История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Античные философы о роли женщины в греческом обществе. Женщины философы древней греции


Античные философы о роли женщины в греческом обществе — курсовая работа

Сведения о женщинах античности, интересовавшихся философией , выступающих в роли хранительниц традиций илиразрабатывавщих ее проблемы, мы встречаем не только в материалах пифагорейской, киренской и кинической школ. Известно, что знаменитая Академия Платона, где он вел свои философские занятия,  была так популярна, что ее посещали и женщины, причем подчас переодевшись мужчинами, как сообщает об этом Диоген Лаэртский. ДиогенЛаэртский указывает также, что две ученицы   Платона (Ласфения из Мантинеи и Аксиофея из Флиунта) впоследствии (после смерти Платона ) продолжали свое обучение  у преемника Платона Спевсиппа , ставшего схолархом Академииипосле смерти великого философа.

Были женщины  и среди интересовавшихся философией  Эпикура (Леонтия,Фемиста и др.). С некоторыми из них он состоял в переписке. Среди женщин , исповедующих эпикурейскую философию,стоит отметить ревностную покровительницу эпикурейцев Плотину, жену императора Траяна.

Некоторые женщины являлись не только последователями той или  иной философии, но и авторами сочинений, носящих философский характер.Так в перечне источников, которыми пользовался Диоген Лаэртский, один из важнейших наших источников информации о греческой философии, мы встречаем ссылки на работы Памфилы, жившей при императореНероне.Памфила , дочь грамматика Сотерида, прозванная “мудрой”, была  автором  обширных исторических и философских сочинений.

Эта история с переодеванием  заставляет вспомнить  рассказ  о том, как молодая афинянка Агнодика, желая изучать медицину у известного врача Герофила, вынуждена была остричь  себе волосы и переодеваться в мужскую одежду. Когда ее тайна стала известна ,  врачи, несмотря на ее успешную медицинскую практику, подали  жалобу в суд и только дружные протесты женщин, называвших судей врагами женщин, вынудили суд принять решение о праве женщин изучать  медицину и заниматься врачеванием. Однако, как  иногда отмечают, хотя  это и вызывает сомнения,  история античной медицины не сохранила больше ни одного имени женщины-врача.

В связи с тем, что воспитанию девочек уделяли гораздо меньше внимания, чем воспитанию мальчиков, стоик МузонийРуф , живший во времена Нерона и Тиберия, одна  из самых известных фигур того времени, осуждая эту традицию, написал даже сочинения “Должны ли девочки получать такое же образование, как мальчики?” и “Должны ли женщины заниматься философией?”.

Наиболее выдающиеся из женщин, видимо, считали, что должны и стремились превратить должное в сущее. Так, например, известно , что прославленная Клеопатра уделяла внимание философии и  занималась философией с философом Филостратом Египетским . Позднее алхимическая традиция  изображала царицу  как посвященную в тайную философию и приписывала ей авторство одного из алхимических трактатов. Есть даже сведения, правда, носящие апокрифический характер, что Клеопатра , руководствуясь предписаниями Гиппократа, изучала процесс эмбрионального развития. Тема живо интересовавшая (хотя в ряде случаев по разным причинам) как философов, так и врачей, причем не только греческих, но и китайских и индийских мыслителей.

Можно, пожалуй, еще указать, что при дворе другой Клеопатры, царицы Армении, дочери Митридата , под ее покровительством работал ритор и философ Амфикрат Афинский, один из тех , благодаря кому идеи греческой философии получили распространение в Армении.      

Сохранились сведения, что  царица Зенобия, при правлении которой Пальмира украсилась роскошными зданиями, а ее двор известными греческими художниками и учеными, обучалась у философа-платоника Кассия Лонгина, возглавлявшего Академию в Афинах  и прибывшего к ее двору в качестве учителя и наставника царицы в 267 году.

Самой знаменитой женщиной - философом  античности является дочь математика Теона Гипатия (или Ипатия). Гипатия возглавляла философскую школу в Александрии в первых десятилетиях четвертого века нашей эры. Ученик Гипатии Синезий Киренский, впоследствии епископ Птолемандский, называл ее “гениальным философским учителем”. Она читала лекции о Платоне, Аристотеле. Вела занятия по астрономии, механике, геометрии. Её трагическая гибель  является символом конца александрийской научной школы, так как после ее убийства школа фактически прекратила свое существование. Образ Гипатии вдохновил ряд писателей (Чарльза Кингсли, ФрицаМаутнера) на создание посвященных ей произведений.

Что же касается женщин, проявивших себя в философии и науке в  арабской культуре средневековья , в китайской, индийской, в западноевропейской философии, в русской философии конца XIX -начала XX века, то разговор о них придется отложить до другого раза.

 

  1. АНТИЧНЫЕ ФИЛОСОФЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ О ПОЛОЖЕНИИ ЖЕНЩИНЫ В ОБЩЕСТВЕ

 

Философы в эпоху античности имели высокий социальный статус, и уважаемое общественное положение. И имели огромное влияние на взгляды  и стереотипы того времени. И негативное отношение к женщине было распространено уже в Древней Греции, где философы далеко неоднозначно высказывались  о ней, хотя культ женщины сохранялся в древней мифологии (Афродита, Ника, Деметра и др.). Такой же культ  был и в Риме (Венера, Виктория, Цецера и др.).

«Нет ничего пагубнее женщины», «четыре рабочих вола за одну жену», “Любовь к женщине – это  яд», «огонь, женщина и море –  три бедствия» - вот, что писали Гомер, Эзоп, Сократ и другие великие мужи Древней Греции. В этих кратких  фразах ярко охарактеризовано отношение  мужчин к женщинам в древнюю эпоху. Женщина в то время была бесправной рабыней в доме мужа, без разрешения которого она не могла распоряжаться  даже личным имуществом. Она могла  “делить с мужем ложе, но не трапезу”, как утверждают историки. Позднее, уже  в Древнем Риме, согласно законодательству женщина была полностью зависимой. Она выходила замуж, и все ее имущество  переходило во владение мужа, жена покупалась мужем и становилась его собственностью, как рабыня, только для его выгоды. Женщина не могла занимать какую-либо гражданскую или общественную должность, не могла быть свидетелем, поручителем, опекуном, или попечителем, она не могла усыновлять детей или быть усыновленной, не могла составлять завещание или контракт. 

