История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Римские воины в походе. Африканская кампания 533 – 34 гг. Военные походы древнего рима


Римская армия в походе | Warspot.ru

К тому моменту как Древний Рим из республики стал империей, у него на границах не осталось ни одного по-настоящему сильного и высокоорганизованного врага. Вместе с этим стал не нужен сложный и гибкий манипулярный строй легиона. Начиная со времён правления императора Октавиана Августа и далее на протяжении I–II веков нашей эры, на смену манипуле постепенно приходила более многочисленная, но менее гибкая когорта. Мало-помалу построение легиона превращалось в своеобразную фалангу, способную к тактическому взаимодействию между подразделениями. Когорты постепенно теряли тактическую самостоятельность и гибкость маневрирования в бою. В условиях отсутствия сильного противника этот процесс был нормальным, так что при императоре Адриане (117–138 гг. н. э.) когортное построение стало традиционным.

В то же время, значительно выросла роль взаимодействия между основными и вспомогательными войсками легиона. Именно на более подвижные вспомогательные силы теперь возлагалась задача по охране границ и отражению вражеских вылазок. Вспомогательные войска обеспечивали авангард и арьергард, а также прикрывали строительство временного лагеря от внезапного нападения в то время, пока легион совершал марш от места постоянной дислокации к будущему полю «линейного» сражения.

Сохранилось немало описаний походных порядков римской армии. Из них можно сделать вывод, что на построение легионеров на марше влияли такие факторы, как близость противника, рельеф местности и т.д.

Стандартная колонна была устроена так. Впереди двигался авангард, всегда состоящий из вспомогательных войск и конницы. Позади был арьергард аналогичного состава. Численность войск в том и другом зависела от боевой обстановки. Наличие конницы в авангарде лишний раз доказывает, что римляне старались беречь её, потому что авангард, встретив противника, должен был сразу отступить под прикрытие основных сил.

​Колонна армии с дозорами - Римская армия в походе | Военно-исторический портал Warspot.ruКолонна армии с дозорами

В центре располагался обоз и основная часть армии, которая его защищала. Обоз был самым больным местом римской армии на марше. Его потеря грозила дезорганизацией войск, так как солдаты, видя, как нападавшие разграбляют их имущество, обычно покидали свои ряды, пытаясь его защитить. О подобных ситуациях неоднократно упоминают Гай Юлий Цезарь, Тацит и Иосиф Флавий.

Чтобы предотвратить внезапную встречу с противником, командующий легиона производил разведку перед легионом, а при необходимости — на флангах и в тылу. Специализированных подразделений для этой задачи не было, обычно роль разведчиков играли кавалерийская ала (около 500 всадников) или когорта вспомогательной пехоты (около 500 солдат). Для пущей эффективности разведчики обычно рассыпались по местности мелкими отрядами.

​Дозор - Римская армия в походе | Военно-исторический портал Warspot.ruДозор

Примером движения легиона по открытой местности и при угрозе нападения противника может служить построение войск Германика во время похода против варварских племён узипетов и бруктеров (15 год н.э). Полководец защитил фланги, отправив вперёд часть конницы и когорты вспомогательных сил, «за ними первый легион; войны двадцать первого легиона прикрывали левый фланг находившихся посередине обозов, войны пятого — правый, двадцатый легион обеспечивал тыл, позади него двигались остальные союзники». То, что походное построение сомкнутым каре с обозом в середине было стандартным в I–II веках нашей эры, подтверждает Оносандр, писавший о нём в своём трактате.

Более поздний автор, военачальник Луций Флавий Арриан, посвятил один из своих трудов построению легиона на марше. Он также рекомендовал пользоваться способом, который использовал Германик. Только вместо легионов на флангах должны были действовать вспомогательные войска. Эта разница диктовалась тем, что Германику приходилось биться, в основном, против пехоты, а Арриану — против аланской конницы. Именно потому он предпочёл не рисковать кавалерией, традиционно малочисленной у римлян, а выставить против врага вспомогательную пехоту. Очевидно, пехота была в состоянии эффективно противостоять конному противнику. Так или иначе, но в походе кавалерия выполняла только разведывательные, а не боевые задачи, потому что была слишком ценна.

Но если на ровной местности легионы могли обезопасить себя, построившись в каре, то перемещение по узкому проходу было для древнеримского полководца и его войск серьёзной головной болью. Это отмечают буквально все античные авторы.

Оноксандр в такой ситуации рекомендовал, в первую очередь, занять высоты. Иосиф Флавий, наблюдавший проход войск через ущелье, писал о нём так:

«Поход Тита во вражескую страну открывали отряды царей и все прочие вспомогательные войска; за ними шли строители дорог и квартирмейстеры, а также вьючные животные с багажом предводителей; за ними, под прикрытием тяжеловооружённых воинов, следовал сам полководец, окружённый многочисленным отборным войском и копьеносцами. Вслед за ними и непосредственно перед машинами ехали принадлежащие к легионам всадники, а позади машин — трибуны под прикрытием отборного войска и начальники со своими когортами. За ними появлялись полевые знамёна с орлом посередине, предшествующие трубачам, а тогда же — главное ядро легионов, по шесть человек в ряду. Каждый легион имел свой обоз, который возил поклажу. Наконец, в хвосте находились наёмные отряды и охранявший арьергард».

