История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Анализ геополитического положения Древнерусского государства в X—XIII вв. Геополитическое положение древней руси


Геополитическое положение Киевской Руси

Расширение России вылилось в занятие ею огромной и протяженной территории, простирающейся от Балтийского моря до Тихого океана и от Памира до Северного Ледовитого океана. Этот субконтинент лучше всего обозначить как «Евразия», не только потому, что он объединяет части как Европы, так и Азии, но также поскольку он представляет географическое единство, которое столь же отлично от Европы, как оно отлично от нероссийских частей Азии[10].

С точки зрения почвы и растительности Евразия состоит из широтных ландшафтных зон: тундры, лесной, промежуточной лесостепной, степной и, наконец, зоны пустынь. Эти ареалы играли и до определенного предела все еще играют важную роль в российской экономике. Не менее значимыми были политические следствия взаимоотношений между лесной и степной зонами. Последняя вместе с прилегающими пустынями служила в древности в качестве района обитания различных кочевых орд маньчжурского, монгольского и тюркского происхождения. Могучие степные империи создавались с незапамятных времен на этой территории, следуя друг за другом с короткими перерывами[11].

Степная зона простирается на запад от Монголии до Карпат и проникает в середину дунайского региона. В древние времена она предлагала отличную дорогу для монгольских кочевников без каких‑либо естественных препятствий до Карпатских гор. Как только кочевая империя утверждалась в евразийских степях, она тяготела к подчинению собственному контролю всей степной зоны, равно как и частей прилегающей лесостепной территории.

Временами вместо одной огромной империи в степях доминировал пояс более мелких ханств, некоторые из них взаимно объединялись, другие же противостояли себе подобным. Так после падения Гуннской империи авары поселились в Венгрии, хазары и мадьяры – в Северочерноморском регионе, а два тюркских ханства – в Казахстане и Монголии.

В конце девятого века мадьяры мигрировали на запад до середины Дунайского региона (современная Венгрия), и столетие спустя Хазарская империя была уничтожена русскими. Но русские не были способны сами контролировать черноморские степи, поскольку новые тюркские орды постоянно проникали из Казахстана. Затем в тринадцатом столетии монгольское нашествие захлестнуло всю европейскую Россию.

Монгольская империя была более обширной, нежели Гуннская: монголы собрали под свое господство всю Евразию. После освобождения России от монгольского ига процесс постепенно повторился в обратном направлении: в результате с течением времени русские преуспели в объединении под своею властью большинства территорий, где раньше правили монголы.

Интересно отметить, что в своем натиске монголы продвинулись на запад через степную зону и в процессе продвижения постепенно распространили свою власть на лесную зону. Русские, напротив, направились на восток через лесную зону и лишь после установления контроля над нею проникли в степную и пустынную зоны.

Принимая все это во внимание, рассмотрим теперь положение Киевской Руси с геополитической точки зрения. В киевский период русские занимали лишь европейскую часть России. На юге они сперва распространили свой контроль на Крым, регионы Азова и нижней Волги, но потеряли эти территории к концу одиннадцатого века, когда под принуждением половцев покинули степную зону и отступили на север в лесостепную и лесную зоны. На востоке регион средней Волги удерживался булгарами, с которыми русские находились в тесных торговых отношениях с девятого века, что не мешало им время от времени сталкиваться. В начале тринадцатого века восточно‑русские князья продемонстрировали свое очередное намерение подчинить булгар своему контролю, сделав предварительный шаг к обладанию всем бассейном Волги. Но их натиск был блокирован монголами, которые завоевали как булгар, так и русских.

Если бы даже русским не удалось контролировать всю европейскую Россию в киевский период, занимаемое ими пространство кажется достаточно широким, особенно по сравнению с территориями европейских соседей. Географически днепровский речной путь стал стержнем Киевской Руси, и русские имели выход к Балтийскому и Черному морям, хотя половецкие рейды делали использование Черного моря опасным.

Рассуждая в ключе геополитики в интерпретации Макиндера и его последователей, можно сказать, что русские в киевский период контролировали значительную часть «сердцевины земли»[12], и все же, несмотря на это, оказались неспособными отразить монгольское нашествие. Одной из причин их уязвимости стала неудача в установлении полного контроля над «сердцевиной земли»; если бы им удалось контролировать все течение реки Волги, равно как и южные степи, они оказались бы гораздо лучше подготовлены к встрече монгольского нападения.

Другой причиной несчастья русских в тринадцатом веке явился факт подчинения России одновременному давлению как с востока, так и с запада. Германский натиск с запада обрел силу как раз в период монгольского вторжения с востока.

Но, возможно, главную роль в неудаче русских сыграло отсутствие защиты «сердцевины земли» с восточной стороны. Евразийские степи представляли действительную «сердцевину земли» в конфликтах этого периода. Благодаря большой протяженности на запад степной зоны, европейская Россия была геополитически частью Евразии и до эры военной артиллерии для русских едва ли существовала надежда остановить кочевников, вероятнее всего объединившихся.

Киевский период характеризовался разобщенностью среди кочевников: страдая от половцев, русские, тем не менее, в этот период не подвергались реальной опасности быть сокрушенными ими. Но монгольское нашествие подорвало баланс власти между лесной и степной зонами в пользу последней.

Урок, который извлекли русские из монгольского ига, состоял в том, что безопасность от кочевого востока может быть обретена лишь через контроль над всей Евразией. К этой цели они приближались постепенно и через ряд стадий. Экспансия на восток началась в середине шестнадцатого столетия; первым шагом России было обеспечение контроля над всем течением реки Волги. В следующем столетии была оккупирована вся Сибирь. Колонизация Сибири явилась скорее спонтанным движением казаков и охотников, нежели формальным завоеванием, но московские государственные деятели знали, как извлечь все преимущества из народного движения. В случае экспансии в Казахстан и Туркестан в восемнадцатом и девятнадцатом столетиях инициатива скорее принадлежала правительству, а не народу.

В тот же самый период были завоеваны южные степи, равно как и Крым и Кавказ – или же, если мы можем сослаться здесь на события десятого века, – завоеваны вновь. Таким образом, задача, которую русские не смогли реализовать в киевский период, была выполнена.

Киевская Русь. Оглавление.

www.protown.ru

4. Геополитическое положение Руси в XIII веке.

В XIII в. Русь оказалась "между двух огней" - между угрозой с Запада (крестоносцы) и с Востока (монголы). В конце XII - первой половине XIII в. Северо-Западная Русь столкнулась с опасностью с запада в лице немецких рыцарей-крестоносцев, а также датских и шведских феодалов, которые претендовали на прибалтийские земли.

Летом 1240 г. шведские суда под командованием Биргера вошли в устье Невы, где были разбиты силами малой дружины новгородского князя Александра Ярославича. Эта победа надолго остановила продвижение шведов, а также способствовала укреплению авторитета молодого князя, которого после победы над шведами стали называть Невским. В 1240 г. рыцари-крестоносцы заняли псковскую крепость Изборск, а затем укрепились и в самом Пскове. Через год немцы вторглись в новгородские пределы. В ответ на это в 1241 г. Александр Невский захватил крепость Копорье, а зимой 1242 г. освободил от крестоносцев Псков. Загем княжеская владимиро-суздальская дружина и новгородское ополчение двинулись к Чудскому озеру, где 5 апреля 1242 г. состоялось решающее сражение, которое в историю вошло как Ледовое побоище. Битва закончилась полным поражением крестоносцев. Эти победы русских в Прибалтике имели важное моральное значение, поскольку города южной и северо-восточной Руси лежали в развалинах после нашествия Батыя.

