История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Shpory_IGZPS / 15. Развитие гражданского процесса в Древнем Риме. Легисакционный. Судопроизводство в древнем риме


Судопроизводство Древнего Рима, Римское право

Пример готовой курсовой работы по предмету: Римское право

Введение

Глава I. Общие положения о судопроизводстве древнего Рима.

§

1. Исторические аспекты признания государственной формы защиты прав римских граждан.

§

2. Отличительные особенности частного и публичного судопроизводства Древнего Рима.

§

3. Принципы частного судопроизводства Древнего Рима.

Глава II. Виды частного судопроизводства Древнего Рима.

§

1. Легисакционный процесс.

§

2. Формулярный процесс.

§

3. Экстраординарный процесс.

Заключение

Список использованной литературы

Содержание

Выдержка из текста

Этот суд был наиболее прост и даже отчасти демократичен. Наиболее важным судебным институтом стал суд центумвиров. Его составляли 105 судей, избранных от 35 римских триб и, принадлежавших к высшим сословиям — сенаторскому и всадническому. Начало деятельности судов относится к 240-м гг. до н. э., однако в некоторых источниках есть упоминания и о создании их также Сервием Туллием. Круг полномочий этих судов был обширен — в них разбирались дела «о давности, об опеках, о родстве родовом и кровном, о намывных берегах и островах, об обязательствах, о сделках, о стенах, о пользовании светом, о капели, о действительных и недействительных завещаниях и множестве других, тому подобных вопросах», практически все вопросы гражданского права, кроме споров о статусе лиц.

Центумвиры действовали в 4 трибуналах, каждый со своей более суженной компетенцией; решения принимали коллегиально, и потому они были окончательными. Заседал суд на форуме, в особо отведенном месте.

В провинциях и муниципиях роль преторов играли (где их не было) наместники и префекты; постоянных списков судей из граждан там не было, в судьи избирали на городских собраниях или в сенатах муниципий.

Оформление преторского права изменило и процедуру судебного разбирательства — вначале не существенно, а к I в. до н. э. — принципиально. Разделение на две стадии — in jure и in judicio сохранилось, однако юридически более важной стала первая. Инициатива по-прежнему оставалась за истцом, но вызов ответчика подкреплялся авторитетом магистрата: за неявку полагался штраф. Истец излагал свою претензию в менее строгом виде, за ответчиком признавалось право не только принять или отвергнуть иск, но и сделать частичные возражения по разным содержательным вопросам: должен, но не столько, брал, но не должен, потому что… и т. д. Юридическое существо спора формулировали уже не стороны, а претор, который обобщал суть дела в формуле — специальном предписании судье. В этом предписании обязательно было три элемента: назначение судьи, изложение претензии и возражений, распоряжение о действиях судьи — оправдай или присуди.

«Если окажется, что Авлу Агерию причинил ущерб Нумерий Негидий, то ты, судья, осуди его и сосчитай сумму убытка, если же окажется, что он сделал это невольно, оправдай». Составляя формулу, претор был более заинтересован не соблюдением требований квиритского права, а выяснением подлинных правоотношений сторон в учете справедливости. Конечно, юридический формализм полностью преодолен не был, и перечень новых преторских формул (который включали в эдикт как приложение) поначалу был невелик. Но теперь уже претор не мог отказать в судебной защите, если имелась ранняя соответствующая формула. На стадии судоговорения процесс шел в основном прежним путем. При отсутствии спора (если стороны обратились в суд только за признанием перехода прав по обоюдному согласию) претор мог и сам решить дело.

Такой вид процесса по главному новшеству получил название формулярного процесса. Он был введен в судопроизводство по закону Эбуция (между 149 и

12. гг. до н. э.) — первоначально как факультативный вид процесса; римские граждане сохранили возможность пользоваться законными формами исков. В 17 г. до н. э. формулярный процесс был признан единственно законным, а правила легисакционного выведены из обихода. Подзаконное, но свободное усмотрение суда в гражданских спорах стало определяющим.

§

3. Экстраординарный процесс.