Подобное построение не применялось на открытой местности. Судя по всему, чтобы поскорее преодолеть узкий проход, римская армия выстроилась по шесть человек в ряд, тем самым сократив длину походной колонны. В условиях открытой местности, исходя из практических соображений, ширина походной колонны соответствовала глубине построения когорт в бою — четыре человека в ряд.

​Походная колонна легиона - Римская армия в походе | Военно-исторический портал Warspot.ruПоходная колонна легиона

Совершив поход, легионы выходили к полю будущей битвы и строились в боевой порядок. Этому построению будет посвящён следующий материал.

Источники:

  1. Оносандр. Наставления военачальникам/Пер. с греч. СПб., 1828.
  2. Тацит Корнелий. Анналы. Малые произведения. История/Издание подготовили А. С. Бобович, Я. М. Боровский, Г. С. Кнабе и др. М., 2003.
  3. Флавий Иосиф. Иудейская война/Пер. с греч. Я. Л. Чертка. СПб., 1900.
  4. Арриан. Тактическое искусство/Пер. с греч. Н. В. Нефёдкина. М., 2004.
  5. Арриан. Диспозиция против Аланов/ Пер. с греч. Н. В. Нефёдкина. М., 2004.
  6. Коннолли П. Греция и Рим. Эволюция военного искусства на протяжении 12 веков: Энциклопедия военной истории: Пер . с англ. М., 2001.
  7. Ле Боэк Я. Римская армия эпохи ранней империи/Пер. с фр. М., 2001.
  8. Колонна Траяна.
  9. Колонна Антонина Пия.

warspot.ru

Военные Походы - Древний Рим

Древний Рим преуспел в завоевании других стран благодаря своей хорошо обученной мощной армии. Захватывая новые территории, римские солдаты прошагали по всему обитаемому миру. Поначалу служить в римской армии могли только люди, обладающие собственностью. В конце II в. до н. э. полководец Гай Марий провел реформу, которая разрешила вступать в армию неимущим гражданам. Многие мужчины из бедных городских семей шли служить в армию. Военная жизнь была нелегкой. Солдаты служили 25 лет, за провинности жестоко наказывали. Однако, уходя на пенсию, они получали денежное вознаграждение или небольшой надел земли. Ко времени Юлия Цезаря в Риме была дееспособная регулярная армия из наемников. В нее входили 60 крупных соединений - легионов, состоявших в основном из пехоты. Позднее Август сократил количество легионов до 28. Им в помощь в провинциях придавались вспомогательные войска из местного населения. Эти подразделения имели в своем составе как пехотные, так и конные отряды.

Военное снаряжение

Бронзовый греческий нагрудник, железное копьё, наконечник пики и держатель от шлема были найдены в одном из древнеримских фортов в Англии. Когда-то они принадлежали римским солдатам.

 

Охрана императора

В самом Риме стояла только преторианская гвардия, в составе которой было около 9 тысяч солдат. Эту привилегированную войсковую часть создал Август для защиты императора и итальянских областей империи.

 

В музеях

Во многих музеях Европы имеются коллекции военного снаряжения римлян. Этот парадный шлем всадника находится в Британском музее в Лондоне.

 

Памятник солдату

Погибших в бою солдат хоронили с почестями. Этот монумент Гаю Мусию, знаменосцу 14-го легиона, был поставлен его братом.

 

На войну

Во главе каждой центурии стоял ее командир - центурион. Рядом с ним шел знаменосец. Легионеры отправлялись в поход со всем своим имуществом и вооружением. Кроме оружия легионеры несли с собой еду на три дня и саперные инструменты, необходимые для разбивки лагеря, рытья канав, прокладки дорог и строительства мостов.

 

Знаете ли вы?

Бедняков привлекало в римскую армию регулярно выплачиваемое жалование. В довольствие римского солдата входил соляной паек, который назывался салариум. От этого слова происходит английское слово «salary», которое обозначает зарплату.

 

30.07.2018

altpp.ru

Военные кампании Римского принципата: стратегия и армия

 Военачальники Рима планировали свои походы, рассчитывая на вооружение и физические силы легионов. Их части действовали, опираясь на цепь укреплений называемых limes. Конечно нету однозначной оценки и точного определения этого понятия. На данный момент известны благодаря раскопкам многочисленные оборонительные линии Римской армии сооруженные в Германии, в других регионах. Нужно сказать, что оборона была точечной и линейной.

 

 

