История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

galski. История абхазии с древнейших времен


История Абхазии с древнейших времен до V века н.э.

Примерно 5 тысяч лет назад произошло разделение праабхазских и праадыгских племен и их языков. Некоторые исследователи (О.Джапаридзе, В.Ардзинба, Г.Меликашвили, И.Дьяконов, Ш.Инал-ипа и др.) считают, что уже в 4-3 тысячелетии до н.э. на северо-востоке Малой Азии и на юго-западе Закавказья существовали хеттско(хаттско)–абхазо-адыгские племена как достаточно однородный этнический массив. Уже значительно позднее сюда вклинились картвельские племена. Они оттеснили хаттов на юг, а абхазов с адыгами на северо-запад – на Кубань, западное Закавказье (территории современной Абхазии, Адыгеи, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкессии, прибрежные районы Краснодарского края до Геленджика-Анапы).

Картвельские племена также не были чем-то единым, шел процесс разделения по самым разным признакам – в частности на основании анализа мегрельского языка можно с уверенностью сказать, что мингрельцы или мегрелы отделились от картвелов еще в 8 веке до н.э. Топонимика таких названий как Сочи. Туапсе, Джубга, Аше, Хоста, Мацеста и т.д. прямо указывает на абхазско-адыгские источники происхождения этих названий. Можно проследить такие-же по происхождению названия в приморской части Малой Азии и юго-западного Закавказья. В 1 веке нашей эры на территории современной Абхазии проживали абазги и апсилы. В те времена на Кавказе появлялись и исчезали княжества, царства. Среди таких исчезнувших, растворившихся царств можно назвать абхазские Санигию, Абасгию, Апсилию, мингрельскую Колхиду, Эгриси (кстати названную так по названию манралов-мегрелов-эгров) или Лазику. В это время Лазика была форпостом Рима, позже Византии на Кавказе.

В 5 веке Лазика или (как называли иверы) Эгрийское царство расширилась за счет Апсилии и Сванетии. Но уже к началу 6 века от Лазики отделились и Апсилия и Сванетия. В 6 веке на территории современной Абхазии сложились такие образования как Абасгия, Апсилия, Мисиминия и Санигия. По древним преданиям Закавказье посетили пять святых апостолов: четыре из числа двенадцати - святой Андрей, святой Матфий, святой Варфоломей, святой Иуда Фаддей, называемый Левием, и один от семидесяти святой Фаддей.

Святой Андрей Первозванный, считающийся общим апостолом земли Русской, обходя причерноморские земли, проповедал в Абхазии, особенно долго в Севастополисе нынешнем Сухуме). Здесь он похоронил своего спутника святого Симона Кананита. Далее его путь лежал к Азовскому морю. Нынешней же Грузии он коснулся только в западной ее части, что подтверждают и местные летописи, а в Великой Армении и Албании не был вовсе.

Святой Матфей проповедовал также в Абхазии. Это видно из свидетельств Дорофея, епископа Тирского (507-522 г.г.), и Никиты Пафлагонянина (ок. 873 г.), которые говорят, что Матфей, причисленный к двенадцати апостолам вместо Иуды, благовествовал, скончался и погребен в первой Эфиопии. Под Эфиопией в данном случае подразумевается территория Колхиды и Абхазии. Это более определенно видно из свидетельств Софрония (ок. 390 г.) и Экумения (X в.), они пишут, что святой Матфий проповедал и погребен в той Эфиопии, где находились реки Апсар и Гисс, находящиеся в Колхиде и Абхазии.

Уже в 4 веке в Пицунде была греческая кафедра, основание которой связывают с христианским подвижником Орентием, сосланным в Абхазию, а в 6 веке при византийском императоре Юстиниане I абазги, апсилы и другие народы, населяющие территорию современной Абхазии, приняли христианство.

abkhazia.narod.ru

История Абхазии. В составе Российской Империи

Естественно, что Абхазия, будучи самостоятельным государством, также самостоятельно решала вопрос о вступлении в состав Российской Империи. Келешбей Чачба в 1803 году заключил мирное соглашение с главнокомандующим российскими войсками на Кавказе Цициановым, в 1806 году возглавил антитурецкое восстание, в 1807 году помогал российской армии в осаде Поти. Келешбей смог объединить вокруг себя не только феодальную знать Абхазии, но и мелкое дворянство и крестьян-анхаю. При нем постоянно находился отряд из 500 вооруженных огнестрельным оружием бойцов, а в случае необходимости он мог «отмобилизовать» армию численностью свыше 25 тысяч человек с артиллерией и флотом (более 600 судов находилось под его командованием, в том числе 70-типушечный корабль, позже подаренный Турции).

В 1805 году Россия потребовала от Келешбея выдачи взятого им в заложники сына мегрельского князя Левона Дадиани, а на отказ Келешбея провела военную операцию под командованием генерала Рыкгофа, в ходе которой Анаклия была возвращена Мегрелии, а младший Дадиани вернулся в семью.

Несмотря на открытое противостояние Келешбея с Россией, Император Александр I счел, что это противостояние было продиктовано не взаимоотношениями Абхазии и России, а противостоянием Абхазии и Мегрелии. Он в своем письме Келешбею предложил тому чин генерал-лейтенанта российской армии с пожизненным жалованием и защитой его правления в Абхазии навечно. На что Келешбей ответил просьбой «о принятии Абхазии в подданство России». Однако Александр I не спешил с принятием решения.

В 1806 году началась война России с Турцией. Келешбей принимал в ней участие на стороне России, правда не очень активно – он не выполнил просьбу Александра I о штурме крепости Поти, в которой засели турки, так как счел, что может понести слишком большие потери. В то же время, 25-титысячное войско Келешбея не допустило высадки турецких десантов в Абхазии.

Турки попытались организовать заговор против Келешбея. Во главе заговора был поставлен его старший сын Асланбей, мать которого была из рода эшерских князей Дзяпш-ипа, которые были активными заговорщиками. Келешбей, узнав о заговоре, лишил всех прав наследования Асланбея и назначил своим наследником младшего сына Сафарабея (Георгия).

17 февраля 1810 года Абхазия вошла в состав России, хотя, конечно, если бы Абхазия была в то время частью Грузии, то почему она не вошла в состав России вместе с так сказать метрополией? До 1864 года в Абхазском княжестве сохранялось т.н. самоуправление. То есть Абхазское княжество с 1810 по 1864 год входило в состав Российской Империи на правах автономии и просуществовало в таком качестве дольше других на Кавказе.

С 1864 по 1917 год Абхазия подчинялась напрямую русской администрации на Кавказе (1864-1883 г.г. как «Сухумский отдел», 1883-1917 г.г. как «Сухумский округ»)

Обратимся к такому известному явлению как махаджирство. Сотни и тысячи абхазов были выселены в 60-70-е годы 18 века в Турцию. Естественно, выселялись активные борцы против российского присутствия на Кавказе. Следует только учесть, что выселялись сторонники протурецки настроенного Асланбея Чачба, который неоднократно пытался поднять восстание против русских, поддерживал в 1810 году восстание имеретинского царя Соломона II против русских. Турция всегда имела (и до сих пор имеет) стратегические интересы на Кавказе, особенно на побережье – Аджария, Абхазия. Немалое число махаджиров покинули Абхазию вместе с Асланбеем, бежавшим в 1810 году в Турцию после разгрома его войск. В 1821 году Асланбей вновь высадился а Абхазии, но был разбит Горчаковым. В 1824 году всё повторилось. После этого Ермолов покорял Кавказ, потом Паскевич, Воронцов, Барятинский, Евдокимов. В 1859 году был взят в плен Шамиль, в 1864 году генерал Гейман разгромил убыхов в Кбаада (Красная Поляна), в том же году Михаил Чачба был выслан в Воронеж, где и умер.