 Древней Греции красивая  женщина стоила несколько голов  рогатого скота. Как сказал  Гомер, "четыре рабочих вола  за одну жену". Древние греки  считали, что любовная страсть  к женщине — это болезненное  проявление. "Любовь к женщине  — это яд", — говорил Сократ. Эзоп же был убежден что  "огонь, женщина и море —  три бедствия". В древнем Риме  казнили жриц, нарушивших обет  девственности. Мужчины, согласно  римскому праву, имели полное  право на жизнь и смерть  своих жен, которых они продавали,  покупали, а нередко и убивали.

Гомер, греческий поэт, прародитель  греческой и, следовательно, европейской  литературы, образец для всей эпохи  античности. Его имя связано с  древнейшим литературным жанром греков, героическим эпосом, особенно с «Илиадой»  и «Одиссеей». Его афоризмы и «крылатые» высказывания про женщин дошли до наших дней: «женщину украшает молчание», «Нет ничего пагубнее женщины» Тем не менее, великие произведения Гомера наполнены прекрасными женскими образами.

В «Одиссее» Притягательность образа Пенелопы в том, что за ее пассивным ожиданием пропавшего супруга скрывается активнее и героическое  чувство. В поэме встречаются  многие женские образы, но особенно выразителен образ Пенелопы. Образцом семейной добродетели и верности обрисована Пенелопа в «Одиссее». Пенелопа является символом преданного служения чувству, способности творческого  воображения выносить все тяготы на пути к выбранной сердцем цели. Она – образец верной жены, но ее верность не стоит понимать буквально; в некоторых версиях мифов  супружеская верность Пенелопы ставится под вопрос.

Эта женщина трудолюбива, разносторонне одарена, обладает сильной  волей и развитым воображением. Но она также полностью самостоятельна, ее жизненная позиция устойчива, и ее внутренний огонь стал теплом домашнего очага, центром, притягивающим  многих. Пенелопа – древний прообраз «суперженщины», идеала, к которому стремятся многие наши современницы. Она способна на верность в любви, и в то же время она обладает силой, изобретательным умом, творческим воображением, неутомимой энергией, благодаря чему вполне в состоянии править собственным миром по собственным законам и не нуждается в сильном мужском плече или социально приемлемом ярлыке «жена», чтобы стать полноценной и самодостаточной личностью. Впоследствии образ Пенелопы становится нарицательным для обозначения верной жены.

В мифах о женщинах, обладающих магической силой, волшебницах, держащих в плену героев и завораживающих их, также сказывается воспоминание о давнем беспрекословном подчинении женщине, воздействующей на мужчин некой  таинственной властью. Такова, например, история о волшебнице Кирке в  той же Гомеровской «Одиссее», такова же нимфа Калипсо.

Можно сделать вывод, что  образу Пенелопы, как, впрочем, большинству  женских образов в поэмах Гомера, присуща некоторая пассивность. Гомер ценил женщину наравне  с мужчиной. Он описывает ее с  величайшей проникновенностью. Он создает  женские незабываемые образы: Пенелопа, верная жена, или Навсикая, милая девочка, которая спасает выбравшегося на берег Одиссея. Однако у Гомера образ Пенелопы выходит за рамки тех представлений о женском характере, которые господствовали в его эпоху. 

Крупнейший философ Греции Платон, как уже отмечалось, весьма противоречиво высказывался о женщине. Он предполагал, что в будущем  идеальном государстве оба пола должны будут освоить одни и те же занятия и ремесла. Женщинам наравне  с мужчинами придется участвовать  в войне, в силу чего они должны овладеть воинскими навыками. Способными к функциям воинов-стражей могут  быть, по Платону, и женщины —  лишь бы налицо были соответствующие задатки и лишь бы женщина получила необходимое для этих функций воспитание. Для защитника общества пол так же не имеет серьезного .значения, как не имеет значения, какой сапожник — плешивый или кудластый — шьет сапоги. Но, ставши на путь подготовки к функции стражей, женщины должны наравне с мужчинами проходить всю необходимую подготовку. «Силы природы равно разлиты в обоих живых существах: по природе всем делам причастна и женщина, всем и мужчина; но женщина во всем слабее мужчины». Однако в этой ее слабости нельзя видеть основания для того, чтобы «все предписывать мужчинам, а женщине ничего». Следовательно, в отношении к охране государства «природа женщины и мужчины — -одна и та же, кроме того лишь, что первая слабее, а вторая сильнее».

Из способности женщин наряду с мужчинами быть в разряде, или классе, стражей Платон выводит, что наилучшими женами для мужчин-стражей  будут именно женщины-стражи. В силу постоянных встреч мужчин и женщин-воинов за общими гимнастическими и воинскими  упражнениями, а также за общими трапезами между мужчинами и  женщинами постоянно будет возникать  взаимное вполне естественное влечение. Однако в городе — военном лагере, каким является идеальное государство  Платона, возможна не семья, а лишь соединение мужчины с женщиной для рождения детей. Это тоже «брак», но своеобразный, не способный привести к образованию  семьи. «Браки» эти втайне направляются и устраиваются правителями государства, которые стремятся лучших сочетать с лучшими, а худших с худшими.

Как только женщины рожают детей, младенцев отбирают у матерей  и передают на усмотрение правителей, которые лучших из новорожденных  направляют к кормилицам, а худших, дефективных обрекают на гибель в  скрытом месте. По прошествии некоторого времени молодые матери допускаются к кормлению младенцев, но в это время они уже не знают, какие дети рожденными, а какие — другими женщинами. Все стражи-мужчины считаются отцами всех детей, а все женщины — общими женами всех стражей.

Это происходит, «когда в  государстве одни говорят: «это —  мое», а другие «это — не мое». Напротив, в совершенном государстве «большинство людей в отношении к одному и тому же одинаково говорят: «это — мое», или «это — не мое».

Общность достояния, отсутствие личной собственности, невозможность  ее возникновения, сохранения и приумножения делает невозможным и возникновение  судебных имущественных тяжб и взаимных обвинений, тогда как в существующем греческом обществе все раздоры  порождаются спорами из-за имущества, из-за детей и из-за родственников.

Но, вместе с тем, Платон писал: "Насколько женская природа  по своему достоинству хуже нашей, мужской, настолько же она превосходит  нас своей многочисленностью". По его мнению, женщина, наделенная множеством недостатков, служит средством  достижения мужского счастья на Земле.

В учении Платона о .государстве постулат общности жен и детей — не курьез, он играет 'чрезвычайно важную роль. Для Платона осуществление этого постулата означает достижение высшей формы единства в государстве. Общность жен и детей, в классе хранителей государства завершает то, что было начато общностью имуществ, и потому есть для государства причина его высочайшего блага: «Имеем ли мы какое-либо большее для государства зло, чем то, которое разъединяет его и делает из него многие государства, вместо одного, или большее добро, чем то, которое связывает его и делает единым?». Всякая разность чувств разрушает единство государства.

