История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

LJ Magazine. История древних славян ломоносов


М.В.Ломоносов о древности и происхождении Русского народа и славян

(изображение)   

 

Глава I.

О старобытных в России жителях и о происхождении российского народа вообще

  «Старобытные в России обитатели, славяне и чудь, по преданиям достоверных наших летописателей известны [Нестор на многих местах, степенные книги и летописцы]. Древние внешние авторы скифов и сармат, на разные поколения разделенных, под разными именованиями в ней полагают [Геродот, Страбон, Плиний и Птолемей]. Обои народы одержали великое участие в обширном сем земель пространстве. Славенское владение возросло с течением времени. Многие области, которые в самодержавство первых князей российских чудским народом обитаемы были, после славянами наполнились.

   Чуди часть с ними соединилась, часть, уступив место, уклонилась далее к северу и востоку. Показывают сие некоторые остатки чудской породы, которые, по словенским преданиям, от славенского поколения отличаются, забыв употребление своего языка. От сего не токмо многих сел, но рек и городов и целых областей чудские имена в России, особливо в восточных и северных краях, поныне остались. Немалое число чудских слов в нашем языке обще употребляется. 

Быль языческой древней Руси

 

 

 

  Соединение двух сих народов подтверждается согласием в избрании на общее владение князей варяжских, которые с роды своими и со множеством подданных к славянам и чуди переселились и, соединив их, утвердили самодержавство. В составлении российского народа преимущество славян весьма явствует, ибо язык наш, от славенского происшедший, немного от него отменился и по толь великому областей пространству малые различия имеет в наречиях.

  Сих народов, положивших по разной мере участие свое в составлении россиян, должно приобрести обстоятельное по возможности знание, дабы уведать оных древность и сколь много их дела до наших предков и до нас касаются. Рассуждая о разных племенах, составивших Россию, никто не может прочесть ей в унижение. Ибо ни о едином языке утвердить невозможно, чтобы он с начала стоял сам собою без всякого примешения. Большую часть оных видим военными неспокойствами, преселениями и странствованиями в таком между собою сплетении, что рассмотреть почти невозможно, коему народу дать вящее преимущество.»

Глава II. О величестве и поколениях славенского народа

  «Множество разных земель славенского племени есть неложное доказательство величества и древности. Одна Россия, главнейшее оного поколение, довольна к сравнению с каждым иным европейским народом. Но, представив с нею Польшу, Богемию, вендов, Моравию, сверх сих Болгарию, Сербию, Далмацию, Македонию и другие, около Дуная славянами обитаемые земли, потом к южным берегам Варяжского моря склоняющиеся области, то есть курландцев, жмудь, литву, остатки старых пруссов и макленбургских вендов, которые все славянского племени, хотя много отмен в языках имеют, наконец, распростершиеся далече на восток, славенороссийским народом покоренные царства и владетельства рассуждая, не токмо по большей половине Европы, но и по знатной части Азии распространенных славян видим.

  Таковое множество и могущество славенского народа уже во дни первых князей российских известно из Нестора и из других наших и иностранных писателей [Нестор в начале и степенные книги; Порфирогенит в Администрации]. Ибо в России славяне новгородские, поляне на Днепре, по горам Киевским, древляне в Червонной России, между Днепром и Припятью, полочане на Двине, северяне по Десне, по Семи и по Суле, дулебы и бужане по Бугу, кривичи около Смоленска, волынцы в Волынии, дреговичи меж Припятью и Двиною, радимичи на Соже, вятичи на Оке и другие поколения, по разным местам обитая и соединяясь с варягами-россами, пресильные войны поднимали против греков. Вне России ляхи по Висле, чехи по вершинам Альбы, болгары, сербы и моравляне около Дуная имели своих королей и владетелей, храбрыми делами знатных. По южным берегам Варяжского моря живших славян частые и кровавые войны с северными, а особливо датскими королями, весьма славны [оные описывает Саксон Грамматик на многих местах].

   Множество и величество городов хотя тогда не таково было, как ныне, однако же весьма знатно. В российских пределах великий Новград, Ладога, Смоленск, Киев, Полоцк паче прочих процветали силою и купечеством, которое из Днепра по Черному морю, из Южной Двины и из Невы по Варяжскому в дальние государства простиралось и состояло в товарах разного рода и цены великой. Меж другими славенскими селениями оставил по себе с развалинами великую славу пребогатый купеческий город и пристань Виннета при устьях реки Одры; разорен около помянутых времен от датчан.

  Сравнив тогдашнее состояние могущества и величества славенского с нынешним, едва чувствительное нахожу в нем приращение. Через покорение западных и южных славян в подданство чужой власти и приведение в магометанство едва ли не последовал бы знатный урон сего племени перед прежним, если бы приращенное могущество России с другой стороны оного умаления с избытком не наполнило. Того ради без сомнения заключить можно, что величество славенских народов, вообще считая, стоит близ тысячи лет на одной мере.

  Но то же еще усматриваю много далее в древности [Прокопий Кесарийский, также Иорнанд на многих местах]. В начале шестого столетия по Христе славенское имя весьма прославилось; и могущество сего народа не токмо во Фракии, в Македонии, в Истрии и в Далмации было страшно, но и к разрушению Римской империи способствовало весьма много. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножали их силу. Единоплеменство сих народов не токмо нынешнее сходство в языках показывает, на и за тысячу двести лет засвидетельствовал Иорнанд [О делах готических, гл. 5], оставив известие, что „от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которые имена хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако обще славяне и анты называются“. Присовокупляет еще, что от Вислы простираются до Дуная и до Черного моря. Прежде Иорнанда Птолемей [Геогр., кн. 3, гл. 5, табл. 7.] во втором столетии по Христе полагает вендов около всего Вендского по ним проименованного залива, то есть около Финского и Курландского. Сей автор притом оставил в память, что Сармацию одержали великие вендские народы. И Плиний [Натур. ист., кн. 4, гл. 27.] также свидетельствует, что в его время около Вислы обитали венды и сарматы. Итак, хотя Тацит [О нравах германцев] сомневался в вендах, к сарматам ли их или к германцам причислить, к чему подали ему повод жившие тогда между немцами, как и ныне, венды, затем больше склонял их к последним, однако вышеописанные свидетельства несравненно сильнее уверяют. Итак, народ славенопольский по справедливости называет себя сарматским; и я с Кромером [Книга 1, гл. 12.] согласно заключить не обинуюсь, что славяне и венды вообще суть древние сарматы.

  Кроме славян, особенно именованных, вендов и антов, сверх Сармации, где в половине шестого веку Лех и Чех державствовали над многочисленным славенским народом, доказывают его тогдашнюю великость болгары, которых единоплеменство по великому сходству языка, могущество и множество их военных дел неоспоримо. Ибо уже прежде царства Юстиниана Великого, при царе Анастасии приобретши себе в Иллирике владение и селение, тяжкие войны наносили грекам.

  В северных российских пределах славенские жители умолчаны не столько за малолюдством, сколько за незнанием от внешних писателей. Домашних вовсе отвергать есть несправедливая строгость. Новгородский летописец хотя сначала многими наполнен невероятными вымыслами, однако никакой не нахожу причины упрямо спорить чтобы город Славенск никогда не был построен и разорен много прежде Рурика. Старинные развалины свидетельствуют; Нестор о Новегороде упоминает прежде всех городов российских и что дважды строен [В начале и в 862 году]. От северных писателей [Гельмонд и Арнольд.] издревле назывался Кунигардия, то есть (на чудском языке) „славный город“. Сие рассуждая, не почитаю за легкомысленное любопытство, когда, примечая именования мест у Птолемея, у Плиния и у других, находим от Адриатического моря и Дуная до самых берегов Ледовитого океана многих знаменования с языка славенского, что не за бессильное доказательство признавать должно, когда на вышеописанных свидетельствах имеет опор и основание. К доказательному умножению славенского могущества немало служат походы от севера готов, вандалов и лангобардов. Ибо хотя их по справедливости от славенских поколений отделяю, однако имею довольные причины утверждать, что немалую часть воинств их славяне составляли; и не токмо рядовые, но и главные предводители были славенской породы. Итак, ныне довольно явствует, коль велико было славенское племя уже в первые веки по Рождестве Христове.»  

Глава III. О дальней древности славенского народа

  «Имя славенское поздно достигло слуха внешних писателей и едва прежде царства Юстиниана Великого, однако же сам народ и язык простираются в глубокую древность. Народы от имен не начинаются, но имена народами даются. иные от самих себя и от соседов единым называются. Иные разумеются у других под званием, самому народу необыкновенным или еще и неизвестным. Нередко новым проименованием старинное помрачается или старинное, перешед домашние пределы, за новое почитается у чужестранных. Посему имя славенское, по вероятности, много давнее у самих народов употреблялось, нежели в Грецию или в Рим достигло и вошло в обычай. Но прежде докажем древность, потом поищем в ней имени.

