История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

ДАЙТЕ ХАРАКТЕРИСТИКУ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА ДРЕВНЕЙ РУСИ. Судоустройство в древней руси


15. Судоустройство и судопроизводство по Русской Правде

В период существования Древнерусского государства судебные функции исполнялись органами власти. По правилу, а чьих руках находилась власть, тот и творил суд, т. е. суд не был отделен от администрации. Князь считался высшим судьей, о чем свидетельствует ряд статей «Русской Правды». Ночного вора. если его не убили до рассвета, утром вели на .княжеский двор (ст. 40). Закуп имел право отлучаться для подачи князю жалобы на своего господина (ст. 56). Судебные решения князей по отдельным вопросам становились нормами права (решение Изяслава по случаю убийства дорогобужцами старого конюха у стада). Князь осуществлял судебные функции по наиболее важным делам, видимо, совместно с вече. Он же судил бояр и разрешал жалобы на местных судей.

На местах судебные функции осуществляли посадники и волостели. С развитием государства, обострением классовой борьбы увеличилось и количество преступлений, особенно имущественных. Это привело к появлению множества различных вспомогательных судебных должностей. Происходит усложнение и рост судебного аппарата. «Русская Правда» упоминает о представителях судебной власти мечнике, детском, вирнике, собиравшем виры и продажи с населения, метельнике, собиравшем судебные пошлины, ябедниках и др.

Наряду с судом посадников и волостелей на местах существовал и боярский суд, юрисдикция которого распространялась на население, находящееся в феодальной зависимости от боярина на основании имущественных пожалований. Боярин, как и князь, не все дела решал лично, часть судебных дел разрешали его помощники.

Кроме княжеского и боярского суда на Руси существовал церковный суд. Церковь сумела добиться передачи в ее ведение дел, связанных с самовольным расторжением брака, изнасилованием, похищением женщин, оскорблением, церковным воровством, «зелейничеством», по спорам между мужем и женой об имуществе и др. Церковь имела свои уставы, церковные феодалы осуществляли судебные функции по всем делам, подсудным церкви в отношении всего населения. Они же осуществляли судебные функции по всем делам в отношении лиц, подвластных церкви.

Поскольку в Древнерусском государстве не различалось уголовное и гражданское право, то не было различия и в судопроизводстве. Те дела, которые в позднейшем законодательстве признавались уголовными, и те, которые признавались гражданскими, решались в одинаковом порядке.

Судебный процесс по «Русской Правде» носил состязательный характер, т. е. проходил при активном участии сторон в форме своеобразного спора. Обе стороны назывались истцами, чаще всего они пользовались почти одинаковыми судебными правами.

На суде стороны обыкновенно окружались толпой родственников и соседей, которые являлись пособниками. Процесс осуществлялся средствами, требовавшими личного присутствия сторон, например, испытание железом, водой, принесение клятвы - «присяги», выступление в судебном поединке - «поле». В «Русской Правде» нет достаточных указаний о том, как начиналось судебное преследование и судебный процесс. Вместе с тем в «Русской Правде» содержатся статьи, которые говорят о немалой роли судебных органов, в установлении процессуальных отношений сторон. Обвиняемый, не явившийся в суд, мог быть за держан судебными органами и подвергнут аресту. По смыслу статей «Русской Правды» для ареста обвиняемого не требовалось каких-то определенных оснований. Он мог быть задержан по явлению обвинителя.

Роль государственных органов особенно активной была в преследовании за совершение особо тяжких преступлений (например, за убийство). Большая ответственность за отыскание преступника возлагалась и на крестьянские общины. В «Русской Правде» говорится об особой форме поиска преступника - гонение следа. Предполагалось, что там, где теряются следы, находится преступник. Если след терялся на большой дороге или в степи, то розыски прекращались. Гонение следа влекло за собой для общины (верви), в которой терялись следы убийцы, обязанность самой продолжать розыск преступника и выдать его властям или уплатить дикую виру. Если совершалось не убийство, а другое преступление, то вервь обязана была возместить ущерб и уплатить штраф (ст. 3, 77).

Защищая право собственности феодалов на различные вещи и на холопов, «Русская Правда» большое внимание уделяла определению порядка отыскания пропавших вещей и холопов. В ней имеется ряд статей, посвященных своду - досудебной форме установления отношений между будущим истцом и ответчиком.

К своду прибегали при похищении вещи или холопа. Пострадавший должен был объявить о пропаже на торгу (базарной площади). Это объявление называлось закличем. Если по истечении трех дней после заклича вещь находилась, то лицо, у которого она была найдена, признавалось ответчиком. Ответчик должен был не только возвратить вещь, но и уплатить штраф. Если за клич не был произведен, или если вещь была найдена до истечения трех дней, или, наконец, если эта вещь была найдена не в своем городе или общине, а обладатель пропавшей вещи не сознался в хищении, то тогда приступали к своду.

Свод мог продолжаться до тех пор, пока не находился похититель. Но если оказывалось, что похитителя нужно искать вне города, то собственник мог производить свод только до третьего лица, которое было обязано вручить собственнику вещи ее стоимость деньгами, а затем имело право продолжить свод. При отыскании похищенного холопа собственник не вел свод дальше третьего лица. Третий добросовестный приобретатель передавал холопа собственнику, а сам мог вести розыски похитителя и продолжать свод.

Если свод заканчивался отысканием вора, он должен был уплатить вознаграждение тому, кому он продал похищенную вещь, и уплатить штраф. Иногда свод заканчивался тем, что приобретатель вещи не мог доказать добросовестность ее приобретения. Наконец, свод мог привести к границам государства. В этих двух случаях добросовестный приобретатель очищался от обвинения указанием на двух свидетелей покупки, которые приносили присягу.

При судебном разбирательстве стороны доказывали свою правоту при помощи судебных доказательств. Основными судебными доказательствами были собственное признание и наличие свидетелей - послухов.

Если одна сторона не могла добиться признания другой стороны и если послухи и видоки давали одинаково благоприятные показания, то прибегали к ордалиям, т. е. испытанию водой и железом. Исследователи полагают, что испытание железом заключалось в схватывании руками раскаленного куска железа, Правым считался тот, кто не обжигался. Испытание водой заключалось в том, вероятно, что обвиняемого связывали веревкой и бросали в воду. Если он шел ко дну, то считался невиновным и вытаскивался. Средством доказательства был и судебный поединок (поле). Победивший на поединке выигрывал процесс. Очень часто применялась присяга. До принятия христианства присяга состояла в клятве богом Перуном, с принятием христианства она выражалась в словесной клятве, сопровождавшейся целованием креста.

В «Русской Правде» не содержится норм, которые определяли бы подробно процессуальный порядок деятельности сторон и судей. Но, как отмечалось, процесс носил состязательный характер, и стороны играли в нем активную роль. Надо полагать, что чаще всего процесс начинался и кончался самими сторонами, а суд, взвешивая значение доказательств, представленных сторонами, выносил решение, которое, вероятно, было словесным. В целом исполнение уголовных наказаний лежало на органах судебной власти.

В «Русской Правде» нет постановлений о вторичном рассмотрении дела по жалобе недовольной стороны, но иногда по решению, князя оно проводилось заново.

Статья 74 предусматривала вознаграждение княжеской администрации за осуществление ими судебных функций, а ст. 86 устанавливала «железный урок»: 40 гривен - в казну, 5 гривен - мечнику.

Судебные пошлины законом рассматривались как плата судье за решение дела, и - ст. 107 предусматривала их размеры в зависимости от характера дела, указывала на круг должностных лиц, в пользу которых они поступали.

Таковы основные черты судебного процесса, который свидетельствует об активной форме участия лиц, заинтересованных в разрешении конфликтов. Постановления «Русской Правды» полностью не исчерпывают сведений о судопроизводстве Древнерусского государства.

Несомненно, что в делах о преступлениях, затрагивающих интересы господствующего класса, применялись и другие формы судопроизводства.

«Русская Правда», как первый кодекс русского феодального права, последовательно отразила отдельные этапы развития феодальных отношений в русском обществе IX-XII вв.

studfiles.net

Судебная система в Древней Руси

Введение

В Древней Руси судебная власть принадлежала князьям и их чиновникам в виде посадников и тиунов, веча и общин. Судебный процесс носил характер гласности и состязательности. Исход его определялся в соответствие с представленными сторонами доказательствами, к которым были отнесены признание, свидетельские показания, послухи, присяга, суды Божии или ордалии (что означало испытание водой или огнем), «поле» или судебный поединок, поличное и внешние знаки. Победитель в поединке считался правым.

Одновременно с этим, если преступник был пойман на месте преступления, либо у него имелась похищенная вещь, этого было достаточно для его осуждения.

Примечательно, что судебное решение содержало в себе результат состязания, оно было оглашено устно и лишь позднее ему придавал письменный вид.

«Обвинительный приговор суда выдавал «головою» осужденного потерпевшему, для удовлетворения указанным судом порядком».

Исследованная тема реферата - «суд в Древней Руси» - актуальна по следующим причинам.

Развитие судебной системы в Древней Руси является мало исследованной темой. Полагаю, это связано, прежде всего, с тем, что в Древней Руси отсутствовали специализированные судебные инстанции. В то время функции судом исполнялись представителями администрации, в том числе ее главой - великим князем. При этом имели место быть специализированные должностные лица, осуществлявшие помощь в творении правосудия.

Кроме того, функции судов в Древней Руси осуществляла и церковь, а также обособленные феодалы, наделенные правом осуждения зависимых от них людей (вотчинная юстиция). Судебные полномочия феодала являлись составной частью его иммунитетных прав.

Это и подтверждает актуальность исследуемой мной темы.

Целью данной работы является комплексное исследование суда в Древней Руси.

Для достижения указанной цели были поставлены к разрешению следующие задачи:

раскрыть понятие суда в Древней Руси;

дать общую характеристику судебного процесса в Древней Руси;

изучить виды судов в Древней Руси, а именно: общинный, княжеский, вотчинный и церковный.

Объектом данной работы являются судебные отношения в Древней Руси.

Предметом реферата являются нормы древнерусского права, а также научные статьи и монографии по данной тематике.

Многие авторы занимались и занимаются изучением указанной тематики, так, например, неоценимую помощь в написании данной работы оказали труды таких ученых: Морхата П.М., Петрова И.В., Власова В.И., Чебаненко С.Б. и других.

Структура данного реферата направлена на достижение поставленной цели с помощью решения задач. Он состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1 Общие положения о судебной системе в Древней Руси

. Понятие суда в Древней Руси

Формирование государства и права Древней Руси происходило поэтапно. Веха их появления (IX-XI вв.) практически не обеспечена достоверными письменными источниками, включая сведения о становлении судебной системы в Древней Руси.

Термин «суд» в Древнерусском государстве имел несколько интерпретаций. Так, например, суд - означало наделение правом судить, осуждать, судебную власть в целом; также суд ассоциировался с законом, обозначающим судебный порядок; кроме того, суд значил пространство власти, то есть компетенцию; наконец, суд означал непосредственно судебный процесс во всех его стадиях и со всеми последствиями.

Первое упоминание понятия «суд» имеет место быть в Уставе великого князя Владимира Святославовича «О десятинах, судах и людях церковных». Точная дата издания указанного выше Устава историками не определена, однако исследователи событий той эпохи относят его появление к первым годам XI в. В некоторых источниках «создание этого Устава обозначено датами: 986-1015 годы».

Наиболее старого источника с упоминанием о судах, нежели Устав «О десятинах, судах и людях церковных», на сегодняшний день не найдено, а это дает возможность связывать как раз с указанным Уставом отделение суда от княжеской власти, возникновение в Древнерусском государстве суда в качестве органа, осуществляющего правосудие, а также отсчитывать его историю с первых лет XI в.

Принятие христианства, вне сомнений содействовало образованию права в Древней Руси. Первым этапом образования права в Древнерусском государстве считаю возможным считать установление византийского права в виде церковных правил - канонов. По прошествии времени, с помощью расширения связей с западными и скандинавскими соседями, увеличивалось также влияние их культуры, включая правовую культуру. В дальнейшем Древнерусские князья стали издавать и свои собственные законы.