С видоизменением всей системы власти и управления в эпоху империи изменились и судебные институты. Реформировались судебные полномочия прежних магистратов, стали утрачивать значение прежние формализованные процедуры обращения в суды. Основным источником большинства перемен стала концентрация высшей судебной власти в руках принцепса, а потом и государя — он передоверял эту власть новым чиновникам и назначенным магистратам, которые уже вершили суд от его имени, считаясь не столько с традициями права, сколько с императорскими указами-эдиктами и постановлениями. Сложилось даже противопоставление старого права (jus vetus), сохранявшегося во многом благодаря юридической науке, и нового права (jus novus), исходящего из императорских повелений и иных актов.

С I в. императоры начали предоставлять магистратам самого различного уровня особое право — jus cognitionis, т. е. гражданского судопроизводства, не зависящее от полномочий imperium. Важнее всего как это было проявлено в их произведения 2">это было для судебной практики в провинциях, куда назначались наместники без официально-правовых полномочий. Одновременно увеличилось количество преторских магистратур и их специализация: возникли должности преторов по особым спорам о наследственных поручениях, по спорам казны с частными лицами, об опеке и об освобождении (II в.).

Императоры стали давать защиту таким правоотношениям, которые никак не получали защиты в рамках даже формулярного судопроизводства и не предусматривались преторским правом: спорам по поводу алиментов, взыскания гонорара, несовершенных завещаний. Решение этих дел предоставлялось консулам — как бы в компенсацию почти потерянных ими административных и политических прав.

Магистраты получали право решать новые категории дел, не считаясь с прежними процедурами, — вне гражданского судопроизводства, почему и вся новая единоличная юстиция получила наименование экстраординарной, или когниционной. Другой ее особенностью стало решение дел магистратом единолично либо с помощью особых чиновников.

Из старых судебных институтов сохранились в период принципата только центумвиральные суды (примерно до III в.) и, главным образом, частные судьи. Число последних существенно возросло, а судьями стали назначаться не только всадники и сенаторы (как было признано в I в. до н. э.), но и просто богатые люди из плебса. В середине I в. до н. э. было установлено 3 декурии судий, в списке каждой было по 100 членов. При Августе создали четвертую, куда включались уже и не очень богатые люди, чье состояние не превышало 300−400 тыс. серебряных сестерций. В середине I в. были созданы 5-я и 6-я декурии, причем каждая включала уже до тысячи судей.

Окончательно изменение судебных порядков оформилось к концу III в. В 294 г. Диоклетиан объединил судопроизводство по двум стадиям — в легисакционном и формулярном процессе, был запрещен, по сути, обычный гражданско-процессуальный порядок «старого права». С тем и отпала надобность в центумвиральных судьях, а частные стали играть роль только третейских, или мировых, посредников между сторонами. В 342 г. были упразднены и формулы прежних исков. Единственно правильным судопроизводством стало когниционное, а вся судебная власть перешла к императорским администраторам — префектам преториев и города, специальным судьям, получавшим за свою деятельность жалованье от казны или городов.

В новом процессе вызов в суд имел уже полуофициальный характер. Жалоба истца заносилась в специальное дело, с нее посылалась копия ответчику, которого уже могли заставить явиться в суд и принудительно. После установления предмета разбирательства стороны представляли доказательства — вещественные и личные, важнейшими из которых были, в том числе собственное признание и присяга. Судопроизводство велось устно, в совершенно свободной от всяких формальностей процедуре. Решение суда заносилось в книгу канцелярии, а стороны получали копию. Важным новшеством было то, что судья абсолютно не был стеснен никакими формальностями в оценке доказательств, ничто не имело заранее установленной силы, и выносил решение, основываясь только на собственном понимании дела и интересов сторон, по своему желанию оценивая доказательства «В одном случае достоверность истины может быть подтверждена, например, самим количеством свидетелей, в другом — соответствующими слухами… Ты должен сам, исходя из собственных лучших побуждений своего разума и совести, дать личную оценку тому, что ты считаешь для себя доказанным, или наоборот, что ты считаешь не вполне доказанным». Естественно, это привносило в суд значительную долю волюнтаризма. Предотвратить последствия такового должно было право обжалования, которого ранее не было. На решение судьи можно было принести жалобу — апелляцию к вышестоящему чиновнику — как правило, проконсулу или наместнику провинции (легату, прокуратору).

На тех — префекту претория. Наконец, высшей инстанцией был суд императора, но на деле, его особой канцелярии во главе с магистром. Вначале обжалование было неограниченно. При Юстиниане было установлено, что обжаловать можно не более чем в две инстанции и только значимые иски, со стоимостью выше 10 фунтов золотом.

