История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Реферат: Древнейшие жители. Доклад древние люди россии


Доклад - Древние народы на территории России

ДРЕВНИЕ НАРОДЫ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ

План

2.1. Исторические интерпретации темы.

2.2. Этническая и политическая панорама Восточно-Европейской равнины и Сибири в I тысячелетии до н.э. — I тысячелетии н.э.

2.3. Великое переселение народов.

2.1. Исторические интерпретации темы.

На территории нашей страны движение и контакты этносов началисьзадолго до российской государственности. Россия унаследовала многиетенденции, сложившиеся до неё — в том числе и непрерывную динамику ме-жэтнических связей. При изучении российской истории не следует обхо-дить вниманием древние народы, населявшие когда-то Восточную Европу иСибирь. В подавляющей части работ дооктябрьского история России рассмат-ривалась исключительно как история русского народа. Такой подход былсвойственен Н.Карамзину, С.Соловьеву, Н.Костомарову, В.Ключевскому идр.

Школа государственников упоминала другие народы, в основном, всвязи с российской внешней политикой, хотя ею признавался факт влива-ния в состав русского этноса некоторых финно-угорских племен. Лишь в конце 19 — начале 20 веков стали появляться работы, расс-матривающие историю России как историю многонационального государства.Часть этих работ была написана с рационалистических, еропоцентристскихпозиций. Публиковались и книги православных авторов. Один из них — А.Неч-володов — в своём объёмном издании «Сказания о земле Русской» тракто-вал нашу историю как историю народа, наделенного божественным призва-нием, видя её корни в далеких библейских временах и включая в неё всюдокиевскую древность. При этом к предкам славян причислялись скифы, гунны и др. народы. В это же время увидели свет первые труды представителй российскойисторической мысли, получившей название евразийства.

К евразийскойшколе относились не только историки и работавшие на исторической тема-тикой публицисты — Г.В.Вернадский, Н.С.Трубецкой, В.И.Ильин, Г.В.Фло-ровский, но и специалисты по географии, философии, востоковедению идругим отраслям знания. Отвергавшие рационализм западного типа евра-зийцы рассматривали Россию как целый историко-географический континентс особой судьбой. Они считали, что российские истоки — не только в Ев-ропе, но и в Азии, пристально изучали роль Востока в истории России.Евразийцы впервые обратили внимание на Восточно-Европейскую равнинукак на некий «котел» для этнических «переплавок», выдвинув тезис «Рос-сия — это соборность наций». Наследие евразийцев заметно отразилось в творчестве историка иэтнолога Л.Н.Гумилева, написавшего большое количество работ, посвящен-ных истории древних народов. Особое внимание он уделял проблеме межэт-нических контактов, в том числе и в российской истории, утверждая, чтороссияне — это этнос, сложившийся из трех компонентов: славян, финноу-гор и татар.

Интересные взгляды, перекликавшиеся с теоретическими построениямиевразийцев, высказывал русский историк Н.И.Ульянов, работавший в50-80-х годах в США и Франции. Он считал, что «если существуют законыистории, то одни из них надо усматривать в географических очертанияхГосударства Российского» и отмечал факт образования российского жиз-ненного пространства задолго до появления Руси: " Она велика от рожде-ния, а не в силу завоевания. Создание империи рюриковичей, как оно из-ложено в летописи, похоже не на завоевание, а на государственный пере-ворот. Князья покоряли не свободные народы, а перенимали власть надними от прежних державцев. «Не дайте хазарам, дайте мне» — говорилОлег. Самим народам, видимо было безразлично — платить ли хазарскомукагану или новгородскому конунгу".

Концепции евразийцев активно разрабатывались в 20-30-х годах в ус-ловиях эмиграции. В этот период в официальной советской науке монопо-лией овладели сторонники формационноклассового подхода, жестоко крити-ковавшие евразийцев, называя их «националистами и православными мисти-ками». Критике подверглись также школы государственников и «федералис-тов» (В.Костомаров, М.Грушевский). Глава марксистской историографииМ.Н.Покровский говорил, что «понятие национальности заслонило у нихклассовую борьбу». Историки-марксисты в истории всех народов видели, прежде всего, «историю развития материальных производительных сил исоответствующих им, от воли людей не зависящих, производственных отно-шений». По их мнению, борьба классов, начиная с разложения родовой об-щины, определяла ход человеческой истории — в том числе и развитие на-циональных процессов. Этнологию объявляли «продуктом реакционной бур-жуазной науки». Существенно, что при этом марксистская историческаяшкола в своих построениях последовательно проводила еврпопоцентризм иоднолинейную схему исторического процесса.

Отдавая «ритуальную» дань марксистской традиции, советские историкинакапливали разнообразные методы и подходы к изучению и освещению ис-тории древних народов. Начиная с 40-х годов, развернулась продуктивнаяпереработка немалого фактологического материала, активизировались ар-хеологи, этнографы, этнолингвисты, антропологи, специалисты по оте-чественным и зарубежным письменным источникам. Были сделаны крупныепрактические и методологические шаги для воссоздания этнической и по-литической картины в Восточной Европе в докиевский период. Особыйвклад в это внесли такие ученые как П.Н.Третьяков, Д.К.Зеленин, Ф.П.Филин, М.И.Артамонов, Б.А.Рыбаков, В.В.Мавродин, О.Н.Трубачев, С.А.Плетнева, В.В.Седов и некоторые другие. В настоящее время этнографические, археологические, теоретическиеизыскания продолжаются. Тематика, касающаяся древних народов на терри-тории нашей страны, постоянно обогащается и расширяется.

2.2. Этническая и политическая панорама Восточно-Евро- пейской равнины и Сибири в первом тысячелетии до н.э. — первом тысячелетии н.э. С глубокой древности юг Русской равнины был областью расселенияразличных народов. Первыми обитателями Северного Причерноморья, имякоторых сохранила письменная история, были киммерийцы, жившие здесь в8-7 вв. до н.э. и представлявшие собой сильный союз племен. Древнегре-ческий историк Геродот упоминал в своих сочинениях и другие племена, обитавшие в этом регионе. С 7 века Северное и Восточное Причерноморье привлекало выходцев изГреции, основавших там немало колоний: Ольвию, Херсонес (Корсунь врусской летописи, расположенную близ нынешнего Севастополя), Феодосию, Пантикапею, Финагорию, Танаис. Эти города были значительными торговымифакториями.

Торговля процветала на базе развития земледелия, ремесел, рыболовства. Политическим центром региона была Пантикапея, находившая-ся на берегу Керченского пролива (греки называли его Боспором Кимме-рийским) и являвшаяся долгое время столицей Боспорского царства -единственного в Северном Причерноморье крупного государства в то вре-мя. Отличительной чертой жизни в причерноморских городах был высокийуровень материальной и духовной культуры. Благодаря археологии до ны-нешнего времени дошли шедевры античных ремесел, скульптуры, мозаики, литературы. В истории среди многих народов особое место всегда отводилось ски-фам. В представлении русских историков и литераторов скифы оказывалисьто нашими предками, то их ожесточенными противниками.

Главные сведенияо скифах дают археология и книги Геродота. Образовавшись в Азии этотнарод к 8 веку до н.э. распространился до северных берегов Черного мо-ря. Он представлял собой большое племенное объединение и занимал в 7-5вв. до н.э. среднее и южное Поднепровье, Нижний Дон, Кубань и Тамань.Могущественная скифская держава сумела противостоять военно-политичес-ким претензиям персов и македонян. У скифов было развитое хозяйство в виде земледелия, скотоводства иремесел. Они активно торговали с греческими колониями. Знаменитыескифские курганы донесли до нас свидетельства яркой и своеобразнойкультуры. Известный поэтический образ скифов как «азиатов с раскосыми и жад-ными очами», созданный А.Блоком, не соответствовал действительности: антропологические материалы доказывают, что никаких монголоидных черту скифов не было. Они являлись типичными европеоидами. По языку при-надлежали к североиранской группе.

Из ныне существующих народов ближевсех к ним по языку находятся осетины — потомки, сарматов, ближайшихродственников скифов. Сарматы и скифы оказались непримиримыми соперниками. Перейдя в юж-норусские степи из Западной Азии во 2 веке до н. э., сарматы разбилискифов в истребительной войне и заняли земли Причерноморья и Прикас-пия. В течении нескольких последующих столетий остатки скифов раство-рились среди новых пришельцев — сарматов, аланов, готов. По версииакадемика Б. А.Рыбакова, часть скифов была ассимилирована славянами.Соприкосновение славянского языка с языком скифо-сарматских потомковобогатило русскую лексику. Одновременно с сарматами, но с другой стороны — из Прибалтики, вюжнорусские степи пришло германское племя готов, вступив в соперни-чество с сарматами и аланами. Военно -политический перевес готов проя-вился только через несколько веков. В 4 веке н.э. их вождь Германарихобразовал царство, раскинувшееся от Дуная до Кубани. Готской властиподчинилось разноплеменное население.

Государство готов просуществова-ло недолго, пав под ударами гуннов. Воинственные гунны, оттеснившие готов на запад, были выходцами измонгольских степей, откуда они откочевали через Забайкалье сначала взападную Сибирь, где вошли в военно-дипломатический союз с вогулами(манси), а затем — в Причерноморье. В византийских источниках гунныпредставлены «племенем, превосходящем всякую меру дикости, не знающимогня и хлебопашества». Мощный союз гуннских племен под главенством ихвождя Аттилы по второй половине 4 века ворвался в Европу, произведяопустошения среди встречных народов. Имя гуннов впоследствии долгосохранилось как синоним варварства, необузданной воинственности и жес-токости. Провоевав в Европе около 80 лет, гуннский племенной союз рас-пался. Одна часть племен, оставшись на Дунае и Причерноморье, посте-пенно была ассимилирована их соседями. Другая часть ушла обратно навосток, где также «потерялась» в круговороте этнических и политическихперемен. В середине 6 века на Алтае и в Монголии сложился обширный и влия-тельный Тюркский каганат военным путем расширивший свою территорию доКитая, Аму-Дарьи и Нижнего Дона.

При распаде каганата образовалисьтюркские племенные союзы, некоторые из них — аварский, хазарский ибулгарский — создали развитую государственность. Авары в 6 веке повторили путь гуннов из Азии в Центральную Европу -в район между Дунаем и Карпатами, где и было образовано аварское госу-дарство, просуществовавшее до начала 9 века. Движение авар через южно-русские степи сопровождалось ожесточенными столкновениями со славяна-ми. Поработив часть славянских племен, авары («обры» в славянском ва-рианте) подвергали их жестокому угнетению, о чем с горечью рассказыва-ется в «Повести временных лет». Воинственность авар толкала их на конфликты с Византией, с баварца-ми и франками. Принесшие массу беспокойства соседним народам и госу-дарствам, авары в 9 веке внезапно исчезли, поголовно вымерли от тяже-лой эпидемии. Их гибель нашла на Руси отражение в поговорке: «Погибошааки обри».

