История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

«Наследие Древних» Сергей Волк читать онлайн - страница 11. Волк сергей наследие древних


Наследие Древних читать онлайн - Сергей Волк

Сергей Волк

Наследие Древних

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1

КАЛЛОРДАНГ

Загудело так, будто за стальной дверью бесновался гигантский шмель. Капитан Грегори МакАлистер поморщился и потер кулаком обросший щетиной массивный подбородок. Проход во флайере был узкий, коленями капитан касался рядового. Слева сидел второй рядовой, суровый и молчаливый, в черной ребристой броне, как и первый, шарообразном шлеме с поднятым забралом, в руках лучевое ружье. Капитан покачал головой — к счастью, оружие тут современное, а не какие-то старомодные автоматы. Вообще-то, от этой дыры на окраине Галактики можно было ожидать всего чего угодно. Всего, но не гудящего, тарахтящего флайера!

— Сержант! — побагровел Грег. — У вас что, нет чего-то получше?

Тучный вояка со свиными глазками и с сединой на висках пожал плечами. Зеленые глаза капитана сверкнули, и он буркнул:

— Консервная банка…

Сержант и рядовые безмолвствовали.

Грег по привычке закусил губу и уставился в иллюминатор. Заходящее солнце плескалось в медно-молочной дымке и окропляло кровью рыжую каменистую землю. Трещины и провалы запечатлели на теле Каллорданга причудливый узор. Взор капитана цеплялся за невысокие скалы, хаотично натыканные по поверхности захолустного шестого спутника Анагармы — второй планеты этой звездной системы. Только бы пилот был не такой остолоп, как этот жирный сержант. Капитан Грегори МакАлистер, кавалер Ордена Розы, обладатель двух Серебряных Крестов, не желал погибнуть так нелепо, разбившись на краю Галактики в этой консервной банке.

Капитан потер широкими ладонями скуластое лицо:

— Фуф, сержант… Давай по новой попробуем.

Толстяк туповато уставился на Грега. Тот вскипел:

— Я что, говорю на старом диалекте буромордых?

Сержант прочистил горло и пробасил:

— Никак нет.

— Тогда расскажи, на кой меня закинули сюда, к вам? — Капитан скептично оглядел рядовых и предположил: — Они, поди, и на передовой-то не были.

— Капитан, вы здесь не для того, чтобы обсуждать боевые заслуги моих людей.

— Даже так?

— Так.

Они схлестнулись взглядами. Грег сжал кулаки. Толстяк перевел взор на грудь собеседника — две синие нашивки — и прошептал:

— Полковник Хенес сказал вам все, что нужно.

— Полковник Хенес… — пробурчал капитан и снова вытаращился в иллюминатор. Флайер лихо несся над потрескавшейся каменистой землей. — Хенес… Да в гробу я видал твоего Хенеса. Такие, как он, сроду на передовой не бывали. — Он скрежетнул зубами. — Сидел себе в тепле, бренди хлебал. А я… Сержант, у меня из-за таких дураков, как твой Хенес, рота на Церрере полегла!

Толстяк помрачнел. Вот уже два года, как войне с крайтами был положен конец, но поражение на Церрере намертво отпечаталось в памяти каждого человека. Штурм Цитаделей буромордых превратился в ужасающее побоище. По официальным данным, армия потеряла шестьдесят тысяч человек. Однако у Грега были все основания утверждать, что на Церрере полегло не менее ста тысяч.

Капитан опять проскрежетал зубами. Если бы не то обидное поражение, то крайтов поставили бы на колени. А так всего лишь подписали мир. Получалось, шесть лет войны коту под хвост.

— Кретин твой Хенес, — не унимался Грег. — Знаешь, сержант, мне, конечно, уже осточертело муштровать новобранцев. Тупое мясо идет! Да с такими новую войну не начнешь. Зашевелись сейчас буромордые — и нас враз выбьют с Геи!

Толстяка затрясло. Капитан пылко продолжал:

— Да, осточертело муштровать, но… Но еще больше мне не нравится твой булыжник. Знал бы ты, сержант, в какой дыре ты находишься! Да я сделал шесть гиперпереходов, чтобы добраться сюда!

— Мы предлагали вам камеру, капитан. Вы отказались.

— Камеру они мне предлагали! — Казалось, Грег готов был подхватиться и накостылять толстяку по шее. — Я одуреваю от всех вас. Вы что, совсем ни черта не соображаете? Да ты, баран, засунешь свой жирный зад в камеру, а потом уже оттуда вовек не вылезешь!

Это утверждение заинтересовало рядовых.

— Чего уставились?! — заорал капитан. — Разве ни разу не слышали, что пси-камеры вызывают привыкание?

Сержант кашлянул в кулак и возразил:

— Привыкание вызывают старые модели. А у нас последняя, ПС-тринадцать-М.

— Опять лапшу мне на уши?! — вновь вскипел Грег. — Послушай, сержант, будешь заливать — я тебя пристрелю, как собаку. А твоему любимому полковнику Хенесу скажу, что у тебя с рождения дырка во лбу. Понял?

— Так точно.

— Уже лучше, — просиял капитан и вдруг скривился и закрыл глаза.

Руки ломило — шесть гиперпереходов не прошли бесследно. Герой войны пролетел половину Галактики, чтобы оказаться здесь, на этом дрянном булыжнике.

— Она новая…

— Что?.. — Капитан приоткрыл глаза.

Сидящий перед ним рядовой повторил четче:

— Новая. Пси-камера последней модели. Привыкания не вызывает. Хотя мы с Тайком, — он ткнул локтем соседа-рядового, — пробовали всего-то по разу.

Грег встряхнул руками и спросил коротко:

— Давно вы тут?

— Второй месяц.

Тайк кивнул.

Капитан зажмурился и начал массировать лоб кончиками пальцев. Затем принялся размышлять вслух:

— На кой сюда, на край Галактики, привозить камеру последней модели? Она же денег бешеных стоит. А нынче казна пуста… Ну, так нам говорят… Неувязка какая-то. Камера новая, а флайер… банка консервная!

Сержант и рядовые молчали.

— Тайк, чем вы тут занимаетесь? — задал вопрос Грег.

— Охраняем.

— Что?

Тайк замялся и поглядел на толстяка. Тот отрицательно покачал головой.

— Да вы все тут просто одурели! — возмутился капитан. — Что это за секретность?! Вы здесь что, убежище для маршала строите?

Молчание.

— Что у вас тут происходит?

Только гудение флайера.

— Что можно охранять здесь? Объясните мне — раз вы такие умные!

Рядовые поглядели на сержанта. Тот вновь мотнул головой.

— Ну, бесовские прихвостни! — озверел Грег. — Совсем дурака из меня сделать хотите? Не пройдет!

Он расстегнул нагрудный карман и вынул черный предмет размером с фалангу большого пальца.

— Еще не время, капитан, — сухо предупредил сержант.

— Я старший по званию, — парировал Грег и вытянул из-под скамьи рюкзак. Быстро отыскал в нем что-то похожее на коричневую книжицу.

— Еще рано, капитан.

— Помалкивай!

Капитан сорвал с черного предмета пленку и воткнул его в гнездо на «книжице». Над ней вспыхнуло, и засветилась седеющая голова.

— Рад приветствовать вас, капитан МакАлистер.

— Хенесссс, — прошипел Грег.

— Полагаю, вы уже на месте и лично убедились в том, что дело весьма и весьма серьезное. — По лицу полковника вдруг прокатилась рябь. Голос огрубел: — Ни с чем пооодообныым мыы ещеоо не сталкивааа… — Изображение замерцало.

— А-ай! — Капитан выронил «книжицу» и уставился на нее. Индиговые молнии потрескивали и сплетались. — Что за чертовщина?!

Сержант и рядовые словно окаменели.

— Идиотство! — озлобился Грег. — Что вы на борту везете? Помехи бешеные!

Молнии на «книжице» пошипели и потухли. Толстяк откашлялся и пояснил:

— Это не на борту. А… там, за бортом…

— Там? — По спине капитана побежали мурашки.

— Там…

Грег помассировал лоб, щеки и осторожно поднял «книжицу». Пришлось приложить усилие, чтобы вынуть оплавленную черную мини-кассету.

— Ну и ну… За тридцать восемь лет не видел ничего подобного.