С экстраординарным судопроизводством вошло в практику и принудительное исполнение решений судов как государственных органов. Этим ведали специальные чиновники. У суда появилось право заставлять должников работать под угрозой тюрьмы или имущественных конфискаций.

В судах теперь неограниченно разрешалось представительство, причем стороны могли и не являться в суд, а только удостоверить действия своих поверенных. В собственно разборе дела, которое шло уже закрыто, в канцелярии, могли участвовать адвокаты, поверенные.

Заключение

Таким образом, мы пришли к выводу, что римлянам удалось создать величайшую правовую систему в истории, что вполне естественно: они любили порядок и располагали средствами для его достижения. Хаотичное смещение сотен различных племен и народов они упорядочили посредством пусть и не всегда безупречного, но высокого авторитета и мира Другие государства и прежде творили свои законы, и такие законодатели, как Хаммурапи и Солон, явились создателями компактных правовых форм. Но ни одному другому народу еще не удавалось достичь той замечательной скоординированности и кодификации, над которыми трудились величайшие юридические умы Рима.

Формы гражданского процесса в период республики и период принципата были весьма разнообразны, а с приходом императорского режима суд стал ординарным. В арсенале процессуальных правил появляется презумпция (praesumptio).

Как и во все времена, в Риме хватало адвокатов и судей, чьи вышколенные и проницательные умы стояли на службе справедливости и истины, невзирая на гонорары; существование продажных искупали своим трудом работавшие в те времена великие юристы, чьи имена — самые славные в истории права.

Процессы отличались такой свободой речи и действий, которую трудно представить в современном суде. Стороны могли призвать на помощь нескольких юристов; одни из них специализировались на сборе доказательств, другие на том, чтобы представить эти доказательства суду и публике. Все фиксировалось письменно, а опрос свидетелей проходил согласно освященным временем прецедентам. «При допросе свидетеля, прежде всего, следует знать, к какому человеческому типу он принадлежит. Ведь робкого свидетеля можно запугать, глупца — перехитрить, гневного — спровоцировать, а тщеславного — одолеть лестью. Ловкого и владеющего собой свидетеля следует сразу же дискредитировать, представив его злобным упрямцем; а если его прежняя жизнь небезупречна, доверие к нему можно подорвать, выдвинув против него скандальные обвинения». Это высказывание Квинтилиана как нельзя лучше отражает характер эпохи.

И тем не менее, в этой внушительной конструкции, именуемой римским судопроизводством, чувствуется достоинство и благородство. Победитель обречен на то, чтобы властвовать, благо — когда законы его господства находят себе ясное выражение. В этом смысле процесс есть последовательное воплощение власти.

Высокий уровень судопроизводства был обусловлен, прежде всего практическими требованиями создания единой правовой системы для империи, включавшей множество различных этнических и культурных групп. Это была выработка практической способности суждения, с помощью которой можно было распознавать каждый новый случай и подводить его под определение; интерпретация юридических случаев в свете политически одобренных правовых представлений.

Список использованной литературы

Жидкова О. А. История государства и права зарубежных стран. Ч. 1/Под ред., Крашенинниковой Н. А. -М.: Норма. 2004. -624 с.

Косарев А.А. Римское право. М., 1986.

Кудинов О.А. Введение в Римское право., М. Изд-во Экзамен, 2007. — 638 с.

Новицкий И.Б. Римское право.М.,

3 ерцало, 2008 — 256 с.

Омельченко О. А Всеобщая история государства и права, т. 1. М.: ТОН — Остожье, 1998.

Омельченко О.А. Римское право. М., Изд-во ЭКСМО, 2007. — 224 с.

Памятники римского права: Законы ХII таблиц. Институции Гая. Дагисты Юстиниана. М.,

3 ерцало, 1997. — 608 с.

Подопригора А.А. Основы римского гражданского права. К., 1990.

Покровский И.А. История римского права. — М.: Статут; Консультант Плюс, 2004. — 538 с.

Салогубова Е.В. Римский гражданский процесс. — М.: Городец, 1997. — 144 с.

Скрипилев Е.А. Основы римского права. М., ОСЬ-89. 2000. -208 с.

Дигесты 43. 16.1. 27.

Дигесты 42.8.10.16.