    Существует несколько мнений по поводу общей стратегии, которая была принята в империи. Одно из них то, что с правления принцепса Августа сделали выбор в пользу обороны по всем границам империи. Такое положение основывается на том, после кончины Августа территориальное деление империи было в основном сформировано. Дальнейшие завоевания велись в очень ограниченных масштабах и носили скорее характер закрепления и округления владений. Но такая точка зрения, по нашему мнению не очень правильно, скорее можно сказать, что новые завоевания перестали носить такой легкий характер и требовали максимального приложения сил и средств империи. По мнению ле Боека, Рим практически всегда вел агрессивную внешнюю политику, которая временами когда было спокойно на границе была оборонительной.. То, что агрессивная политика была основой политической жизни империи подтверждают также большие завоевательные компании Калигулы (Мавритания), других полководцев. Даже во время, короткого затишья на границе войска всегда были готовы нанести превентивный удар. Есть такая поговорка “кто предупрежден, тот вооружен” -- ей как раз и следовал Рим.             Э. Н. Латтвак определил Римскую империю на начальном этапе ее существования с гегемонистской позиции и поделил все территории на три группы: в первую вошли те, которые находились под прямым центральным правлением, во вторую которые находились под дипломатическим контролем и в третью просто находящиеся под влиянием империи. П. Ле Ру полагает, что с приходом Юлиев — Клавдиев наступает время экспериментальной армии (II.35. c. 21.). Это было время, когда наиболее мобильные подразделения были расположены на границах, хотя иногда и вдали от них. В галлии основанные лагеря в Арлене близ Суасона, в Олнэй (Сентонж) во время эпохи Флавиев, демонстрируют, по мнению Ле Боэка, желание контролировать внутренние части Империи и не подвергать легионы риску нападений и ударов неприятеля. Дунай также вел оборону из глубины, в Африке III Августов легион тоже подтверждает такую стратегию. Система клиентских государств должна была дополнять сдерживающую роль легионов. Но на наш взгляд такое расположение легионов в эпоху Флавиев объясняется скорее последствиями гражданской войны 69 года н. э, которая и привела их к власти.    В эпоху Флавиев, по мнению П. Ле Руа наметился переход к постоянной армии: римские войска принимают оседлый образ жизни и практически повсеместно подтягиваются к границе, определяя тем самым римский мир от варварского. Постепенно вырисовываются два пути развития, которые шли параллельно дуг другу. По мнению Э. Н. Латтвака, постепенно происходит переход от империи-гегемона к империи территориальной, поскольку области находящиеся под дипломатическим контролем или влиянием постепенно подчиняются прямому центральному правлению. Также вместе с этим создается система превентивной защиты: римские войска не только оседают на границах, но и проникают вглубь варварских территорий строя там дороги, вдоль которых располагают аванпосты и караульные башни. Такое положение складывается во II веке н.э. В Испании, по определению П. Лу Руа, находится миротворческая армия. На наш взгляд выполняющая функция стратегического резерва и в случае тяжелых компаний привлекающаяся к участию в них.     Во время самих войн полководцы всегда придерживаются определенной стратегии. Б. Лиддел Гарт охарактеризовал и систематизировал такие стратегии (II.22. с. 24.). Все сводилось к стратегии прямых и непрямых действий. При чем автор сделал вывод, что стратегия непрямых действий является наиболее эффективной. Свое мнение он подтверждал на основе боевых действий полководцев: Цезаря, Ганнибала и многих других. На наш взгляд, такое мнение не совсем верно ибо факты, приведенные Лиддел Гартом неправильно интерпретировались этим автором. По его мнению, победа достигалась при помощи маневрирования армий и непрямого воздействия на противника. В реальности все примеры подтверждают лишь то, что такие действия приводили к ослаблению врага, но окончательная победа в большинстве случаев достигалась решительным сражением — стратегией прямых действий.    Наконец вооруженные силы империи уже к концу I в. н.э. стали опираться на полосу укреплений (limes), опоясывающих все Средиземноморье. Эта система состояла из длинных стен и рвов и многочисленных башен, укреплений и крепостей.

    Оценка общего количество вооруженных сил Римской империи.

     На протяжении I — II вв. н. э. количество вооруженных сил Римской империи постоянно росло. Этот рост выражался в создании новых подразделений самыми крупными из которых по численности были легионы. На наш взгляд количество вспомогательных подразделений было намного больше. Поскольку эти подразделения были размещены не тока по границам, но и во внутренних провинциях империи то их количество нужно увеличить примерно вдвое. Поскольку во всех провинциях империи должен был существовать минимум вооруженных сил для поддержания порядка. Таким образом, общее количество солдат можно оценить минимум в 250 тыс. в начале I в. н. э. и 330 тыс. на конец II в. н. э (II.15. c. 575.).     В социальном плане набор в легионы производился из числа римских граждан и только в во время катаклизмов --  как то гражданская война 68/69 гг. н.э. могли набираться перегрины. Известно что в этот период было набрано несколько легионов из моряков которые не были гражданами. В вспомогательные алы и когорты в I в. н.э. набирались в основном перегрины и варвары причем последние в основном служили в соединениях numeri.       Основой армии был легион, состоящий из 10 когорт общей численностью примерно в 5500 человек. Изначально все когорты были одинаковой численности. Но уже с эпохи Флавиев первая когорта стала состоять из пяти центурий по 160 человек каждая. Прочие когорты состояли из шести центурий по 80 человек. Ими командовали 59 центурионов, из которых один был примипилом. Выше их находились 6 трибунов и префект лагеря. Командовал легионом легат, который назначался лично императорами.     Вспомогательные когорты и алы были пятисотенными и тысячными ими обычно командовал префект. Также были еще и смешенные подразделения и numeri. Тацит [I.14. II. 89. 2.] хорошо описывает градацию отрядов в римской армии. Он описал прохождение войск: “Впереди двигались орлы четырех легионов, по обеим их сторонам — вымпелы четырех остальных, следом — двенадцать значков кавалерийских ал, после строя легионеров — конница и тридцать четыре пешие вспомогательные когорты, разделенные по племенам и видам оружия”. Наиболее элитными частями были преторианские когорты, число которых равнялось девяти и три городских когорты. Ими командовал префект претория и префект города. Личными телохранителями императоров были телохранители германцы (ок. 250 чел.) и личная Конница императора (equites singulars Augusti) численностью в тысячу человек. Общая численность гарнизона Рима большинство ученых оценивают в десять тысяч человек.     В римской армии были два основных флота Мизенский и Равенский, а также флоты провинций: Британии, Германии, Паннонии, Мезии, Понта, Сирии и Александрии.