  Во-первых, о древности довольное и почти очевидное уверение имеем в величестве и могуществе славенского племени, которое больше полуторых тысяч лет стоит почти на одной мере; и для того помыслить невозможно, чтобы оное в первом после Христа столетии вдруг расплодилось до толь великого многолюдства, что естественному бытия человеческого течению и примерам возращения великих народов противно. Сему рассуждению согласуются многие свидетельства великих древних писателей, из которых первое предложим о древнем обитании славян-вендов в Азии, единоплеменных с европейскими, от них происшедшими. Плиний пишет [Натур. ист., кн. 6, глава 1.], что „за рекою Виллею страна Пафлагонская, Пилименскою от некоторых проименованная; сзади окружена Галатиею. Город милезийский Мастия, потом Кромна. На сем месте Корнелий Непот присовокупляет енетов и единоплеменных им венетов в Италии, от них происшедшими быть утверждает“. Непоту после согласовался Птолемей [Книга 12, с. 544; книга 4], хотя прежде иного был мнения. Согласовался Круций [Книга 3, гл. 3.], Солин [Глава 44.]. Катон то же разумеет, когда венетов, как свидетельствует Плиний [Натур. ист., кн. 3, гл 19], от троянской породы производит. Все сие великий и сановитый историк Ливий показывает и обстоятельно изъясняет [Книга 1, гл.1]. „Антенор, — пишет он, — пришел, по многих странствованиях, во внутренний конец Адриатического залива со множеством енетов, которые в возмущение из Пафлагонии выгнаны были у Трои лишились короля своего Пилимена: для того места к поселению и предводителя искали. По изгнании евганеев, между морем и Альпийскими горами живших, енеты и трояне одержали оные земли. Отсюда имя селу — Троя; народ весь венетами назван“. Некоторые думают, что венеты происходят из Галлии, где народ сего имени был при Иулии Кесаре. Однако о сем не можно было не ведать Катону, Непоту и Ливию. При свидетельстве толиких авторов спорное мнение весьма неважно; и, напротив того, вероятно, что галлийские венеты произошли от адриатических. В тысячу лет после разорения Трои легко могли перейти и распространиться через столь малое расстояние. 

  Уже имеем древность славенского племени в Азии от самых давнейших времен, которые далее не простираются европейских народов благорассудные историки. Мосоха, внука Ноева, прародителем славенского народа ни положить, ни отрещи не нахожу основания. Для того оставляю всякому на волю собственное мнение, опасаясь, дабы Священного Писания не употребить во лжесвидетельство, к чему и светских писателей приводить не намерен. Довольно того, что могу показать весьма вероятно еще другие сильные в Азии народы, кроме енетов, славенского племени равной древности, и бывшими уже тогда их величеством и могуществом уверить, что оное началось за многие веки до разорения Трои.

  Единоплеменство сарматов и венедов, или вендов, со славянами в прошедшей главе показано. О живших далее к востоку сарматах пишет Плиний [Натур. ист., кн. 6, гл. 7; кн. 4, гл. 1, гл. 11.], что они мидской породы, живут при реке Доне, разделяются на разные поколения. Сей же автор и Страбон [Геогр., кн. 7, с. 218.] некоторых мидян в Европе вместе с фракинянами, то есть в сарматских пределах, полагают, чем вероятность в единоплеменстве сарматов с мидянами умножается. Ибо, переселяясь от востока к западу мидские народы, и, будучи поименованными сарматами, могли в некоторых поколениях удержать прежнее имя, подобно как славяне новгородские перед другими славянами, которые особливые имена имели.

  Некоторые речения мидские, со славенскими сходные, не были бы единородства вероятностью, когда бы таковыми важными свидетельствами древних писателей не утверждались. 

  Амазоны, по преданию Геродотову [В Мелпо[мене], с. 115.], от сармат происхождение имели и говорили языком сарматским; скифскому от будинов не чисто научились. Плиний о сарматах-гинекократуменах, то есть „женами обладаемых“, упоминает, супружество с амазонами имеющих; также и о сарматских амазонах [Натур. ист., кн. 6, гл. 7]. Посему они были славенского племени.

  Видя пафлагонов, енетов, мидян и амазонов в Азии славенского племени, уже думать можно, что обитавшие с ними в соседстве мосхи им были единоплеменны, почему московский народ у многих новых писателей от них производится. О соседстве Мосхинии с амазонами и сарматами нахожу древние свидетельства, о единородстве — не имею; итак, утверждать о том опасаюсь, затем больше, что в Страбоне [Геогр., кн. 11, с. 343.] противное сему примечаю: „Мосхиния, — пишет он, — разделена на три части: одну колхи, вторую иверы, третию армяне имеют“ — народы, от славян весьма отменные. В наших летописях до начала Москвы не находим по российским областям подобного имени; и у Нестора при исчислении славенских поколений о мосхах — глубокое молчание. Великий перерыв времени, в кое о мосхах не упоминают внешние и домашние писатели, не позволяет утверждать о единоплеменстве мосхов и славян московских без довольного свидетельства.

  В Южной Европе древность и могущество славян из Геродота явствует, который венедов с иллирианами за один народ почитает и обыкновения их, мидским подобные, описует [Евтерпия, с. 36; Терпсих[ора], с. 128], чем показанное выше сего единородство подтверждается. Иллирийцев древность простирается до веков баснословных; сила их военных дел с греками и римлянами известна. Некоторые, стараясь древних иллирийцев разделить от нынешних славян, в Иллирике живущих, приводят во свидетельство Иорнанда и Прокопия, которые опичывают пришествие славян за Дунай от севера: новых мест имена славенского знаменования признают, в старых того не находят.

  Слабые спорных мыслей основания! Правда, что славяне, от полунощной страны перешед за Дунай, в Далмации и в Иллирике поселились в начале шестого веку. Но следует ли из того, чтобы они или их единоплеменные там прежде никогда не обитали? Не могло ли быть, чтобы римскою силой утесненные иллирические славяне во время войны уклонились за Дунай к полунощным странам; потом, приметив римлян ослабление, старались возвратиться на прежние свои жилища? Имеем сего явственные у себя следы. Нестор утверждает [Лист 16 об.], что в Иллирике, когда учил апостол Павел, жительствовали славяне и что обитавшие около Дуная, убегая насильного владения нашедших и поселившихся меж ними римлян, перешли к северу, на Буг, Вислу, Днепр, Двину и Волхов [В начале, лист 2 об.]. Уже свидетельств довольно; но сверх того Плиний объявляет, что ему названия иллирических народов выговаривать трудно. Ясное доказательство, что ни от греческого, ни от латинского языка взяты, в коих он, без сомнения, был искусен. Городы многие издревле показывают славенский голос, с делом согласный, и возводят вероятность на высочайший степень. 

  Признаки древнего имени славенского явствуют, во-первых, у Птолемея под названием ставан [Геогр., кн. 3, гл. 5, табл.; Евр. 7.]. Свойство греческого и латинского языка не позволяет, чтобы они выговорить могли славян имя. Ради того прежде ставанами, после склаванами и сфлаванами называли. Амазоны, или алазоны, славенский народ, по-гречески значат самохвалов; видно, что сие имя есть перевод славян, то есть славящихся, со славенского на греческий.

  Имена славенских государей, в одно время со славенским именем прославленных, не в самое то время могли принять начало, но перед тем задолго. По именам государей и героев своих народ прежде внутрь пределов назывался, потом славою дел утвердил себе славное имя, которое хотя поздно по свету распространилось, однако внутрь было давно в употреблении.»

Источник: Михаил Ломоносов «Записки по Русской Истории» (иллюст. изд.), М., Эксмо, 2008 (гл. I, II, III).

Вернуться в блог автора поста

rusiznachalnaya.mypage.ru

Возраст Руси по мнению Ломоносова

В массовом сознании утвердилось мнение, что русскому государству, Древней Руси всего тринадцать с половиной столетий. А первым правителем на русских землях, принёсшим их жителям государственность, принято считать варяга Рюрика. То, что это не соответствует истине и Русь существовала задолго до этого легендарного князя, упорно замалчивается.     Игнорируется даже мнение Михаила Васильевича Ломоносова, автора мало известного большинству наших современников труда «Древняя российская история от начала российского народа до кончины великого князя Ярослава Первого или до 1054 года». Великий русский учёный писал в ней «о дальней древности славенского народа». Приведём цитату из 6-го тома его полного собрания сочинений (Москва, Ленинград, 1952 год).     «В начале шестого столетия по Христе славенское имя весьма прославилось; и могущество сего народа не токмо во Фракии, в Македонии, в Истрии и в Далмации было страшно, но и к разрушению Римской империи способствовало весьма много. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножали их силу. Единоплеменство сих народов не токмо нынешнее сходство в языках показывает, но и за тысячу двести лет засвидетельствовал Иорнанд, оставив известие, что «от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которых имена хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако обще славяне и анты называются». Присовокупляет ещё, что от Вислы простираются до Дуная и до Чёрного моря.     Прежде Иорнанда Птоломей во втором столетии по Христе полагает вендов около всего Вендского по ним проименованного залива, то есть около Финского и Курландского. Сей автор притом оставил в память, что Сармацию одержали превеликие вендские народы. И Плиний также свидетельствует, что в его время около Вислы обитали венды и сарматы... Итак, народ славенопольский по справедливости называет себя сарматским; и я с Кромером согласно заключить не обинуюсь, что славяне и венды вообще суть древние сарматы.          Имя славенское поздно достигло слуха внешних писателей и едва прежде царства Юстиниана Великого, однако же сам народ и язык простираются в глубокую древность. Народы от имён не начинаются, но имена народам даются. Иные от самих себя и от соседов единым называются. Иные разумеются у других под званием, самому народу необыкновенным или ещё и неизвестным. Нередко новым проименованием старинное помрачается или старинное, перешед домашние пределы, за новое почитается у чужестранных. Посему имя славенское по вероятности много давнее у самих народов употреблялось, нежели в Грецию или в Рим достигло и вошло в обычай.

Но прежде докажем древность, потом поищем в ней имени.