Дигесты 4.2.13.

Кодекс Юстиниана 8.4.7.

Дигесты 50.1.29.

Дигесты 1.1.2.

Цицерон. Об ораторском искусстве. 1. 38.

Типичный для римского права пример формулы, где используются абстрактные имена истца (от agere — искать) и ответчика (от negare — отрицать).

Дигесты. 22. 5. 3. 2.

Дюрант Вил. «Цезарь и Христос» перевод Федорина В.В.-М.: КРОН-ПРЕСС, 1995

25

Список источников информации

1.Жидкова О. А. История государства и права зарубежных стран. Ч. 1/Под ред., Крашенинниковой Н. А. -М.: Норма. 2004. -624 с.

2.Косарев А.А. Римское право. М., 1986.

3.Кудинов О.А. Введение в Римское право., М. Изд-во Экзамен, 2007. — 638 с.

4.Новицкий И.Б. Римское право.М.,

3 ерцало, 2008 — 256 с.

5.Омельченко О. А Всеобщая история государства и права, т. 1. М.: ТОН — Остожье, 1998.

6.Омельченко О.А. Римское право. М., Изд-во ЭКСМО, 2007. — 224 с.

7.Памятники римского права: Законы ХII таблиц. Институции Гая. Дагисты Юстиниана. М.,

3 ерцало, 1997. — 608 с.

8.Подопригора А.А. Основы римского гражданского права. К., 1990.

9.Покровский И.А. История римского права. — М.: Статут; Консультант Плюс, 2004. — 538 с.

10.Салогубова Е.В. Римский гражданский процесс. — М.: Городец, 1997. — 144 с.

11.Скрипилев Е.А. Основы римского права. М., ОСЬ-89. 2000. -208 с.

список литературы

referatbooks.ru

60. Юстиция и судопроизводство в Древнем Риме. Система и источники римского права.

Судопроизводство в Древнем Риме, в особенности по рассмотрению частных споров граждан, связанных с их положением, семейными, имущественными и коммерческими делами, никогда не представляло единой системы однотипных институтов. В главном оно опиралось на полномочия римских магистратов, которые в той или другой форме привлекали к участию в суде высшие сословия граждан. Древнеримский суд по частным спорам не носил поэтому вполне государственного характера, и римская юстиция почти с самого начала пошла по пути третейских, строго ограничивающих свою роль в предмете разбирательства судов. За римскими гражданами признавалась привилегия судиться только перед своими согражданами и в самом Риме. Однако с расширением полиса в империю подсудность стала избирательной («Местный житель обязан подчиняться и тем магистратам, где живет, и тем, где он гражданин»). Эти общие принципы сохранялись неизменными, даже когда одни учреждения и формы разбора дел сменялись другими.

Ранние институты. Легисакционное судопроизводство.

В первые века государственности римская юстиция была основана на институтах, унаследованных от догосударственных судов. Судопроизводство всецело находилось в руках жрецов-понтификов, и только в очень редких случаях заинтересованный римлянин мог обратиться к суду консулов (если решение могло быть связано с неким помилованием, освобождением от гражданской обязанности). По делам, связанным с нарушениями городского порядка и торговым, суд осуществлялиэдилы. Только понтифики проводили разбор споров по существу. Магистраты лишь придавали законную силу решениям подчиненных судей, которые, собственно, и проводили рассмотрение дел. Магистраты принимали дела к рассмотрению либо отвергали их. Если формальные обстоятельства были соблюдены, утверждали судей, которых выбирали стороны, и передавали им дело.

Для подачи судебных жалоб и для судоговорения были установлены особые дни. Такая практика делала даже простой прием иска во многом зависящим от произвола жрецов и патрицианства. Обоснование своего требования, доставка ответчика, поиск свидетелей – все это было личным делом заявителя-истца. Магистрат выслушивал требование и либо принимал жалобу к рассмотрению, либо отклонял ее в принципе. Повторное обращение по тому же делу было невозможно. Эта стадия процесса называлась провозглашение права(injure). После этого магистрат назначал судью для выслушивания доказательств, выяснения фактической стороны дела. Эта стадия называласьсудоговорением(injudicio) и обязательно заканчивалась тем или иным решением, которое утверждал магистрат. Обжалование решений не допускалось.