Около 7 века в прикаспийской части Северного Кавказа и на НижнейВолге сложилось Хазарское государство. В течении двух веков власть ха-зар распространилась на Крым, Приазовье и Среднюю Волгу. Хазары счита-ли себя прямыми наследниками Тюркского каганата, своего правителя на-зывали каганом. В Хазарии было построено несколько крупных городов: Беленджер на реке Сулак, Семендер (возле современного Дербента), Итильна Волге (столица, население которой отличалось этнической пестротой идостигало 100 тыс. человек), Таматарха и Финагория на Тамани, Саркел идр.

Развитие городов отражало характер хазарской экономики, котораядержалась не столько на традиционном для тюрок скотоводстве, сколькона использовании географических выгод и контроле торговых путей с Вос-тока и из Византии к славянам, балтам, финнам. Взимание больших тамо-женно-транзитных пошлин составляло важную статью доходов кагана. Зна-чительные средства давало казне взимание дани с соседних народов: сославянских племен — полян, северян, вятичей, радимичей, а также с жи-телей Боспора, северокавказских племен, буртасов, эрзи, черемисов, булгар и сувар. И кагану, и купеческой верхушке Хазарии крупные барыши приносилаработорговля, заставлявшая охотиться за «живым товаром».

Невольникамичасто становились славяне. Эти источники прибыли определяли паразитар-ный характер хазарской экономики. Тесно была связана с принципами экономики Хазарии ее внешняя поли-тика. По этим принципам ущемлялись соседи хазар, что неизбежно вело кобострению отношений. Некоторое время Хазарский каганат владел полити-ческой гегемонией на Русской равнине. В вассальной зависимости от негонаходилась Волжская Булгария. До середины 10 века организовать резуль-тативный отпор хазарам не удавалось и Киевской державе. Орудиями ха-зарской политики были наемное войско и дипломатические интриги, нап-равленные в числе прочего и сталкивание печенегов и византийцев сРусью. Напряженными были отношения Хазарии с Арабским халифатом, на-несшим ей ряд военных ударов.

Обострились споры и с Византией по пово-ду смежных районов в Крыму. Враждебные отношения с христианскими и мусульманскими соседями при-вели хазарское правительство в начале 9 века к серьезному политическо-му шагу — официальному принятию иудаизма — религии, в одинаковой мерехолодно воспринимаемой и в Византии и в Халифате. Каган Обадия, обра-щаясь в иудейство, надеялся на укрепление своих позиций за счет под-держки влиятельной иудейской торгово-ростовщической верхушки. Надежды кагана, однако, не оправдались. До принятия иудаизма в Ха-зарии наблюдалась религиозно-этническая пестрота, но и новая религия сее догматом избранности не могла объединить все народы, входившие всостав каганата. Иудаизм оторвал кагана и его итильское окружение отпровинциальной знати и еще дальше развел с народом. Против правитель-ства образовалась своеобразная христианско-мусульманская фронта.

Меж-доусобицы сильно ослабили государство, что усугубилось проникновениемв его пределы кочевых орд мадьяров и печенегов. Часть Хазарии отошла карабам. Началась война с заметно окрепшей Русью. В 965 году киевский князь Святослав нанес тщательно спланированныйт мощны удар по Хазарии, от которого она уже не смогла оправиться. В10 веке сын Святослава Владимир подавил остатки хазарской государс-твенности. Распалась и этническая система Хазарии. Потомки тюрко-хазарсмешались с другими тюркскими народами, частично влились в составрусского этноса. Иудео-хазары эмигрировали в Западную Европу, и частьюрассеялись по окраинам каганата. Их потомки в виде небольших этничес-ких групп сохранились в Дагестане (горские евреи) и в Крыму (караимы). Булгарские племена по языку были родственны аварам и хазарам. Около7 века булгары разделились на четыре группы. Две из них кочевали вПриазовье и Северном Кавказе, приняв позже участие в этногенезе бал-карцев и некоторых других народов. Третья группа отправилась на Балка-ны, где слились с дунайскими славянами, передав им свои этноним. Чет-вертая перекочевала в Среднее Поволжье, где подчинило ряд местных фин-но-угорских племен. Здесь было создано государство Волжская Булгария.

У волжских булгар кроме скотоводства за счет заимствования навыкову соседей и перехода к оседлости развились пашенное земледелие и раз-личные ремесла. Столица — город Булгар — являлась крупным торговымцентром, связанным с Русью, северными племенами, южными и восточнымикочевниками. Прочные связи у булгар установились со Средней Азией, ко-торые укрепились после принятия ими ислама. Волжская Булгария была многонациональным государством.

Булгары ифинно-угры чересполосно занимали одни и те же районы, частично ассими-лируясь, причем взаимно. Современное чересполосное сосуществование ма-рийцев, мордвы, чувашей, татар уходит корнями то далекое время. Чис-ленно булгары преобладали. Это государство шло в рост до тех пор, покав 13 веке не подверглось разгрому со стороны монголо-татар. После это-го название «булгары» в Поволжье стало постепенно исчезать в условияхассимиляторских процессов. Но не исчез народ, когда-то носивший этоимя: потомками волжских булгар являются чуваши и казанские татары.Булгарский элемент заметен и в процессе формирования башкир, марийцев, удмуртов. В 9 веке в Днепрово-Донском междуречье появились печенеги, сразу жезаявив о себе как военно-политической силе. Они воевали с мадьярами, хазарами и Русью. Первое столкновение русских с печенегами было в 915году, после чего был заключен мир.

В 944 году князь Игорь привлек пе-ченегов к совместному походу на Византию. Воевать с печенегами былотрудно: они были необычайно подвижны и практически неуловимы. Со своейстороны, печенеги легко поднимались в походы против любой страны, гра-беж которой принес бы им выгоду. Чаще всего их использовали византий-цы, хотя и им печенеги нередко досаждали. По некоторым данным, печене-ги участвовали в походе Святослава в Хазарию. Но уже через три годапосле этого византийцам удалось стравить печенегов с русскими. Затяж-ной конфликт привел к окружению печенегами отряда Святослава на днеп-ровских порогах в 971 году. Святослав был убит. После этого наступление печенегов на Русь усилилось, началась изну-рительная борьба. Печенеги грабили Русь, вмешивались в княжеские меж-доусобицы. Это длилось до 1019 года, когда Ярослав Мудрый нанес имсерьезное поражение.

апор печенегов после этого ослабел. В 1036 годуЯрослав повторил успех у стен Киева, фактически уничтожив печенежскуюопасность. Вместе с тюрками и берендеями печенеги стали вассалами Ру-си. В середине 12 века эти три этноса объединились в союз, получившийв русской летописи имя Черных Клобуков. Монголо-татарское нашествиепривело к полной потере их самостоятельного значения и поглощению дру-гими народами. В 11 веке из степей Прииртышья и Восточного Казахстана через По-волжье к южной границе Руси подошли половцы (куманы), заняв берегаСреднего и Южного Донца, где имелись удобные пастбища для кочевогоскотоводства. Весь 11 век половцы осваивали степь, захватывая новыеземли и переходя с места на место, узнавая наиболее удобные стойбища, рыбные и охотничьи промыслы, водные и сухопутные пути торговых карава-нов, от которых получали немалые пошлины. Половцы сразу же вошли в соприкосновение со славянским миром. Своеназвание они получили от русских, которые называли их так за светлыеволосы и голубые глаза (от слова «полова» — солома). Обычаи половцеввыглядели в глазах русичей весьма своеобразными. В пищу половцы упот-ребляли «хомякм и сусолы» — по выражению русского летописца, поражен-ного этим фактом. У половцев существовал выраженный культ рода. Умер-шим родичам на могилы они ставили стеллобразные каменные скульптуры.Постепенно половецкие мастера достигали необычного искусства, изготов-ляя известняковые и мраморные скульптуры, максимально приближенные коригиналу.

Десятки тысяч статуй стояли на курганах и майданах, на пе-рекрестках дорог и берегах рек. Вплоть до 17 века они были необходимойчастью и украшением степного пейзажа (с тех пор многие скульптуры былиуничтожены, несколько тысяч попало в музеи). К середине 12 века ареал половецких кочевий простирался от Днепрадо Волги. Половцы представляли собой к тому времени военно-политичес-кую силу, с которой считались и Русь и Византия. Русским приходилосьмного воевать с ними. В начале 12 века сокрушительное поражение им на-нес Владимир Мономах. Разоренные половцы отступили за Волгу и Урал, часть их ушла в Закавказье, где поступила на военную службу к грузинс-кому царю Давиду Строителю, еще одна часть откочевала в Приднепровье.Два половецких хана — Боняк и Тукорган — объединили приднепровские ор-ды, продолжая набеги на Русь, грабя их окраины. Эти ханы вошли в русс-кий фольклор как заклятые враги, получив в сказаниях и былинах именаБоняки Шелудивого и Тугарина Змеевича.

усско-половецкие контакты были постоянными и разнообразными. Лето-пись пестрит описаниями взаимных набегов, битв, миров, совместных по-ходов, брачных союзов. Половцы находились под сильным влиянием русскойкультуры, нередко носили и христианские имена. Со вступлением Руси вполосу раздробленности половцы активно вмешиваются в княжеские усоби-цы. Стремясь освободиться от назойливого внимания степняков новгородс-ко-северский князь Игорь Святославович — герой «Слова о полку Игореве»- в 1185 и 1191 годах организовал антиполовецкие походы, которые кон-чились крупной неудачей. Первыми в Европе, испытавшими силу удара монголо-татар, были донс-кие половцы, возглавляемые Юрием Кончаковичем. В битве на Калке в 1223году они потерпели разгромное поражение.

Не помогла и помощь русскихдружин. Несмотря на отчаянное сопротивление монголам, половцы былиразбиты и рассеяны. Уцелевшие роды ушли за Дунай под покровительствоВенгерского королевства и в Египет для службы в мамлюкской гвардиисултана. Оставшиеся половцы были переселены завоевателями в Поволжье ивключены в Золотую Орду, где смешивались с монголами и родственнымитюркскими племенами. Имя половцев исчезло, но их потомки живы в соста-ве казахского, башкирского и других этносов. С первых лет истории восточные славяне жили на одних территориях сфинно-угорскими и балтскими племенами. «Повесть временных лет» пере-числяла народы, которые платили дань Руси: чудь, меря, весь, мурома, черемись, мордва, пермь, печере, ямь, литва, зимигола, корсь, норома, либь. Никоновская летопись прибавляла к числу данников Руси мещеру.Все эти племена поддерживали активные хозяйственные связи со славяна-ми, часто вступали в военно-политические союзы.