Сержант в очередной раз кашлянул и уведомил мертвенно:

— Скоро такое увидите, капитан, что вам и не снилось…

2

ХЛОК-ТУ-РИИН

Заг сделал шаг. Грудь сдавило. Еще шаг. И еще… Слезы текли из глаз без ресниц. За молодым крайтом захлопнулись высокие, обитые заклепками стальные ворота. Сердце заколотилось, секунда — и оно чуть не разорвалось в клочья. Один поступок — всего лишь один! — и изгнание. Бывший оннок сжал кулаки и обернулся. Два солнца Хлок-Ту-Риина — голубое и красное — освещали его маленькую одинокую фигуру на фоне желтого забора с воротами и массивного здания из белого камня. Двускатные крыши причудливо изогнутых башенок. Мозаичные эркеры. И шпиль, на котором полощется серебристый стяг с перечеркнутым зеленым сердцем. Святая Обитель онноков во всей своей красе. Игольчатые зубы Зага заскрипели. Столько усилий, и все насмарку! Он провел здесь восемь лет — восемь долгих тяжелых лет. Тренировки изматывали тело, но укрепляли дух. День за днем повторение одних катэ и заучивание новых. Движения легки и плавны, словно водомерка скользит по зеркальной глади пруда. Заг закрыл глаза. Слезинка вновь потекла по бурой щеке и упала в песок. Перед мысленным взором закружилась стройная фигура в облегающем серебристом костюме: это он, Заг, такой, каким был прежде… Поразительная грация и молниеносная скорость сплелись воедино. Тихое дыхание подобно дуновению ветерка. Завертеться на месте, подскочить и в самой высокой точке прыжка замысловато переплести пальцы. Замыкается внутренняя энергия. Достигается нужный ритм сердца. Именно эта вибрация гармонична Дыханию Хлок-Ту-Риина, прародины всех крайтов. А ведь зеленое трехкамерное сердце так жаждет завладеть разумом. Разве знают людишки, как это — жить с такой опасной штукой в груди? Конечно же, не знают. Лишь всецело подчинив себе этот буйный внутренний орган, оннок мог рассчитывать на Просветление. Впрочем, для Зага оно было потеряно навсегда. Острые ногти впились в ладони, и выступила зеленая кровь. Маской печали стало лицо. Люди считали крайтов уродливыми. Сородичи Зага думали так же о людях. Бывший оннок внешне ничуть не отличался от своих соплеменников. Грубая бурая кожа. Махонький бугорок — нос — над нитками губ. Желтые кошачьи глаза с вертикальными зрачками. На лысине лет через двадцать проступят белые пятна.

Заг вдохнул поглубже и решительно зашагал прочь. За спиной развевался белый плащ. Он будто махал на прощание той, прошлой жизни…

Обсаженная карликовыми деревьями песчаная дорожка вывела на площадь, вымощенную гранитными плитами. У большого фонтана резвились детишки. Неподалеку перешептывались три матери. Бывший оннок задержал на них взгляд. Незримая рука сдавила горло.

«Шлюхи-и-и, — сказал про себя Заг. — Вот из-за одной такой…»

Расположенное посередине груди сердце заколотилось чаще, еще чаще. На несколько секунд зрение помутилось, словно он смотрел в бинокль без наведения резкости. Так мужчин-крайтов поражала Жажда. Три стройные молодые женщины в кожаных платьях с глубокими декольте и в жемчужных бусах. Заг еле устоял. Скрестил на правой руке указательный и средний пальцы, безымянный и мизинец. Стало полегче. Совсем немного. Но Жажда не желала отступать. Так было и в тот, роковой, день. Заг до хруста стиснул зубы. Вернее — почти так было в тот день. Тогда он алкал усладить Жажду Плоти. Нынче же чувствовал Жажду Крови. Это из-за одной такой девицы его и вышвырнули из Обители. Его!!! Одного из самых перспективных онноков!!! Сердце больно стукнуло о ребра. Заг захрипел и быстро зашагал к женщинам.

Смех детишек немощными отзвуками пробивался сквозь гул крови в ушах. Зрение сужалось. Шаг. Еще один. Еще. Еще… Заг чувствовал, как твердеют мышцы рук, живота. Расправа займет всего несколько секунд. Бывший оннок уже отчетливо представлял учебные катэ, трансформированные в боевые. Он пронесется подобно вихрю. Скорость — вот его главный козырь. Успеют ли жертвы хоть что-то понять? Вряд ли. Ребро ладони, как сабля, разрубит горло одной. Резкое движение рук — и у второй свернута шея. Третья получит коленом в грудь — и ее сердце остановится. А ведь первая еще и упасть не успеет.

Неудержимый Заг чувствовал каждую мышцу своего тела. Полный контроль. Считаные секунды — и будет три трупа. Сердце колотилось в рваном ритме, понукая поскорее разделаться с жертвами.

И кто виноват, что эта женщина стоит ближе всего к убийце? Сама виновата. Первой и отправится к праотцам. Заг резко подался вперед. Рука поднялась… И вдруг из-за женщины выглянул малыш. Бывший оннок вмиг окаменел. Большеглазый ребенок вытаращился на молодого мужчину в белом плаще. Кровь продолжала пульсировать в ушах. Сердце долбило в ребра так, словно желало выскочить и лично прикончить женщин и чадо.

Заг закатил глаза, засипел, отхаркнул, встряхнул руками. Взбешенное сердце малость успокоилось.

— …из них?

— Что? — Молодой крайт открыл глаза.

Мать ребенка улыбнулась, обнажая игольчатые зубки, и повторила вопрос:

— Вы один из них? — Она показала на Обитель.

Заг процедил:

— Уже нет…

Его взор остановился на ребенке. Ростом тот был чуть выше колена Зага. Двадцать лет назад он вот так же пришел с матерью к Обители. Обычная прогулка. Его самое первое детское воспоминание. Жизнь будто началась с того момента. Старшие братья резвились у фонтана, а он держался за материнскую юбку. И лишь спустя двенадцать лет оказался за стенами Обители.

— А почему? — спросила женщина.

Заг зажмурился. Матери и братьев нет в живых. До боли сжались кулаки. Всему виной людишки. Война…

— Почему? — не успокаивалась женщина.

Бывший оннок зыркнул на нее, она отшатнулась. Сердце Зага вновь заколотилось быстрее. Две другие женщины с опаской поглядывали на молодого мужчину. На его скулах заходили желваки, выступившая на лбу жилка запульсировала.

Заг протяжно выдохнул и поглядел в глаза ребенку. Наивные детские глаза. Ногти бывшего оннока впились в ладони.

«Разве виновата та шлюха, что меня изгнали? — спросил он себя. — Я виноват сам. Сам!!!»

Молодой крайт попарно переплел пальцы на руках, до боли. И зашагал прочь.

Женщины недоуменно глядели ему вслед.

3

КАЛЛОРДАНГ

— Сержант!!! — взбеленился Грег.

Еще раз встряхнуло и заскрежетало — поди, исполинский краб клешней распарывал флайер. Фраза толстого сержанта превратилась в хлюпанье — он завалился на рядового Тайка.

Тряска прекратилась.

— Сели… — прошептал второй рядовой, имени которого капитан до сих пор не знал.

Грег саданул кулаком в стальную стенку и пообещал:

— Да я башку оторву вашему пилоту!

Сержант слез с Тайка и пробурчал что-то.

Капитан встал и закинул рюкзак за плечи. Рука коснулась кобуры с бластером.

— Здесь хоть оружие пашет? — спросил он.

— Пашет? — озадаченно нахмурился толстяк.

— Работает, — сориентировался Тайк. — Но и сбои бывают.

— Парни, куда вы меня завезли? — растерялся капитан.

— Сейчас все сами увидите, — пробурчал сержант. — Следуйте за мной.

Он нажал кнопку на стене, и дверь с шипением поднялась. Сизые щупальца тумана шустро пролезли в нутро флайера и принялись ощупывать скамейки, пол, потолок.

— Бесовское место, — прошептал Грег, глядя в дверной проем.

Прыжок. И под подошвами ботинок захрустели камешки. Влага осела на лице.

Пилот наконец-то додумался включить прожектор на крыше флайера. Луч света прорезал туман, вызолачивая сухую потрескавшуюся землю.

— Сержант, я не знал, что на этом дрянном булыжнике такие туманы.

— Бывают… — коротко изрек толстяк.

Грег скрежетнул зубами, повернулся и погрозил кулаком. Пускай пилот знает, что получит свое. Это где ж его так садиться учили?

— Ну, давай, показывай, сержант, что у вас тут за диво.

— За мной. — Толстяк засеменил по дорожке света.

Капитана не надо было просить дважды. Рядовые вскинули ружья и зашагали следом за ним.

Слева и справа клубился густой липкий туман. В воздухе чувствовался запах серы и каких-то пряностей. Грегу оставалось лишь хмыкать и проверять, на месте ли бластер. Под ногами шуршали камешки.

— А тут быстро темнеет, сержант, — заметил капитан.

— Ага.

— А идти-то долго? Неужто нельзя было поближе сесть?

Толстяк кашлянул и уведомил деловито:

— Там помехи зашкаливают. Могли б разбиться.

Грег сплюнул и повторил:

— Бесовское место.

Запах серы подгонял к горлу тошноту. Прямо над головой бурлил сивый туман. Разыгравшееся воображение капитана рисовало жуткие, уродливые морды. Они скалились, растягивались и рвались на клочья, чтобы через считаные секунды вылезти в другом месте. По спине Грега ползли мурашки. Толстяк семенил впереди и сопел. Позади шагали рядовые, чуть что готовые палить из лучевых ружей. Обстановка все меньше и меньше нравилась капитану.

Луч прожектора постепенно превратился в немощные отсветы посреди жирных засаленных клубов тумана. Грег расстегнул кобуру и потянул бластер. Интуиция не обманула. Впереди проступили темные фигуры.

— Ложись! — крикнул капитан и растянулся плашмя.

— Это наши люди, — спокойно проговорил сержант.

— Что? — обалдел лежащий Грег.

Из тумана вышли двое. И еще двое. Рядовые в ребристой броне и шарообразных шлемах с опущенными забралами. В руках лучевые ружья.

Капитан сплюнул и вскочил на ноги.

