История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Занимательная история архитектуры. Строительные материалы древней греции


Строительная техника в Древней Греции периода расцвета

Строительная техника эпохи классики являлась продолжением и развитием тех приемов, которые были выработаны в предшествующий период. По-прежнему доминировала столь характерная для эллинского зодчества стоечно-балочная конструкция. Материалы применялись в основном те же, что и в позднеархаическое время. Однако мрамор, применявшийся прежде преимущественно для главных элементов декора, становится теперь важнейшим строительным материалом для надземных частей монументальных сооружений. Мрамор лучших пород — паросский и пентелийский — широко применяется в постройках не только ионического, но также дорического ордера.

Употребление мрамора, материала в высшей степени наделенного пластическими свойствами, способствовало развитию в классической архитектуре пластических качеств. Мрамор позволил достигнуть великолепной игры света и тени, обогатил архитектуру своими цветовыми свойствами и способностью просвечивать в краях блоков и прежде всего в ребрах каннелюр. Колонны приближались к скульптуре, изображавшей живое, просвечивающее на солнце тело. Наряду с мрамором продолжали широко применяться и другие, сравнительно мягкие породы камня — известняки (порос), разработки которых имелись в различных областях Греции.

Фундаменты зданий классической эпохи, как и эпохи архаики, выводились обычно только под стенами и отдельными опорами. Нижняя часть монументальных каменных стен (цоколь) выкладывалась из орфостатов. Выше поле стены выкладывалось из квадров меньших размеров.

В Греции никогда не применялись колоссальные блоки, подобные тем, из которых сложены стены Большого храма Баальбека. Как и в предыдущую эпоху, кладка производилась насухо. Наружная поверхность блоков тщательно отделывалась обычно уже после их укладки на место. Для выравнивания кладки снаружи у блоков предварительно обтесывались (кантовались) только ребра (нередко — одно нижнее). В некоторых случаях (например, в подпорных или оборонительных стенах) наружная отделка стены на этом заканчивалась (см. «рустованные» стены Мессены, Приены и др.). Блоки скреплялись металлическими скобами, пиронами и штырями, которые после укладки заливались свинцом.

Стены, сложенные из мраморных квадров, не требовали облицовки. Прекрасная поверхность благородного камня становится важным художественным элементом архитектурных сооружений классики (например, южная стена Эрехтейона).

Квадровая кладка применялась обычно только в богатых общественных зданиях; в более скромных постройках каменные стены клались из трапецеидальных блоков с горизонтальными постелями. Стены частных жилищ обычно возводились из сырцовых кирпичей на каменных цоколях. Такая же техника применялась и при сооружении оборонительных стен, так как сырцовая кладка хорошо противостояла ударам стенобитных машин.

В классическую эпоху стволы колонн выполнялись, как правило, из отдельных барабанов (рис. 3). Архитрав обычно сооружался из каменных или мраморных блоков, поставленных на ребро. Так, в Парфеноне он состоял из трех установленных один позади другого блоков. Фриз состоял из блоков, расположенных в два ряда. В боковых сторонах триглифных блоков были высечены пазы; в них крепились довольно тонкие плиты метоп, украшенных рельефами. Антаблемент, так же, как стена, выкладывался насухо и связывался железными скрепами, залитыми свинцом. Пролеты антаблемента достигали в постройках V—IV вв. до н.э. довольно значительных размеров. Так, во II храме Геры в Посейдонии пролеты (в осях) равнялись 4,3— 4,48 м, в Парфеноне — от 3,7 до 4,32 м; средний же пролет Пропилеев Афинского акрополя был равен 5,43 м.

Архитектура Древней Греции. Схема конструкции угловой наклонной колонны, соединение барабанов ствола посредством деревянных штырей с муфтами (Парфенон) и притеска камней по периметру
3. Схема конструкции угловой наклонной колонны, соединение барабанов ствола посредством деревянных штырей с муфтами (Парфенон) и притеска камней по периметру

В наиболее богатых храмах со второй половины V в. до н.э. плафоны портиков делались мраморными, кассетированными. Но потолки наоса, как и несущие конструкции крыши, обычно выполнялись из дерева.

Кровля покрывалась терракотовыми черепицами, формы которых были выработаны еще в предшествующую эпоху: это были широкие плоские солены и узкие желобчатые калиптеры. Но применялась и мраморная черепица. Известен случай, когда мраморные солены и калиптеры были соединены вместе. Такое соединение желобчатой формы с плоской значительно увеличивало прочность черепицы и позволяло придавать ей большие размеры. Такими были черепицы в храме Аполлона в Бассах: длина их достигала 1,08 м при ширине 0,75 м.

Помимо архитравных перекрытий, господствовавших в классическом зодчестве, следует отметить появление, правда, редкое, криволинейных перекрытий сводчатого типа. Еще недавно сомневались, что свод и арка были известны в Греции до эпохи эллинизма. Но сложенные из клинчатых камней арки встречались и в эпоху классики в погребальных камерах склепов. Полуциркульные очертания имели также многие перекрытия крепостных ворот *. В конце V — начале IV в. до н.э. философ Демокрит даже занимался изучением принципов работы свода.