Шли процессы культур-но-бытового заимствования, заключались межплеменные браки. Некоторыефинские (меря, мещера, мурома) и балтские (голядь) племена полностьюрастворились в славянском этническом массиве. Среди историков и этнографов признается роль финно-угров в формиро-вании как древнерусского этноса, так и великорусской народности. Ностепень их влияния на русский этногенез оценивалась по-разному.М.Н.Покровский заявлял: «В жилах великороссов течет 80 % финской кро-ви». Противоположной точки зрения придерживался Д.К.Зеленин, отрицав-ший ассимиляцию славянами финнов и считавший, что славяне только от-теснили финнов с ареала их обитания. Обе точки зрения являются крайни-ми. Ближе к истине находились сторонники взвешенного подхода -В.О.Ключевский, В.В.Мавродин и др. Взаимовлияние славян и угров отрицать невозможно. При этом славянс-кий элемент доминировал. Ассимиляция шла мирно. Волны славян пересе-ленцев перекатывались через финно-угорские поселения, оставляя рядом сними славянские деревни, села, хутора. Смешанные браки сопровождалисьпереходом целых родов у мерян, мещеры, муромы на русский язык. Меряне в первом тысячелетии заселяли территорию на месте нынешнихМосквы, Ярославля, Костромы, Иванова, Владимира, Суздаля.

В этих краяхрусско-мерянское двуязычие сохранилось кое-где в глухих углах еще вначале 16 века. Ассимиляционные процессы были характерны как для меще-ры и муромы, обитавших на Оке, так и для северных финно-угров: веси, карелы, чуди, ижоры, а позднее — для поволжских и зауральских: зырян(коми), пермяков, мордвы, удмуртов, марийцев, остяков (ханты) и вогу-лов (манси). Большинство финно-угров крестились по православному обря-ду, брали русские имена и фамилии. В карельских рунах русские называ-лись братьями. Финно-угры участвовали в русских военных походах в Ви-зантию, в Швецию, в битвах против тевтонских и ливонских рыцарей. Не-мало финнов находилось в ближайшем окружении киевского князя и местныхкнязей. Финно-угорское влияние отчетливо просматривается в российской геог-рафической топонимике (Москва, Ока, Сылва, Протва, Сосьва, Лозьва, Му-ром, Вестегонск и т.п.), в великорусском антропологическом типе, в го-воре великороссов, в русской мифологии (водяные, лешие, русалки -калька с финских представлений), в характере хозяйственных промысловрусских, их быту (парная баня, печи-каменки и т.д.). 2.3. Великое переселение народов.

Этническая и политическая панорама Восточно-Европейской равнины иСибири никогда не была статичной. Ей всегда была присуща динамика. Вособенной степени она проявилась в начале первого тысячелетия нашейэры. Первые века новой эры стали временем массовых миграций в Евразии, получивших в историографической традиции название великого переселениянародов. Ряд историков для обозначения этого явления пользуется поня-тием «этническая революция». Этот термин призван подчеркнуть масштабмиграционных процессов в первом тысячелетии и их роль в изменении эт-нической карты Европы и Азии. Перемены были колоссальные. С историчес-кой арены было «сведено» немалое число «старых» прежде влиятельных эт-носов, были вызваны к жизни «молодые» народы, закладывавшие своими пе-редвижениями основы этнической и политической географии Западной иВосточной Европы, значительной части Азии и Северной Африки. В ходе масштабных перемещений стирались и изменялись границы преж-них племенных ареалов, шло резкое увеличение межплеменных контактов, смешивались разные этнические компоненты, что приводило к образованиюновых народов.

История многих современных народов берет начало в этойэпохе. Миграция послужила фоном и главным условием начала этногенезабольшинства европейских наций. Современные историки не слишком расходятся в определении составаучастников великого переселения народов (гуннские, германские, сла-вянские, аланские и другие племена), в оценке роли их в этом процессе.А вот в 20-30-х годах задававший тон в советской историографии школеМ.Г.Покровского было свойственно главную роль отводить германским пле-менам. Действительно, первая волна великого переселения была связана сгерманцами. Во втором — третьем веках через Русскую равнину с северана юг — из районов Прибалтики и Дании в Крым, на Балканы и оттуда вЮжную Азию — двинулись германские племена готов. У готского историкаИордана есть упоминание о мордве, веси, мери, эстах и об онежской чу-ди, которые вошли в состав готского царства, созданного вождем готовГерманарихом и простиравшегося на всю Русскую равнину. Под напором гуннов и славян готы были вытеснены из Причерноморья назапад, приведя в движение и другие германские племена граничившие сРимской империей. Германцы в 4-5 веках н. э. основали королевства вбывших римских провинциях: в Южной Галлии и Испании — вестготы; наюго-западе Германии, в Эльзасе, большей части Швейцарии — алеманны; наюго-западе Галлии — бургунды; в Северной Галлии — франки; в Италии -остготы и лангобарды; на Британских островах — англы, саксы, юты. Врезультате германского нашествия рухнула Западная римская империя, иустановились государства, на полторы тысячи лет вперед определившиеполитическую географию Западной Европы — Франция, Италия, Испания, Ве-ликобритания, Германия. Путем смешения германцев с кельтами и романи-зированным населением сформировались современные европейские этносы -французы, англичане, испанцы, итальянцы, голландцы и др. В советской исторической литературе 20-30-х годов великое переселе-ние народов фактически приравнивалось к движению германских племен иничего не говорилось о роли славян, тюркских племен, арабов.

Это заве-домо ограничивало вскрытие масштабов исторического действия и не дава-ло ответа на вопрос о значении великого переселения народов для исто-рии нашей страны. В дальнейшем эта тема была серьезно углублена советскими исследова-телями. Стало очевидным, что в начале первого тысячелетия н.э. размахславянской цивилизации был не менее значительным, чем у германскихплемен. Согласно теории А.А. Шахматова, Л.Н.Гумилева и др., первона-чальный ареал обитания славян находился на довольно ограниченной тер-ритории в Южной Прибалтике, откуда и пошли первые импульсы славянскоймиграции в 1-2 вв. нашей эры. По мнению академика Б.А.Рыбакова, праро-диной славян была область от Эльбы до Днепра. Интенсивное движение позволило славянским племенам за историческикороткие сроки заселить гигантские пространства от Вислы до ВерхнейВолги, от Балтики до Черного и Адриатического морей.

Причем, если мно-гие кочевые и часть германских племен отрывались от своих тылов, чтовело к их гибели в военных столкновениях или быстрому растворению виных этнических массах, то славяне — в отличие от них — не оставлялиокончательно своих территорий, а только постоянно расширяли их. Сла-вянская колонизация носила комбинированный характер: наряду с органи-зованными военными походами шло мирное заселение новых территорий зем-ледельческими общинами, ищущими новых пахотных земель. Великое переселение положило начало истории современных славянскихнародов, в том числе и русского. После начальных импульсов переселенияславянская единая общность разделилась на отдельные племена и народы.При этом единство славянской материальной и духовной культуры на осно-ве традиций земледельческих общин и свойственных им ведических культовсохранялось еще довольно долго — вплоть до христианизации славян, раз-делившей их по религиозному признаку.

Длительное время сохранялся иединый славянский язык, позволявший, несмотря на диалекты, примерно до14 века вполне свободно понимать друг друга поляку и болгарину, новго-родцу и жителю Черногории. В «Повести временных лет» 12 века летописецоставил весьма показательное замечание: «Словенский язык и русский од-но есть». Тем не менее, после расселения славян на новых местах их языки икультуры стали постепенно расходится. Причинами тому являлись огромнаятерритория расселения, естественно-географические барьеры между сла-вянскими племенами, иноземные вторжения. Не последнюю роль сыграли иконтакты с местными неславянскими племенами, влиявшими на язык и куль-туру славян. К примеру, на Балканах в состав славянских общин влива-лись фракийцы, частично греки, иллирийцы, пришедшие с Волги Булгары.Между Днепром и Ильменем славяне активно вступали в контакт с фин-но-уграми, балтами, тюрками. Территория Восточной Европы стала плацдармом для перемещений нетолько готов, монголоязычных гуннов и славян.

В середине первого тыся-челетия со стремлением к политической гегемонии в регионе выступилитюрксие племена — авры, хазары, булгары. Их движение с востока на за-пад диктовалось логикой их кочевого хозяйства и межэтнических столкно-вений. Тюрки выделялись и в азиатских миграциях — особенно при заселе-нии Сибири: кыргызы, уйгуры и др. В результате поглощения южными тюр-коязычными переселенцами некоторых палеоазиатских и тунгусских племенстал формироваться якутский этнос. К последним миграционным волнам великого переселения ученые отно-сят арабские завоевания, начавшиеся в 7 веке и охватившие Аравию, За-падную и Среднюю Азию, Северную Африку. С эпохой великого переселениясовпало несколько этапов еврейской миграции с Ближнего Востока. Рассе-ивание евреев началось еще до новой эры с связи с вавилонскими6 маке-донскими, римскими завоеваниями. Походы арабов вызвали еще нескольковолн исхода евреев с их прародины. К концу 8 в. относятся первые экс-педиции норманов как в Западную6 так и в Восточную Европу.

В конце 9века в южнорусские степи ворвались печенеги. В это же время далекийпереход мадьяр с Южного Урала в Европу завершился заселением ими Пано-нии, где они ассимилировали местных славян. В трудах разных историков наблюдается несовпадение при определе-нии хронологии великого переселения. Марксистская историография началособытий связывала с движением германцев и относила к 4 веку. Такойспециалист по данной тематике, как Л.Н.Гумилев, первые толчки массовыхмиграций уверенно относил к 1 — 2 векам н.э. Налицо и расхождение в объяснении побудительных причин великогопереселения народов. школа М.Н.Покровского главным двигателем племен-ных перемещений называла «потребность в больших пространствах земли, необходимом при тогдашнем примитивном ведении хозяйства». Кроме тоговыдвигались такие причины, как «разложение у варварских племен перво-бытнообщинного строя, формирование крупных племенных союзов, воглавляе-мых военной аристократией, стремившейся к обогащению и упрочению влас-ти».

По логике христианских богословов в смене этнической картины в Ев-ропе после великого переселения с наглядностью проявилось Божье Прови-дение: «старые» народы сошли с исторической арены вместе с завершениемветхозаветных времен. Новая христианская эра стала временем торжестваевангелической проповеди и жизнеутверждения народов, обратившихся кхристианству. Эта позиция не лишена доли практического смысла. Христианская рели-гия и деятельность церкви стали факторами определенной стабилизацииположения в Европе после мощной этнической и политической «перетряс-ки». Наличие цельной мировоззренческой системы послужило формированиюзападноевропейского (западнохристианского) суперэтноса. В Восточной Европе сильнейшего динамического напора тогдашних про-цессов не выдержали гунны, авары, хазары, печенеги и другие, исчезнувс этнической карты. Славянству динамика его тогдашнего существованияне принесла катаклизмов благодаря действию такого относительно устой-чивого фактора, как славянское этническое единство. Кроме того, про-водником стабилизирующих тенденций в Восточной Европе была Византия, переживавшая культурный и военно-политический расцвет и являвшаяся яд-ром православной культуры. Византия втягивала в орбиту своего влияния- несмотря на неизбежные трения — южных и восточных славян, внося за-ряд своеобразия в их дальнейшую историю. Для объяснения природы великого переселения народов — как и другихявлений этнической истории — представляет интерес «теория пассионар-ности» Л.Н.Гумилева.