В 1866 году в Лыхны произошло антирусское восстание, охватившее территорию от Бзыби до Кодорского ущелья, то есть больше половины Абхазии. За оружие взялись более 20 тысяч человек, которые в 1867 году были высланы в Турцию. В 1877 году многие из них вернулись в составе турецкого десанта, захватившего большой участок побережья, включая Сочи, но были вскоре выбиты оттуда российскими войсками. Отныне до 1907 года абхазам было вообще запрещено селиться ближе чем в 20 километрах от Сухума. Абхазы были практически выселены из Гумистинского р-на и Самурзаканского участка.

Считается, что свыше 80 процентов абхазов в конце прошлого века проживало за пределами Абхазии. Естественно, что на «освободившиеся земли» сразу хлынул поток русских, армян, эстонцев, греков. Основной массой переселенцев были грузины. Характерны высказывания Якоба Гогебашвили в газете «Тифлисский весник» в 1877 году. В статье «Кем заселить Абхазию», а также в других статьях на протяжении нескольких месяцев Гогебашвили доказывал, что лучшей заменой абхазов могут стать мингрелы. Его слова оказались так сказать программными – не прошло и 50 лет, как в 1926 году в Абхазии проживает 26,4% абхазов против 85,7% в 1886 году, зато 31,8% грузин против 4,8% в 1897 году. Вас это не удивляет – число абхазов за30 лет снижается с 86% до 26%, а число грузин соответственно за 30 лет возрастает с 5% до 85%! Это что – нормальные сезонные миграции или этноцид?

Вообще-то статистика это весьма странная штука. Например по данным справочника “Кавказ” (Тифлис, 1903 г.) на стр.226 есть такие статистические данные: “Жителей около 180 тысяч душ, которые в процентном отношении делятся следующим образом: армян – около 40 проц., грузин – почти 25 проц., русских – около 20 проц., а остальные 15 проц составляют: персияне, татары, немцы, турки, евреи, французы, англичане, чехи и другие.” Как Вы думаете – где это был такой состав населения? В Ереване? Нет, в Тифлисе, то есть в Тбилиси – столице Грузии. Правда, я уверен, что нынешний состав населения этого города, как бы это выразиться помягче, “более мононациональный”.

abkhazia.narod.ru

История Абхазии XIII-XVIII вв

К 13 веку Иверия под ударами монголов была существенно ослаблена. Неоднократно распадалась она на отдельные княжества и при нашествии Тимура в 14 веке. С тех пор до присоединения к России грузинское государство уже НИКОГДА не было единым. Части, некогда ее составлявшие, вновь стали самостоятельными царствами - Картли, Кахети, Имерети, Самцхе-Саатабаго, Мегрелия, Гурия. Именно в качестве независимых царств они и входили в состав России в 19 веке. Абхазия также вновь стала независимой. Таким образом исторически Абхазия входила в состав единого с Грузией государства весьма непродолжительное время.

На территории современной Грузии с 14 века постоянно шли войны. Правитель Мингрелии Георгий Дадиани (Чавчавадзе) вместе с Георгием V разгромил западно-грузинского царя. В Сванетии к власти пришел род Геловани, в Гурии – Гуриели. Абхазские цари Чачба (Шервашидзе) постоянно воевали с Дадиани. Георгий Дадиани оттеснил абхазов до Анакопии, Вамек Дадиани получил Сухум во владение, захватил Абхазию до Гагры. В 1414 году абхазы разгромили войска Мамиа II Дадиани, оттеснив мингрельцев за Кодор.

Междоусобица на Кавказе не обошла стороной Абхазию. В 40-е года 15 века развал страны зашел так далеко, что некоторые города на черноморском побережье были захвачены Генуей – Гагра, Пицунда, Новый Афон, Севастополис (Сухум). Отдельные княжества переходили под турецкое покровительство, другие пытались сопротивляться турецкому нашествию. Возникали и распадались кратковременные союзы Абхазии с Гурией и Мингрелией (напр. в 1623 году), бывшие союзники нападали друг на друга (1628 год – Леван II, царь Мингрелии, напал на Абхазию, захватил Сухум, построил Келасурскую стену, разделив Абхазию надвое). После смерти Левана II, а также в годы правления его племянника Левана III (1661-1680 г.г.) Мингрелия была разгромлена абхазами в союзе с черкесами, шапсугами, убыхами. Но прошло всего 20 лет и в 1702 году имеретинцы и мингрелы снова вторглись в Абхазию.

В 18 веке в ослабленную Абхазию с новыми силами устремилась Турция. Генуя была изгнана с побережья, Сухум превратился в Сухум-кале – турецкую цитадель, другой турецкий опорный центр на побережье был создан в Поти. Столицей Абхазии стало Лыхны.

Позже абхазский князь Келешбей (Чачба) перенес столицу из Лыхны в Сухум. Ближайшие мегрельские земли просили его о покровительстве и о защите их от собственного царя – Григория Дадиани, для чего отдали ему крепость Анаклия на левом берегу Ингура. В 1802 году во время похода на Мегрелию с 20-ти тысячным войском Келешбей взял в заложники сына мингрельского князя Дадиани, его наследника Левана.

Несколько слов о взаимоотношениях Иверии и России того времени. С 1462 года единого грузинского государства просто не существовало, поэтому ее отколовшиеся более или менее самостоятельные части самостоятельно строили свои взаимоотношения с Россией. Русско-турецкая война (1768-1774 г.г.) подтолкнула Грузию вначале к заключению в 1783 году Георгиевского трактата о переходе Картло-Кахетии, названной в трактате "Грузией", под протекторат России, затем в 1801 году к вхождению Картло-Кахетинского царства в состав России.

Григорий Дадиани, князь Мингрелии (Мегрелии), оказавшийся бессильным сдержать раскол собственной страны, противостоять абхазам с одной стороны и имеретинцам с другой, в 1803 году вступил «под покровительство России». В 1804 году по тому же пути пошла Гурия и Имерети. Речь шла не о вступлении этих территорий в состав России, а о «протекторате Российской Империи» над этими территориями.

abkhazia.narod.ru

История Абхазии с древнейших времен. 2

Глава II  „Абхазское“ царство – Западногрузинское государство, правопреемник Колхидского и Лазского царств

Политическая ситуация в Грузии накануне образования „Абхазского“ царства. К середине VIIIв. произошла определенная этническая консолидация вокруг абазг-абхазов, но этот процесс нельзя рассматривать как окончательное формирование т.н. абхазской феодальной народности со своим этнокультурным и национально-государственным менталитетом, получившего якобы логическое завершение в создании собственно абхазского национального государства – царства „абхазов“.

В VIII-IXвв. не было никаких объективных условий для консолидации абхазских племен в абхазскую народность, наоборот, налицо все условия для интеграции этих племен в грузинский феодальный народ (Н. Ю. Ломоури). Ярким свидетельством того, почему абхазские племена не смогли или, по крайней мере, не успели консолидироваться в единый народ со своей письменной и национально-государственной традицией, может служить как раз история т.н. царства „абхазов“, с самого начала являющегося не абхазским национальным государственным образованием, а грузинским государством, ставшим колыбелью единой грузинской государственности.

На протяжении VIII-IХвв. произошли существенные изменения в государственном и политическом устройстве Грузии. На развалинах древнейших грузинских государств Колхиды– Лазики–Эгриси и Иберии–Картли возникли отдельные царства-княжества: Кахети, Эрети, ТаоКларджети, Царство „Абхазов“ и Тбилисский эмират. Эти изменения, в основном, были обусловлены факторами внешнеполитического характера, в частности, арабо-византийским военным противостоянием в Закавказье. Своего апогея это противостояние достигло в 30-х годах VIIIв., когда вся Грузия, как Восточная, так и Западная, стала ареной опустошительного похода грозного арабского полководца Мурвана ибн-Мухаммеда (Мурвана „Кру“).