* Арка была применена в городских воротах Акарнании, сооружение которых обычно датируют V в. до н.э.

Редкость применения арки и свода до III в. до н.э., по-видимому, следует объяснять несоответствием этих конструкций эстетическим задачам эллинского зодчества классической эпохи *.

* Самый ранний известный случай применения в древней Греции арки с чисто художественными целями — это декоративная арка над северо-восточным входом на агору в Приене, относящаяся примерно к 200 г. до н. э.

В наружной отделке храмов и богатых общественных зданий видное место принадлежало декоративной скульптуре и архитектурному резному орнаменту. Особенно широкое употребление находит последний в конце V и в IVв. до н.э. Выполнение резного орнамента требовало работы квалифицированных мастеров-камнетесов, не уступавших в своем искусстве скульпторам.

Внутренняя отделка зданий эпохи классики отличалась разнообразием приемов. Полы общественных зданий выстилались каменными плитами правильной формы, в некоторых случаях цветными. В скромных жилищах полы обычно были глинобитные. Открытые дворики были выложены камнем. В парадных помещениях богатых домов, а иной раз и в храмах, полы украшались мозаикой, выложенной из цветной гальки.

Сооружение общественных построек в классическое время обычно поручалось особым строительным комиссиям, в ведение которых поступали соответствующие средства. Составленные этими комиссиями отчеты о расходах нередко высекались на мраморных плитах. Такие надписи позволяют судить и о сроках строительства, и о числе рабочих. Особенно важны надписи, связанные со строительством Эрехтейона, арсенала в Пирее и храма Аполлона IV в. до н.э. в Дельфах.

Время возведения тех или иных построек было весьма различно. Иногда постройка одного храма растягивалась на десятки лет. В других случаях работа производилась значительно быстрее. Так, сооружение Пропилеев Мнесикла заняло пять лет. В сравнительно небольшой срок был сооружен весь комплекс Афинского акрополя.

Глава «Строительная техника» подраздела «Архитектура Древней Греции эпохи расцвета (480—400 гг. до н.э.)» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией В.Ф. Маркузона. Автор: В.Ф. Маркузон (Москва, Стройиздат, 1973)

totalarch.ru

Архитектура Древней Греции. Строительные приёмы и конструкции

Конструкции ведущих типов архитектуры – общественных зданий и жилья – оставались сравнительно примитивными: главными элементами были стена и стоечно-балочная система. Арочно-сводчатая конструкция была известна грекам, но ни арки, ни своды не нашли широкого распространения.

Наиболее массовым строительным материалом стен был кирпич-сырец. Обожжённый кирпич имел очень ограниченное применение, хотя гончарное производство стояло на высоком уровне, и его изделия использовались при украшении зданий.

Для устройства галерей и портиков широко применялось дерево. Данные раскопок и литературных источников позволяют утверждать, что деревянные галереи и портики представляли собой хорошо продуманную и надёжную стоечно-балочную конструкцию, целесообразно использующую материал и глубоко осмысленную в художественном отношении.

При строительстве монументальных общественных зданий и прежде всего храмов широко применялся известняк, а в некоторых случаях и мрамор. Из камня возводились и стены, и стоечно-балочная конструкция портиков и галерей. Каменные квадры, балки, плиты, монолитные своды и отдельные барабаны колонн подвергались первоначальной обработке в карьерах. Для передвигания камней и установки их на место греки имели в своем распоряжении различные механизмы: блоки, вороты и прочие подъёмные приспособления. Для подъёма блоков в них оставлялись выступы или делались гнёзда для специальных якорей и крючьев. Часто в боковых гранях камней вырезались пазы, в которые при подъёме и транспортировке вкладывался канат. Кладка стен и стоечно-балочных конструкций из камня велась только «насухо», т.е. без применения раствора. Фундаменты обычно выводились не сплошными, а только под стенами и отдельными опорами. Цокольная часть снаружи выкладывалась большими каменными плитами, поставленными на ребро.

Стены возводились из прямоугольных квадров горизонтальными рядами с соблюдением перевязки швов. Колонны складывались из цилиндрических блоков-барабанов. Соприкасающиеся грани тщательно обрабатывались. Особенно ровными были горизонтальные грани – постели, через которые передавались вертикальные усилия.

Процесс установки сложных архитектурных элементов был очень трудоёмким. Только некоторые из них, например капители и плиты со скульптурным рельефом, изготовлялись заранее. Остальные части окончательно обрабатывались только после их установки. При этом завершающая обработка проводилась в направлении сверху вниз по мере того, как постепенно снимались строительные подмости.

Устойчивость безраспорных греческих конструкций, работающих на сжатие и изгиб, обеспечивалась без дополнительных связей. Однако опасность землетрясений заставляла иногда скреплять каменные блоки в горизонтальной и вертикальной плоскостях. Крепление блоков производилось металлическими штырями и пиронами, вставленными в специальные гнезда. Для крепления барабанов применялись также деревянные штыри.