     Во-первых, о древности довольное и почти очевидное уверение имеем в величестве и могуществе славенского племени, которое больше полуторых тысяч лет стоит почти на одной мере; и для того помыслить невозможно, чтобы оное в первом после Христа столетии вдруг расплодилось до толь великого многолюдства, что естественному бытия человеческого течению и примерам возвращения великих народов противно. Сему рассуждению согласуются многие свидетельства великих древних писателей, из которых первое предложим о древнем обитании славянвендов в Азии, единоплеменных с европейскими, от них происшедшими».

Читать труд Ломоносова можно здесь

Анты - древнеславянские племена. Интересная версия здесь Анты и ацтеки

Слово анты перекликается с названием славянского племени айны, основавшими то, что сейчас называется древней культурой Японии (Яматай, на языке айнов «Я ма та и» — место, где море рассекает сушу), и Китая, и поглощенные впоследствии азиатскими кочевыми племенами. Подробнее

Программное полотно Ильи Глазунова «Вечная Россия» (на снимке), посмотреть которое когда-то стекались толпы москвичей и приезжих, первоначально называлось «Сто веков». Срок отсчитан от предполагаемого исхода древних ариев со своей Прародины, что послужило началом распада первичной этнолингвистической общности и появления самостоятельных народов и языков (раньше язык был общим). Символом былой Прародины - полярной Мировой горой, помещённой в левом верхнем углу, - и открывается зрительный ряд на композиции Глазунова.

Полярная мировая гора, прародина,  появляется у многих русских художников.Вот как она изображена у Константина Васильева:

     Но действительно ли сто веков? Или десятью тысячами лет не исчерпывается долгий путь и непростая история славяно-русских племён и других народов земли? Ведь ещё Михайло Ломоносов называл совсем иную дату, далеко выходящую за границы самой дерзкой фантазии. Четыреста тысяч лет (точнее, 399.000) - таков результат, полученный русским гением. А опирался он на вычисления вавилонских астрономов и свидетельства египтян, зафиксированные античными историками.

Именно тогда произошла одна из тяжелейших по своим последствиям планетарных катастроф: по мысли Ломоносова, сместилась земная ось, изменилось местонахождение полюсов и в итоге как описано у Платона в диалоге «Политик», Солнце, ранее всходившее на западе (!), стало всходить на востоке. По Геродоту, такое случалось дважды.

Но есть в русских летописях ещё одна дата, не признанная официальной наукой. Речь идёт о древнерусском сочинении, известном под названием «Сказание о Словене и Русе и городе Словенске», включённом во многие хронографы русской редакции: начиная с XVII века известно около ста списков литературного памятника. Здесь рассказывается о вождях русского (и всего славянского) народа, которые после долгих скитаний по миру появились на берегах Волхова и озера Ильмень в середине 3-го тысячелетия до новой эры (!), основав города Словенск и Старую Руссу, откуда и начали военные походы «на египетские и другие варварские страны» (так сказано в первоисточнике), где наводили «великий страх».     В Сказании названа и точная дата основания Словенска Великого - 2409 год до новой эры (или 3099 год от Сотворения мира). Спустя три тысячи лет, после двукратного запустения, на месте первой столицы Словено-Русского государства был построен градопреемник - Новгород, которому досталась от его предшественника также и приставка - Великий.

Ломоносов усматривал в древних сказаниях русского народа отзвуки исторической действительности и писал буквально следующее: даже если «имена Словена и Руса и других братей были вымышлены, однако есть дела Северных славян в нём [Новгородском летописце] описанные, правде не противные».     У устных преданий совсем другая жизнь, нежели у письменных. Как отмечал академик Б.Д. Греков: «...в легендах могут быть зёрна истинной правды». Поэтому непременным условием аналитического и смыслового исследования исторических сказаний является отделение «зёрен от плевел». Легенды о происхождении любого народа всегда хранились как величайшая духовная ценность и бережно передавались из уст в уста на протяжении веков и тысячелетий.     Рано или поздно появлялся какой-нибудь подвижник, который записывал «преданья старины глубокой» или включал их в отредактированном виде в летопись. Таким образом, поэмы Гомера (беллетризированные хроники Троянской войны) были записаны ещё в античные времена, русские и польские предания - в начале II тысячелетия нашей эры, Ригведа и Авеста - в XVIII веке, русские былины и карело-финские руны - в XIX веке и т.д.подробнее

rurik-l.livejournal.com

Михайло Ломоносов. «Древняя российская история»

Михайло Ломоносов. «Древняя российская история»

Михайло Ломоносов. «Древняя российская история»

Михайло Ломоносов. «Древняя российская история»

Михайло Ломоносов. «Древняя российская история»

Михайло Ломоносов.  «Древняя российская история»

Вскоре после смерти Великого Русского ученого-первопроходца Михайла Ломоносова, в 1766 году вышла его книга «Древняя российская история от начала российского народа до кончины князя Ярослава первого или до 1054 года».

Эта книга явилась крупнейшим событием, как в Русской истории, так и в Русской художественной литературе.

Известно, что в те времена научные труды по истории ценились, как некое прозаическое художественное произведение, где упор делался не на качество и количество излагаемого фактического материала, а на характер и манеру изложения материала и на ораторское искусство самого автора.

А именно ораторским искусством Михайло Ломоносов и смог пробить себе дорогу к мировому признанию.

Как известно, работал Ломоносов в окружении открытых врагов России, считавших своим основным долгом принизить и испоганить все, принадлежащее Русскому народу.

Книга Ломоносова явилась первой и едва ли не единственной научной работой, написанной Русским автором.

«Древняя российская история…»  Михайла Ломоносова заинтересует многих трезвомыслящих читателей, пытающихся найти в океане лжи маленькую капельку правдивой информации.

Скачать Книгу! 

Похожие статьи

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Одноклассники

Мой мир

putisvaroga.ru

Ломоносов о Славянах - История-культура-политика - Каталог файлов

ДРЕВНЯЯ РОССИЙСКАЯ ИСТОРИЯ ОТ НАЧАЛА РОССИЙСКОГО НАРОДА ДО КОНЧИНЫ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ЯРОСЛАВА ПЕРВОГО ИЛИ ДО 1054 ГОДА М. Ломоносов (краткий обзор)

 

..Немало имеем свидетельств, что в России столь великой тьмы невежества не было, какую представляют многие внешние писатели… …О грамоте, данной от Александра Великого славенскому народу, повествование хотя и невероятное кажется, однако здесь об ней упоминаю тем, которые не знают, что, кроме наших новогородцев, и чехи ею похваляются.. .. (на самом деле Македонцы это тоже славяне, но многие документы говорят, что письменность была у славян за долго до Александра Македонского, а уж Кирилла и Мефодия тогда и в проекте ещё не было)

                                                             Рода древних славян.

    Старобытные в России обитатели, славяне и чудь, по преданиям достоверных наших летописателей известны. ….… Но представим с ними Польшу, Богемию, вендов, Моравию, сверх сих Болгарию, Сербию, Далмацию, Македонию и другие, около Дуная славянами обитаемые земли. Потом к южным берегам Варяжского моря склоняющиеся области, то есть курландцев, жмудь, литву, остатки старых пруссов и мекленбургских вендов, которые все славенского племени, хотя много отмен в языках имеют, наконец, распростёршиеся далече на восток, славено-российским народом покоренные царства и владетельства. И так рассуждая, не токмо по большей половине Европы, но и по знатной части Азии распространенных славян видим. ….. Ибо в России славяне новогородские, поляне на Днепре и по горам Киевским, древляне в Червонной России, между Днепром и Припятью, полочане на Двине, северяне по Десне, по Семи и по Суле, дулебы и бужане по Бугу; кривичи около Смоленска, волынцы в Волыни, дреговичи меж Припятью и Двиною, радимичи на Соже, вятичи на Оке и другие поколения, по разным местам обитая и соединяясь с варягами-россами, пресильные войны подымали против греков….

      Не зря западные, нынешних веков писатели, российский народ за роксолан признают, хотя в том у них и нет доказательства, которое я вывожу в следующем. Аланов и роксоланов единоплеменство из многих мест древних историков и географов явствует, и разность только в том состоит, что алане общее имя целого народа, а роксолане речение, сложенное от места их обитания, которое не без основания производят от реки Ра, так у древних писателей слывет наша Волга. Плиний тоже аланов и роксоланов вместе полагает. … Имена аорси и роксане или россане у Страбона точное единство россов и аланов утверждают, к чему достоверность умножается, что они оба славенского поколения были, затем что сарматам единоплеменными от древних писателей засвидетельствованы и потому с варягами-россами одного корня…. Ругенские славяне назывались сокращенно ранами, то есть с реки Ра (Волги), и россанами. … Рось-река, от западно-южной стороны впадающая в Днепр, и другие того же имени воды в российских пределах, а особливо город Старая Руса, доказывают бывшие в древность жилища россов, переселившихся от Волги к западу … Вне России ляхи по Висле, чехи по вершинам Албы, болгары, сербы и моравляне около Дуная имели своих королей и владетелей, храбрыми делами знатных……. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножали их силу. Единоплеменство сих народов не токмо нынешнее сходство в языках показывает, но и за тысячу двести лет засвидетельствовал Иорнанд, оставив известие, что «от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которых имена хотя для разных поколений и мест суть отменны(различны), однако обще славяне и анты называются». Присовокупляет он еще, что они от Вислы простираются до Дуная и до самого Черного моря. ….