Возникновение первых письменных списков законов или уставов на славянском языке, называющихся «Русская правда» связано с именем князя Ярослава Мудрого. По данному источнику видно, каким образом протекало появление и формирование права и судопроизводства в Древней Руси, за какие деяния люди подвергались преследованиям, а также каким образом вершился суд. В данном источнике также говорится о кровной мести в качестве вида возмездия обидчику за совершенное убийство: «кто убьет человека, тому родственники убитого мстят за смерть смертию; а когда не будет мстителей, то с убийцы взыскать деньгами в казну...». После чего перечислялись размеры взысканий в зависимости от знатности и положения убитого: самый большой штраф ("вира") - за голову боярина княжеского. В следующих источниках кровная месть в полном объеме была устранена с заменой на штрафы-виры, взыскиваемые в пользу семьи погибшего.

Помимо этого, в «Русской правде» Ярослава Мудрого также имели место быть нормы, регламентирующие порядок судопроизводства, а также систему наказаний за совершенные преступления. Местом суда был обозначен княжеский двор, а сам князь являлся доминирующим вершителем правосудия. Одновременно князь имел возможность поручить ведение суда специально назначенным им людям из своего окружения, которые именовались вирниками, наделенными правом взять себе в помощники писца.

Кроме того, в «Русской правде» Ярослава Мудрого говорилось о возможности разрешить спор посредством привлечением к делу двенадцати граждан, которые рассматривали дело, разрешали вопрос о виновности либо невиновности ответчика, оставляя судье право назначить ему наказания. Полагаю, это было первой вариацией будущего суда присяжных.

Право Древней Руси не разделяло уголовные и гражданские дела, однако ряд процессуальных действий имел место быть лишь при разрешении уголовных дел, а именно гонение следа, свод.

Полагаю, имеет значение тот факт, что как по уголовным, так и по гражданским делам имел место быть состязательный процесс, при реализации которого, стороны признавались равноправными. Обе стороны в судебном процессе именовались истцами.

Русская Правда включала в себя две специализированные процессуальные формы досудебной стадии дела: гонение следа и свод.

Гонением следа признавался розыск преступника по его следам. Если след приводил к дому конкретного человека, этот человек и признавался преступником, в случае, если же след приводил в село, тогда ответственность несла община, если же след терялся на большой дороге, в этом случае поиск преступника останавливался.

Когда ни утраченная вещь, ни похититель не были разысканы, потерпевший прибегал к закличу, что означало оглашение на торговой площади о пропаже в надежде и с целью, что кто-то опознает украденное или потерянное имущество у иного лица. При этом, человек, у которого обнаружится утраченная вещь, был вправе заявить о том, что он приобрел такую вещь законным способом, например, купил. В этом случае начинается процесс свода. Суть такого процесса сводилась к тому, что владелец имущества должен был подтвердить добросовестность приобретения такого имущества, то есть обозначить лицо, у которого он приобрел данную вещь. В этом случае в качестве доказательственной базы было достаточно показаний двух свидетелей и мытника, то есть сборщика торговых пошлин.

Таким образом, в Древней Руси суд не был обособленной от администрации инстанцией. Посадники и иные должностные лица, реализовывающие правосудие, получали соответствующую часть вир и продаж, взыскиваемых при разрешении споров. Помимо этого, данные лица получали вознаграждения также лицами, участвующими в деле. Высшей судебной инстанцией являлся великий князь.

. Общая характеристика судебного процесса в Древней Руси

Как уже было указано выше, судебный процесс Древней Руси еще не делился на уголовные и гражданские дела, несмотря на то, что ряд процессуальных действий мог быть осуществлен лишь при уголовном процессе, а именно гонение следа, свод.

Судебный процесс характеризовался состязательным характером. Начинался процесс лишь посредством инициативы истца, стороны в таком процессе наделялись одинаковыми правами, «судопроизводство являлось гласным и устным, существенное значение в структуре доказательств имели «ордалии» («суд божий»), присяга и жребий».

Судебный процесс Древней Руси делился на три фазы.

Первая фаза именовалась как заклич, что означало оглашение о произошедшем преступлении, например, о пропаже имущества. Заклич объявлялся в людном месте, где оглашалось о пропаже вещи, имеющей индивидуальные характеристики, с помощью которых было возможно опознать украденную вещь. Если пропажа обнаруживалась через три дня после заклича, тот, у кого она находилась, признавался ответчиком.

Следующая фаза судебного процесса называлась свод или розыск ответчика, ее можно сравнить с нынешней очной ставкой. Свод реализовывался или до заклича, или в срок до прошествия трех дней после него. Лицо, у которого находили пропавшее имущество, должно было пояснить, у кого эта вещь была приобретена. Свод имел место быть до того момента, пока не доходил до человека, не способного пояснить, где он приобрел эту вещь. Этот человек и был признан вором - «татемом». Если свод выходил за пределы населенного пункта, где пропала вещь, он имел место быть до третьего лица. На этого человека было возложено обязательство по оплате собственнику стоимости пропавшего имущества, также он наделялся правом в дальнейшем самостоятельно продолжить свод.

Гонение следа являлось завершающей фазой судебного процесса, представляющей собой розыск преступника и доказательств по делу. С учетом того, что в Древнерусском государстве не было специализированных розыскных органов и лиц, исполняющих данные обязанности, гонение следа реализовывали потерпевшие, а также их близкие, члены общины и добровольцы.

В судебном процессе Древней Руси применялся ряд разнообразных доказательств, к ним относились устные, письменные, а также свидетельские показания. Очевидцы происшествия именовались видоками, помимо них имели место быть так называемые послухи, то есть свидетели «доброй славы» обвиняемого, его поручители. Послухом мог выступать лишь свободный человек, в качестве видоков привлекались закупы и боярские тиуны (холопы).

Если же по делу доказательств для вынесения решения судом было недостаточно, распоряжением суда использовались присяги (роты) и ордалии - испытания железом и водой. При испытании железом виновность испытуемого оценивали в зависимости от характера ожога от раскаленного металла. Испытание водой проводилось таким образом, что подозреваемого связывали особым способом, затем окунали его в воду, если он не тонул, в этом случае его обвиняли в совершенном преступлении.

«Имеется точка зрения, что уже в древности на Руси при недостаточности доказательств, для точного выяснения истины использовался судебный поединок».

Система наказаний в Древнерусском государстве, в соответствие с «Русской Правдой» была крайне простой. В данном своде законов не имеется ни одного упоминания о смертной казне, при этом в реальной жизни она использовалась. Отсутствие ее в «Русской Правде» связано, прежде всего, с тем, что власть расценивала смертную казнь в качестве продолжения кровной мести, которую одновременно она пыталась ликвидировать, также это было связано с воздействием христианской Церкви, выступавшей априори против смертной казни.

В соответствие с «Русской Правдой» Ярослава Мудрого, самым тяжким наказанием являлись поток и разграбление, данный вид наказания назначался лишь в трех случаях: за убийство при совершении разбоя; поджог; конокрадство. Этот вид наказание представлял собой конфискацию всего имущества и выдачу преступника вместе с его семьей «головой», что означало передачу преступника с его семьей в рабство.

Еще одним тяжким наказанием признавалась вира, то есть штраф, назначаемый лишь за убийство. Вира передавалась в княжескую казну. Родственникам потерпевшего выплачивалось головничество. Вира была как одинарная, назначаемая за убийство простого свободного человека, так и двойная, назначаемая за убийство человека с привилегиями.

Кроме того, имел место быть особенный вид виры, которая именовалась дикой или повальной, такая вира взыскивалась со всей общины. Такой вид наказания назначался при совершении убийства без разбоя и в том случае, когда имел место быть отказ общины выдать своего подозреваемого, либо когда община не могла отвести от себя подозрений. В таких ситуациях община платила за своего члена лишь в том случае, если он в прошлом принимал участие в вирных платежах за своих соседей.

Институт дикой виры исполнял полицейскую задачу, связывая всех членов общины круговой порукой. Так, например, за нанесение увечий, тяжких телесных повреждений суд прибегал к применению полувир. Все другие преступные деяния, направленные против личности или имущественные преступления наказывались штрафом, размер которого зависел от тяжести преступлений. Штраф, или продажа, как он иначе именовался, поступал в казну, потерпевший получал денежное возмещение за причиненный ему ущерб, называемое уроком.

Итак, в соответствие с «Русской Правдой», сохранялись древнейшие составляющие обычая, связанные с принципом талиона («око за око, зуб за зуб»), в случаях с кровной смертью. Однако доминирующей задачей наказания было возмещение как материального ущерба, так и морального вреда.

Глава 2. Виды судов в Древней Руси

. Общинный суд

Общинный суд был образован еще в догосударственный период и осуществлял свою деятельность наравне с государственными судами. Являясь обособленным субъектом осуществления правосудия, общинный суд появился и действовал как суд родовой общины, члены которой были связаны между собой кровными узами.

На начальном этапе этот суд распространялся лишь на строго определенный круг лиц, состоявших в такой общине. По прошествии времени, в связи с увеличением территории проживания общины, увеличением процессов переселения, «субъектная юрисдикция общинного суда была дополнена территориальной, посредством включения в неё граждан, не принадлежащих к данной общине по родовому признаку, но проживавших на территории, ею занимаемой».

Общинный суд реализовывался на вече, являющимся сходом всех граждан конкретной общины, он был доминирующим органом управления.

По прошествии определенного времени, увеличением территории, земель, а также появлением городов как центров соответствующих волостей и земств, вече продолжило своё существование, однако уже в иной форме. Теперь вече не было сходом всех граждан общины и рода, вече старейших городов стало носить характер представительного органа, выражающего интересы конкретных категорий населения города. Соответственно, произошло выявление вечевого суда из системы общины, а также его укрепление закрепление на высшем земском уровне.

Компетенция Боярской Думы в судебной области опиралась на совокупности государственных и родоплеменных основ. Данные виды древнерусского суда и органы, его осуществлявшие, не были в отношениях иерархии в процессе реализации судебной задачи.

Система органов государственной власти в Древнерусском государстве являла собой особую трехступенчатую лестницу, состоящую из городских, волостных и земских органов управления, при этом организацию населения в сельских районах была отнесена к местному самоуправлению.

Невзирая на имение немалого количества проблем, имевших место быть в исключительном ведении органов управления каждого из перечисленных ступеней государственной системы, все они находились в отношениях соподчиненности, соответственно, акты каждого вышестоящего органа являлись обязательными к исполнению для всех нижестоящих.

При этом такое положение было связано лишь с областью государственного управления. С позиции судоустройства, данные органы не представляли собой инстанционной системы. В случаях, когда с решением, вынесенным общинным судом по какому-либо спору, была не согласна одна из сторон, и спор передавался на рассмотрение князю, при этом суд князя не представлял собой апелляционную инстанцию по отношению к общинному суду, здесь дело разрешалось с самого начала.

Таким образом, общинный суд разрешал мелкие внутриобщинные дела, такие как перераспределение земельных наделов, аккумулирование пустующих и брошенных земель. Однако о функциях данного суда подробной информации в источниках на сегодняшний день не сохранилось.

. Княжеский суд

В Древней Руси суд не был обособлен от администрации, а высшей судебной инстанцией был великий князь. Князь был наделен широчайшими полномочиями в период судебного процесса, а именно он имел право как участвовать в судебном заседании, принимать решения по гражданскому делу, оглашать приговор по уголовному делу, так и оправдать преступника.

Княжеский суд распространялся на весь народ, рассматривал споры феодальной знати, а также споры, возникающие между князьями. Местом суда являлся княжеский двор, резиденция в столице и дворы княжеских чиновников в провинции.

«Некоторые сведения древних источников свидетельствуют о том, что, князья зачастую реализовывали судебную деятельность вместе со своими боярами. В ряде случаев боярская дума вместе с «людьми», вечем стольного города судили членов княжеской семьи. Многие летописи заставляют обратить внимание на то, что задача суда была одной из доминирующих обязанностей княжеской власти, а также на то, что князь непосредственно был обязан реализовывать судебный процесс и нести ответственность за неправомерные действия привлеченных им для суда тиунов».