Подобную же точку зрения высказывает и древнегреческий  философ Аристотель. В своей книге "Политика" он изображал женщину, как слабое и несовершенное человеческое создание. Аристотель называл женщину "существом диким и лишенным разума". Иногда, защищая свободную  женщину, но не рабыню, он говорил, что  она способна мыслить, но в крайне "слабой степени". Ее подчиненная  роль в семье объясняется, якобы, недостаточным развитием женщины. Муж, по праву, — глава семьи. Согласно Аристотелю, женщинам чего-то не хватает. Женщина, так сказать, "недоделанный мужчина". В процессе размножения она играет чисто пассивную роль, она - получатель, тогда как мужчина активен, он - даритель. Ведь Аристотель считал, что ребёнок наследует только мужское, все его будущие качества заложены в мужском семени. Женщина подобна почве, которая лишь вбирает в себя и вынашивает посеянное зерно, тогда как мужчина и есть "сеятель". Или, как считал Аристотель: мужчина даёт "форму", а женщина же вносит свою лепту "материей". Природа, о которой говорит Аристотель, представляется нам внутренне противоречивой, ибо если она обусловливает и узаконивает равенство граждан, она в то же время обусловливает и узаконивает неравенство между гражданами и теми, кто таковыми не является - женщинами, детьми, рабами (и теми, кто не будучи рабами, лишены гражданских прав - людьми смешанной крови).

freepapers.ru

Женщины философы в античное время

     Тема: Женщины философы в античное время

     Оглавление:

 

     Какова  была роль, которую женщины играли в истории философии? Почему эта  роль осталась в значительной степени неизвестной? Первый из этих вопросов не так прост, чтобы ответить. Мы знаем, однако, что в древности по крайней мере двадцать одна женщина, изучала, писала и/или обучала философии. По крайней мере три из них, Ипатия из Александрии (370-415 гг. до н.э.), Асклепигения из Афин (ок.375г. до н.э.), и Арете из Кирены (ок.350г. до н.э.), как считалось, вели, возглавляли или совместно с мужчинами руководили школами философии. Эти двадцать одна древних философов женщин были известны некоторым из неизменно входящих в мужскую часть философов, включая Пифагора, Сократа, Платона, Аристиппа и Прокла. Женщины упомянуты в дошедших до нас работах или биографиях некоторых из этих философов, в более ранних историях типа написанной Диогеном Лаэртским (Колесников А.С., 2009).

     Почему  тогда женщин изъяли из исторического  канона философии? Ветхая ученость едва ли может объяснять эти действия мужчин. Здесь, видимо, дело в характеристике историй философии. Информация относительно мужчин и философов женщин появляется в тех же самых источниках: ранние компендиумы и энциклопедии, средневековые архивные коллекции (особенно в Ватикане), ранние современные профессиональные журналы сохраняли соответствие мужчин и женщин философов. Возможно, это не имеет никакого отношения к тому факту, что в историю философии не включали упоминание практикующих философов женщин, но, странно, что неизвестны и женщины историки философии. В любом случае остается некоторое предубеждение со стороны мужчин по отношению к женщинам философам, как и молчание относительно вклада женщин в философию в больших хронологических справочниках по философии и философских энциклопедиях. Известно, что действующие из предубеждения древние редко обучали девушек вообще, в том числе и философии; действующие из предубеждений средневековые богословы отвергали существование самой способности женщин в сфере управления религиозной или философской (Колесников А.С., 2009).

     Представляется  очевидным, что стремление к мудрости не является прерогативой мужчины, данной ему от природы. Многообразны пути к мудрости, как и многообразны формы любви к ней. И, хотя обычно мужчины в поисках метафизических прозрений играли главную роль, но и среди женщин всегда были те, чьим украшением было, по выражению апостола, “не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде” (Дёмин Р.Н.)             

      

     Начнем  с истоков, с ранней греческой  философии. Согласно одному из зачинателей  биографического жанра в античности, ученику Аристотеля Аристоксену,  в молодости учившемуся у пифагорейцев и написавшему  не дошедшую, к сожалению, до нашего времени  биографию Пифагора, Пифагор свое учение воспринял от Фемистоклеи Дельфийской (Дёмин Р.Н. Петершуле).

     Однако  сведений о женщинах-философах очень мало, мало и их работ. Больше, однако, сохранилось фрагментов, чем самих работ.

     Платон  включает два фрагмента: сообщение  Сократа о взглядах на любовь Диотимы  из Мантинеи (приблизительно 415 г. до н.э.), формирует большую часть Пира; и одна из двух оставшихся версий речи Перикла к афинянам — Sophist, которая, как традиционно считают, написана его супругой Аспасией из Милет (приблизительно 400 г.до н.э.) (Колесников А.С., 2009).

     Диотима из Мантинеи была гетерой. Эта выдающаяся женщина дарила идеи Сократу и Платону. Ее слова были признаны мудрейшими в кругу мужчин философов. За это Платон увековечил ее в своем « Пире». В платоновском «Пире» Диотима говорит: «Все люди беременны как телесно, так и духовно, и, когда они достигают известного возраста, природа наша требует разрешения от бремени.. Разрешиться же она может только в прекрасном, но не в безобразном». И добавляет: «Соитие мужчины и женщины есть такое разрешение». Она считала что «всякое творческое стремление к добру и красоте порождается жаждой продолжения жизни. Всякое рождение есть чудо, то есть проявление божественного в человеке, в том числе и когда речь идет о зарождении и становлении в нас нравственности или о познании божественного».

     По  преданию Диотима, имя которой по-гречески означает «Богобоязненная», в 429 г. до и. э., во время вспышки чумы, вымолила отсрочку болезни для афинян и была за это сделана жрицей (Колесников А.С., 2009, Лосев А. Ф., Тахо-Годи А. А., 1993)

       Аспасия одна из первых выдающихся женщин, известных в истории. Вторая жена Перикла, крупнейшего афинского деятеля. Аспазия не была уроженкой Афин, поэтому ее брак с Периклом не считался законным. Была обвинена врагами Перикла в непочитании богов и в безнравственности. Оправдана только благодаря защите мужа. Несмотря на то, что множество талантливых людей той эпохи (например, Фидий) восхищались ее умом и красотой, противники высмеивали ее как гетеру (Современный словарь-справочник, 2000). Аспасию обожал Сократ и познакомил с ней Перикла, с которым тот подружился. В диалоге Платона «Менексен» Сократ воспроизводит речь Аспасии. Она вела философские беседы с Сократом и Анаксагором, рассуждала о политике с Хариносом, о гигиене с Гиппократом, об эстетике с Фидием. Ее утонченность, остроумие, глубина познания того или иного предмета приводили в восторг собеседников. Это отмечал и ученик Сократа Эхиней. Платон отмечал, что он, подобно Периклу, обязан Аспасии возбуждением в нем умственной деятельности (Мусский И.А., 2008, Колесников А.С., 2009).

