалим, а затем в Оружейную палату Московского Кремля. И в 1670-х годах уже московские гончары стали изготавливать рельефные многоцветные изразцы. Количество элементов печного набора увеличилось, что дало возможность выделывать более богатые печи. На изразцах изменились и сюжетные изображения.

Золотым веком в производстве этих изразцов была последняя четверть XVII века. В начале XVIII века рельеф печных изразцов стал более плоским, появились новые изображения: медальоны, геральдические щиты, портреты и примитивная роспись, которая постепенно усложнялась и перешла в сюжетную. В середине XVIII века появились многоцветные изразцы с сюжетной росписью и пояснительными подписями. Постепенно форма печей и роспись на изразцах усложнились.

В последней четверти XVIII века в росписи двухцветных печных изразцов сюжеты заменила роспись орнаментального характера. Зеркало печей заполнялось рисунками с изображениями крупных ваз, корзин с цветами, гирлянд и цветов. Пространственное решение пропорций печей становилось более классическим.

К середине XIX века затухает искусство художественного изразца. Появились более дешевые изразцы, рассчитанные на массового потребителя. Краски на них постепенно теряли яркость, роспись приобретала очень упрощенный характер, а потом и совсем исчезла. Эти изразцы вытесняла фабричная продукция, хорошая по техническим качествам, но скучная. Художественные изразцовые печи становились редкостью, они выполнялись только по специальным заказам.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

diy.wikireading.ru

Топить по черному - не значит жить в саже! Утраченное гениальное умение. - Норма

Русские - жители тайги создали свой особый стиль жизни, другую цивилизацию, основа которой - дом с особой русской печью, благо древесины для строительства дома и отопления в тайге хватало. Кладка печей в России исстари находилась на высоком техническом уровне. Об этом свидетельствует конструкция курного (без дымовой трубы) очага, который широко применялся в Древней Руси. Такой очаг стал прообразом совершенного универсального устройства, известного под названием «русская печь». Сначала русские печи топились по-черному, отчего избы назывались курными.

Первоначально русские печи были глинобитными и не имели трубы. Но уже в Древней Руси в Х в. были русские печи из кирпича, с кирпичной трубой. А возраст печи по-черному, по всей вероятности, насчитывает несколько тысяч лет. Глинобитные, или «битые» печи надежнее кирпичных, они лучше держат тепло, не отсыревают, не прогорают, с течением времени лишь набирают прочность, превращаясь в единый фигурный кирпич, который разломать трудно даже ломом. Глину на печь брали недалеко от деревни, а иногда, если глинистые слои подходили близко к поверхности земли, то и в своем голбчике. Использовали обыкновенную красную глину, пластичную, но не жирную. Старожилы битье печи приурочивали к полнолунию, чтобы впоследствии она не трескалась и не отсыревала. Но не только глина используется при кладке печей. Используется раствор, состоящий из 2 третей чистого песка и 1 трети глины. Если будет больше глины, то печь потрескается, если больше песка, то она рассыплется.

Дым из печи поступал в избу, здесь отдавал свое тепло и уже изрядно остывший через специальное волоковое оконце в стене под потолком выходил на улицу. В XIV веке печи в курных избах стали сооружать с деревянной дымовой трубой - дымницей. Дымницы делали из толстых досок, но отходили они не от печи, а на довольно большом отдалении от нее. Через такую дощатую дымницу дым на улицу выводился уже довольно остывший.

Недостаток таких печей в том, что велика вероятность возникновения пожара от искры, поэтому в печи нельзя разводить очень сильный огонь, чтобы не вызвать вылетающих из устья горящих искр. Для этого надо все время следить за интенсивностью горения дров в печи. Топить печь по-черному - большое искусство, требуется большой навык. Хозяйка, не умеющая топить такую печь, и сама от дыма в избе могла задохнуться, и домочадцев уморить, а то и вовсе пожар устроить.

А если такую печь по-черному топить с умом и знанием дела, то дым, выйдя через устье из печи, поднимется вверх к потолку и тонким слоем будет двигаться к открытому под потолком волоковому оконцу, отдавая при этом все тепло воздуху в избе. У умелых хозяек в курных ибах даже сажи на потолке не накапливалось, а стены в избе вообще были нисколько не закопченые. Кроме отмеченных недостатков, связанных с пожароопасностью и запахом дыма в доме, у курных изб были и великие преимущества. Горячий воздух и горячий дым из печи весь свой жар отдавали избе, просушивали и согревали воздух, создавали весьма здоровый микроклимат. Воздух, потолок и стены в такой избе дезинфицировались, что было очень важно для борьбы с заразными болезнями, неприятными насекомыми. А подвесив под потолком рыбу или мясо, можно было их закоптить в режиме холодного копчения.

Курная изба и печь по-черному. Это русская печь, толко без дымохода. У нее отдельный от дома фундамент и опечек, а в боку печурки. Загружается печь дровами и горшками через устье, через устье и дым выходит. Стены в избе чистые, закопчен только потолок, значит, хозяйка умелая.Печи с трубой на руси начали делать, когда освоили изготовление кирпича. Но не сразу люди отказались и от печей по-черному. Печь с дымоходом и трубой менее экономичная, она требует больше дров, так как тепло с горячим дымом уходит, что называется, в трубу - на обограв улицы. Кроме того, дезинфекции избы не происходит, а искры из трубы на крыше очень опасны, особенно в ветреную погоду. Крыши раньше часто крыли соломой, дранкой, а в сухую погоду этот материал мог воспламеняться от малейшей искры.

Современные люди думают, что если топить по-черному, то все стены будут закопчёнными, а жильцы такой избы будут ходить измазанные в саже, как золушка из сказки Андерсена. Этнографы, описывавшие такие избы на Руси, неизменно с удивлением обнаруживали, что стены-то в курных избах светлые, а закопчен только потолок и стены вниз от него по ровной линии на 20-30 см. Просто надо было уметь правильно подбирать дрова и соблюдать режим их горения в печи. Чтобы избежать сажи и копоти, тщательно выбирали вид деревьев, заготавливали и хранили дрова. На растопку использовали сухую сосну, осину или ольху. А когда дрова в печи хорошо разгорятся, добавляли поленья из ели, березы.

Сажа скапливалась лишь у верхней притолоки избы или возле специального «волчка» (так называемого волокового оконца, то есть проделанной в стене щели в диаметр бревна, которая, когда печь не топилась, закрывалась задвижкой - заволокой).

Печи по-черному были широко распространены у русских в Сибири в XVII-XVIII вв. даже среди знати. Например, такая печь стояла в личных покоях тобольского архиепископа Киприана. Печь без дымохода, сделанная по «всем правилам», и сейчас ценится чалдонами, только они предпочитают устраивать ее в бане. По их мнению, она обладает многими положительными свойствами - жаркостью большей, по сравнению с белыми печами, экономичностью в расходе дров. Сибиряки отмечают также целительные, «обеззараживающие» свойства черных печей.

Со временем топку по-черному сменила топка по-серому – дым стали выпускать через отверстие в потолке и деревянную трубу. Из трубы сильно охлажденный дым рассеивался во все стороны. Выпускать горячий дым с искрами было очень опасно, так как кровли домов часто делали из соломы, и в сухую погоду они вспыхивали от малейшей искры. Так что избы по-черному - это не неумение наших предков придумать и построить камин с трубой, а способ жить в тепле и при этом не вызвать пожар.