— Сержант, идиот, ты чего не предупредил?!

— Виноват.

— Виноват он…

Грег опять сплюнул и засунул бластер в кобуру.

Из тумана вынырнули еще двое. Они закинули ружья за плечи и сняли с поясов фонари. Пара лучей порвала туман и сошлась на гостях. Капитан, морщась, прикрыл лицо рукой.

— Кто вас учил в глаза светить, кретины?

— А ну, отставить! — приказал сержант.

Лучи тут же уперлись в землю.

— Как у вас тут? — спросил толстяк.

— Без изменений. — Из-за опущенного забрала голос рядового прозвучал приглушенно.

— Это капитан Грегори МакАлистер. Тот, кого обещал прислать нам полковник.

Шестеро рядовых закивали.

— Да показывайте, наконец, что у вас тут! — вознегодовал Грег.

— За мной, капитан.

Грег нагнал толстяка. Охрана из восьми рядовых из стороны в сторону водила ружьями.

— Послушай, сержант, — сказал капитан, — твои солдафоны словно ждут, что на нас кто-то нападет. Были уже случаи?

— Пока нет.

— Так зачем же тогда такие меры безопасности?

— Все может случиться. Все… Если буромордые прознают, что у нас здесь, то…

По спине Грега снова побежали мурашки. Запах серы мешал дыханию, раздирал легкие.

Капитан сглотнул и произнес:

— Не испытывай мое терпение. Признавайся, что здесь?

— А вот что, — сержант остановился и показал вперед.

Грег застыл на месте. Сизый туман пополз в стороны. Неужели желал, дабы он во всей красе увидел тайну шестого спутника планеты, расположенной на окраине Галактики? Разум отказывался принять то, что видели глаза. В считаных шагах от Грега над землей вздымался здоровенный гладкий черный камень с тремя слегка изогнутыми рогами. Далее он плавно изгибался и уходил вниз, расширяясь. Здесь и там торчали рога и шипы. По бокам камня земля искрилась, а ближе к середине, между самыми высокими рогами, растягивались и ветвились голубые молнии. Сотни ярдов черного, идеально гладкого камня, увитого жгутами разрядов.

Открывший рот Грег ошалело поглядел на сержанта, потом снова на камень. Потоптался на месте, сделал шаг в сторону и задал короткий вопрос:

— Что это?

Сержант пожал плечами.

Запах серы. Закашлявшийся капитан чуть не выхаркнул желудок и ошметки легких.

— И-и… и давно вы нашли это?

— Пять недель назад, — ответил толстяк.

Грег взялся за голову, осматривая камень.

— Ого… что же это за ерундовина?

knizhnik.org

Наследие Древних (Сергей Волк) читать онлайн книгу бесплатно

Кровопролитная война между расами людей и крайтов закончена, однако капитан Грег получает новое секретное задание. На окраине Галактики, на планете Каллорданг, обнаружена странная скала. Грегу удается установить, что на самом деле это гигантский корабль-город, созданный загадочной цивилизацией сайенов. Некогда сайены открыли людям и краитам секрет гиперперехода, спровоцировав вооруженный конфликт. А теперь они хотят вернуть свой корабль, под завязку набитый супертехнологиями. Но сделать это будет не так-то просто, ведь у капитана Грега с могущественными пришельцами свои счеты.

О книге

  • Название:Наследие Древних
  • Автор:Сергей Волк
  • Жанр:Боевая фантастика
  • Серия:-
  • ISBN:978-5-699-42438-2
  • Страниц:84
  • Перевод:-
  • Издательство:Эксмо
  • Год:2010

Электронная книга

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1 КАЛЛОРДАНГ

Загудело так, будто за стальной дверью бесновался гигантский шмель. Капитан Грегори МакАлистер поморщился и потер кулаком обросший щетиной массивный подбородок. Проход во флайере был узкий, коленями капитан касался рядового. Слева сидел второй рядовой, суровый и молчаливый, в черной ребристой броне, как и первый, шарообразном шлеме с поднятым забралом, в руках лучевое ружье. Капитан покачал головой — к счастью, оружие тут современное, а не какие-то старомодные автоматы. Вообще-то, от этой дыры на окраине Галактики можно было ожидать всего чего угодно. Всего, но не гудящего, тарахтящего флайера!

— Сержант! — побагровел Грег. — У вас что, нет чего-то получше?

Тучный вояка со свиными глазками и с сединой на висках пожал плечами. Зеленые глаза капитана сверкнули, и он буркнул:

...

lovereads.me

Сергей Волк НАСЛЕДИЕ ДРЕВНИХ - Наследие Древних - Сергей Волк - Ogrik2.ru

1 КАЛЛОРДАНГ

Загудело так, будто за стальной дверью бесновался гигантский шмель. Капитан Грегори МакАлистер поморщился и потер кулаком обросший щетиной массивный подбородок. Проход во флайере был узкий, коленями капитан касался рядового. Слева сидел второй рядовой, суровый и молчаливый, в черной ребристой броне, как и первый, шарообразном шлеме с поднятым забралом, в руках лучевое ружье. Капитан покачал головой — к счастью, оружие тут современное, а не какие-то старомодные автоматы. Вообще-то, от этой дыры на окраине Галактики можно было ожидать всего чего угодно. Всего, но не гудящего, тарахтящего флайера!

— Сержант! — побагровел Грег. — У вас что, нет чего-то получше?

Тучный вояка со свиными глазками и с сединой на висках пожал плечами. Зеленые глаза капитана сверкнули, и он буркнул:

— Консервная банка…

Сержант и рядовые безмолвствовали.

Грег по привычке закусил губу и уставился в иллюминатор. Заходящее солнце плескалось в медно-молочной дымке и окропляло кровью рыжую каменистую землю. Трещины и провалы запечатлели на теле Каллорданга причудливый узор. Взор капитана цеплялся за невысокие скалы, хаотично натыканные по поверхности захолустного шестого спутника Анагармы — второй планеты этой звездной системы. Только бы пилот был не такой остолоп, как этот жирный сержант. Капитан Грегори МакАлистер, кавалер Ордена Розы, обладатель двух Серебряных Крестов, не желал погибнуть так нелепо, разбившись на краю Галактики в этой консервной банке.

Капитан потер широкими ладонями скуластое лицо:

— Фуф, сержант… Давай по новой попробуем.

Толстяк туповато уставился на Грега. Тот вскипел:

— Я что, говорю на старом диалекте буромордых?

Сержант прочистил горло и пробасил:

— Никак нет.

— Тогда расскажи, на кой меня закинули сюда, к вам? — Капитан скептично оглядел рядовых и предположил: — Они, поди, и на передовой-то не были.

— Капитан, вы здесь не для того, чтобы обсуждать боевые заслуги моих людей.

— Даже так?

— Так.

Они схлестнулись взглядами. Грег сжал кулаки. Толстяк перевел взор на грудь собеседника — две синие нашивки — и прошептал:

— Полковник Хенес сказал вам все, что нужно.

— Полковник Хенес… — пробурчал капитан и снова вытаращился в иллюминатор. Флайер лихо несся над потрескавшейся каменистой землей. — Хенес… Да в гробу я видал твоего Хенеса. Такие, как он, сроду на передовой не бывали. — Он скрежетнул зубами. — Сидел себе в тепле, бренди хлебал. А я… Сержант, у меня из-за таких дураков, как твой Хенес, рота на Церрере полегла!

Толстяк помрачнел. Вот уже два года, как войне с крайтами был положен конец, но поражение на Церрере намертво отпечаталось в памяти каждого человека. Штурм Цитаделей буромордых превратился в ужасающее побоище. По официальным данным, армия потеряла шестьдесят тысяч человек. Однако у Грега были все основания утверждать, что на Церрере полегло не менее ста тысяч.

Капитан опять проскрежетал зубами. Если бы не то обидное поражение, то крайтов поставили бы на колени. А так всего лишь подписали мир. Получалось, шесть лет войны коту под хвост.

— Кретин твой Хенес, — не унимался Грег. — Знаешь, сержант, мне, конечно, уже осточертело муштровать новобранцев. Тупое мясо идет! Да с такими новую войну не начнешь. Зашевелись сейчас буромордые — и нас враз выбьют с Геи!

Толстяка затрясло. Капитан пылко продолжал:

— Да, осточертело муштровать, но… Но еще больше мне не нравится твой булыжник. Знал бы ты, сержант, в какой дыре ты находишься! Да я сделал шесть гиперпереходов, чтобы добраться сюда!

— Мы предлагали вам камеру, капитан. Вы отказались.

— Камеру они мне предлагали! — Казалось, Грег готов был подхватиться и накостылять толстяку по шее. — Я одуреваю от всех вас. Вы что, совсем ни черта не соображаете? Да ты, баран, засунешь свой жирный зад в камеру, а потом уже оттуда вовек не вылезешь!

Это утверждение заинтересовало рядовых.

— Чего уставились?! — заорал капитан. — Разве ни разу не слышали, что пси-камеры вызывают привыкание?

Сержант кашлянул в кулак и возразил:

— Привыкание вызывают старые модели. А у нас последняя, ПС-тринадцать-М.

— Опять лапшу мне на уши?! — вновь вскипел Грег. — Послушай, сержант, будешь заливать — я тебя пристрелю, как собаку. А твоему любимому полковнику Хенесу скажу, что у тебя с рождения дырка во лбу. Понял?