Согласно ей, резкая активизация целых этносовсвязывается с «пассионарным взрывом», т.е. всплеском жизненной энергии«молодых» народов на фоне определенной инерционности исторически болеестарших этносов. Пассионарные толчки находятся в зависимости от косми-ческой энергетики. Они дают начало этногенезу тех или иных народов ипредставляют собой явление не столько социальное, сколько биосферное, которое в схеме можно обрисовать как некую мутацию, задающую людямособую биоэнергию, способную генетически передаваться потомкам. Пассионарностью Гумилев называет «органическую способность человекак сверхнапряжению, к жертвенной деятельности ради высокой цели». Онахарактеризует этносы, которые — как и каждый отдельный человек — рож-даются, мужают, стареют и умирают.

Этносы проходят фазы подъема актив-ности, перегрева и медленного спада за 1200-1500 лет, после чего рас-сыпаются или сохраняются как реликт при отсутствии видимого саморазви-тия. Новые этносы очень часто сохраняют этнонимы, но это не влияет насмену их качественных характеристик, стереотипов поведения и исповеду-емых ценностей. При таком подходе идея «отсталости» или «дикости» отдельных народовне применима. Сравнение этносов и цивилизаций корректно лишь с учетомих исторического возраста. Кроме того, нужно учитывать, что первона-чальные импульсы этногенеза — микромутации в форме пассионарных толч-ков — возникают в конкретных географических и социальных условиях, имея при этом и различную силу воздействия.

Особую роль играют этни-ческие контакты, которые для народов проходят по-разному и приводят кразным результатам. В силу всего этого каждый этнос несет на себе пе-чать самобытности и неповторимости. Однако довольно-таки часто эти соображения сбрасываются со счетов, и этносы сравниваются с применением шкалы линейного времени. Абсолюти-зировав с европоцентристских позиций понятие «прогресс», историки ифилософы — рационалисты в 18 веке, как и их поздние последователи -механически «выстроили» народы по иерархической лестнице, «сделанной»по сугубо западноевропейским меркам. Определяя такими «мерками» цен-ность того или иного народа, очень многие этносы в прошлом и настоящемпришлось бы «списать за ненадобностью». Напротив, подход сторонников культурно-исторической концепции пред-полагает признание своеобразия и оригинальности каждого этноса из ког-да-либо существовавших на планете. По этой концепции каждый народ за-нимает свою природно-экологическую и историческую «нишу», а мир предс-тавлен не однолинейной схемой, а мозаичной красочной картиной. Этотподход оставляет надлежащее и вполне достойное место в истории древнимнародам, в том числе и населявшим когда-то Россию.

Л и т е р а т у р а

Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М.,1989.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. Л., 1989.

Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. Л.,1990. История СССР с древнейших времен до конца 18 века. Подредакцией Б.А.Рыбакова. М.,1975.

Ключевский В.О. Курс русской истории. Соч. в 9-ти тт.1.М.,1987.

Кочкуркина С.И. Корела и Русь. Л.1986.

Личман Б.В., Рыбаков С.В. Древние народы на территорииРоссии.

История России. Курс лекций по истории России сдревнеших времен до второй половины 19 века. Изд. 3-е, до-полненное. Екатеринбург, 1994.

Мавродин В.В. Происхождение русского народа. Л.,1978.

Платонов С.Ф. Курс русской истории. М.,1993.

Плетнева С.А. Хазары. М.,1986.

Покровский М.Н. Борьба классов и русская историческаянаука. Л.,1927.

Соловьев С.М. История России: Кн.1.Т.1-2.М.,1960.

Третьяков П.Н. У истоков древнерусской народности. Л.,1979.

Филин Ф.П. Образование языка восточных славян. М., 1962.

Ульянов Н.И. Исторический опыт России. //Родина,1991, N 2.

www.ronl.ru

Реферат - Древнейшие жители. - История россии

Начало человеческой жизни

Древнейшие жители.

Первые следы человеческого обитания на территории современной Украины появились примерно 150 тыс. лет тому назад. У первого человека, пришедшего на берега Черного моря с Кавказа или, быть может, с Балкан, был маленький мозг, низкий лоб, массивная челюсть и большие зубы. Зато он крепко стоял на своих двоих и уже многое умел делать освобожденными от ходьбы руками. К середине последнего ледникового периода (около 40 тыс. лет до н. э.) он окончательно превратился в гомо сапиенса, или кроманьонца, от которого происходит современный человек. Кроманьонец — сравнительно высокое прямоходящее существо, обладающее значительными умственными способностями. Охотники и собиратели плодов, кроманьонцы приспосабливались к холодному суровому климату, преодолевали все трудности выживания и добывания пищи при помощи невиданных технических изобретений (кремневое оружие и резец, рыболовные крючки, гарпуны, жилище из звериных костей и шкур). Примерно за 10 тыс. лет до Рождества Христова последний ледник отступил на север, оставив после себя тот ландшафт, который мы видим в Украине и сегодня. Зато мир самого человека стал меняться все быстрее. Во всяком случае в период неолита (в Украине он продолжался от 6 до 2 тыс. лет до н. э.) человечество претерпело более глубокие перемены, чем за все предыдущие 2—3 млн. лет своего предположительного существования. Вопреки своему названию неолит, т. е. «новый каменный век», имел мало общего с камнем. «Революционное» значение этой эпохи состояло в том, что люди нашли принципиально новые пути добывания пищи: от охоты и собирательства перешли, наконец, к самостоятельному ее производству. Считается, что земледелие начало распространяться по территории Украины с юго-запада — междуречья Буга и Днестра. Здесь-то около V и IV тысячелетий до н. э. и возникли древнейшие в Восточной Европе земледельческие поселения. Теперь вместо того, чтобы бродить по окрестностям в поисках добычи, человек надолго оседал вокруг своего поля. Так появляются деревни. Земледелие потребовало большей рабочей силы, чем охота и собирательство, поэтому население быстро растет. А с ростом населения потребовались и какие-то примитивные формы политической и социальной организации. Самая известная из древних земледельческих культур на территории современной Украины — так называемая трипольская» Она развивалась в долинах Днестра, Буга и Прута и впоследствии достигла Днепра. Расцвет ее пришелся на 3500—2700 гг. до н. э. В эти годы количество жителей каждого из трипольских поселений составляло 600—700 человек. Трипольцы организовывались в кланы по отцовской линии. Жили они, как правило, в длинных узких хижинах, внутри которых каждая отдельная семья имела свой отгороженный угол с глинобитной печью. Свои глиняные сосуды они украшали мягкими контурами золотисто черно-белых узоров. Такие рисунки характерны для культур с развитой магией, разнообразными ритуалам и верованьями в сверхъестественные силы. Рядом с этим уживались и вполне практические вещи. Первое в Украине механическое устройство — сверло для проделывания отверстий в камне и дереве — появилось у людей трипольской культуры. Еще более важным было изобретение деревянного плуга. Теперь уж точно земледелие, стало более надежным способом существования, чем охота. (Следующее изобретение, возможно, было позаимствовано из Азии: речь идет об использовании первого из металлов — меди. Что мы знаем о закате трипольской культуры? Археологи предполагают, что перенаселенность обжитых мест заставляла людей уходить на новые, необжитые. Одни продвигались в глубь степей. Другие жившие в долине Днепра, пошли на север, в дремучее Полесье и дальше к 2000 г. до н. э. Трипольцы как единый исторический народ более не существовали Очевидно, какую-то его часть покорили и ассимилировали воинственные степные племена, другая нашла защиту и приют в северных лесах.

Скифо-сарматская эпоха на Украине.

Кочевники. От Венгрии до Маньчжурии стелется широкая Евразийская степь. Это самая большая равнина на Земном шаре. И хоть местами путь по ней преграждают горы (Карпаты, Урал, Тянь-Шань), многочисленные перевалы позволяют сравнительно легко пересечь из конца в конец все это почти 6000-километровое пространство. Украина — тот его западный край, где климат умеренный, земля плодородна. Ясно, что она не просто часть, но один из притягательных центров всей исторической географии кочевников Евразии. Скотоводством мы называем образ жизни, установившийся в степях после того, как человек приручил стада животных и они стали его главным средством существования. Произошло это около 3000 г. до н. э. Кстати, далеко не сразу скотоводы Евразии превратились в кочевников. Почти две тысячи лет они вели полуоседлое существование, занимаясь также и земледелием. «Пастораль» оборвалась где-то около 1000 г. до н. э. Пастухи стали кочевниками. Теперь они рыскали по степи в поисках все новых пастбищ по мере того, как старые опустошались их быстро растущими стадами. Это вечное перемещение с места на место развивало в людях совершенно особые черты, и главной среда них была воинственность. Военные навыки, повседневно необходимые для защиты своих стад и захвата новых пастбищ, становились характерным признаком образа жизни скотовода. И кто-то должен был умело организовать и отпор врагу, и нападение, и быстрое передвижение массы людей и животных по бескрайним просторам степей. Так появилась племенная знать. Итак, кочевники агрессивны, мобильны, хорошо организованы. А земледельцы — народ самодостаточный и потому сравнительно мирный. Но чем больше в степи первых, тем более уязвимым, ненадежным становится положение вторых. В украинских степях скотоводы появились сравнительно рано. Около 3000 г. до н. э. левый берег Днепра заняли племена так называемой ямной культуры. Они шли с востока и гнали табуны коней, ибо ездить верхом еще не умели. За ними следовали другие скотоводческие племена. В течение многих веков, как волны по океану, двигались людские массы по равнинам Евразии. Непрерывные миграции — одна из характерных черт древнейшей истории Украины. А одна, из вероятных тому причин — перенаселенность Прикаспийской степи. Там происходила цепная реакция: сильное племя вытесняло более слабое с его пастбищ, последнее в свою очередь будоражило соседей — и новая волна катилась с востока на запад.

Киммерийцы. Лишь только к 1500 или 1000 г. до н. э. человек сел верхом на лошадь: понадобилось без малого две тысячи лет, чтобы овладеть несложным, на наш нынешний взгляд, искусством верховой езды. Так уж получилось, что первые в Украине всадники — киммерийцы — стали и первыми ее жителями, собственное имя которых дошло до нас. А дошло оно благодаря Гомеру. В «Одиссее» есть рассказ о жителях Северного Причерноморья, там и упомянута «земля киммерийцев». Это первое из известных нам упоминаний об Украине. Но ничего, кроме имени, Гомер не сообщает о народе, живущем, как думали древние, на самом краю земли. Многие ученые полагают, что киммерийцы перекочевали в Украину с нижней Волги через предгорья Кавказа и произошло это около 1500 г. до н. э. Другие считают киммерийцев коренными жителями Украины. Так или иначе, вплоть до 700 г. до н. э. киммерийцы населяли практически всю степную часть современной территории Украины от Дона до Днестра. А затем другие кочевники, пришедшие с востока, вытеснили их в Малую Азию. Современные историки, анализируя немногие имеющиеся в их распоряжении сведения о киммерийцах (или «пьющих молоко кобылы», как называли их древние греки), приходят к следующим выводам. Во-первых, киммерийцы были первыми в Украине скотоводами, полностью перешедшими к кочевому образу жизни. Во-вторых, они овладели искусством верховой езды, их войско состояло из всадников. В-третьих, они имели тесные сношения с искусными в обработке металлов жителями Кавказа и таким образом открыли новую страницу в истории Украины — «железный век». В-четвертых, по мере возрастания роли вооруженных всадников менялся сам общественный уклад киммерийцев: разветвленные семейные кланы приходили в упадок, возникала военная аристократия.