 Размещение легионов на границе.

     Все территории империи можно поделить на несколько стратегических секторов, в каждом из которых размещенные легионы зачастую имели общее командование. Мы можем выделить эти сектора: Британия, Германия, Дунай, Сирия и прилегающие провинции, Египет, Северная Африка и внутренние районы империи. Обратимся сначала к Британии.     Изначально еще со времен Юлия Цезаря был создан плацдарм для дальнейшего завоевания Британии. В 43 — 44 гг. произошло завоевание и создание новой провинции. Гарнизон ее составили четыре легиона (II Августов, IX Испанский, XIV Сдвоенный и XX Валериев) (II.21. c. 253.). При Веспасиане и вплоть до конца I в. н. э. количество их не менялось, произошла тока одна замена (II Вспомогательный заменил XIV Сдвоенный). Во II в. н. э. количество легионов сократилось до трех. Они были размещены внутри самой провинции в крупных лагерях: II Августов легион располагался в Сэрлионе (Иска), VI Победоносный (Victrix) в Йорке (Eburacum) и XX Валериев в Честере (Deva). Эти легионы охраняли провинцию в основном от незамиренных племен и практически никогда не делали попытки продвижения на север острова. Восстания непокорных племен зачастую были опасны, поэтому здесь система укреплений в первую очередь была точечной, а те валы, которые построили Адриан и Антонин Пий играли скорее роль границы отделяя римский мир от варваров. Эту версию подтверждает то, что их охраняли немногочисленные вспомогательные когорты и алы. Всего же гарнизон Британии во II в. н. э. насчитывал около 30 тыс. человек.    Что касается Германии, то в 12 и 9 гг. до н. э. был захвачен левый берег Рейна. После этого были предприняты попытки отодвинуть границу на восток, но в 9 г. н. э. произошел разгром трех легионов под командованием Вара в Тевтобургском лесу. Это поражение положило конец завоевательной политике в Германии. После этого была установлена постоянная граница. При Октавиане Августе границу охраняли 5 легионов: V “Жаворонок” (Alaudae) на время его место так же занимал XVI, XIV Сдвоенный Gemina, XVII, XVIII, XIX. Три последних были уничтожены в Тевтобургском лесу. При Тиберии их было восемь [I.14. IV. 5. 2.]: I (Германский), II Августов, V “Жаворонок” (Alaudae), XIII Сдвоенный, XIV Сдвоенный Gemina, XX Победоносный (Victrix), XXI Стремительный (Rapax). Затем число легионов начинает постепенно уменьшаться. При Клавдии гарнизон Германии составляли семь легионов: I (Германский), IV Македонский, V “Жаворонок” (Alaudae), XV Первородный Фортуны (Primigenia), XVI, XXI Стремительный (Rapax), XXII Primigenia. Во время правления Веспансиана их так же все еще оставалось семь: I Вспомогательный (Adiutrix), VI Победоносный (Victrix), X Сдвоенный, XI Клавдиев, XIV Сдвоенный Gemina, XXI Стремительный (Rapax), XXII Primigenia. Затем количество подразделений резко сокращается. Это было связано с военными компаниями Траяна в Дакии и Парфии. Туда были переброшены значительные контингенты войск (II.29. c. 82—116.).Значительно оголив другие границы. Эти войны и их последствия перенесли главную опасность вторжения на другие границы. Во II в. н. э. Германию охраняли четыре легиона: I Минервы, VI Победоносный (Victrix), VIII Августов, XXII Primigenia. Тем самым если в I в. н. э. было около 90 тыс. то во II в. н. э. силы Римской империи в Германии насчитывали всего 45 тыс. человек.    Легионы были размещены в крупных крепостях: Хальтерна, Оберадена, Нейс (Novaesium), Нимег (Noviomagus), Бонне (Bonna) и Ксантен (Vetera) в Нижней Германии и Виндише (Vindonissa), Страсбурге (Argentorate) и Майнце (Mogontiacum) в Верхней Германии.     Граница по Дунаю была самой протяженной в Римской империи. На протяжении I—II вв. н. э. этот сектор границы был под постоянной угрозой при чем, как и внешней, так и внутренней. Основную опасность представляли смешанные Германо-Кельтские племена, царства в Богемии и Дакии, а также кочевники степей. Этот сектор границы делиться на несколько провинций.     Реция захваченная при Августе изначально оборонялась двумя легионами (XIII Сдвоенным и XXI Стремительным). Начиная с Тиберия и вплоть до середины II в. н. э. гарнизон провинции состоял только из вспомогательных частей. Мы можем предположить, что рельеф местности в этой провинции не давал возможности эффективно использовать легионную пехоту, которая в основном предназначалась для регулярного сражения. При Марке Аврелии в Регенсбурге (Сastra Regina) был все же размещен III Италийский легион.     Норик так же охранялся вспомогательными войсками, и только все при том же Марке Аврелии был размещен II Италийский легион в Энисе (Lauriacum).    Паннония это провинция, которая располагалась и была прикрыта большой рекой — Дунаем. Легионы здесь были размещены по притокам Дуная далеко от границы. Но благодаря наличию флотилии эти легионы могли быть быстро переправлены на границу. При Августе тут стояли три легиона в Птуе (Poetovio — VIII Августов), в Любляне (Emona — XV Аполлонов) и в Сисаке (Siscia — IX  Испанский). Затем вплоть до Траяна тут стояло два легиона XIII Сдвоенный и  XV Аполлонов. Во II в. н. э. в Верхней Паннонии легионы расположенны в крепостях: Вена (Vindobona — X Сдвоенный), Альтенбург (Carnutum — XIV Сдвоенный) и Сени-Комарон (Brigetio — I Вспомогательный), они прикрывали границу от вторжения маркоманнов и квадов (II.18. с. 236.). В Нижней Паннонии  в Будапеште (Aqincum) был расквартирован тока II Вспомогательный легион (Adiutrix) противостоящий сарматам.     Мезия изначально охранялась тремя легионами (IV Скифский, V Македонский и VII Клавдиев). Затем их количество постепенно увеличивалось и достигло пяти при Траяне. В итоге Верхнюю Мезию защищали две крепости — в Костолаце (Viminacium — VII Клавдиев легион) и в Белграде (Singidunum — V Жаворонков, затем его сменил II Вспомогательный и под конец IV Флавиев) (II.21. c. 258.). Нижнюю Мезию охраняли три легиона расположенных в больших лагерях: в Свитоше (Novae — I Италийский), в Иглите (Troesmis — V Македонский) и в Силистре (Durostorum—IX Клавдиев легион) (II.21. c. 258.).     Дакия была самой последней из образовавшихся провинций. В ней изначально после завоевания разместили три легиона: I Вспомогательный, IV Флавиев, XIII Сдвоенный. Затем очень скоро два из них III Сдвоенный легион, базирующийся в лагере Альба Юлия (Apulum).     В этом стратегическом секторе находились основные силы Римской империи. Количество легионов и вспомогательных сил постоянно возрастало. При Тиберии их было 15, а уже при Клавдии и в дальнейший период насчитывалось от 18 до 20. Вместе со вспомогательными войсками силы Римской империи насчитывали до 200 тыс. человек. Многие историки считают, что этот сектор был первостепенным (II.19. c. 121.),  но на наш взгляд при такой протяженности границы количества войск здесь было недостаточно.Обратимся к Сирии и прилегающим к ней территориям. Этот фронт на протяжении I-II вв. н. э постоянно увеличивал количество войск. Но это было связано не с угрозой вторжения, а с постоянными завоевательными войнами Римской империи направленными против Парфии.     Каппадокия располагала на всем протяжении I-II вв. н. э. двумя легионами. В Мелитене на юге стоял XII Молниеносный легион (Fulminata). На севере в крепости Садаг (Satala) дислоцировался XVI Флавиев, а затем XV Аполлонов легион (II.21. c. 260.).     Сирия не располагала, какими то оборонительными линиями. Здесь доминировала сугубо точечная оборона. В Эмессе был расположен III Галльский легион (Gallika). Ладиокея приняла VI  легион Ferrata в I в. н. э. и II Траянов легион в начале II в. н.э. В эпоху Юлиев-Клавдиев в Кирре располагался X легион Fretensis затем IV Скифский легион. Во II в. н. э. XVI Флавиев легион дислоцировался в Самосате.     Иудея и Аравия обычно вместе располагали тремя легионами. Их задачей было слежение за местным населением, которое было очень неспокойным. Эту задачу выполняли X легион Fretensis, VI Железный легион и III Киренаикский легион с эпохи Адриана.     Количество войск здесь постоянно росло. С 30 тыс. в начале I в. н.э. до 150 тыс. человек к концу II в. н.э. Именно в этом регионе наблюдался самый значительный приток войск. Это было связано с тем что в I-II вв н.э. римляне вели тут наибольшую экспансию.     Основу  обороны этого региона составляли три легиона в I в. н.э. и всего один во II в. н.э. Они были сконцентрированы в легере Никополь рядом с Александрией. Изначально это были III Киренаикский, XII Молниеносный и XXII Deiotarorum. Постепенно их количество уменьшалось. В итоге тут остался только II Траянов легион. Так же по дельте Нила тут располагались вспомогательные войска.Северная Африка и внутренние районы империи аа протяжении I-II вв. н. э. этот регион охранялся одним III Августовым легионом и небольшим количеством вспомогательных частей. Количество этих сил было невелико, но из-за важности самого региона хотя бы один легион обязан был присутствовать здесь, что бы нести знамя Римского государства.Еще одной такой слабо укрепленной провинцией была Тарраконская Испания. В ней уже ко времени правления Нерона остался всего один легион VII Сдвоенный.     Также в самой Италии и в Риме располагались десять преторианских когорт количеством до пяти тысяч.     Все эти вооруженные силы, расположенные в Африке, Испании и Италии составляли стратегический резерв и во время особенно тяжелых войн перекидывались на театры военных действий.     Таким образом, Римские стратеги располагали резервом в несколько легионов соответственно как минимум в 20 тыс. человек, которых, судя по всему в I-II вв. н. э. хватало для экстренных подкреплений.