— Так точно.

— Уже лучше, — просиял капитан и вдруг скривился и закрыл глаза.

Руки ломило — шесть гиперпереходов не прошли бесследно. Герой войны пролетел половину Галактики, чтобы оказаться здесь, на этом дрянном булыжнике.

— Она новая…

— Что?.. — Капитан приоткрыл глаза.

Сидящий перед ним рядовой повторил четче:

— Новая. Пси-камера последней модели. Привыкания не вызывает. Хотя мы с Тайком, — он ткнул локтем соседа-рядового, — пробовали всего-то по разу.

Грег встряхнул руками и спросил коротко:

— Давно вы тут?

— Второй месяц.

Тайк кивнул.

Капитан зажмурился и начал массировать лоб кончиками пальцев. Затем принялся размышлять вслух:

— На кой сюда, на край Галактики, привозить камеру последней модели? Она же денег бешеных стоит. А нынче казна пуста… Ну, так нам говорят… Неувязка какая-то. Камера новая, а флайер… банка консервная!

Сержант и рядовые молчали.

— Тайк, чем вы тут занимаетесь? — задал вопрос Грег.

— Охраняем.

— Что?

Тайк замялся и поглядел на толстяка. Тот отрицательно покачал головой.

— Да вы все тут просто одурели! — возмутился капитан. — Что это за секретность?! Вы здесь что, убежище для маршала строите?

Молчание.

— Что у вас тут происходит?

Только гудение флайера.

— Что можно охранять здесь? Объясните мне — раз вы такие умные!

Рядовые поглядели на сержанта. Тот вновь мотнул головой.

— Ну, бесовские прихвостни! — озверел Грег. — Совсем дурака из меня сделать хотите? Не пройдет!

Он расстегнул нагрудный карман и вынул черный предмет размером с фалангу большого пальца.

— Еще не время, капитан, — сухо предупредил сержант.

— Я старший по званию, — парировал Грег и вытянул из-под скамьи рюкзак. Быстро отыскал в нем что-то похожее на коричневую книжицу.

— Еще рано, капитан.

— Помалкивай!

Капитан сорвал с черного предмета пленку и воткнул его в гнездо на «книжице». Над ней вспыхнуло, и засветилась седеющая голова.

— Рад приветствовать вас, капитан МакАлистер.

— Хенесссс, — прошипел Грег.

— Полагаю, вы уже на месте и лично убедились в том, что дело весьма и весьма серьезное. — По лицу полковника вдруг прокатилась рябь. Голос огрубел: — Ни с чем пооодообныым мыы ещеоо не сталкивааа… — Изображение замерцало.

— А-ай! — Капитан выронил «книжицу» и уставился на нее. Индиговые молнии потрескивали и сплетались. — Что за чертовщина?!

Сержант и рядовые словно окаменели.

— Идиотство! — озлобился Грег. — Что вы на борту везете? Помехи бешеные!

Молнии на «книжице» пошипели и потухли. Толстяк откашлялся и пояснил:

— Это не на борту. А… там, за бортом…

— Там? — По спине капитана побежали мурашки.

— Там…

Грег помассировал лоб, щеки и осторожно поднял «книжицу». Пришлось приложить усилие, чтобы вынуть оплавленную черную мини-кассету.

— Ну и ну… За тридцать восемь лет не видел ничего подобного.

Сержант в очередной раз кашлянул и уведомил мертвенно:

— Скоро такое увидите, капитан, что вам и не снилось…

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru

Наследие Древних читать онлайн - Сергей Волк (Страница 11)

Грег, покачиваясь, подошел к пацаненку и поднял с пола свой бластер. Главное — держать все под контролем. В случае заварушки можно и пальнуть. Только бы не попасть в приборную панель. Полететь в одиночку на корабле он сможет, но вот на поврежденном вряд ли. Тогда придется выспрашивать пиратов, мол, кто из вас техник? По правде сказать, давать волю кому-то из этих выродков Грегу не хотелось.

Он вздохнул. Нужно было побыстрее избавиться от ошейника и связать гадов. А все-таки повезло, что он первым пришел в себя. Уже почти в норме. Немного подташнивало — невелика проблема.

Взяв Пса на мушку, Грег приблизился к главарю пиратов. Изуродованное лицо Пса показалось еще омерзительнее, чем раньше.

— Ты еще свое получишь, — негромко пообещал капитан.

Присел на корточки и быстро обшарил карманы Пса. А вот и пульт.

Грег встал. В руках пластинка металла с кнопочками. Неужели в ней его жизнь? Одно нажатие и…

Грег осмотрел пульт. Маловероятно, чтобы пираты перепрограммировали его. Черная кнопка раскрывает ошейник, желтая — электрический разряд, красная — взрыв. Капитана затрясло. Что-то в последнее время нервы ни к черту.

Он набрал полную грудь воздуха и уставился на пульт. Испарина выступила на лбу. Если эти гады потрудились над пультом, то его пронзит электрический разряд или вообще голову снесет. Грег уперся взглядом в Пса. Уж не лучше ли растормошить урода и потребовать ответ? Капитан подумал и прошептал:

— Нет.

Во-первых, где гарантия, что главарь даже со стволом у виска скажет правду? А во-вторых, он, Грег, и сам управится. Этот пират и так уже слишком много поучал его.

Пленник сглотнул и прикрыл глаза. Большим пальцем надавил нижнюю кнопку, черную. Громыхнуло. Капитану показалось, что его голова оплавилась, будто восковая. Дикая боль подменила собой все чувства…

* * *

— Не-е-е-е-ет!!! — вырвался из глотки крик.

Грег вскочил и дрожащими руками ощупал голову. Нос, уши, губы — все на месте. В груди бешено колотилось сердце, поджилки тряслись. Он стоял в рубке. Пираты были без сознания.

— Черт. Что со мной происходит? Что?!

Неведение и нервы вкупе атаковали капитана.

Он лихорадочно ощупал ошейник. Нужно снять его. И побыстрее.

Грег сделал несколько шагов и поднял с пола бластер.

«Это уже было, — пронеслось в голове. — Что со мной происходит? Какие-то сны… видения… Неужели я и вправду опять побывал на Церрере, у Цитадели „синих“? Нет. Это невероятно. Не может такого быть».

«Тимоти», — шепнул кто-то.

— Нет! — бластером отмахнулся Грег. — Ты погиб. Погиб там, на Церрере. И тебя уже невозможно спасти. Невозможно!

Взвинченный до предела капитан залепил себе оплеуху. А ведь думал, что еще на последнем курсе Академии избавился от этой привычки. Потом запустил руку в карман штанов Пса. Пульт был там, точно так же, как и в кошмарном сне. Капитан невольно вздрогнул. С кнопками нужно разобраться.

Грег осмотрелся. Взор остановился на Марселе, без сознания развалившемся в кресле. Возможно, парня и не придется связывать. Он хилый, угрозы от него — ноль. А вот кораблем управлять сможет. И не исключено, знает, какую кнопку нажать, чтобы ошейник раскрылся.

Капитан принял решение и зашагал к пилоту.

Дуло бластера ткнулось в бок парню. Тот простонал и часто заморгал.

— Утро доброе, — с сарказмом сказал Грег.

Пилот зачем-то ощупал нижнюю челюсть и вымучил:

— До… доброе.

Затем он уставился на потухшие мониторы. За стеклом ни одной звездочки. Сплошной мрак бездонного космоса.

— Что с нами случилось? — дрожащим голосом спросил Марсель. — Гипер… переход.

— Потом разберемся. Сперва вот это. — Пленник сунул под нос собеседнику пульт.

Глаза парня расширились.

— Я…

— Какая кнопка?

Пилот прикипел взглядом к ошейнику.

— Какая? — жестче повторил Грег.

— Че… черная.

— Точно? Пес ничего не менял?

— Т… точно…

Капитан засопел и щербатыми зубами покусал нижнюю губу. Соленый привкус крови. Мягко говоря, не очень хотелось, чтобы голова взорвалась, как там, во сне.

— Если ты врешь, парень, то подорвешься вместе со мной, — припугнул Грег.

— Не вру.

Вот-вот и напуганный пилот опять сознание потеряет.

Капитан одной рукой схватил его за грудки и притянул к себе.

— Ну, смотри мне, гад. Если что, то вместе подорвемся.

Марселя трясло. Выкатившиеся из орбит глаза поблескивали.

Грег сглотнул и большим пальцем прикоснулся к черной кнопке. В груди бесновалось сердце. Через несколько секунд все решится. Одно малейшее усилие — и станет ясно: избавится он от ошейника или же обезглавленным свалится на пол.

Капитан прикрыл глаза и сипло втянул воздух. И вдруг правое ухо обожгло. Упавший на пол Грег не понял, что случилось. Возможно, этот сопляк Марсель стукнул его. Или же сам по себе взорвался ошейник. Тогда почему он еще жив?

Грег застонал и встал на колени. Ботинок на толстой подошве впечатался в лицо. Капитан, охнув, упал навзничь. Перед глазами вспыхивали пестрые пятна.

— …куда? — расслышал Грег окончание фразы.

«Барток», — узнал он.

— Не видел, — промямлил Марсель.