Иск следовало заявлять в строго предписанных законами и правовой практикой формах и даже в определенных, иногда мало относившихся к сути дела словах. Все это сопровождалось особыми обрядами. Для каждого вида требований были установлены свои обязательные формы таких заявлений .

Заявить легисакционные требования могли только полноправные римские граждане – это была неотъемлемая часть квиритского права.

С сер. IV в. до н. э. основная роль в организации судопроизводства по частным искам в Риме переходит к претору (должность учреждена в 366 г. в качестве помощника консула для решения внутригородских дел). Судопроизводство с этой поры приобрело преимущественно магистратский характер, за понтификами сохранялось некоторое время только значение традиционно лучших знатоков права.

В 242 г. до н. э. для рассмотрения споров, возникавших между римскими гражданами и перегринами, а также между лицами, имевшими иной правовой статус, была создана магистратура второго, перегринского претора. Его деятельность в сфере юстиции стала не только со временем доминирующей по охвату споров, но и новаторской по внутреннему содержанию. Перегринский претор был лишен возможности использовать строгие правила квиритского права: они либо не предусматривали случая спора между лицами разного статуса, либо вообще игнорировали огромное большинство новых правовых ситуаций. Для того чтобы согласовать правовые интересы римлян и других жителей Италии и империи, претору пришлось изобретать новые формы судебных исков, признавать имеющими силу совершенно новые правовые реалии. В большой степени эти изобретения и признания были основаны на общих принципах права народов(jusgentium), которое указывало предпочитать юридическому формализму требования разума, обычаи других народов, практику правоприменения в средиземноморских судах, прежде всего греческих. Основанное на идее внепривилегированной справедливости и равенства участников гражданских правоотношений при соблюдении их подлинной воли,право народовс этого времени стало еще одной составляющей римского гражданского права наряду с квиритским.

Основным юридическим инструментом в обновлении права и судопроизводства стал преторский эдикт, или указ. С III в. до н. э. сложилась практика, по которой вступавший в свою должность на новый годичный срок претор издавал эдикт, где формулировал основные правила своей будущей правоприменительной деятельности. В преторском эдикте стали находить отражение и новые процессуальные средства защиты прав, к которым прибегал претор, когда был не в состоянии воспользоваться жесткими формами легисакционного процесса. В принципе, запрещалось что-либо менять эдиктом в цивильном праве, в законах государства, в запрещающих законах. Так, наряду с правом, содержащимся в законах Рима, сформировалось особоепреторское право, или магистратское, которое стало вторым по важности источником гражданского права Рима, внеся в него многие идеи и новации, почерпнутые изjusgentium.

Преторский эдикт первоначально обнародовался устно, затем стал высекаться на мраморе. Во II в. император Адриан указал известному юристу Сальвию Юлиану провести систематизацию преторского эдикта. Юлиан собрал эдикты городских и перегринских преторов, курульных и провинциальных эдилов и составил единый обширный постоянный эдикт(143 г.), который впредь запрещено было менять, а следовало изучать и комментировать. С этим прекратилась и эволюция преторского права.

Переход к преимущественно преторской юстиции сопровождался переустройством судебных институтов в целом. Наряду с частными судьямиосновными учреждениями стали: а)центумвиральные суды, или коллегии 100 мужей, и б)суды «восстановителей утраченного», или рекуператоров. Наиболее важным судебным институтом стал судцентумвиров. Начало деятельности судов относится к 240-м гг. до н. э. Круг полномочий этих судов был обширен – в них разбирались дела «о давности, об опеках, о родстве родовом и кровном, о намывных берегах и островах, об обязательствах, о сделках, о стенах, о пользовании светом, о капели, о действительных и недействительных завещаниях и множестве других, тому подобных вопросах», практически все вопросы гражданского права, кроме споров о статусе лиц.