Чёрные избы имели значительную высоту. Это давало много места для дыма наверху. ''Лишний'' объём не пропадал зря: к кровельным балкам подвешивали на просушку вещи, не боявшиеся копоти и нуждавшиеся в периодической дезинфекции, чтобы не заводилась гниль (например, сети), а так же некоторые продукты, которым не вредило ''копчение''. Для протопленной чёрной избы характерен сухой, тёплый воздух, дышалось там легко, потому что при топке изба волей-неволей проветривалась: приходилось раскрывать дверь. Курные избы очень редко отсыревали, к тому же прокопчённое дерево не гнило. И, наконец, ''черная'' безтрубная печь требовала меньше дров по сравнению с ''белой'', давала больше тепла.

В 1718 г. Петр I издал указ, запрещающий строительство в Петербурге домов с курными печами и деревянными трубами, а в 1722 г. этот указ распространился и на Москву. Следовательно, до этого времени россияне отапливали свои дома по-черному даже в столицах. Россия стала подражать Западной Европе, все свое стало осмеиваться, казаться плохим и примитивным. Петр I забыл, что климат в России совсем не такой, как в Голландии или Англии. После этого его указа число простудных заболеваний в Петербурге резко увеличилось. А туберкулез легких для жителей Петербурга стал широкораспространенной болезнью. Но сел и деревень, слава богу, указ Петра I не коснулся, и там в северных деревнях продолжали делать печи по-черному вплоть до ХХ века.

РУССКАЯ ПЕЧКА ПО-БЕЛОМУ

Вначале русские печи по-белому появились в домах богачей - бояр да князей, но к XVII веку широко распространились и среди среднего сословия. Основным центром печного искусства и выучки мастеров печных дел в период со времени создания Русского государства и до второй половины XVII в. были города Владимир и Москва. Здесь зарождались прогрессивные конструкции и новые архитектурные формы отопительных печей, разрабатывалась технология изготовления печных изразцов, строились кирпичные заводы и чугунолитейные фабрики, изготовлявшие печные приборы - задвижки, дверки, ухваты и т.д. В XVIII веке кирпичное производство приобрело массовый характер, в это время было возведено много церквей в городах и селах. Но русские не спешили отказваться от дерева в качестве строительного материала. Избы строили из бревен и богатые, и бедные. В домостроении если кирпич и использовали, то из него делали первый нежилой этаж, а жилым этажом был второй деревянный. Долгое время и церкви каменные и деревянные сосуществовали в одном селе рядом друг с другом. Каменная холодная церковь была летняя, а деревянная - теплая зимняя.

Совсем не от глупости русский мужик продолжал строить деревянные дома, предпочитая их каменным, а делал это он от хорошего знания законов теплофизики. В Западной и Южной Европе зима теплая, там можно и в каменном доме не замерзнуть. А на русском севере в каменном доме зимой полный "кирдык", а если топить до хорошего тепла в каменном доме, то дров не наберешся. Сами посудите: если камень греть с одного конца, то нагреется быстро и другой, так как камень хорошо проводит тепло. А вот лучинку если подожжешь, то за другой конец можно держаться, пока огонь вплотную к пальцам не придет. Не проводит дерево тепло, а камень проводит. Деревянная стена из деревянного бруса толщиной 15 см сохраняет тепло лучше, чем кирпичная толщиной в 1 метр. Ну а о панельных бетонных стенах толщиной 35 см я уж молчу. Они вообще тепло не держат: если в панельном доме перестанут быть горячими батареи (отключат отпление зимой при 30-ти градусном морозе), то через полчаса в квартирах будет отрицательная температура, а через 3-5 часов температура в квартире и на улице выровняется. А мы удивляемся: и почему отопление многоквартирных домов в городах так дорого обходится?

Если бы в Ленинграде в блокаду люди жили в панельных домах, то до середины первой блокадной зимы никто бы не дожил. А в старых ленинградских домах были стены толстые кирпичные, и печи с дореволюционных времен сохранились. Мебелью и книгами, но можно было согреть хотя бы одну комнату. Сегодня много строят, но все новостройки без печей. А на всякий аварийный случай не помешали бы печки. Да что там печки, хотя бы дымоходы устраивали. Ау! МЧС, где вы? Почему не подготовите для Думы проект такого закона, чтобы на аварийный случай печи или хотя бы дымоходы в многоквартирных домах строители делали в обязательном порядке?

А предки наши знали, что на Руси зимой тепло в доме важнее еды и даже одежды. И создали для этого совершенную русскую печку по-белому. Русская печь совершеннее всех печей в мире. Она многофункциональна, экономична, проста в эксплуатации и пожаробезопасна.

Устье русской печи закрыто заслонкой, которой печь закрывают, когда она не топится. Шесток из огнеупорного кирпича: в печи он продолжается ровным, из такого же кирпича выложенным подом. На шестке и поде не должно быть неровностей, они сильно затруднят движение чугунков и горшков. Зимой шесток - очень теплое место, здесь любят греться кошки.Русская печь топится дровами (берёза, осина, липа, сосна, ель, ольха и др. породы), можно использовать в качестве дров отходы деревообработки: щепу, горбыль, корьё, и т.д. В безлесых частях страны, где отапливаться дровами могли позволить себе только состоятельные семьи, печь топили бурьяном, соломой, тростником, а также торфом и кизяком (прессованными и высушенными на солнце брикетами из смеси навоза и соломы). Самые жаркие дрова - березовые, а самые бездымные - ольховые и ивовые. Сухие дрова во много раз эффективнее для отопления, чем сырые. У хороших хозяев наколотые дрова под навесом сохли 2 года прежде, чем их начинали использовать. Таких дров требовалось в 2-3 раза меньше, чем сырых или недосушеных.В русской печи готовили пищу: варили, парили, жарили, запекали и «томили». Для приготовления пользовались горшками, корчагами, плошками, гусятницами, чугунками, сковородками, противнями. А чтобы поставить в печь и вынуть из нее что-то, использовали ухваты, сковородники (цапельники), деревянные лопаты. Обязательным атрибутом возле печи были: клюка или кочерга, емкость для гашения и хранения древесных углей, которые выгребали при окончании топки из печи. Посуда раньше изготавливалась из глины, но потом по большей части пользовались металлическими горшками из чугуна - чугунками, однако применялись и глиняные плошки и горшки. При печи кроме 3 ухватов и сковородника было еще 2 кочерги для перемешивания углей и выгребания золы, металлический совок - угли выгребать. Кроме тепла и варки пищи, печка производила древесный уголь для кипячения самовара и золу, которую использовали для стирки одежды, когда не было мыла, и для удобрения огородов. Золу складывали в специальную емкость во дворе - зольник. В деревнях на дорогу ни уголь, ни золу никогда не выбрасывали. Поэтому снег в деревне был чистый до самой весны. Не то, что сегодня в городах!