Скифы. В начале VII в. до н. э. в степях Причерноморья появились скифы и сразу обратили на себя внимание более цивилизованных современников в странах Средиземноморья. Так, в одной из книг Ветхого Завета читаем: «Вот, идет народ от страны северной, и народ великий поднимается от краев земли; держат в руках лук и копье; они жестоки и немилосердны, голос их шумит, как море, и несутся на конях, выстроены, как один человек... Мы услышали весть о них, и руки у нас опустились, скорбь объяла нас... Не выходите в поле и не ходите по дороге, ибо — меч неприятелей, ужас со всех сторон». Пройдя огнем и мечом по странам Ближнего Востока, скифы наконец осели в Северном Причерноморье, основав первое на территории Украины крупное политическое объединение. В V в. до н. э. «отец истории» Геродот побывал в Скифии и описал ее жителей. По-видимому, это были индоевропейцы, т. е. часть тех ирано-язычных кочевых племен, что тысячелетиями господствовали в степях Евразии. По свидетельству Геродота, существовало несколько разновидностей скифов. На правом берегу Днепра жили «скифы-пахари». Земледельцы эти, вероятно, были коренными жителями тех мест и скорее всего, просто приняли имя своих кочевых завоевателей. Некоторые историки даже усматривают в них предков славян. Вся политическая власть в Скифии принадлежала кочевникам — «царским скифам». «Нас больше всех, и мы лучше всех»,— утверждали они. Все прочие скифские и нескифские племена Украины платили дань «царским скифам». В споре о том, «кто лучше всех», «царские скифы» прибегали к неотразимому аргументу — своей огромной, хорошо вооруженной и прекрасно дисциплинированной коннице. Чтобы считаться настоящим воином, скиф должен был испить крови первого убитого им врага. С противников снимали скальпы, из их черепов делали чаши, украшая золотом и серебром. Но превыше золота и серебра ценились дружба и товарищество между воинами. Скифское общество было обществом мужчин. Родословная велась по отцовской линии. Имущество делилось между сыновьями. Многоженство было нормой Юных жен часто убивали после смерти их мужа, чтобы положить в его могил. До сих пор в украинских степях высятся скифские могилы-курганы. Тут и роскошные захоронения племенной знати, и убогие могилы простых людей. Так что, если судить по этим курганам, среди «царских скифов» существовало заметное социально-экономическое расслоение. Кроме военного грабежа, у скифов был еще один немаловажный источник обогащения — торговля с греческими колониями на Черноморском побережье. Именно скифы первыми стали предлагать на мировой рынок те товары украинской земли что на долгие века останутся для нее традиционными,— зерно, воск,, мед, меха, рабов. Взамен они получали вина, ювелирные изделия и другие предметы роскоши, к которым быстро пристрастились. Видимо, из этого же самого стремления к роскоши, к украшению—жизни возникло и высоко оригинальное прикладное искусство скифов. Декоративный скифский стиль» легко узнается по его излюбленному мотиву — животным. С неподражаемой грацией ведут свой вечный хоровод летящие олени, кони, львы изящных скифских амфор. Украина эпохи скифов — важная, хотя и отдаленная часть классической Средиземноморской цивилизации. При посредничестве греческих колонистов Причерноморья скифы не только вступили в контакт с Древней Элладой, но и сумели по достоинству оценить ее. В то же время связи со Средиземноморским миром втягивали скифов и в его конфликты. В 513 г. огромное войско персидского царя Дария вторглось в пределы Украины. Скифы, прибегнув к тактике «выжженной земли», вынудили персов к позорному бегству. Затем скифы сами предприняли военный поход на запад и в конце V — начале IV в. до н. э. покорили Фракию на Дунае. Вот уж без этой победы они могли бы вполне обойтись, ибо она-то и столкнула их лоб в лоб с войсками Филиппа Македонского, отца Александра Великого. Поражение в битве с македонцами в 339 г. было сокрушительным. Это стало началом конца скифов. Примерно век спустя с востока прикатилась новая волна кочевников — сарматы. Могучие сарматы покорили и ассимилировали скифов, но какая-то небольшая часть их смогла укрыться в Крыму, и там их потомки продолжали существовать вплоть до III в. н. э.

Сарматы.

Сарматы явились с Нижнего Поволжья и хозяйничали в степях Восточного и Северного Причерноморья почти четыре столетия — со II в. до н. э. по II в н. э. Поначалу они мирно смешивались со своими ираноязычными родичами — скифами, а также с греками, жившими в Северном Причерноморье. Но сарматы становились все более агрессивными по мере того, как враждебные племена вытесняли их с восточных земель. В конце концов сарматы заставили скифских вождей признать их власть над ними, а простых скифских воинов — пополнить ряды сарматской конницы. Сарматы, как и все прежние кочевые властители украинской степи, не были единым, однородным племенем, а представляли собой конфедерацию родственных и часто враждующих между собой племен, таких как языги, роксоланы, аланы. И каждое из них стремилось единовластно править Украиной. Но им не повезло: началось Великое переселение народов. Украина как раз оказалась в центре этого хаотичного и, казалось, бесконечного передвижения огромных человеческих масс — так что сарматам трудно было удерживать какой-то явный и постоянный контроль над «своими» землями. И во II в. н. э. власть сарматов окончательно пала под ударами несметных полчищ гуннов, шедших с востока, набегов германских готов с севера и ответных рейдов римских легионов, упорно державших оборону на западе. Судя по дошедшим до нас разрозненным сведениям о сарматах, по своей внешности и образу жизни они мало чем отличались от скифов и прочих ираноязычных кочевников. Один из современников писал, что они высоки и красивы, как правило, белокуры, «и ярость в их очах вселяет ужас». Одежда сарматов состояла из длинных штанов, короткой кожаной куртки, мягкой кожаной шапки и ботинок; меню составляли мясо, молоко и сыр. Жили они в шатрах на колесах (каждый шатер ставился обычно на 2—4-колесную платформу). Что особенно поражает у сарматов, так это роль, которую играли у них женщины. Геродот недаром верил легендам о том, что сарматы произошли от союза скифов с амазонками. Сарматские женщины, говорит он, полностью переняли образ жизни древних амазонок: «охотятся верхом, Сопровождают мужей на войне, носят ту же одежду, что и они». О том же свидетельствуют и археологические раскопки: сарматских женщин часто хоронили с оружием; они были воительницами, а нередко и жрицами. Когда война не могла удовлетворить все потребности и желания сарматов, они пускались в торговые операции, рассылая свои караваны во все концы света. В Танаис, сарматскую столицу на Дону, стекались китайский шелк кавказский — хрусталь, драгоценности Индии; и Ирана. Ну а связи с римлянами и греками, по мнению греческого, историка и географа Страбона, принесли сарматам больше вреда, чем пользы: «Перенимая наши моды и привычки, эти люди меняются к худшему,— констатировал он.— Они привыкают к роскоши, к чувственным удовольствиям и низменным страстям, в коих не знают они ни меры, ни насыщения». Сарматы были последним индоевропейским народом, пришедшим с востока. На смену им идут новые кочевники. Почти на целое тысячелетие евразийские степи становятся владениями тюркских народов.

www.ronl.ru

Реферат - Древние народы на территории России

ДРЕВНИЕ НАРОДЫ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИИ

План

2.1. Исторические интерпретации темы.

2.2. Этническая и политическая панорама Восточно-Европейской равнины и Сибири в I тысячелетии до н.э. - I тысячелетии н.э.

2.3. Великое переселение народов.

2.1. Исторические интерпретации темы.

На территории нашей страны движение и контакты этносов началисьзадолго до российской государственности. Россия унаследовала многиетенденции, сложившиеся до неё - в том числе и непрерывную динамику ме-жэтнических связей. При изучении российской истории не следует обхо-дить вниманием древние народы, населявшие когда-то Восточную Европу иСибирь. В подавляющей части работ дооктябрьского история России рассмат-ривалась исключительно как история русского народа. Такой подход былсвойственен Н.Карамзину, С.Соловьеву, Н.Костомарову, В.Ключевскому идр.

Школа государственников упоминала другие народы, в основном, всвязи с российской внешней политикой, хотя ею признавался факт влива-ния в состав русского этноса некоторых финно-угорских племен. Лишь в конце 19 - начале 20 веков стали появляться работы, расс-матривающие историю России как историю многонационального государства.Часть этих работ была написана с рационалистических, еропоцентристскихпозиций. Публиковались и книги православных авторов. Один из них - А.Неч-володов - в своём объёмном издании "Сказания о земле Русской" тракто-вал нашу историю как историю народа, наделенного божественным призва-нием, видя её корни в далеких библейских временах и включая в неё всюдокиевскую древность. При этом к предкам славян причислялись скифы,гунны и др. народы. В это же время увидели свет первые труды представителй российскойисторической мысли, получившей название евразийства.

К евразийскойшколе относились не только историки и работавшие на исторической тема-тикой публицисты - Г.В.Вернадский, Н.С.Трубецкой, В.И.Ильин, Г.В.Фло-ровский, но и специалисты по географии, философии, востоковедению идругим отраслям знания. Отвергавшие рационализм западного типа евра-зийцы рассматривали Россию как целый историко-географический континентс особой судьбой. Они считали, что российские истоки - не только в Ев-ропе, но и в Азии, пристально изучали роль Востока в истории России.Евразийцы впервые обратили внимание на Восточно-Европейскую равнинукак на некий "котел" для этнических "переплавок", выдвинув тезис "Рос-сия - это соборность наций". Наследие евразийцев заметно отразилось в творчестве историка иэтнолога Л.Н.Гумилева, написавшего большое количество работ, посвящен-ных истории древних народов. Особое внимание он уделял проблеме межэт-нических контактов, в том числе и в российской истории, утверждая, чтороссияне - это этнос, сложившийся из трех компонентов: славян, финноу-гор и татар.

Интересные взгляды, перекликавшиеся с теоретическими построениямиевразийцев, высказывал русский историк Н.И.Ульянов, работавший в50-80-х годах в США и Франции. Он считал, что "если существуют законыистории, то одни из них надо усматривать в географических очертанияхГосударства Российского" и отмечал факт образования российского жиз-ненного пространства задолго до появления Руси: " Она велика от рожде-ния, а не в силу завоевания. Создание империи рюриковичей, как оно из-ложено в летописи, похоже не на завоевание, а на государственный пере-ворот. Князья покоряли не свободные народы, а перенимали власть надними от прежних державцев. "Не дайте хазарам, дайте мне" - говорилОлег. Самим народам, видимо было безразлично - платить ли хазарскомукагану или новгородскому конунгу".