В стоечно-балочной конструкции особенно важным элементом являлась основная балка – архитрав, опирающаяся на колонны и воспринимающая нагрузку от выше лежащей кровли.

Балка – это конструктивный элемент, работающий на изгиб, длина которого в 10 ÷ 20 раз больше высоты сечения А, а высота сечения в 2 ÷ 3 раза больше его ширины В. Горький опыт обрушений древних строителей научил, что балку надо укладывать на ребро, а не плашмя. Позднее объяснил это великий флорентиец Галилёо Галилей. В своих беседах и математических доказательствах он впервые фиксирует то, что до него воспринимали только интуитивно: «Любая линейка или призма, ширина которой больше толщины, окажет большее сопротивление излому, когда она поставлена на ребро, чем когда она лежит плашмя, и притом во столько раз больше, во сколько ширина больше толщины». Вероятно, это правило осталось бы безымянным, не будь оно сформулировано Галилеем.

Работая на изгиб, балка ограничивала расстояние между колоннами – интерколумний (пролёт между двумя колоннами в свету).

В небольших галереях в архаический период балки делались из монолитных (цельных) блоков; а начиная с VI в. до н.э., в крупных зданиях, они составлялись из двух или трёх поставленных на ребро блоков. Конструкция позволяла перекрывать пролёты до 4,5 м.

Зодчие Древней Греции и Древнего Рима не умели определять изгибающие моменты, но опыт многочисленных обрушений выработал правила и приёмы проектирования балочных конструкций.

Правило: пролёт каменной балки в свету (интерколумний) не должен превышать трёх диаметров колонн, которые её поддерживают. Однако правило пролёта в три диаметра иногда смело нарушали. Так, пролёт архитрава храма Артемиды (Дианы) в Эфесе равен 6,12 м вместо традиционных 4 ÷ 4,5 м. Рекордный пролёт балочной конструкции из природного камня не превзойден и по сей день.

Приёмы: балку следует делать составной и по высоте, и по ширине. По высоте – трёхъярусный антаблемент преобразуется в работающие на сжатие каменные арки. Их распор (горизонтальная составляющая опорной реакции) погашают блоки соседних пролётов и частично – трение. Из-за распора крайних арок угловые колонны располагаются на меньшем расстоянии, чем промежуточные. Разделение балочной конструкции по колоннам на три яруса – архитрав, фриз и карниз – оправдано опытом её замыкания в арки по колоннам при любом развитии трещин в блоках каждого яруса.

По ширине и высоте архитрав из двух или трёх параллельных каменных блоков менее подвержен влиянию всевозможных дефектов в каждом из них (раковины, микротрещины, инородные включения и т.д.), которые являются концентраторами напряжений; кроме того, упрощалась транспортировка и установка этих балок в проектное положение на большой высоте из-за значительно меньшей их массы.

architecturesss.blogspot.com

Строительные растворы Древней Греции

От времени и места начала применения известковых растворов точных сведений не имеется. Применение вяжущих веществ для связывания кирпичей, небольших камней или других материалов для возведения стен, а затем и для придания им гладкой поверхности, необходимой для окраски или другой отделки, практиковалось уже в очень глубокой древности.

В первые века I тысячелетия до н. э. основным строительным материалом гомеровской Греции было дерево. Истребление лесов привело к замене с конца VII в. до н. э. архаической Греции леса сырцовым кирпичом и камнем, в меньшей степени применявшимися и прежде. Жилые, часто двухэтажные дома, а первоначально и храмы, например, Аполлона в Фермосе, Геры в Олимпии и Панапеи в Фокиде, строились с сырцовыми (иногда глинобитными) стенами и деревянным каркасом на каменном фундаменте. Храмы и монументальные общественные здания возводились из камня, обычно известняка, туфа, ракушечника. Сырец и камень использовались и в крепостных стенах и сооружениях.

Только в римский период (31 г. до н. э.-476 г. н. э.) широкое распространение, особенно в строительстве многоэтажных зданий, получил обожженный кирпич. Упоминание писателем-историком Павсанием (II в. н. э.) о сооружении в IV в. до н. э. мемориального здания Филиппейона в Олимпии из обожженного кирпича оказалось неправильным. Как показали раскопки, это круглое с колоннадой здание диаметром 14 м было сложено из известняка и снаружи расписано под кладку из красных кирпичей с белыми швами.

Вяжущие для кладочных растворов изменялись в связи с изменением стеновых материалов. Сырцовую и бутовую кладку вели на растворе из глины, отощенной песком. Квадровую кладку из тесаных камней выполняли насухо, иногда заполняя швы тонким незаметным снаружи, выравнивающим слоем глиняного раствора. Для соединения квадров кладки и барабанов колонн применяли металлические, иногда заливавшиеся свинцом, и деревянные просмоленные скрепы. Субструкции, каменные фундаменты и укладывающиеся по ним элементы оснований храмов и колоннад (стереобат, крепида, стилобат) обычно возводились без связей и раствора.