Во время этого похода Мурван-„Кру“, завоевав центральные области Эгриси, переправился через р. Келасури, которая в ту пору, по словам грузинского летописца, была границей между Грузией и Византией, сокрушил город Апшилети Цхуми и обступил Анакопию (современный Новый Афон), резиденцию „Эристава Абхазии“ Леона, у которого нашли убежище преследуемые арабским полководцем сыновья эрисмтавара Картли Степаноза – Мир и Арчил. У стен Анакопийской крепости произошло героическое сражение, в котором совместное картлийскоабхазское войско – всего 3тыс. воинов (из них абхазов 2тыс., картлийцев – 1тыс.) одолело 35тысячное войско арабов, которые были вынуждены отступить, а затем вовсе покинуть Западную Грузию.

С походом Мурвана „Кру“ в Западную Грузию и его результатами связывает древнегрузинская историческая традиция определенные изменения в политической и государственной структуре страны. В частности, происходит официальное признание Византийской империей представителей правящего дома Картли Мира и Арчила в качестве общегрузинских лидеров – „царей“ Картли-Эгриси, „Эриставу Абхазии“ Леону же византийский император пожаловал наследственные права на Абхазию. Одновременно произошло сближение „эристава кесаря“ Леона с домом Мира и Арчила, завершившееся династическим браком – взяв в жены одну из дочерей Мира, Леон тем самым стал полноправным членом правящего дома Картли-Эгриси. Правитель Абхазии пошел еще дальше, он отказался от предложенных Арчилом, ставшим после смерти старшего брата Мира, единственным властителем Картли-Эгриси, территориальных приобретений и объявил себя вассалом Картлийского эрисмтавара, а свое владение – частью государства „царя“ Арчила. Взамен абхазский владетель получил весьма значительную в политическом плане компенсацию, ему была передана царская корона, присланная византийским императором его тестю Миру. Этим самым руководитель Абхазии сразу же стал ведущей политической фигурой в общегрузинском масштабе, фактически вторым лицом в государстве и положил начало качественно новому этапу своей политической карьеры.

Образование „Абхазского“ царства и его национально-государственный облик. Во второй половине VIIIв. дом Леона, удачно использовав свое выгодное легитимное положение, постепенно начал добиваться установления своей гегемонии в масштабе всей Западной Грузии. К 80-м годам VIII века, когда известный грузинский писатель Иован Сабанис-дзе писал свое знаменитое агиографическое произведение „мученичество Або Тбилели“, уже вся Западная Грузия была под властью правителя („мтавари“) Абхазии. Более того, Иован Сабанис-дзе документально подтверждает, что тогда Абхазией называли не только территорию собственно „эриставства Абхазии“, а всю Западную Грузию.

В конце VIII века представитель дома Леона, его племянник Леон II, воспользовавшись ослаблением Византийской империи, при помощи хазар отложился от нее (т.е. Византии), захватил власть в уже объединенном его предшественником в Эгриси-Апхазети и объявил себя „царем абхазов“. Так было положено начало т.н. „Абхазскому“ царству. Следует особо отметить, что древнегрузинская историческая традиция этот акт однозначно увязывает с определенным династическим кризисом в царском доме Арчила. По словам автора „Матиане Картлиса“ („Летопись Картли“ – так принято называть условно анонимную хронику XI века, освещающую историю Грузии этого периода), принятие Леоном II царского титула, стало возможным потому, как „Иоване — сын Арчила, который сидел на месте эгрисских царей не был в живых, а Джуаншер, его брат был слишком стар, а затем и тот скончался“. Т.е. этим самым грузинская летопись (кстати единственный источник, повествующий об этом событии), как бы специально подчеркивает, что в сложившейся ситуации представитель дома Леона I являлся единственным легитимным династом, который законно мог претендовать на власть в Абхазии-Эгриси. Однако, принятие царского титула правителем Абхазии-Эгриси нельзя рассматривать как сугубо внутриполитический акт. Это в не меньшей степени, а может быть даже в первую очередь, было обусловлено внешнеполитическими факторами. Не случайно грузинский летописец данное событие, т.е. объявление Леоном II своей персоны царем „абхазов“, связывает с политическим разрывом с Византией. Средневековая грузинская историография совершенно четко понимала, что принятие тем или иным грузинским лидером царского титула непосредственно определялось внешнеполитическим статусом страны и что международная конъюнктура не всегда позволяла им носить этот титул. Отказ Леона II от византийского сюзеренитета и принятие им царского титула совпал с политическим кризисом, последовавшим за государственным переворотом в Византийской империи в конце VIIIв., конкретно около 797 года.

Ввиду того, что Леон II – „эристав Абхазии“ назвал себя не иначе как „царем абхазов“ („мепе апхазта“), как внутри Грузии, так и за ее пределами это новое государственное образование стали называть страной „царя абхазов“, т.е. Царством „абхазов“ или просто „Абхазией“. Однако, это вовсе не означает, что с этого времени в результате „военного покорения“ правителем Абхазии всей Западной Грузии, здесь появилось новое национальное государство апсуаабхазов, не имеющее ничего общего с грузинской государственностью. Если бы „абхазская“ династия пришла к власти в бывшем Лазско-Эгрисском царстве как иноземная сила, якобы „оккупировавшая“ территорию соседней страны и навязавшая местному грузинскому населению чуждую абхазскую государственность, то тогда, совершенно не понятно, почему средневековое грузинское общественное и политическое сознание так мирно и безболезненно восприняло этот акт „агрессии“.

Достаточно самого беглого ознакомления с памятниками древнегрузинской исторической литературы, для того, чтобы однозначно убедиться в самом благожелательном отношении к представителям т.н. „абхазской“ династии со стороны буквально всех средневековых грузинских писателей и летописцев, которые в той или иной мере касались деятельности царей „абхазов“. Совершенно очевидно, что „Летопись Картли“ – главный и единственный источник, в котором изложена более-менее полная история Царства „абхазов“ и которая целиком и полностью отражает именно грузинскую, а не вымышленную абхазо-апсуйскую национальногосударственную конъюнктуру, не могла допустить ту лесть и восхваление, на которые явно не скупится ее автор по отношению грозных „абхазских“ царей, якобы „завоевывающих“ всю Грузию.

В представлении грузинской общественности цари „абхазов“ были не какими-то „чужестранцами“ –„завоевателями“, а такими же грузинскими лидерами, каковыми являлись, например, представители династии Багратионов. Это, безусловно, одно, общегрузинское культурно-политическое и государственное пространство, внутри которого на этот раз выдвинулась новая „абхазская“ династия. Касаясь вопроса о новом названии Западной Грузии и оформившегося здесь в конце VIII века государственного образования нельзя пройти мимо и того факта, что некоторые иностранные авторы (например, известный средневековый армянский историк Ованес Драсханакертци, писавший свое сочинение в первой четверти Х века) царей „абхазов“ называют эгрисскими царями, т.е. в сопредельных государствах имели совершенно четкое представление о том, какую страну назвали „Абхазией“ в конце VIII века. Собственно грузинская историческая традиция дала совершенно однозначное разъяснение того, когда и почему назвали историческое Эгриси „Абхазией“. Вот что пишет в этой связи крупнейший грузинский историк XVIII века Вахушти Багратиони в своем классическом труде „Описание царства грузинского“: „Название страны этой – три: первое – Эгриси, второе – Абхазия, третье – Имерети. Эгриси она была названа из-за Эгроса сына Таргамоса, которому... досталась страна эта, и называлась она так до конца правления Хосроянов (т.е. династии картлийских царей, которую и представлял дом Степаноза-Арчила – З.П.). А Абхазией /она была названа/ из-за Левана, который после первого Леона... был эриставом Абхазии. Этот Леван после смерти Хосроянов стал царем, овладел всею Эгриси целиком. И этот /Леван/ назвал Абхазией царство свое, распространив наименование своего эриставства на всю Эгриси“...