       Итак, народ славенопольский по справедливости называет себя сарматским; и я с Кромером согласие заключить не противлюсь, что славяне и венды вообще суть древние сарматы…. Кроме славян, особенно поименованных, вендами и антами, и сверх Сармации, где в половине шестого веку Лех и Чех державствовали над многочисленным славенским народом, доказывают его былую великость также и болгары. О единоплеменстве которых по великому сходству языка судим, их могущество и множество военных дел неоспоримо. …..О древнем обитании славян вендов в Азии, единоплеменных с европейскими, которые от них и произошли, Плиний пишет так: «за рекою Виллиею находится страна Пафлагонская, Пилименскою от некоторых проименованная; сзади она окружена Галатиею. Там город милезийский Мастия, потом Кромна. На сем месте Корнелий Непот присовокупляет енетов и единоименных им венетов в Италии от них происшедшими быть утверждает»…..

       Все сие великий и сановитый историк Ливий показывает и обстоятельно изъясняет так: «Антенор, — пишет он, — пришел после многих странствований во внутренний конец Адриатического залива со множеством енетов, которые в возмущение из Пафлагонии выгнаны были и у Трои лишились короля своего Пилимена: и потому места к поселению и предводителя себе искали. По изгнании евганеев, между морем и Альпийскими горами живших, енеты и трояне одержали оные земли. Отсюда имя селу — Троя; народ весь венетами назван». …и напротив того, вероятно, что гальские венеты произошли от адриатических. В тысящу лет после разорения Трои легко могли перейти и распространиться через столь малое расстояние…. ....Мосоха, внука Ноева, прародителем славенского народа признать не нахожу основания… ( и далее Ломоносов в подтверждение этого приводит слова Страбона) «Мосхиния разделена на три части: одну колхи, вторую иверы, третию армяне имеют — народы, от славян весьма отменные». (Действительно, это народы имеющие в своем прошлом еврейские корни как об этом утверждает и предшественник Ломоносова --А.Лызлов (1696г.), он пишет: «После первых пленов, от царей ассирийских на евреев, наступила война Салманасара царя ассирийского и тот в два прихода свои, на царя Иосию, разорил до конца царство Израилево, и народ его завел в Ассирию. А оттуда через полтораста лет, как пишет Ездра, убежали жидове, прейдя горы персидские и медские и пришли в страну Арсатер. Где была эта страна Арсатер, различно о том писатели помышляют. Некие же утверждают, что была это страна колхидская, которая ныне зовется Мингрелия.» ) …Иллирийцев древность простирается до веков баснословных; сила их военных дел с греками и римлянами известна. ….. ....

      О живших далее к востоку сарматах пишет Плиний, что они мидской породы, живут при реке Дон, разделяются на разные поколения. Сей же автор и Страбон некоторых мидян в Европе вместе с фракиянами, то есть в сарматских пределах, полагают, чем вероятность о единоплеменстве сарматов с мидянами умножается…. Признаки древнего имени славенского явствуют, во-первых, у Птоломея под названием ставан. Потому что свойство греческого и латинского языка не позволяет, чтобы они могли выговорить славянское имя правильно. Ради того прежде ставанами их звали, а после склаванами и сфлаванами называли. Амазоны, или алазоны, тоже славенский народ, по-гречески это название означат самохвалов; видно, что сие имя есть перевод, слова «славяне», то есть славящихся, со славенского на греческий…

                                                                   Обычаи

…Разные славян поколения неоспоримо разнились обычаями, хотя во многом имели сходство. …Прокопий Кесарийский, того же веку писатель, следующее об них на память оставил: «Сии народы, славяне и анты, не подлежат единодержавной власти, но издревле живут под общенародным повелительством. Пользу и вред все обще приемлют. Также и прочие дела у обоих народов содержатся издревле... Судьбины не признают и не приписывают ей никаких действий в роде человеческом. Впадши в болезнь или готовясь на войну и видя близко смерть, дают богу обещание, что ежели от нее освободятся, немедленно принесут жертву.

     Получив желаемое, исполняют свое обещание вскоре и верят, что жизнь их сохранена оною жертвою. Сверх того, почитают реки и другие воды, также и своих богов, которым всем служат и в приношении жертвы гадают о будущем.. Когда на бой выходят, многие идут пеши со щитами и с копьями; лат не носят. Иные, не имея на плечах одеяния, в одних штанах бьются с неприятелем. Обоих язык один и тот же— странный. Видом тела все ростом высоки и членами безмерно крепки, цветом весьма белы, волосом желты, ни очень черны, но все русоваты. Жизнь содержат, как массагеты, сухою и простою пищею, натурою незлобны, нелукавы и в простоте много нравами сходны с гуннами».

      Сие о славенах, живших в шестом столетии по Христе около Дуная… Радегаст, славянин именем, родом ружанин, нашествием своим с великим войском произвел несказанный страх в Италии и в самом Риме внутренний бунт между христианами и неверными возбудил..….В пример служат, кроме Радегаста и Аларика, готские короли из Ругии — Губа, Гумулх, Иллибалд, Ведомир, … …О славенских народах, живших по российским областям, объявляет Нестор, что поляне от своих предков обычаем кротки, стыдливы к родителям и к сродникам и брачное сочетание наблюдают. Над мертвыми отправляют тризны, потом на струбе сжигают и пепел с костьми в сосудах на столпах ставят при дорогах. Сие употребление у кривичей было еще при Несторе. …

                                                                       Боги славян ….Святовид (славянский бог)на острове Ругене вырезан был из дерева о четырех лицах, в коротком платье. Стоял в капище, в левой руке держал лук, в правой рог с вином; на бедре превеликий меч в серебряных ножнах. При нем висело седло и узда величины чрезвычайной. Четыре лица, как кажется, значили четыре части года. От имени сего идола давал жрец ответы всем. Святовиду честию следовал Прове, или Проно, особливо у вагрских славян; стоял на великом и кудрявом дубе. Около его на земле расставлены до тысячи идолов с двумя, тремя лицами и больше. Перед Проном стоял алтарь для приношения жертвы.

     Радегаст держал на груди щит с изображенною воловьей головою, в левой руке копье, на шлеме петух с распростертыми крылами. Сива (наверно Жива ) или Сиба, нагая женщина, волосы назади висели до подколенков; в правой руке яблоко, в левой виноградную гроздь держала. Наконец, почитались у них Черн бог и Бел бог: первый добрый, другой злой. Сверх всех сих идолов, обоготворялись огни, которые по разным местам неугасимо горели. Многие воды, ключи и озера столь высоко почитались, что с глубоким и благоговейным молчанием черпали из них воду. Кто противно поступал, казнен был смертию…В приношении жертвы Святовиду изъявляли превеликое почитание. После жатвы собирался весь народ перед его капищем для препровождения великого празднества, где били скота на жертву, и для знатного идольского пирования за день перед праздником должен был сам жрец прежде приношения жертвы и служения чисто вымести капище. Следующего дня, в самый праздник, при собрании народа перед дверью капища, взяв из руки идольской рог с вином, чем за год был наполнен, прорицал о плодородии будущего года. Ибо ежели вина в роге не много убыло, почиталось плодородия признаком. В противном случае изобилия на плодов не надеялись.

     По сем выливал жрец вино из рога перед ногами Святовидовыми и наливал в него новое; пил за его здоровье и просил, чтобы людям своим и отечеству подал изобилие, богатство и победу над неприятелями. Выпив рог вина, наполнял снова и отдавал идолу в руку. Потом приносили в жертву великие круглые хлеба из муки и из меду, которые жрец поставив между собою и народом, молился о изобильной жатве будущего года. Потом благословлял народ именем Святовидовым, увещал к прилежному приношению жертвы и обещал в воздаяние победу на врагов по морю и по суху.

     По сем препровождался день в ядении и питии. …О будущем гадали обыкновенно метанием деревянных дощечек, у которых одна сторона была черная, другая белая. Когда их бросали, белая сторона наверху добро, черная худо, по их мнению, предвозвещала. Летание птиц и крик по разности сторон, встреча зверей, сверх сего, движение пламени, течение воды и разные виды пены и струй также служили к предсказанию. Святовиду посвящен был великий белый конь. Когда войну начать хотели, втыкали перед капищем в землю острыми концами шесть копей, по два вместе крестообразно. По обыкновенной молитве выводил жрец посвященного коня скакать через оные копья. Когда на скоку заносил наперед правую ногу, почитали за доброе предзнаменование предпринимаемого дела; когда же левую простирал наперед далее, признавали за худое предвозвещение. По сему конскому скаканию начиналась война или отлагалась…

…Главный идол Перуна, был деревянный с серебряною головою и золотым усом. Жертва приносилась — огонь неугасимый. За угашение, небрежением случившееся, жрецы смертной казни предавались. Он богом грома и молнии почитался . Меньших богов Нестор именует так: Хорс, Дажбог, Стрибог, Семаргл, Мокошь. После Перуна имел Волос(Велес) первое место, коему покровительство скота приписывалось ; Погвизд, Похвист или Вихрь — бог ветра, дождя и вёдра, Еол российский; Лада (Венера), Дида и Лель (купидоны), любви и браков покровители, столь усердно от древних предков наших почитались, что оттуда и поныне в любовных простых песнях, особливо на брачных празднествах, упоминаются со многим повторительным восклицанием. Купалу, богу плодов земных, соответствующему Цересе и Помоне, праздновали перед началом сенокоса и жатвы в двадцать четвертый день июня( или 7 июля по современному стилю).