— Да что ты вообще видел?

— Я…

— Да куда же полетел этот чертов пульт?!

Грег помотал головой. Цветастые пятна расползлись в стороны, предметы обрели очертания.

— А быстро оклемался, — пробасил Барток и вновь пнул МакАлистера.

Капитан скрещенными руками заблокировал удар, схватил ногу неприятеля и рванул на себя.

Потерявший равновесие пират заорал и рухнул на спину. Не давая ему опомниться, Грег накинулся на него, оседлал и замолотил кулаками. Под костяшками пальцев хрустнул нос Бартока. Брызнула кровь. Однако широкоплечий пират был не новичком в драке. Он за запястье поймал правую руку капитана и сжал так, что чуть не раздробил кости. Всей пятерней левой руки Грег хлестнул по глазам здоровяка, тот вскрикнул и отпустил неприятеля. Секунда — и Барток получил кулаком по ребрам. Впрочем, ему хоть бы что. Сцепившиеся мужчины осыпали друг друга ударами. Словно прилипший к креслу Марсель визжал по-бабьи.

Дюжий, как медведь, пират схватил капитана за плечи и отшвырнул в сторону. Кубарем прокатившийся Грег наткнулся на лежащего Пса. А уже спустя секунду вытягивал пистолет из его кобуры.

— Назад, падло! — заорал капитан.

При виде оружия Барток попятился. Измазанный кровью, с полыхающими глазищами, он напоминал израненного зверя.

Грег встал. Все тело болело. Этот здоровяк нехило помял его.

— К стене, а то башку продырявлю! — припугнул капитан.

Широкоплечий пират сплюнул кровь и нехотя отступил.

— К стене! И быстро!!! — закричал Грег. — И ты тоже! — Марселю достался обжигающий взор.

Дрожащий пилот вскочил с кресла и, ссутулившись, засеменил за Бартоком. Тот пообещал капитану:

— Ты — труп.

— А мы еще посмотрим, кто из нас труп, — бодро отпарировал Грег.

И тут судорога скрутила каждую его мышцу. Выронив пистолет, Грег упал на колени, потом ничком. Что-то ликующе проревел здоровяк.

Повторный электрический разряд выбил из легких пленника весь воздух. Будто каждую косточку переломали и теперь еще колотили палками.

Третья волна боли без малого лишила его сознания. Чудилось, тело разорвали на куски, а потом как-то неумело склеили их.

Мутным взором скорчившийся на полу капитан увидел довольную физиономию Эшли. Пацаненок в улыбке чуть не порвал рот. Тогда сходство с папашей Псом было бы полным. Малолетний выродок оскалился и снова нажал на кнопку пульта.

«Хорошо хоть не красная», — пробилась сквозь стену боли мысль.

Руки и ноги свело. Мозг рвало на части. Последнее, что увидел капитан, — это Пес, вырывающий пульт из рук недовольного Эшли.

* * *

Словно ловец жемчуга вынырнул после долгого погружения. Лежа на спине, Грег часто хватал ртом воздух и моргал. Голова отказывалась соображать. Происходило нечто странное. Сны и реальность переплелись так мудрено, что капитан ничего не понимал.

Приглушенный матовый свет наполнял комнатушку с белыми стенами и потолком. Грегу досталась узкая кровать. Рядом стояла маленькая тумбочка. И больше ничего.

У него болело все тело. Точно его пропустили через здоровенную мясорубку. Грег собирался правой рукой потрогать губы, когда за ней потянулась левая.

«Наручники!» — Капитан увидел широкие стальные обручи на запястьях.

Он наклонил голову и почувствовал ошейник. Сердце налилось гневом.

Первая попытка встать окончилась сумасшедшей болью в правом боку.

Лишь через несколько минут Грег попробовал сноба подняться. Скрипя щербатыми зубами, он все-таки сел и оперся спиной о стену.

Дышать было тяжело. Сухим языком МакАлистер ощупывал корку запекшейся крови на губах. Любое прикосновение к лицу отзывалось дикой болью. Капитан надеялся, что Бартоку сейчас тоже несладко.

С шипением дверь скользнула вверх, и комната осветилась ярче. Пленник зажмурился. Кто-то вошел.

Грег приоткрыл глаза и едва не сорвался с места. Хотелось придушить этого нахального малолетку. Эшли ухмылялся, покачивая бластером.

— Что, проснулся уже? — спросил паренек едко.

— Да пошел ты!

— Я пойду, а кормить тебя кто будет?

— Поше-ол.

— Скоро вернусь. Не скучай.

Эшли скользко улыбнулся и удалился. Прошипев, опустилась дверь.

Пацаненок не соврал — вернулся через три минуты. С подносом в руках. На нем был завтрак, или обед, или ужин. Пленник не знал точно.

— Прошу. — Эшли поставил поднос на тумбочку и скрестил руки на груди.

Капитану очень хотелось есть, но он перво-наперво окинул взглядом юного пирата.

«Где же бластер?»

Пацаненок, будто прочитав мысль, ответил:

— Пес запретил мне с оружием приближаться к тебе.

— И правильно сделал.

Эшли поморщился и подбородком указал на поднос:

— Жри давай.

Пираты решили накормить пленника зеленым горошком, какой-то малопривлекательной желтоватой кашей и двумя длинными ломтями черного хлеба. В стакане был томатный сок.

— Пес ждет тебя в рубке, — поставил его в известность пацаненок. — Побыстрее жри.

— Пошел ты.

— Слушаюсь. — Эшли театрально отдал честь и удалился.

Пленник отпил из стакана и поморщился. Соленый томатный сок попал в ранки на губах. Придется есть всухомятку.

Грег повертел в руках пластмассовую ложку.

«Боятся железную давать», — подумал он.

Однако прекрасно понимал, что он с одной ложкой, пускай и железной, бессилен против полудюжины головорезов, вооруженных бластерами. Пленник искренне надеялся: скоро пираты получат свое.

На вкус каша оказалась намного лучше, чем на вид. Горошек и хлеб были тоже ничего. Жаль, мало.

Капитан положил бесполезную в качестве оружия ложку на поднос и подошел к двери. Она поднялась.

Тускло освещенный коридор. Грег зашагал налево, откуда слышались встревоженные голоса.

В рубке его ждали. Перед приборной панелью в кресле сидел Марсель. У стены на стульях с высокими спинками остальные пираты. Диван пустовал. При виде Грега Барток оскалился. На носу здоровяка белел лейкопластырь, левая рука была перебинтована. Капитан улыбнулся.

— Я тебе кишки выпущу, — постращал Барток.

— А ну, хватит! — приказал Пес. Встал и подошел к пленнику. — Как ты себя чувствуешь?

— Терпимо, — ответил Грег.

— Не вздумай еще раз буянить.

— Зачем звал, Пес?

Главарь пиратов нахмурился и показал на стекло за приборной панелью.

Капитан поглядел и вздрогнул. Черные, беззвездные глубины космоса. Он уже видел такое перед дракой с Бартоком. Вот только тогда не придал этому особого значения. Грег отчетливо чувствовал тревогу, расплескавшуюся в рубке. На лицах пиратов были растерянность и… страх.

— Хоть раз видел такое? — спросил Пес. — Знаешь, что это?

Пленник руками, скованными наручниками, потер щеки и подошел к приборной панели. Только на одном мониторе цифры, остальные черные, как и тьма за стеклом «Аттилы». Вжавшийся в кресло пилот был белее мела. Удивительный контраст.

— Я не знаю, что это, — отрицательно покачал головой Грег. — Никогда с таким не сталкивался.

— Мы тоже, — признался Пес.

Марселя трясло. Он кончиками пальцев лихорадочно барабанил по клавиатуре. По монитору поползли буквы. И засветилась красная надпись: «Нет информации».

— И вот так постоянно, — констатировал главарь мрачно. — Навигационное оборудование вышло из строя.

— Оно работает, — поправил пилот. — Только не может определить, куда нас закинуло.

В рубке повисла тишина. «Аттила» продолжал лететь в черную неизвестность.

Встревоженный Пес начал ходить взад-вперед. Даже Эшли стал серьезнее. Капитан до рези в глазах всматривался в густой мрак космоса. Куда подевались звезды?

— А какие у вас есть карты? — поинтересовался он.

— Все, — гордо ответил Марсель. — Карты всех галактик, где побывали сайены. Впрочем, многие ни к чему. Туда никто не летает…

— Безжизненный, холодный космос, — загробным голосом произнес Пес.

Грег повел плечами. Барток пробуравил его взглядом. Бесспорно, они еще сойдутся в поединке.

— Всему виной тот странный гиперпереход, — заявил пилот.

— А если копнуть поглубже, — подхватил главарь пиратов, — то всему виной булыжник с Каллорданга.

Одно упоминание о загадочном исполинском камне заставило капитана вздрогнуть. Перед мысленным взором появились черные рога и шипы, увитые искрящимися молниями. А над ними медленно умирал корабль Высших.

Пес ругнулся неразборчиво и сел на стул, закинув ногу на ногу.

Все пираты уставились на главаря. Наверное, он нередко находил выход из трудных положений. Однако сейчас задачка была гораздо тяжелее, чем удрать из-под носа полицейского корабля.

Пес думал долго. Потом сухо спросил:

— Твои предположения. Марсель?