В начале 13 века в центральной Азии образовалось Монгольское государство. У монголо-татар было хорошо организованное войско, сохранявшее родовые связи. В начале 13 в. они захватили Китай, Корею, вторглись в среднею Азию, Иран и Закавказье. В 1223 г. монголо-татары на реке Калке разбили союзные силы половецких и русских князей. В 1236 г. монголо-татары овладели Волжской Болгарией, а в 1207 г. подчинили кочевые народы степи. Осенью 1237 г. Хан Батый, собрав 120-140 чел. Двинулся на Русь. После упорных боев они овладели Рязанью, Коломной, Владимиром. Затем монголо-татары двинулись на северо-запад Руси, где была спасена от разгрома, хотя и платила дань. Весной 1239 г. Батый разгромил Южную Русь, а осенью - Черниговское княжество. В 1240 г. был взят Киев, а в 1241 г. Гарецко-Волынское княжество. На территории Руси монголо-татарское иго просуществовало более 200 лет (1240-1480 гг.).

К концу XIII - началу XIV в. на Руси сложилась новая политическая система формированию которой способствовали следующие факторы:

обособление северо-восточных земель, во главе феодальной иерархии которых находились великие князья Владимирские;

втягивание Западных и юго-западных княжеств (Галицко-Волынской земли), не зависимых от Владимира но подчиненных Золотой Орде, в орбиту политического влияния молодого и крепнущего Великого княжества Литовского;

ослабление политического могущества Золотой Орды, внутри которой с середины XIV в. начались междоусобицы.

Ордынское иго способствовало изменению характера политического развития древнерусских княжеств. Наиболее старые и развитые города Волго-Окского междуречья - Ростов, Суздаль, Владимир - пришли в упадок, уступив свое политическое верховенство окраинным: Твери, Нижнему Новгороду, Москве. Естественный процесс развития северо-восточных княжеств оказался искусственно прерванным, он принял другие формы. На смену княжеским союзам, требованиям добровольною единения под властью одного великого князя, которые не принесли реальных результатов в борьбе с монгольским игом, пришла монархия, основанная на огромной личной собственности самодержца служении одному ему феодалов-подданных, подчинении рядового сельского и городского населения.

поворотной эпохой в нашей истории. Самые глубокие и прочные основы государственного порядка поколебались, государи быстро сменялись или друг с другом боролись; некоторое время страна оставалась совсем без государя, общество распадалось на враждебные друг другу классы".

В наиболее развернутом виде концепция причин и сущности Смуты, в основе которой лежал социальный кризис, а не борьба внутри господствующего класса, сформулирована С.Ф. Платоновым.

В советской историографии термин "Смута" был отброшен. Этот период стал определяться как крестьянская война под предводительством И. Болотникова и иностранная интервенция в России.

В настоящее время термин фактически возвращен в современную историографию, которая пока еще ничего принципиально нового не несла в научное изучение проблемы. Кризис российской государственности на рубеже XVI и XVI1 вв. в отечественной историографии рассматривается как составляющая системного кризиса, охватившего Россию в результате сложного взаимодействия социально-экономических и политических причин.

Столь небольшой по протяженности период российской истории вместил в себя громадное количество драматических событий, которых другому государству хватило бы на несколько эпох: ожесточенная политическая борьба и чехарда правителей на московском троне; самозванцы, сидящие на троне (Лжедмитрий I) или претендующие на него (Лжедмитрий 11, или Тушинский вор и др.) иностранные претенденты на русский престол.

Борьба за фон развертываегся на фоне сильнейших социальных катаклизмов - выступлений крестьян, казаков, инородцев (с участием в ряде случаев и дворянства). В 1609 г. Смута усугубляется вмешательством в русские дела шведов и поляков. Началась открытая интервенция, которая привела к подъему освободительного движения, оформившегося в народное ополчение. Осенью 1612 г. народное ополчение во главе с К. Мининым и Д. Пожарским разгромило поляков и изгнало их из Москвы. Неурожаи, голод, эпидемии, которыми сопровождался период Смуты, также сыграли немалую роль в ее обострении. В начале Царствования первого из Романовых - Михаила Федоровича (1613- 1645), Московское государство предегавляло собой безотрадную картину. По всей стране бесчинствовали шайки разбойников. Сложившаяся до Смуты система государственного управления была нарушена. Часть территории страны оставалась в руках иноземцев - шведов и поляков. Города обезлюдели, ремесло и торговля пришли в упадок. Нераспаханные поля заросли бурьяном, а крестьяне, покинув свои дома, ушли искать более безопасные места. Оставшееся на прежних местах население обнищало до крайносги, разорилось и не в состоянии было платить налоги и нести государственные повинности. В международных Делах к голосу Москвы не прислушиваются, престиж ее крайне низок, на отодвинута на задворки европейской политики.

Несколько десятилетий понадобилось, чтобы преодолеть трагические последствия Смутною времени и вывести страну из кризиса.

Восстановление экономики и изменения в ней происходили на фоне сильнейших социальных потрясений, не прекратившихся и после окончания Смуты. Медный, чумной, соляной бунты, другие городские восстания, выступления стрельцов, мощное движение под предводительством Степана Разина, выступления, связанные с церковной реформой и расколом, сопровождающим "бунташный" XVII век буквально на всем его протяжении: последняя дата в истории Московского государства - стрелецкий бунт 1698 г.

С целью ликвидации социальной напряженности и упорядочения управления государством правительство второго царя династии Романовых. Алексея Михайловича (1629-1676) предпринимает реформу законодательства: в 1649 году обнародовано "Соборное уложение" (+ 8). Оно указало цели и в то же время повлекло за собой ряд непредусмотренных последствий. "Уложение" закрепило статус, обязанности и привилегии основных сословий, отразило такую социальную тенденцию, как возрастание общественного веса и роли средних служилых слоеа. Одновременно, согласно "Уложению", крестьяне окончательно прикреплялись к земле, а посадское население - к посадам. Этому предшествовало увеличение с 5-ти до 15 лет на протяжении первого десятилетия XVII в. продолжительности "урочных лет", т. е. срока сыска беглых крестьян (первый указ об "урочных летах" был издан в 1597 г.). Выдвижение на первый план средних служилых слоев вызывало недовольство боярства, духовенства, а также широких слоев простого народа. Это приводило к усилению социальной напряженности, зачастую выливавшейся в указанные выше открытые выступления низов общества.

Другим следствием недовольства социальных слоев "Уложением" было постепенное прекращение деятельности Земских соборов, для которых начало царствования Романовых, особенно 1613-1619 гг., было периодом расцвета. Тогда Земский собор превратился чуть ли не в постоянно действующий орган, состав его расширяется, функции тоже, прерогативы возрастают. Однако после 1649 г. Земские соборы постепенно утрачивают приобретенный сразу после Смуты облик, собираются вес реже и реже и после 1653 г. созываются уже эпизодически.

studfiles.net

Геополитика Древней Руси. Становление

Нихао, мои драгоценные читатели!

Существенным препятствием на пути понимания широкой аудиторией закономерностей исторических процессов является то, что дела дней минувших зачастую воспринимаются сугубо в виде набора дат и фактов, собранных в скупые строчки учебного или справочного пособия. Взаимосвязи между этими явлениями, их комплексные причины, мотивы и последствия оказываются при начальном усвоении материала будто бы за кадром, из-за чего впоследствии нередко становятся предметом спекуляций.

В особенности это относится к самым ранним этапам истории Древнерусского государства. К сожалению, можно с уверенностью констатировать, что из последовательности событий "призвание варягов - щит на вратах - бунт древлян - победа над хазарами" в массовом коллективном варьируемо-сознательном напрочь выпали почти все "почему", "зачем" и "что из этого следовало", незаменимые для понимания протекавших процессов, но досаднейшим образом неудобные для зубрежки. В результате понимания, если уж начистоту, практически нет, что создает основу для последующего недоверия.

В свете этого ваш покорный слуга принял решение описать те события хорошо знакомым самой обширной аудитории образом - в виде геополитического и отчасти политэкономического анализа, подобного тому, что так часто встречается в сети применительно к делам нашего времени.

IX век в истории Северной Европы известен, как самый расцвет эпохи викингов. Ареал норманнских набегов распространился по всему европейскому побережью Атлантики и западному Средиземноморью. Награбленные по всему региону богатства стекались в скандинавские фьорды, увеличивая благосостояние воинского сословия и стимулируя его к новым набегам. Этот контекст, благодаря массовой культуре, воспевающей романтику бороздящих холодные воды драккаров, можно отнести к общеизвестным.