     Неоцезарийские  взгляды Макрины о природе  души были записаны на ее смертном одре (приблизительно в 379 г.до н.э) ее братом Григорием Нисским (братом Василия  Великого) в Vita Makrinae (Жизнь Макрины) (Колесников А.С., 2008).

     Фрагменты большой работы Аэзарии из Лукании (приблизительно 350 г.до н э.), Теано из Кротона (дочь Леофрона, уроженка Метапонта или Фурий, пифагорейка, жена Кариста или Кротона, или Бротина-пифагорейца, написала «О Пифагоре», «О добродетели к Гипподаму Фурийскому», «Женские увещевания», «Изречения пифагорейцев» (Фрагменты ранних греческих философов, 1989), Теано (критянка, жена Пифагора, написала «Философские записки», «Изречения», поэму с эпическими стихами; приблизительно 550 до н.э.), Периктионы I (матери Платона, приблизительно 450 до н.э.), Финтии из Спарты (ок. 400 до н.э.), Периктионы II (ок. 300 до н.э.) и Ипатии из Александрии также дошли до нас. Они— среди двадцати одной известных древних женщин философов (Колесников А.С., 2009).

     Жена Пифагора, Тиано, была известным математиком, физиком, медиком, философом. Более того, после смерти Пифагора, Тиано вела его школу еще шесть лет!

     Тиано родилась в 546 году до нашей эры. Ее отцом был  то ли Питонакс Критский, то ли Мило Кротонского. В некоторых источниках утверждается, что Теано была дочерью Бронтинуса, преемника Пифагора, а то и вовсе дочерью Пифагора и женой Бронтинуса. Очевидно, путаница произошла отчасти из-за того, что Тиано была на 36 лет моложе своего мужа, а отчасти потому, что в числе последователей Пифагора была еще одна Тиано, тоже математик и физик.

     Хотя  Тиано и была первой женщиной-ученицей Пифагора, позднее в его школе  было много женщин, как учениц, так  и преподавателей (в том числе  и сама Тиано). Поскольку все ученики  Пифагора жили коммуной и выпускали свои работы под именем Пифагора, сегодня представляется невозможным определить, кто и что именно написал.  Совершенно определенно известны труды Тиано по принципам золотого сечения. Некоторые исследователи даже утверждают, что имя Пифагора никогда не приобрело бы такого влияния, если бы не работы Тиано, опубликованные после его смерти. Во всяком случае, именно на ее работы есть ссылки в трудах Диогена и многих известных манускриптах тех времен.

     Неизвестно  точно даже то, сколько же детей было у Пифагора и Тиано. Предположительно, их было пятеро. Три дочери (Дамо, Майя и Аригноте) стали философами. Один из двоих сыновей стал математиком.

     Интересно, что школа Пифагора существовала за семь поколений до Платона, и ссылки на нее есть у Гераклита, Платона, Геродота и самого Аристотеля. Каким образом последний, утверждавший о недоразвитости женщин по сравнению с мужчинами, ухитрился «забыть» женщин, входивших в школу Пифагора и вполне конкретные работы его жены.

     Постепенно  школа Пифагора стала практически править Кротоном, чем, скорее всего и объясняется необычное для того времени отсутствие дискриминации в приеме учеников. Скорее всего из-за религиозных дрязг (на Кротоне слишком уж почитали египетского Осириса), там однажды случился бунт, в ходе которого Пифагор и несколько его сподвижников были убиты, а многие изгнаны.

     Тиана управляла школой, которая была рассеяна по всей Греции, что было сложнее, чем  управлять коммуной в слиянии  с правительством.

     К сожалению, все, что мы знаем о  работах Тиано, мы знаем из упоминаний о них в других, более поздних источниках, оттуда же известны и описания таких модных в античные времена публичных дебатов, где принимала участие Тиано. Известно, что она, как минимум, написала такие труды, как «Жизнь Пифагора», «Космология», «Теорема Золотого Сечения», «Теория Чисел», «Строение Вселенной» и «О Благонравии».

     Гипа́тия (Ипа́тия) Александри́йская (370(?)—415) — женщина-учёный греческого происхождения, философ, математик, астроном.

     Гипатия, дочь Теона, всю свою жизнь провела  в Александрии, где снискала уважение и почет как философ и ученый. В то время Александрия, знаменитая своим интеллектуальным аскетизмом и одновременно крайностями утонченной чувственности, находилась на перекрестке культурных традиций (Фили К, 2002). Гипатии, выросшей в интеллектуальной среде и получившей от отца блестящее образование, были близки научные интересы Теона. Поэтому неудивительно, что она со временем становится его ближайшим сотрудником. Говорят, что она даже превосходила своего отца, ибо, как пишет Дамаский, была по природе “талантливее и утонченнее”.    

     Образование Гипатия получила под руководством своего отца, Теона Александрийского, принадлежавшего к числу учёных Александрийской школы (Штекли, 1971).

     Около 400 года Гипатия была приглашена читать лекции в Александрийскую школу, где заняла одну из ведущих кафедр — кафедру философии. Преподавала философию Платона и Аристотеля; также преподавала математику, занималась вычислением астрономических таблиц. Написала комментарии к сочинениям Аполлония Пергского и Диофанта Александрийского, которые до нас не дошли. В своих лекциях Гипатия не ограничивалась философией (которая и во времена классической античности, и в период эллинизма оставалась уделом аристократии), а обучала также математике, включая арифметику, геометрию, астрономию (которую, исходя из платоновского понимания этой науки, Гипатия считала вершиной знания) и музыку, т.е. дисциплины, которые Боэций впоследствии назвал квадривием. Но все же математические дисциплины рассматривались Гипатией лишь как ступени, ведущие к метафизическому познанию. Свою основную задачу она видела в исследовании тайны бытия (Фили, 2002).