Известь, знакомая грекам с микенского периода как вяжущее для штукатурных, облицовочных, а позднее и гидротехнических работ, сохраняла преимущественно это специальное значение вплоть до римского периода, когда она получила массовое применение в растворах для связывания между собой обожженных кирпичей или камней.

Известь была применена при кладке фундаментов крепостных Длинных стен, сооруженных в середине V в. до н. э. в Афинах, главном городе Аттики (восточная область Средней Греции).

Позднее, около 250 г. до н. э., механик Филон Византийский в книге о крепостных сооружениях рекомендовал известь для кладки фундаментов и участков оборонительных стен из бута, которые могут подвергаться сильным ударам врага.

Превосходное качество греческих растворов, особенно в гидротехнических сооружениях на островах Эгейского моря, достигалось и в Афинском государстве; раствор часто не уступал по прочности связывавшемуся им известняку. Сохранившиеся у Пирея остатки фундаментов античных верфей в небольших военных гаванях времен полководца и общественного деятеля Фемистокла (ок. 525-ок. 460 гг. до н. э.) состоят из мощных плит пирейского известняка, связанных между собой и со стенами толстыми слоями литого раствора. В результате многовековой службы, отчасти в зоне переменного уровня морской воды, плиты местами сильно корродированны, а частично и растворились. Раствор между ними остался нетронутым и подобно сотам в улье окружает места, прежде занимавшиеся плитами.

В дорическом храме Посейдона, выстроенном в 460 г. до н. э. в Посейдонии (италийская колония, современный Пестум на юго-западном берегу Италии), между барабанами (элементами) малых (верхних) колонн интерьера обнаружены гнезда. Через проходивший вдоль оси барабана канал в них заливался известковый раствор для закрепления металлических штырей.

www.cs-alternativa.ru

Строительная техника в Древней Греции периода расцвета | Архитектура Древней Греции

Глава «Строительная техника» подраздела «Архитектура Древней Греции эпохи расцвета (480—400 гг. до н.э.)» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией В.Ф. Маркузона. Автор: В.Ф. Маркузон (Москва, Стройиздат, 1973)

Строительная техника эпохи классики являлась продолжением и развитием тех приемов, которые были выработаны в предшествующий период. По-прежнему доминировала столь характерная для эллинского зодчества стоечно-балочная конструкция. Материалы применялись в основном те же, что и в позднеархаическое время. Однако мрамор, применявшийся прежде преимущественно для главных элементов декора, становится теперь важнейшим строительным материалом для надземных частей монументальных сооружений. Мрамор лучших пород — паросский и пентелийский — широко применяется в постройках не только ионического, но также дорического ордера.

Употребление мрамора, материала в высшей степени наделенного пластическими свойствами, способствовало развитию в классической архитектуре пластических качеств. Мрамор позволил достигнуть великолепной игры света и тени, обогатил архитектуру своими цветовыми свойствами и способностью просвечивать в краях блоков и прежде всего в ребрах каннелюр. Колонны приближались к скульптуре, изображавшей живое, просвечивающее на солнце тело. Наряду с мрамором продолжали широко применяться и другие, сравнительно мягкие породы камня — известняки (порос), разработки которых имелись в различных областях Греции.

Фундаменты зданий классической эпохи, как и эпохи архаики, выводились обычно только под стенами и отдельными опорами. Нижняя часть монументальных каменных стен (цоколь) выкладывалась из орфостатов. Выше поле стены выкладывалось из квадров меньших размеров.

В Греции никогда не применялись колоссальные блоки, подобные тем, из которых сложены стены Большого храма Баальбека. Как и в предыдущую эпоху, кладка производилась насухо. Наружная поверхность блоков тщательно отделывалась обычно уже после их укладки на место. Для выравнивания кладки снаружи у блоков предварительно обтесывались (кантовались) только ребра (нередко — одно нижнее). В некоторых случаях (например, в подпорных или оборонительных стенах) наружная отделка стены на этом заканчивалась (см. «рустованные» стены Мессены, Приены и др.). Блоки скреплялись металлическими скобами, пиронами и штырями, которые после укладки заливались свинцом.

Стены, сложенные из мраморных квадров, не требовали облицовки. Прекрасная поверхность благородного камня становится важным художественным элементом архитектурных сооружений классики (например, южная стена Эрехтейона).

Квадровая кладка применялась обычно только в богатых общественных зданиях; в более скромных постройках каменные стены клались из трапецеидальных блоков с горизонтальными постелями. Стены частных жилищ обычно возводились из сырцовых кирпичей на каменных цоколях. Такая же техника применялась и при сооружении оборонительных стен, так как сырцовая кладка хорошо противостояла ударам стенобитных машин.