Концепции евразийцев активно разрабатывались в 20-30-х годах в ус-ловиях эмиграции. В этот период в официальной советской науке монопо-лией овладели сторонники формационноклассового подхода, жестоко крити-ковавшие евразийцев, называя их "националистами и православными мисти-ками". Критике подверглись также школы государственников и "федералис-тов" (В.Костомаров, М.Грушевский). Глава марксистской историографииМ.Н.Покровский говорил, что "понятие национальности заслонило у нихклассовую борьбу". Историки-марксисты в истории всех народов видели,прежде всего, "историю развития материальных производительных сил исоответствующих им, от воли людей не зависящих, производственных отно-шений". По их мнению, борьба классов, начиная с разложения родовой об-щины, определяла ход человеческой истории - в том числе и развитие на-циональных процессов. Этнологию объявляли "продуктом реакционной бур-жуазной науки". Существенно, что при этом марксистская историческаяшкола в своих построениях последовательно проводила еврпопоцентризм иоднолинейную схему исторического процесса.

Отдавая "ритуальную" дань марксистской традиции, советские историкинакапливали разнообразные методы и подходы к изучению и освещению ис-тории древних народов. Начиная с 40-х годов, развернулась продуктивнаяпереработка немалого фактологического материала, активизировались ар-хеологи, этнографы, этнолингвисты, антропологи, специалисты по оте-чественным и зарубежным письменным источникам. Были сделаны крупныепрактические и методологические шаги для воссоздания этнической и по-литической картины в Восточной Европе в докиевский период. Особыйвклад в это внесли такие ученые как П.Н.Третьяков,Д.К.Зеленин, Ф.П.Филин, М.И.Артамонов, Б.А.Рыбаков, В.В.Мавродин, О.Н.Трубачев,С.А.Плетнева, В.В.Седов и некоторые другие. В настоящее время этнографические, археологические, теоретическиеизыскания продолжаются. Тематика, касающаяся древних народов на терри-тории нашей страны, постоянно обогащается и расширяется.

2.2. Этническая и политическая панорама Восточно-Евро- пейской равнины и Сибири в первом тысячелетии до н.э. - первом тысячелетии н.э. С глубокой древности юг Русской равнины был областью расселенияразличных народов. Первыми обитателями Северного Причерноморья, имякоторых сохранила письменная история, были киммерийцы, жившие здесь в8-7 вв. до н.э. и представлявшие собой сильный союз племен. Древнегре-ческий историк Геродот упоминал в своих сочинениях и другие племена,обитавшие в этом регионе. С 7 века Северное и Восточное Причерноморье привлекало выходцев изГреции, основавших там немало колоний: Ольвию, Херсонес (Корсунь врусской летописи, расположенную близ нынешнего Севастополя), Феодосию,Пантикапею, Финагорию, Танаис. Эти города были значительными торговымифакториями.

Торговля процветала на базе развития земледелия, ремесел,рыболовства. Политическим центром региона была Пантикапея, находившая-ся на берегу Керченского пролива (греки называли его Боспором Кимме-рийским) и являвшаяся долгое время столицей Боспорского царства -единственного в Северном Причерноморье крупного государства в то вре-мя. Отличительной чертой жизни в причерноморских городах был высокийуровень материальной и духовной культуры. Благодаря археологии до ны-нешнего времени дошли шедевры античных ремесел, скульптуры, мозаики,литературы. В истории среди многих народов особое место всегда отводилось ски-фам. В представлении русских историков и литераторов скифы оказывалисьто нашими предками, то их ожесточенными противниками.

Главные сведенияо скифах дают археология и книги Геродота. Образовавшись в Азии этотнарод к 8 веку до н.э. распространился до северных берегов Черного мо-ря. Он представлял собой большое племенное объединение и занимал в 7-5вв. до н.э. среднее и южное Поднепровье, Нижний Дон, Кубань и Тамань.Могущественная скифская держава сумела противостоять военно-политичес-ким претензиям персов и македонян. У скифов было развитое хозяйство в виде земледелия, скотоводства иремесел. Они активно торговали с греческими колониями. Знаменитыескифские курганы донесли до нас свидетельства яркой и своеобразнойкультуры. Известный поэтический образ скифов как "азиатов с раскосыми и жад-ными очами", созданный А.Блоком, не соответствовал действительности:антропологические материалы доказывают, что никаких монголоидных черту скифов не было. Они являлись типичными европеоидами. По языку при-надлежали к североиранской группе.

Из ныне существующих народов ближевсех к ним по языку находятся осетины - потомки, сарматов, ближайшихродственников скифов. Сарматы и скифы оказались непримиримыми соперниками. Перейдя в юж-норусские степи из Западной Азии во 2 веке до н. э., сарматы разбилискифов в истребительной войне и заняли земли Причерноморья и Прикас-пия. В течении нескольких последующих столетий остатки скифов раство-рились среди новых пришельцев - сарматов, аланов, готов. По версииакадемика Б. А.Рыбакова, часть скифов была ассимилирована славянами.Соприкосновение славянского языка с языком скифо-сарматских потомковобогатило русскую лексику. Одновременно с сарматами, но с другой стороны - из Прибалтики, вюжнорусские степи пришло германское племя готов, вступив в соперни-чество с сарматами и аланами. Военно -политический перевес готов проя-вился только через несколько веков. В 4 веке н.э. их вождь Германарихобразовал царство, раскинувшееся от Дуная до Кубани. Готской властиподчинилось разноплеменное население.

Государство готов просуществова-ло недолго, пав под ударами гуннов. Воинственные гунны, оттеснившие готов на запад, были выходцами измонгольских степей, откуда они откочевали через Забайкалье сначала взападную Сибирь, где вошли в военно-дипломатический союз с вогулами(манси), а затем - в Причерноморье. В византийских источниках гунныпредставлены "племенем, превосходящем всякую меру дикости, не знающимогня и хлебопашества". Мощный союз гуннских племен под главенством ихвождя Аттилы по второй половине 4 века ворвался в Европу, произведяопустошения среди встречных народов. Имя гуннов впоследствии долгосохранилось как синоним варварства, необузданной воинственности и жес-токости. Провоевав в Европе около 80 лет, гуннский племенной союз рас-пался. Одна часть племен, оставшись на Дунае и Причерноморье, посте-пенно была ассимилирована их соседями. Другая часть ушла обратно навосток, где также "потерялась" в круговороте этнических и политическихперемен. В середине 6 века на Алтае и в Монголии сложился обширный и влия-тельный Тюркский каганат военным путем расширивший свою территорию доКитая, Аму-Дарьи и Нижнего Дона.

При распаде каганата образовалисьтюркские племенные союзы, некоторые из них - аварский, хазарский ибулгарский - создали развитую государственность. Авары в 6 веке повторили путь гуннов из Азии в Центральную Европу -в район между Дунаем и Карпатами, где и было образовано аварское госу-дарство, просуществовавшее до начала 9 века. Движение авар через южно-русские степи сопровождалось ожесточенными столкновениями со славяна-ми. Поработив часть славянских племен, авары ("обры" в славянском ва-рианте) подвергали их жестокому угнетению, о чем с горечью рассказыва-ется в "Повести временных лет". Воинственность авар толкала их на конфликты с Византией, с баварца-ми и франками. Принесшие массу беспокойства соседним народам и госу-дарствам, авары в 9 веке внезапно исчезли, поголовно вымерли от тяже-лой эпидемии. Их гибель нашла на Руси отражение в поговорке: "Погибошааки обри".

Около 7 века в прикаспийской части Северного Кавказа и на НижнейВолге сложилось Хазарское государство. В течении двух веков власть ха-зар распространилась на Крым, Приазовье и Среднюю Волгу. Хазары счита-ли себя прямыми наследниками Тюркского каганата, своего правителя на-зывали каганом. В Хазарии было построено несколько крупных городов:Беленджер на реке Сулак, Семендер (возле современного Дербента), Итильна Волге (столица, население которой отличалось этнической пестротой идостигало 100 тыс. человек), Таматарха и Финагория на Тамани, Саркел идр.

Развитие городов отражало характер хазарской экономики, котораядержалась не столько на традиционном для тюрок скотоводстве, сколькона использовании географических выгод и контроле торговых путей с Вос-тока и из Византии к славянам, балтам, финнам. Взимание больших тамо-женно-транзитных пошлин составляло важную статью доходов кагана. Зна-чительные средства давало казне взимание дани с соседних народов: сославянских племен - полян, северян, вятичей, радимичей, а также с жи-телей Боспора, северокавказских племен, буртасов, эрзи, черемисов,булгар и сувар. И кагану, и купеческой верхушке Хазарии крупные барыши приносилаработорговля, заставлявшая охотиться за "живым товаром".

Невольникамичасто становились славяне. Эти источники прибыли определяли паразитар-ный характер хазарской экономики. Тесно была связана с принципами экономики Хазарии ее внешняя поли-тика. По этим принципам ущемлялись соседи хазар, что неизбежно вело кобострению отношений. Некоторое время Хазарский каганат владел полити-ческой гегемонией на Русской равнине. В вассальной зависимости от негонаходилась Волжская Булгария. До середины 10 века организовать резуль-тативный отпор хазарам не удавалось и Киевской державе. Орудиями ха-зарской политики были наемное войско и дипломатические интриги, нап-равленные в числе прочего и сталкивание печенегов и византийцев сРусью. Напряженными были отношения Хазарии с Арабским халифатом, на-несшим ей ряд военных ударов.

Обострились споры и с Византией по пово-ду смежных районов в Крыму. Враждебные отношения с христианскими и мусульманскими соседями при-вели хазарское правительство в начале 9 века к серьезному политическо-му шагу - официальному принятию иудаизма - религии, в одинаковой мерехолодно воспринимаемой и в Византии и в Халифате. Каган Обадия, обра-щаясь в иудейство, надеялся на укрепление своих позиций за счет под-держки влиятельной иудейской торгово-ростовщической верхушки. Надежды кагана, однако, не оправдались. До принятия иудаизма в Ха-зарии наблюдалась религиозно-этническая пестрота, но и новая религия сее догматом избранности не могла объединить все народы, входившие всостав каганата. Иудаизм оторвал кагана и его итильское окружение отпровинциальной знати и еще дальше развел с народом. Против правитель-ства образовалась своеобразная христианско-мусульманская фронта.

Меж-доусобицы сильно ослабили государство, что усугубилось проникновениемв его пределы кочевых орд мадьяров и печенегов. Часть Хазарии отошла карабам. Началась война с заметно окрепшей Русью. В 965 году киевский князь Святослав нанес тщательно спланированныйт мощны удар по Хазарии, от которого она уже не смогла оправиться. В10 веке сын Святослава Владимир подавил остатки хазарской государс-твенности. Распалась и этническая система Хазарии. Потомки тюрко-хазарсмешались с другими тюркскими народами, частично влились в составрусского этноса. Иудео-хазары эмигрировали в Западную Европу, и частьюрассеялись по окраинам каганата. Их потомки в виде небольших этничес-ких групп сохранились в Дагестане (горские евреи) и в Крыму (караимы). Булгарские племена по языку были родственны аварам и хазарам. Около7 века булгары разделились на четыре группы. Две из них кочевали вПриазовье и Северном Кавказе, приняв позже участие в этногенезе бал-карцев и некоторых других народов. Третья группа отправилась на Балка-ны, где слились с дунайскими славянами, передав им свои этноним. Чет-вертая перекочевала в Среднее Поволжье, где подчинило ряд местных фин-но-угорских племен. Здесь было создано государство Волжская Булгария.