     Историк Сократ Схоластик характеризует Гипатию следующим образом: «Она приобрела такую учёность, что превзошла современных себе философов; была преемницей платонической школы, происходившей от Платона, и желающим преподавала все философские науки. Поэтому хотевшие изучить философию стекались к ней со всех сторон. По своему образованию, имея достойную уважения самоуверенность, она со скромностью представала даже пред лицом правителей; да и в том не поставляла никакого стыда, что являлась среди мужчин, ибо за необыкновенную её скромность все уважали её и дивились ей (Штекли, 1971)

     Гипатия принимала  участие в александрийской городской  политике, имея влияние на главу города, префекта Ореста. Это обстоятельство вызывало постоянные трения с епископом  Кириллом (впоследствии канонизированным), почему христианская община считала Гипатию виновной в возникшей в итоге смуте. В 415 году группа египетских христиан, сторонников епископа Кирилла, напала на Гипатию и убила её. Христианский историк Сократ Схоластик вину в смерти Гипатии возлагает на «некоего Петра». Вскоре после смерти Гипатии многие из её учеников покинули город, что послужило началом упадка Александрии как научного центра (Штекли, 1971).

stud24.ru

Женщина-философ Гиппархия в Древней Греции

11 октября Facebook встречает своих пользователей поздравлением с Международным днём девочек. И поздравление это выглядит следующим образом: «У каждой девочки должен быть шанс стать лидером». Девочкам не желают ни здоровья, ни счастья, ни надёжного мужа, ни хороших детей. А стать лидером. «Мы желаем всем девочкам великих свершений», — пишет Facebook. И миллионы девочек по всему миру читают это и впитывают.

Хиллари Клинтон с детства хотела быть лидером. Студенческий совет, редакция школьной газеты, плавание и баскетбол. Однажды она даже написала в NASA письмо, в котором спрашивала, что нужно сделать для того, чтобы стать астронавтом.

И так было всю жизнь. Аппарат юридического комитета палаты представителей, член совета директоров Wal-Mart, дважды входила в список самых влиятельных юристов США. Жена прокурора штата, жена губернатора, жена президента, сенатор, госсекретарь. Нельзя просто так взять и прекратить такую карьеру. Нет, её надо обязательно завершить. А завершить такую карьеру можно только постом президента.

Хиллари Клинтон пыталась два раза. Один раз она уступила на праймериз. Второй раз она проиграла Дональду Трампу. И оба раза после её проигрыша мы узнавали, насколько больно ей было проигрывать. В первый раз эта боль была растворена в её работе государственным секретарём. Египет, Ливия, Сирия — в каждой из этих стран США последовательно поддерживали «заслуживающие доверия вооружённые силы из людей, которые изначально выступали с протестами» (цитата по интервью Клинтон изданию The Atlantic). Гори всё огнём, как бы говорила миру Хиллари Клинтон, а мир теперь разгребает последствия.

А вот о последствиях второго проигрыша мы узнаём только сейчас. Биограф семьи Клинтон Эдвард Кляйн утверждает, что Билл и Хиллари уже несколько месяцев не разговаривают и общаются только через своих адвокатов. К подобным последствиям не привели ни скандал с Дженнифер Флауэрс, ни скандал с Моникой Левински. Хиллари Клинтон оправдывала измены мужа, потому что карьера её продолжалась и где-то там, впереди, высилась сияющая вершина. Теперь же, когда вершины, кажется, не достичь, Билл Клинтон не нужен.

Причиной ссоры супругов стало отношение Билла к книге Хиллари, которая называется «Что случилось?». Кляйн утверждает, что Билл ответил жене, что случилось: «Ты проиграла». И попытался убедить жену, что нельзя искать причины своего проигрыша в «русских хакерах», бывшем директоре ФБР или не проголосовавших за неё женщинах. А искать их надо в недостаточном внимании к избирателю Среднего Запада, о чём Билл Клинтон предупреждал свою жену ещё за месяц до выборов. «Ты проигрываешь», — сказал он тогда Хиллари Клинтон, но она отмахнулась.

Конечно, она отмахнулась! Кто такой уже тогда был Билл Клинтон? Вздорный старик. А она — самый популярный демократ, без пяти минут первая женщина-президент в истории США. Без пяти минут лидер всего свободного мира. Да и несвободного тоже, ведь есть авианосные группы.

В самом первом предвыборном ролике Хиллари Клинтон сразу же после объявления об участии в выборах она говорит: «Америке нужен чемпион». И зрители ролика сразу же понимают, кто тут чемпион. США обречены на лидерство, потому что, если они откажутся от этой роли, в мире образуется пустота, которую никто не сможет заполнить. Понимаете? Обречены! Кажется, такой же обречённой на лидерство она считала и себя. И положила на это лидерство всю свою жизнь. И в самом конце, у самого финиша, когда до сияющей вершины оставались считаные метры, её обошёл на повороте — и кто?! — псих, хам, мужлан, сексист, но главное — человек без карьеры! Выскочка! Она к своей вершине десятилетиями шла по ступенечкам, а он сразу же прилетел туда на вертолёте, купленном за шальные деньги. Это нечестно. Лидерами не рождаются. Ими становятся. Так говорит Цукерберг.

То есть перед нами та самая выросшая девочка из поздравления Facebook, которая не упустила свой шанс стать лидером. Для которой лидерство — это главная цель. А политическая карьера — это инструмент для достижения лидерства. Это карьера ради карьеры. И ни для чего больше. И, глядя на Хиллари Клинтон и её разрушенную психику, хочется сразу же посочувствовать тем девочкам, которые сегодня прислушаются к поздравлениям Цукерберга и попытаются повторить её опыт.

А ещё хочется посочувствовать американцам, которым судьба преподнесла сложнейший из выборов. С одной стороны — человек без всякого политического опыта. С другой стороны — человек с одним только политическим опытом. Оба хуже, как говорится, но выбор-то надо было сделать. И выбор был сделан.

Что же касается девочек, то в их международный день хочется пожелать им надёжного (надёжного!) мужа, хороших детей, любимой работы без фанатизма и настоящего женского счастья.

И конечно, прислушиваться к советам своего мужа, буде ему таки довелось однажды быть президентом.

Максим Кононенко, RT

https://news-front.info/2017/10/11/bremya-sovremennoj-zhensh...

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

mirtesen.svpressa.ru

Женщины-философы

Содержание:

Введение

Юлия Кристева

Симона де Бовуар

Ханна Арендт

Гипатия

Аспазия

Екатерина Сиенская

Симона Вейль

Шелли Мэри Уостонкрафт

Джудит Батлер

Катерина де Сиена

Олимпия де Гуж

Кристина Пизанская

Приложение

Женщины философы.

