История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Астрономические познания древних китайцев. Астрономия древнего китая кратко


Структура традиционного китайского звукоряда в какой-то мере совпадает с представлением древних китайцев о структуре космоса.

Структура традиционного китайского звукоряда в какой-то мере совпадает с представлением древних китайцев о структуре космоса. 5 тонов китайской гаммы символизировались 5-ю стихиями и таким образом были связаны со всеми их коррелятами (табл. 1.4.8).

Таблица 1.4.8

Ноты

Стихии

Числа

1

гун

почва

10

2

шан

металл

8,89 @ 9

3

цзюе

дерево

7,90 @ 8

4

чжи

огонь

6,67 @ 7

5

юй

вода

5,93 @ 6

Дошедшее до нас соотнесение ступеней пентатоники со стихиями было, видимо, отчасти обусловлено численными значениями стихий, которые приблизительно равны расчетным значениям ступеней. Числа 6, 7, 8, 9, 10 мыслились как “порожденные” числами 1, 2, 3, 4, 5 и вместе с ними коррелировали с “космогоническим” порядком стихий — вода, огонь, дерево, металл, почва (см. табл. 1.3.2). Эта корреляция пентатоники со стихиями довольно-таки часто используется в различных отделах традиционной китайской науки. Например, в медицине на ее основе составляются диагнозы заболеваний; пентатоника учитывалась в астрологии, психологии, политике и т.д.

Равномерная темперация

Хотя еще в древней Греции Аристоксен (354—300) проводил расчеты равномерной темперации музыкальных интервалов, исторической преемственности между его исследованиями и современным равномерно темперированным строем не существует. Кроме того, сами формы этих темпераций различны. Аристоксен предлагал производить равномерную темперацию полутоновых интервалов внутри ступеней тетрахорда, построенного по принципам пифагорова строя. Современная темперация подразумевает построение равномерной шкалы всех полутоновых интервалов 12-ступенного музыкального звукоряда. Подлинным изобретателем подобной темперации следует признать китайца Чжу Цзай Юя (р. 1536), принца династии Мин, имевшего страсть к занятиям музыкой, математикой и астрономией. После приблизительно тридцати лет тщательного изучения и экспериментирования им была разработана математическая основа построения равномерно темперированного музыкального строя. Для членения длин струны и флейты он предлагал ряд ступеней, строящихся на величине, равной корню двенадцатой степени из двух (см.: Needham 1962: 223).

После того как Чжу Цзай Юй опубликовал в 1584 г. описание своего изобретения, первыми на него обратили внимание не китайцы, а европейцы. Это было время, когда налаживался контакт между Китаем и Европой, и, видимо, каким-то образом идея равномерной темперации проникла на Запад. Согласно изысканиям Дж. Нидэма, самое первое упоминание о ней появилось в неопубликованных бумагах великого нидерландского математика и инженера Симона Стевина (1548—1620). В 1636 г. выходит в свет “Всеобщая гармония” (“Harmonie Universelle”), написанная французским монахом-миноритом, теологом, физиком и музыкальным теоретиком Мареном Мерсенном (1588—1648). В этой книге автор также приводит сведения о равномерной темперации (Needham 1962: 216, 227). К концу века темперированный строй исследовал немецкий музыкальный теоретик и акустик Андреас Веркмейстер (1645—1706), которому часто и приписывают это изобретение, а в 1722 г. публикуется эпохальная работа И.С. Баха “Хорошо темперированный клавир” (“Das Wohl-temperierte Klavier”), в которой были представлены первые музыкальные произведения (прелюдии и фуги) в темперированном строе.

Это сочинение положило начало распространению равномерной темперации в мире. Равномерный темперированный строй был с воодушевлением принят теми, кто понимал его практические преимущества. Ведь равномерная темперация позволяет легко совершать переход из тональности в тональность. С другой стороны, были и ее противники, считавшие главным чистоту тона. Тем не менее равномерная темперация одержала победу в XVIII—XIX вв., и теперь на ней основывается вся современная музыка.

 

1.5. Астрономия

Статус астрономии в Китае

О месте астрономии среди других традиционных китайских наук красноречиво говорится в следующем отрывке из “Си цы чжуани”:

Перемены следуют мерам-правилам Неба и Земли.

Поэтому они способны полностью сплести дао Неба и Земли.

Глядя вверх, будешь наблюдать небесные узоры.

Глядя вниз, узришь земные построения.