У волжских булгар кроме скотоводства за счет заимствования навыкову соседей и перехода к оседлости развились пашенное земледелие и раз-личные ремесла. Столица - город Булгар - являлась крупным торговымцентром, связанным с Русью, северными племенами, южными и восточнымикочевниками. Прочные связи у булгар установились со Средней Азией, ко-торые укрепились после принятия ими ислама. Волжская Булгария была многонациональным государством.

Булгары ифинно-угры чересполосно занимали одни и те же районы, частично ассими-лируясь, причем взаимно. Современное чересполосное сосуществование ма-рийцев, мордвы, чувашей, татар уходит корнями то далекое время. Чис-ленно булгары преобладали. Это государство шло в рост до тех пор, покав 13 веке не подверглось разгрому со стороны монголо-татар. После это-го название "булгары" в Поволжье стало постепенно исчезать в условияхассимиляторских процессов. Но не исчез народ, когда-то носивший этоимя: потомками волжских булгар являются чуваши и казанские татары.Булгарский элемент заметен и в процессе формирования башкир, марийцев,удмуртов. В 9 веке в Днепрово-Донском междуречье появились печенеги, сразу жезаявив о себе как военно-политической силе. Они воевали с мадьярами,хазарами и Русью. Первое столкновение русских с печенегами было в 915году, после чего был заключен мир.

В 944 году князь Игорь привлек пе-ченегов к совместному походу на Византию. Воевать с печенегами былотрудно: они были необычайно подвижны и практически неуловимы. Со своейстороны, печенеги легко поднимались в походы против любой страны, гра-беж которой принес бы им выгоду. Чаще всего их использовали византий-цы, хотя и им печенеги нередко досаждали. По некоторым данным, печене-ги участвовали в походе Святослава в Хазарию. Но уже через три годапосле этого византийцам удалось стравить печенегов с русскими. Затяж-ной конфликт привел к окружению печенегами отряда Святослава на днеп-ровских порогах в 971 году. Святослав был убит. После этого наступление печенегов на Русь усилилось, началась изну-рительная борьба. Печенеги грабили Русь, вмешивались в княжеские меж-доусобицы. Это длилось до 1019 года, когда Ярослав Мудрый нанес имсерьезное поражение.

апор печенегов после этого ослабел. В 1036 годуЯрослав повторил успех у стен Киева, фактически уничтожив печенежскуюопасность. Вместе с тюрками и берендеями печенеги стали вассалами Ру-си. В середине 12 века эти три этноса объединились в союз, получившийв русской летописи имя Черных Клобуков. Монголо-татарское нашествиепривело к полной потере их самостоятельного значения и поглощению дру-гими народами. В 11 веке из степей Прииртышья и Восточного Казахстана через По-волжье к южной границе Руси подошли половцы (куманы), заняв берегаСреднего и Южного Донца, где имелись удобные пастбища для кочевогоскотоводства. Весь 11 век половцы осваивали степь, захватывая новыеземли и переходя с места на место, узнавая наиболее удобные стойбища,рыбные и охотничьи промыслы, водные и сухопутные пути торговых карава-нов, от которых получали немалые пошлины. Половцы сразу же вошли в соприкосновение со славянским миром. Своеназвание они получили от русских, которые называли их так за светлыеволосы и голубые глаза (от слова "полова" - солома). Обычаи половцеввыглядели в глазах русичей весьма своеобразными. В пищу половцы упот-ребляли "хомякм и сусолы" - по выражению русского летописца, поражен-ного этим фактом. У половцев существовал выраженный культ рода. Умер-шим родичам на могилы они ставили стеллобразные каменные скульптуры.Постепенно половецкие мастера достигали необычного искусства, изготов-ляя известняковые и мраморные скульптуры, максимально приближенные коригиналу.

Десятки тысяч статуй стояли на курганах и майданах, на пе-рекрестках дорог и берегах рек. Вплоть до 17 века они были необходимойчастью и украшением степного пейзажа (с тех пор многие скульптуры былиуничтожены, несколько тысяч попало в музеи). К середине 12 века ареал половецких кочевий простирался от Днепрадо Волги. Половцы представляли собой к тому времени военно-политичес-кую силу, с которой считались и Русь и Византия. Русским приходилосьмного воевать с ними. В начале 12 века сокрушительное поражение им на-нес Владимир Мономах. Разоренные половцы отступили за Волгу и Урал,часть их ушла в Закавказье, где поступила на военную службу к грузинс-кому царю Давиду Строителю, еще одна часть откочевала в Приднепровье.Два половецких хана - Боняк и Тукорган - объединили приднепровские ор-ды, продолжая набеги на Русь, грабя их окраины. Эти ханы вошли в русс-кий фольклор как заклятые враги, получив в сказаниях и былинах именаБоняки Шелудивого и Тугарина Змеевича.

усско-половецкие контакты были постоянными и разнообразными. Лето-пись пестрит описаниями взаимных набегов, битв, миров, совместных по-ходов, брачных союзов. Половцы находились под сильным влиянием русскойкультуры, нередко носили и христианские имена. Со вступлением Руси вполосу раздробленности половцы активно вмешиваются в княжеские усоби-цы. Стремясь освободиться от назойливого внимания степняков новгородс-ко-северский князь Игорь Святославович - герой "Слова о полку Игореве"- в 1185 и 1191 годах организовал антиполовецкие походы, которые кон-чились крупной неудачей. Первыми в Европе, испытавшими силу удара монголо-татар, были донс-кие половцы, возглавляемые Юрием Кончаковичем. В битве на Калке в 1223году они потерпели разгромное поражение.

Не помогла и помощь русскихдружин. Несмотря на отчаянное сопротивление монголам, половцы былиразбиты и рассеяны. Уцелевшие роды ушли за Дунай под покровительствоВенгерского королевства и в Египет для службы в мамлюкской гвардиисултана. Оставшиеся половцы были переселены завоевателями в Поволжье ивключены в Золотую Орду, где смешивались с монголами и родственнымитюркскими племенами. Имя половцев исчезло, но их потомки живы в соста-ве казахского, башкирского и других этносов. С первых лет истории восточные славяне жили на одних территориях сфинно-угорскими и балтскими племенами. "Повесть временных лет" пере-числяла народы, которые платили дань Руси: чудь, меря, весь, мурома,черемись, мордва, пермь, печере, ямь, литва, зимигола, корсь, норома,либь. Никоновская летопись прибавляла к числу данников Руси мещеру.Все эти племена поддерживали активные хозяйственные связи со славяна-ми, часто вступали в военно-политические союзы.

Шли процессы культур-но-бытового заимствования, заключались межплеменные браки. Некоторыефинские (меря, мещера, мурома) и балтские (голядь) племена полностьюрастворились в славянском этническом массиве. Среди историков и этнографов признается роль финно-угров в формиро-вании как древнерусского этноса, так и великорусской народности. Ностепень их влияния на русский этногенез оценивалась по-разному.М.Н.Покровский заявлял: "В жилах великороссов течет 80 % финской кро-ви". Противоположной точки зрения придерживался Д.К.Зеленин, отрицав-ший ассимиляцию славянами финнов и считавший, что славяне только от-теснили финнов с ареала их обитания. Обе точки зрения являются крайни-ми. Ближе к истине находились сторонники взвешенного подхода -В.О.Ключевский, В.В.Мавродин и др. Взаимовлияние славян и угров отрицать невозможно. При этом славянс-кий элемент доминировал. Ассимиляция шла мирно. Волны славян пересе-ленцев перекатывались через финно-угорские поселения, оставляя рядом сними славянские деревни, села, хутора. Смешанные браки сопровождалисьпереходом целых родов у мерян, мещеры, муромы на русский язык. Меряне в первом тысячелетии заселяли территорию на месте нынешнихМосквы, Ярославля, Костромы, Иванова, Владимира, Суздаля.

В этих краяхрусско-мерянское двуязычие сохранилось кое-где в глухих углах еще вначале 16 века. Ассимиляционные процессы были характерны как для меще-ры и муромы, обитавших на Оке, так и для северных финно-угров: веси,карелы, чуди, ижоры, а позднее - для поволжских и зауральских: зырян(коми), пермяков, мордвы, удмуртов, марийцев, остяков (ханты) и вогу-лов (манси). Большинство финно-угров крестились по православному обря-ду, брали русские имена и фамилии. В карельских рунах русские называ-лись братьями. Финно-угры участвовали в русских военных походах в Ви-зантию, в Швецию, в битвах против тевтонских и ливонских рыцарей. Не-мало финнов находилось в ближайшем окружении киевского князя и местныхкнязей. Финно-угорское влияние отчетливо просматривается в российской геог-рафической топонимике (Москва, Ока, Сылва, Протва, Сосьва, Лозьва, Му-ром, Вестегонск и т.п.), в великорусском антропологическом типе, в го-воре великороссов, в русской мифологии (водяные, лешие, русалки -калька с финских представлений), в характере хозяйственных промысловрусских, их быту (парная баня, печи-каменки и т.д.). 2.3. Великое переселение народов.

Этническая и политическая панорама Восточно-Европейской равнины иСибири никогда не была статичной. Ей всегда была присуща динамика. Вособенной степени она проявилась в начале первого тысячелетия нашейэры. Первые века новой эры стали временем массовых миграций в Евразии,получивших в историографической традиции название великого переселениянародов. Ряд историков для обозначения этого явления пользуется поня-тием "этническая революция". Этот термин призван подчеркнуть масштабмиграционных процессов в первом тысячелетии и их роль в изменении эт-нической карты Европы и Азии. Перемены были колоссальные. С историчес-кой арены было "сведено" немалое число "старых" прежде влиятельных эт-носов, были вызваны к жизни "молодые" народы, закладывавшие своими пе-редвижениями основы этнической и политической географии Западной иВосточной Европы, значительной части Азии и Северной Африки. В ходе масштабных перемещений стирались и изменялись границы преж-них племенных ареалов, шло резкое увеличение межплеменных контактов,смешивались разные этнические компоненты, что приводило к образованиюновых народов.