Древние говорили, что мужчина может размышлять о бесконечности, а женщина придавать ей смысл. Подобная сентенция имеет самый различный смысл: например, мужчине недоступно производить на свет детей, но он может утешаться парадоксами Зенона (Zenon). На основании подобного утверждения получила распространение идея, что на протяжении всей Истории (по крайней мере, до ХХ-го столетия) на Земле появлялись великие поэтессы и великолепные писательницы, рождались выдающиеся женщины-ученые, но не было ни женщин-философов, ни женщин-математиков.

Подобное искаженное отношение к женщинам привело к тому, что на протяжении долгого времени считалось, будто они неспособны к занятиям живописью, а Росальбу Каррьера (Rosalba Carriera) и Артемизию Джентилески (Artemisia Gentileschi) считали исключением. Объяснимо, что до тех пор, пока живопись подразумевала выполнение фресок в церквях, для женщин считалось непристойным лазить в юбках по строительным лесам, равно как и руководить мастерской с тридцатью подмастерьями. Но как только стала развиваться мольбертная живопись, появились и женщины-художницы.

То же самое говорили и про евреев, которые достигли успеха во многих направлениях искусства, но только не в живописи; до тех пор, пока не появился Шагал (Chagall). Еврейское искусство действительно было знаменито, в ть многие древние манускрипты. Проблема заключалась в том, что в те времена, когда образное искусство находилось в руках Церкви, евреи вряд ли могли стремиться к написанию изображений Богоматери и распятий. Удивляться этому все равно, что удивляться тому, что ни один еврей не стал Папой Римским. В хрониках Университета Болоньи упоминаются такие женщины-преподаватели, как Беттисия Гоззадини (Bettisia Gozzadini) и Новелла Д'Андрэа (Novella d'Anrea), прекрасная настолько, что лекции ей приходилось читать в вуали, чтобы не смущать студентов. Но ни та, ни другая не преподавали философию. В учебниках по истории философии мы так же не встретипервую очередь, своими музыкальными, а не визуальными произведениями, потому как к божественному не пристало обращаться посредством изображений. . Блистательной и несчастливой Элоизе (Eloisa) - ученице Абеляра (Abelardo) - пришлось довольствоваться судьбой настоятельницы монастыря.

К проблеме аббатис, о которой уже в наши дни много написала женщина-философ Мария Тереза Фумагалли (Maria Teresa Fumagalli), так же не стоит относиться с легкостью. В средневековом обществе настоятельницы монастырей были не только духовными учителями для своих монахинь, талантливыми организаторами и политиками, заботившимися о своем монастыре, но яркими представительницами интеллектуального сообщества того времени. В любом хорошем учебнике философии должны упоминаться имена таких великих женщин-мистиков, как Катерина Сиенская (Catarina da Siena), не говоря уже о Хильдегард фон Бинген (Hildegarda de Bingen), даже сегодня поражающей нас своими метафизическими представлениями и видением бесконечности.

Утверждение, что мистика не является философией, нельзя считать правомерным, потому как в истории философии значительное внимание отводится таким мистикам, как Сузо (Suso), Таулер (Tauler), Мейстер Экхарт (Eckhart). А утверждать, что женская мистика уделяла больше внимания телесному, чем абстрактным идеям, равносильно утверждению, что из учебников философии должны исчезнуть упоминания о, ну не знаю, Мерло-Понти (Merleau-Ponty), например.

Феминистки уже давно поставили на пьедестал свою героиню Гипатию Александрийскую (Hipatia), которая в 5 веке преподавала платоновскую философию и математику. Гипатия стала истинным символом женской философии, хотя от ее произведений остались лишь воспоминания. Все они были уничтожены, как и сама Гипатия, погибшая от рук разъяренных христиан, вдохновителем которых, по словам историком, был тот самый Кирилл Александрийский (Cirilo de Alejandria), впоследствии названный святым, хотя и не за этот поступок, конечно. Но была ли Гипатия единственной?

Совсем недавно во Франции вышла в свет небольшая книга 'История женщин-философов' ('Histoire des femmes philosophes'). Автор этой книги - Жиль Менаж (Gilles Menage), живший в 17-ом столетии и бывший предшественником маркизы де Севинье (de Sevigne) и мадам де Лафайет (de Lafayette). Впервые его книга была издана в 1690 году и носила название 'Mulierum philosopharum historia'. Так что Гипатия была не единственной, и хотя в книге Менажа наибольшее внимание уделено классической эпохе, из нее мы узнаем о таких женщинах-философах, как: Диотима (Diotima) из платоновского 'Пира', Арета Керинейская (Areta), Никарета (Nicarete) из мегарской школы, философ-киник Гипаркия (Hiparquia), последовательница аристотелевой философии Феодора (Theodora), последовательница эпикурейцев Леонтион (Leontion) и пифагорейцев - Фемистоклея (Temistoclea). Просматривая древние рукописи и работы отцов Церкви, Менажу удалось найти упоминания 65 имен женщин-философов, хотя стоит признать, что его понятие о философии было достаточно широким.

Если учитывать, что в греческом обществе женщинам отводилось место лишь за закрытыми дверями дома, философы предпочитали не столько красивых девушек, сколько красивых юношей, а, чтобы иметь определенное влияние в обществе женщина должна была быть куртизанкой, становится понятно, какие усилия предпринимались мыслительницами того времени, чтобы быть услышанными. С другой стороны, Аспазию (Aspasia) все больше помнят именно как гетеру, забывая о том, что она была блестящим ритором и философом, которую - об этом нам пишет Плутарх (Plutarco) - любил послушать сам Сократ (Socrat).

Я перелистал три имеющиеся на сегодняшний день философские энциклопедии, и не встретил там упоминания ни об одной женщине-философе, за исключением Гипатии. И дело не в том, что за всю нашу Историю не было женщин, размышлявших о бытие и мироздании. Просто мужчины-философы предпочли их забыть, прежде, возможно, приписав себе все их философские изыскания.