В классическую эпоху стволы колонн выполнялись, как правило, из отдельных барабанов (рис. 3). Архитрав обычно сооружался из каменных или мраморных блоков, поставленных на ребро. Так, в Парфеноне он состоял из трех установленных один позади другого блоков. Фриз состоял из блоков, расположенных в два ряда. В боковых сторонах триглифных блоков были высечены пазы; в них крепились довольно тонкие плиты метоп, украшенных рельефами. Антаблемент, так же, как стена, выкладывался насухо и связывался железными скрепами, залитыми свинцом. Пролеты антаблемента достигали в постройках V—IV вв. до н.э. довольно значительных размеров. Так, во II храме Геры в Посейдонии пролеты (в осях) равнялись 4,3— 4,48 м, в Парфеноне — от 3,7 до 4,32 м; средний же пролет Пропилеев Афинского акрополя был равен 5,43 м.

Архитектура Древней Греции. Схема конструкции угловой наклонной колонны, соединение барабанов ствола посредством деревянных штырей с муфтами (Парфенон) и притеска камней по периметру
3. Схема конструкции угловой наклонной колонны, соединение барабанов ствола посредством деревянных штырей с муфтами (Парфенон) и притеска камней по периметру

В наиболее богатых храмах со второй половины V в. до н.э. плафоны портиков делались мраморными, кассетированными. Но потолки наоса, как и несущие конструкции крыши, обычно выполнялись из дерева.

Кровля покрывалась терракотовыми черепицами, формы которых были выработаны еще в предшествующую эпоху: это были широкие плоские солены и узкие желобчатые калиптеры. Но применялась и мраморная черепица. Известен случай, когда мраморные солены и калиптеры были соединены вместе. Такое соединение желобчатой формы с плоской значительно увеличивало прочность черепицы и позволяло придавать ей большие размеры. Такими были черепицы в храме Аполлона в Бассах: длина их достигала 1,08 м при ширине 0,75 м.

Помимо архитравных перекрытий, господствовавших в классическом зодчестве, следует отметить появление, правда, редкое, криволинейных перекрытий сводчатого типа. Еще недавно сомневались, что свод и арка были известны в Греции до эпохи эллинизма. Но сложенные из клинчатых камней арки встречались и в эпоху классики в погребальных камерах склепов. Полуциркульные очертания имели также многие перекрытия крепостных ворот *. В конце V — начале IV в. до н.э. философ Демокрит даже занимался изучением принципов работы свода.

* Арка была применена в городских воротах Акарнании, сооружение которых обычно датируют V в. до н.э.

Редкость применения арки и свода до III в. до н.э., по-видимому, следует объяснять несоответствием этих конструкций эстетическим задачам эллинского зодчества классической эпохи *.

* Самый ранний известный случай применения в древней Греции арки с чисто художественными целями — это декоративная арка над северо-восточным входом на агору в Приене, относящаяся примерно к 200 г. до н. э.

В наружной отделке храмов и богатых общественных зданий видное место принадлежало декоративной скульптуре и архитектурному резному орнаменту. Особенно широкое употребление находит последний в конце V и в IVв. до н.э. Выполнение резного орнамента требовало работы квалифицированных мастеров-камнетесов, не уступавших в своем искусстве скульпторам.

Внутренняя отделка зданий эпохи классики отличалась разнообразием приемов. Полы общественных зданий выстилались каменными плитами правильной формы, в некоторых случаях цветными. В скромных жилищах полы обычно были глинобитные. Открытые дворики были выложены камнем. В парадных помещениях богатых домов, а иной раз и в храмах, полы украшались мозаикой, выложенной из цветной гальки.

Сооружение общественных построек в классическое время обычно поручалось особым строительным комиссиям, в ведение которых поступали соответствующие средства. Составленные этими комиссиями отчеты о расходах нередко высекались на мраморных плитах. Такие надписи позволяют судить и о сроках строительства, и о числе рабочих. Особенно важны надписи, связанные со строительством Эрехтейона, арсенала в Пирее и храма Аполлона IV в. до н.э. в Дельфах.

Время возведения тех или иных построек было весьма различно. Иногда постройка одного храма растягивалась на десятки лет. В других случаях работа производилась значительно быстрее. Так, сооружение Пропилеев Мнесикла заняло пять лет. В сравнительно небольшой срок был сооружен весь комплекс Афинского акрополя.

antique.totalarch.com

Строительная техника в Древней Греции архаической эпохи

В VII в. до н.э. в Греции развивается техника, связанная с освоением нового строительного материала — камня. Монументальные сооружения в метрополии строятся в архаическую эпоху главным образом из мягких пород камня, преимущественно известняка, белого, желтоватого и сероватого цветов. В Малой Азии также применялся и камень более твердых пород: мраморы и реже трахит.

Строительный камень добывался в карьерах. Там же подвергались первоначальной обработке квадры, монолитные стволы и отдельные барабаны колонн; представление о приемах добычи и обработки камня дают остатки древней каменоломни «Кампобелло» в 12 км от Селинунта. Стволы колонн вырубались в карьере сразу круглыми с учетом их утонения (рис. 11). Для этого прорезали в скале узкие кольцеобразные ходы, очерчивающие потребную массу камня. Добываемые таким образом массивы колонн весили иногда до 18 т. Для транспортирования эти блоки заделывались в колеса-катки (рис. 12).