Молодой пилот лишь пожал плечами.

— Мы могли как-то остаться в гиперпространстве? — поинтересовался главарь.

— Вообще-то, теоретически такое возможно, но на практике ни разу не встречалось, — ответил Марсель.

— А что скажешь ты, Грег?

Пленник помозговал и спросил:

— Вам знакомы работы доктора Ферреро-Майлза?

Пилот вздрогнул. Пес осведомился у капитана:

— Это тот тип, который всю свою жизнь во всем обвинял сайенов?

— Не во всем, но обвинял, — уточнил Грег.

Марсель пылко вмешался:

— Если сайены и впрямь перехватывают корабли в гиперпространстве, то где же они? Где Высшие? — Пилот наигранно вытаращился в стекло за приборной панелью. — Не вижу.

— Да, — кивнул главарь. — Если верить тому докторишке, то нас уже давно должны были пленить, разложить на столах и напичкать всякими датчиками. — Пес кашлянул. — Вообще-то, какая-то гнилая теория.

— Ой! — вздрогнул Эшли. — А что, если эти датчики уже у нас внутри? — Пацаненок уставился на свое запястье. Потом принялся чесать его.

— А ну, хватит! — приказал главарь.

«Сумасшедший дом», — сказал про себя Грег.

— Нужен твой совет, капитан, — обратился к нему Пес и снял с собеседника наручники.

— Какой совет? Думаешь, я знаю, что это? — Пленник показал на кромешный мрак космоса и потер запястья.

— Возможно, ты не все рассказал нам. Может быть, ты знаешь что-то о том камне. Скажи нам, капитан, — искренне попросил главарь. — Скажи, что нам делать?

— Я уже рассказал все, что знаю. И куда нас забросило, знаю не больше твоего.

В рубке снова повисла тишь. Из стороны в сторону бегали глазки Марселя. Он то и дело покусывал ногти. Эшли все еще хотел удостовериться, что ему в руку сайены ничего не вживили, — скреб ладонь. Барток и тот растратил злобу, выглядел озадаченным.

— Ну и какие есть предложения? — Пес осмотрел собравшихся.

— Ты же главный, — промямлил Барток и прижал к груди перемотанную руку.

Пес нахмурился и хотел было отчитать здоровяка, когда раздался пронзительный писк. Марсель и Эшли вздрогнули. Все взоры обратились на монитор. Он продолжал пищать и сыпать надписями.

Люди, как завороженные, подошли к экрану.

Грег пригляделся и прошептал:

— Черт…

— Что это за дурь? — удивился Барток.

— Не знаю, — еле слышно ответил Марсель.

На черном дисплее текли вниз рядки странных зеленых символов. Стоило присмотреться, как закорючки словно оживали, обретали объем, вращались.

Пес потер уголок разорванного рта и изрек вполголоса:

— Это не похоже на письменность крайтов, и это не вязь сайенов.

— Древние… — прошептал пилот.

Перед мысленным взором Грега снова появился исполинский камень Каллорданга.

Неведомые символы продолжали возникать на экране. Чем больше их было, тем люди чувствовали себя хуже: тревога, слабость, головная боль…

— Смотрите! — испуганно закричал Эшли.

Взрослые оторвали взгляды от монитора и вытаращились в стекло «Аттилы», в космос.

— Что это, папа?! — завизжал мальчуган.

— Не знаю… — прошептал побледневший Пес.

21

ДЕГУРИСТАН

Вопреки ожиданиям Зага, полет на Дегуристан занял всего два гиперперехода. Четверо сурового вида конвоиров вытолкали осужденного из космического корабля. Взору открылся унылый пейзаж. Окровавленным ломтем из-за холмистого горизонта выпирало солнце. Огороженный рваной стальной сеткой космопорт состоял из потрескавшейся посадочной площадки и покосившегося серого здания с обшарпанными стенами.

«Алмазы добывают, а на ремонт денег нет», — подумал Заг.

Слева возвышалась гора, напоминающая груди лежащей женщины. Заг поморщился. Десятки входов в туннели щедро испещряли гранит. В ближайшие годы они станут для него домом. Это если соблюдать закон. Но Заг уже вынашивал планы побега. Еще до конца месяца нужно рвануть отсюда и слетать на Каллорданг.

— Пошел! — Мордатый конвоир прикладом ружья двинул осужденного в спину.

Бывший оннок обернулся и ошпарил взглядом.

— Пошел! — Бугай угрожающе выставил ружье.

Заг скрестил пальцы. Если бы не ошейник, то в два счета расправился б с этой четверкой.

— А ну, живо! — проорал второй конвоир, шириной плеч не уступающий первому.

Осужденный покачал головой и неторопливо направился к заржавелым воротам. Следом шагали конвоиры. Опускать ружья не собирались. И правильно.

Сразу за воротами стоял грузовик с шестью большущими колесами. Синяя краска местами облупилась. В небо торчала пара закопченных выхлопных труб.

Дверь кабины открылась, высунулась морщинистая рожа без правого глаза, с кольцом в носу.

— А вы вовремя, — отметил водитель довольно.

— Мы всегда вовремя, — похвалился один из конвоиров.

— Что за рыба? — Одноглазый показал на осужденного.

— Сектант.

— Сектант?

— Оннок.

По морщинистой морде пробежал испуг.

— Бывший, — сквозь зубы процедил Заг.

Водитель замахал руками, будто его атаковал рой пчел.

— Залезайте и поехали. — Одноглазый захлопнул дверь.

Чтобы осужденный не задерживал, двое конвоиров подхватили его под мышки и втащили в кузов.

«Сильные, — подумал бывший оннок. — Но меня боятся».

Когда все пятеро забрались, грузовик фыркнул, пустил в небо две черные струи и сорвался с места.

Из-под колес вырывалась пыль. Ее тут же грабастал ветер и рассыпал по каменистой земле вдоль дороги. Встающее солнце обагряло брюха облаков, утюжащих розовеющие небеса. Фыркающий грузовик мчал к подножию горы, где виднелось большое здание из бурого камня.

knizhnik.org

Сергей Волк НАСЛЕДИЕ ДРЕВНИХ - Наследие Древних - Сергей Волк - rutlib5.com

1 КАЛЛОРДАНГ

Загудело так, будто за стальной дверью бесновался гигантский шмель. Капитан Грегори МакАлистер поморщился и потер кулаком обросший щетиной массивный подбородок. Проход во флайере был узкий, коленями капитан касался рядового. Слева сидел второй рядовой, суровый и молчаливый, в черной ребристой броне, как и первый, шарообразном шлеме с поднятым забралом, в руках лучевое ружье. Капитан покачал головой — к счастью, оружие тут современное, а не какие-то старомодные автоматы. Вообще-то, от этой дыры на окраине Галактики можно было ожидать всего чего угодно. Всего, но не гудящего, тарахтящего флайера!

— Сержант! — побагровел Грег. — У вас что, нет чего-то получше?

Тучный вояка со свиными глазками и с сединой на висках пожал плечами. Зеленые глаза капитана сверкнули, и он буркнул:

— Консервная банка…

Сержант и рядовые безмолвствовали.

Грег по привычке закусил губу и уставился в иллюминатор. Заходящее солнце плескалось в медно-молочной дымке и окропляло кровью рыжую каменистую землю. Трещины и провалы запечатлели на теле Каллорданга причудливый узор. Взор капитана цеплялся за невысокие скалы, хаотично натыканные по поверхности захолустного шестого спутника Анагармы — второй планеты этой звездной системы. Только бы пилот был не такой остолоп, как этот жирный сержант. Капитан Грегори МакАлистер, кавалер Ордена Розы, обладатель двух Серебряных Крестов, не желал погибнуть так нелепо, разбившись на краю Галактики в этой консервной банке.

Капитан потер широкими ладонями скуластое лицо:

— Фуф, сержант… Давай по новой попробуем.

Толстяк туповато уставился на Грега. Тот вскипел:

— Я что, говорю на старом диалекте буромордых?

Сержант прочистил горло и пробасил:

— Никак нет.

— Тогда расскажи, на кой меня закинули сюда, к вам? — Капитан скептично оглядел рядовых и предположил: — Они, поди, и на передовой-то не были.

— Капитан, вы здесь не для того, чтобы обсуждать боевые заслуги моих людей.

— Даже так?

— Так.

Они схлестнулись взглядами. Грег сжал кулаки. Толстяк перевел взор на грудь собеседника — две синие нашивки — и прошептал:

— Полковник Хенес сказал вам все, что нужно.

— Полковник Хенес… — пробурчал капитан и снова вытаращился в иллюминатор. Флайер лихо несся над потрескавшейся каменистой землей. — Хенес… Да в гробу я видал твоего Хенеса. Такие, как он, сроду на передовой не бывали. — Он скрежетнул зубами. — Сидел себе в тепле, бренди хлебал. А я… Сержант, у меня из-за таких дураков, как твой Хенес, рота на Церрере полегла!

Толстяк помрачнел. Вот уже два года, как войне с крайтами был положен конец, но поражение на Церрере намертво отпечаталось в памяти каждого человека. Штурм Цитаделей буромордых превратился в ужасающее побоище. По официальным данным, армия потеряла шестьдесят тысяч человек. Однако у Грега были все основания утверждать, что на Церрере полегло не менее ста тысяч.