Русская печь в действии. Дружно горят сухие дрова. Дым выходит через устье. В чугунках варится: в одном картошка, в другом, надо полагать, щи или борщ. Северные русские варили щи, а южные русские предпочитали борщ. Всеми нами любимая и сегодня незаменимая картошка в России появилась только в XVIII веке. Она вытеснила репу. До картошки русские люди ели пареную репу и варили каши: перловую (из пшеницы), ячневую (из ячменя), овсяную, гречневую. Из пареной репы готовили особое блюдо - реповую запеканку. Сахара употребляли очень мало, вместо него ели сушеные и моченые ягоды, пили хлебный квас.

В русской печи в большом чугуне кипятили воду для приготовления пойла скотине: заваривали корнеплоды с комбикормом. Когда дрова сгорают полностью, чугунки задвигаются вглубь печи, и там пища остается горячей до обеда и даже до вечера. В обед и в ужин ее разогревать не надо. В печи, закрытой заслонкой, жар держится до самой ночи.

В русской печи внутренняя поверхность кирпичей и воздух во время топки разогревается до 200 градусов Цельсия. Высокая температура в печи может сохраняться часами без дополнительной топки печи. Для приготовления пищи – это идеальные условия.

Абсолютного технологического совершенства русская печь достигла в XIX в. К сожалению, о совершенстве русской печи известно мало, а если и известно, то об этом наши евролюбы умалчивают. Вот и строят новые русские в своих нелепых коттеджах примитивные очаги камины, в которых все тепло, не задерживаясь, вылетает в трубу вместе с опасными горящими искрами.

В конце XV века и в русских деревнях глинобитные печи стали вытесняться печами, сложенными из кирпича. Наши предки научились обжигать кирпич, настроили кирпичных заводов чуть ли не в каждой деревне. Примерно в это время крыши стали крыть дранкой или тесом, отчего вероятность возникновения пожаров резко снизилась. Вскоре у русской печи появилась дымовая труба, при этом тяга стала много лучше, но и потери тепла с выходом еще горячего дыма увеличились многократно, и риск возникновения пожара тоже возрос значительно. Для повышения КПД русской печи придумали изогнутую трубу с оборотами в кожуке. Пока дым идет по всем колодцам дымохода, он отдает тепло кирпичам, а искры при этом гаснут. На чердаке, прежде чем выпустить дым в небо, его пускают по горизонтальному отрезку трубы - так называемому борову. Так что когда дым вылетает из трубы на крыше, он уже не горячий, а просто теплый. В таких трубах вороны иногда даже гнезда устраивали и высиживали птенцов. При этом печь вдруг начинала дымить, умный хозяин, прежде чем начинать чистить трубу от сажи, лез на крышу и проверял, нет ли в трубе вороньего или сорочьего гнезда.

Одна из причин, почему долгое время печи топили по-черному - это дороговизна кирпича. Использовать его могли себе позволить только очень обеспеченные люди, поэтому долго ещё «чёрные» печи оставались в ходу, а по-белому топили в хоромах князей да бояр. Русская печь с кирпичной трубой называется «белой» и, соответственно, топят её по-белому. Конструкция русской печи с трубой оказалась столь удачной, что с момента возникновения принципиально и не менялась, особенно в деревне. Усовершенствовались лишь отдельные её параметры. Обожженый кирпич был действительно очень дорог, поэтому крестьяне печи нередко делали из необожженого кирпича - сырца, а из обожженого устраивали только под и свод печи. Думаю, для пояснения достаточно привести два примера из российской истории.

В XVIII и в начале XIX вв. русское печное искусство распространилось и в Западной Европе. История сохранила некоторые имена выдающихся русских печников того времени: Мартына Васильева, Ермолая Иванова, Ивана Степанова. Типы русских печей распространились тогда в Германии, Франции, Англии. До середины XVIII в. техника печного отопления развивалась и совершенствовалась исключительно на основе многовекового опыта русского народа. Научные основы конструирования печей и систем печного отопления заложил Н.А. Львов (1751-1804). И.И. Свиязев в XIX в. изучал и испытывал конструкции отопительного оборудования, он теоретически обосновал приемы его проектирования, изобрел оригинальные типы печи. В 1867 г. он издал «Теоретические основы печного искусства», в которых привел методику расчета длины газовых каналов и сечений дымовых труб. В 1880 г. профессор С.Б. Лукашевич опубликовал «Курс отопления и вентиляции» и в разделе «Печное отопление» изложил теорию расчета отопительных печей.

Часто русская печь располагали в углу избы, слева или справа от входа. Устье печи было обращено к противоположной входу стене и освещалось боковым окном. Печь стояла почти вплотную к боковой стене. Между стеной и печью было небольшое пространство, где хранили ухваты, клюку (кочергу), помело (веник на палке), сковородник, деревянную лопату. Между печью и торцевой стеной под потолком устраивались деревянные полати. Подобную планировку можно отнести к северо-среднерусской части России. В домах пятистенках и в домах с прирубом печь располагалась так, чтобы можно было отапливать либо все помещения, либо несколько из них. В этом случае делали печь с подтопком или камельком.

Значимость пространства избы возрастала от входа к противоположной стене, где слева находился «передний угол» с иконами и столом. Самым малопочетным местом была часть избы около входа, ее называли «под порог». Говорили: «Что, девка, под порогом стоишь, проходи, не стесняйся». Правила вежливости заставляли пришедших в дом останавливаться у входа и ждать приглашения пройти дальше. Пространство между задней стенкой печи и стеной называлось «куть». Куть традиционно принадлежала хозяйке и предназначалась в основном для приготовления пищи и шитья. Там стоял сундук с приданым, взятым девушкой из дома родителей. Возле печи был вход в подполье, часто оформленный как «голбец». На печь и на голбец залезали по лесенке. На полати можно было перелезть с печи.

Сложить хорошую белую печь было делом непростым. Сначала прямо на земле в подполье на отдельном фундаменте устанавливалась опечье – небольшой деревянный сруб, служивший основанием для печи. На опечье настилали доски, на которых выкладывалось днище печи – под. Над подом из камня или кирпича сооружался полукруглый свод печи. Под имел слабый наклон в сторону устья. В топке русской печи взрослый дюжий мужик мог сидеть, и над его головой до свода оставалось еще около 20 см, а от его плеч до стенок печи было расстояние не менее 40 см. Русская кухня. Обратите внимание на разделку у этой печи. Разделка - это утолщение дымохода там, где он касался или проходил сквозь потолок и крышу. В этих местах кирпичная кладка похожа на выпирающий венец. Делалась она для пожарной безопасности, ведь вокруг было сухое дерево. Столбик со странными металлическими крючками использовался для витья веревок. На крючки насаживали большой пук льняной кудели (льняного волокна) и вытягивали из него толстые нити, которые свивали в веревку.

Русская печь со временем по мере усовершенствования приобретала массу удобных приспособлений. Например: шесток, полочку перед устьем печи, на которой хозяйка могла держать в тепле приготовленную пищу, печурки в боках печи, выступ на кожуке для хранения спичек и др. На шесток из печи после окончания топки выгребались раскаленные угли, предназначенные для кипяченя самовара и для утюга. В неглубоких нишах в стенке печи (печурках) обычно сушили мокрые рукавицы, носки и портянки. На плечике печи рядом с кожуком хранилось сухое, гладкое без сучков березовое полено для щепания лучины для растопки. Лучину щепали большим тяжелым ножом-тесаком, который почему-то называли косарь. В тёплом опечье в холодное время держали домашнюю птицу, которую приносили из хлева.