 Стратегия и мощь Римской армии зависела от ряда факторов: во первых от внутриполитической ситуации, во вторых от тех сил и средств которыми располагала империя, а также наличия деятельных императоров таких, например как Клавдий (42-54), Траян (98-117), Марк Аврелий и Луций Вер (160-180) многие из которых лично присутствовали и руководили боевыми действиями,  в третьих также все зависело от внешнеполитической обстановки поскольку у империи уже не было возможностей успешно вести войну на несколько фронтов. Наиболее ярко такое положение выявилось во время завоевания Дакии, когда для ее покорения было стянуто более половины всех вооруженных сил империи (во второй кампании участвовало 17 легионов). Все же при любом раскладе сил полководцы Рима стремились вести, агрессивную политику не допуская противника на свою территорию и по возможности делая рейды в его владения.  {jcomments on}

 

armflot.ru

Римские воины в походе. Африканская кампания 533

Мы уже писали, что в III – IV веках конница играла вспомогательную роль в бою и походе. Но это положение дел быстро изменилось, и уже Прокопий в VI веке писал, что конница стала универсальным родом войск, самостоятельно решавшем все боевые задачи от проведения разведки до взятия на абордаж вражеских кораблей. Кампания Велизария против вандалов (533 – 34) послужит нам примером типичной наступательной кампании.