Капитан опять проскрежетал зубами. Если бы не то обидное поражение, то крайтов поставили бы на колени. А так всего лишь подписали мир. Получалось, шесть лет войны коту под хвост.

— Кретин твой Хенес, — не унимался Грег. — Знаешь, сержант, мне, конечно, уже осточертело муштровать новобранцев. Тупое мясо идет! Да с такими новую войну не начнешь. Зашевелись сейчас буромордые — и нас враз выбьют с Геи!

Толстяка затрясло. Капитан пылко продолжал:

— Да, осточертело муштровать, но… Но еще больше мне не нравится твой булыжник. Знал бы ты, сержант, в какой дыре ты находишься! Да я сделал шесть гиперпереходов, чтобы добраться сюда!

— Мы предлагали вам камеру, капитан. Вы отказались.

— Камеру они мне предлагали! — Казалось, Грег готов был подхватиться и накостылять толстяку по шее. — Я одуреваю от всех вас. Вы что, совсем ни черта не соображаете? Да ты, баран, засунешь свой жирный зад в камеру, а потом уже оттуда вовек не вылезешь!

Это утверждение заинтересовало рядовых.

— Чего уставились?! — заорал капитан. — Разве ни разу не слышали, что пси-камеры вызывают привыкание?

Сержант кашлянул в кулак и возразил:

— Привыкание вызывают старые модели. А у нас последняя, ПС-тринадцать-М.

— Опять лапшу мне на уши?! — вновь вскипел Грег. — Послушай, сержант, будешь заливать — я тебя пристрелю, как собаку. А твоему любимому полковнику Хенесу скажу, что у тебя с рождения дырка во лбу. Понял?

— Так точно.

— Уже лучше, — просиял капитан и вдруг скривился и закрыл глаза.

Руки ломило — шесть гиперпереходов не прошли бесследно. Герой войны пролетел половину Галактики, чтобы оказаться здесь, на этом дрянном булыжнике.

— Она новая…

— Что?.. — Капитан приоткрыл глаза.

Сидящий перед ним рядовой повторил четче:

— Новая. Пси-камера последней модели. Привыкания не вызывает. Хотя мы с Тайком, — он ткнул локтем соседа-рядового, — пробовали всего-то по разу.

Грег встряхнул руками и спросил коротко:

— Давно вы тут?

— Второй месяц.

Тайк кивнул.

Капитан зажмурился и начал массировать лоб кончиками пальцев. Затем принялся размышлять вслух:

— На кой сюда, на край Галактики, привозить камеру последней модели? Она же денег бешеных стоит. А нынче казна пуста… Ну, так нам говорят… Неувязка какая-то. Камера новая, а флайер… банка консервная!

Сержант и рядовые молчали.

— Тайк, чем вы тут занимаетесь? — задал вопрос Грег.

— Охраняем.

— Что?

Тайк замялся и поглядел на толстяка. Тот отрицательно покачал головой.

— Да вы все тут просто одурели! — возмутился капитан. — Что это за секретность?! Вы здесь что, убежище для маршала строите?

Молчание.

— Что у вас тут происходит?

Только гудение флайера.

— Что можно охранять здесь? Объясните мне — раз вы такие умные!

Рядовые поглядели на сержанта. Тот вновь мотнул головой.

— Ну, бесовские прихвостни! — озверел Грег. — Совсем дурака из меня сделать хотите? Не пройдет!

Он расстегнул нагрудный карман и вынул черный предмет размером с фалангу большого пальца.

— Еще не время, капитан, — сухо предупредил сержант.

— Я старший по званию, — парировал Грег и вытянул из-под скамьи рюкзак. Быстро отыскал в нем что-то похожее на коричневую книжицу.

— Еще рано, капитан.

— Помалкивай!

Капитан сорвал с черного предмета пленку и воткнул его в гнездо на «книжице». Над ней вспыхнуло, и засветилась седеющая голова.

— Рад приветствовать вас, капитан МакАлистер.

— Хенесссс, — прошипел Грег.

— Полагаю, вы уже на месте и лично убедились в том, что дело весьма и весьма серьезное. — По лицу полковника вдруг прокатилась рябь. Голос огрубел: — Ни с чем пооодообныым мыы ещеоо не сталкивааа… — Изображение замерцало.

— А-ай! — Капитан выронил «книжицу» и уставился на нее. Индиговые молнии потрескивали и сплетались. — Что за чертовщина?!

Сержант и рядовые словно окаменели.

— Идиотство! — озлобился Грег. — Что вы на борту везете? Помехи бешеные!

Молнии на «книжице» пошипели и потухли. Толстяк откашлялся и пояснил:

— Это не на борту. А… там, за бортом…

— Там? — По спине капитана побежали мурашки.

— Там…

Грег помассировал лоб, щеки и осторожно поднял «книжицу». Пришлось приложить усилие, чтобы вынуть оплавленную черную мини-кассету.

— Ну и ну… За тридцать восемь лет не видел ничего подобного.

Сержант в очередной раз кашлянул и уведомил мертвенно:

— Скоро такое увидите, капитан, что вам и не снилось…

© RuTLib.com 2015-2016

rutlib5.com

Сергей Волк НАСЛЕДИЕ ДРЕВНИХ - Наследие Древних - Сергей Волк - rutlib2.com

1 КАЛЛОРДАНГ

Загудело так, будто за стальной дверью бесновался гигантский шмель. Капитан Грегори МакАлистер поморщился и потер кулаком обросший щетиной массивный подбородок. Проход во флайере был узкий, коленями капитан касался рядового. Слева сидел второй рядовой, суровый и молчаливый, в черной ребристой броне, как и первый, шарообразном шлеме с поднятым забралом, в руках лучевое ружье. Капитан покачал головой — к счастью, оружие тут современное, а не какие-то старомодные автоматы. Вообще-то, от этой дыры на окраине Галактики можно было ожидать всего чего угодно. Всего, но не гудящего, тарахтящего флайера!

— Сержант! — побагровел Грег. — У вас что, нет чего-то получше?

Тучный вояка со свиными глазками и с сединой на висках пожал плечами. Зеленые глаза капитана сверкнули, и он буркнул:

— Консервная банка…

Сержант и рядовые безмолвствовали.

Грег по привычке закусил губу и уставился в иллюминатор. Заходящее солнце плескалось в медно-молочной дымке и окропляло кровью рыжую каменистую землю. Трещины и провалы запечатлели на теле Каллорданга причудливый узор. Взор капитана цеплялся за невысокие скалы, хаотично натыканные по поверхности захолустного шестого спутника Анагармы — второй планеты этой звездной системы. Только бы пилот был не такой остолоп, как этот жирный сержант. Капитан Грегори МакАлистер, кавалер Ордена Розы, обладатель двух Серебряных Крестов, не желал погибнуть так нелепо, разбившись на краю Галактики в этой консервной банке.

Капитан потер широкими ладонями скуластое лицо:

— Фуф, сержант… Давай по новой попробуем.

Толстяк туповато уставился на Грега. Тот вскипел:

— Я что, говорю на старом диалекте буромордых?

Сержант прочистил горло и пробасил:

— Никак нет.

— Тогда расскажи, на кой меня закинули сюда, к вам? — Капитан скептично оглядел рядовых и предположил: — Они, поди, и на передовой-то не были.

— Капитан, вы здесь не для того, чтобы обсуждать боевые заслуги моих людей.

— Даже так?

— Так.

Они схлестнулись взглядами. Грег сжал кулаки. Толстяк перевел взор на грудь собеседника — две синие нашивки — и прошептал:

— Полковник Хенес сказал вам все, что нужно.

— Полковник Хенес… — пробурчал капитан и снова вытаращился в иллюминатор. Флайер лихо несся над потрескавшейся каменистой землей. — Хенес… Да в гробу я видал твоего Хенеса. Такие, как он, сроду на передовой не бывали. — Он скрежетнул зубами. — Сидел себе в тепле, бренди хлебал. А я… Сержант, у меня из-за таких дураков, как твой Хенес, рота на Церрере полегла!

Толстяк помрачнел. Вот уже два года, как войне с крайтами был положен конец, но поражение на Церрере намертво отпечаталось в памяти каждого человека. Штурм Цитаделей буромордых превратился в ужасающее побоище. По официальным данным, армия потеряла шестьдесят тысяч человек. Однако у Грега были все основания утверждать, что на Церрере полегло не менее ста тысяч.

Капитан опять проскрежетал зубами. Если бы не то обидное поражение, то крайтов поставили бы на колени. А так всего лишь подписали мир. Получалось, шесть лет войны коту под хвост.

— Кретин твой Хенес, — не унимался Грег. — Знаешь, сержант, мне, конечно, уже осточертело муштровать новобранцев. Тупое мясо идет! Да с такими новую войну не начнешь. Зашевелись сейчас буромордые — и нас враз выбьют с Геи!

Толстяка затрясло. Капитан пылко продолжал:

— Да, осточертело муштровать, но… Но еще больше мне не нравится твой булыжник. Знал бы ты, сержант, в какой дыре ты находишься! Да я сделал шесть гиперпереходов, чтобы добраться сюда!

— Мы предлагали вам камеру, капитан. Вы отказались.