Очень важное отличие русской печки по-белому от русской печки по-черному, на которое мало кто обращает вимание, - в том, что печка по-белому имеет самостоятельный фундамент, а печка по-черному стоит на полу. Объясняется это просто. Вес печи по-белому в два, а то и в три раза больше, чем вес печи по-черному. Пол такой вес уже не выдерживал, вот и пришлось делать отдельный фундамент.

''Русская печь – удивительное сооружение. Когда на улице мороз ниже -45 градусов по Цельсию, то спасти может только русская печка. Печь в русском доме – это огромное каменное сооружение, занимавшее подчас чуть ли не четверть площади жилища. Она долго, несколько часов, протапливается, но нагревшись, держит тепло и обогревает помещение в течение целых суток''.

Продолжение здесь: http://anisiya-12.livejournal.com/636248.html

hazarinn.livejournal.com

Отопление жилищ на Руси – истоки развития

Со времен, когда человек смог покорить стихию огня, начался длительный и полный противоречий путь к цивилизованному обществу. Вместе с необходимостью добывать и готовить пищу, еще первобытные люди ощутили потребность обогревать свои жилища, обеспечивая себе комфортные условия для существования. В разных уголках планеты развитие отопительных систем имело собственные особенности, в зависимости от условий окружающей среды, традиций и верований.Краткая история систем для обогрева домовНа обширной территории современной России археологам удалось обнаружить разнообразные приспособления для обогрева помещений, которые использовались народами на протяжении тысячелетий.Первые прототипы печек попросту складывались древними племенами из булыжников без применения связующего раствора. А вот городские жители Древней Руси уже активно использовали ставшую уже классической печь, причем в южных регионах она изготавливалась из глины, а в северных – вытесывалась з камня.

Приблизительно в 16-17 веке наиболее богатые боярские древнерусские хоромы имели достаточно развитую отопительную систему, тепло поступало в комнаты благодаря изразцовым печам, а продукты горения и дым выводили по специально проложенным трубам, которые зачастую вели так, чтоб дополнительно обогреть помещения. Если температура в комнатах не поднималась до желанной отметки, части жилища дополнительно оборудовались каминами.Главными центрами развития традиционного русского печного искусства считались Москва и другие крупные городские образования, именно здесь существовали специальные школы, зарождались новые оригинальные конструкции. Действительно хорошие мастера печных дел ценились на вес золота.Последствия технического прогрессаБлагодаря инновациям, активно внедряемым Петром I, на Руси широко развивалось кирпичное производство, тесно связанное с созданием печей, также началась продажа чугунных и стальных нетеплоемких печей, что стало настоящим прорывом в те времена. Вскоре началась борьба против возведения в городах печей с деревянными трубами и курных печей, так как они часто становились причинами страшных пожаров. Получила распространение профессия трубочиста – произошло это после выхода в 1721 году приказа об обязательном ежемесячном очищении печных труб.Затем началась совершенно новая эра с использованием пара и горячей воды в качестве теплоносителей, именно в России была изобретена первая в мире полноценная батарея.Современные жители России не испытывают сложностей и неудобств с отоплением собственных домов и квартир, ведь существует огромное количество доступных приборов (радиаторов, конвекторов и т.д.). Наша компания рекомендует обратить внимание на напольные, настенные и внутрипольные конвекторы Jaga – ведь именно эти качественные и долговечные системы отопления бельгийского производства гарантируют максимальную эффективность работы при минимальных затратах денег и энергии.

jagarus.com

История русской печи. | Славянские традиции

История русской печи.

Прообраз современной печи, как утверждают археологи, появился около четырех тысяч лет назад. Именно тогда человек догадался "загнать" огонь под глиняный свод.

Кладка печей в России исстари находилась на высоком техническом уровне. Об этом свидетельствует конструкция курного (без дымовой трубы) очага, который широко применялся в Древней Руси. Такой очаг стал прообразом совершенного универсального устройства, известного под названием «русская печь».В XV-XVI вв. курные печи стали сооружать с дымовой трубой. Первоначально дымовые трубы, которые назывались дымницами, выполняли из древесины в виде толстого теса, что являлось пожароопасным.

В период интенсивного развития городов в XVI-XVII вв. русская техника достигла высокого уровня. Основным центром печного искусства и выучки мастеров печных дел в период со времени создания Русского государства и до второй половины XVII в. была Москва. Здесь зарождались прогрессивные конструкции и новые архитектурные формы отопительных печей, разрабатывалась технология изготовления печных изразцов, строились кирпичные заводы и чугунолитейные фабрики, изготовляющие печные приборы.

В 1718 г. указом Петра I было запрещено строительство в Петербурге домов с курными печами и деревянными трубами, а в 1722 г. этот указ распространился и на Москву . Одновременно расширялись существующие и сооружались новые кирпичные заводы. Были изданы обязательные правила кладки наиболее важных элементов печей. В это же время было развито производство печных отделочных материалов. Вместо рельефных тисненых изразцов в печном деле стали применять гладкие расписные изразцы голландского образца. В связи с этим отечественные отопительные толстостенные печи неправильно стали называть голландскими или «голландками».

По документальным источникам установлено, что в XVIII и в начале XIX вв. русское печное искусство занимало ключевые позиции в Европе. История сохранила некоторые имена выдающихся русских печников прошлых веков: Мартына Васильева, Ермолая Иванова, Ивана Степанова и др. Типы русских печей были распространены в Германии, Франции, Англии и других странах Западной Европы. До середины XVIII в. техника печного отопления развивалась и совершенствовалась исключительно на основе многовековой практики народных умельцев. Однако им все больше требовалась помощь науки, которая должна была проанализировать созданное за века и наметить пути прогресса в технике отопления.

Основы конструирования печей и систем печного отопления заложил русский архитектор Н.А.Львов (1751-1804). Архитектор и строитель И.И.Свиязев в XIX в. изучал и испытывал многочисленные конструкции отопительного оборудования, теоретически обосновал приемы его проектирования, а также изобрел многие оригинальные топливники и печи. И.И.Свиязев в 1867 г. издал «Теоретические основы печного искусства», в которых привел методику расчета газовых каналов и сечений дымовых труб. В 1880 г. профессор С.Б.Лукашевич опубликовал «Курс отопления и вентиляции», где в разделе «Печное отопление» изложил теорию расчета всех элементов отопительных печей.

В интерьере традиционного жилища русского старожильческого населения Верхнего Приобья в конце XIX — первой трети XX вв. одним из наиболее значимых элементов являлась печь, имевшая многофункциональное назначение. Полевые исследования автора, проводившиеся в 1997–1998 гг.[2], позволили установить конструктивные особенности печей, возводившихся сибиряками («чалдонами», «старожилами»), и уточнить некоторые аспекты семантического ряда, связанного с печью.