По ним познаются причины мрака и света (Си цы, I, 3).

Таким образом, астрономия — “небесные узоры-знаки” (тянь вэнь) — рассматривалась в Китае в неотделимой связи с науками о Земле — “земными построениями” (ди ли), и эта связь виделась сквозь призму теории перемен, занимающих промежуточное между Небом и Землей положение, традиционно соотносимое с Человеком, под которым мыслилось все общество во главе с правителем. Поэтому традиционная китайская астрономия служила прежде всего для составления календаря и для предсказаний, касающихся погоды и ведения государственных дел.

Китайцы, можно сказать, имели “социо-политико-космологическую” религию. Они мыслили Вселенную как целостный организм, в котором объединены человек и природа. По традиционным верованиям, Небо вручало правителю “мандат Неба” (тянь мин), благодаря которому он наделялся правом выполнять функции посредника при распределении небесной благой силы дэ в Поднебесной. Знание воли Неба входило в обязанности власти, а познать эту волю можно было, прежде всего, на основе изучения небесных явлений. Поэтому власть поддерживала развитие астрономии. Неспособность правительства предсказывать наступление важных небесных явлений считалась указанием на то, что добродетель государя недостаточно высока, чтобы соответствовать небесному предопределению.

В Китае астрономией не занимались частным образом ради удовлетворения собственного интереса. Если в Греции астрономию изучали “любители мудрости”, то в Китае с незапамятных времен она была в ведении астрономов, находящихся на государственной службе, и считалась ортодоксальной наукой. Правительственная администрация относилась с подозрением к независимым астрономическим исследованиям и поддерживала лишь лояльных ученых, опасаясь создания каких-либо новых неортодоксальных астрономических теорий, которые могли быть использованы мятежниками для свержения правящей династии. Такой подход тормозил развитие астрономии как науки, но исправно служил политическим целям, поскольку опасения правительства были не безосновательны. Действительно, как указывает В. Эберхард, в Китае время от времени появлялись тайные школы, занимавшиеся вычислением длительности правления династий с той целью, чтобы определить время падения правящей династии, характер и даже личность основателя новой династии (Eberhard 1973: 67).

Китайская астрономия никогда не строила геометрические модели планетарных движений. Для китайских астрономов не казалось важным выразить астрономические явления в геометрической форме, поскольку этого не требовалось для решения их практических задач. Они также считали, что вещи в едином космосе следовали закону дао, который в большей степени поддается описанию во временных категориях, чем в пространственных. Поэтому изучение планетарного движения в китайской математической астрономии (ли фа) было только алгебраически-числовым. Теряя ту наглядность, какой обладает геометрия, китайская астрономия была свободна от некоторых ошибочных идей европейцев, связанных с геометризацией астрономии. Китайцы не считали, что планеты должны двигаться по кругу по причине того, что последний является “совершенной фигурой”, не выдумывали хрустальных сфер, окружавших Землю, не были склонны к вере в неизменность небес и проч.

Краткая история древнекитайской астрономии

Проследить развитие астрономии на территории Китая можно с достаточно древних времен. Так, археологами было установлено, что на крашеной керамике неолитической культуры Яншао (V—III тысячелетия до н.э.) присутствуют лунарные и солярные символы, а также орнаменты, имеющие характерные числовые закономерности, которые связаны с лунным календарем. На гадательных костях и черепашьих панцирях эпохи Шан-Инь встречаются названия некоторых созвездий и календарные знаки. Упоминаются также отдельные затмения Солнца, которые уже в то время рассматривались как предзнаменования. Начавшаяся в эпоху Шан-Инь практика вести записи небесных явлений не прекращалась во все периоды истории традиционного Китая, образуя непрерывный ряд астрономических записей, который, как полагают историки науки (см., например: Buchanan et al. 1981: 448), является самым длинным по сравнению с имевшимися в любой другой цивилизации. Подобные записи оказываются неоценимыми для современных астрономических исследований, поскольку дают возможность анализировать на большом промежутке времени такие, например, циклические явления, как затмения Солнца и появления комет.

В период Чжоу астрономическим наблюдениям также уделялось большое внимание. В начале эпохи Чжоу правитель У-ван (прав. в 1121—1115 гг. до н.э.) приказал воздвигнуть астрономическую башню в Гаочэнчжэне (совр. пров. Хэнань, г. Гаочэн), находящемся рядом с будущей столицей чжоусцев Чэнчжоу, которая станет затем рассматриваться ими как центр Поднебесной. Это была первая из известных нам обсерваторий в Китае (см.: Старцев 1961: 55—56). Впоследствии она была названа “чжоугунской обсерваторией” в честь младшего брата У-вана, Чжоу-гуна, принимавшего активное участие в ее строительстве.