Судебный процесс, который вел лично князь и его посадники и тиуны, был лишь внешним, он носил механический характер. Судья почти не оценивал представленные доказательства. Здесь судья должен был верить таким доказательствам, ведь они удовлетворяли известным формальным требованиям.

Например, «явится во двор судьи муж «синь» (в синяках) или «надражен» (раненый) и начнет жаловаться на кого-либо, а ответчик не приведет послухов, которые подтвердят, что избитый сам начал драку, дело заканчивается: ответчик обвиняется. Но, даже если послухи «вылезут», им придется слово в слово доказывать, как было дело; в ином случае ответчик тоже обвиняется. Приведут татя с лицом, то есть с поличным, пойманного на месте преступления, тут тоже не должно быть никаких размышлений и колебаний. Увидят у кого что-нибудь тяжебное на торгу, не берут прямо, говоря: это мое, но «пойди на свод, где еси взял». И гражданин, у которого нашлось краденное имущество, обязан показать и подтвердить, у кого он его приобрел, в ином случае выносится обвинение как вору. Найдут убитого на известной территории, община, несущая круговую ответственность, вервь, должна найти преступника, в ином случае обязана заплатить виру князю и головничество родственникам убитого. Обокраден купеческий табор на дороге, и след воровской приводит к селу, село должно разыскать вора или «отсочить», то есть отвести от себя подозрения. Нет послухов и видоков у тяжущихся, пусть идут на роту, а если дело большое - на воду или железо; кому выпадет на долю очищение ротой, водой или железом, тот и прав».

Такой механический, формализованный судебный процесс являлся одновременно пассивным процессом. Это означало, что истец самостоятельно проводил предварительное следствие, например, истребовал у вора пропавшее имущество, опознанное на торгу, и шел до конца свода или до конца. И лишь, когда свод выходил за пределы мира, взыскивалось имущество с последнего человека, до которого привел свод и который обязывался уже, если хотел, сам продолжать свод. Владелец бежавшего холопа самостоятельно искал его, и посадник обязан был лишь помочь, когда он просил о помощи, при розыске опознанного холопа.

При этом имеются сведения о существовании при суде особых лиц, которые за вознаграждение помогали потерпевшим. Также «Русская правда» в составе населения Новгорода говорит о неких ябедниках. Ябедником признавался чиновник, разыскивающий воров и покражи по следам преступления, оказывающий содействие в этом потерпевшему. Провозглашая приговор, суд зачастую позволял непосредственно потерпевшему реализовать восстановление своего права, а именно получить деньги, увести к себе домой в холопство должника, а также продать его.

Таким образом, пассивность суда наряду с его механизированным и формальным характером являлись причиной того, что суд был не столько государственной задачей, сколько источником кормления для князей и их дружинников.

. Вотчинный суд

Что же касается суда вотчинного, в его компетенции имелись, прежде всего, дела по малозначимым правонарушениям, а также различные гражданские споры.

Вотчинный суд, как и вотчинное управление, реализовывался не в силу полной самостоятельности вотчинника, а по уполномочиванию правителя.

Законами вотчинный суд не регламентировался, тут были использованы нормы обычного права.

Вотчинным судом признавался суд землевладельца над зависимым населением.

Крупные землевладельцы-бояре постепенно приобретали все большую независимость от князя и являлись настоящими государями в своих вотчинах, наделяя себя управленческими и судебными функциями.

Князьям было необходимо признавать за боярами соответствующие полномочия. К личному иммунитету, а именно неподчинению суду местных княжеских агентов, было присоединено право суда и дани в отношении зависимого от вотчинника населения.

По аналогии с организацией княжеского суда, боярин вершил в своих вотчинах суд как лично, так и через своих тиунов и отроков.

. Церковный суд

Компетенция церковного суда в Древней Руси была крайне широкой. В соответствии с уставами князей св. Владимира и Ярослава, все отношения гражданской жизни, касаемые религии и нравственности, были отнесены к компетенции суда церковного, епископского.

В Древнерусском государстве в ведение Церкви были отнесены все дела, касаемые супружеских союзов. Кроме того, Церковный суд разрешал также дела, касаемые взаимоотношений между родителями и детьми. Церковь своим авторитетом защищала и права родителей, и неприкосновенность личных прав и интересов несовершеннолетних детей.

Наследственные дела аналогично были отнесены к подсудности Церкви. «В начальные века христианской истории Руси подобные дела происходили зачастую, так как имело место быть большое количество незаконных, с позиции церкви, браков. Права детей от таких браков на наследство за отцом относились к компетенции церковных судов. Русская практика склонялась к признанию за детьми, от таких браков, прав на какую-то часть наследственной массы. Все споры, которые возникали по поводу духовного завещания, аналогично подлежали ведению церковных судов».

Все церковно - судебные дела были разделены на три группы:

дела греховные без составляющих преступления, например, волхование, браки близких родственников, развод по согласию супругов. Такие дела рассматривал епископ без княжеского судьи и по церковным законам;

дела церковно - преступные, при которых имело место быть нарушение закона, например, изнасилование, односторонний развод по инициативе мужа без вины жены, оскорбление женской чести, блуд, убийство, поджог гумна. Такие дела рассматривались княжеским судьей при участии церковного судьи; все дела духовных лиц. Такие дела разрешались церковной властью.

На основании изложенного, прихожу к выводу о том, что судебная власть Церкви устанавливалась над всем христианским народом Древней Руси, однако лишь по соответствующим делам. Над некоторыми слоями населения (церковные люди) церковный суд проводился по всем делам, аналогично как суд над всем народом церковных земель (вотчин). В некоторых случаях действие церковных уставов распространялось на область действия государственного законодательства.

Заключение

Цель и задачи, поставленные в реферате, выполнены.

В частности, комплексно исследован институт суда в Древней Руси, а именно раскрыто понятие суда в Древней Руси; дана общая характеристика судебного процесса в Древней Руси; а также изучены виды судов в Древней Руси: общинный, княжеский, вотчинный и церковный.

Итак, был сделан вывод о том, что формирование государства и права Древней Руси происходило поэтапно. Веха их появления (IX-XI вв.) практически не обеспечена достоверными письменными источниками, включая сведения о становлении судебной системы в Древней Руси.

Термин «суд» в Древнерусском государстве имел несколько интерпретаций. Так, например, суд - означало наделение правом судить, осуждать, судебную власть в целом; также суд ассоциировался с законом, обозначающим судебный порядок; кроме того, суд значил пространство власти, то есть компетенцию; наконец, суд означал непосредственно судебный процесс во всех его стадиях и со всеми последствиями.

Проведенные исследования позволяют считать, что в Древней Руси суд не был обособленной от администрации инстанцией. Посадники и иные должностные лица, реализовывающие правосудие, получали соответствующую часть вир и продаж, взыскиваемых при разрешении споров. Помимо этого, данные лица получали вознаграждения также лицами, участвующими в деле. Высшей судебной инстанцией являлся великий князь.

Также был сделан вывод о том, что судебный процесс характеризовался состязательным характером. Начинался процесс лишь посредством инициативы истца, стороны в таком процессе наделялись одинаковыми правами, «судопроизводство являлось гласным и устным, существенное значение в структуре доказательств имели «ордалии» («суд божий»), присяга и жребий».

Кроме того, в соответствие с «Русской Правдой», сохранялись древнейшие составляющие обычая, связанные с принципом талиона («око за око, зуб за зуб»), в случаях с кровной смертью. Однако доминирующей задачей наказания было возмещение как материального ущерба, так и морального вреда.

Проведенные исследования позволяют считать, что общинный суд был образован еще в догосударственный период и осуществлял свою деятельность наравне с государственными судами. Являясь обособленным субъектом осуществления правосудия, общинный суд появился и действовал как суд родовой общины, члены которой были связаны между собой кровными узами.

Таким образом, общинный суд разрешал мелкие внутриобщинные дела, такие как перераспределение земельных наделов, аккумулирование пустующих и брошенных земель. Однако о функциях данного суда подробной информации в источниках на сегодняшний день не сохранилось.

Резюмируя, можно сказать о том, что княжеский суд распространялся на весь народ, рассматривал споры феодальной знати, а также споры, возникающие между князьями. Местом суда являлся княжеский двор, резиденция в столице и дворы княжеских чиновников в провинции.

Напрашивается вывод о том, что пассивность княжеского суда наряду с его механизированным и формальным характером являлись причиной того, что суд был не столько государственной задачей, сколько источником кормления для князей и их дружинников.

Что же касается суда вотчинного, в его компетенции имелись, прежде всего, дела по малозначимым правонарушениям, а также различные гражданские споры.

Подводя итоги, необходимо заметить о том, что компетенция церковного суда в Древней Руси была крайне широкой. В соответствии с уставами князей св. Владимира и Ярослава, все отношения гражданской жизни, касаемые религии и нравственности, были отнесены к компетенции суда церковного, епископского.

На основании изложенного, прихожу к выводу о том, что судебная власть Церкви устанавливалась над всем христианским народом Древней Руси, однако лишь по соответствующим делам. Над некоторыми слоями населения (церковные люди) церковный суд проводился по всем делам, аналогично как суд над всем народом церковных земель (вотчин). В некоторых случаях действие церковных уставов распространялось на область действия государственного законодательства.

судебный древнерусский дума церковный

Список использованной литературы

. Нормативно-правовые акты

1) Устав Великого князя Владимира Святославовича «О десятинах, судах и людях церковных» 986-1015 гг.//Российское законодательство 10-20 веков. Том 1. Юридическая литература.1986 г.

) «Русская Правда» Ярослава Мудрого 1016 г. // Российское законодательство 10-20 веков. Том 1. Юридическая литература.1986 г.

. Учебная и научная литература

) Амплеева Т.Ю. «История судоустройства и уголовного судопроизводства в России (9-19 века): средневековая Русь». Учебное пособие. Издательство: М.: Издательство юридического института МИИТа. 2005 - 301 с.

) Власов В.И. «История судебной власти в России». Учебное пособие. Издательство: М.: Юристъ. 2008 - 241 с.

) Дрожжин В.А. «Суд в Древней Руси»//Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. № 2. 2001 - 33-40 с.

) Колоколов Н.А. «Суд в России». Учебное пособие. Издательство: М: Юристъ. 2007 - 224 с.

) Морхат П.М. «Суд в Древней Руси: историко-правовой аспект»//Академический юридический журнал. № 4 (30). 2007 - 14-20 с.

) Петров И.В. «Государство и право Древней Руси (750-980 гг.)»//Уголовный и гражданский процесс Древней Руси. № 5. 2003 - 298 с.

) Пиджаков А.Ю., Шевчук В.Б. «Реформирование судебной системы в России: история и современность (историко-правовые аспекты). Монография. Санкт-Петербург. 2003 - 136 с.

) Рубаник В.Е., Рубаник С.А. «Суд и правосудие в Древней Руси и Московском государстве в историко-правовой науке и юридической доктрине». Монография. Москва. 2013 - 216 с.

) Чебаненко С.Б. «Княжеский и народный суд в Древней Руси». Диссертация. Санкт-Петербург. 2007 - 308 с.

yamiki.ru

ДАЙТЕ ХАРАКТЕРИСТИКУ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА ДРЕВНЕЙ РУСИ » Буквы.Ру Научно-популярный портал

120214 2001 1 ДАЙТЕ ХАРАКТЕРИСТИКУ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА ДРЕВНЕЙ РУСИ Наше государство и общество на рубеже третьего тысячелетия вступили в фазу радикальной трансформации. Идет напряженный процесс поиска дальнейшего пути развития обновленной России.

Изучение цивилизационного развития России должно ставить своей задачей выявить онтогенные механизмы эволюции государственности, в рамках которой происходило становление и развитие уникального конгломерата народов и культур, чьи исторические судьбы оказались теснейшим образом переплетены, создав своеобразную и неповторимую модель микромира.

Каждая из традиционных составляющих исторического процесса обладает относительной независимостью, внутренней динамикой и имеет собственную периодизацию. Вместе с тем эти составляющие тесно взаимосвязаны и переплетены, а потому их разделение неизбежно предусматривает определенную степень формализации.