География набегов викингов

Однако, давайте зададимся вопросом, который на первый взгляд может показаться немного наивным: а что викинги делали с награбленным добром? Да, благодаря археологам мы знаем, что какая-то часть добычи убиралась в мешки и либо закапывалась в землю, либо и вовсе без особых затей выбрасывалась в болото - в качестве жертвы богам. Отдельные вещи викинги оставляли и в личном пользовании, для демонстрации своего статуса окружающим. А что с остальным?

Вопрос далеко не праздный, поскольку основу добычи викингов составляли вещи, совмещающие максимальную ценность с минимальным весом, те, которые в состоянии окупить поход, не перегрузив драккар. То есть, монеты и изделия из драгоценных металлов. Все то, что в массовом представлении является атрибутом сытой и богатой жизни. Но способно ли само по себе обладание этим атрибутом обеспечить ту самую сытую и богатую жизнь? Нет. Драгоценности нельзя есть, они не греют в холодную зиму и от прочих жизненных невзгод своего обладателя совсем никак не защищают. На те или иные бытовые блага их можно только обменять. А этого не получится, если отсутствует покупатель.

Поскольку в самой Скандинавии предложение бытовых благ было намного меньше спроса на них, а продавать франкам, саксам и испанским маврам у них же взятые драгоценности было далекой от гениальности идеей, возможных рынков сбыта награбленного в достижимой Ойкумене для викингов оставалось только два - Византия и Хазария. До которых еще следовало добраться. При этом, известный еще со времен Античности кратчайший путь от устья Вислы в направлении Дуная был затруднен в южной части достаточно агрессивными в то время степняками. Следовало искать альтернативу восточнее. Таковой и стали два важнейших региональных маршрута того времени: знаменитый путь "из варяг в греки", проходивший по Неве, Ладоге, Волхову, Ильменю, Ловати и Днепру к Черному морю; и волжский путь в Хазарию, после Ладоги продолжавшийся по Свири, Онежскому озеру, Шексне, Белому озеру и Волге.

Торговые маршруты Восточной Европы в раннем Средневековье

Открытие новых маршрутов не могло не оказать существенное влияние на народы, по землям которых шел товаропоток, подталкивая их к необходимости организоваться для осуществления наиболее эффективного контроля над торговым путем. Именно это и могло стать основным фактором, приведшим к становлению на севере Русской равнины конфедерации ильменских словен, кривичей, мери и чуди, ключевыми поселениями которых были Руса (Старая Русса), Холм-город (впоследствии - один из районов Новгорода, ср. с "Хольмгард" скандинавских саг), Плесков (Псков), Изборск, Сарское городище и Белоозеро. Держа под своей рукой северные части обоих важнейших региональных маршрутов, конфедерация стремительно укреплялась и богатела - что не могло не привлечь внимания завоевателей.

В 854 году согласно Новгородской первой летописи Младшего извода происходит вторжение варягов, обложивших племена конфедерации данью и "насилье дѣяху словеномъ, кривичемъ и мерямъ и чюди". В ответ старейшины подняли восстание, которое, согласно "Повести временных лет", в 859 году увенчалось успехом, окончившись разгромом варягов и изгнанием их за море. Но перехода к мирной жизни эта победа не означала. Вскоре между племенами стал назревать конфликт, в конце концов вылившийся в междоусобную войну. Обычное дело для практически любого молодого государственного образования раннего Средневековья. Практически вся Европа прошла через этап усобиц, в ходе которых выявлялось некоторое локальное доминирующее племя, становившееся впоследствии основой формируемого государства и дававшее ему свое имя. Но на этот раз произошло не совсем так. Старейшины словен, кривичей, мери и чуди приняли крайне оригинальное для своего времени решение, заключавшееся в приглашении для контроля над торговыми путями и распределения получаемых от них доходов нейтральной силы, равноудаленной от каждого из племен конфедерации. Таковой силой, учитывая расположение и специфику региона, могла быть компактная и мобильная варяжья дружина, достаточно сильная, чтобы принудить отдельное племя играть по общим для конфедерации правилам, но не настолько большая, чтобы устоять против всех четырех племен, ежели она вдруг станет нарушать эти правила сама. На эту роль была выбрана дружина Рюрика, который на предложение занять должность князя всея конфедерации ответил согласием и переселился на Русь, устроив свою резиденцию на Ладоге, откуда, как становится очевидно при взгляде на карту, было удобно контролировать развилку между путями в Византию и Хазарию.

NB: Рюрика обычно ассоциируют либо с Рёриком Ютландским из датского Хедебю, либо с шведом Эйриком Эмундарсоном, конунгом Уппсалы, либо с норвежцем Хрёреком Харальдсоном, одним из сыновей Харальда Прекрасноволосого, в силу наличия множества братьев не особо претендовавший на то, чтобы стать наследником. Причем, если с Рёриком Ютландским легендарного Рюрика мало что связывает, то об Эйрике известно, что в примерно 850-860-х годах он предпринял завоевательный поход в "Аустервеги" ("восточные пути", одно из скандинавских поэтических эпитетов для земель восточных славян). Однако, с тем же успехом он может быть организатором вторжения, предшествовавшего призванию варягов, тем более, что даты его жизни во многом с предполагаемыми датами жизни Рюрика не сочетаются. На Хрёрека Харальдсона прямых указаний нет, кроме все того же созвучия, но при этом сведения о его жизни по крайней мере не противоречат летописным сведениям о Рюрике - что, впрочем, учитывая общую скудность сведений о Хрёреке Харальдсоне вряд ли может считаться однозначным доводом в его пользу.

В. М. Васнецов. "Призвание варягов"

Согласно летописям, в 879-м году Рюрик умирает, оставив малолетнего сына Игоря под опекой своего военачальника Олега. С именем последнего и связана экспансия государства Рюриковичей (название условно) на юг.

Южная часть пути "из варяг в греки" была подконтрольна Киеву, стратегическая важность которого основывалась на том, что именно он был последним перевалочным пунктом на маршруте перед уже византийским Херсонесом. Тот, кто владел Киевом, фактически, мог собственным произволом определять, кого допустить до греческого рынка сбыта, а кому отказать. Разумеется, с соответствующими последствиями по части политики взимания пошлин.

Для Ладоги подобное положение дел означало существенные финансовые потери - размер пошлин, которые им могли заплатить проплывающие мимо купцы, искусственно ограничивался тем соображением, что у тех должно было остаться достаточно средств для оплаты прохода через Киев, что вряд ли было дешево. Таким образом, попытка захвата Киева со стороны ладожан была лишь делом времени.

Формальной причиной нападения явилось то, что варяги Аскольд и Дир, княжившие тогда в Киеве, судя по всему, объявились в нем по принципу "здравствуйте, мы - ваша крыша", не особенно заморачиваясь с легитимацией своего положения. По крайней мере, именно этот смысл вкладывался в претензии, предъявленные им Олегом: "Вы нє́ста кнѧзѧ́ ни ро́ду кнѧ́жѧ · но азъ єсмь ро́ду кнѧ́жѧ. Азъ єсмь Оль́гъ кнѧзь · а сє єсть Рю́риков И́горь кнѧ́жичь". Казалось бы, какое дело должно было быть киевлянам до ладожских князей? Но, видимо, в том и заключалось преимущество Олега и Игоря перед киевскими правителями, что их власть строилась на договорных отношениях с племенными старейшинами, в то время как у Аскольда и Дира - просто на военной силе.

После захвата Киева Олег принял решение перенести туда княжью ставку. Наиболее вероятной причиной для такого шага становилось то, что в своем продвижении на юг ладожане вторгались в области повышенного интереса Хазарского каганата, сидевшего на пересечении Волжского и Великого Шелкового путей и заинтересованного в том, чтобы взять под контроль дополнительно еще и путь "из варяг в греки". Можно сказать, что после захвата Киева конфликт с Хазарией становился неизбежным. А раз так, то князю, и, следовательно, дружине следовало держаться поближе к той местности, где им вскоре предстояло пригодиться. До определенных, впрочем, конфликт с Хазарией в полномасштабное противостояние не перерос, проявляясь по большей части в том, что Олег активно забирал у хазар данников, как северян и радимичей, с другими же хазарскими вассалами, вроде тиверцев и уличей, воевал.