В историографии нет однозначного ответа по вопросу этнического происхождения Леона II и его предков. Высказывались мнения о греческом (П. Уварова, Д. И. Гулия), грузинском (В. Латышев, П. Ингороква и др.) и абхазском (3. В. Анчабадзе, Ш. Д. Инал-ипа и др.) происхождении династии „Леонидов“. Однако это абсолютно не имеет никакого значения, т.к. цари „абхазов“, независимо от их этно-племенного происхождения, своей политической и государственной деятельностью однозначно представляли общегрузинский культурнополитический мир. Они создавали единое грузинское государство – saqarTvelo, а не национально-государственное образование апсуа-абхазов – Апсны.

То, что Леон II и его преемники строили именно грузинское, а не абхазо-апсуйское государство, особенно наглядно проявилось в церковной политике „абхазских“ царей. После обретения политической независимости „Леониды“ активно стали добиваться и церковного отделения от Византии. Для них было совершенно очевидным, что для окончательного освобождения страны от византийской зависимости была необходима ликвидация церковно-идеологического влияния, осуществляемого на протяжении многих веков Константинопольской патриархией и создание по-настоящему национальной идеологической опоры. И этой национальной идеологией стала не абхазо-апсуйская, а именно грузинская идеология, главной движущей силой которой была грузинская церковь. Именно поэтому цари „абхазов“ развернули бурное церковное строительство в Западной Грузии и создали все условия для широкого распространения грузинской письменной культуры и грузинской христианской книжности. Этому процессу сопутствовало упразднение старых греческих епархий и основание новых грузинских церковных кафедр в Западной Грузии, в том числе и на территории современной Абхазии, о чем сохранили прямые свидетельства грузинские летописи и другие письменные памятники.

Благодаря активной деятельности царей „абхазов“ в церковной сфере уже с начала Х века Западная Грузия – т.е. „Абхазское“ царство, становится страной грузинской письменной культуры и грузинской христианской книжности, а западно-грузинская церковь организационно слилась с Мцхетским каталикосатом. Всё это произошло потому, что задолго до воцарения Леона II в Эгриси-Абхазети он и его предки, не говоря уже о потомках, независимо от своего племенного происхождения считали себя представителями общегрузинского культурнополитического мира. Для них грузинский язык и грузинская христианская культура стали такими же родными, как и для остального картвельского населения Западной Грузии, в том числе для мегрелов-чанов и сванов. Картвельские племена составляли этническое большинство в „Абхазском“ царстве. Из 8 эриставств Царства „абхазов“, образование которых древнегрузинская историческая традиция приписывает Леону II, собственно абхазы населяли только лишь территорию Абхазского эриставства, которое в то время охватывало земли, расположенные севернее реки Гумиста, примерно до Никопсии (окрестности современного г. Туапсе), хотя не исключено их частичное проживание и на территории Цхумского эриставства. Остальные же эриставства были полностью представлены исключительно картвельскими племенами (карты, мегрело-чаны, сваны). Картвельский этнический элемент, особенно его картизированная часть, которая в численном отношении к VIII веку в Западной Грузии значительно выросла, по совершенно справедливому заключению крупнейшего абхазского историка 3. В. Анчабадзе, оказался более развитым как в социально-экономическом, так и, что особенно важно, в культурном отношении. Именно это обстоятельство обусловило и то, что государственным языком Царства „абхазов“ стал язык картов (т.е. грузинский литературный), имевший письменную традицию и уже давно являвшимся государственным языком, а также языком церковного богослужения как в Восточной, так и в Южной Грузии. О возросшем значении картского (восточно-грузинского) элемента в Западной Грузии свидетельствует и то, что цари „абхазов“ столицей своего государства превратили не Цихе-Годжи – резиденцию лазско-эгрисских царей, а Кутаиси, выдвижение которого в общегрузинском масштабе древнегрузинская историческая традиция связывает с обоснованием здесь картлийских эрисмтаваров в 30-х годах VIIIв. Этот факт является ещё одним доказательством того, что „Леониды“ однозначно считали себя законными наследниками именно „царского“ дома Степаноза-Арчила и что с переходом из Анакопии – резиденции „эриставов Абхазии“ – в Кутаиси (бывшим в то время стольным городом правителей Картли-Эгриси) Леон II явно подчеркнул свою легитимную принадлежность к царскому дому Арчила.

Т.о. Царство „абхазов“ – это новое западногрузинское государство, возникшее на развалинах Лазско-Эгрисского царства. Оно является своего рода правопреемником древне-колхидского и лазско-эгрисского государств. Более того, образование „Абхазского“ царства качественно новый этап в истории грузинской государственности. В отличие от Лазики-Эгриси (не говоря уже о древней Колхиде), национально-государственное строительство которого явно следует считать далеко не завершенным (стоит вспомнить, что языком государственного делопроизводства и церковного богослужения в Лазике-Эгриси оставался греческий язык), „Абхазское“ царство было первым, по-настоящему грузинским национальным государством в Западной Грузии со своей грузинской национальной христианской идеологией и грузинским государственным языком. Всецело грузинской была и политическая направленность „Абхазского“ царства. Оно неуклонно стояло на страже общегрузинских политических и государственных интересов. Именно неустанная забота Кутаисского престола, направленная на дальнейшее расширение и упрочение „Абхазского“ царства в конечном итоге и привела к созданию единого грузинского государства под эгидой царя „абхазов“ в начале XI века.

galski.livejournal.com

История Абхазии с древнейших времен. 3

Глава III Современная Абхазия в составе единого грузинского государства в XI-XVвв.

Современная Абхазия в XI-XIIвв. В конце Х и начале XIвв. завершился длительный процесс объединения грузинских земель и образовалось единое государство, во главе которого оказался царь „абхазов“ и „картвелов“ Баграт III Багратиони. Объединение Грузии означало, прежде всего, слияние двух престолов: „абхазского“ (западногрузинского) и „картвельского“, что подразумевало государственное образование, возникшее ещё в начале IX века в Южной Грузии – Тао-Кларджети и выступавшее в роли правопреемника бывшего Картлийского царства. Титулятура первого царя объединенного грузинского государства начиналась со слов „Царь абхазов“. Это было выражением той ведущей роли, которую сыграло западногрузинское государство – „Царство абхазов“ – в объединительном процессе. Именно вокруг Кутаисского престола происходило собирание всех грузинских земель и формирование общегрузинской государственности. И это отнюдь не было связано со сменой династий, т.к. царевич Баграт занял западногрузинский престол не как Багратиони, а как легитимный представитель (по материнской линии) династии „Леонидов“ – внук (сын дочери) самого выдающегося царя „абхазов“ – Гиоргия II (922-957гг.), достигшего наибольших успехов в борьбе за гегемонию в общегрузинском масштабе.

С воцарением Баграта III в Кутаиси Царство „абхазов“ не претерпело каких-либо изменений как в этнополитическом, так и государственно-правовом отношении. Произошло всего лишь дальнейшее расширение пределов „Абхазского“ царства, которое уже охватило территорию всей Грузии (за исключением Тбилисского эмирата и южной части Тао – владений Давида Куропалата) и трансформировалось в общегрузинское государство. Именно поэтому буквально все грузинские летописцы XI-XII веков страну, т.е. всю Грузию, порой без всяких комментариев, называли не иначе, как „Абхазия“. Аналогично обстоит дело и с иноязычными письменными источниками, освещающими события XI-XIIвв., в которых термин „Абхазия“ („Абазгия“, „Обези“ ит.д.) однозначно подразумевают только „Грузию“ и единое грузинское государство. Наука пока что не располагает ни одним иноязычным источником этого периода, в котором термин „Абхазия“ имел бы иное значение.