Государство возникает и развивается, прежде всего, из потребности сохранения целостности того или иного этнического массива, разделившегося на отдельные слои, имеющие особые, противоречащие друг другу интересы. Однако эта потребность чаще всего выявляется в весьма жесткой, с использованием, в том числе, и насилия, борьбе социальных групп. Благодаря этому государство обладает определенной независимостью от всех социальных слоев, однако, в то же время, оно отнюдь не свободно от предпочтений по отношению к некоторым из них.

Раз возникнув, государство не застывает в неизменном виде, оно развивается, функции его усложняются, расширяется сфера деятельности. Поэтому крайне важно изучать историю развития государства. Впрочем, исследование истории развития государственности позволяет понять не только прошлое. Оно дает возможность объяснить настоящее, а при умелом использовании методов исторического анализа, до определенной степени, увидеть и будущие перспективы.

 Особенно важно это для России, где роль государства всегда была заметно выше, нежели во многих других странах, где, по утверждению многих историков, даже само общество есть едва ли не результат деятельности этого государства.

Конечно, взгляд на историю государственности во многом зависит от тех общеисторических взглядов, которыми руководствуются в своих исследованиях историки.

Существует множество концепций исторического развития, однако наиболее популярны (хотя это не означает их наибольшей истинности) среди современных российских историков две: так называемые «формационная» (еще недавно «единственно верная») и цивилизационная (все активнее проникающая в сегодняшнее общественное сознание). Первая предлагает вариант как бы «вертикального» развития общества, по спирали от низшего к высшему — прогресс. Вторую же можно столь же условно определить как «горизонтальную», фактически отрицающую прогресс в истории, исходящую из невозможности определить прогресс в развитии культуры и рассматривающую мировую историю как совокупность возникающих, развивающихся и умирающих цивилизаций, не связанных или слабо связанных между собой.

В этой работе будет дана характеристика судебного процессу Древней Руси и рассказано о расширении привилегий дворянства на основании положений «Жалованной грамоты дворянству» 1785 года

Судопроизводство с древнейших времен включало в себя 3 стадии: установление сторон, производство суда и исполнение приговора. Обе стороны именовались истцами или суперниками (чуть позже – сутяжниками от тяжбы – судебного спора). Государство в качестве истца ещё не выступает, даже в делах уголовных, оно лишь помогает частному лицу в преследовании обвиняемого. Да и различия между уголовным и гражданским процессом ещё не существует, как и между следственным (инквизиционным) и обвинительным (состязательным). Сторонами во всех делах выступают частные лица: род, община, семья, потерпевшие. Суд представлял собой массовое действо, на которое прибывали толпы родственников, соседей и прочих пособников. Поводом к возбуждению дела могло быть не только исковое ходатайство семьи (об увечье или убийстве родственника), но и захват лица на месте преступления.

Судебный процесс в Древней Руси делился на три стадии и начинался по жалобе потерпевшего.

Первая стадия называлась закличь. В людном месте потерпевший сообщал о преступлении, например, о краже своего имущества. Пропавшее имущество подробно описывалось, чтобы его можно было опознать среди другого имущества.

Затем наступала вторая судебная стадия — свод. Тот, у которого пропажа обнаруживалась, должен был указать, у кого он приобрел украденную вещь. «Свод» продолжался до тех пор, пока не обнаруживался человек, не способный объяснить, как к нему попала украденная вещь. Этот человек признавался виновным.

Если вторая стадия не увенчалась успехом, переходили к третьей стадии, называвшейся гонение следа. Она представляла собой розыск преступника и поиск доказательств. Такой поиск проводился либо самим потерпевшим и его родственниками, либо членами общины.

Основными доказательствами были свидетельства очевидцев и обнаружение самих украденных вещей в руках или на дворе обвиняемого. Доказательствами считались всевозможные испытания — водой, железом… Сторонами приносилась присяга — словесная клятва. По гражданским делам кидался жребий. До XVI в. в качестве судебного доказательства сохранился древний обычай биться с оружием или в рукопашную на поединке — поле.

Смертная казнь и телесные наказания действительно не упоминались в Русской Правде. Однако согласно летописям они существовали. Задолго до появления Русской Правды на Руси был распространен обычай решать спор на судебном поединке — поле. Кто одолеет в бою, тот и выигрывал дело. Русская Правда умалчивала о том, что этот обычай был сохранен и позднее, вплоть до XVI в. Существует мнение, что эти пробелы не случайны и связаны с влиянием духовенства, которое протестовало против сохранения языческих, «туземных», традиций в правовой системе Руси.

Суд был состязательным, a это значит, что обе стороны «тягались» на равных условиях, собирали и представляли доказательства и улики. В судебном процессе использовались различные виды доказательств устные, письменные, свидетельские показания. Очевидцы происшествия назывались видоками, кроме них выступали послухи – свидетели «доброй славы» обвиняемого, его поручители. Послухом мог быть только свободный человек, в качестве видоков привлекались закупы («в малой тяжбе») и боярские тиуны (холопы) – (ст. 66 Пр. Пр.).

При ограниченном количестве судебных доказательств по решению суда применялись присяги («роты») и ордалии (испытания железом и водой). О последних мы знаем лишь по западным источникам, ибо прямых свидетельств об ордалиях на Руси нет. При испытании железом о виновности испытуемого судили по характеру ожога от раскаленного металла; при испытании водой подозреваемого, связанного особым образом, погружали в воду, если он не тонул, то признавался виновным. Ордалии – это разновидности суда божьего. Возможно, что уже в древности на Руси при недостаточности доказательств для окончательного выяснения истины применялся судебный поединок, но сведения о нём сохранились лишь от более позднего времени (поле). Мы вернемся к нему в свое время.

Таковы общие представления о древнерусском праве, о процессуальных судебных нормах дают нам Русская Правда и другие источники. Мы видим, что законодатель руководствовался принципом казуальности (ссылкой на конкретный случай) и не прибегал к теоретическим обобщениям. Целый ряд правовых норм только намечается в законодательстве, и разработка их является делом будущего.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Наиболее важным актом, осуществившим правовую консолидацию дворянства, стала «Жалованная грамота дворянству» (полное название «Грамота на права и преимущества благородного российского дворянства») 1785г.

В целях оформления сословных привилегий дворянства в 1785 году вышла Жалованная грамота дворянству. «Грамота на права вольности и преимущества благородного российского дворянства» представляла собой свод дворянских привилегий, оформленный законодательным актом Екатерины II от 21.04. 1785 года.

При Петре I дворянство несло пожизненную военную и другую службу государству, но уже при Анне Иоанновне оказалось возможным ограничить эту службу 25 годами. Дворяне получили возможность начинать службу не с рядового или простого матроса, а с офицера, пройдя дворянскую военную школу. Петр III издал указ о вольности дворянства, дающий право служить или не служить, но действие этого указа было приостановлено. Теперь же, подтверждалась свобода дворян от обязательной службы.

Полное освобождение дворянства имело смысл по нескольким причинам:

  1. Имелось достаточное количество подготовленных людей, сведущих в разных делах военного и гражданского управления;

  2. Сами дворяне сознавали необходимость службы государству и считали за честь проливать кровь за отечество;

  3. Когда дворяне были всю жизнь оторваны от земель, хозяйства приходили в упадок, что пагубно сказывалось на экономике страны.

    Теперь многие из них могли сами управлять своими крестьянами. И отношение к крестьянам со стороны хозяина было куда лучше, нежели чем со стороны случайного управляющего. Помещик был заинтересован в том, чтобы его крестьяне не были разорены. Жалованной грамотой дворянство признавалось первенствующим сословием в государстве и освобождалось от уплаты податей, их нельзя было подвергнуть телесному наказанию, судить мог только дворянский суд. Лишь дворяне имели право владеть землей и крепостными крестьянами, они также владели недрами в своих имениях, могли заниматься торговлей и устраивать заводы, дома их были свободны от постоя войск, имения не подлежали конфискации. Дворянство получило право на самоуправление, составило «дворянское общество», органом которого являлось дворянское собрание, созываемое каждые три года в губернии и уезде, избиравшее губернских и уездных предводителей дворянства, судебных заседателей и капитан-исправников, возглавлявших уездную администрацию. Этой жалованной грамотой дворянство призывалось к широкому участию в местном управлении. При Екатерине II дворяне занимали должности местной исполнительной и судебной власти. Жалованная грамота дворянству должна была упрочить положение дворянства и закрепить его привилегии. Содействовала большей консолидации господствующего класса. Действие ее было распространено также на дворян Прибалтики, Украины, Белоруссии и Дона. Жалованная грамота дворянству свидетельствовала о стремлении российского абсолютизма укрепить свою социальную опору в обстановке обострения классовых противоречий. Дворянство превращалось в политически господствующее сословие в государстве.

    Основаниями для лишения дворянского звания могли стать лишь уголовные преступления, в которых проявилось моральное падение преступника и нечестность. Перечень этих преступлений был исчерпывающим.

    Личные права дворян включали право на дворянское достоинство, право на защиту чести, личности и жизни, освобождение от телесных наказаний, от обязательной государственной службы и др.

    Имущественные права дворянства: полное и неограниченное право собственности, на приобретение, использование и наследование любого вида имущества. Устанавливалось исключительное право дворян покупать деревни и владеть землей и крестьянами, дворяне имели право открывать промышленные предприятия в своих имениях, торговать продукцией своих угодий оптом, приобретать дома в городах и вести морскую торговлю. Дворяне создавали общество или Собрание, наделенное правами юридического лица, из числа уездных предводителей дворянства. Собрание раз в три года избирало кандидатов в губернские предводители дворянства. Кандидатура последнего утверждалась губернатором или представителем монарха в губернии.

      

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    1. Судопроизводство с древнейших времен включало в себя 3 стадии: установление сторон, производство суда и исполнение приговора. Обе стороны именовались истцами или суперниками (чуть позже – сутяжниками от тяжбы – судебного спора). Государство в качестве истца ещё не выступает, даже в делах уголовных, оно лишь помогает частному лицу в преследовании обвиняемого. Да и различия между уголовным и гражданским процессом ещё не существует, как и между следственным (инквизиционным) и обвинительным (состязательным). Сторонами во всех делах выступают частные лица: род, община, семья, потерпевшие. Суд представлял собой массовое действо, на которое прибывали толпы родственников, соседей и прочих пособников. Поводом к возбуждению дела могло быть не только исковое ходатайство семьи (об увечье или убийстве родственника), но и захват лица на месте преступления.

    Судебный процесс в Древней Руси делился на три стадии и начинался по жалобе потерпевшего. Первая стадия называлась закличь. Затем наступала вторая судебная стадия — свод. Если вторая стадия не увенчалась успехом, переходили к третьей стадии, называвшейся гонение следа. Она представляла собой розыск преступника и поиск доказательств. Суд был состязательным, a это значит, что обе стороны «тягались» на равных условиях, собирали и представляли доказательства и улики. В судебном процессе использовались различные виды доказательств устные, письменные, свидетельские показания.

    2. В целях оформления сословных привилегий дворянства в 1785 году вышла Жалованная грамота дворянству. «Грамота на права вольности и преимущества благородного российского дворянства» представляла собой свод дворянских привилегий, оформленный законодательным актом Екатерины II от 21.04. 1785 года.

    Жалованная грамота дворянству должна была упрочить положение дворянства и закрепить его привилегии. Содействовала большей консолидации господствующего класса.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

  4. Исаев И.А. Истории государства и права России. М., 2003.

  5. История государства и права России / Под ред. Ю.П. Титова. –М.: ТК Велби, 2003.

  6. Реформы Александра III. –М. Юридическая литература, 1998

  7. Российское законодательство X – XX вв. – М. Юрид. Лит-ра, 1991.