Особое место в ряду деяний Олега занимает также и его поход на Царьград. В нашем контексте его можно рассматривать как своего рода декларацию, донесение до византийцев в максимально доступной форме того, что у ведущего к ним торгового пути есть хозяин, достаточно сильный, чтобы с ним считаться. В пользу такой версии можно привести и то, что в свое время подобный поход был предпринят и Аскольдом - то есть, установление договоров о правилах взаимного поведения с Византией после некоторой демонстрации силы не являлось чем-то исключительным.

В. М. Васнецов. "Олег у костей коня"

В 912 году, согласно "Повести временных лет", Олег умирает, и вся полнота власти переходит к Игорю. И именно при нем конфликт с хазарами дошел до прямого военного столкновения.

В отечественных летописях сведений об этом не обнаружено, но согласно хазарским источникам конфликт, начавшийся с вполне успешного набега русов на Самкерц (позже - Тьмутаракань, в наше время - Тамань), развивался для наших предков не самым удачным образом, закончившись поражением и принуждением к военному союзу против Византии.

В 941 году Игорь, видимо, во исполнение обязательств перед хазарами, отправляется в поход на Царьград, где терпит тяжелое поражение. В 944 году, стремясь компенсировать сложившееся после разгрома тяжелое положение, Игорь предпринимает новый поход, завершившийся без боя, после того как византийцы передали предложение о мире и богатые дары. Удовлетворившись полученной данью, Игорь повернул назад.

Игорь собирает дань с древлян. Миниатюра из Радзивилловской летописи

Однако, византийской дани надолго не хватило, и вскоре экономическая ситуация в Древнерусском государстве стала ухудшаться, причинами чего были последствия разорения во время войны с хазарами и бремя войны с Византией, приведшее к потере значительной части трудоспособного населения. В этих условиях в 945 году Игорь принял решение существенно увеличить дань с древлян, которых общие невзгоды почти не затронули. Древляне ответили на это восстанием, при котором Игорь был убит.

Княгиня Ольга, правившая после смерти Игоря на правах регентши при малолетнем князе Святославе, больше всего известна широкой аудитории по двум своим наиболее запоминающимся деяниям - жестокой мести древлянам за смерть своего мужа и обращению в христианство. Но в деле развития молодого Древнерусского государства ее роль заключалась совсем в других вещах. В первую очередь, Ольга отказалась от пережитков родоплеменного строя в деле управления государством, и разделила все подчиненные Киеву земли на административно-территориальные единицы, каждой из которых соответствовал погост- торговый и обменный центр под руководством княжеского администратора - тиуна, ведавшего также сбором податей, размеры и периодичность выплаты которых, во избежание повторения ситуации с Игорем, были жестко закреплены. Можно сказать, что административные реформы Ольги, впервые рассмотревшие Русь в качестве единого государства, а не разросшегося племенного союза во главе с изолированной от прочих варяжской дружиной, в значительной мере поспособствовало ярко проявившейся уже во времена ее сына славянизации правившей династии, усилению ее взаимосвязи с управляемым ей народом, что существенно ускорило ассимиляцию скандинавского элемента.

Большого внимания заслуживает и деятельность Ольги на дипломатическом поприще. На примере правления Игоря уже было видно, что продолжение лихой экспансии в духе Олега, без оглядки на кого бы то ни было, более не представлялось возможным. Для дальнейшего развития Древнерусскому государству следовало выйти на сцену европейской большой политики, заявить о себе, как о полноправном ее участнике, и установить контакты с потенциальными союзниками. И прежде всего Ольга обратила внимание на Византию.

Крещение Ольги. Миниатюра из Радзивилловской летописи

В 955 году Ольга прибыла в Константинополь для крещения. В 957 году Ольга вновь посетила столицу Византии, но уже в составе большого посольства, в которое вошли и представители Святослава. Целью посольства был предположительно брак Святослава с греческой царевной, что могло бы вывести отношения Руси с Византией на новый уровень. Однако, византийцы повели себя по отношению к представителям князя оскорбительно, и переговоры провалились, результатом чего стало общее охлаждение отношений между Русью и Византией.

В качестве альтернативы византийцам, Ольга попыталась наладить отношения с германским королем Оттоном Великим, отправив к нему послов и запросив священников для проповеди христианства. Ее просьба была удовлетворена, и в 961 году на Русь направилась миссия под предводительством епископа Адальберта. Которая также завершилась провалом, причем, столь громким, что Адальберту под угрозой расправы пришлось бежать.

Провал миссии Адальберта зачастую объясняется в первую очередь сопротивлением убежденного язычника Святослава и его ближайшего окружения. Но и среди уже крестившихся киевлян проповеди немецкого епископа не встретили особого энтузиазма, да и впоследствии на Руси наблюдалось достаточно прохладное отношение к западному клиру.

Дело в том, что, хоть информация в те годы и распространялась намного медленнее, чем сейчас, кое-какие сведения о ситуации в Европе до Руси все-таки доходили. В особенности - до Киева, бывшего отнюдь не медвежьим углом, а все-таки крупным городом в ключевой точке важнейшей торговой магистрали. И о римском Святом Престоле ходившие тогда слухи вряд ли могли поведать много хорошего. В истории папства период с 904 по 963 год известен, как порнократия, "власть шлюх", и характеризуется чрезвычайно развратным поведением понтификов и их ближайшего окружения. Ко времени миссии Адельберта разложение нравов в папском окружении достигло такого уровня, что два года спустя король Оттон вынужден был вмешаться и сместить тогдашнего Папу Римского. И если допустить, что в Киеве что-то о ситуации в Риме слышали, то не могли ли слова нормальной христианской проповеди о смирении, произнесенные высокопоставленным подчиненным римского архи-развратника, показаться киевлянам форменным издевательством?

Вскоре после этого контроль над внешней политикой перешел к повзрослевшему Святославу. И тогда выяснилось, что несмотря на неудачу в укреплении международных позиций государства, за время регентства Ольги Русь не только полностью восстановилась, но и усилилась достаточно для того, чтобы продолжать экспансию. И наиболее очевидным ее направлением была Хазария.

Выше я уже упоминал, что конфликт между Русью и Хазарским каганатом был неизбежен. Так вот: это еще было очень мягко сказано. Дело в том, что путь "из варяг в греки" и Волжский торговый маршрут из-за значительного совпадения на северном отрезке находились в достаточно жесткой конкуренции. По каждому из них двигался в южном направлении, в сущности, один и тот же товар - викингская добыча. Объемы которой непосредственно в Скандинавии были пусть иногда и велики, но все же ограничены, что превращало два торговых маршрута в сообщающиеся сосуды. Если рос товаропоток через путь "из варяг в греки" - падала прибыль на Волжском пути, и наоборот. Это делало и для Руси, и для Хазарии разгром соседа-конкурента естественным залогом собственного если не существования, то уж точно развития.

В 965 году Святослав двинулся на Саркел, хазарскую заставу на Дону, и, разгромив вышедшее ему навстречу войско, взял город, основав на его месте русское поселение Белую Вежу. Таким образом, Русь получила возможность постоянно держать Волжский путь под угрозой, а основные силы хазар были вынуждены сосредоточиться в степи между Саркелом и столицей каганата Итилем, толком не имея возможности отвлечься на что-либо другое.

В 968 году к Святославу прибыли послы византийского императора Никифора Фоки, конфликтовавшего с Болгарским царством и пожелавшего расправиться с ним, в лучших позднеримских традициях, чужими руками. Святославу было предложено чуть меньше полутонны золота за вступление в войну на стороне Византии. Кроме того, возглавлявший посольство вельможа Калокир проявил себя тем еще интриганом, пообещав Святославу дополнительно еще и все права на Болгарию, ежели тот поспособствует в свержении Никифора Фоки и воцарению собственно Калокира.