— Камеру они мне предлагали! — Казалось, Грег готов был подхватиться и накостылять толстяку по шее. — Я одуреваю от всех вас. Вы что, совсем ни черта не соображаете? Да ты, баран, засунешь свой жирный зад в камеру, а потом уже оттуда вовек не вылезешь!

Это утверждение заинтересовало рядовых.

— Чего уставились?! — заорал капитан. — Разве ни разу не слышали, что пси-камеры вызывают привыкание?

Сержант кашлянул в кулак и возразил:

— Привыкание вызывают старые модели. А у нас последняя, ПС-тринадцать-М.

— Опять лапшу мне на уши?! — вновь вскипел Грег. — Послушай, сержант, будешь заливать — я тебя пристрелю, как собаку. А твоему любимому полковнику Хенесу скажу, что у тебя с рождения дырка во лбу. Понял?

— Так точно.

— Уже лучше, — просиял капитан и вдруг скривился и закрыл глаза.

Руки ломило — шесть гиперпереходов не прошли бесследно. Герой войны пролетел половину Галактики, чтобы оказаться здесь, на этом дрянном булыжнике.

— Она новая…

— Что?.. — Капитан приоткрыл глаза.

Сидящий перед ним рядовой повторил четче:

— Новая. Пси-камера последней модели. Привыкания не вызывает. Хотя мы с Тайком, — он ткнул локтем соседа-рядового, — пробовали всего-то по разу.

Грег встряхнул руками и спросил коротко:

— Давно вы тут?

— Второй месяц.

Тайк кивнул.

Капитан зажмурился и начал массировать лоб кончиками пальцев. Затем принялся размышлять вслух:

— На кой сюда, на край Галактики, привозить камеру последней модели? Она же денег бешеных стоит. А нынче казна пуста… Ну, так нам говорят… Неувязка какая-то. Камера новая, а флайер… банка консервная!

Сержант и рядовые молчали.

— Тайк, чем вы тут занимаетесь? — задал вопрос Грег.

— Охраняем.

— Что?

Тайк замялся и поглядел на толстяка. Тот отрицательно покачал головой.

— Да вы все тут просто одурели! — возмутился капитан. — Что это за секретность?! Вы здесь что, убежище для маршала строите?

Молчание.

— Что у вас тут происходит?

Только гудение флайера.

— Что можно охранять здесь? Объясните мне — раз вы такие умные!

Рядовые поглядели на сержанта. Тот вновь мотнул головой.

— Ну, бесовские прихвостни! — озверел Грег. — Совсем дурака из меня сделать хотите? Не пройдет!

Он расстегнул нагрудный карман и вынул черный предмет размером с фалангу большого пальца.

— Еще не время, капитан, — сухо предупредил сержант.

— Я старший по званию, — парировал Грег и вытянул из-под скамьи рюкзак. Быстро отыскал в нем что-то похожее на коричневую книжицу.

— Еще рано, капитан.

— Помалкивай!

Капитан сорвал с черного предмета пленку и воткнул его в гнездо на «книжице». Над ней вспыхнуло, и засветилась седеющая голова.

— Рад приветствовать вас, капитан МакАлистер.

— Хенесссс, — прошипел Грег.

— Полагаю, вы уже на месте и лично убедились в том, что дело весьма и весьма серьезное. — По лицу полковника вдруг прокатилась рябь. Голос огрубел: — Ни с чем пооодообныым мыы ещеоо не сталкивааа… — Изображение замерцало.

— А-ай! — Капитан выронил «книжицу» и уставился на нее. Индиговые молнии потрескивали и сплетались. — Что за чертовщина?!

Сержант и рядовые словно окаменели.

— Идиотство! — озлобился Грег. — Что вы на борту везете? Помехи бешеные!

Молнии на «книжице» пошипели и потухли. Толстяк откашлялся и пояснил:

— Это не на борту. А… там, за бортом…

— Там? — По спине капитана побежали мурашки.

— Там…

Грег помассировал лоб, щеки и осторожно поднял «книжицу». Пришлось приложить усилие, чтобы вынуть оплавленную черную мини-кассету.

— Ну и ну… За тридцать восемь лет не видел ничего подобного.

Сержант в очередной раз кашлянул и уведомил мертвенно:

— Скоро такое увидите, капитан, что вам и не снилось…

© RuTLib.com 2015-2016

rutlib2.com

Читать онлайн "Наследие Древних" автора Волк Сергей - RuLit

Сергей Волк

НАСЛЕДИЕ ДРЕВНИХ

Загудело так, будто за стальной дверью бесновался гигантский шмель. Капитан Грегори МакАлистер поморщился и потер кулаком обросший щетиной массивный подбородок. Проход во флайере был узкий, коленями капитан касался рядового. Слева сидел второй рядовой, суровый и молчаливый, в черной ребристой броне, как и первый, шарообразном шлеме с поднятым забралом, в руках лучевое ружье. Капитан покачал головой — к счастью, оружие тут современное, а не какие-то старомодные автоматы. Вообще-то, от этой дыры на окраине Галактики можно было ожидать всего чего угодно. Всего, но не гудящего, тарахтящего флайера!

— Сержант! — побагровел Грег. — У вас что, нет чего-то получше?

Тучный вояка со свиными глазками и с сединой на висках пожал плечами. Зеленые глаза капитана сверкнули, и он буркнул:

— Консервная банка…

Сержант и рядовые безмолвствовали.

Грег по привычке закусил губу и уставился в иллюминатор. Заходящее солнце плескалось в медно-молочной дымке и окропляло кровью рыжую каменистую землю. Трещины и провалы запечатлели на теле Каллорданга причудливый узор. Взор капитана цеплялся за невысокие скалы, хаотично натыканные по поверхности захолустного шестого спутника Анагармы — второй планеты этой звездной системы. Только бы пилот был не такой остолоп, как этот жирный сержант. Капитан Грегори МакАлистер, кавалер Ордена Розы, обладатель двух Серебряных Крестов, не желал погибнуть так нелепо, разбившись на краю Галактики в этой консервной банке.

Капитан потер широкими ладонями скуластое лицо:

— Фуф, сержант… Давай по новой попробуем.

Толстяк туповато уставился на Грега. Тот вскипел:

— Я что, говорю на старом диалекте буромордых?

Сержант прочистил горло и пробасил:

— Никак нет.

— Тогда расскажи, на кой меня закинули сюда, к вам? — Капитан скептично оглядел рядовых и предположил: — Они, поди, и на передовой-то не были.

— Капитан, вы здесь не для того, чтобы обсуждать боевые заслуги моих людей.

— Даже так?

— Так.

Они схлестнулись взглядами. Грег сжал кулаки. Толстяк перевел взор на грудь собеседника — две синие нашивки — и прошептал:

— Полковник Хенес сказал вам все, что нужно.

— Полковник Хенес… — пробурчал капитан и снова вытаращился в иллюминатор. Флайер лихо несся над потрескавшейся каменистой землей. — Хенес… Да в гробу я видал твоего Хенеса. Такие, как он, сроду на передовой не бывали. — Он скрежетнул зубами. — Сидел себе в тепле, бренди хлебал. А я… Сержант, у меня из-за таких дураков, как твой Хенес, рота на Церрере полегла!

Толстяк помрачнел. Вот уже два года, как войне с крайтами был положен конец, но поражение на Церрере намертво отпечаталось в памяти каждого человека. Штурм Цитаделей буромордых превратился в ужасающее побоище. По официальным данным, армия потеряла шестьдесят тысяч человек. Однако у Грега были все основания утверждать, что на Церрере полегло не менее ста тысяч.

Капитан опять проскрежетал зубами. Если бы не то обидное поражение, то крайтов поставили бы на колени. А так всего лишь подписали мир. Получалось, шесть лет войны коту под хвост.

— Кретин твой Хенес, — не унимался Грег. — Знаешь, сержант, мне, конечно, уже осточертело муштровать новобранцев. Тупое мясо идет! Да с такими новую войну не начнешь. Зашевелись сейчас буромордые — и нас враз выбьют с Геи!

Толстяка затрясло. Капитан пылко продолжал:

— Да, осточертело муштровать, но… Но еще больше мне не нравится твой булыжник. Знал бы ты, сержант, в какой дыре ты находишься! Да я сделал шесть гиперпереходов, чтобы добраться сюда!

— Мы предлагали вам камеру, капитан. Вы отказались.

— Камеру они мне предлагали! — Казалось, Грег готов был подхватиться и накостылять толстяку по шее. — Я одуреваю от всех вас. Вы что, совсем ни черта не соображаете? Да ты, баран, засунешь свой жирный зад в камеру, а потом уже оттуда вовек не вылезешь!

Это утверждение заинтересовало рядовых.

— Чего уставились?! — заорал капитан. — Разве ни разу не слышали, что пси-камеры вызывают привыкание?

Сержант кашлянул в кулак и возразил:

— Привыкание вызывают старые модели. А у нас последняя, ПС-тринадцать-М.

— Опять лапшу мне на уши?! — вновь вскипел Грег. — Послушай, сержант, будешь заливать — я тебя пристрелю, как собаку. А твоему любимому полковнику Хенесу скажу, что у тебя с рождения дырка во лбу. Понял?

— Так точно.

— Уже лучше, — просиял капитан и вдруг скривился и закрыл глаза.

www.rulit.me