Экипировка римской кавалерии

Экипировка римской кавалерии. Римский конь был ниже современных лошадей -- около 130-150 см. Кони, описываемые античными авторами как "большие" -- парфянские, сарматские или гуннские -- имели рост не более 155 см, то есть были средними по нынешним меркам.

В Константинополе была собрана армия численностью 10 000 пеших и 50 000 конных воинов. В состав конницы входили конные лучники и вооруженные копьями федералы. К этому числу следует добавить 400 германцев-эрулов и 600 гуннов-массагетов, а также неизвестное точно (но достаточно большое, около 7000) число воинов из личной гвардии Велизария. Для переправки этой армии собрали флотилию в 5000 судов, которых сопровождали 92 военных корабля. Можно себе представить тот бедлам, который царил при погрузке на корабли такой армии. Погрузка могла занять несколько дней. Когда же “в семнадцатый год правления Юстиниана (533) в день весеннего равноденствия” флот отчалил, оставшиеся почувствовали огромное облегчение.

В то время путешествие по морю было нелегким предприятием. Движению мешал и штиль и шторм. Всегда оставалась опасность того, что “крепкий ветер рассеет корабли по морю”. Плюс к этому морская болезнь у людей и лошадей. Многие кони не пережили морского путешествия. Те же солдаты, кто не страдали морской болезнью, страдали от безделья. Нет ничего опаснее страдающих от безделья солдат. Во время четырехдневного штиля “двое массагетов убили своего товарища, когда тот начал подшучивать над ними во время пьянки”. Велизарий почувствовал, что теряет контроль над своими людьми, поэтому жестоко казнил преступников, пригвоздив их к корме своего корабля. Лишь благодаря таким мерам удалось избежать мятежа.

Едва удалось пресечь мятеж, как в армии началась эпидемия. Запасы хлеба, взятые с собой, начали портиться. Прокопий писал, что буханки хлеба вместо того, чтобы засохнуть, начали рассыпаться в гнилую пыль. “Солдаты, питавшиеся таким хлебом, заболевали. Не менее пяти сотен человек умерло от этой болезни”. К тому времени, когда флот прибыл на Сицилию, запасы воды окончательно протухли.

Если бы вандалы, которые были опытными мореходами, перехватили флот Велизария, кампания на этом закончилась бы. И дело не только в том, что римляне были больны. Солдаты Велизария “смертельно боялись боя на море. Они на стыдились признавать, что высадившись на берег они постараются быть храбрыми солдатами. Но если противник встретится им на море, они убегут, поскольку не собираются воевать с двумя врагами сразу: людьми и водой”. К счастью, римляне избежали встречи противника на море и благополучно высадились на африканском побережье.

              

ciwar.ru

Походы римской армии в Галлию и Британию - Римская Империя - Каталог статей

 Походы римской армии в Галлию и Британию

Галлия была богатой страной, в которой, по слухам, имелось много золота. Там же можно было добыть большое количество рабов, потребность в которых особенно остро ощущалась в Риме после массового истребления их при подавлении многочисленных восстаний. Поэтому походы римских легионов под командованием Юлия Цезаря в Галлию были особенно популярны в Риме. Это были походы за золотом и рабами. В течение восьми лет (58—49 гг. до н. э.) римляне завоевали всю Галлию и даже переправились в Британию, но закрепиться там не смогли. Набрав с разрешения сената еще два легиона. Цезарь к концу войны имел тринадцать легионов. Цизальпийская и Нарбонская Галлия явились основной базой для походов вглубь Галлии и в Британию. Римские легионы под командованием Цезаря провели восемь походов, в том числе, две десантные операции в Британию; римская армия дала девять значительных сражений и провела три большие осады. Хорошо зная внутреннее политическое положение Галлии, Цезарь вмешался в межплеменные распри и способствовал обострению противоречий в этой стране, умело используя их для своих целей. Его политика была направлена на разделение противников и объединение своих союзников. "Римские друзья” в Галлии помогли Цезарю организовать собрание галльских племен, на котором он был провозглашен вождем галлов. Это вмешательство во внутренние дела галльских племен облегчило римлянам завоевание Галлии. К тому же следует учесть, что римские легионы воевали с разрозненными племенами, не имевшими единой военной организации и вооружения. Наиболее поучительными с точки зрения военного искусства являются две десантные операции римлян в Британию (четвертая и пятая кампании) и их поход против Верцингеторига (седьмая кампания).