  8. Юшков С.В. История государства России (IX – XIX в.в.). –Ростов-на-Дону, 2003.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

bukvi.ru

Раздел первый «Судопроизводство Древней Руси (IX

Подобный материал:
  • История уголовного судопроизводства россии (IX xix вв.), 799.8kb.
  • Уголовный процесс сга конституционные принципы уголовного судопроизводства, 15.8kb.
  • Участники уголовного судопроизводства, их права, 248.29kb.
  • Обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства как гарантия осуществления, 432.42kb.
  • Ения безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства,, 77.76kb.
  • Постановления Пленума Верховного Суда РФ. Постановления и определения Конституционного, 60.01kb.
  • Секция юридических дисциплин, 44.09kb.
  • Конституции Российской Федерации. Порядок уголовного судопроизводства, установленный, 4236.77kb.
  • Примерные вопросы кандидатского экзамена по специальности 12. 00. 09 «Уголовный процесс,, 57.27kb.
  • Реализация принципов уголовного судопроизводства при производстве по рассмотрению, 706.9kb.
Раздел первый «Судопроизводство Древней Руси (IX—XIV вв.)» связан с исследованием происхождения доктринальных идей, выражавших отношение общества и зарождавшегося восточно-славянского государства к преступности, т.е. того, что понимается под преступлением, какие виды наказаний используются и каковы их цели. В разделе определяются задачи борьбы с преступностью, а также методы и средства реализации этих задач. Рассматривается процесс становления базовых понятий уголовного права, основных институтов и организации процесса. Изучается эволюция способов разрешения конфликтов в обществе, начиная с древнейших времен и до появления княжеской юстиции.

В первой главе раздела «Правовые основы древнерусского судопроизводства» обстоятельно анализируются условия, факторы и особенности становления и последующего развития древнерусской правовой системы.

Организация и характер судопроизводства Древней Руси в значительной степени определялись особенностями политического устройства Древней Руси. На развитие древнерусского права влияло несколько факторов: община (сельская и городская) как основная социальная организация древнерусского общества, хранившая традиционные правовые институты и обычаи; власть князя, олицетворявшая собой власть государственную; и после принятия христианства — Русская православная церковь, опиравшаяся на хорошо разработанную систему канонического права. Однако на протяжении всего периода существования Киевской Руси основной формой и источником права был правовой обычай, имевший древние корни, восходящие к племенной организации.

Уголовная политика как явление, отражающее отношение власти к преступности, начала складываться в процессе становления Древнерусского государства. Власть киевского князя, постепенно распространявшаяся на новые территории, признавала местные обычаи и традиции, но в то же время стремилась дополнить имеющуюся правовую систему собственными правовыми нормами, закрепляющими и регламентирующими новое общественное и государственное устройство. Те обычаи, которые признавались и санкционировались властью, пусть даже это происходило в устной форме (например, Закон Русский), приобретали статус обычного права, на базе которого создавались первые нормативные правовые акты древней Руси. К ним относятся международные договоры Руси с греками, торговые договоры Новгорода с Готландским берегом и Ригой, Смоленска с Ригой и Готским берегом, Русская Правда, княжеские Уставы, Новгородская и Псковская судные грамоты.

Среди древнерусских законодательных памятников Русская Правда занимает особое место не только потому, что регулирует широкий спектр современных ей общественных отношений, но в большей степени потому, что отражает динамику развития древнерусских правовых институтов. Долгая история существования этого законодательного акта и те многочисленные изменения и дополнения, которым он подвергался, требуют особого подхода к его изучению.

По нормативным правовым актам и летописным источникам можно проследить, как происходило сужение сферы действия норм обычного права. В области семейно-брачных отношений и уголовного права эта тенденция начинает активно проявляться после принятия христианства, в области судоустройства — в связи с укреплением великокняжеского суда, а в области имущественных отношений — в связи с закреплением ряда обычаев в нормативных актах. Дольше всего правовой обычай сохранялся в судопроизводстве, так как древнерусский процесс, вплоть до первых Судебников, полностью опирался на общину.

Не все противоречия и конфликты, возникавшие в древнерусском обществе, могли разрешаться на основании правовых обычаев и законодательных норм. В динамично развивающемся государстве постоянно возникали новые сферы общественных отношений, которые настойчиво требовали правового регулирования. В таких ситуациях правовой вакуум ликвидировался в ходе судебного разбирательства. Судебное решение, вынесенное князем по какому-то конкретному делу, со временем превращалось в юридическую норму и закреплялось в законодательных актах, т.е. судебная практика создавала прецедент, приобретавший значение самостоятельного источника права.

В современной отечественной и зарубежной исторической литературе не сложилось единого мнения относительно степени влияния источников иностранного, прежде всего византийского, права на становление древнерусской правовой системы. Тем не менее, исходя из текстов международных договоров Руси с Византией, можно заключить, что определенное представление об основных византийских гражданско-правовых и уголовно-правовых институтах русские к IX в. уже имели. После принятия христианства на Руси начинает активно распространяться переводная греческая литература, появляются византийские сборники, собрания законов и церковных правил, сочиненных патриархом Константином и Иоанном Схоластиком в VI в. — Номоканоны. Эти сборники, дополненные нормами русского права и снабженные толкованиями, служили руководством для церковного суда. В период раздробленности создаются целые юридические сборники («Мерило праведное», «Правосудие Митрополичье»), своеобразные пособия для судей. Они не только дополняют и развивают нормы Русской Правды, но и выносят на повестку дня проблему организации судебной власти и принципов осуществления правосудия.

Современная наука не располагает бесспорными данными о прямом использовании норм византийского законодательства в Киевской Руси. Но для более позднего периода такие сведения имеются. Так, источники, относящиеся к началу XVII в., свидетельствуют о том, что «татей и разбойников» судили по «градческому суду»1. Общественно-политический строй Древнерусского государства настолько отличался от византийского, что механическое перенесение норм византийского права на русскую почву было невозможно. Однако нет никаких оснований отрицать влияние этого права на формирование древнерусской правовой культуры.

В Киевской Руси общее понятие преступления как деяния, отличного от частного правонарушения, начинает складываться только после принятия христианства. Четкой границы между деликтом и преступлением в древнерусском праве еще не проводилось. Под преступлением в текстах первых законодательных актов понималась «обида», т.е. любое причинение вреда личности и имуществу другого человека или корпорации (общине). Поскольку каждый иск рассматривался как обвинение, то и обвинение по уголовным делам носило частноправовой характер. Только убийство рассматривалось в судебном порядке независимо от предъявления иска, т.е. дела об убийстве вследствие особой общественной значимости являлись делами публичного обвинения.

Такая трактовка преступления соответственно определяла и сущность наказания, рассматриваемого как возмездие за нанесенную обиду или причиненный ущерб, а значит, и как способ удовлетворения потерпевшего. Причем, основанием для возмещения ущерба считалось не намерение, а конечный результат преступления. Причиненный преступным деянием вред нужно было компенсировать. Это обстоятельство предполагало наличие конкретного лица или лиц, обеспечивающих эту компенсацию.

После принятия христианства понятие преступления существенно меняется. Нормы канонического права трактуют любое преступление прежде всего как греховное деяние. Следовательно, преступление начинает расцениваться не только как причинение вреда личности или имуществу, но и как грех, требующий обязательного религиозного искупления. Формирование церковной юстиции привело к появлению новых видов преступлений, ранее не известных древнерусскому праву. Православная церковь активно влияет на развитие уголовного права. Она решительно требует от государственной власти воплощения в социальной практике принципов христианской морали, а главное — неотвратимости наказания за нарушение этих принципов. В древнерусском праве формируется доктрина законности, предполагающая правовое равенство всех свободных граждан перед законом.

Самыми распространенными видами наказания по Русской Правде были композиции и денежные штрафы. Композиция — возмещение вреда потерпевшему — представлена в Русской Правде в виде «головщины» — денежной компенсации за убийство или просто платы за ущерб, нанесенный преступлением.

Уголовный штраф (продажа или вира) — мера материального воздействия, применяемая государством, появляется в Русской Правде как наказание княжеское, «княжая казнь». Это свидетельствует о стремлении власти утвердить суд в качестве обязательного посредника в спорах частных лиц и обеспечить приток в казну денежных средств.

Памятники права удельного периода фиксируют усложнение процесса формирования основных принципов и институтов уголовного права. Под преступлением теперь понимается не только греховное деяние, наносящее ущерб личности или имуществу, но и грубое нарушение существующего порядка. Следовательно, понятие преступления определяется теперь с учетом не только интересов отдельной личности, корпорации, но и государства в целом. Начинают складываться общие принципы и понятия, относящиеся ко всем преступлениям. Появляются новые виды преступлений и наказаний. Усложняются и цели наказаний. Помимо удовлетворения потерпевшего и возмещения ущерба, наказание в этот период начинает рассматриваться и как возмездие за совершенное зло. Применение квалифицированной смертной казни и клеймение преступников безусловно служат целям устрашения и предупреждения преступлений. Для изучаемого периода характерно тесное взаимодействие материального и процессуального права. Законодательство этого периода определяло, в основном, способы преследования преступников и возмещения ущерба, поэтому предметом уголовного судопроизводства были не преступления, а преступники.

Во второй главе раздела «Судоустройство Киевской Руси» рассматриваются особенности становления и развитии системы судебных учреждений средневековой Руси, определяются базовые факторы, характеризующие этот процесс.

Судоустройство Киевского государства (IX—XII вв.) формировалось в рамках древнерусской правовой системы, в основе которой находились общинный быт и правовой обычай. В условиях господства правового обычая строилась и уголовная политика киевских князей, основной целью которой было поддержание социального равновесия в обществе. В течение всей эпохи господства обычного права наиболее распространенным способом разрешения споров был третейский суд или так называемый «вольный ряд», в судебных полномочиях которого наглядно проявлялась устойчивая традиция разрешения конфликтов без вмешательства государственной власти.

Одним из факторов, определяющих особенности исторического развития российской государственности, следует считать чрезвычайную устойчивость общинных институтов в качестве социальных гарантов выживаемости основной массы населения. Отсюда и значительные судебные полномочия общины, признаваемые властью. Разбирательство дела по иску потерпевшего производилось выбираемыми на общей сходке «добрыми людьми». Эти «добрые люди», как это видно из Правды Ярослава, могли вершить суд по всем делам, кроме убийства (татьба, нанесение телесных повреждений, оскорбления словом и действием, нарушение долговых обязательств). Среди органов, осуществлявших судебные функции в Киевский период, особое место занимало вече, представлявшее интересы всего населения и имевшее возможность не только контролировать княжеский суд, но и судить самостоятельно. Именно вече являлось коллективным хранителем обычаев, в том числе и правовых, сложившихся в определенных русских землях.

Судебная власть Великого князя Киевского распространялась на всю территорию государства. Вне его резиденции она осуществлялась местными князьями или их представителями. Занимая удел, князья вверяли право суда своим воеводам и тиунам, которые часто злоупотребляли своей властью. Следовательно, организация княжеского суда строилась на личной основе, в противоположность общественному общинному суду. Однако уже во второй половине XI в. князья превращают свою судебную функцию в особую прерогативу, обеспечивающую постоянный денежный доход. Немаловажную роль в этом, по мнению автора, сыграло принятие христианства. Церковь обеспечила княжеской власти прочную идеологическую поддержку и в полном соответствии с византийской традицией определила правосудие как важнейшую и исключительную прерогативу князя.

В ведении княжеской власти в этот период находились лишь самые тяжкие преступления — убийства, грабежи, разбои, телесные повреждения, оскорбления, кражи и нарушения межевой границы. Под исключительной княжеской юрисдикцией находились государственные, должностные преступления и преступления против порядка управления. Если княжеское правосудие не отвечало требованиям справедливости и законности (источники донесли до нас много подобных примеров), общество имело необходимые рычаги, чтобы повлиять на ситуацию. На раннем этапе формирования восточно-славянской государственности, при слабом развитии центральной власти, не имевшей возможности обеспечить надежную защиту населения (особенно сельского) от разного рода преступников, эту функцию брало на себя само население. Соседи и родственники, в силу устоявшегося с древнейших времен обычая, по первому зову потерпевшего собирались для того, чтобы зафиксировать факт преступления, оказать помощь в розыске преступника, а затем, установив виновного, удовлетворить пострадавшего.

Эпоха политической раздробленности (XII—XIV вв.) существенно обогатила и дополнила правовую доктрину, сложившуюся в предыдущий период. Ведущая роль в этом принадлежит Русской православной церкви, уделявшей серьезное внимание законности и эффективности княжеского правосудия. Нормы христианской этики, провозглашавшие равенство всех перед богом, предопределили закрепленное затем в законодательстве равенство представителей всех сословий перед властью в случае совершения преступления. Под непосредственным влиянием православия сформировались и основные принципы княжеского правосудия. Князь должен был вершить «суд истинен и нелицемерен, не обинуяся лица сильных своих бояр, обидящих меньших и роботящих сироты и насилье творящих»1.