Местоположение печи в доме. В избе старожилы устанавливали одну печь, предназначенную и для обогрева, и для приготовления пищи, — хлебную, которую располагали в углу избы, слева или справа от входа. Это не исключало установки дополнительных печей, но их использовали только для обогрева. Устье («чело», «цело», «са/я/ло») хлебной печи было обращено к противоположной входу стене и освещалось боковым окном. Печь стояла почти вплотную к боковой стене. Между ними оставалось 20–30 см , где хранили кухонную утварь — ухваты, клюку (кочергу), помело (веник из сосновых лап) и т.п. Между печью и торцевой стеной, над входом, устраивались деревянные полати. Подобную планировку можно отнести к северо-среднерусской. В крестовых домах и пятистенках с прирубом печь располагалась так, чтобы можно было отапливать либо все помещения, либо несколько из них. В этом случае делали печь с подтопком или камельком. Изба старожилов делилась на различные части, имевшие свои названия и семантическую нагруженность, связанную с назначением и стоявшим там оборудованием. Значимость пространства избы возрастала от входа к противоположной стене, где находился «передний угол» с иконами и столом. Самым малопочетным местом была часть избы около входа, располагавшееся между койкой и печью, — «под порог». Говорили: «Что, девка, под порогом сидишь, проходи». Правила вежливости заставляли пришедших в дом останавливаться у входа и ждать приглашения пройти дальше. Пространство между печью и стеной, где располагался «передний угол», старожилы называли «куть». Оно традиционно принадлежало женщине и предназначалось, в основном, для приготовления пищи и шитья. Там стоял «ящик» с вещами хозяйки — сундук с приданым, взятым из дома родителей. Возле печи был вход в подполье — «голбец». К печи со стороны входной двери примыкала небольшая лавочка, называвшаяся «голбчик».

Установка печи. Важным этапом в строительстве дома было возведение печи. Иногда печь приходилось ставить не только, когда строился новый дом, а несколько раз перекладывать, если она чем-то не устраивала хозяев или прогорала. Но с глинобитной печью такой неприятности не случалось. Глинобитные или «битые» печи надежнее кирпичных, лучше держат тепло, не отсыревают, с течением времени лишь набирают прочность, превращаясь в единый фигурный кирпич, который разломать трудно даже ломом. Глину («землю») на печь брали недалеко от деревни, а иногда, если глинистые слои подходили близко к поверхности земли, то и в своем голбчике. Использовали обыкновенную красную глину, пластичную, но не жирную. Старожилы битье печи приурочивали к полнолунию, чтобы впоследствии она не трескалась и не отсыревала.

Обычно возводили так называемые русские печи в с дымоходом — «белые». Печей без дымоходов — «черных» в начале XX в. старожилы не ставили. В отличие от них, если судить по воспоминаниям Р. Вороновой, рукопись которой хранится в архиве Мошковского р-на Новосибирской обл., еще к началу колхозного движения, т.е. к 1930-м годам, некоторые переселенцы жили "в избах из толстых бревен с маленькими, высоко поднятыми над землей окошечками, вместо стекол были вставлены животные пузыри. Ребятишки всю долгую зиму жались на полатях. Печи топились «по-черному» и когда становилось нечем дышать, открывали дверь на улицу в сорокоградусный мороз".

Нужно отметить, что печи по-черному были широко распространены в Сибири в XVII — XVIII вв. даже среди знати. Например, такая печь стояла даже в личных покоях тобольского архиепископа Киприана. [3] Печь без дымохода, сделанная по «всем правилам», и сейчас ценится чалдонами, только они предпочитают устраивать ее в бане. По их мнению, она обладает многими положительными свойствами — жаркостью, большей, по сравнению с белыми печами, экономичностью в расходе дров. Сибиряки отмечают целительные, «обеззараживающие» свойства черных печей.

Печи делали за один день техникой битья мастер с подмастерьем или хозяин с «помочью». Работать приходилось очень быстро, чтобы глина не пересохла. Кое-где, например, в сузунских деревнях, печь била хозяйка, приглашая соседок и родственниц «в помочь», стариков, чтобы помогли советом. Все деревянные детали печи делались хозяином или кем-нибудь из родственников-мужчин. Если печь делал приглашенный мастер, то всю работу он выполнял сам, подмастерье или хозяева ему помогали. На первом этапе работы бревенчатый сруб, печное основание, подводили до уровня пола или несколько ниже. На сруб клали половинки бревен небольшого диаметра или толстые плахи, позже — металлический лист. На него насыпали слой глины. Ставили печной столб, делали перевязку. Затем до определенной высоты возводили из бруса или плах опечек так, чтобы удобно было бить глину. Накладывали слой за слоем толщиной 5–10 см, которые били, уплотняя, большими деревянными молотками-чекмарями или пестиками. Работа распределялась так, что один человек бил, другой «прибивал», то есть ровно утрамбовывал легкими движениями. Заостренным концом деревянного молотка в каждом слое делались углубления — велось пазование, затем накладывали новый слой и били округлым концом молотка, что было необходимо для большего уплотнения. Опечек поднимали до нужной высоты. Иногда устанавливались боковые деревянные части, которые назывались «задороги». Между слоями глины насыпали немного соли, чтобы слои лучше «сливались», и печь была крепче. На удобной для хозяйки высоте (каждая печь делалась индивидуально «под хозяйку», ведь ей приходилось работать около печи ежедневно по несколько часов), формовали шесток и под печи (гладкую горизонтальную площадку с небольшим уклоном к устью печи), набивая глину в опалубку, которую в дальнейшем разбирали.

Вятские мастера, приходившие с артельным промыслом в Сибирь, определяли размеры печи так. Прежде всего усаживали хозяйку дома на табурет. Расстояние от верхней пуговки на воротнике хозяйки до сиденья табуретки давало высоту свода внутренней части печи, которая, однако, не должна была превышать 60 см. Устье печи должно было быть на 10 см шире плеч хозяйки, а высота его равна их ширине. Шесток в глубину должен быть равен размеру от локтя до кончиков вытянутых пальцев. Высота печи делалась равной росту хозяйки плюс два спичечных коробка.

Под подовый слой насыпали слой песка или битого стекла, чтобы печь была жарче. Для образования внутреннего пространства печи делали специальную опалубку — «свинку», короб из досок с полукруглым верхом. Формовали на шестке верхнюю часть печи с чувалом и дымоходом, вырезали устье ножом, делали прорезь для заслонки, печурки (небольшие ниши для трубы самовара, сушки рукавиц, хранения спичек), и специальные отверстия для выгреба угольев и пепла. Выбирали загнету — углубление в подовой части печи, куда сметали угли для поддержания ровного жара. Устанавливали заслонки, вьюшки и дверцы для подтопка. Иногда рядом с топкой вмазывали котел для горячей воды.

Чувал был прямоугольной формы и делался так: стержнем его служили чурки из нетолстого березового бревнышка, вокруг них набивали глину, ограничивая опалубкой. Между половинками чурок делали зазор, куда вставляли бересту, чтобы их выжечь, когда они уже будут не нужны. Трубу чувала, сделанную из кирпичей, выводили на крышу. Колено чувала называлось «боровок», его делали для отбоя искр, чтобы они не вылетали в трубу, а тепло дольше сохранялось. Но во многих печах «боровков» не было. Появление боровков связывается с приездом переселенцев из российских губерний в начале XX в. Не все старожилы переняли это усовершенствование, хотя оно существенно улучшало теплотехнические свойства печи.