      Остатки сего идолопоклонства столь твердо вкоренились, что и поныне почти во всей России ночные игры, особливо скакание около огня, в великом употреблении; Отстояньем полугодичного времени почитался Коляда, праздничный бог, декабря в 24 число. Не иначе сие разуметь можно, как что, зимние дни в праздности без военного дела, без пашенной и скотопасной работы люди препровождая, уставили Коляде сей праздник. по деревням и поныне Коляду в плясках и песнях возглашают. И хотя сие приводят в сомнение иностранные народы тем же с нами обычаем, не зная Коляды ниже по имени; Приносилась, сверх сего жертва рекам и озерам по общему многобожному употреблению народов. Древние наши предки как текущие воды боготворили, явствует, что и поныне простонародные песни от многократного именования. Всеми сими идолами наполнены были улицы и поля около Киева и во всей России распространились.

                                                                  Переселение славян

    Древнейшее всех переселение славян, по известиям старинных писателей, почитать должно из Азии в Европу. Что оное двумя путями происходило, водою и по суху, из вышеписанного усмотреть не трудно. Ибо венеты от Трои с Антенором плыли Архипелагом, Посредиземным и Адриатическим морем…. Болгар древнее жилище в Азиатичеекой Сармации, около реки Волги, с добрым основанием от некоторых полагается, затем что Иорнанд со славянами и антами, славенским же народом, совокупное их нападение на Римскую державу описывает и жительство их почитает в северной стране от Черного моря. Согласуется с делом и имя болгар, от Волги происшедшее….Все сие доказывает движение славенских поколений от востока на запад пространными нашими землями, по северу около Понтийского(Черного) моря…..

     Между тем, когда славенские племена из Мидии, около Черного моря, в Иллирик и в другие места распространялись, тогда и в северные страны поселялись в великом множестве. ….Распространение славян северных до рек Выми и Печоры и даже до Оби было, хотя это позднее должно быть, нежели как написано в оном летописце, однако не так поздно, как некоторые думают, затем что дорогими собольими мехами торг из России на запад уже за семьсот лет известен из внешних авторов, и деньги в российском купечестве прежде обращались… …От ляхов прозвались иные лутичи, иные мазовшане, иные поморяне. Иные сели по Днепру и назывались поляне; другие — древляне, затем что сели в лесах; многие между Припятью и Двиною и назывались дреговичи; некоторые поселились на Двине и назывались полочане по реке Полоте; многие перешли на Оку и проименовались вятичами.

       Иные славяне сели около озера Ильменя и прослыли своим тем же именем; иные поселились по Десне, Семи и Суле и назывались северяне….. ….Скифы под предводительством царя Мадия, сына Прототиева, вошли в Мидию, где тамошние жители вступили со скифами в сражение и, были от них побеждены и владения над Азией лишились, которую скифы одержали. А оттуда прямо в Египет путь предприняли. И как уже вошли в Сирию и в Палестину, Псаммитих, царь египетский, вышел им навстречу, и дарами и прошениями утолил их устремление, чтобы далее походом не простирались. Скифы поворотясь много насилия чинили на пути обратном и разграбили храм Венерин в Аскалоне. Но когда они пришли в Мидию то царь Киаксар, созвал их на великое пированне и напоив, побил всех сонных, а прочих выгнал из Мидии военною силою. Скифы, по двадцативосьмилетнем владении в Мидии и по столь же долгом отсутствии от своих жен, когда к своим жилищам в Циммерию (Кимерия, район Дона и Кубани) приблизились, то встретили их вооруженные рабы и рабские взрослые дети, от жен их когда не было мужей прижитые.

       После нескольких сражений когда не смогли скифы их преодолеть, то наконец пошли на них без военного оружия с одними бичами, на что рабы увидев это и вообразив свое прежнее холопство, оробели и пустились в бегство. Итак, скифы утвердились на прежних своих жилищах. Сие повествование принадлежит больше скифам номадам называемым, так как другие скифы по широким полям обитая, к этим походам не были причастны. Знатнейшие из них у Геродота описаны кратко. «Будинцы были весьма сильны и многочисленны; глаза синие, волосом черны. Город их, называемый Гелон, из дерева построен, которого каждый бок длиною был по тридцати стадий. В нем стояли деревянные храмы, капища и идолы; королевские(царские) скифы, обитали около вершин реки Дона… …. По всем историографам известно, что гунны вышли из Азии от стран, к Каспийскому и к Северному морю прилежащих, то есть из Сибири и из земель, Каспийским и Черным морем включенных. Довольно явствует из Прокопия, который пишет, что около гор Кавказских живут гунны, нарицаемые сабири, (сибиряки)….

                                                                   Времена Рюриков

. …..Рурик призван на владение к славянам из варягов-россов. Новгородский летописец производит его от пруссов, в чем многие степенные книги согласуются. И, таким образом, россы и, пруссы уже оказываются единым народом…. Из внешних авторов Преторий довольно знать дает свое мнение, совокупляя руссов и пруссов в одно племя……. Восточное плечо реки Немени, впадающее в Курской залив, называется Руса, это имя, конечно, носит на себе пребывание там варягов-россов….. Больше всех подтверждает единство древних пруссов с варягами-россами это почтение одного главного идола по имени, и по знаменованию и по обрядам. Перкун прусский был то же, что у россов Перун, которым Олег клялся грекам при заключении мирного договора.

      У обоих народов значился Перун богом грома и молнии; у обоих жрецы приносили ему в жертву огонь неугасимый и казнены были смертью, если угасал он их небрежением…. Литва, Жмудь и Подляхия исстари звались Русью, и сие имя не должно производить и начинать от времени пришествия Рурикова к новгородцам, ибо оно широко распространенно по восточно-южным берегам Варяжского моря и простиралось с давних лет. Острова Ругена жители назывались рунами. Курской залив слыл в старину Русна… Рассудив сие и купно (вместе) старое разделение Пруссии на Белую, Верхнюю и Нижнюю, довольно можно себе с вероятностию представить, что древних варягов-россов область простиралась до восточных пределов нынешней Белой России, и может быть, и того далее, до Старой Русы, от которых она создана или наименовалась…. И тут по повелению Олегову Аскольд и Дир убиты. Тела их взнесены на гору, что называется Угорское.

     На Аскольдовой могиле поставлена потом церковь святого Николая( Аскольд это Коля из рода Асов) ; Дирова могила — за святою Ириною (Дир это Дева Ира, так же у нас писалось и имя богини Живы — Джива , то есть Дева Жива, потому-то и поставили над могилой Диры церковь святой Иры) По смерти их сел Олег на княжении в Киеве и нарек его столицею всех городов, обладаемых россами. И сим именем прозвались поляне и прочие окрестные славяне его владения (все: ротари, древляне, северяне, саки, кривичи, волыняни и т.д. стали называться русскими, как и сейчас все проживающие в России называются россиянами независимо от национальности)… Узаконено было издревле, чтобы новогородцы платили в Киев дань повсягодную по две тысячи гривен но Ярослав, прозревая отца своего старость, не исправлял поведенного, удерживая у себя ему должное. Подвигнутый за то на гнев Владимир велел исправлять к Новуграду дороги и мосты, и хотел идти войною на Ярослава, и взять уреченное и мстить сыновнее к родителю презорство. К Ярославу собрались призванные из-за моря для сопротивления варяги.

       Междоусобная война восходила подобна грозной туче, однако по Божиему Промыслу нашествием печенегов и преставлением Владимировым отвратилась. (Владимир был убит молнией во время грозы , когда садился на коня чтобы идти войной на сына Ярослава, и был похоронен как колдун потому что славяне считали что молнией Перун поражает бесов, поэтому когда выносили тело то в тереме разобрали стену просунули сквозь дыру покойника и тут же заложили, так предпринимались меры чтобы ни в коем случае колдун не смог вернуться на землю. Подробнее об этом читайте у Забелина «Русский народ» изд. 1894г.)

welemudr.ucoz.ru

М.Ломоносов о древнерусской истории. - Эзотерика и прогнозы

Выдающийся русский  ученый  М.Ломоносов  всю  свою  сознательную жизнь  и научную деятельность посвятил  изучению  истоков  истории  русского народа.  Будучи  уже  академиком  он боролся с засильем иностранных  ученых  в отечественной  науке  и, особенно,  с  очередной фальсификацией  древнерусской  истории,  которую  по заказу  Романовых  "состряпали"  три немецких  ученых  -  Шлецер,  Байер и Миллер.   Эти так  называемые "специалисты  по русской истории"  не  только  абсолютно не знали  русской культуры,  национальной  традиции,  но двое из них  даже не знали  и русского языка.

Выполняя заказ  своих  работодателей,  они постарались "притянуть за уши"  множество доводов,  которые  являются их  личными откровенными выдумками,  и выдать их  с помощью фальсификаций  за  "исторические факты".  Именно таковой и является вся их  "норманская"  теория,  ложно утверждавшая  и принадлежность князя Рюрика к скандинавам,  и якобы  отсутствие  до Рюрика как  государственности на Руси,  так  и древности  русской  культуры.

Конечно,  все это нужно было Романовым  для  подавления  самосознания  народа  и вытравливания из  его памяти  народных  преданий и мифов о многотысячелетней  истории  нашего народа,  поскольку к тому времени  христианским  фанатикам удалось уничтожить почти все памятники и письменные источники  дохристианской  Ведической Руси,  а сохранившиеся  фальсифицировать с помощью корректировок  и даже подмены отдельных  листов.   Народ, не знающий  своих  корней,  легче превратить в   покорных рабов.  Отсюда же  происходят и истоки  раболепского преклонения перед Западом.   Ну а сама фамилия Романовых  ясно указывает нам - волю каких  хозяев они при этом  выполняли.