Было бы логичным предположить, что с местоположением данной астрономической башни чжоусцами были скоординированы все главнейшие пространственные корреляции арифмосемиотической символики. Поэтому упоминавшийся выше (гл. 1.3) вопрос о происхождении пространственной ориентации стихий следует решить в пользу западночжоуской версии. Не исключено, что соседство этой башни с рекой Ло поспособствовало в выборе названия пространственно-числовой схемы Ло шу (“Писание [из реки] Ло”), о которой пойдет речь в гл. 2.5.

В эпоху Чжоу возникло большинство основных традиционных астрономических концепций и были определены все необходимые для точных календарных расчетов числовые отношения и константы. Уже в это время китайская астрономия переплеталась с математической теорией музыки и арифмосемиотикой, что давало взгляд на астрономические явления как на части мирового целого, гармонически сочетающиеся со всеми остальными его частями.

Начиная с эпохи “Чуньцю” встречаются письменные регистрации появления комет, называвшихся в Китае “звездами-мётлами” (хуэй син) и испокон веков считавшихся предвестниками несчастий. Позднее появились их подробные описания и зарисовки. Было подмечено, что хвост кометы всегда находится в удалении от Солнца.

В летописи “Чуньцю”, охватывающей период с 722 по 479 г. до н.э., зарегистрировано 37 солнечных затмений, наблюдавшихся в течение 242-х лет. 33 солнечных затмения подтверждены современными учеными. Самое раннее из них относится к 22 февраля 720 г. до н.э. (см.: Старцев 1961: 58).

В эпоху “Сражающихся царств” были составлены три звездных каталога тремя различными астрономами. В это время Гань Гун из государства Чу написал восьмитомное сочинение “Предсказания по звездам” (“Син чжань”), а Ши Шэнь из государства Вэй создал восьмитомный труд “Небесные знаки” (“Тянь вэнь”). На основе этих работ был составлен сводный каталог “Звездный канон Ганя и Ши” (“Гань ши син цзин”), куда были внесены 800 звезд, из которых у 120-ти были отмечены в градусах их расстояния от Северного небесного полюса. Был еще третий астроном, чье имя неизвестно и чья работа приписана У Сяню, легендарному министру династии Шан. Его каталог содержал 1464 звезды, сгруппированные в 284 созвездия, что существенно больше, чем в античных западных звездных каталогах более позднего времени. Оригиналы этих трех каталогов не сохранились, но собранные в них данные оставались в употреблении в течение следующего тысячелетия. Судя по этим данным, наблюдения проводились в середине IV в. до н.э. На основе всех трех звездных каталогов в конце IV в. до н.э. была составлена обобщенная звездная карта.

Одним из составителей упомянутых каталогов, Гань Гуном, была сделана запись, которую можно интерпретировать как описание солнечных пятен. Он писал о неких “солнечных затмениях”, которые якобы начинаются от центра Солнца. И хотя объяснение Ганя Гуна неверно, все же ценно то, что отмеченное затемнение Солнца характеризовалось им в качестве феномена на солнечной поверхности.

Следующая фиксация древними китайцами солнечных пятен датируется эпохой Хань. В энциклопедии “Океан нефрита” сообщается, что в 165 г. до н.э. на Солнце появилось изображение иероглифа ван. Таким образом, это могло быть солнечное пятно некруглой формы.

Начиная с эпохи Хань астрономические явления отмечаются достаточно регулярно. При дворе была учреждена должность “великого историографа-астролога” (тайшигун), в обязанности которого входило ведение исторической хроники, составление астрологических прогнозов и уточнение календаря с учетом календарных констант, нумерологических значений чисел, данных теории стихий, традиций предшествующих династий, музыкальных тонов и географического положения столицы.

Во II в. до н.э. было установлено совпадение между временем приливов и фазами Луны. Исходя из традиционной общемировоззренческой концепции о связи Неба и Земли, китайцы через три столетия сформулировали теорию причинной зависимости между этими феноменами.