Когда печь была готова, ее топили первый раз, а в дымоходе поджигали бересту. Доски свинки и чурки сгорали, образовывая внутреннее пространство печи. Если части свинки скреплялись веревкой, то ее можно было вытащить и использовать несколько раз. Чтобы печь набрала прочности, ее топили некоторое время несколько раз в день, и она постепенно высыхала. Завершение работ по установке печи отмечали всей семьей в тот же день обильной трапезой, приглашая всех «помочан», если работали «по помочи», или мастеров, если их нанимали на работу.

Печи складывали и из сырцового кирпича. Кроме обычных русских печей, мастера делали по заказу более удобные и экономичные печи с плитой, печи с подтопком. В горнице для тепла могли устанавливать голландку («галанку»). В начале XX в. как дополнительную печь стали применять фабричную металлическую печь «Контрамарка». Русские печи белили серой или белой глиной несколько раз в год, к праздникам. В первой трети XX в. стали использовать и известь.

Семантика печи. Верования старожилов, связанные с печью, имели языческий характер, что отличалось от сущности отношения к печи переселенцев из губерний Европейской России, прибывших в Приобье в конце XIX — начале XX вв., которые соединяли языческую основу с символикой христианства даже визуальными способами. Так, в с. Маслянино [4] было записано, что новоселы из губерний Европейской России, использовали заговоры-обращения к печи, а рядом с ее устьем вмазывали небольшую иконку с образом Христа или Пресвятой Богородицы. С печью в сознании сибиряков-старожилов Приобья связаны понятия надежности, защиты, основательности. Воистину она являлась ядром дома, домашним очагом, дающим благополучие, сытость, тепло. На печи спали старики и дети. Ребятишки, испугавшись грозы, жались поближе к печи.

Печь играет знаковую роль во внутреннем пространстве дома, совмещая в себе черты центра и границы. В фольклоре печная труба является специфическим выходом из дома, предназначенным для сверхъестественных сил. Из нее в сказках вылетает ведьма, через нее в дом проникают огненный змей и черт. Характер символического осмысления печи был во многом предопределен тем, что поддержание домашнего огня и приготовление пищи являлись специфически женскими занятиями. Хозяйка чистила печь, заглядывала в ее жерло, а значит, по представлениям старожилов, могла общаться с домовым, которого называли «со/у/седка», «суседушка». Ей в первую очередь он подавал знаки, она должна была позаботиться о том, чтобы суседко перебрался в новый дом при переезде. Часто, переселяясь, хозяйка в первую очередь переносила клюку и помело, клала их на печь в новом доме, тем самым приманивая домового, покровителя хозяйства и семьи. При этом она должна была приговаривать: «Соседушка-братушка, пойдем к нам на ново место» [5]. По мнению сибиряков из д. Мамоново [6], как раз помело и являлось гнездом домового. Для него нужно наломать сосновых лап и поставить его в голбец — дать место домовому: «Вот твоя постель». Крестьяне считали, что обитал суседка где-то в подполье, рядом с печью, или же на чердаке, т.е. на периферии жилого пространства. По мнению В. И. Дынина [7], различия, связанные с местом обитания домового обусловлены особенностями северо- и южнорусских жилищ. Северную избу, а такой тип преобладал среди изб старожилов, строили на подклете, который и считался местом пребывания домового, поскольку там устраивали голбец. Южнорусская изба ставилась на земле и подполья не имела, поэтому пристанищем домового служил чердак. Следует отметить, что если такая прямая зависимость и существовала, то лишь при формировании представлений о домовом. Материалы полевых исследований говорят о том, что конструктивное изменение жилища, переход южнорусских в условиях Сибири к возведению жилища с подклетом не повлияло на мнение о месте пребывания духа дома. А часть старожилов считает местом пребывания суседки чердак, хотя в их домах устроены голбцы.

Символика печи имела особое значение в народной медицине и магии. В сибирских заговорах от тоски по умершему часто обращались к ней: «Как ты, матушка-печь, не боишься ни воды, ни пламени, так бы и ты (имярек) не боялся, не страшился»[8]. Наговорить нужно было на воду и сбрызнуть наотмашь того, кто страдал боязнью. При этом он должен был стоять около печи и посмотреть в устье, к чему его нужно было принудить, сказав: «Что-то неладно у вас в печи». Используя угольки из печи, лечили от испуга. Приговаривая необходимые слова нужно было бросить три уголька в воду. Если угольки утонут — человек вылечится, если же нет, то причина болезни не в испуге. Некоторые заговоры необходимо было произносить на новый месяц обязательно при затопленной печи.

Уезжая в долгие опасные путешествия, нужно было заглянуть внутрь печи, что должно обеспечить благополучное возвращение домой.

Поскольку дом осмысляется в народной культуре как средоточие основных жизненных ценностей, таких, как счастье, достаток, единство семьи и рода, целый комплекс традиций, бытовых приемов и запретов был направлен на то, чтобы удержать счастье и не дать ему покинуть жилище. В частности, не давали в долг то, в чем оно, по мнению крестьян, было сосредоточено, например, огонь. Готовность поделиться угольками для разжига

www.rutraditions.ru

Три века русской печи

Наш рассказ (1 и 2) об истории русской печи, хоть и основывается на документальных источниках, но явно не слишком соответствует сложившимся стереотипам о ней. Ведь нам с детства говорили, что русская кухня и  русская печь — неразлучны. И одно не существует без другого. А жизнь, оказывается, была сложнее...

Попробуем подытожить все, о чем мы говорили. И, основываясь на этом материале, сделать некоторые выводы:

1. Когда, собственно, русская печь приобрела ту самую конструкцию, которая позволяет говорить об ее индивидуальности и уникальности? По-видимому, лишь к XV-XVI векам.

До этого существовавшие на Руси печи были достаточно примитивными сооружениями, ничем особенно не отличавшимися от аналогичных отопительных и поваренных приспособлений у соседних народов. Как вы думаете, насколько быстро остывала после протопки глиняная овальная печь размером 1х1 метр? Думаем, что уже через два-три часа после выгорания дров температура в ней опустится до комнатной. А как же многочасовое томление блюд в этой, так сказать, «русской печи»? — спросите вы. — А никак! То есть нагреть помещение до приемлемой температуры она, конечно, могла. А вот использоваться в сложных кулинарных целях — навряд ли.

2. Русская печь никогда не была у наших предков единственным кулинарным приспособлением. Изучение блюд Древней Руси показывает, что наряду с «печными» технологиями их приготовления не менее распространенными были и другие поварские приемы.

Давайте просто перечислим некоторые хорошо известные блюда, к примеру, из «Росписи царским кушаньям», датируемой 1610-13 годами:

«Лебеди во взваре» — жареные на вертеле с подачей под соусом-взваром; «Ути и зайцы верченные», т.е. жареные на вертеле;«Пряженые» пироги и пирожки. Пряжить означает «жарить в жире» (сегодня бы сказали «во фритюре»). Это явно можно было делать не в печи, а на огне, плите;Рыба копченая — здесь комментарии излишни. Да, можно коптить над печной трубой, но труб-то у печей до Петра I почти и не было.«Тельное» — размолотая в ступке до состояния фарша рыба, набитая в специальные формы (в виде зайцев, уток, поросят), которые опускаются в кипящее масло и жарятся в  нем.