Но речь сейчас идет не о Романовых и не о их  роли в фальсификации древнерусской  истории,  а о  нашем выдающемся ученом М.Ломоносове,  который  на историю нашего народа  имел  отличное от фальсификаторов мнение  и при этом ссылался  на  многих античных  авторов,  которым   наши предки были известны под  различными именами.  Вот, например,  что  об этом пишет  Ю.Максименко в своей  книге "Правда и ложь академической истории":

"М.Ломоносов  не сомневался,  что славянский  народ  проживал  почти полторы  тысячи лет  на одном и том же  месте.  Венды  и анты,  соединяясь  со  сродными себе  славянами,  умножли их  силу.   Единоплеменство  этих  народов  не только сходство в языках  имело,  еще  за  двести лет до М.Ломоносова  это засвидетельствовал  Иордан,  оставив известие, что "от начала реки Вислы  к  северу  по  безмерному  пространству обитают многолюдные вендские  народы,  которых  имена  хотя  для  разных  племен и мест  разные,  однако  обще  славяне и анты  называются".    Добавляет еще,  что от Вислы  земли их  простирались  до Дуная и до Черного моря.

М.Ломоносов считал  что прежде Иордана  Птолемей  во  втором столетии после Христа  полагал вендов  около всего  Вендского  по ним именованного залива.  Этот автор оставил  в памяти то,  что "Сармацию  одержали  великие вендские народы".  Плиний  также  свидетельствовал,  что в его время около Вислы обитали венды и сарматы.  Народ  славяно-польский по справедливости называл себя  сарматским,  и М.Ломоносов соглашался с Кромером,  что славяне и венды  вообще  были  древние сарматы.

Автор отмечал,  что по новгородскому  летописцу  город  Славенск был построен и разорен  много прежде  Рюрика.  Старинные  развалины  свидетельствовали об этом.  Нестор о Новгороде  упомина прежде  всех  городов  российских,  указывал и то,  что он дважды был построен.  У северных  писателей  издревле назывался  он Кунигардия,  то есть славный город.    Автор отмечал,  что именование мест  у Птолемея,  Плиния и у других  от Адриатического моря и Дуная  до самых  берегов Ледовитого океана было на славянском языке,  что это можно признать за  доказательство  древности существования  племени славянского на этой  территории...

  Нестор писал по памяти,  отмечал автор,  что Рюрик был призван  на владение к славянам  из  варягов-россов (варягов-русов - авт.).   Новгородсткий  летописец  производит его от пруссов,  с чем многие степенные  книги согласны.   Таким образом,  по мнению М.Ломоносова,  россы и,  пруссы  уже оказываются единым народом.    Преторий  излагал  свое  мнение,  совокупляя русов и пруссов в одно племя.  Положение места тому  соответствует.  То же подтверждало древнее  тесное прусское  соседство  с Россиею,  в которую Подляхия и великая часть Литвы заключалась,  отчего Литва древние российские законы  использовала.  Восточное плечо  реки Неман,  впадающее в Куршский  залив,  называется Руса -  конечно,  именовано по варягам-россам (русам).  Больше всех  утверждалось единство  древних пруссов с варягами-россами  через  почтение одного главного идола  по имени,  именованию и по обрядам.   Перкун прусский  был то же,  что у россов Перун.

Показав единство  с пруссами россов  и тех  перед  пруссами преимущество,  по М.Ломоносову,  можно уточнить,  от какого народа  оба  происходят,  о чем автор сразу  объявил:  оба -  славянского племени  и язык их  славянский  же,  только  чрез  смещение с другими  немало отдалился от своего корня.  С чем были согласны  Преторий и Гембольд,  из  которых  первый почитал  прусский и литовский язык  за часть славянского,  а другой пруссов  прямо  славянами называл.  Когда древний язык  варягов-россов  есть един с прусским,  литовским и курляндским или леттским, то,  конечно,  начало свое имел от славянского...

М.Ломоносов в своей работе  отметил главные и основные моменты  касательно древности деяний славянского племени,  в том числе писал о величестве славянских народов,  которые  проживали почти полторы тысячи лет  на одном месте,  прославив  свое имя и могущество.  Он также  был  уверен в единоплеменстве вендов,  антов,  славян,  о чем свидетельствовали и древние историки.  Многолюдные вендские народы  обитали от начала реки Вислы  до Дуная и до Черного моря  под общим именем славяне.  Автор был согласен с другими,  что славяне и венды  вообще  были древние сарматы...

М.Ломоносов считал,  что сарматы и венеды,  или венды,  со славянами были единоплеменны.  Интересны сведения о широком расселении  славян по реке Висле,  по Днепру,  между Припятью и Двиной,  на Двине,  по реке Полоте,  на Оке,  около озера Ильмень,  по Десне,  Семи и Суле.  Распространение славян северных  шло до рек Выми и Печоры  и даже до Оби.  Славяне обитали в местах  новгородских  во  время проповеди апостола Андрея."

Таким  образом,  можно прекрасно видеть,  что многие  древние авторы  задолго до Шлецера, Байера и Миллера,  отмечали  древность  славянских  народов  и наличие  у них  государственности.  Именно на это и обращал внимание  М.Ломоносов,  ловя  романовских  фальсификаторов  на откровенной  лжи.  И это  лишний раз доказывает,  что уже тогда шла  настоящая информационная война против нашей страны и  ее  народа,  из  которого  слуги тьмы  до сих  пор пытаются  сделать  рабов и прислужников паразитического и сатанинского Запада.

  michael101063 ©

michael101063.livejournal.com

М.В. Ломоносов о древности и происхождении Русского народа и славян вообще.

                                              Глава I. О старобытных в России жителях и о происхождении российского народа вообще.

  "Старобытные в России обитатели, славяне и чудь, по преданиям достоверных наших летописателей известны [Нестор на многих местах, степенные книги и летописцы]. Древние внешние авторы скифов и сармат, на разные поколения разделенных, под разными именованиями в ней полагают [Геродот, Страбон, Плиний и Птолемей]. Обои народы одержали великое участие в обширном сем земель пространстве. Славенское владение возросло с течением времени. Многие области, которые в самодержавство первых князей российских чудским народом обитаемы были, после славянами наполнились. Чуди часть с ними соединилась, часть, уступив место, уклонилась далее к северу и востоку. Показывают сие некоторые остатки чудской породы, которые, по словенским преданиям, от славенского поколения отличаются, забыв употребление своего языка. От сего не токмо многих сел, но рек и городов и целых областей чудские имена в России, особливо в восточных и северных краях, поныне остались. Немалое число чудских слов в нашем языке обще употребляется.   Соединение двух сих народов подтверждается согласием в избрании на общее владение князей варяжских, которые с роды своими и со множеством подданных к славянам и чуди переселились и, соединив их, утвердили самодержавство. В составлении российского народа преимущество славян весьма явствует, ибо язык наш, от славенского происшедший, немного от него отменился и по толь великому областей пространству малые различия имеет в наречиях.  Сих народов, положивших по разной мере участие свое в составлении россиян, должно приобрести обстоятельное по возможности знание, дабы уведать оных древность и сколь много их дела до наших предков и до нас касаются. Рассуждая о разных племенах, составивших Россию, никто не может прочесть ей в унижение. Ибо ни о едином языке утвердить невозможно, чтобы он с начала стоял сам собою без всякого примешения. Большую часть оных видим военными неспокойствами, преселениями и странствованиями в таком между собою сплетении, что рассмотреть почти невозможно, коему народу дать вящее преимущество."

Глава II. О величестве и поколениях славенского народа.