Оформление преторского права изменило и процедуру судебного разбирательства – вначале не существенно, а к I в. до н. э. – принципиально. Разделение на две стадии – injureиinjudicioсохранилось, однако юридически более важной стала первая. Инициатива по-прежнему оставалась за истцом, но вызов ответчика подкреплялся авторитетом магистрата: за неявку полагался штраф. Истец излагал свою претензию в менее строгом виде, за ответчиком признавалось право не только принять или отвергнуть иск, но и сделать частичные возражения по разным содержательным вопросам: должен, но не столько, брал, но не должен, потому что... и т. д. Юридическое существо спора формулировали уже не стороны, а претор, который обобщал суть дела вформуле– специальном предписании судье. В этом предписании обязательно было три элемента: назначение судьи, изложение претензии и возражений, распоряжение о действиях судьи – оправдай или присуди. Конечно, юридический формализм полностью преодолен не был, и перечень новых преторских формул (который включали в эдикт как приложение) поначалу был невелик. Но теперь уже претор не мог отказать в судебной защите, если имелась ранняя соответствующая формула. На стадии судоговорения процесс шел в основном прежним путем. При отсутствии спора (если стороны обратились в суд только за признанием перехода прав по обоюдному согласию) претор мог и сам решить дело.

Такой вид процесса по главному новшеству получил название формулярного процесса. Он был введен в судопроизводство позакону Эбуция (между 149 и 123 гг. до н. э.)– первоначально как факультативный вид процесса; римские граждане сохранили возможность пользоваться законными формами исков. В 17 г. до н. э. формулярный процесс был признан единственно законным, а правила легисакционного выведены из обихода. Подзаконное, но свободное усмотрение суда в гражданских спорах стало определяющим.

studfiles.net

15. Развитие гражданского процесса в Древнем Риме. Легисакционный

15. Развитие гражданского процесса в Древнем Риме. Легисакционный,

формулярный, экстраординарный процессы.

Римскому праву были известны три формы гражданского процесса.

Легисакционный:

Устный процесс.

Процесс этот состоял из двух стадий: первая называлась ин юре, вторая — ин юдицио. Первая стадия была строго формальной, вторая характеризуется свободной процедурой. Стороны сами собирали улики, подготавливали дело, истец сам доставлял ответчика в суд. Гос-во максимально отстранено от процесса.

В первой стадии истец и ответчик являлись в назначенный день на Форум к магистрату, каким для данных случаев сделался со временем претор — вторая после консула магистратура Рима. На этой стадии претор лишь выяснял законность и обоснованность иска. Здесь после произнесения клятв, выраженных в точно определенных для каждого данного случая словах, претор, если никто не сбивался в произнесении должной, строго определенной формулы, назначал день суда (вторая стадия процесса) и устанавливал сумму денег, которую та или другая из тяжущихся сторон должна была внести (в храм) в виде залога правоты. Проигрыш дела вел к проигрышу залога, и таким образом Рим защищал себя от сутяжников.

Для второй стадии процесса претор назначал судью (из списка кандидатов, утвержденных сенатом, частных лиц), день суда и обязывал тяжущихся подчиниться судейскому решению. На этом первая стадия легисакционного процесса завершалась. На его второй стадии судья выслушивал стороны, свидетелей, рассматривал представленные доказательства, если они были, и выносил решение. Оно было окончательным, ибо ни апелляции, ни кассации древнейшее право Рима не знало.

Формулярный:

Он был письменным. Состоял из двух стадий: преторская и судейская. Излишний формализм при этой форме стал устраняться, но первая стадия приобретает большее значение. Претор составлял юридическую формулу, в которой были даже указания судье. Судья уже не был свободен в своих действиях. Он был обязан следовать приказу претора, выраженному в виде формулы. Отсюда и название новой формы процесса — формулярный.

Формула состояла из трех частей — интенции, эксцепции и кондемнации. Интенция включала требование истца, эксцепция — возражение ответчика, кондемнация — приказ претора судье. Аппеляции тоже пока не было.

Экстраординарный:

Рассмотрение дел перешло от судей к чиновникам. Началось, как обычно, с исключительных, экстраординарных случаев, затем экстраординарный порядок стал ординарным, обычным. Вызов ответчика, оценка доказательств, вынесение решения и его исполнение — все это входило в функции соответствующего чиновника и его помощников.

Две стадии были соединены, в силу этого процесс стал более спорым, стороны получили возможность пользоваться услугами адвокатов, более подвижным стало судебное решение: иск можно было удовлетворить частично. В экстраординарном процессе появляется возможность обращаться за принудительным исполнением удовлетворенного иска. Но процесс при этом утратил свой открытый характер, император дал возможность некоторым чиновникам принимать на себя судебные функции.

Высшей апелляционной инстанцией по судебным делам был, разумеется, император, а практически — его канцелярия.

studfiles.net