История многих современных народов берет начало в этойэпохе. Миграция послужила фоном и главным условием начала этногенезабольшинства европейских наций. Современные историки не слишком расходятся в определении составаучастников великого переселения народов (гуннские, германские, сла-вянские, аланские и другие племена), в оценке роли их в этом процессе.А вот в 20-30-х годах задававший тон в советской историографии школеМ.Г.Покровского было свойственно главную роль отводить германским пле-менам. Действительно, первая волна великого переселения была связана сгерманцами. Во втором - третьем веках через Русскую равнину с северана юг - из районов Прибалтики и Дании в Крым, на Балканы и оттуда вЮжную Азию - двинулись германские племена готов. У готского историкаИордана есть упоминание о мордве, веси, мери, эстах и об онежской чу-ди, которые вошли в состав готского царства, созданного вождем готовГерманарихом и простиравшегося на всю Русскую равнину. Под напором гуннов и славян готы были вытеснены из Причерноморья назапад, приведя в движение и другие германские племена граничившие сРимской империей. Германцы в 4-5 веках н. э. основали королевства вбывших римских провинциях: в Южной Галлии и Испании - вестготы; наюго-западе Германии, в Эльзасе, большей части Швейцарии - алеманны; наюго-западе Галлии - бургунды; в Северной Галлии - франки; в Италии -остготы и лангобарды; на Британских островах - англы, саксы, юты. Врезультате германского нашествия рухнула Западная римская империя, иустановились государства, на полторы тысячи лет вперед определившиеполитическую географию Западной Европы - Франция, Италия, Испания, Ве-ликобритания, Германия. Путем смешения германцев с кельтами и романи-зированным населением сформировались современные европейские этносы -французы, англичане, испанцы, итальянцы, голландцы и др. В советской исторической литературе 20-30-х годов великое переселе-ние народов фактически приравнивалось к движению германских племен иничего не говорилось о роли славян, тюркских племен, арабов.

Это заве-домо ограничивало вскрытие масштабов исторического действия и не дава-ло ответа на вопрос о значении великого переселения народов для исто-рии нашей страны. В дальнейшем эта тема была серьезно углублена советскими исследова-телями. Стало очевидным, что в начале первого тысячелетия н.э. размахславянской цивилизации был не менее значительным, чем у германскихплемен. Согласно теории А.А. Шахматова, Л.Н.Гумилева и др., первона-чальный ареал обитания славян находился на довольно ограниченной тер-ритории в Южной Прибалтике, откуда и пошли первые импульсы славянскоймиграции в 1-2 вв. нашей эры. По мнению академика Б.А.Рыбакова, праро-диной славян была область от Эльбы до Днепра. Интенсивное движение позволило славянским племенам за историческикороткие сроки заселить гигантские пространства от Вислы до ВерхнейВолги, от Балтики до Черного и Адриатического морей.

Причем, если мно-гие кочевые и часть германских племен отрывались от своих тылов, чтовело к их гибели в военных столкновениях или быстрому растворению виных этнических массах, то славяне - в отличие от них - не оставлялиокончательно своих территорий, а только постоянно расширяли их. Сла-вянская колонизация носила комбинированный характер: наряду с органи-зованными военными походами шло мирное заселение новых территорий зем-ледельческими общинами, ищущими новых пахотных земель. Великое переселение положило начало истории современных славянскихнародов, в том числе и русского. После начальных импульсов переселенияславянская единая общность разделилась на отдельные племена и народы.При этом единство славянской материальной и духовной культуры на осно-ве традиций земледельческих общин и свойственных им ведических культовсохранялось еще довольно долго - вплоть до христианизации славян, раз-делившей их по религиозному признаку.

Длительное время сохранялся иединый славянский язык, позволявший, несмотря на диалекты, примерно до14 века вполне свободно понимать друг друга поляку и болгарину, новго-родцу и жителю Черногории. В "Повести временных лет" 12 века летописецоставил весьма показательное замечание: "Словенский язык и русский од-но есть". Тем не менее, после расселения славян на новых местах их языки икультуры стали постепенно расходится. Причинами тому являлись огромнаятерритория расселения, естественно-географические барьеры между сла-вянскими племенами, иноземные вторжения. Не последнюю роль сыграли иконтакты с местными неславянскими племенами, влиявшими на язык и куль-туру славян. К примеру, на Балканах в состав славянских общин влива-лись фракийцы, частично греки, иллирийцы, пришедшие с Волги Булгары.Между Днепром и Ильменем славяне активно вступали в контакт с фин-но-уграми, балтами, тюрками. Территория Восточной Европы стала плацдармом для перемещений нетолько готов, монголоязычных гуннов и славян.

В середине первого тыся-челетия со стремлением к политической гегемонии в регионе выступилитюрксие племена - авры, хазары, булгары. Их движение с востока на за-пад диктовалось логикой их кочевого хозяйства и межэтнических столкно-вений. Тюрки выделялись и в азиатских миграциях - особенно при заселе-нии Сибири: кыргызы, уйгуры и др. В результате поглощения южными тюр-коязычными переселенцами некоторых палеоазиатских и тунгусских племенстал формироваться якутский этнос. К последним миграционным волнам великого переселения ученые отно-сят арабские завоевания, начавшиеся в 7 веке и охватившие Аравию, За-падную и Среднюю Азию,Северную Африку. С эпохой великого переселениясовпало несколько этапов еврейской миграции с Ближнего Востока. Рассе-ивание евреев началось еще до новой эры с связи с вавилонскими6 маке-донскими, римскими завоеваниями. Походы арабов вызвали еще нескольковолн исхода евреев с их прародины. К концу 8 в. относятся первые экс-педиции норманов как в Западную6 так и в Восточную Европу.

В конце 9века в южнорусские степи ворвались печенеги. В это же время далекийпереход мадьяр с Южного Урала в Европу завершился заселением ими Пано-нии, где они ассимилировали местных славян. В трудах разных историков наблюдается несовпадение при определе-нии хронологии великого переселения. Марксистская историография началособытий связывала с движением германцев и относила к 4 веку. Такойспециалист по данной тематике, как Л.Н.Гумилев, первые толчки массовыхмиграций уверенно относил к 1 - 2 векам н.э. Налицо и расхождение в объяснении побудительных причин великогопереселения народов. школа М.Н.Покровского главным двигателем племен-ных перемещений называла "потребность в больших пространствах земли,необходимом при тогдашнем примитивном ведении хозяйства". Кроме тоговыдвигались такие причины, как "разложение у варварских племен перво-бытнообщинного строя, формирование крупных племенных союзов,воглавляе-мых военной аристократией, стремившейся к обогащению и упрочению влас-ти".

По логике христианских богословов в смене этнической картины в Ев-ропе после великого переселения с наглядностью проявилось Божье Прови-дение: "старые" народы сошли с исторической арены вместе с завершениемветхозаветных времен. Новая христианская эра стала временем торжестваевангелической проповеди и жизнеутверждения народов, обратившихся кхристианству. Эта позиция не лишена доли практического смысла. Христианская рели-гия и деятельность церкви стали факторами определенной стабилизацииположения в Европе после мощной этнической и политической "перетряс-ки". Наличие цельной мировоззренческой системы послужило формированиюзападноевропейского (западнохристианского) суперэтноса. В Восточной Европе сильнейшего динамического напора тогдашних про-цессов не выдержали гунны, авары, хазары, печенеги и другие, исчезнувс этнической карты. Славянству динамика его тогдашнего существованияне принесла катаклизмов благодаря действию такого относительно устой-чивого фактора, как славянское этническое единство. Кроме того, про-водником стабилизирующих тенденций в Восточной Европе была Византия,переживавшая культурный и военно-политический расцвет и являвшаяся яд-ром православной культуры. Византия втягивала в орбиту своего влияния- несмотря на неизбежные трения - южных и восточных славян, внося за-ряд своеобразия в их дальнейшую историю. Для объяснения природы великого переселения народов - как и другихявлений этнической истории - представляет интерес "теория пассионар-ности" Л.Н.Гумилева.

Согласно ей, резкая активизация целых этносовсвязывается с "пассионарным взрывом", т.е. всплеском жизненной энергии"молодых" народов на фоне определенной инерционности исторически болеестарших этносов. Пассионарные толчки находятся в зависимости от косми-ческой энергетики. Они дают начало этногенезу тех или иных народов ипредставляют собой явление не столько социальное, сколько биосферное,которое в схеме можно обрисовать как некую мутацию, задающую людямособую биоэнергию, способную генетически передаваться потомкам. Пассионарностью Гумилев называет "органическую способность человекак сверхнапряжению, к жертвенной деятельности ради высокой цели". Онахарактеризует этносы, которые - как и каждый отдельный человек - рож-даются, мужают, стареют и умирают.

Этносы проходят фазы подъема актив-ности, перегрева и медленного спада за 1200-1500 лет, после чего рас-сыпаются или сохраняются как реликт при отсутствии видимого саморазви-тия. Новые этносы очень часто сохраняют этнонимы, но это не влияет насмену их качественных характеристик, стереотипов поведения и исповеду-емых ценностей. При таком подходе идея "отсталости" или "дикости" отдельных народовне применима. Сравнение этносов и цивилизаций корректно лишь с учетомих исторического возраста. Кроме того, нужно учитывать, что первона-чальные импульсы этногенеза - микромутации в форме пассионарных толч-ков - возникают в конкретных географических и социальных условиях,имея при этом и различную силу воздействия.

Особую роль играют этни-ческие контакты, которые для народов проходят по-разному и приводят кразным результатам. В силу всего этого каждый этнос несет на себе пе-чать самобытности и неповторимости. Однако довольно-таки часто эти соображения сбрасываются со счетов,и этносы сравниваются с применением шкалы линейного времени. Абсолюти-зировав с европоцентристских позиций понятие "прогресс", историки ифилософы - рационалисты в 18 веке, как и их поздние последователи -механически "выстроили" народы по иерархической лестнице, "сделанной"по сугубо западноевропейским меркам. Определяя такими "мерками" цен-ность того или иного народа, очень многие этносы в прошлом и настоящемпришлось бы "списать за ненадобностью". Напротив, подход сторонников культурно-исторической концепции пред-полагает признание своеобразия и оригинальности каждого этноса из ког-да-либо существовавших на планете. По этой концепции каждый народ за-нимает свою природно-экологическую и историческую "нишу", а мир предс-тавлен не однолинейной схемой, а мозаичной красочной картиной. Этотподход оставляет надлежащее и вполне достойное место в истории древнимнародам, в том числе и населявшим когда-то Россию.

Л и т е р а т у р а

Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. М.,1989.

Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. Л., 1989.

Гумилев Л.Н. География этноса в исторический период. Л.,1990. История СССР с древнейших времен до конца 18 века. Подредакцией Б.А.Рыбакова. М.,1975.

Ключевский В.О. Курс русской истории. Соч. в 9-ти тт.1.М.,1987.

Кочкуркина С.И. Корела и Русь. Л.1986.

Личман Б.В., Рыбаков С.В. Древние народы на территорииРоссии.

История России. Курс лекций по истории России сдревнеших времен до второй половины 19 века. Изд. 3-е, до-полненное. Екатеринбург, 1994.

Мавродин В.В. Происхождение русского народа. Л.,1978.

Платонов С.Ф. Курс русской истории. М.,1993.

Плетнева С.А. Хазары. М.,1986.

Покровский М.Н. Борьба классов и русская историческаянаука. Л.,1927.

Соловьев С.М. История России: Кн.1.Т.1-2.М.,1960.

Третьяков П.Н. У истоков древнерусской народности. Л.,1979.

Филин Ф.П. Образование языка восточных славян. М., 1962.

Ульянов Н.И. Исторический опыт России. //Родина,1991, N 2.

referat.store