Территория современной Абхазии не представляла собой единый организм в административном плане. Она еще со времен Леона II – основателя „Абхазского“ царства, была разделена на следующие административные единицы — эриставства: Абхазское – северная часть, примерно от Гумисты или Анакопии (Новый Афон) до Никопсии (севернее нынешнего города Туапсе), далее Цхумское – часть современного Гудаутского района, примерно до Анакопии, Сухумский и Гульрипшский районы, часть Очамчирского района, и Бедийское – часть Очамчирского р-на и Гальский р-н. Статус эриставов Абхазии, Цхуми и Бедии (Одиши) ничем не отличался от статуса других эриставов. Они, наряду с другими западногрузинскими эриставами, находились не в прямом подчинении царю, ав „непосредственном ведении министра царского двора (мсахуртухуцеси – управляющий хозяйством царского дома), являвшегося в Западной Грузии своего рода царским наместником“. В источниках сохранились отрывочные сведения об эриставах Бедийском, Цхумском и Абхазском. Т.н. в начале XIIIв. во главе Абхазского эриставства стоял представитель знатного рода Шарвашидзе – Дотагод. В науке нет единого мнения по вопросу происхождения и времени выдвижения рода Шарвашидзе. Некоторые ученые (М. Броссе, Д. И. Гулия, 3. В. Анчабадзе) считали их потомками одного из представителей дома Шарваншахов, направленного Давидом IV Строителем в Абхазию после присоединения Ани к Грузии. Однако существует также мнение, что предки Шарвашидзе играли активную роль в пределах Абхазского эриставства еще в ХIв.

Территория современной Абхазии в период существования единого грузинского государства, как метко заметил видный абхазский историк и этнограф Ш. Д. Инал-ипа, „меньше всего походила на отдаленную провинциальную область“. В XI-XIIвв. эриставства, расположенные на территории современной Абхазии, были опорой царей Грузии в борьбе против феодальной оппозиции. Не случайно, что первый царь объединенной Грузии Баграт III одной из своих резиденций (может быть, даже главной) сделал Бедию, где и построил великолепный храм – свою усыпальницу. Нет ни одного факта, который бы свидетельствовал об антиправительственных, тем более о сепаратистский настроенных абхазских феодалов, якобы недовольных упразднением „Абхазского“ царства. Наоборот, всё говорит о том, что они были одними из наиболее верных подданных царей объединенной Грузии, называющих себя, в первую очередь, царями „абхазов“. Абхазская знать всегда играла важную роль при царском дворе, как в Кутаиси, так и в Тбилиси, после переноса туда столицы государства Давидом IV Строителем. Значительно возросла роль расположенных на территории современной Абхазии эриставств, в частности, Цхумского эриставства. Сам же город Цхуми-Сухуми – одна из летних резиденций грузинских царей, по словам известного русского ученого В. Сизова, изучившего в ХIХв. исторические древности Восточного побережья Черного моря, стал важнейшим „культурным и административным центром грузинского государства“. Собственно абхазы постоянно фигурируют в военно-политических акциях грузинского государства на протяжении всего XI-XIIвв. Они, естественно, принимали участие во всех военных баталиях. Абхазы ничем не отличались от жителей других регионов объединенного Грузинского царства. В XI-XIIвв. теперешняя Абхазия не имела никакой автономии. Она даже не была единой в административном отношении. Единственная привилегия, которой добивались абхазы XI-XIIвв., была неустанная борьба за дальнейшее укрепление и упрочение военнополитического могущества своего отечества – объединенного Грузинского государства.

В XI-XIIвв. на территории современной Абхазии процветала средневековая грузинская христианская культура. В этом плане, данный регион, как верно пишет 3. В. Анчабадзе, ни вчем не уступал „другим областям Грузии“. В это время в Абхазии было построено множество христианских храмов, среди которых уже упомянутый нами Бедийский собор, воздвигнутый царемобъединителем Багратом III-м и ставший, наряду с храмом Баграта в Кутаиси, символом единой грузинской государственности. Замечательным памятником грузинского христианского зодчества являются Лыхненский (рубеж Х-XIвв.) и Пицундский (ХIIв.) храмы. На территории современной Абхазии строились в этот период крепости и другие оборонительные сооружения, среди которых следует назвать крепостные укрепления на Иверской горе Анакопии (Новый Афон), сооруженные в разное время (с IV по XIвв.), а также замок Баграта, расположенный на одном из холмов юго-восточной части Сухуми. Данная крепость являлась цитаделью средневекового Сухуми и охраняла порт, расположенный тогда у устья реки Беслетки, и всю эту местность. Типичным памятником средневековой грузинской архитектуры является и одноарочный Беслетский мост близ Сухуми, на котором высечена древнегрузинская надпись, датируемая по палеографическим особенностям XI-ХIIвв. Христианские храмы расположенные на территории современной Абхазии были центрами грузинской книжности и просвещения. Письменная культура региона в это время была исключительно грузинской. Почти все дошедшие до нас лапидарные надписи XI-XIIвв. сделаны на грузинском языке. Никакой иной, помимо грузинской, национальной цивилизации на территории современной Абхазии в XI-XIIвв. не было – Абхазия в это время целиком и полностью оставалась страной грузинской средневековой христианской культуры.

Абхазия в XIII-XVвв. В XIIIв., в результате опустошительных нашествий сначала Хорезмшаха Джалал ад-Дина, а затем покорения Грузии монголами, не только была существенно подорвана военно-политическая мощь страны, но и появились первые бреши в единой грузинской государственности. В 40-х годах XIIIв. монголы разделили Грузию на восемь думанов (военно-административные округа), из них два были в Западной Грузии. Территория современной Абхазии вошла в думан, управление которым было поручено Цотне Дадиани. Жители нынешней Абхазии, в том числе собственно абхазы, и в этот период продолжали активно участвовать в общегрузинских процессах. Так, например, по словам анонимного грузинского хронографа XIIIв., описавшего столетний период монгольского владычества в Грузии, абхазы участвовали в походе царя Лаша-Гиоргия – сына и преемника царицы Тамар – на Ганджу. Этот же источник повествует о том, как Лаша-Гиорги „охотился в Цхуми и Абхазии и ведал делами тамошними“. Данное сообщение привлекает интерес в том плане, что летописец четко отделяет друг от друга Цхуми и Абхазию. Это лишнее доказательство того, что в XIIIв. эти области не составляли одну административную единицу, не говоря уж о владетельном княжестве – Абхазия, чуть ли не в границах современной автономной республики.

Абхазы также активны на общегрузинской арене и в период правления царицы Русудан. При активном участии абхазов произошло провозглашение Давида – сына Русудан царем Грузии в Кутаиси. В конце 40-х годов XIIIв., после поражения антимонгольского восстания, тот же Давид, сын Русудан, прозванный монголами Нарином, вынужден был покинуть Тбилиси и перебраться в Западную Грузию, где, по словам грузинского летописца, „абхазы, сваны, Дадиани, Бедиани, Рачинский эристав и все жители Лихт-Имерети собрались с огромной радостью и объявили его царем". С этого времени единое грузинское государство фактически распалось на два царства. В Восточной Грузии правил сын Лаша-Гиоргия – Давид (Улу), в Западной Грузии – Лихт-Имерети Давид Нарин фактически создал отдельное государство, которое просуществовало до конца 20-х годов XIVв. Территория современной Абхазии оказалась в пределах государства Давида Нарина.