Порт Итиус (Булонь) Цезарь сделал базой римской армии для вторжения в Британию. Порт Итиус, хотя и находился дальше от Британского острова, чем Кале, но был более удобен для преодоления пролива. Цезарь не имел необходимых сведений о Британии, не знал, "...как велик остров, какие народности его населяют и насколько они многочисленны, какова их боевая опытность и каковы учреждения, наконец, какие гавани в состоянии вместить более или менее значительный флот”11 И хотя лето уже подходило к концу, Цезарь решил предпринять поход в Британию. Если бы из-за приближавшейся зимы и не удалось вполне завершить поход против Британии, "то он все-таки считал очень полезным для себя хотя бы только вступить на этот остров, познакомиться с его населением и добыть сведения о его местностях, гаванях и удобных для высадки пунктах. Все это галлам было почти неизвестно”12

Соответственно намеченной задаче Цезарь выделил и силы для ее выполнения — всего два легиона (6—8 тысяч человек). Полное господство римлян на море ввиду отсутствия у противника морского флота облегчило проведение десантной операции. Римляне имели 80 больших транспортных судов, вмещавших по 100 легионеров, 18 больших судов для перевозки конницы и несколько военных кораблей, на вооружении которых имелись баллисты и катапульты. Плоскодонные суда с небольшой осадкой позволяли производить высадку прямо на берег. За несколько дней до начала похода Цезарь выслал разведку к берегам Британии, а к британским племенам послал одного из галльских вождей с целью шпионажа и воздействия на них. Британцы задержали галла, а разведывательное судно возвратилось через 5 дней с очень скудными сведениями, так как разведка британского берега производилась только путем наблюдения с моря. Таким образом, необходимых данных о противнике Цезарь не имел. Для обеспечения своего тыла часть войск под командованием двух легатов Цезарь направил к племенам, жившим на побережье к северо-востоку от Итиуса. Кроме того, он взял у галлов значительное число заложников. В лагере (в Итиусе) был оставлен довольно сильный отряд под командованием легата.

Осенью 55 года до н. э. в 3 часа утра флотилия римлян снялась с якоря и при попутном ветре пошла к берегам Британии. Конница была погружена на суда в 10 км от Итиуса. В 10 часов утра следующего дня главная флотилия уже подходила к британскому берегу. Наблюдательные посты британцев своевременно заметили приближавшуюся римскую флотилию и подняли тревогу. Пехота, конница и боевые колесницы британцев изготовились к бою, чтобы воспрепятствовать высадке римских легионов.

Флотилия римлян бросила якорь, но высокий и обрывистый берег был неудобен для высадки. Сразу же сказались результаты плохо организованной разведки. Цезарь приказал двигаться вдоль берега. Британцы следовали по берегу, выслав вперед конницу и боевые колесницы. Пройдя около 10 км, флотилия достигла низкого и открытого берега. Здесь Цезарь решил произвести высадку. Воспользовавшись ветром и приливом, римляне пристали к берегу, но при попытке высадиться были встречены меткой стрельбой британцев из луков, контратаками колесниц и конницы. Высадка затруднялась мелководьем, а также тяжестью вооружения и снаряжения римских воинов. Для обеспечения высадки десанта Цезарь выдвинул на фланги своей флотилии боевые корабли, с которых метательные машины начали обстрел флангов боевого порядка британцев. Воспользовавшись замешательством в рядах противника, легионеры по примеру знаменосца 10-го легиона бросились в воду, а затем, выйдя на берег, атаковали британцев с фронта и отбросили их от берега. Однако отсутствие конницы у римлян не позволило им развить успех. Легионы расположились на берегу в укрепленном лагере. Только через четыре дня показались 18 римских судов с кавалерией. Начавшаяся буря отбросила часть их обратно к берегам Галлии, часть — к западным берегам Британии. Вслед за этим большой морской прилив затопил часть лагеря и повредил многие суда. Все эти крупные неполадки были следствием плохой организации десантной операции.

Британцы продолжали оказывать упорное сопротивление римлянам. Они внезапно окружили и атаковали находившийся на рекогносцировке 7-й легион, который выручили лишь своевременно подошедшие к нему на помощь сторожевые когорты 10-го легиона. Особенно трудно было бороться римлянам с конницей и боевыми колесницами британцев. "Сначала”, — писал Цезарь,— "их гонят кругом по всем направлениям и стреляют, причем большей частью расстраивают неприятельские ряды уже страшным видом коней и стуком колес; затем, пробравшись в промежутки между эскадронами, британцы соскакивают с колесниц и сражаются пешими. Тем временем возницы мало-помалу выходят из линии боя и ставят колесницы так, чтобы бойцы, в случае, если их будет теснить своей многочисленностью неприятель, могли легко отступить к своим. Таким образом, в подобном сражении достигается подвижность конницы в соединении с устойчивостью пехоты”13

Британцы пользовались каждой оплошностью римлян, устраивали засады и организовывали внезапные нападения, нанося врагу значительные потери. Корабли же Цезаря оказались в плохом состоянии. Не достигнув намеченных целей, так как британцы не позволили римлянам удалиться от берега, Цезарь на восемнадцатый день после высадки "...выждал подходящей погоды и вскоре после полуночи снялся со своим флотом с якоря”14 Возвращение было таким же неорганизованным, как и высадка, чем воспользовалось племя моринов, напавшее на римский отряд, высадившийся отдельно от главных сил. Так закончился первый поход римлян под командованием Цезаря в Британию. Сведения о стране, полученные в результате этого похода, оказались очень скудными; проникнуть вглубь острова римлянам не удалось. "Два вторжения (за Рейн и в Британию)”, — отметил Наполеон, — которые предпринимал Цезарь в эту кампанию (четвертую), оба были лишь подготовительными, и ни то, ни другое не имели успеха”15 Касаясь причин неудачи Цезаря, Наполеон сделал следующее замечание: "Двух легионов оказалось недостаточно; нужно было, по меньшей мере, четыре; у него не было кавалерии — рода войск, без которого нельзя обойтись в такой стране, как Англия. Цезарь недостаточно подготовился к такому важному предприятию; он подвергся насмешкам, и самое возвращение без потерь сочли за проявление его неизменного счастья”16