 

Для подъема каменных блоков в них вырезались пазы, в которые вкладывался канат, иногда делались гнезда для специальных якорей и крючьев (рис. 13). Блоки барабанов колонн снабжались по боковым сторонам специальными выступами, облегчавшими обвязывание их канатами. Окончательная отделка производилась только после укладки блоков на место.

Инструментами каменотеса служили молотки, кирки, тесла, пилы (беззубые), сверла. При разбивке применялись: отвес, ватерпас, шнур, наугольник. Когда требовалось обтесать широкую ровную поверхность камня, прибегали к работе «по красному». В этом случае поверхность плоской плиты натиралась краской и прикладывалась к постели или вертикальной грани обрабатываемого камня, который затем обтесывался по полученным отметкам. Часто каменщики (или артели) отмечали обработанные ими блоки особым знаком.

Фундаменты обычно выводились не сплошными, а только под стенами и отдельными опорами. Опорой стилобата служили пересекающиеся под прямым углом каменные стенки, на которые настилались прямоугольные плиты пола. Пространство между стенками засыпалось строительным мусором.

Квадровая кладка выполнялась из прямоугольных квадров, сложенных насухо горизонтальными рядами с чередованием ложков и тычков. Наружная часть цоколя состояла из орфостатов — больших каменных плит, поставленных вертикально на ребро (рис. 14).

Тщательно выравнивались только наружные поверхности. У внутренних сторон старательно обтесывались только выступающие края; остальная поверхность слегка заглублялась, оставаясь отделанной более грубо. Такая техника значительно облегчала безукоризненную пригонку квадров и вместе с тем уменьшала количество работы. Камни соприкасались лишь краями своих поверхностей, и нагрузка воспринималась не всей постелью квадра. Это было допустимо ввиду больших запасов прочности в каменной кладке. Квадры крепились металлическими пиронами и штырями, которые вставлялись в специальные врезы и заливались свинцом (рис. 15). Приемы наружной отделки кладки установились позднее.

Помимо квадровой кладки в зодчестве архаики применялась и более сложная полигональная, которую не следует смешивать с циклопической кладкой из камней различной формы и размеров, подбиравшихся, но не притесывавшихся один к другому (такая кладка применялась еще в крепостных сооружениях микенской эпохи).

Для полигональной кладки подбирали камни неправильной многогранной формы, но примерно одинаковых размеров, причем каждый камень тщательно пригонялся (притесывался) к соседним. Вероятно, эту пригонку осуществляли с помощью свинцовой полосы, которой обжимали края соседних камней, получая таким образом точный шаблон нужного контура (Аристотель, «Этика Никомаха», V, 14, 1137 в, 30). Более или менее тщательно выполненная кладка, приближающаяся по типу к полигональной, часто применялась для фундаментов и нижней (цокольной) части сырцовых стен, выложенных из плоских глиняных кирпичей на глиняном растворе.

Стволы колонн более древних эллинских храмов вырубались из монолитов *; в последующее время их составляли из отдельных барабанов. И здесь плотно пришлифовывались только края постелей барабанов, а середина для экономии труда заглублялась, сохраняя грубо обработанную поверхность. В центре в особом гнезде ставился деревянный штырь, облегчавший пришлифовку посредством вращения барабанов. Каннелюры намечались на нижнем барабане и на шейке капители; на остальных барабанах каннелюры вытесывались только после их установки на место.

* Особенно часто делались монолитными стволы ионических колонн. При стройности их пропорций — это естественная предосторожность. Витрувий (X, 2, II) описывает огромные трудности, которые пришлось преодолевать строителям храма Артемиды Эфесской при перевозке монолитных колонн. Монолитными были колонны храма на р. Илисе и храма Ники Аптерос в Афинах.

Архитравы в древнейшую эпоху, а в небольших зданиях и в последующее время делались из монолитных блоков. В больших зданиях начиная с VI в. до н. э. их складывали из двух или трех плит, поставленных на ребро, благодаря чему значительно упрощалась техника их транспортирования до строительства. Чтобы увеличить сопротивление балки изгибающим усилиям, блоки обычно вырубались так, чтобы при укладке слои в камне располагались в вертикальной плоскости. Такая конструкция позволяла перекрывать значительные пролеты (более 4 м).

Деревянные потолки в развитом виде представляли филенчатую вязку с квадратными или ромбовидными ячейками меж балочек перекрытия, покрывавшимися дощечками. Каменные плафоны V в. до н. э. воспроизводят эту деревянную конструкцию.

Крыши были двускатные. Деревянные стропила опирались на верхние части антаблемента, причем частичная разгрузка производилась промежуточными брусьями, передававшими часть тяжести крыши на стены храма. Кровля выстилалась черепицей из обожженной глины или в редких случаях — из мрамора. Черепица была двух типов. Широкими и плоскими соленами выстилалась вся поверхность кровли. Узкими желобчатыми калиптерами накрывались продольные швы между соленами. Выкладка производилась рядами от нижнего края к коньку крыши, где укладывались особые коньковые черепицы. Под глиняной черепицей на стропилах сооружалась обрешетка. Большие по размерам мраморные черепицы непосредственно настилались на стропила (рис. 16).