В 1973 г. в мавандуйском могильнике был обнаружен самый древний из сохранившихся в Китае астрономический трактат “Предсказания по пяти светилам” (“У син чжань”), датируемый приблизительно 180—170 гг. до н.э. Его содержание показывает, что ханьская астрономия достигла высокого уровня.

О прогрессе китайской планетарной астрономии эпохи Хань можно судить по возрастанию точности в вычислениях синодических периодов (точнее, периодов между гелиакическими восходами) пяти планет и сидерических периодов трех планет, приведенных в трех разнесенных по времени источниках: “Исторические записки” (“Ши цзи”) Сыма Цяня (составлены ок. 100 г. до н.э.), “Ханьская история” (“Хань шу”) Бань Гу (ок. 80 г. н.э.) и “Поздняя ханьская история” (“Хоу хань шу”) Фань Е (ок. 440 г. н.э.) (табл. 1.5.1; 1.5.2; см.: Чжу Кэчжэн 1953: 70).

Таблица 1.5.1

 

Синодические периоды пяти планет (в днях)

Планета

Ши цзи

Хань шу

Хоу Хань шу

Действительная величина

Меркурий

115,9

115,88

115,88

Венера

626

584,1

584,02

583,92

Марс

730,5

779,53

779,94

Юпитер

395,7

398,7

398,85

398,88

Сатурн

360

377,6

378,06

378,09

 

Таблица 1.5.2

 

Сидерические периоды внешних планет (в годах)

Планета

Ши цзи

Хань шу

Хоу Хань шу

Действительная величина

Марс

1,88

1,88

1,88

Юпитер

12

11,92

11,87

11,86

Сатурн

28

29,79

29,51

29,46

Как можно заметить из таблиц, числовые значения периодов планет, зафиксированные в хронике позднеханьской династии, являются достаточно точными. На Западе подобной точности не удавалось достигнуть вплоть до XVI в.

В эпоху поздней Хань в Китае жил старший современник Клавдия Птолемея (90/100—165/168) выдающийся ученый Чжан Хэн (78—139), который внес огромный вклад не только в астрономию, но и географию, механику и сейсмологию. Полные тексты его сочинений были утрачены, но отрывки из них сохранились в книгах других китайских авторов. В сочинении Чжан Хэна “Лин сянь” (“Законы [действия] животворных сил”) приводится следующая классификация звезд:

Звезд постоянного свечения, которые представляют чиновников при дворе и на местах, насчитывается 124, звезд, получивших наименования, насчитывается 320, всего же звезд на небе 2500, причем в это число не включены звезды, по которым мореходы [в дальних местах] гадают и определяются. Число слабых звезд примерно 11520. Вся кишащая на земле масса живых существ связана с волей неба. Если бы не так, разве удалось бы их собрать вместе и упорядочить? (Чжан Хэн 1990: 332).

Во время правления императора Хэ-ди (89—106 гг.) астроном Цзя Куй установил, что Луна имеет неравномерное движение по орбите. Несколько позже Лю Хун нашел, что Луна, выйдя из точки наибольшего удаления, в которой она имеет самое медленное движение, возвращается в эту точку через 27,55336 суток (по современным данным, величина этого периода, т.н. аномалистического месяца, составляет 27,55455 суток).

Живший в III в. астроном Ян Вэй определил, что Луна при своем циклическом движении пересекает каждый раз эклиптику не ровно через месяц, а несколько раньше, иначе говоря, ему была известна продолжительность т.н. “драконического” месяца.

Около 330 г. астроном Юй Си открыл явление прецессии, заметив разницу между реальным положением звезд и зафиксированным в старых хрониках. Им была определена величина смещения точки весеннего равноденствия по эклиптике, которая составляла один китайский градус за 50 лет. Прецессионный сдвиг, рассчитанный на 450—460 лет раньше Гиппархом, — один градус в 100 лет.

В V в. Чзу Чунчжи (429—500) вычислил, что длительность “драконического” месяца равна 27,21223 суток (по современным данным — 27,21222 солнечных суток).

В VI в. Чжан Цзысинь, проживая в течение 30-ти лет в уединении на острове, при помощи армиллярной сферы производил наблюдения за Солнцем, Луной и пятью планетами. В результате он обнаружил неравномерность видимого движения Солнца по эклиптике. Им было определено, что Солнце имеет наиболее медленное движение во время летнего солнцестояния, а наиболее быстрое — во время зимнего солнцестояния. В моменты весеннего и осеннего равноденствий Солнце движется со средней скоростью.