Заметным явлением периода раздробленности становится усиление позиций княжеской судебной власти. Постепенно меняются правила определения подсудности уголовных дел. Особо тяжкие преступления переходят в сферу великокняжеской юрисдикции. Однако в большинстве случаев князья уже не судят лично, объезжая свои земли. Правосудие от имени князя вершат его представители, у которых теперь имеются специальные подручные («емцы», «приставы», «вирники», «доводчики»), выполняющие определенные процессуальные функции. Они вызывали стороны на судебное заседание, доставляли на суд тех, кто не хотел явиться добровольно, отдавали на поруки до суда, участвовали в розыске преступника, обыске и выемке имущества, контролировали исполнение судебных решений. Представители общины — «судные мужи» только присутствовали на суде, обеспечивая своим присутствием сохранение традиций и правового обычая.

В третьей главе «Уголовный процесс Древней Руси» автор анализирует базовые институты древнерусского уголовного судопроизводства, определяет характер и принципы процесса.

Древнейшим способом разрешения конфликтов в догосударственных обществах, как уже отмечалось выше, был самосуд, одной из форм которого является кровная месть. В первый период становления древнерусского судопроизводства (X—XII вв.) подобным способом разрешалось большинство конфликтных ситуаций как внутри племени, так и между представителями разных племен. Но далеко не все. Наряду с кровной местью у славянских племен издавна существовали и специальные судебные органы, такие как суд старейшин, суд народного собрания и третейский суд. А значит, существовала и древнейшая форма судопроизводства. Однако традиционно широкое применение мести, вполне вероятно, приводило к тому, что лишь немногие дела передавались на рассмотрение этим судебным учреждениям. Комплексный анализ письменных источников этого периода позволил проследить процесс вытеснения мести из арсенала способов разрешения конфликтов.

В главе показано, что неразделенность уголовного и гражданского процессов объясняется не примитивностью правосознания наших далеких предков, а тем, что целью древнерусского судопроизводства в соответствии с правовым обычаем было восстановление нарушенного права лица, независимо от характера этого нарушения. Древнерусский процесс, безусловно, больше тяготел к состязательному типу. Причем диспозитивный порядок процесса отличался необычайной гибкостью. Одновременно с этим порядком возникает и развивается другой розыскной порядок, применяемый по делам политического свойства, т.е. затрагивающим интересы или прерогативы власти.

Среди принципов древнерусского судопроизводства в качестве основного выделяется принцип состязательности, выражавшийся в обеспечении равных возможностей сторонам отстаивать свои права и интересы. С этим принципом непосредственно связана так называемая «презумпция виновности», когда бремя доказывания своей невиновности ложится на обвиняемого. В связи с этим в главе раскрывается смысл таких древнейших процессуальных институтов, как «довод» и «отвод».

Публичность правосудия проявляется не только в открытости процесса, но и в том, как понималась и решалась в нем задача уголовного преследования и обвинения преступника. Коль скоро частное лицо обращается по поводу своего нарушенного права к суду, то теперь защита его интересов переходит из разряда частного дела (месть, самосуд) в категорию общественного. Общество в лице его представителей (послухов, соприсяжников, добрых людей) контролирует весь ход процесса с момента возбуждения дела до установления виновных или примирения сторон, придавая огласке и осуждению любой случай неправосудия. Независимость древнерусских судебных органов обеспечивалась и принципами публичности, очности, непосредственности исследования доказательств, устности, гласности и неприкосновенности личности.

В данной главе определяются участники уголовного судопроизводства, их функции и властные полномочия. Раскрывается смысл и назначение древнейших институтов «ябетников» («соков») и «соприсяжничества». Устанавливается, что официальную процессуальную деятельность по розыску преступников в Древнерусском государстве могли осуществлять как непосредственно истцы совместно с представителями общины, представители княжеской администрации — «тиуны», так и профессиональные сыщики — «соки» или «ябетники». Они оказывали (за определенную плату) потерпевшему помощь в розыске преступника и улик, а также могли и самостоятельно производить предварительное расследование по «открытому» ими преступлению.

Отдельно рассматриваются стадии процесса. Раскрывается правовая природа таких процессуальных действий, как «повод», «позов», «гонение следа» и «свод». Автор отмечает, что деление древнерусского процесса на стадии условно. Порядок судопроизводства в Древней Руси во многом зависел от того, пойман ли преступник на месте преступления с поличным или обвиняется в преступлении при помощи «поклепа»1. Кроме того, все вышеперечисленные процессуальные действия уходят своими корнями в догосударственную эпоху и являются древнейшими способами коллективной взаимопомощи общин.

^ Второй раздел «Уголовный процесс и уголовная политика Московского централизованного государства» посвящен изучению процесса формирования базовых элементов политики государства, направленной на борьбу с преступностью и сохранение правопорядка в обществе.

В первой главе «Правовые основы судопроизводства» в рамках правотворческой деятельности рассматривается становление уголовно-правовой доктрины Московского государства, выражающей отношение власти к преступности.

Вместе с успехами объединения Восточной Руси вокруг Москвы усиливалась и приобретала ярко выраженные самодержавные черты власть московских князей. Неизбежным следствием такого усиления было падение древних народно-вечевых собраний и серьезная трансформация системы обычного права. Еще во времена монгольского ига на Руси начала складываться особая практика разрешения социальных конфликтов, больше характерная для восточных деспотий, когда власть отказывается от диалога с обществом, стремится подавить, уничтожить оппонента. Именно Золотая Орда познакомила русских князей с образцом централизованной власти и особым подходом к государственности, когда функции государства сводятся лишь к взиманию налогов, поддержанию общественного порядка и безопасности, без какой бы то ни было ответственности за общественное благосостояние.

Огромная роль государства в процессе централизации и его постоянное давление на социальную сферу сдерживали развитие гражданского общества и способствовали распространению этатизма, т.е. фетишизации власти. При этом государственная власть мыслилась как главный и единственный стержень, на котором держится все общественное устройство. Сложный период «Смутного времени» сделал этатизм базовым нормативно-ценностным основанием российской государственности.

Власть полностью подчинила себе такие понятия, как право, собственность, честь, достоинство. Эти обстоятельства в значительной степени повлияли на становление общерусской правовой системы и формирование уголовной политики централизованного государства, изменили характер и цели уголовного процесса. Именно поэтому Московская Русь, в отличие от западно-европейских государств, не знала теоретической проработки таких фундаментальных юридических понятий, как «законность», «сущность и социальная роль права». Ни процессуальное законодательство, ни правоприменительная практика даже не формулировали задачу защиты личности от необоснованного обвинения и осуждения. Не предусматривалось и оправдание подсудимого при отсутствии или недостаточности улик. Заметной тенденцией развития уголовной политики Московского государства было стремление власти не связывать свои судебные органы жесткими рамками законности.

В этот период формируются и новые представления о том, что власть считает преступлением, каковы наиболее опасные его проявления и как государство намерено регулировать эту специфическую область общественных отношений. Поскольку единое государство олицетворял московский царь, то и любое посягательство на его интересы было равносильно посягательству на самого государя. Это привело к значительному расширению круга деяний, подлежащих уголовному преследованию.

Основным государственным преступлением в этот период становится «измена». «Изменой» считались и попытка государственного переворота, и выход (или даже намерение выйти) из подданства русского царя, и побег за границу, и даже нежелание русского подданного возвратиться в Россию. Понятию вольной личной службы государю больше не было места. Ему на смену пришло состояние полной и безусловной личной зависимости от государя, который беспрепятственно распоряжался жизнью и имуществом всех своих подданных.

К XVII в. определяются наиболее опасные, с точки зрения власти, преступные деяния. Это, в первую очередь, государственные (политические) преступления, объединенные понятием

geum.ru

28.Судоустройство Киевской Руси.

Судебный процесс по РП носил обвинительно-состязательный характер. Различий между гражданским и уголовным процессами не было. Дело начиналось, как правило по жалобе потерпевшей стороны.

Процесс выглядел как состязание, поединок двух сторон при довольно пассивном положении судебного органа. Суд, рассмотрев представленные доказательства, выносил решение по делу. За производство тех или иных судебных действий устанавливались специальные пошлины. Их сбор поручался особым должностным лицам (метельщикам и др.). Судопроизводство велось открыто и устно. Процесс, таким образом, был примитивным, сохранял много черт, связанных еще с обычаями первобытно-общинного строя. Но при всем этом он, по-видимому, в достаточной мере (для того уровня остроты классовой борьбы) защищал интересы привилегарованных групп общества.

Большие размеры уголовных штрафов и судебных пошлин были важным источником доходов князей и их слуг, разоряли крестьян и горожан, ставили их в зависимость от бояр, церкви и т.д. В церковных судах уже в период Древнерусского государства применялся инквизиционный, розыскной процесс с активной ролью суда, с применением пыток, с тайным и письменным (очень формализованным) судопроизводством.

29.Характеристика досудебных процессуальных действий по рп.

1) Заклич состояла в объявлении о совершившемся преступлении (например, о пропаже имущества). Он производился в людном месте, где объявлялось о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую можно было опознать. Если пропажа обнаруживалась по истечении трех дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком.

2) Свод осуществлялся до заклича или в течение трех дней после него. Лицо, у которого обнаружили пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходил до человека, не способного дать объяснение, где он приобрел эту вещь.

3) ^ Гонение следа — состояла в поиске доказательств и преступника. Так как в Древней Руси еще не появились специальные розыскные органы и лица, гонение следа осуществляли потерпевшие, их близкие, члены общины и добровольцы.

30.Доказательства в судебном процессе по рп.

Истец должен был представить и доказательства: свидетелей и послухов, удостоверявших «добрую славу» истца. Потерпевший имел право сам искать преступника, мог, например, объявлять «заклич», «свод», и «гонение следа». Играли роль в процессе и вещественные доказательства, следы побоев, присяга, собственное признание. В качестве доказательства был так называемый "суд божий" - ордалии (испытание железом, испытание водой). Ответчик имел почти аналогичные с истцом права, искал и представлял доказательства в свою пользу. Феодальная знать имела возможность привести на суд больше послухов, организовать "свод" и "гонение следа", добиться решения дела в свою пользу

33.Вещное право по рп.

В большинстве случаев в РП речь идет о праве собственности людей на движимое имущество. Для обозначения принадлежности вещи использовались термины: мой, твой, его и т.д. В качестве объекта фигурируют одежда, оружие, кони, другой скот, орудия труда, торговые товары и пр. Право частной собст­венности на них было полным и неограниченным. Собственник мог ими вла­деть, пользоваться (извлекать доходы) и рас­поряжаться (определять юридическую судьбу вещей). Собственник имел право на возврат своего имущест­ва из чужого незаконного владения на основе строго установленной в РП процедуры (о ней чуть позже). За причиненный имуществу ущерб назначался штраф. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и т.д. Как таковой земельной собственности еще не сложилось но в РП предусматривается за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи штраф в 12 гривен. О том, кому принадлежит земля (князю, феодалу или крестьянину), закон молчит.

studfiles.net

Судебный процесс в древней Руси — курсовая работа

     Следующим по тяжести видом наказания была вира - штраф, который назначался только за убийство. Вира поступала в княжескую казну. Родственникам потерпевшего уплачивалось головничество. Вира могла быть одинарная (40 гривен за убийство простого свободного человека) или двойная (80 гривен за убийство человека с привилегиями - ст. 19, 22 КП, ст. 3 ПП).

     Существовал особый вид виры - «дикая» или «повальная», которая налагалась на всю общину. Наказание применялось при простом, не разбойном убийстве; при этом община либо отказывалась выдавать своего подозреваемого в убийстве члена, либо не могла «отвести от себя след» (подозрения).  Община платила за своего члена только в том случае, если он ранее участвовал в вирных платежах за своих соседей. Институт «дикой» виры выполнял полицейскую функцию, связывая   всех членов общины круговой порукой. За нанесение увечий, тяжких телесных повреждений назначались «полувиры» (20 гривен - ст. 27, 88 ПП). Все остальные преступления (как против личности, так и имущественные) наказывались штрафом- продажей, размер которой дифференцировался в зависимости от тяжестей преступления (1,3,12 гривен). Продажа поступала в казну, потерпевший получал урок - денежное возмещение за причиненный ему ущерб.