Находками подтверждается, что в ранних храмах терракотовые облицовки применялись ко всем частям деревянных конструкций. В некоторых древних каменных постройках (сокровищница гелоян в Олимпии, храм Зевса в Сиракузах, храмы Селинунта и Метапонта) наблюдается повторение этого приема: керамическая облицовка применялась в этих храмах для каменных балок.

Обычно здания, сооруженные из пористого камня, покрывались тонким слоем штукатурки и раскрашивались. Штукатурная облицовка каменных храмов позволяла более тонко обработать детали. С утратой штукатурки исчезли некоторые детали сооружений, а профили сохранившихся деталей и обломов утеряли долю былой точности и плавности линий. Значение такой деформации не следует, однако, преувеличивать: штукатурка часто была очень тонкой мелкозернистой мраморной пленкой, покрывавшей камень налетом в 0,5—2 мм толщиной и лишь повторявшей тщательно выполненные формы камня.

Глава «Строительная техника» подраздела «Архитектура архаической эпохи (750—480 гг. до н.э.)» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги «Всеобщая история архитектуры. Том II. Архитектура античного мира (Греция и Рим)» под редакцией В.Ф. Маркузона. Автор: В.Ф. Маркузон (Москва, Стройиздат, 1973)

totalarch.ru

Строительна техника Древней Греции - строительство

Строительна техника Древней Греции

Знаменательным этапом развития человеческой культуры явилась эпоха античного рабовладельческого общества в Греции и Риме, где развитие зодчества и строительной техники достигло необычайно высокого уровня.Древнейшими обитателями берегов и островов Эгейского моря были пелазга, или эгейцы, центром цивилизации которых был остров Крит. Начало неолитической эпохи в городах и поселениях Крита относится к 6—5-му тысячелетиям до н. э. В начале 3-го тысячелетия до н. э. на Крите начался переход от каменных орудий к медным, а затем — бронзовым. Возведение крупных сооружений и дворцов относится к началу 2-го тысячелетия до н. э. т. е. к периоду расцвета искусства Крита.

Важнейшим памятником критской культуры является Большой дворец в Кноссе. Дворец высотой не менее трех этажей имел в плане сложную планировку (рис. 50). Стены его возведены из сырцового кирпича с деревянными переплетами на каменном цоколе. Суживавшиеся книзу деревянные колонны имели каменные базы и капители и были ярко раскрашены. Такой тип колонны является характерным для построек древнего Крита. Каждая колонна означала «мировое дерево», корнями направленное в «мировое пространство». Такой прием встречается до сих пор на Западной Украине, где принято фасады изб украшать таким мировым деревом, представляющим вытащенный из горного потока ствол дерева. Дворец имел парадные и жилые комнаты, кладовые, мастерские, водопровод и канализацию. Освещение дворца осуществлялось через световые дворики.Жилые дома в городах и поселениях Крита возводились из сырцового кирпича и имели высоту два—три этажа. На Крите были хорошо развиты фресковая живопись, керамика и т. п. Характерно, что населенные пункты Крита возводились вблизи побережья и не имели оборонительных сооружений.

В начале 2-го тысячелетия до н. э. в Пелопоннесе (Микены, Тирияф и др.) и Средней Греции под сильным воздействием Крита начинает формироваться микенская культура, которая, распространившись по всему бассейну Эгейского моря, видоизменилась и впоследствии приобрела новые черты. Это дает основание называть ее крито-микенской культурой.Микенская культура явилась последним этапом развития критской культуры и начальным этапом развития греческой культуры. Памятники микенской культуры в виде дворцов, погребений, крепостных сооружений, высокохудожественных изделий из золота, серебра, бронзы, стекла и т. п. сохранились в Микенах, Тиринфе, Орхомене, гНилосе, Фивах и других городах Пелопоннеса.