Интересное сообщение о деятельности этого монарха на территории современной Абхазии сохранилось в надписи, высеченной на одной серебряной иконе из Илорского храма (находится близ нынешнего города Очамчире), что прямо свидетельствует о принадлежности данного региона к общегрузинскому христианскому миру и в этот период. Вопрос этот поднят нами не случайно: сепаратистский настроенные историки и отдельные русские исследователи рьяно пытаются распространить мысль о существовании в средних веках абхазской национальной церковной организации – „Абхазского Католикосата“.

Прежде чем разъяснить национально-культурную сущность т.н. „Абхазского Католикоса та“, считаем нужным вкратце затронуть вопрос о возникновении этого института. В историографии всё еще нет точного ответа, когда начал функционировать т.н. „Абхазский Католикосат“. Хотя в источниках нет прямых подтверждений, гипотетически вполне можно допустить возникновение в Западной Грузии самостоятельной церковной организации во главе с Католикосом еще во времена правления „Леонидов“ в „Абхазском царстве“, т.е. в IX-Xвв. В этой связи, ученые обращают внимание, прежде всего, на сообщение грузинского историка XVIIIв. Вахуштия Багратиони о том, что западногрузинская церковь, „при помощи… Леона и его наследников, освободилась от зависимости греков (т.е. Византии – З.П.), ибо об этом свидетельствует имя его, так как именуют его католикосом Абхазети, а не Эгриси или Имерети“. В XI-XIIвв. мало что известно об „абхазских“ католикосах и лишь с XIIIв., в связи с воцарением Давида Нарина в Западной Грузии, встречаем упоминание о них. Окончательное же оформление „Абхазского“ католикосата, как самостоятельной церковной организации, происходит во II пол. XVв. и следует особо отметить, что собственно абхазы не имели к этому никакого отношения. Этот акт произошел по инициативе западногрузинских лидеров – Имеретинского (он же и Картли-Имеретинский) царя Баграта и великого эриставт-эристава Дадиани-Гуриели Шамадавле, которые, при непосредственном участии Антиохийского патриарха Михаила, возвели на престол католикоса „Лихтимера и Абхазии“ владыку Иовакима. По этому поводу был составлен специальный документ – „Мцнеба сасджуло“ („Каноническая заповедь“), в котором, помимо прочего, были указаны границы деятельности „Абхазского“ католикоса: Имерети, Гурия, Одиши, Абхазети, вся Аджария, Шавшети и Кларджети.

В историографии совершенно однозначно признано, что учреждение „Абхазского“ католикосата во II пол. XVв. означало победу сепаратистских устремлении руководителей Западной Грузии – царя Имерети Баграта и главы владетельского дома Дадиани – Шамадавле, которым, в угоду своих политических амбиций, понадобилась „своя“ церковь, независимая от Мцхетскогокатоликосата, олицетворявшего общегрузинское идеологическое единство. То, что т.н. „Абхазский“ католикосат, вопреки фантастическим выдумкам любителей сенсации, представлял собой не абхазскую, а чисто грузинскую церковную организацию, наглядно свидетельствуют другие письменные источники и, прежде всего памятники, непосредственно освещающие деятельность „Абхазского“ католикосата: т.н. „Большой ядгар Абхазского католикосата“ (или „Бичвинтский ядгар“) и „Большой ядгар крестьян Абхазского католикосата“. Первый из этих памятников, по мнению исследователей, создавался в XVI-XVIIIвв. и в основу его древнейшей части, или собственно „Ядгара“, составленного на рубеже XVI-XVIIвв., был положен „Ядгар“ Баграта III – известного имеретинского царя, правившего в 1510-1565гг., пожалованный Бичвинтской (Пицундской) церкви, а вторая часть этого памятника представляет собой сборник жалованных грамот имеретинских царей, католикосов и владетельных князей Западной Грузии. Что же касается второго памятника, то он был составлен в 1621г. по заказу католикоса Малакии и в нем зафиксированы принадлежащие католикосу крестьяне в пределах Имерети, Гурии и Одиши. Таким образом, как видим, национально-культурный облик т.н. „Абхазского“ католикоса та не вызывает никакого сомнения: данная церковная организация целиком и полностью была грузинской. Единственное, что связывает т.н. „Абхазский“ католикосат с абхазским этническим миром, это то, что резиденция католикосов долгое время (по мнению З. В. Анчабадзе, вплоть до середины XVIIв.) находилась в Бичвинта (Пицунда), т.е. на территории Абхазского эриставства. Тот факт, что центром Западно-грузинской церкви являлась Бичвинта, может говорить лишь об одном – этнические абхазы и в это время продолжали оставаться в ареале грузинского христианства. Вместе с тем, следует отметить, что и после переноса резиденции „Абхазских“ католикосов из Пицунды в Гелати, Бичвинта-Пицунда оставалась важнейшим центром западногрузинской церкви. Там происходило освящение мира и другие торжественные ритуалы. После смерти Давида Нарина (1293г.) в Западной Грузии началась междоусобица, чем воспользовался Гиорги Дадиани, который, по словам царевича Вахушти, „прибрал к своим рукам Цхомское эриставство и завладел Одиши целиком до Анакопии“.

На протяжении всего XIVв. Западногрузинские эриставы, в том числе эристави Абхазии – Шарвашидзе стабильно проявляли верность к центральной власти, т.е. Тбилисскому престолу, чем значительно способствовали сохранению единства общегрузинского государства. Вместе с тем, в это время, в пику имеретинских Багратионов и благодаря поддержке центральной власти происходит дальнейший рост могущества правителей Одиши (Мегрелии) – Дадиани, которые становятся фактическими лидерами Западной Грузии. Они на протяжении XIV столетия постоянно владели Цхумским эриставством. Под их влиянием находились и эриставы Абхазии – Шарвашидзе. По данным арабских (ал-Мухибби, ал-Калкашанды) и западноевропейских (Иосафат Барбаро) авторов XIV-XVвв. граница Мегрелии „простиралась до Черкесии“, а „Дадимани (Дадиани) управлял Сухуми и Абхазом“. Цхуми-Сухуми был стольным городом правителей Одиши–Мегрелии. Именно в этом городе находился монетный двор, где один из наиболее влиятельных представителей дома Дадиани – Вамек I (1384–1396) чеканил собственную монету.

В начале XVв. царь Грузии Гиорги VII (1393–1407) подтвердил права преемника Вамека I Дадиани – Мамия (1396–1414) на Цхумское эриставство. В 1414г. Мамия Дадиани организовал военную экспедицию для „покорения абхазов“. Однако эристав Абхазии „Шарвашидзе с абхазами… истребили мегрелов, убили Мамия Дадиани“. В конфликт вмешался царь объединенной Грузии Александр I Великий (1412-1442), который вступил в Абхазию. Эристав Абхазии Шарвашидзе встретил царя почтительно, „подчинился… его повелениям“. В середине XVв., по указаниям иностранных наблюдателей правители Одиши – Дадиани (Бедиани) признавались „царями Мегрелии и Абхазии“. Примечательно, что только с их согласия Генуэзское правительство назначало своего представителя (консула) в Севастополе– Сухуми. Падение Константинополя (в 1453г.) и активизация турков-османов в северном и восточном Причерноморье внесли существенные коррективы в геополитическую обстановку региона, а это повлекло за собой серьезные осложнения на территории современной Абхазии. В 1454г. турки высадили первый десант в районе Сухуми и разграбили город, а также побережье Абхазии. Однако, царь Грузии Гиорги VIII (1446–1466), молниеносно отреагировав, незамедлительно вступил в Абхазию и „вернул местных жителей в свои дома, привел в порядок укрепления и управившись делами тамошними возвратился в Гегути“ (одна из резиденций царей Грузии). В 1455г. на Сухуми „внезапно напали“ уже „авогази“ (джико-абхазы) и обратили местное население в бегство. В 60-х годах ХVв. Абхазское эриставство по-прежнему было вовлечено в общегрузинские политические процессы. В это время эристав Абхазии Шарвашидзе поддержал Баграта Багратиони „объявившего себя царем Лихт-Имерети“ (Западная Грузия)“, за что получил от Кутаисского престола „власть над абхазами и джиками“. Абхазское эриставство во второй половине ХVв. признавало сюзеренитет правителя Одиши-Мегрелии, при этом „Верхняя Абхазия“ непосредственно входила в состав Одишского княжества, а „Абхазией до Джикети владел Шарвашидзе“, который „подчинялся не всем повелениям Дадиани“.

galski.livejournal.com

Краткая история Абхазии | Летать Охота!