В эпоху Тан при дворе императора было создано специальное ведомство "Тайшицзюй", которому предписывалось наблюдать небесные светила, предсказывать солнечные и лунные затмения, уточнять календарь и рассчитывать благоприятные дни для государственных дел и церемоний. Для работы в "Тайшицзюй" были приглашены индийские и арабо-мусульманские астрономы. Их знания обогатили китайскую астрономию, особенно в вычислении затмений и планетарных позиций. С этого времени значительная часть вычислительной работы производилась в Китае иностранцами, вооруженными более совершенной методикой количественной астрономии.

Одним из привнесений иностранных астрономов в китайскую культуру была гороскопная астрология, возникшая на Западе в эпоху эллинизма. Переход китайцев от веры в космический порядок к астрологической вере в прямое влияние звезд на человеческие дела был медленен. Во времена династии Юань западная гороскопная астрология была объединена с китайскими астрологическими представлениями в единый астрологический корпус. В более поздние времена в имперском Китае было уже обычной практикой составлять гороскоп для каждого новорожденного ребенка и перед каждым решающим событием в жизни.

Во время “Пяти династий” (У дай) неизвестным астрономом из Дуньхуана (провинция Ганьсу) была составлена звездная карта, сохранившаяся до наших дней. Эта карта вычерчена в двух вариантах проекции небесной сферы на плоский лист бумаги. Околополюсные звезды показываются на ней в полярной проекции на круговой диаграмме, а оставшаяся часть видимого неба изображена методом, который сегодня называется “цилиндрической проекцией” или “проекцией Меркатора”. Линии, обозначающие в отдаленных от полюса областях границы 28 секций “лунных стоянок” (сю), на которые древние китайцы подразделяли звездное небо, представлены на этой карте параллельными, тогда как на самом деле они должны сходиться в точке, совпадающей с Полярной звездой.

Ученый-энциклопедист сунской эпохи Шэнь Ко (1030—1093), сравнивая время, измеренное с помощью клепсидры, с показаниями солнечных часов, установил, что зимой и летом сутки не одинаковы по длительности. Согласно его теории, так как Солнце движется быстрее, находясь ближе к зимнему солнцестоянию, то сутки в это время становятся длиннее, а находясь ближе к летнему солнцестоянию, Солнце движется медленнее, поэтому продолжительность дня короче. Объясняя причины изменений скорости видимого годового движения Солнца, Шэнь Ко, в рамках геоцентрической системы предвосхитив на пятьсот лет И. Кеплера, пришел к выводу, что эклиптика, хотя и близка по форме к окружности, все же является не окружностью, а “овальностью” (то), т.е. эллипсом.

В 1154 г. по распоряжению ведомства “Тайшицзюй” в Пекине была создана обсерватория, которую при династии Мин называли “Баоцзихэ”. В 1190 г. здание обсерватории было разрушено сильнейшим ураганом, а большинство астрономических инструментов было повреждено. Только в 1279 г. обсерватория была отстроена заново.

В период Юань усилились связи китайцев с арабо-мусульманскими астрономами. В это время не только иностранные астрономы работали в Китае, но и китайцы выезжали из страны для обмена научными достижениями. Так, например, китайские астрономы работали в Марагской обсерватории (г. Марага близ Тавриза), созданной Насирэддином ат-Туси (1201—1274). Однако основные астрономические концепции в Китае остались китайскими, и не осуществлялось никаких попыток принять арабо-мусульманскую математическую и теоретическую астрономию.

На рубеже XIII—XIV вв. по проекту астронома Го Шоу-цзина (1231—1316) было построено новое здание Чжоугунской обсерватории, и на ее территории был установлен гномон высотой около 13 м, который сохранился до наших дней. В эпоху Мин в 1384 г. была построена обсерватория на Пурпурной горе (Цзыцзиньшань) близ Нанкина.

В конце XVI в., когда традиционная китайская наука была в упадке, в Китай прибывают миссионеры-иезуиты, принося с собой незнакомую китайцам теорию геометрического анализа планетарных движений, которая значительно превосходила по точности традиционные китайские методы предсказания затмений. В 1618 г. отец-иезуит Террентиус (Иоанн Шрек) привез в Китай телескоп, который китайцы называли “далекосмотрящим глазом” (юань цзин). В 1679 г. было совершено переоборудование Пекинской обсерватории под руководством ученого иезуита Фердинанда Вербиста (1623—1688), ставшего влиятельным должностным лицом в правительстве Китая. Астрономические инструменты эпох Юань и Мин были сняты и разобраны, а взамен был установлен комплект инструментов, разработанных на основе идей европейской науки. По предложению Вербиста большая часть старых астрономических инструментов была переплавлена на металл, что, по сути, ознаменовало прекращение существования традиционной китайской астрономии.

refdb.ru

Астрономические познания древних китайцев

У истоков науки о небе

Одной из замечательных цивилизаций Востока была китайская. Китайцы прославились как искусные звездочеты. Самым важным достижением китайской астрономии было создание календаря.