Или то же самое из «Домостроя»: требуха свиная жареная, грудинка баранья на вертеле с шафраном, вырезка говяжья на вертеле, большие пироги кислые, жареные в масле с сыром. Здесь же — разнообразные щуки, стерлядь, сельдь на пару. Вот  как готовить рыбу на пару в печи, когда требуется нагревание снизу, а не равномерное с боков?

Таким образом, повара на Руси испокон веков  использовали широкую гамму приемов тепловой обработки: варку, припускание, варку паром, жарку на сковороде, на вертеле («верченные» рыба, куры), в жире («пряжение»). Упоминаются в литературных памятниках того времени и такие сложные блюда, как рыба, «пряженая в тесте» (т. е. рыба в тесте, жаренная во фритюре). Рыбу также фаршировали. В той же «Росписи…»  встречаются «оладьи из тельного». А эти дотошные перечисления масел в «Домострое» (1550-е годы): орехового, конопляного, макового. Они — тоже для жарки в печи?

Вот почему можно с полным основанием говорить о том, что русская печь никогда не была у нас единственным и уникальным поварским «инструментом». А русская кухня никогда не замыкалась на использовании печи в любое время года, для любых блюд и продуктов.

3. О том, что печь была далеко не единственным и, возможно, не главным «кулинарным» приспособлением на Руси, говорит и перечень найденных или упоминаемых в источниках предметов поварской утвари.

Конечно, нам обязательно возразят: вот, мол, все в печи можно было сделать. Это вообще универсальный и уникальный инструмент! Но поверите ли вы сами, что поперек печи вставляли десятки вертелов, а в горнило ежеминутно совался повар, чтобы опускать пирожки в котел с кипящим маслом? При том, что все указанные кулинарные операции можно было проделать с гораздо меньшими усилиями без печки?

Вот, скажем, перечисление поварской утвари в «Домострое» (гл.51): «…чтобы все было в порядке: и котлы, и сковороды, … и таганы, и решетки…». Это ведь явно не для печки инструментарий. Известный исследователь русской кухни Н.И. Ковалев справедливо замечает: «Жарить на вертеле сотни порций на шестках печи очень трудно, для этого требуются специальные мангалы. Жарить во фритюре (пряжить в большом количестве раскаленного жира) в русской печи неудобно — необходимы открытые очаги с подвесными котлами или таганки».

Большие медные котлы — это вообще одно из самых употребительных названий кухонной утвари на Руси. Изготовление котлов превратилось даже в отдельную профессию. Еще в Новгородской летописи 1216 года упомянут Антон-котельник. В обиходе начиная с X века активно используются железные сковороды. Упоминания о них в древних текстах немногочисленные,  но,  тем   не  менее,  этот тип посуды был хорошо известен в быту. Их ставили тогда непосредственно на угли. Поэтому сковороды быстро изнашивались — железо просто прогорало. Самая ранняя из них найдена в раскопках в Лужском районе Ленинградской области. Она датируется VIII-IX вв. А уж в дальнейшем они — непременный атрибут кухонного быта россиян.

Так, историк Иван Забелин приводит опись помещений Кремлевского дворца, относящуюся к 1722-1767 годам. Читаем фрагменты из  нее: «Под Успенской церковью... кухарны палаты длиною 3 сажени, поперек 2 сажени... в ней печь кирпичная, а очаг надлежит починить... Подле мастерских палат — палата поваренная... пол 3 сажени, поперек 2 сажени без четверти, в ней очаг доведется вновь сделать, в том очаге в деле решетка железная с зубцами, а другой нет... Подле тех переходов 3 поваренные палаты. ...Две печи кирпичные да очаг... В одной палате очаг, при оном очаге 4 связи железные и подстава связанная железная».

Достоверно известно, что дворцы русской знати оборудовались поварнями с открытыми очагами, вертелами, подвесными котлами. Были они и в поварнях XVI-XVII вв. Так, в розыскном деле о Ф. Шакловитом и его сообщниках упоминается «вертел, что гусей и утят жарит» (1689 г.).

Для жарки  издавна на Руси применяли вполне «европейские» железные и медные сковороды; для жарки в большом количестве жира и запекания — металлические противни. Так, в «Описи скатерной и судовой (посудней) палат» по переписной книге за № 14 от 7166 (1657) г. числится: «В скатерной сковородок медных белых... двадцать сковородок большие руки (ручки – прим. авторов) с трубками да десять сковородок средние статьи с трубками».

4. Действительно уникальным и присущим именно России сооружением печь становится примерно с XVI-XVII веков — Домострой и т.п. Именно отсюда и следует исчислять время ее существования в русской кухне.

Однако уже с начала XIX века русская печь постепенно теряет свое значение  в качестве универсального кулинарного приспособления. Даже существуя в исконном виде, она постепенно обзаводится плитой и конфорками. Которые практически сводят на нет ее «печные» свойства.

Действительно русская кухня XIX века — явление значительно более широкое, чем приготовление в печи. Вы видели рецепты для печи у Левшина (1795), у Авдеевой, у Степанова, у Радецкого? Ну, с десяток на всех найдете. А ведь это — цвет русской кулинарии тех лет. То, что собственно и называлось великой русской кухней XIX века! То, чем справедливо гордилась страна. То, что завоевывало признательность и известность даже в избалованной кулинарными изысками Европе.

Это не означает того, что в XIX веке русская печь утратила свою роль и широко не использовалась. Конечно, нет! Она сохранялась в массовом крестьянском быту практически до 50-х годов XX века. Но только не надо путать деревенскую кухню последних 150 лет и общенациональную русскую (а потом и советскую) кулинарию! Первая была, несомненно, частью общерусской кухни, но уже с конца XVIII явно не определяющей ее существо и тенденции развития. 

Читатель вправе спросить: — Вы что же, пытаетесь развенчать нашу печь, истинно русское и уникальное изобретение, основу всей русской кухни? — И да, и нет, — ответим мы. — Просто жизнь была несколько сложнее устоявшихся и привычных со школы схем. И в этой жизни русская печка была обычным приспособлением. Очень полезным в быту и кулинарии.

Только на протяжении многих веков она ничем особенным не отличалась от зарубежных аналогов, да и вообще не была чем-то, требующим специального «изобретения». И долгое время ее кулинарные возможности были значительно у́же, чем сейчас пытаются ей приписать. Эти «фантазии» сродни современным картинкам былинных богатырей X-XII веков, возлежащих на русской печи. Которой, как неожиданно для некоторых оказывается, тогда просто и не существовало.

Впрочем, и кулинарный «золотой век» русской печи также был недолог. Лишь около трех веков достигнутое к тому времени совершенство ее конструкции позволяло максимально использовать печь в гастрономической практике. Которая, естественным образом, вытеснила ее на «обочину» великой русской кухни XIX века. Сделав русскую печь уникальным историческим свидетельством смекалки и изобретательности русского народа. Незаменимым в крестьянском быту приспособлением. Ставшим одновременно некоей «фантомной болью» об утраченной национальной традиции и потерянной русской кухне.