Надо отметить, что Болгария, даже с поправкой на необходимость ее предварительно завоевать, была крайне щедрым предложением. Если Киев был важнейшим хабом на пути, связывающем Византию и Скандинавию, то Болгария представляла собой целую развязку, в которой сходились товаропотоки между Византией, Венгрией, Чехией и Русью, контроль над которыми открывал самые невероятные перспективы. Потому Святослав охотно согласился и, стремительно разгромив болгар, сел княжить в Переяславце на Дунае, полагая там и обустроить свою новую столицу.

Однако, в этот момент свой ход сделали хазары, подговорив печенегов в отсутствие князя и дружины напасть на Киев. Святослав был вынужден вернуться, чтобы отогнать степняков - и заодно ответить хазарам.

Как выше уже говорилось, сухопутная дорога на Итиль была перекрыта главными силами хазар. Но Святослав этой дорогой не воспользовался. Вместо этого он спустился к Итилю по Волге и легко взял оставшийся практически без защитников город. После этого процесс крушения Хазарского каганата стал уже необратим. Вскоре пал Семендер, второй по величине город Хазарии, также под контроль Руси перешла Тьмутаракань. История хазарского доминирования в регионе на этом подошла к концу.

Для Святослава же это означало возможность вернуться в полюбившийся ему Переяслявец Дунайский. Отчего Никифор Фока, разумеется, не осведомленный о договоренности русского князя с Калокиром, пришел в ужас, поскольку отдавать русам контроль над Болгарией противоречило интересам Византии категорически. Однако, предпринять ничего не успел, так как в том же году его убили. И нет, не Калокир - новым императором стал военачальник Иоанн Цимисхий. Который, впрочем, был еще меньше покойного Никифора заинтересован как в том, чтобы отдавать Болгарию Святославу, так и в том, чтобы отдавать свой трон Калокиру.

Переговоры Святослава с Цимисхием

Разразившаяся война окончилась патовой ситуацией. С одной стороны, Цимисхий торопился как можно скорее закончить конфликт из-за угрозы границам на востоке и целой череды заговоров в Константинополе, но военной силой он этого сделать не мог, поскольку русы, а также союзные им болгары, венгры и печенеги оказывали отчаянное сопротивление. С другой - собственно дружина Святослава за время войны изрядно поредела и сильно уменьшилась по отношению к силам союзников. Потому имелись большие сомнения, что болгары, венгры и печенеги продолжили бы признавать его главенство и после победы. Фактически, Святослав оказался в ловушке. В этих условиях он пошел на мир с Цимисхием, согласившись покинуть Болгарию в обмен на продовольствие для своей дружины на обратный путь. По одной из версий, прежде союзные печенеги этого ему не простили, что и подтолкнуло их к нападению, окончившемуся гибелью Святослава.

Но даже несмотря на провал болгарской авантюры, Русь после Святослава все равно оставалась одной из мощнейших региональных держав, контролируя оба важнейших восточноевропейских торговых пути. Наступало самое время для очередной модернизации и исполнения не удавшихся ранее планов Ольги по установлению Руси в качестве одного из весомейших субъектов европейской международной политики.

Но это уже другая история.

hystory.mediasole.ru

Геополитическое положение Древней Руси в начале XII века

Основными событиями этого периода, определившими изменение геополитического статуса России, явились поход Олега на Константинополь в 907 году, заключение договоров с Византией, походы Игоря и Святослава против Византии, Святослава против Хазарии, разгром печенегов Ярославом Мудрым.

Из сильного регионального государства, сформировавшегося к X-XI веках, Русь превратилась в скопление слабых удельных княжеств.

Кратко охарактеризуем этот период. Во-первых, наиболее позитивный — период правления Ярослава Мудрого; во-вторых, наиболее разрушительный; в-третьих, финальный для данного большого цикла, закончившийся новым порабощением страны, теперь уже со стороны Золотой Орды.

1035-1113 годы и с полным правом может быть обозначен как период активного обустройства Русской земли.

В 1035 году Ярослав Мудрый объединил Древнерусское государство. Важнейшие события и явления этого периода — составление «Русской правды», постепенное распространение грамотности. Начато строительство храма Св. Софии в Новгороде (1037). Укреплены южные и западные рубежи страны. Установлены династические связи со многими странами Европы. В середине цикла прошла волна народных восстаний в Киеве, Новгороде, Ростово-Суздальской, Черниговской землях (1068-1072). Обустройству земли русской был посвящен съезд русских князей в Любече (1097). Необходимость установления правопорядка вызвала активное законотворчество — в 1113 году Устав князя Владимира дополнил положения «Русской правды», началось составление Повести временных лет.

Отличительные черты этого периода — активное формирование институциональной основы единого государства, ассимиляция всех этнических частей Русского государства. Сравнительно благоприятны внешние условия.

(1114-1190) отмечен долгосрочным нарастанием энтропии. Особенность данного цикла — практически полная сосредоточенность на внутренних вопросах, нарастание центробежных тенденций, постоянные проблемы с престолонаследием. При Юрии Долгоруком (1125-1157) возрастает авторитет Москвы, от Киева отделяется Новгород (1136). В 1185 году состоялся неудачный поход князя Игоря Новгород-Северского против половцев, описанный в «Слове о полку Игореве». Согласно многофакторной оценке, наибольший ущерб это событие нанесло стране по таким позициям, как «Управление», «Территория», «Внешняя политика»

Под давлением неблагоприятных условиях, юридического и экономического принижения низших классов, княжеских усобиц и половецких нападений, с середины XII в. становятся заметны признаки запустения Киевской Руси, Поднепровья. Речная полоса по Среднему Днепру с притоками, издавна так хорошо заселенная, с этого времени пустеет, население ее исчезает куда-то.

Самым выразительным указанием на это служит один эпизод из истории княжеских усобиц. В 1157г. умер сидевший в Киеве Мономахович, великий князь Юрий Долгорукий; место его на великокняжеском столе занял старший из черниговских князей Изяслав Давидович. Этот Изяслав по очереди старшинства должен был уступить черниговский стол с областью своему младшему родичу двоюродному брату Святославу Ольговичу, княжившему в Новгороде Северском. Но Изяслав отдал Святославу не всю Черниговскую область, а только старший город Чернигов с семью другими городами. В 1159г. Изяслав собрался в поход на недругов своих, князей галицкого Ярослава и волынского Мстислава, и звал Святослава к себе на помощь, но Святослав отказался. Тогда старший брат послал ему такую угрозу: «Смотри, брат! Когда, Бог даст, управлюсь в Галиче, тогда уж не пеняй на меня, как поползешь ты из Чернигова обратно к Новгороду Северскому». На эту угрозу Святослав отвечал такими многознаменательными словами: «Господи, ты видишь мое смирение, сколько я поступался своим, не хотя лить крови христианской, губить своей отчины; взял я город Чернигов с семью другими городами, да и то пустыми.- живут в них псари да половцы». Значит, в этих городах остались княжеские дворовые люди да мирные половцы, перешедшие на Русь. К нашему удивлению, в числе этих семи запустелых городов Черниговской земли мы встречаем и один из самых старинных и богатых городов Поднепровья —Любеч.

Одновременно с признаками отлива населения из Киевской Руси замечаем и следы упадка ее экономического благосостояния: Русь, пустея, вместе с тем и беднела. Указание на это находим в истории денежного обращения в XII в. Изучая «Русскую Правду*, мы уже увидели, что вес менового знака, серебряной гривны кун, при Ярославе и Мономахе содержавшей в себе около полуфунта серебра, с половины XII в. стал быстро падать — знак, что начали засариваться каналы, которыми притекали на Русь драгоценные металлы, т.е. пути внешней торговли, и серебро дорожало. Во второй половине XII в. вес гривны кун упал уже до 24 золотников, а в XIII в. он падает еще ниже, так что в Новгороде около 1230 г. ходили гривны кун весом в 12— 13 золотников. Летописец объясняет нам и причину этого вздорожания серебра. Внешние торговые обороты Руси все более стеснялись торжествовавшими кочевниками; прямое указание на это находим в словах одного южного князя второй половины XII в. Знаменитый соперник Андрея Боголюбского Мстислав Изяславич волынский в 1167 г. старался подвинуть свою братию князей в поход на степных варваров. Он указывал на бедственное положение Руси: «Пожалейте, — говорил он, — о Русской земле, о своей отчине-, каждое лето поганые уводят христиан в свои вежи, а вот уже и пути у нас отнимают», — и тут же перечислил черноморские пути русской торговли, упомянув между ними и греческий.