Для сельских работ использовался солнечный календарь, а в быту применялся циклический. Первое упоминание о нем относится к III тысячилетию до н.э. Сначало календарь был лунный, затем - солнечно-лунный.

В 1973 г. при археологических раскопках ученые нашли "Шелковую книгу", которая оказалась первым подробным атласом комет. Книга представляет собой широкую шелковую ленту более метра длинной.

Модель небесной сферы " Тянь хэн". Прибор состоял из часов, небесного глобуса и армиллярной сферы, с помощью которой определялись координаты Солнца, Луны, звезд и планет.Модель небесной сферы " Тянь хэн". Прибор состоял из часов, небесного глобуса и армиллярной сферы, с помощью которой определялись координаты Солнца, Луны, звезд и планет.

На ленте художник начертал изображения 29 типов с подробным описанием бедствий, приносимых ими.

В городе Туньхуанга обнаружена нарисованная на бумаге звездная карта, созданная в 940 году н.э. На ней видны основные созвездия северного полушария - Большая Медведица, Кассиопея, Дракон. На ней видны основные созвездия северного полушария - Большая Медведица, Кассиопея, Дракон.

Китайцы отмечали приход весны по восходу Огненной звезды - красного Антареса. В IV в до н.э. астрономы Гунь Гун и Ши Шэнь составили описание всех 800 известных им звезд с указанием их точных координат. На ней видны основные созвездия северного полушария - Большая Медведица, Кассиопея, Дракон.

olymp.aviaschool.net

Культура древнего Китая кратко - Краткое содержание истории древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени

Кратко о величественной культуре древнего Китая

Письменность древнего Китая

Развитие письменности как части культуры древнего Китая, кратко можно напрямую связать с изобретениями, сделанными в начале времен. Дело в том, что первые приборы для письма представляли собой бамбуковую дощечку и заостренную палочку. Но изобретение шелка, кисточки и туши, сделали процесс письма более удобным и комфортным, следующим импульсом было изобретение бумаги. В XV века до нашей эры в Поднебесной для закрепления мыслей письменным способом применялось порядка 2000 иероглифов. Эти иероглифы до нашего времени составляют основу письменности современного Китая.

Литература древнего Китая

Благодаря развитой письменности, до наших времен дошли многие памятники литературы древнего Китая, например «Книга песен» составленная ориентировочной в I тыс. до. н.э. и содержащая 300 произведений. Благодаря дошедшим до нас письменным памятникам известные имена первого поэта китайской цивилизации Цюй Юань, историков Сыма Цянь и Бань Гу, чьи труды на долгое время развития культуры Китая в древности стали своеобразным стандартом исторической литературы и классической китайской прозы.

Архитектура, живопись, прикладные искусства

Китайцы, уже в I тыс. до н.э. умели строить здания в несколько этажей. Схема была проста: опора из деревянных столбов, крыша покрытая черепицей из обожженной глины. Особенность таких крыш проявлялась в загнутых вверх краях, такой стиль называется пагода. До наших времен дошли пагода Сун-юэ-сы и «Большая пагода диких гусей». Об уровне развития архитектуры и строительства говорит то, что к III веку до нашей эры было отстроено более 700 дворцов для императора и его приближенных. В одном из дворцов был выстроен зал, в котором одновременно могло собраться 10 000 человек. Синхронно с развитием архитектуры, развивались и, живопись, прикладные искусства. Особенностью развития живописи, было применение туши для рисования на бумаге, шелке.Не могут не вызывать восхищение, дошедшие до нашего времени резные фигурки из нефрита и слоновой кости. Развитие художественной керамики, стало предтечей появления фарфора.