Византийский период истории Абхазии

Византийская империя обратила абхаз в христианство, так, например уже в четвёртом веке на территории Пицунды византийцы создали греческую кафедру.

Уже в VI веке нашей эры Абхазское царство начало формироваться в самостоятельное государство, но полной независимости от Византии, Абхазии удалось добиться только к VIII веку. В состав Абхазского царства в VIII веке входила не только территория современной Абхазии, а даже территория всей Западной Грузии. Своего расцвета Абхазское царство достигло в X веке, когда царь Баграт III смог объединить западную и восточную части Грузии, и древнее Абхазское Царство вошло в состав феодальной объединённой Грузии.

Но единое государство просуществовало не так долго - уже с XIII века Грузия часто подвергалась нападениям татар, и государство очень часто распадалось на множество отдельных княжеств.

Османский период истории Абхазии

В XV веке после произошедшего распада Грузии, Абхазское княжество объявило о своей независимости, но уже в конце XV века княжество попадает под власть Османской империи. Именно во время турецкого владычество множество населения Абхазии насильно обращаются в ислам. Абхаские князья неоднократно искали защиту у соседних государств, обратившись в начале 19 века к России. Уже в 1806 году начинается Русско-Турецкая война, а уже в июле 1810 года русский десант, высадившийся на морском побережье и, осадив крепость Сухум-Кале, присоединяет прибрежную Абхазию к России.

Российский период истории Абхазии

Абхазия с 1810 года по 1864 год входит на правах автономного самоуправления в состав Российской Империи. В 1864 году Россия введя в Абхазии военное управление, переподчиняет Абхазию русской администрации на Кавказе, что вызывает недовольство многих князей Абхазии а также местного населения. Некоторые абхазы начинают поднимать восстания, которые впрочем успешно подавляются российскими военными, другие решают просто покинуть свою родину.

Начиная с 1917 года, Советская власть пришла в Абхазию далеко не сразу – первоначально Абхазия входит в так называемый «Союз объединённых горцев Кавказа». Уже в мае 1918 года Абхазия наряду с Дагестаном, Чечнёй, Кабардой и Осетией входит в состав Горской республики. Но в этом же месяце свою независимость провозгласила Грузия, оккупированная Германией. При прямой поддержке Германии, войска Грузии оккупировали Абхазию, и уже 11 июля Абхазия вынуждена подписать с Грузией договор, в результате которого Сухумский округ присоединялся к Грузии.

В 1921 году грузинское правительство свергается большевиками, поднявшими восстание. Сразу же создаётся Грузинская Советская Социалистическая Республика. В конце марта 1921 года провозглашается независимость Советской Социалистической Республики Абхазия, но уже в декабре 1921 года под давлением Сталина и Орджоникидзе Абхазия входит в состав Грузинской ССР.

13 декабря 1922 года Абхазия в составе Грузии становятся частью так называемой «Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики». В апреле 1925 года принимается первая конституция суверенной республики Абхазия, но Абхазия состоит в договоре с Грузинской ССР. В 1931 году даже этот статус республики теряется – Абхазия становится обычной автономной республикой в составе Грузии.

Кроме того в Абхазию стали массово переселять грузин. В 1937 году ликвидируется абхазский алфавит, а абхазская письменность переводится на грузинскую основу с латиницы. Становится обязательным изучение в школах грузинского языка в Абхазии, что приводит к более частым митингам и демонстрациям.

В конце восьмидесятых годов XX века, парламент Грузии признаёт незаконными и недействительными все Советские государственные структуры начиная с февраля 1921 года. В качестве ответа на данное решение Верховный Совет Абхазской АССР 25 августа 1990 года принимает Декларацию о государственном суверенитете Абхазии.

Современный период истории Абхазии

В 1991 году Грузия выходит из состава СССР, но уже летом 1992 года Верховный Совет Грузии принимает решение о возврате к конституции 1921 года, в тоже время Верховный Совет Абхазии принимает постановление о возвращении республики Абхазия к конституции 1925 года, которая содержит договорные отношения между Абхазией и Грузией.

Но именно данные разногласия приводят к вооружённому конфликту, в результате которого погибают тысячи мирных жителей, а практически вся территория Абхазии оккупируется Грузией.

В ноябре 1993 года и по настоящее время проводятся грузино-абхазские переговоры при участии ОБСЕ и при посредничестве России. Кроме того, переговоры о мире осуществляются под эгидой ООН.

В 1994 году парламент республики Абхазия принимает новую Конституцию и образовывается суверенное Абхазское государство, но независимость Абхазии не признаётся Грузией, которая считает территорию Абхазии неотъемлемой частью Грузии. Несмотря на это, в настоящий момент Абхазия является де-факто независимой республикой, хотя и не признанной большинством государств мира. В августе 2008 года Россия признаёт независимость Абхазии и Южной Осетии, подписывая соответствующие указы о признании их независимости.

letatohota.ru

Учебник "История Абхазии": Точка зрения

История Абхазии для 10-11 класоов. Учебник для общеобразовательных учебных учреждений; авторы: О. Бгажба и С. Лакоба, Сухуми, 2006 год. В книге представлена история Абхазии с древнейших времен до наших дней. К сожалению, учебник настолько лишен научной аргументации, что нам представляется излишне обсуждать приведенные в нем историко-культурную, социально-экономическую и политическую "концепции". Понятно, что учебник имеет единственное, идеологическое назначение: воспитать в абхазской молодежи вражду и ненависть к грузинам, вызвать у нее чувство избранности, принадлежности к одному из древнейших в мире народов - "создателю цивилизации", гордость за героическое прошлое и желание защитить свою страну от "грузинских захватчиков".

В книге полностью искажена историческая правда, неверно интерпретированы факты, что сделано целенаправленно. Хотя она должна была быть правильно интерпретирована, наверное, даже при низком профессионализме авторов учебника.

Географический ареал, представляющий предмет описания "Истории Абхазии", включает в себя не только все древние исторические провинции Западной и Юго-Западной Грузии, но и древние цивилизации Малой Азии и Междуречья, которые представлены как якобы созданные т.н. абхазскими племенами и являются их исторической заслугой. Абхазия названа родиной древнейшей металлургической культуры, древнейших сортов пшеницы и винограда, а также вина. Поиском топонимики и слов из языкознания авторам удается убедить молодежь в том, что Абхазия простиралась на территории всей Западной Грузии, большей части Востока, Малой Азии (хетты и др.), а абхазы якобы являются потомками халибов, гениохов, мисиминян, кардухов и др. Миф об аргонавтах – тоже про абхазов, так как сын Айета Апсирт – абхаз и т.д. В учебнике полностью нарушена и изменена логика трудов выдающихся грузинских исследователей. В этом учебнике Грузией признаны только Картлийское и Кахетинское царства, существовавшие на востоке нашей страны, а грузинами – только жители этих образований.