В продолжение XII в. чуть не каждый год князья спускались из Киева с вооруженными отрядами, чтобы встретить и проводить «гречников», русских купцов, шедших в Царьград и другие греческие города или возвращающихся оттуда. Это вооруженное конвоирование русских торговых караванов было важной правительственной заботой князей. Очевидно, во второй половине XII столетия князья со своими дружинами уже становятся бессильны в борьбе со степным напором и стараются, по крайней мере, удержать в своих руках пролегавшие через степь речные пути русской внешней торговли.

Вот ряд явлений, указывающих, какие неустройства скрывались в глубине русского общества под видимой блестящей поверхностью киевской жизни и какие бедствия приходили на него со стороны. Теперь предстоит решить вопрос, куда девалось население пустевшей Киевской Руси, в какую сторону отливали низшие рабочие классы, уступавшие свое место в Поднепровье княжеским дворовым людям и мирным половцам



biofile.ru

Геополитическое положение Древнерусского государства и его внешняя политика

Особенности геополитического положения Древней Руси заключались в ее «срединной» локализации между различными цивилизациями. Древнерусское государство граничило с западно-христианской цивилизацией, исламским миром, иудейским Хазарским каганатом и степными кочевниками, язычниками.

Основными направлениями внешней политики Древнерусского государства в IХ – начале ХII вв. были: «собирание» земель в единое территориальное целое, защита границ, обеспечение государственных интересов в международной торговле, организация завоевательных походов.

В период становления Древнерусского государства могущественным его соседом на юго-востоке был Хазарский каганат, который контролировал торговые пути, связывающие Древнюю Русь с Кавказом и Багдадским халифатом. Кроме того, хазарские каганы долгое время взимали непосредственно дань с некоторых славянских племенных союзов (радимичей, полян, северян, вятичей). Их зависимость от Хазарии сохранялась до середины X в., когда каганат в результате походов киевского князя Святослава был разгромлен.

Следствием этих походов явилось укрепление позиций Древнерусского государства в Причерноморье, Подонье и Прикубанье, на Тамани, где позднее было создано Тмутараканское княжество. Владимир I завершил осуществление планов Святослава, восстановил русское влияние на Северном Кавказе, посадил на княжение в Тмутаракани сына Мстислава. Он вынудил и Византию считаться с интересами Руси в этом регионе, заняв в нем ключевые позиции.

С древнейших времен восточные славяне торговали с Византией, совершали набеги на ее богатые провинции, служили наемниками в войсках византийских императоров. С возникновением Древнерусского государства начался новый этап во взаимоотношениях с Византийской империей. Будучи самым могущественным государством Восточного Средиземноморья и Причерноморья, Византия, используя всю свою силу и дипломатию, всячески препятствуя усилению Древнерусского государства на международной арене, стремилась к установлению политического над ним контроля. При этом византийская дипломатия искусно использовала свои давние связи с Хазарией, Волжской Булгарией и печенегами. В качестве военного форпоста империя в 30-х гг. IX в. построила в Причерноморье крепость Саркел, стремясь воспрепятствовать проникновению Руси в этот регион.

Воспользовавшись войной Византийской империи с арабами, Русь в 860 г. совершила первый поход на Константинополь, завершившийся подписанием соглашения между двумя государствами. Большую известность получил также успешный поход князя Олега на Византию в 907 г. во главе объединенного славяно-варяжского войска. В 911 г. был заключен выгодный для Руси мирный договор с Византией, основанный на нормах русского и византийского права. Этот договор был нарушен в 941 г. князем Игорем, предпринявшим неудачную попытку похода на Константинополь, в ходе которого греки «победили огнем» русский флот. Неудача не остановила князя, и в 944 г. он вновь был с войском на Нижнем Дунае (провинция Византийской империи). Однако на этот раз дело до военных действий не дошло. Заинтересованная в торгово-политических связях с Русью, Византия, уплатив «большую дань», согласилась на мир. В результате был восстановлен договор Руси с Византией о союзе, взаимопомощи и торговле, о взаимных юридических правах подданных, гарантиях безопасности проживающих в империи русских послов, купцов и воинов. Интересно, что при заключении этого договора часть русской дружины клялась по старому, языческому обычаю, другая –уже по новому, христианскому. Под влиянием христианизированной части дружины княгиня Ольга совершает визит в Константинополь и проходит там обряд крещения. Возможно, целью поездки княгини было обсуждение вопроса о введении христианства в русских землях, но реализовать этот замысел ей не удалось.

Сын Ольги князь Святослав, язычник и храбрый «яко барс» воин, развязав военную кампанией на Балканах и сделав болгарского царя Бориса II своим вассалом, вновь вступил в конфликт с Византийской империей. Борьба шла с переменным успехом, но в итоге, оказавшись в сложном положении, Святослав был вынужден подписать новый договор с односторонними военными обязательствами не нападать на империю и ее владения и быть ее союзником в случае конфликта с третьей стороной. Возвращаясь в Киев, Святослав попал в засаду и был убит печенегами, которых, как принято считать, подкупили коварные византийцы. Однако некоторые историки полагают, что к его смерти была причастна христианская община Киева, члены которой опасались возвращения на родину князя-язычника.

Перемены в отношениях с Византией были связаны с принятием христианства на Руси при Владимире I, который, спасая империю от военного мятежа, добился брака с византийской принцессой Анной и заключил договор о равноправном союзе двух держав. Христианизация не устранила противоречий между Русью и Византией. Новый конфликт возник в 1043 г., когда князь Ярослав Мудрый, пойдя на сближение с печенегами, разорвал военные, политические, торговые и даже церковные связи с империей, поставив под угрозу владения Византии в Причерноморье. Новый договор Руси с Византией был подписан в 1046 г. и скреплен браком сына Ярослава Всеволода с дочерью византийского императора. Стремясь освободиться от опеки Византии в церковных делах, Ярослав Мудрый добился того, что в 1051 г. первым русским митрополитом стал Илларион, бывший до того пресвитером в церкви при княжеском селе.

Отношения Руси с тюрками-кочевниками (печенегами, а затем половцами) отличались крайней неустойчивостью, поскольку сама ситуация в степи часто менялась. Мирные периоды и войны, грабительские набеги и династические браки, наемничество и участие в междуусобицах – так выглядели отношения с кочевниками в IХ –начале ХIII в. Эти отношения во многом осложнялись политикой натравливания тюркских ханов на Русь, которой традиционно придерживались византийские императоры, видевшие в ней важнейшее средство упрочения господства империи в северном Причерноморье.

Впервые печенеги упоминаются в летописи под 915 г., когда «створили» с князем Игорем первый договор, направляясь к Дунаю. Разгром Хазарии и создание опорных пунктов на Кавказе позволили Руси успешно конкурировать с Византией во влиянии на печенегов. При Владимире I отношения с печенегами были стабилизированы, в значительной мере благодаря созданию оборонительных рубежей с засечными чертами, сигнальными вышками, «заставами богатырскими» по рекам Десне, Остру, Трубежу и Суле. Преемники Владимира I на киевском «столе» широко использовали печенегов как наемников в борьбе за власть. Печальную славу в этом смысле сыскал себе Святополк Владимирович, получивший прозвище «Окаянный» за разжигание распрей и вовлечение в них «несчетных печенежских ратей». К концу XI в. древнерусскому государству удалось справиться с «печенежской опасностью», более того привлечь часть «поганых» на свою сторону, расселив их в приграничных со степью землях.