Развитие науки в Древнем Китае

Науку как часть культурного наследия древнего Китая кратко можно описать как перечень достижений математики, астрономии, медицины. Математики древнего Китая изучили и описали свойства прямоугольного треугольника, ввели понятие отрицательных чисел, изучили свойства дробей, описали арифметическую прогрессию, разработали методы решения систем уравнений.В I веке до нашей эры ученые древнего Китая написали трактат «Математика в девяти главах», где были собраны все знания накопленные в Поднебесной.Развитие математики, соответственно дало импульс развитию астрономии, во II тысячелетии до н.э. год в Поднебесной делился на 12 месяцев, а месяц соответственно на 4 недели (т.е. точно так же как в наше время). Астроном Чжан Хэн, во II веке до нашей эры был создан небесный глобус изображавший движение светил и планет.Развитие знаний в различных областях науки привело к тому что, в Поднебесной был изобретен компас, придумали и изготовили водяной насос.

На рубеже веков, в Китае был написан трактат «Юэцзи», он суммировал представления древнего Китая о музыке. Начало музыкального развития пришлось на I тысячелетие до нашей эры. Была организована система подготовки музыкантов, танцоров. Для этого была создана придворная плата Юэфу. Она занималась, в том числе и регламентацию написания и исполнения музыкальных произведений. Музыкальная культура древнего Китая, кратко говоря, была под контролем императора.

Рекомендуем ознакомится: http://antiquehistory.ru

worldunique.ru

Краткая история древнекитайской астрономии

Философия Краткая история древнекитайской астрономии

Количество просмотров публикации Краткая история древнекитайской астрономии - 13

 Наименование параметра  Значение
Тема статьи: Краткая история древнекитайской астрономии
Рубрика (тематическая категория) Философия

Проследить развитие астрономии на территории Китая можно с достаточно древних времен. Так, археологами было установлено, что на крашеной керамике неолитической культуры Яншао (V—III тысячелетия до н.э.) присутствуют лунарные и солярные символы, а также орнаменты, имеющие характерные числовые закономерности, которые связаны с лунным календарем. На гадательных костях и черепашьих панцирях эпохи Шан-Инь встречаются названия некоторых созвездий и календарные знаки. Упоминаются также отдельные затмения Солнца, которые уже в то время рассматривались как предзнаменования. Начавшаяся в эпоху Шан-Инь практика вести записи небесных явлений не прекращалась во все периоды истории традиционного Китая, образуя непрерывный ряд астрономических записей, который, как полагают историки науки (см., например˸ Buchanan et al. 1981˸ 448), является самым длинным по сравнению с имевшимися в любой другой цивилизации. Подобные записи оказываются неоценимыми для современных астрономических исследований, поскольку дают возможность анализировать на большом промежутке времени такие, например, циклические явления, как затмения Солнца и появления комет.

В период Чжоу астрономическим наблюдениям также уделялось большое внимание. В начале эпохи Чжоу правитель У-ван (прав. в 1121—1115 гг. до н.э.) приказал воздвигнуть астрономическую башню в Гаочэнчжэне (совр. Размещено на реф.рфпров. Хэнань, г. Гаочэн), находящемся рядом с будущей столицей чжоусцев Чэнчжоу, которая станет затем рассматриваться ими как центр Поднебесной. Это была первая из известных нам обсерваторий в Китае (см.˸ Старцев 1961˸ 55—56). Впоследствии она была названа “чжоугунской обсерваторией” в честь младшего брата У-вана, Чжоу-гуна, принимавшего активное участие в её строительстве.

Было бы логичным предположить, что с местоположением данной астрономической башни чжоусцами были скоординированы все главнейшие пространственные корреляции арифмосемиотической символики. Поэтому упоминавшийся выше (гл. 1.3) вопрос о происхождении пространственной ориентации стихий следует решить в пользу западночжоуской версии. Не исключено, что соседство этой башни с рекой Ло поспособствовало в выборе названия пространственно-числовой схемы Ло шу (“Писание [из реки] Ло”), о которой пойдет речь в гл. 2.5.

В эпоху Чжоу возникло большинство основных традиционных астрономических концепций и были определены все необходимые для точных календарных расчетов числовые отношения и константы. Уже в это время китайская астрономия переплеталась с математической теорией музыки и арифмосемиотикой, что давало взгляд на астрономические явления как на части мирового целого, гармонически сочетающиеся со всеми остальными ᴇᴦο частями.

Краткая история древнекитайской астрономии - понятие и виды. Классификация и особенности категории "Краткая история древнекитайской астрономии" 2014, 2015-2016.

referatwork.ru