Источник

ruvera.ru

История древней Руси - » Печи

Изготовление металлических изделий в деревне

«Сыродутный горн» возник из обычного очага, расположенного посреди конического шалаша («землянки»). Едва ли этот очаг имел какие-либо специальные приспособления для плавки металла.

С ростом потребности в железе и умения «варить» его появляются специальные печи, устраиваемые в самом поселке, но уже подальше от жилищ, на краю его, у вала. Так расположены печи на белорусских городищах I—VII вв. н. э., например, в Оздятичах, в Свидне. Несколько позднее, в эпоху Киевской Руси место выплавки переносится иногда ближе к источнику сырья ввиду трудности доставки больших количеств руды в поселок.

Одна из наиболее ранних печей (городище Кимия) представляет собой круглую яму около 1 м в диаметре, вырытую в земле и густо обмазанную глиной. Глина найдена в сильно обожженном состоянии. Вокруг печи — большое количество шлаков. Верх у печи открыт. Никаких следов приспособлений для дутья не обнаружено. Печь, углубленная в землю, едва ли давала какие-нибудь преимущества по сравнению с обычным очагом.

Конструкция наиболее сохранившейся печи с Лабенского городища (близ древнего Изяславля; Белоруссия) такова: печь сделана из глины прямо на грунте; она имеет в разрезе сводчатую форму, в плане — округлую; высота свода внутри — 35 см, ширина печи внутри — 60 см, толщина глиняных стенок — 5—10 см. Верх печи имеет широкое отверстие, через которое засыпался уголь и руда. В стенке печи внизу, почти на уровне земли, имеется горизонтальное отверстие. Перед началом плавки печь засыпалась древесным углем (частично горящим), поверх которого насыпалась размельченная и, может быть, обожженная руда в количестве около 30 кг. Сверху иногда тоже насыпали уголь. Затем в нижние отверстия (они обычно бывают парные) печи всовывали сопла (от слова «сопеть» — «дуть»; отсюда же «сопели» — дудка, свирели) мехов, нагнетающих воздух.

istoiarusi.ru

Русская печь. Устройство печки. Кладка русской печи своими руками.

«Русская печка» - прочитав статью вы узнаете:
  • за что ее так любили, и почему до сих пор во многих современных домах можно встретить русскую печь посреди комнаты
  • как современному человеку своими руками сделать русскую печь в загородном доме
  • основные достоинства и возможные недостатки русской печи
Русская печь уникальна по своей сути. Появилась русская печь в России на рубеже XVII – XVIII веков. Являясь очень важным элементом быта, русская печь по праву заняла свое заслуженное место в истории. Очень часто русская печь с лежанкой фигурирует в народных сказках, былинах. Ее «одушевляют», наделяя различными человеческими качествами.

Интересные факты из истории

Россия всегда славилась народными умельцами во многих областях, и печное дело не было исключением. Документально известен тот факт, что на протяжении XVIII – XIX века Россия лидировала в печном искусстве. Русские печки пользовались спросом в Германии, Англии, Франции и во многих других крупных странах. Курная русская печь (печь без дымовой трубы), использовавшаяся в Древней Руси на протяжении долгого времени была прообразом известной «русской печки». Свой вклад в развитие печного дела внес Петр I. В 1718 году вышел указ, запрещающий строительство в Санкт-Петербурге домов с курными печами. Позднее, в 1722 году сила данного указа распространилась и на строительство курных печей в Москве. Этот указ послужил мощным толчком для архитекторов и строителей, которые стали придумывать новые решения для отопления домов. Новые печки должны были отвечать всем современным на тот момент, требованиям. Архитектор Н.А. Львов и И.И. Свиязев вложили существенный вклад в развитие и совершенствование печей. В 1867 году была выпущена книга «Теоретические основы печного искусства». Эта книга стала хрестоматией для многих печников.

Русская печь своими руками

Для того, чтобы сделать кладку русской печи своими руками необходимо понять принцип работы и устройство русской печи. В разных уголках России русские печки имели разную форму, иногда встречались очень необычные экземпляры, но основные размеры все же соблюдались довольно строго. Среднестатистическая русская печка имела следующие размеры:
  • ширина русской печи составляла – 2 аршина (около 142 см)
  • длина – 3 аршина (около 213 см)
  • а высота от пола до лежанки – 2,5 аршина (около 180 см)
русская печьУстройство русской печи подробно представлено на рисунке 4.1. Русская печь выше указанных размеров могла обогревать помещение в 30 квадратных метров. Обычно русскую печь располагали в углу, рядом с дверью. Кладку русской печи делали на фундамент из камней или битых кирпичей. А в далекие старорусские времена на фундамент из толстых хвойных или дубовых бревен. На фундамент клали основание русской печки. В качестве материала использовали доступные на тот момент дикие камни, кирпичи, глину, древесину. В каждой русской печке был подпечек – специально отведенное место для печного инвентаря. Чтобы русская печь дольше сохраняла тепло между стенками печи и сводами укладывали различные теплоемкие материалы. При строительстве русской печи использовали кирпич и скрепляющий раствор. Чаще всего применяли красный керамический кирпич, полученный путем обжига обычного кирпича. После обжига кирпич становился более прочным. Иногда кладку русской печи делали и из сырца (необожженный кирпич). Делали это в основном бедные крестьяне. В редких случаях можно было встретить русскую печку из сырца в царских хоромах и те печки, которые встречались, были обязательно облицованы изразцами. Русскую печь любили не только за то, что она долго отдавала тепло. Русская печь с лежанкой служила отличным местом для отдыха. Тепло русской печи оказывало положительное влияние на весь организм человека. Поэтому на простуду русский человек никогда не жаловался. Русская баня, да тепло русской печи закаляли человека. устройство русской печиПриготовление пищи на русской печи. Конструкция русский печи позволяла готовить на ней не только каши, но и печь хлеб, пироги, сушить грибы, да ягоды.

русская печь своими рукамиОбжиг в русской печи. В русской печи обжигали глиняную посуду. Делали это по следующей схеме. Вначале укладывали дрова, а сверху на дрова (или на предварительно уложенные кирпичи) укладывали посуду, предназначенную для обжига. Топили печку, пока температура в печи не достигала 900 градусов по Цельсию. После этого прекращали топить и ждали пока печка остынет (происходило это только на следующий день). В русской печки обжигали не только посуду, но и игрушки. Причем игрушки обжигались, как правило во время обычной топки.

русская печка своими рукамиИнтересно, что… Очень интересным способом крестьяне определяли температуру русской печи. Для этого использовали небольшой кусочек бумажки. Помещали его в печь и ждали, пока бумажка обуглится. Если это происходило сразу же, то температура в русской печи выше 300 градусов по Цельсию, если с задержкой в 5 сек, то температура печи – 270 градусов, 15 сек – 250 градусов, 30 сек – 230 градусов, 1 мин – 200 градусов, 5 мин – 180 градусов, 10 мин – 150 градусов. Если бумажка так и не обугливалась, значит температура в русской печи менее 150 градусов. На рисунке изображена известная русская печь с лежанкой.

Русская печка была незаменимым помощником. Жизнь русского человека была тесно связана с этим уникальным сооружением.

www.luxhouse.net