В это время в степи появилась новая угроза Древней Руси – половцы (куманы), орды которых хотя и не составляли единого политического целого, часто объединялись для нападения на соседние государства. Вытеснив печенегов, половцы стали совершать постоянные походы на русские земли. В 1068 г. они нанесли серьезное поражение русским дружинам на р. Альте, что привело к бурным политическим событиям в Киеве, закончившимся восстанием горожан, которые требовали у князя оружия и коней для того, чтобы продолжать борьбу с половцами.

В целом степная политика во второй половине ХI в. складывалась крайне неблагоприятно для Руси, русско-половецкие конфликты для нее заканчивались чаще всего неудачно. Происходило это в первую очередь по причине отсутствия единства среди самих русских князей. Однако в 1095 г. князь Святополк, используя распри между половецкими ханами, разгромил войска Тугорхана, заключил с половцами мир и взял в жены его дочь.

В конце ХI в. стали созываться княжеские съезды, на которых одним из центральных становится половецкий вопрос. Первый такой съезд собрался в 1097 г. в Любече второй в 1100 г. в Вятичеве. Собравшимся в 1103 г. на Долобском съезде, русским князьям удалось договориться о подготовке к решительным действиям против половцев. Князю В. Мономаху удалось организовать ряд походов в глубь степи. Особое значение имел поход 1111 г., в ходе которого русским войскам удалось взять столицу одного из ханов – г. Шарукань (в окрестностях современного г. Харькова). После чего разгромленная часть половцев покинула донецкие степи и откочевала на Северный Кавказ. Однако задача подчинения половецкой стихии оказалась настолько трудной, что была в основном разрешена лишь благодаря активной деятельности Великого киевского князя Владимира Мономаха (1113 –1125 гг.), который был не только выдающимся государственным деятелем, но и талантливым полководцем. Ему удалось сплотить большинство русских князей в походах против половцев и нанести им ряд тяжелых поражений в глубине степи.

После разгрома половцев часть их покинула южнорусские степи и ушла в Грузию, на службу к Давиду IV. Другие безуспешно пытались воевать с Русью, и поэтому их называли «дикими». Появилась категория своих «замиренных» половцев, которые шли в фарватере киевской политики. Связи с этими половцами скреплялись брачными союзами.

Таким образом, Древняя Русь после принятия христианства оказалась в Х-XI в. внешнеполитическим форпостом христианского мира на Востоке. Древняя Русь была вынуждена принять на себя основную тяжесть борьбы с кочевниками-степняками. Являясь «дочерней» зоной Византийской цивилизации, Древняя Русь вместе с тем сумела преодолеть политические притязания империи, и в условиях натравливания кочевников на Русь со стороны Византии в целом нейтрализовать «степную» угрозу.

 

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

4. Геополитическое положение Руси в XIII веке.

В XIII в. Русь оказалась "между двух огней" - между угрозой с Запада (крестоносцы) и с Востока (монголы). В конце XII - первой половине XIII в. Северо-Западная Русь столкнулась с опасностью с запада в лице немецких рыцарей-крестоносцев, а также датских и шведских феодалов, которые претендовали на прибалтийские земли.

Летом 1240 г. шведские суда под командованием Биргера вошли в устье Невы, где были разбиты силами малой дружины новгородского князя Александра Ярославича. Эта победа надолго остановила продвижение шведов, а также способствовала укреплению авторитета молодого князя, которого после победы над шведами стали называть Невским. В 1240 г. рыцари-крестоносцы заняли псковскую крепость Изборск, а затем укрепились и в самом Пскове. Через год немцы вторглись в новгородские пределы. В ответ на это в 1241 г. Александр Невский захватил крепость Копорье, а зимой 1242 г. освободил от крестоносцев Псков. Загем княжеская владимиро-суздальская дружина и новгородское ополчение двинулись к Чудскому озеру, где 5 апреля 1242 г. состоялось решающее сражение, которое в историю вошло как Ледовое побоище. Битва закончилась полным поражением крестоносцев. Эти победы русских в Прибалтике имели важное моральное значение, поскольку города южной и северо-восточной Руси лежали в развалинах после нашествия Батыя.

В начале 13 века в центральной Азии образовалось Монгольское государство. У монголо-татар было хорошо организованное войско, сохранявшее родовые связи. В начале 13 в. они захватили Китай, Корею, вторглись в среднею Азию, Иран и Закавказье. В 1223 г. монголо-татары на реке Калке разбили союзные силы половецких и русских князей. В 1236 г. монголо-татары овладели Волжской Болгарией, а в 1207 г. подчинили кочевые народы степи. Осенью 1237 г. Хан Батый, собрав 120-140 чел. Двинулся на Русь. После упорных боев они овладели Рязанью, Коломной, Владимиром. Затем монголо-татары двинулись на северо-запад Руси, где была спасена от разгрома, хотя и платила дань. Весной 1239 г. Батый разгромил Южную Русь, а осенью - Черниговское княжество. В 1240 г. был взят Киев, а в 1241 г. Гарецко-Волынское княжество. На территории Руси монголо-татарское иго просуществовало более 200 лет (1240-1480 гг.).

К концу XIII - началу XIV в. на Руси сложилась новая политическая система формированию которой способствовали следующие факторы:

обособление северо-восточных земель, во главе феодальной иерархии которых находились великие князья Владимирские;

втягивание Западных и юго-западных княжеств (Галицко-Волынской земли), не зависимых от Владимира но подчиненных Золотой Орде, в орбиту политического влияния молодого и крепнущего Великого княжества Литовского;

ослабление политического могущества Золотой Орды, внутри которой с середины XIV в. начались междоусобицы.

Ордынское иго способствовало изменению характера политического развития древнерусских княжеств. Наиболее старые и развитые города Волго-Окского междуречья - Ростов, Суздаль, Владимир - пришли в упадок, уступив свое политическое верховенство окраинным: Твери, Нижнему Новгороду, Москве. Естественный процесс развития северо-восточных княжеств оказался искусственно прерванным, он принял другие формы. На смену княжеским союзам, требованиям добровольною единения под властью одного великого князя, которые не принесли реальных результатов в борьбе с монгольским игом, пришла монархия, основанная на огромной личной собственности самодержца служении одному ему феодалов-подданных, подчинении рядового сельского и городского населения.

поворотной эпохой в нашей истории. Самые глубокие и прочные основы государственного порядка поколебались, государи быстро сменялись или друг с другом боролись; некоторое время страна оставалась совсем без государя, общество распадалось на враждебные друг другу классы".

В наиболее развернутом виде концепция причин и сущности Смуты, в основе которой лежал социальный кризис, а не борьба внутри господствующего класса, сформулирована С.Ф. Платоновым.

В советской историографии термин "Смута" был отброшен. Этот период стал определяться как крестьянская война под предводительством И. Болотникова и иностранная интервенция в России.

В настоящее время термин фактически возвращен в современную историографию, которая пока еще ничего принципиально нового не несла в научное изучение проблемы. Кризис российской государственности на рубеже XVI и XVI1 вв. в отечественной историографии рассматривается как составляющая системного кризиса, охватившего Россию в результате сложного взаимодействия социально-экономических и политических причин.

Столь небольшой по протяженности период российской истории вместил в себя громадное количество драматических событий, которых другому государству хватило бы на несколько эпох: ожесточенная политическая борьба и чехарда правителей на московском троне; самозванцы, сидящие на троне (Лжедмитрий I) или претендующие на него (Лжедмитрий 11, или Тушинский вор и др.) иностранные претенденты на русский престол.