CATERINA DA SIENA – ЕКАТЕРИНА СИЕНСКАЯ

(1347 - 1380)

Настоящее имя Екатерина Бенинказа (Benincasa). Родилась в семье сиенского красильщика. Уже в детстве оказалась под влиянием доминиканской среды. Вся ее жизнь отмечена глубокой религиозностью. В 1363 г. вступила в орден „кающихся сестер св. Доминика”, и с этого момента полностью посвятила себя служению больным и милосердию. Очень скоро Екатерина становится известной благодаря своему аскетическому образу жизни, к ней обращены надежды многих из тех, кто надеется на обновление церкви и перенос папского престола из Авиньона в Рим. Еще в ранней юности Екатерине был присущ мистицизм. Около 1370 г., после одного из мистических видений, она решает бороться за мир между людьми и за церковные реформы. Она постоянно ездит по городам Италии (Пиза, Лукка и др.), а затем отправляется в Авиньон с намерением примирить Флоренцию с папой. Здесь, не достигнув цели поездки, она все же добивается возвращения папского престола в Италию (1377). Из ее наследия известен «Диалог о Божественном Провидении» («Dialogo della divina Provvidenza », 1378), продиктованный ею в состоянии мистического экстаза ученикам, а также обширная переписка (381 письмо), причем среди адресатов были как политические и религиозные деятели, так и простые верующие. Умерла в Риме в 1380 г. Была канонизирована папой Пием II в 1461 г.

В прозе Екатерины, которая долгое время была неграмотной, отражается многогранность ее личности и искренняя, непоколебимая вера в собственные идеалы. В ее мировоззрении переплетаются мистицизм, стремление отдалиться от мира, чтобы жить в единении с Христом (она считала себя обрученной с ним и носила на руке только ей видимое обручальное кольцо), и способности практического плана, которые помогают ей совершать конкретные и рациональные поступки. Особенно очевидны обе эти черты в «Письмах», хотя и не всегда они гармонично сочетаются. Тем не менее, страстная тональность и мистический пыл обычно уравновешиваются стремлением к конкретному действию и достижению поставленной цели. Стиль Екатерины трудно назвать литературным, он строится на образах, заимствованных из библейских текстов либо из народной культуры.

АСПАЗИЯ.

Перикл (495-429 годы до н. э.) — долголетний руководитель Афин эпохи расцвета Эллады — много сделал для возвышения греческой столицы. “Мы воздвигли себе великие памятники, свидетельствующие о нашем могуществе, и будем возбуждать удивление в последующих поколениях, как возбуждаем

его теперь в современниках ”, - говорил он. Периклу удалось превратить Афины в экономический, политический, культурный и религиозный центр всей Греции. Современники говорили о нем, что он был оратором, философом, художником, политиком и воином — человеком, олицетворявшим “золотой век” афинской государственности.

Активная общественно-политическая деятельность Перикла протекала на фоне неурядиц его семейной жизни, хотя он строго выполнял законы Гименея по афинскому образцу. По этим законам афинские жены занимались, главным образом, домашними работами и детьми. Общественные, интеллектуальные и художественные интересы им были чужды — они не принимали участия в каких-либо зрелищных мероприятиях и пиршествах, были лишь прислужницами своих мужей и имели ограниченный духовный кругозор. Добродетель таких женщин заключалась в том, чтобы быть как можно менее заметными.

Естественно, что такие женщины мало привлекали мужчин, и те тянулись к гетерам — интересным и блестяще образованным собеседницам, которые, как правило, приезжали в Афины из других городов и даже стран.

Перикл относился к своей жене, как и другие афиняне: он не питал к ней особой симпатии, а проще говоря, был равнодушен, несмотря на то, что они успели нажить двух сыновей. И вдруг все изменилось — к нему пришла настоящая любовь. Перикл решительно и без особого сожаления разошелся со своей женой, тем более что в тогдашних Афинах разводы совершались довольно легко. Разведенная жена, “с ее согласия”, без особого труда передавалась другому. Выполнив этот обряд развода, Перикл женился на иностранке Аспазии, к которой питал “большую нежность”.

mirznanii.com

В каких грехах обвиняли древние греки женщину-философа Аспасию? | Биографии

Милет находился в Ионии, на западном побережье полуострова Малая Азия (начало Греции), был культурным центром античности, и оттуда вышло многих выдающихся людей. Кроме Милета в Ионию ещё входили одиннадцать самостоятельных городов: Клазомены, Эфес, Фокея, Галикарнас и другие. За двадцать шесть лет до рождения Аспасии полис был разрушен персами после подавления восстания, но традиции города учёных и философов, родины знаменитого мудреца, основателя Милетской философской школы, астронома и математика Фалеса, сохранились.

За десять лет до рождения Аспасии, в 480 г. до н. э., афинский флот разгромил персов у Саламина, и вскоре началось пятидесятилетие расцвета Древней Греции, продолжавшееся до самого начала войны между Спартой и Афинами в 431 г. до н. э. Дочь Аксиоха была талантлива, красива, честолюбива и прекрасно образована для своего времени. И хотя женщинам не полагалось в те времена заниматься ничем, кроме домашнего хозяйства, Аспасия тянулась к знаниям. Повзрослев, она увлеклась красноречием, стала изучать труды античных философов, познакомилась с учением Анаксагора из Клазомен.

Но, видимо, соотечественники осуждали увлечения Аспасии, не свойственные женщинам Древней Греции, и она решила перебраться из Милета в Афины. Так утверждают одни источники, но в других говорится, что в детстве дочь Аксиоха похитили, развратили, что её выкупил и отпустил на волю один из поклонников, что в Афинах женщина-философ появилась с несколькими молодыми гречанками из Коринфа, и приехали они якобы из Мегары.

Поэты в своих сочинениях называли Аспасию куртизанкой, но никто из древних авторов не приводил никаких имён мужчин-любовников, кроме двух её мужей — Перикла и Лизикла.

Афинами в это время управлял Перикл, стоявший во главе демократической партии. Он стремился сделать свой город центром культурной жизни и приглашал из других полисов Греции известных учёных, поэтов, писателей, художников. Дом, в котором поселилась Аспасия в Афинах, вскоре стали посещать мудрецы и философы, чтобы насладиться необычным искусством красноречия умной и красивой женщины. На её выступления приходили Сократ, Платон, Ксенофонт, Фидий и другие великие греки…

Перикл был старше Аспасии на двадцать лет и свою карьеру когда-то начинал воином, добросовестно исполняя свои обязанности. Он уважал чужие жизни, славился своей сдержанностью, дорожил каждым солдатом, избегая рискованных мероприятий. Перикл был очень молод, когда впервые выступил обвинителем в 467 г. до н. э. против лидера аристократов Кимона, продемонстрировав своё великолепное ораторское искусство. После смерти в 461 г. до н. э. вождя демократов Эфиальта Перикл стал руководить партией. Он не был счастлив в первом браке со своей родственницей, подарившей ему двух сыновей, и разошёлся с ней по взаимному согласию.