  "Множество разных земель славенского племени есть неложное доказательство величества и древности. Одна Россия, главнейшее оного поколение, довольна к сравнению с каждым иным европейским народом. Но, представив с нею Польшу, Богемию, вендов, Моравию, сверх сих Болгарию, Сербию, Далмацию, Македонию и другие, около Дуная славянами обитаемые земли, потом к южным берегам Варяжского моря склоняющиеся области, то есть курландцев, жмудь, литву, остатки старых пруссов и макленбургских вендов, которые все славянского племени, хотя много отмен в языках имеют, наконец, распростершиеся далече на восток, славенороссийским народом покоренные царства и владетельства рассуждая, не токмо по большей половине Европы, но и по знатной части Азии распространенных славян видим.  Таковое множество и могущество славенского народа уже во дни первых князей российских известно из Нестора и из других наших и иностранных писателей [Нестор в начале и степенные книги; Порфирогенит в Администрации]. Ибо в России славяне новгородские, поляне на Днепре, по горам Киевским, древляне в Червонной России, между Днепром и Припятью, полочане на Двине, северяне по Десне, по Семи и по Суле, дулебы и бужане по Бугу, кривичи около Смоленска, волынцы в Волынии, дреговичи меж Припятью и Двиною, радимичи на Соже, вятичи на Оке и другие поколения, по разным местам обитая и соединяясь с варягами-россами, пресильные войны поднимали против греков. Вне России ляхи по Висле, чехи по вершинам Альбы, болгары, сербы и моравляне около Дуная имели своих королей и владетелей, храбрыми делами знатных. По южным берегам Варяжского моря живших славян частые и кровавые войны с северными, а особливо датскими королями, весьма славны [оные описывает Саксон Грамматик на многих местах]. Множество и величество городов хотя тогда не таково было, как ныне, однако же весьма знатно. В российских пределах великий Новград, Ладога, Смоленск, Киев, Полоцк паче прочих процветали силою и купечеством, которое из Днепра по Черному морю, из Южной Двины и из Невы по Варяжскому в дальние государства простиралось и состояло в товарах разного рода и цены великой. Меж другими славенскими селениями оставил по себе с развалинами великую славу пребогатый купеческий город и пристань Виннета при устьях реки Одры; разорен около помянутых времен от датчан.  Сравнив тогдашнее состояние могущества и величества славенского с нынешним, едва чувствительное нахожу в нем приращение. Через покорение западных и южных славян в подданство чужой власти и приведение в магометанство едва ли не последовал бы знатный урон сего племени перед прежним, если бы приращенное могущество России с другой стороны оного умаления с избытком не наполнило. Того ради без сомнения заключить можно, что величество славенских народов, вообще считая, стоит близ тысячи лет на одной мере.  Но то же еще усматриваю много далее в древности [Прокопий Кесарийский, также Иорнанд на многих местах]. В начале шестого столетия по Христе славенское имя весьма прославилось; и могущество сего народа не токмо во Фракии, в Македонии, в Истрии и в Далмации было страшно, но и к разрушению Римской империи способствовало весьма много. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножали их силу. Единоплеменство сих народов не токмо нынешнее сходство в языках показывает, на и за тысячу двести лет засвидетельствовал Иорнанд [О делах готических, гл. 5], оставив известие, что "от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которые имена хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако обще славяне и анты называются". Присовокупляет еще, что от Вислы простираются до Дуная и до Черного моря. Прежде Иорнанда Птолемей [Геогр., кн. 3, гл. 5, табл. 7.] во втором столетии по Христе полагает вендов около всего Вендского по ним проименованного залива, то есть около Финского и Курландского. Сей автор притом оставил в память, что Сармацию одержали великие вендские народы. И Плиний [Натур. ист., кн. 4, гл. 27.] также свидетельствует, что в его время около Вислы обитали венды и сарматы. Итак, хотя Тацит [О нравах германцев] сомневался в вендах, к сарматам ли их или к германцам причислить, к чему подали ему повод жившие тогда между немцами, как и ныне, венды, затем больше склонял их к последним, однако вышеописанные свидетельства несравненно сильнее уверяют. Итак, народ славенопольский по справедливости называет себя сарматским; и я с Кромером [Книга 1, гл. 12.] согласно заключить не обинуюсь, что славяне и венды вообще суть древние сарматы.  Кроме славян, особенно именованных, вендов и антов, сверх Сармации, где в половине шестого веку Лех и Чех державствовали над многочисленным славенским народом, доказывают его тогдашнюю великость болгары, которых единоплеменство по великому сходству языка, могущество и множество их военных дел неоспоримо. Ибо уже прежде царства Юстиниана Великого, при царе Анастасии приобретши себе в Иллирике владение и селение, тяжкие войны наносили грекам.  В северных российских пределах славенские жители умолчаны не столько за малолюдством, сколько за незнанием от внешних писателей. Домашних вовсе отвергать есть несправедливая строгость. Новгородский летописец хотя сначала многими наполнен невероятными вымыслами, однако никакой не нахожу причины упрямо спорить чтобы город Славенск никогда не был построен и разорен много прежде Рурика. Старинные развалины свидетельствуют; Нестор о Новегороде упоминает прежде всех городов российских и что дважды строен [В начале и в 862 году]. От северных писателей [Гельмонд и Арнольд.] издревле назывался Кунигардия, то есть (на чудском языке) "славный город". Сие рассуждая, не почитаю за легкомысленное любопытство, когда, примечая именования мест у Птолемея, у Плиния и у других, находим от Адриатического моря и Дуная до самых берегов Ледовитого океана многих знаменования с языка славенского, что не за бессильное доказательство признавать должно, когда на вышеописанных свидетельствах имеет опор и основание. К доказательному умножению славенского могущества немало служат походы от севера готов, вандалов и лангобардов. Ибо хотя их по справедливости от славенских поколений отделяю, однако имею довольные причины утверждать, что немалую часть воинств их славяне составляли; и не токмо рядовые, но и главные предводители были славенской породы. Итак, ныне довольно явствует, коль велико было славенское племя уже в первые веки по Рождестве Христове." 

                                                      Глава III. О дальней древности славенского народа. 

  "Имя славенское поздно достигло слуха внешних писателей и едва прежде царства Юстиниана Великого, однако же сам народ и язык простираются в глубокую древность. Народы от имен не начинаются, но имена народами даются. иные от самих себя и от соседов единым называются. Иные разумеются у других под званием, самому народу необыкновенным или еще и неизвестным. Нередко новым проименованием старинное помрачается или старинное, перешед домашние пределы, за новое почитается у чужестранных. Посему имя славенское, по вероятности, много давнее у самих народов употреблялось, нежели в Грецию или в Рим достигло и вошло в обычай. Но прежде докажем древность, потом поищем в ней имени.  Во-первых, о древности довольное и почти очевидное уверение имеем в величестве и могуществе славенского племени, которое больше полуторых тысяч лет стоит почти на одной мере; и для того помыслить невозможно, чтобы оное в первом после Христа столетии вдруг расплодилось до толь великого многолюдства, что естественному бытия человеческого течению и примерам возращения великих народов противно. Сему рассуждению согласуются многие свидетельства великих древних писателей, из которых первое предложим о древнем обитании славян-вендов в Азии, единоплеменных с европейскими, от них происшедшими. Плиний пишет [Натур. ист., кн. 6, глава 1.], что "за рекою Виллею страна Пафлагонская, Пилименскою от некоторых проименованная; сзади окружена Галатиею. Город милезийский Мастия, потом Кромна. На сем месте Корнелий Непот присовокупляет енетов и единоплеменных им венетов в Италии, от них происшедшими быть утверждает". Непоту после согласовался Птолемей [Книга 12, с. 544; книга 4], хотя прежде иного был мнения. Согласовался Круций [Книга 3, гл. 3.], Солин [Глава 44.]. Катон то же разумеет, когда венетов, как свидетельствует Плиний [Натур. ист., кн. 3, гл 19], от троянской породы производит. Все сие великий и сановитый историк Ливий показывает и обстоятельно изъясняет [Книга 1, гл.1]. "Антенор, - пишет он, - пришел, по многих странствованиях, во внутренний конец Адриатического залива со множеством енетов, которые в возмущение из Пафлагонии выгнаны были у Трои лишились короля своего Пилимена: для того места к поселению и предводителя искали. По изгнании евганеев, между морем и Альпийскими горами живших, енеты и трояне одержали оные земли. Отсюда имя селу - Троя; народ весь венетами назван". Некоторые думают, что венеты происходят из Галлии, где народ сего имени был при Иулии Кесаре. Однако о сем не можно было не ведать Катону, Непоту и Ливию. При свидетельстве толиких авторов спорное мнение весьма неважно; и, напротив того, вероятно, что галлийские венеты произошли от адриатических. В тысячу лет после разорения Трои легко могли перейти и распространиться через столь малое расстояние.   Уже имеем древность славенского племени в Азии от самых давнейших времен, которые далее не простираются европейских народов благорассудные историки. Мосоха, внука Ноева, прародителем славенского народа ни положить, ни отрещи не нахожу основания. Для того оставляю всякому на волю собственное мнение, опасаясь, дабы Священного Писания не употребить во лжесвидетельство, к чему и светских писателей приводить не намерен. Довольно того, что могу показать весьма вероятно еще другие сильные в Азии народы, кроме енетов, славенского племени равной древности, и бывшими уже тогда их величеством и могуществом уверить, что оное началось за многие веки до разорения Трои.  Единоплеменство сарматов и венедов, или вендов, со славянами в прошедшей главе показано. О живших далее к востоку сарматах пишет Плиний [Натур. ист., кн. 6, гл. 7; кн. 4, гл. 1, гл. 11.], что они мидской породы, живут при реке Доне, разделяются на разные поколения. Сей же автор и Страбон [Геогр., кн. 7, с. 218.] некоторых мидян в Европе вместе с фракинянами, то есть в сарматских пределах, полагают, чем вероятность в единоплеменстве сарматов с мидянами умножается. Ибо, переселяясь от востока к западу мидские народы, и, будучи поименованными сарматами, могли в некоторых поколениях удержать прежнее имя, подобно как славяне новгородские перед другими славянами, которые особливые имена имели.  Некоторые речения мидские, со славенскими сходные, не были бы единородства вероятностью, когда бы таковыми важными свидетельствами древних писателей не утверждались.   Амазоны, по преданию Геродотову [В Мелпо[мене], с. 115.], от сармат происхождение имели и говорили языком сарматским; скифскому от будинов не чисто научились. Плиний о сарматах-гинекократуменах, то есть "женами обладаемых", упоминает, супружество с амазонами имеющих; также и о сарматских амазонах [Натур. ист., кн. 6, гл. 7]. Посему они были славенского племени.  Видя пафлагонов, енетов, мидян и амазонов в Азии славенского племени, уже думать можно, что обитавшие с ними в соседстве мосхи им были единоплеменны, почему московский народ у многих новых писателей от них производится. О соседстве Мосхинии с амазонами и сарматами нахожу древние свидетельства, о единородстве - не имею; итак, утверждать о том опасаюсь, затем больше, что в Страбоне [Геогр., кн. 11, с. 343.] противное сему примечаю: "Мосхиния, - пишет он, - разделена на три части: одну колхи, вторую иверы, третию армяне имеют" - народы, от славян весьма отменные. В наших летописях до начала Москвы не находим по российским областям подобного имени; и у Нестора при исчислении славенских поколений о мосхах - глубокое молчание. Великий перерыв времени, в кое о мосхах не упоминают внешние и домашние писатели, не позволяет утверждать о единоплеменстве мосхов и славян московских без довольного свидетельства.  В Южной Европе древность и могущество славян из Геродота явствует, который венедов с иллирианами за один народ почитает и обыкновения их, мидским подобные, описует [Евтерпия, с. 36; Терпсих[ора], с. 128], чем показанное выше сего единородство подтверждается. Иллирийцев древность простирается до веков баснословных; сила их военных дел с греками и римлянами известна. Некоторые, стараясь древних иллирийцев разделить от нынешних славян, в Иллирике живущих, приводят во свидетельство Иорнанда и Прокопия, которые опичывают пришествие славян за Дунай от севера: новых мест имена славенского знаменования признают, в старых того не находят.  Слабые спорных мыслей основания! Правда, что славяне, от полунощной страны перешед за Дунай, в Далмации и в Иллирике поселились в начале шестого веку. Но следует ли из того, чтобы они или их единоплеменные там прежде никогда не обитали? Не могло ли быть, чтобы римскою силой утесненные иллирические славяне во время войны уклонились за Дунай к полунощным странам; потом, приметив римлян ослабление, старались возвратиться на прежние свои жилища? Имеем сего явственные у себя следы. Нестор утверждает [Лист 16 об.], что в Иллирике, когда учил апостол Павел, жительствовали славяне и что обитавшие около Дуная, убегая насильного владения нашедших и поселившихся меж ними римлян, перешли к северу, на Буг, Вислу, Днепр, Двину и Волхов [В начале, лист 2 об.]. Уже свидетельств довольно; но сверх того Плиний объявляет, что ему названия иллирических народов выговаривать трудно. Ясное доказательство, что ни от греческого, ни от латинского языка взяты, в коих он, без сомнения, был искусен. Городы многие издревле показывают славенский голос, с делом согласный, и возводят вероятность на высочайший степень.   Признаки древнего имени славенского явствуют, во-первых, у Птолемея под названием ставан [Геогр., кн. 3, гл. 5, табл.; Евр. 7.]. Свойство греческого и латинского языка не позволяет, чтобы они выговорить могли славян имя. Ради того прежде ставанами, после склаванами и сфлаванами называли. Амазоны, или алазоны, славенский народ, по-гречески значат самохвалов; видно, что сие имя есть перевод славян, то есть славящихся, со славенского на греческий.  Имена славенских государей, в одно время со славенским именем прославленных, не в самое то время могли принять начало, но перед тем задолго. По именам государей и героев своих народ прежде внутрь пределов назывался, потом славою дел утвердил себе славное имя, которое хотя поздно по свету распространилось, однако внутрь было давно в употреблении."