Борьба за фон развертываегся на фоне сильнейших социальных катаклизмов - выступлений крестьян, казаков, инородцев (с участием в ряде случаев и дворянства). В 1609 г. Смута усугубляется вмешательством в русские дела шведов и поляков. Началась открытая интервенция, которая привела к подъему освободительного движения, оформившегося в народное ополчение. Осенью 1612 г. народное ополчение во главе с К. Мининым и Д. Пожарским разгромило поляков и изгнало их из Москвы. Неурожаи, голод, эпидемии, которыми сопровождался период Смуты, также сыграли немалую роль в ее обострении. В начале Царствования первого из Романовых - Михаила Федоровича (1613- 1645), Московское государство предегавляло собой безотрадную картину. По всей стране бесчинствовали шайки разбойников. Сложившаяся до Смуты система государственного управления была нарушена. Часть территории страны оставалась в руках иноземцев - шведов и поляков. Города обезлюдели, ремесло и торговля пришли в упадок. Нераспаханные поля заросли бурьяном, а крестьяне, покинув свои дома, ушли искать более безопасные места. Оставшееся на прежних местах население обнищало до крайносги, разорилось и не в состоянии было платить налоги и нести государственные повинности. В международных Делах к голосу Москвы не прислушиваются, престиж ее крайне низок, на отодвинута на задворки европейской политики.

Несколько десятилетий понадобилось, чтобы преодолеть трагические последствия Смутною времени и вывести страну из кризиса.

Восстановление экономики и изменения в ней происходили на фоне сильнейших социальных потрясений, не прекратившихся и после окончания Смуты. Медный, чумной, соляной бунты, другие городские восстания, выступления стрельцов, мощное движение под предводительством Степана Разина, выступления, связанные с церковной реформой и расколом, сопровождающим "бунташный" XVII век буквально на всем его протяжении: последняя дата в истории Московского государства - стрелецкий бунт 1698 г.

С целью ликвидации социальной напряженности и упорядочения управления государством правительство второго царя династии Романовых. Алексея Михайловича (1629-1676) предпринимает реформу законодательства: в 1649 году обнародовано "Соборное уложение" (+ 8). Оно указало цели и в то же время повлекло за собой ряд непредусмотренных последствий. "Уложение" закрепило статус, обязанности и привилегии основных сословий, отразило такую социальную тенденцию, как возрастание общественного веса и роли средних служилых слоеа. Одновременно, согласно "Уложению", крестьяне окончательно прикреплялись к земле, а посадское население - к посадам. Этому предшествовало увеличение с 5-ти до 15 лет на протяжении первого десятилетия XVII в. продолжительности "урочных лет", т. е. срока сыска беглых крестьян (первый указ об "урочных летах" был издан в 1597 г.). Выдвижение на первый план средних служилых слоев вызывало недовольство боярства, духовенства, а также широких слоев простого народа. Это приводило к усилению социальной напряженности, зачастую выливавшейся в указанные выше открытые выступления низов общества.

Другим следствием недовольства социальных слоев "Уложением" было постепенное прекращение деятельности Земских соборов, для которых начало царствования Романовых, особенно 1613-1619 гг., было периодом расцвета. Тогда Земский собор превратился чуть ли не в постоянно действующий орган, состав его расширяется, функции тоже, прерогативы возрастают. Однако после 1649 г. Земские соборы постепенно утрачивают приобретенный сразу после Смуты облик, собираются вес реже и реже и после 1653 г. созываются уже эпизодически.

studfiles.net

Анализ геополитического положения Древнерусского государства в X—XIII вв.

Поиск Лекций

Введение

Древнерусское государствовозникло в конце IX в. и просуществовало как независимое до середины XIII в. С зарождения на Руси государственности ведёт свое начало и её военная организация, что отражено документально влетописныхисточниках, научных трудах, литературно-художественных произведениях, народном фольклоре иархеологическихпамятниках.

В X-XIII вв., ввиду наличия сильных противников, Русь могла существенно влиять на ситуацию во всех регионах только благодаря наличию значительного военного потенциала. К тому же приграничные европейские государства всячески стремились завладеть частью русских территорий, либо извлечь иные военно-политические или экономические выгоды. Основой решения этих проблем для Древней Руси являлись не столько наличие сильных центральных светской и духовной властей, сколько обязательных сильных властей в регионах, имеющих достаточный военный потенциал, военно-политическую поддержку других русских княжеств и союзные отношения с соседями.

Актуальность темы индивидуального проектаопределяетсянеобходимостью проведения углублённого анализа причинно-следственных связей между организационной структурой и состоянием всей совокупности вооружённых формирований Древней Руси Х-ХIIIвв., при выполнении ими задач мирного и военного времени.

Проблема: проведённый историографический анализ показал, что Древняя Русь Х-ХIIIвв. в вопросах военного строительства своей военной организации малоисследована.

Цель исследования: анализ предпосылок и условий формирования основных элементов военной организации Древней Руси; реконструкция процесса становления военной организации Древней Руси.

Задачи:

1. Исследовать закономерности создания, становления, развития и деятельности различных вооружённых формирований Древней Руси в конкретных исторических условиях.

2. Выявить причинно-следственные тенденции развития структуры вооружённой организации Древней Руси и органов управления вооружёнными формированиями за период X-XIII вв.

3. Проанализировать масштабы деятельности различных отечественных вооружённых формирований в наиболее важные исторические периоды как мирного, так и военного времени.

Методы исследования:исторический; сравнительный;хронологический.

 

Глава 1. Военно-политическое положение Руси

Анализ геополитического положения Древнерусского государства в X—XIII вв.

История Древнерусского государства (Древней Руси), сущест­вовавшего в IX—XIII вв., была насыщена военно-историческими событиями: многочисленными войнами и походами, значительными военными победами, а порой и горькими поражениями. В этот период произошли важные для Руси изменения: сформировались великие и удельные княжества; произошел переход от язычества к христианству, которое проникло во все сферы жизни общества и государства; в обществе шел процесс формирования древнерусской народности; постепенно упрочивалось международное положение Руси как государства; происходило формирование военной организации в качестве важнейшего инструмента государственной власти[1, 153]. Создание и совершенствование русского войска — составной части политической системы государства — предопределялось национальными интересами, политическими целями и военно-стратегическими задачами Руси.

Военная деятельность основывалась на полководческих функциях князя и осуществлялась прежде всего в интересах защиты государства, обеспечения безопасности торговых путей, а также для осуществления колонизационной политики на малозаселенных землях южной Руси. В этом контексте вся сложная дружинная вооруженная организация рассматривается как ядро, составная часть войска, военной организации государства, и одновременно как аппарат управления внешней и внутренней политикой русских князей - крупнейших светских феодалов эпохи.

Угроза безопасности южным пределам Руси до середины XI в. исходила от Хазарского каганата, орд печенегов и торков, затем до XIII в. — от орд крымских, лукоморских, приднепровских, донских, нижнедонских и поволжских половцев (куманов)[6, 208]. Южный регион Руси представляли три княжества: Киевское (с 882), Черниговское (988—1226) и Переяславское (1054—1228)[1, 204]. Главенствующую роль не только в Южной Руси, но и на большей части остальной Руси до 2-й половины XII в. играло великое княжество Киевское; младшие представители связанной с ним династии Рюриковичей управляли другими русскими княжествами.

Юго-западные рубежи русского государства оберегались от возможных посягательств дунайско-бужских половцев, Византии, Венгрии, Чехии и Польши вооруженными формированиями Владимиро-Волынского (988-1214) и Галицкого (1124-1235) княжеств.

На западном направлении Руси находились: Туровское княжество (часть Киевской земли), большая часть Владимиро-Волынского княжества, Полоцкая и Смоленская земли. Западные границы Полоцкой, Туровской и Владимиро-Волынской земель соприкасались с Польшей, различными прибалтийскими племенами, а с XIII в. — с Тевтонским орденом[6, 193-194].

На северо-западном и северном направлениях вся ответственность по охране русского порубежья лежала на старейшем в Руси Новгородском княжестве (с 862), граничившем с многочисленными прибалтийскими и угрофинскими племенами литов, латгалов, чуди (эстов)[1, 154-155]. На новгородских рубежах периодически проявлялись захватнические интересы скандинавов, с конца XII в. — шведских

Юго-восточные регионы Руси в территориальных рамках Муромо-Рязанской земли и КурскогоПосемья представляли интерес для притязаний отдельных угрофинских племенных объединений, донских и поволжских половцев.

poisk-ru.ru