В свободное от государственных дел время Перикл устраивал встречи-дискуссии со своими друзьями: учёными, поэтами, философами. Услышав от Сократа, что в Афинах появилась сказочно красивая и умная молодая женщина из Милета, прекрасно владеющая ораторским искусством, он решил познакомиться с ней. Красота Аспасии, нежный, обволакивающий голос и её необыкновенный ум так поразили Перикла, что он влюбился в неё без памяти и женился. Она, должно быть, светилась счастьем, когда он ввёл её в свой дом и окружил заботой. Она занималась философией, совершенствованием речи, к ней приводили своих жён известные греки, но не смогла расположить к себе сыновей Перикла от первого брака, и пасынки враждебно встретили мачеху. Аспасия не нашла подход к старшим детям Перикла, и это стало трагедией их жизни.

По совету своей жены правитель пригласил в Афины философа Анаксагора, и тот, по мнению Плутарха, «вдохнул в него величественный образ жизни…, придал его характеру высокое достоинство». Анаксагор учил Перикла и Аспасию естественным наукам и небесным явлениям, утверждая, что не боги, а законы природы управляют движением Луны и Солнца. Народ полностью доверял мудрому и бескорыстному Периклу и в течение пятнадцати лет (с 445 г. до н. э. — 430 г. до н. э.) ежегодно избирал его стратегом.

Перикл любил Аспасию безгранично, прислушивался к её мудрым советам, разрешал выходить к гостям, нарушая афинские обычаи, участвовать в дискуссиях. Но не всем древним грекам нравилось, что Аспасия принимает участие в государственных делах, и этим воспользовались завистники, враги Перикла из партии аристократов и его сыновья от первого брака. Они не отваживались открыто выступать против стратега, зная его огромную популярность среди народа, поэтому стали преследовать друзей правителя и любимую женщину, обвиняя в разных грехах. Аспасию высмеивали, называли «Герой олимпийца Перикла», «Омфалой и Деянирой нового Геркулеса». Перикл обладал сильной выдержкой и не защищал любимую женщину от нападок клеветы, считая, что лучшим противодействием станет их безупречное поведение, но он ошибался…

В 445 г. до н. э. Периклу удалось подписать 30-летний мир между Афинами и Пелопоннесским союзом, и он вместе с Аспасией стал уделять много внимания благоустройству Афин. Завистники и враги решили обвинить руководившего строительными работами скульптора Фидия в хищении золота. По совету Перикла великий Фидий сделал одеяние из золота для статуи богини Афины съёмным, чтобы его можно было снять и взвесить. Так и была установлена честность Фидия. Но враги не успокоились и обвинили вскоре скульптора в святотатстве, узнав его среди изображённых на щите Афины в лысом старике с камнем над головой. Великий Фидий, автор скульптуры Зевса в Олимпии, признанной одним из семи чудес света, и других непревзойдённых произведений, не смог оправдаться и был заключён в тюрьму, где, по преданию, его отравили враги Перикла.

После осуждения Фидия обрадованные враги и завистники решили расправиться с учителем Перикла Анаксагором и Аспасией. Про них распространяли разные грязные небылицы, высмеивали, не опасаясь вызвать гнев Перикла, зная его сдержанность к ругани. Аспасия родила сына и назвала его Периклом, потом у них появились дочери, но враги не успокаивались, и особенно изощрялся в клевете старший сын Перикла от первого брака, Ксантипп. Под давлением аристократов во главе с Клеоном народное собрание приняло постановление о наказании тех, кто не почитает богов и изучает небесные явления.

Перикл посоветовал Анаксагору бежать из Афин, что тот и сделал. Знаменитый философ вернулся в Ионию, открыл школу для детей и завещал, чтобы годовщину его смерти отмечали школьными каникулами. Почувствовав свою силу, завистники и особенно сыновья Перикла от первого брака устроили бешеную травлю Аспасии и привлекли её к суду, обвиняя в распутстве и безбожии. Но они просчитались: Перикл решил сам защищать свою любимую женщину. Он пришёл в суд и, используя своё ораторское искусство, красноречиво доказал невиновность Аспасии, со слезами на глазах просил судей не подвергать Аспасию наказанию. Судьи были потрясены выступлением обычно очень сдержанного стратега и оправдали женщину-философа. Но они не знали, что каждый день начавшегося года приближает их к военной катастрофе в Пелопоннесской войне.

В 431 г. до н. э. началась война между Спартой и Афинами, она шла с переменным успехом, но в городе вспыхнула эпидемия чумы, уносившая больше жизней, чем во время сражений. Перикла и Аспасию обвинили во всех неудачах, и в следующем году мудрого правителя не только не избрали стратегом. но и присудили ему выплатить большой штраф. Болезнь забрала жизни обоих старших сыновей, сестры, друзей Перикла, и это горе окончательно сразило его. Вскоре афиняне принесли извинения, и его опять избрали стратегом, но он заболел изнурительной лихорадкой и умер в сентябре 429 г. до н. э., оставив Аспасию с детьми с без поддержки.

После смерти Перикла женщина-философ вышла замуж за друга покойного мужа Лисикла (Лизикла), но он вскоре погиб на войне. Она пережила смерть своего сына, молодого Перикла, и больше о ней ничего не известно. Как жила потом женщина-философ, что стало с её дочерьми и как закончилась её жизнь, осталось тайной. История не сохранила никаких сведений о дальнейшей жизни Аспасии, женщины, бросившей вызов мужчинам-философам, познавшей счастье великой любви, страдания от незаслуженных обвинений, пережившей любимых мужчин — мужа и сына. Угас интерес древних греков к Аспасии после смерти Перикла: шла Пелопоннесская война, и стали ненужными размышления общего характера, когда нависли конкретные угрозы жизни.

Древнегреческий поэт-комедиограф Аристофан спустя годы обвинит Аспасию ещё в одном грехе, утверждая, что Пелопоннесская война началась якобы из-за похищения мегарцами некоторых её служанок, а историк Фукидид, исследователь конфликта между Афинами и Спартой вообще не упомянет в своих трудах о знаменитой женщине-философе. Она дерзнула увлечься философией, ораторским искусством, добилась признания и восхищения у мужчин-философов, но другие древние греки считали неприличным, что женщина не интересуется домашним хозяйством и занимается мужскими делами.

Разные превратности подстерегают человека на его жизненном пути, берегите свои бесценные жизни, дорогие читатели, и не забывайте уважать чужие.

shkolazhizni.ru