     По  Русской Правде сохраняются древнейшие элементы обычая, связанны с принципом  талиона («око за око, зуб за зуб»), в  случаях с кровной смертью. Но главной целью наказания становится возмещение ущерба (материального и морального).

          

     ГЛАВА 3 ВИДЫ СУДОВ В ДРЕВНЕЙ РУСИ 

     2.1 Княжеский суд

     В Древнерусском государстве суд  не был отделен от администрации, высшей судебной инстанцией был великий князь. Он обладал огромными полномочиями во время процесса, в частности был вправе:

  1. участвовать в судебном заседании;
  2. принимать решения по гражданскому, объявлять приговор по уголовному делу;
  3. помиловать преступника [2, с. 292].

     Княжеский суд распространялся на все население, разрешал дела феодальной знати, междукняжеские споры. Обычное место суда – «княжь двор» (резиденция в столице и дворы княжеских чиновников в провинции).

     Отрывочные известия летописей позволяют сделать вывод о том, что, киевские князья часто осуществляли суд совместно со своими боярами. Иногда боярская дума совместно с «людьми», вечем стольного города осуществляют суд над членами княжеской семьи. Источники подчеркивают, что судебная функция является одной из главных обязанностей княжеской власти, что князь лично должен осуществлять суд и отвечает за неправильные действия поставленных им для суда тиунов.

     Суд, который производил сам князь  и его посадники и тиуны, носил  чисто внешний, механический характер. Судья почти не входил во внутреннюю расценку доказательств. Он был обязан, безусловно, верить им, раз они удовлетворяли  известным формальным требованиям. Придет на двор судьи муж «синь» (в синяках) или «надражен» (раненый) и станет жаловаться на кого-либо, а  ответчик не приведет послухов, которые  покажут, что избитый сам начал  драку, дело кончено: ответчик обвиняется. Но, даже если послухи «вылезут», они  должны слово в слово показывать, как было дело; в противном случае ответчик также обвиняется. Приведут татя с лицом, т. е. поличным, пойманного на месте преступления, тут тоже не полагается никаких размышлений и колебаний. Увидят у кого что-нибудь тяжебное на торгу, не берут прямо, говоря: это мое, но «пойди на свод, где еси взял». И человек, у которого нашлась краденая вещь, должен показать и доказать, у кого он ее купил, в противном случае обвиняется как вор. Найдут убитого на известной территории, община, несущая круговую ответственность, вервь, должна разыскать убийцу, в противном случае должна заплатить виру князю и головничество родственникам убитого. Обокраден купеческий табор на дороге, и след воровской приводит к селу, село обязано разыскать вора или «отсочить», т. е. отвести от себя след. Нет послухов и видоков у тяжущихся, пусть идут на роту, а если дело большое — на воду или железо; кому выпадет на долю очищение ротой, водой или железом, тот и прав и т. д.

     Такой механический, чисто формальный суд  был в то же время и пассивным. Истец сам производил предварительное  следствие, например, доискивался вора украденной вещи, опознанной на торгу, и шел до конца свода или до «конечного татя» в своем миру.  И только, когда свод выходил за пределы мира, взыскание падало на последнего человека, до которого привел свод и который обязывался уже, если хотел, сам продолжать свод. Владелец бежавшего холопа сам разыскивал его, и посадник должен был только оказывать ему помощь, когда тот обращался за ней, при поимке опознанного холопа.

     Впрочем, есть указание на существование при  суде особых лиц, которые за вознаграждение помогали потерпевшим. В Краткой Правде в составе населения Новгорода упоминаются ябедники. Из позднейших источников узнаем, что ябедник был чиновник, занимавшийся отыскиванием воров и покражи по следам преступления, помогавший в этом отношении потерпевшему. Вынеся приговор, суд часто предоставлял самому потерпевшему осуществить восстановление своего права:

  1. получить деньги;
  2. увести к себе домой в холопство должника, и продать его.

     Эта пассивность суда вместе с его  механичностью и формализмом  и были причиной того, что суд  был не столько государственной  функцией, сколько средством кормления  для князей и их дружинников. Так  как и военная функция князя  и его дружины носила характер известной профессии, известного ремесла, оплачиваемого данью «мира деля», то и древнерусское княжение, несмотря на всю пропаганду возвышенных идей государства со стороны церкви, рассматривалось  князьями как предмет эксплуатации, как доходная статья. Отсюда при  благоприятных обстоятельствах, при  упадке силы и значение веча, легко  было уже перейти к воззрению  на княжество как на частную собственность князя [9]. 

     2.2 Вотчинный суд

     Помимо  княжеского суда в Киевской Руси активно формировался вотчинный суд – суд землевладельца над зависимым населением.

     Крупные землевладельцы-бояре постепенно приобретают  все большую независимость от князя и становятся настоящими «государями» в своих вотчинах, присваивая функции  управления и суда. Князья должны были признать за ними соответствующие права. К личному иммунитету, то есть неподчинению суду местных княжеских агентов, затем присоединялось право суда и дани в отношении зависимого от вотчинника населения.

     По аналогии с организацией княжеского суда, боярин отправлял в своих вотчинах суд либо лично, либо через своих тиунов и отроков. 

     2.3 Общинный суд

     Можно назвать также суд общины, на котором могли решаться мелкие внутриобщинные дела: перераспределение земельных наделов, аккумулированию пустующих и брошенных земель. Но о функциях этого суда сведений в источниках не сохранилось [8].  

     2.4 Церковный суд

     Компетенция церковного суда в Древней Руси была необычайно обширна. По уставам князей св. Владимира и Ярослава, все  отношения гражданской жизни, которые  касались религии и нравственности, были отнесены к области суда церковного, епископского.

     На  Руси Церковь получила в свое исключительное ведение все дела, связанные с супружескими союзами. Церковному суду подлежали и дела, касающиеся взаимоотношений между родителями и детьми. Церковь своим авторитетом защищала как родительские права, так и неприкосновенность личных прав детей.

     Дела  по наследству тоже были подсудны Церкви. Впервые века христианской истории Руси такие дела случались часто, поскольку весьма много было незаконных, с церковной точки зрения, браков. Права детей от таких браков на отцовское наследство подлежали усмотрению церковных судов. Русская практика склонялась к признанию за детьми, от таких браков, прав на часть наследства. Все споры, которые возникали по поводу духовного завещания, тоже подлежали ведению церковных судов [7].

     Все церковно – судебные дела подразделялись на три разряда:

  1. дела греховные без элементов преступного деяния (волхование, браки близких родственников, развод по согласию супругов). Эти дела разбирал епископ без княжеского судьи и по церковным законам;
  2. дела церковно – преступные, в которых нарушен также государственный закон (изнасилование, односторонний развод по инициативе мужа без вины жены, оскорбление женской чести, блуд, убийство, поджог гумна и др.). Суд осуществлялся княжеским судьей при участии церковного судьи;
  3. все дела духовных лиц, судимые церковной властью.

     Судебная  власть Церкви устанавливалась над  всем христианским населением Руси, но лишь по определенным делам. Над некоторыми группами населения (церковные люди) церковный суд устанавливался по всем делам, так же как суд над всем населением церковных земель (вотчин). В ряде случаев действие церковных уставов накладывалось на сферу действия государственного законодательства [1, с. 39].                           

     ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

     Древнерусское государство и право проходят в своем развитии ряд последовательно сменяющих друг друга этапов. Период их возникновения и становления (IX-XI вв.) наименее обеспечен достоверными письменными источниками, в том числе и содержащими информацию о развитии судебной системы в древнерусском государстве.

     Слово «суд» в Древней Руси имело очень разнообразные значения:

      1) суд значил право судить, судебную власть

     2) суд - закон, определяющий порядок суда; в этом смысле суд значил то же, что и судебник: Правда Русская или некоторые ее статьи озаглавливаются в списках иногда словами: суд Ярослава, в других - судебник Ярослава

     3) суд - пространство судебной власти - то, что мы называем компетенцией. Например «наместник с судом боярским» или «без суда боярского», т. е. с правом или без права судить известный круг дел

     4) суд - судебный процесс, судоговорение со всеми ему предшествующими актами и со всеми последствиями, из него вытекающими.

     Судебный  процесс носил ярко выраженный состязательный характер. Он начинался только по инициативе истца, стороны в нем (истец и  ответчик) обладали равными правами, судопроизводство было гласным и  устным, значительную роль в системе  доказательств играли «ордалии» («суд божий»), присяга и жребий.

     Процесс делился на три этапа (стадии). Первый – заклич - означал объявление о  совершившемся преступлении (например, о пропаже имущества). Он производился в людном месте, «на торгу», где  объявлялось о пропаже вещи, обладавшей индивидуальными признаками, которую  можно было опознать. Если пропажа  обнаруживалась по истечении трех дней с момента заклича, тот, у кого она находилась, считался ответчиком (ст. 32, 34 ПП).

     Вторая  стадия процесса – свод (отыскивание  ответчика) – напоминала очную ставку. Свод осуществлялся либо до заклича, либо в срок до истечения трех дней после него. Лицо, у которого обнаруживали пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена. Свод продолжался до тех пор, пока не доходил до человека, не способного дать объяснение, где он приобрел эту  вещь. Таковой и признавался вором  – «татем». Если свод выходил за пределы населенного пункта, где  пропала вещь, он продолжался до третьего лица. На него возлагалась  обязанность уплатить собственнику стоимость вещи, и ему предоставлялось  право далее самому продолжать свод.

     «Гонение  следа» - третья стадия судебного процесса, заключавшаяся в поиске доказательств  и преступника (ст. 77 ПП). При отсутствии в Древней Руси специальных розыскных  органов и лиц гонение следа  осуществляли потерпевшие, их близкие, члены общины и добровольцы.

     В Древнерусском государстве суд  не был отделен от администрации, высшей судебной инстанцией был великий князь. Он обладал огромными полномочиями во время процесса, в частности был вправе:

  1. участвовать в судебном заседании;
  2. принимать решения по гражданскому, объявлять приговор по уголовному делу;
  3. помиловать преступника.