В 54 году до н. э. Цезарь, учтя уроки предыдущего года, организовал второй поход в Британию (пятая кампания). На этот раз было заготовлено свыше 700 транспортных судов и 26 боевых кораблей. Транспортные суда имели меньшую осадку и более низкие борта. Для обеспечения базы было выделено 3 легиона пехотинцев и 200 конников, всего около 17 тысяч человек. На суда было посажено 5 легионов и 2 тысячи всадников, всего около 20—25 тысяч человек. Вечером флотилия римлян снялась с якоря и на утро следующего дня была уже на месте прошлогодней высадки. Британцы сопротивления не оказали; по словам Цезаря, "они оставили берег и удалились на высоты, так как устрашены были множеством кораблей”17 которых одновременно появилось свыше 800. К полудню высадка была закончена, и легионы, учтя прошлую ошибку, стали устраивать лагерь на возвышенном месте. Оставив для охраны лагеря 10 когорт и 30 всадников, римляне двинулись вглубь острова. В одном переходе от лагеря они встретили конницу и боевые колесницы британцев, которые попытались воспрепятствовать переправе легионов через реку. Заняв на высотах удобную позицию, британцы стали обстреливать переправлявшихся римлян. Тогда Цезарь выдвинул вперед конницу, которая опрокинула британцев и заставила их отступить в лес, где у них находился укрепленный лагерь.

7-й римский легион подошел к укреплениям британцев, быстро насыпал земляной вал и начал с него поражать противника стрелами и камнями. Вслед за этим штурмовые колонны ворвались в укрепление и выбили оттуда британцев. Цезарь запретил преследование противника, так как местность была незнакома и к тому же наступал вечер. На следующий день римляне двинулись дальше тремя колоннами. Вскоре, однако, были получены сведения о повреждении части судов во время бури, что вынудило римлян возвратиться в свой лагерь, не добившись каких-либо результатов.

Британцы продолжали оказывать сопротивление. Они пользовались каждым удобным случаем для нападения на римлян, широко применяя для этого свою конницу. Опорным пунктом британцев был их город на реке Темзе, расположенный в густом лесу и огражденный земляным валом, рвом и деревянным тыном. Римляне двинулись к Темзе, на противоположном берегу которой укрепились британцы. В русле реки под водой был устроен острый тын, незаметный с берега. Об этом заграждении Цезарь узнал от перебежчика. Поэтому он решил воспользоваться единственным бродом, бросив вперед конницу, а за ней пехоту. Британцы не выдержали атаки римлян и обратились в бегство. Вскоре римские легионы овладели и городом британцев. Спустя некоторое время британцы напали на приморский лагерь римлян, но атака их была отражена. Из-за постоянных неудач, больших потерь и разорения края британские племена прекратили сопротивление. Лето было на исходе, и Цезарь решил возвращаться обратно. Взяв заложников и определив размер дани, которую британцы должны были платить Риму, он посадил свои легионы на суда и вернулся в Галлию. Таким образом, хотя вторая экспедиция римлян в Британию была удачнее первой, результаты ее не представляют собой чего-либо значительного. Римские легионы дошли до Темзы, но Цезарь не сумел закрепиться в Британии, так как не нашел поддержки среди британских племен.

Походы римлян в Британию выявили значение флота в десантной операции и показали, что успех определяется, прежде всего, господством на море. В то же время они показали, что флот, которого не имели британцы, является одним из важных средств обороны побережья.

Для активной обороны британцы искусно использовали боевые колесницы. В 55 году до н. э. у римлян конницы не было, вследствие чего они не могли оторваться от берега. В 54 году до н. э. римская армия имела конницу и поэтому продвинулась до реки Темзы. Однако малая численность конницы не позволила римлянам развить успех и проникнуть вглубь острова. Успешную борьбу с подвижными войсками могут вести лишь войска, имеющие, по крайней мере, не меньшие маневренные возможности, чем противник. Для развития успеха десантной операции силы и средства наступления должны превосходить силы и средства обороны на данном направлении в данное время. Этого не было у Цезаря, который предпринял два похода в Британию с недостаточными силами и средствами.

Цезарь отмечал, что эти походы убедили его в непригодности вооружения, боевых порядков и тактики римской тяжелой пехоты для борьбы с подвижными британцами. "К тому же”, — писал он, — "враги никогда не сражались густыми массами, но обыкновенно маленькими группами и на большом расстоянии одна от другой. Повсюду у них были расставлены сторожевые посты, так что одни регулярно сменяли другие и вместо уставших заступали неутомленные бойцы со свежими силами”18 Чтобы отвлечь римскую конницу и оторвать ее от пехоты, британцы часто обращались в притворное бегство, а затем внезапно обрушивались на пехоту противника превосходящими силами. Для успешной борьбы с противником надо хорошо знать его армию и приемы ведения им войны и боя, а Цезарь во время походов в Британию таких сведений не имел.

istoriya-ru.ucoz.ru