Из политико-дипломатических соображений написаны и главы книги, сообщающие о союзах абхазов с аланами, армянами и другими соседями. Не говоря уже о русских, которые, как и остальные, названы спасителями абхазов от грузинских нашествий, но только в новый период истории. В книге речь идет об Абхазии, следы государственности, литературы и культуры которой, несмотря на большую попытку абхазских авторов, нигде не проявлены. Что касается существовования Абхазского княжества - царства в раннем средневековье, то все указывает на то, что это было одно из обычных грузинских царств со столицей в Кутаиси, поэтому использование абхазами этого исторически общеизвестного факта в своих политических интересах просто бессмысленно.

Почти все матриалы, отражающие древнейшую раннеклассовую и средневековую эпоху – научно ошибочны и представляют собой попытку истоической диверсии по отношению к прошлому Грузии.

Еще более тяжело обстоит дело в связи с интерпретацией исторических материалов, отражающих новый период. Дело представлено таким образом, что якобы в XIX веке в Абхазии проживали только абхазы, в том числе и в Самурзакано, затем грузины колонизировали ее и несправедливо захватили земли абхазов. Подобная явная ложь отчасти является результатом российской переписи, по которой людей всех национальностей, проживающих в Абхазии, называли абхазами, выделяли в качестве отдельной национальности самурзаканцев, а грузинами считалось только население Восточной Грузии. Согласно газете "Дроеба", в 1866 году в Абхазии проживало всего 70 тысяч душ, по другим данным – 65 тысяч, из которых - 22 тысячи были самурзаканскими мегрелами, а грузины, проживавшие в других районах, были записаны абхазами. По переписи 1897 года в Самурзакано уже проживала 41 тысяча человек. Причиной этому, как утверждают известные демографы, было христианское население, которого мухаджирство коснулось в меньшей степени. Население возросло, а абхазское мусульманское население из-за известных событий потерпело демографическую катастрофу. Грузин в Абхазии всегда было в 2-3 раза больше, чем абхазов, абхазы составляли 18-20% всего населения. Абхазские историки и русские статистистики фальсифицировали данные, манипулировали демографическими показателями. С точки зрения развития демографических процессов эта книга не выдерживает никакой критики.

Среди многочисленных материалов архива и источниковедения, большей частью составленных русскими чиновниками, сотрудники Отдела Новой истории Грузии, работающие над новой историей Абхазии, не встречали документов, которые бы доказывали факт колонизации Абхазии в XIX веке, в основном грузинским населением, как это представлено на страницах 260-264 –ой рассматриваемого учебника абхазских авторов. Российские власти основали в Абхазии 35 русских сел, грузин изгоняли из уже узаконенных жилых домов, примеров тому множество не только в грузинской, но и в российской прессе этого века. Русская администрация не рассматривала грузин и абхазов в качестве верных себе народов, имеющих познания в ведении хозяйства и носителей культуры. Принятые постановления, выступления думских депутатов, пресса и т.д. открыто доказывали, что Абхазия и Аджарское побережье должны были быть заселены православным населением из внутренних губерний России. Это подтверждают множество хранящихся в наших архивных фондах документов: списки переселенцев и опись населения новых сел на территории Абхазии, поэтому нетрудно опровергнуть ложь, к которой прибегают абхазские авторы. Но возникает вопрос: есть ли смысл утверждать правду, когда ложь имеет целенаправленный характер и за ней стоит большая имперская машина в лице России?..

По утверждению авторов книги, жестокость русской армии, проявленная во время покорения Абхазии – вина грузинских генералов, т.е. грузин. На самом же деле эти генералы (напр. Цицианов), которые, несмотря на грузинское происхождение, служили в русской армии и государственным интересам России, также покоряли грузин. Антигрузинская направленность характерна и для главы книги "Генерал Мазниев и оккупация Абхазии", "Абхазский десант и первый разгон Народного Совета Абхазии", "Имперские стремления и собрание сентября 1918 года", "Генерал Деникин и британское командование об абхазском вопросе" и др.

На основании этих глав можно заключить, что якобы грузины в 1918 году осуществили оккупацию Абхазского государства; что единственным врагом абхазов сейчас, как и в раннюю историческую эпоху, являются только грузины; что в Западной Грузии проживают какие-то мегрелы, которым нет места ни в Сухуми, ни в Гудауте, и даже в Гальском районе, нигде в Абхазии, так как вся эта территория - историческая родина абхазов и др.

Подобные обвинения и еще множество других содержит глава " Абхазия в советский и постсовестский период". Мы не станем опровергать аргументов, содержащихся ни в этой главе, (да и ни в какой-либо другой главе книги), так как для этого требуется не ответ на главу двумя словами, а написание целой книги. Более того, необходимо проведение более широкой работы, чем это делается сейчас по отношению к труду историков самосозданных "государств", оккупированных Россией, точнее - идеологии этих новоявленных "государств".

Учебники по истории т.н. Южной осетии и Абхазии проявляют опасную тенденцию. Эти истории полностью идеологизированы и нацелены на захват в будущем указанных территорий, в том числе и оружием, одним из которых являются и российские базы, которые строят здесь против грузин. Каждая глава завершается вопросами к учащимся, в которых авторы учебника разжигают и внушают молодежи ненависть к грузинам, агрессивность по отношению к нашему народу. Это закладывает в них потенциальную беспощадность и самоотверженность, которые должны определить ее поведение на случай, если в будущем когда-то придется воевать с грузинами. Мы же не разжигаем такой ненависти и тем самым делаем хорошее дело, так как ненависть никогда не приносила добра, но изучению истории, действительно, мы должны уделять больше внимания. В противном случае грузинкая молодежь не сможет в будущем ответить своим абхазским сверстникам на клевету, которой их обучают в школе, что является не чем иным, как научной фальсификацией.

Грузинским ученым, действительно, нечего добавить к оценке исторического прошлого, которое подкреплено множеством источников и историко-культурными данными. Если абхазский исследователь может рассуждать об абхазских элементах на территории Западной Грузии, аргументируя одним-двумя данными из языкознания и топонимики, то у нас в Абхазии имеется несметное множество таких грузинских элементов. Это огромное количество этнонимов, топонимов и гидронимов в Абхазии, которые никак не связаны с языком апсуйцев, и их можно разъяснить только грузинским и другими картвельскими языками. Вся абхазская культура, как и культура других уголков Грузии, является частью грузинской культуры.

Если наше государство намерено дать подобающий ответ на подобные труды, то необходимо уделить большее значение историческим исследованиям и популяризации прошлого среди молодого поколения. Школа же дает им или низкий уровень знаний в этой области, или не дает ничего вообще, и скоро молодежь даже на уровне обычного спора не сумеет полемизировать с негрузинскими гражданами по вопросам собственной истории. Ученые не имеют соответствующих условий для работы, архивы – платные, зарплаты - мизерные, огромное количество исследователей-профессионалов остались без работы, а в это время к фальсификации истории Грузии подключены сами русские ученые. Руководители российского и самосозданных государств оказывают всяческую поддержку абхазским и осетинским историкам в работе над подобными трудами. Ни одна историческая тема не удостоилась гранта, выданного за последнее время грузинским национальным научным фондом, тогда как были представлены очень интересные темы, в том числе, касающиеся истории Абхазии. Необходимо, чтобы власти выделили финансы для исследовательских проектов в области истории, которые будут выполнены на английском и русском языках. И это будет ответом на несерьезные, лишенные всяческой научной основы книги, подобные учебнику по истории Абхазии, составленному псевдоисториками т.н. независимой Абхазии.

rus.expertclub.ge