freepapers.ru

Виды судов в Древней Руси — курсовая работа

СОДЕРЖАНИЕ Введение 3 Глава 1. Общие положения о судебной системе в Древней Руси 1.1.Понятие суда в Древней Руси 5 1.2.Общая характеристика судебного процесса в Древней Руси 8 Глава 2. Виды судов в Древней Руси 2.1. Общинный суд 10 2.2. Княжеский суд 11 2.3. Вотчинный суд 14 2.4.Церковный суд 15 Заключение 22 Список использованных источников 25 Введение Возникновение судебной системы в Древней Руси - вопрос мало исследованный. Во многом это объясняется и тес, что в Древней Руси не было специальных судебных органов. Судебные функции выполняли представители администрации, включая ее главу великого князя. Однако существовали специальные должностные лица помогавшие в отправлении правосудия. Судебные функции выполняли также церковь и отдельные феодалы, которые имели право судить зависимых от них людей (вотчинная юстиция). Судебные полномочия феодала составляли неотъемлемую часть его иммунитетных прав. Судебная власть сосредоточивалась в древней Руси в руках князей и их чиновников (посадников и тиунов), веча и общин. Процесс был состязательный и гласный. Дело решалось на основании представленных сторонами доказательств; таковыми являлись: признание, свидетели и послухи, присяга, суды Божии или ордалии (т.е. испытание водой или огнем), «поле» или судебный поединок, поличное и внешние знаки. Победитель в поединке считался правым. С другой стороны, если преступник был схвачен на месте или с похищенною вещью, этого считалось достаточным для осуждения. Суд в своем решении констатировал исход состязания сторон; вначале решение суда было устное, позднее оно облекалось в письменную форму. Обвинительный приговор суда выдавал «головою» осужденного потерпевшему, для удовлетворения указанным судом порядком. Цель курсовой работы заключается в изучении институтов судебной системы древнерусского государства. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие основные задачи курсовой работы: - раскрыть понятие суда в Древней Руси; - изучить основы судебного процесса в Древней Руси; - раскрыть основные виды судов в Древней Руси. При написании данной работы были использованы учебная и научная литература по истории отечественного государства и права. Данная курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников. В первой главе курсовой работы рассмотрены общие положения о судебной системе в Древней Руси. В частности, здесь раскрыты понятие суда и основы судебного процесса в Древней Руси. Во второй главе курсовой работы изучены основные виды судов в Древней Руси: общинный суд, княжеский суд, вотчинный суд, церковный суд. Глава 1. Общие положения о судебной системе в Древней Руси  1.1.Понятие суда в Древней Руси Древнерусское государство и право проходят в своем развитии ряд последовательно сменяющих друг друга этапов. Период их возникновения и становления (IX-XI вв.) наименее обеспечен достоверными письменными источниками, в том числе и содержащими информацию о развитии судебной системы в древнерусском государстве. Слово «суд» в Древней Руси имело очень разнообразные значения:  1) суд значил право судить, судебную власть,  2) суд — закон, определяющий порядок суда; в этом смысле суд значил то же, что судебник: Правда Русская или некоторые ее статьи озаглавливаются в списках иногда словами: суд Ярославль, в других — судебник Ярослава,  3) суд — пространство судебной власти — то, что мы называем компетенцией, например «наместник с судом боярским» или «без суда боярского», т. е. с правом или без права судить известный круг дел; наконец,  4) суд — судебный процесс, судоговорение со всеми ему предшествующими актами и со всеми последствиями, из него вытекающими.[1]  В древнерусской истории слово суд впервые упоминается в Уставе князя Владимира Святославовича "О десятинах, судах и людях церковных". Владимир Святославович - с 969 года Князь Новгородский, а с 980 - Великий князь Киевский, при котором состоялось крещение Руси, т.е. было принято христианство. Точная дата принятия Устава историками не определена, но исследователи событий той эпохи относят его появление к первым годам XI в. В документе упоминается действующая церковь Святой Богородицы (освящена в 996 году), княгиня Анна (умерла в 1011 году), митрополит и епископы (первые епископии Белгородская, Новгородская и Полоцкая возникли в самом начале XI в.). Более древнего источника с упоминанием о судах, чем Устав "О десятинах, судах и людях церковных", до настоящего времени не обнаружено, что и позволяет связывать именно с ним отделение суда от княжеской власти, появление на Руси суда как учреждения правосудия и отсчитывать его историю с первых лет XI в. Принятие христианства, бесспорно, способствовало и становлению древнерусского права. Поначалу посредством восприятия византийского права в виде церковных правил (канонов). В дальнейшем, по мере расширения связей с западными и скандинавскими соседями, усиливалось и влияние их культуры, в том числе правовой. Древнерусские князья начали создавать и собственные законы. Так, появление первых письменных списков законов - уставов на славянском языке под общим названием Ярославова Правда связывают с именем князя Ярослава Мудрого. По этим историческим памятникам можно проследить, как происходило зарождение и развитие права и судопроизводства в Древней Руси, за какие деяния люди подвергались преследованиям и как вершился суд. В них еще упоминалась кровная месть как форма возмездия обидчику за совершенное убийство: "кто убьет человека, тому родственники убитого мстят за смерть смертию; а когда не будет мстителей, то с убийцы взыскать деньгами в казну...". Далее перечислялись размеры взысканий в зависимости от знатности и положения убитого: самый большой штраф ("вира") - за голову боярина княжеского. В более поздних источниках кровная месть полностью вытесняется штрафом-вирой в пользу семьи погибшего. Кроме того, в уставах и грамотах Ярослава содержались нормы, устанавливающие порядок судопроизводства и систему наказаний за преступления. Местом суда являлся княжеский двор, а сам князь - главным вершителем правосудия. В то же время князь мог поручить ведение суда специально назначенным им людям из своего окружения, так называемым вирникам, имевшим право взять себе в помощники писца. Упоминается в Ярославовых грамотах и о возможности разрешить тяжбу привлечением 12 граждан, которые разбирали дело, решали вопрос о виновности ответчика, оставляя за судьей право назначения наказания. Это, видимо, один из первых прообразов будущего суда присяжных. Таким образом, в Древнерусском государстве суд не был отделен от администрации. Посадники и другие должностные лица, осуществлявшие правосудие, получали определенную часть вир и продаж, взимаемых при рассмотрении дел. Кроме того, они вознаграждались и сторонами - участниками процесса. Высшей судебной инстанцией был великий князь. Древнерусское право еще не знало разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя некоторые процессуальные действия могли применяться только по уголовным делам (гонение следа, свод). Во всяком случае и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный (обвинительный) процесс, при котором стороны были равноправны. Обе стороны в процессе назывались истцами. (Исследователи полагают, что в церковном суде применялся и инквизиционный, розыскной процесс со всеми его атрибутами, включая пытку).[2] Русская Правда знает две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела - гонение следа и свод. Гонение следа - это отыскание преступника по его следам. Если след привел к дому конкретного человека - значит, он и есть преступник, если в село - ответственность несет община, если потерялся на большой дороге - поиск преступника прекращается. Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потерпевшему не остается ничего другого, как прибегнуть к закличу, т.е. объявить на торговой площади о пропаже в надежде, что кто-нибудь опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаружится утраченное имущество, может, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, например купил. Тогда начинается процесс свода. Владелец имущества должен доказать добросовестность его приобретения, т.е. указать лицо, у которого он приобрел данную вещь. При этом достаточно показаний двух свидетелей и мытника - сборщика торговых пошлин. Заключение К судебным органам в древнерусском государстве относился общинный суд, который рассматривал дела на основе обычного права.  Суд во времена Русской Правды не был отделен от администрации, и судьей был, прежде всего, сам князь. Княжеский суд разрешал дела феодальной знати, междукняжеские споры. Наиболее важные дела князь решал совместно со своими мужами боярами, менее важные рассматривались представителями княжеской администрации. Обычное место суда – «княж двор» (резиденция в столице и дворы княжеских чиновников в провинции). На местах действовали суды посадника, волостеля, которым помогали тиуны, вирники (сборщики судебных пошлин) и другие слуги. Русская Правда определяет и размеры этих сборов в пользу многочисленных судебных лиц из вспомогательного персонала (мечника, детского, метельника).  Помимо суда государственного (князя и его администрации) в Киевской Руси активно формировался вотчинный суд – суд землевладельца над зависимым населением. Он формируется на основе иммунитетных пожалований. Можно назвать также суд общины, на котором могли решаться мелкие внутриобщинные дела. Но о функциях этого суда сведений в источниках не сохранилось. Функции церковного суда, ведавшего семейно-брачными отношениями, боровшегося с языческими обрядами, осуществляли епископы, архиепископы и митрополиты. Делами монастырских людей занимался настоятель монастыря – архимандрит.  Судопроизводство с древнейших времен включало в себя 3 стадии: установление сторон, производство суда и исполнение приговора. Обе стороны именовались истцами или суперниками (чуть позже – сутяжниками от тяжбы – судебного спора). Государство в качестве истца ещё не выступает, даже в делах уголовных, оно лишь помогает частному лицу в преследовании обвиняемого. Да и различия между уголовным и гражданским процессом ещё не существует, как и между следственным (инквизиционным) и обвинительным (состязательным). Сторонами во всех делах выступают частные лица: род, община, семья, потерпевшие. Суд представлял собой массовое действо, на которое прибывали толпы родственников, соседей и прочих пособников. Поводом к возбуждению дела могло быть не только исковое ходатайство семьи (об увечье или убийстве родственника), но и захват лица на месте преступления.  О самом древнем периоде известно ещё, что одной из форм начала процесса был заклич – публичное объявление о преступлении (пропаже имущества, к примеру) и начале поиска преступника. Давался трёхдневный срок для возврата похищенного, после чего лицо, у которого обнаруживалась вещь, объявлялось виновным. Оно было обязано вернуть похищенное имущество и доказать законность его приобретения. Если это удавалось сделать, начинался свод – продолжение поиска похитителя. Последний в своде, не имевший доказательств, признавался вором со всеми вытекающими отсюда последствиями. В пределах одной территориальной единицы (волости, города) свод шёл до последнего лица, при выходе на чужую территорию – до лица третьего, которое, уплатив повышенное возмещение убытка, могло начинать свод по месту своего проживания.  Другое процессуальное действие – гонение следа – розыск преступника по следам. Если это был убийца, то обнаружение его следов на территории общины обязывало её членов платить «дикую виру» или искать виновника. Если следы терялись в лесах, на пустошах и дорогах, поиски прекращались.  Суд был состязательным, a это значит, что обе стороны «тягались» на равных условиях, собирали и представляли доказательства и улики. В судебном процессе использовались различные виды доказательств устные, письменные, свидетельские показания. Очевидцы происшествия назывались видоками, кроме них выступали послухи – свидетели «доброй славы» обвиняемого, его поручители. Послухом мог быть только свободный человек, в качестве видоков привлекались закупы («в малой тяжбе») и боярские тиуны (холопы).  При ограниченном количестве судебных доказательств по решению суда применялись присяги («роты») и ордалии (испытания железом и водой). О последних мы знаем лишь по западным источникам, ибо прямых свидетельств об ордалиях на Руси нет. При испытании железом о виновности испытуемого судили по характеру ожога от раскаленного металла; при испытании водой подозреваемого, связанного особым образом, погружали в воду, если он не тонул, то признавался виновным. Ордалии – это разновидности суда божьего. Возможно, что уже в древности на Руси при недостаточности доказательств для окончательного выяснения истины применялся судебный поединок, но сведения о нём сохранились лишь от более позднего времени (поле). Такие общие представления о древнерусском праве, о процессуальных судебных нормах дают нам Русская Правда и другие источники. Мы видим, что законодатель руководствовался принципом казуальности (ссылкой на конкретный случай) и не прибегал к теоретическим обобщениям. Целый ряд правовых норм только намечается в законодательстве, и разработка их является делом будущего.  Список использованных источников 1. Греков Б.Д. Крестьяне на Руси с древнейших времен до XVII в. М., 1952.  2. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX-XII вв.). – М., 1998. 3. Зимин А.А. Памятники русского права. М., 1953. Вып. 2. 4. История государства и права России. – М.: Проспект, ТК Велби, 2006. 5. История государства и права России. Конспект лекций. – М.: Юрайт-Издат, 2006. 6. История государства и права России. Экзаменационные ответы. – М.: Буклайн, 2006. 7. История государства и права славянских народов. Учебное пособие. – М.: Новое знание, 2004. 8. Котляр Н.Ф. Древнерусская государственность. – СПб., 1998. 9. Кузьмин А.Г. Об истоках древнерусского права // Советское государство и право. – 1985. - №2.  10. Пашуто В.Т. Особенности структуры Древнерусского государства // Древнерусское государство и его международное значение. – М., 1965. 11. Пресняков А.Е Княжное право в Древней Руси. Лекции по русской истории. Киевская Русь. М., 1993. 12. Рогов В.А. К вопросу о развитии княжеской власти на Руси // Древняя Русь. Проблемы права и правовой идеологии. – М., 1984. 13. Свердлов М.Б. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. – Л., 1983. 14. Синюков В.Н. Российская правовая система. – Саратов, 1994. 15. Тихомиров М.Н. Древнерусские города. – М., 1956. 16. Фроянов И.Я. К истории зарождения русского государства / Под ред. Г.Я. Курбатова. – Л., 1991. 17. Фроянов И.Я. Киевская Русь: Очерки социально-политической истории. – Л., 1980. 18. Церковь и государство: история правовых отношений. – Звенигород, 1997. 19. Щапов Я.Н. О функции общины в Древней Руси // Общество и государство феодальной России. – М., 1975. 20. Щапов Я.Н. Княжеские уставы и церковь в Древней Руси. – М., 1972. 21. Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевского государства. – М., 1949.

 

 [1] Синюков В.Н. Российская правовая система. – Саратов, 1994. С. 14. [2] Фроянов И.Я. К истории зарождения русского государства / Под ред. Г.Я. Курбатова. – Л., 1991. С. 49.

referat911.ru