Источник: Михаил Ломоносов "Записки по Русской Истории" (иллюст. изд.), М., Эксмо, 2008 (гл. I, II, III).

 

 

  

dmitry-as.livejournal.com

Древняя Российская История от начала Российского народа до кончины Великого Князя Ярослава Первого или до 1054 года

Глава 2. О величестве и поколениях Славенского народа

Множество разных земель славенского племени есть неложное доказательство величества и древности. Одна Россия, главнейшее оного поколение, довольна, к сравнению с каждым иным европейским народом. Но представив с нею Польшу, Богемию, вендов, Моравию, сверх сих Болгарию, Сербию, Далмацию, Македонию и другие, около Дуная славянами обитаемые земли, потом к южным берегам Варяжского моря склоняющиеся области, то есть курландцев, жмудь, литву, остатки старых пруссов и мекленбургских вендов, которые все славенского племени, хотя много отмен в языках имеют, наконец, распростершиеся далече на восток, славено-российским народом покоренные царства и владетельства рассуждая, не токмо по большей половине Европы, но и по знатной части Азии распространенных славян видим.

Таковое множество и могущество славенского народа уже во дни первых князей российских известно из Нестора и из других наших и иностранных писателей.3 Ибо в России славяне новогородские, поляне на Днепре, по горам Киевским, древляне в Червонной России, между Днепром и Припятью, полочане на Двине, северяне по Десне, по Семи и по Суле, дулебы и бужане по Бугу; кривичи около Смоленска, волынцы в Волыни, дреговичи4 меж Припятью и Двиною, радимичи на Соже, вятичи на Оке и другие поколения, по разным местам обитая и соединяясь с варягами-россами, пресильные войны подымали против греков.

Вне России ляхи по Висле, чехи по вершинам Албы, болгары, сербы и моравляне около Дуная имели своих королей и владетелей, храбрыми делами знатных. По южным берегам Варяжского моря живших славян частые и кровавые войны с северными, а особливо с датскими королями, весьма славны.5 Множество и величество городов хотя тогда не таково было, как ныне, однако же весьма знатно. В российских пределах великий Новград, Ладога, Смоленск, Киев, Полотск паче прочих процветали силою и купечеством, которое из Днепра по Черному морю, из Южной Двины и из Невы по Варяжскому в дальные государства простиралось и состояло в товарах. разного рода и цены великой. Меж другими славенскими селениями оставил по себе с развалинами великую славу пребогатый купеческий город и пристань Виннета при устьях реки Одры; разорен около помянутых времен от датчан.

Сравнив тогдашнее состояние могущества и величества славенского с нынешним, едва чувствительное нахожу в нем приращение. Чрез покорение западных и южных славян в подданство чужой власти и приведение в магометанство едва ли не последовал бы знатный урон сего племе ни перед прежним, если бы приращенное могущество России с другой стороны оного умаления с избытком не наполнило. Того ради без сомнения заключить можно, что величество славенских народов, вообще считая, стоит близ тысячи лет почти на одной мере.

Но то же еще усматриваю много далее в древности.6 В начале шестого столетия по Христе славенское имя весьма прославилось; и могущество сего народа не токмо во Фракии, в Македонии, в Истрии и в Далмации было страшно, но и к разрушению Римской империи способствовало весьма много. Венды и анты, соединяясь со сродными себе славянами, умножали их силу. Единоплеменство сих народов не токмо нынешнее сходство в языках показывает, но и за тысячу двести лет засвидетельствовал Иорнанд,7 оставив известие, что „от начала реки Вислы к северу по безмерному пространству обитают многолюдные вендские народы, которых имена хотя для разных поколений и мест суть отменны, однако обще славяне и анты называются”. Присовокупляет еще, что от Вислы простираются до Дуная и до Черного моря.

Прежде Иорнанда Птоломей8 во втором столетии по Христе полагает вендов около всего Вендского по ним проименованного залива, то есть около Финского и Курландского. Сей автор притом оставил в память, что Сармацию одержали превеликие вендские народы. И Плиний9 также свидетельствует, что в его время около Вислы обитали венды и сарматы. Итак, хотя Тацит10 сомневался о вендах, к сарматам ли их, или к германцам причислить, к чему подали ему повод жившие тогда между немцами, как и ныне, венды, затем больше склонял их к последним, однако вышеписанные свидетельства несравненно сильнее уверяют. Итак, народ славенопольский по справедливости называет себя сарматским; и я с Кромером11 согласно заключить не обинуюсь, что славяне и венды вообще суть древние сарматы.

Кроме славян, особенно именованных, вендов и антов, сверх Сармации, где в половине шестого веку Лех и Чех державствовали над многочисленным славенским народом, доказывают его тогдашнюю великость болгары, которых единоплеменство по великому сходству языка, могущество и множество их военных дел неспоримо. Ибо уже прежде царства Юстиниана Великого, при царе Анастасии приобретши себе в Иллирике владение и селение, тяжкие войны наносили грекам.

В северных российских пределах славенские жители умолчаны не столько за малолюдством, сколько за незнанием от внешних писателей. Домашних вовсе отвергать есть несправедливая строгость. Новогородский летописец хотя с начала многими наполнен невероятными вымыслами, однако никакой не нахожу причины упрямо спорить, чтобы город Славенск никогда не был построен и разорен много прежде Рурика. Старинные развалины свидетельствуют; Нестор о Новегороде упоминает прежде всех городов российских и что дважды строен.12 От северных писателей13 издревле назывался Кунигардия, то есть (на чудском языке) славный город. Сие рассуждая, не почитаю за легкомысленное любопытство, когда, примечая именования мест у Птоломея, у Плиния и у других, находим от Адриатического моря и Дуная до самых берегов любопытство, когда, примечая именования мест у Птоломея, у Плиния и у других, находим от Адриатического моря и Дуная до самых берегов Ледовитого океана многих знаменования с языка славенского, что не за бессильное доказательство признавать должно, когда на вышеписанных свидетельствах имеет опор и основание.

К доказательному умножению славенского могущества немало служат походы от севера готов, вандалов и лонгобардов. Ибо хотя их по справедливости от славенских поколений отделяю, однако имею довольные причины утверждать, что немалую часть воинств их славяне составляли; и не токмо рядовые, но и главные предводители были славенской породы. Итак, ныне довольно явствует, коль велико было славенское племя уже в первые веки по Рождестве Христове.

3Нестор вначале и степенные кн.; Порфирогенит в Администрации. 4В подлиннике : дергвичи 5Оные описывает Саксон Грамматик на многих местах. 6Прокопий Кесарийский, также Иорнанд на многих местах. 7О делах готических, гл. 8Географ., кн. 3, гл. 5, табл. 7. 9Натур. ист., кн. 4, гл. 27. 10О нравах германцев. 11Книга 1, глава 12. 12В начале и в 862 году. 13Гелмолд и Арнолд

   Вперёд>>  

Просмотров: 8815

statehistory.ru