Города и поселения Пелопоннеса, в отличие от городов Крита, возводились вдали от моря и имели мощные оборонительные сооружения в виде стен толщиной до 8 ж и башен, возводимых из огромных грубо отесанных камней способом циклопической кладки. На холме внутри города сооружался акрополь. Дворцы Пелопоннеса имели простую планировку, водопровод и ванны.Одним из распространенных типов жилища Пелопоннеса был мега- рон, представлявший собой удлиненное, прямоугольное в плане сооружение с открытым помещением (сенями) на торцовой стороне, огражденное с боков стенами, а спереди столбами. За сенями находился зал с очагом посредине. В перекрытии над очагом имелось отверстие для выхода дыма. Впоследствии мегарон послужил прототипом храмов Древней Греции (VIII—VII вв. до н. э.).Из других монументальных сооружений Пелопоннеса заслуживает внимания гробница «Сокровищница Атрея», имеющая высоту около 15 м, с мощным сводом, образуемым 34 суживающимися кольцами.В конце 2-го тысячелетия до н. э. крито-микенская культура начала приходить в упадок. Вероятно, в этом немалую роль сыграли крупные перемещения племен, находившихся на более низком уровне развития, происходившие на Балканском полуострове, а также разложением первобытнообщинного строя.В последующие периоды — гомеровский (XII—VIII вв. до н. э.) и архаический (VIII—VI вв. до н. э.) в развитии строительной техники Греции произошли существенные изменения, чему способствовали: появление железа, которое постепенно становилось основным материалом; изобретение способа пайки железа; развитие керамического производства, изделия которого широко применялись в отделке зданий; развитие математики, механики и других наук и появление некоторых измерительных инструментов и особенно циркуля.Одним из величайших достижений архаического периода является разработка передовыми мастерами Греции ордера, т. е. строго определенной системы расположения и взаимоотношения размеров колонн и лежащего на них перекрытия — антаблемента. При этом были разработаны наиболее эффективные пропорции здания. Так, отношение высоты фасада здания к его ширине оказалось равным 1:2, а диаметра колонны к ее высоте—1:6. Однако, исходя из эстетических соображений, применялись и другие соотношения — соответственно 3:5 и 1. 10,5.Современная архитектура во многом использует наследие древних цивилизаций. Наследие предков в сочетанием с современными методами – применением вентилируемых фасадов с облицовкой алюкобондом. фиброцементными панелями. керамогранитом – определяет современный облик городов.В период архаики возникли дорический и ионический ордеры и новый тип храма—периптер, т. е. храм, с четырех сторон окруженный колоннами, который с VII в. до н. э. стал господствующим типом греческой архитектуры.Лучшим памятником этого периода является храм Аполлона в Коринфе (VI в. до н. э.). который своей строгостью и простотой предвещал архитектурные образы периода классики.В политическом отношении архаический период характеризуется развитием рабства, ростом социальных противоречий, возникновением многочисленных рабовладельческих городов-государств (полисов) и развитием колонизации.После победы над персами и вытеснения их из бассейна Эгейского моря (500—449 гг. до н. э.) Греция вступила в период расцвета, в котором в результате борьбы прогрессивных сил, какими являлись свободные граждане афинского полиса (ремесленники, крестьяне, моряки, купцы), против старой аристократии и родовой знати родилось и про- цветало классическое искусство. Ведущая роль в развитии этого искусства принадлежала Афинам и другим городам-государствам Афинского морского союза.В этот период в Греции создаются замечательные произведения архитектуры, скульптуры и живописи, пользующиеся мировой известностью, возводятся различные общественные здания (театры, стадионы и т. п.), которые впоследствии получили большое распространение в других государствах Европы. Ф. Энгельс сравнивает греческую архитектуру с ярким солнечным днем, выделяя жизнерадостность как главную присущую ей черту.В отличие от городов Древнего Востока, где храмы и дворцы скрывались за стенами и оградами, центральные ансамбли греческих городов принадлежали городу и входили как неразделимое целое в его планировку и застройку. Взяв многое из культурной сокровищницы Древнего Востока, греческие зодчие оставили в стороне подавляющую колоссальность и мистику архитектурных образов.

Заказать легкосплавные литые диски SKAD можно по телефонам:

Наш сайт не является публичной офертой, определяемой положениями Статьи 437 (2) ГК РФ. а носит исключительно информационный характер.Для получения точной информации о наличии и стоимости товара, пожалуйста, обращайтесь по нашим телефонам.

Рекомендуем ознакомится: http://www.skad-wheels.ru

fix-builder.ru

Конструктивные приёмы в архитектуре Древней Греции

В отношении конструкций греки пользовались самыми простыми приемами, лучше всего подходящими для передачи ясных, простых форм. Греческое искусство не использовало смелых опытов микенской архитектуры и не развило дальше попыток применения конструкции свода, имевших место в Акарнании. Оно как бы забывает о куполе и своде и ограничивается почти исключительно горизонтальным перекрытием на вертикальных подпорах. Греческая архитектура широко использует глину как строительный материал, а для деревянных построек применяет двускатную кровлю, привнесенную из дождливых местностей, где первоначально обитали доряне.

Глиняные сооружения

Глиняные сооружения, относящиеся к эллинскому периоду, известны нам только по текстам античных авторов. Это были почти исключительно постройки из сырца (необожженного кирпича).

Витрувий приводит обычные размеры этих кирпичей. Они не превышали в длину 1 фута при толщине в ладонь, или приближенно 0,08 м, как ее определяют надписи, относящиеся к постройке крепостных стен в Афинах. Такого рода кирпичи применялись даже в самых роскошных постройках. Так, из кирпича-сырца были сделаны стены храма Геры в Олимпии. Павсаний упоминает также о сделанных из необожженного кирпича стенах храма Панапеи в Фокиде. Самым ранним примером применения жженого кирпича является также упоминаемый Павсанием Филиппейон в Олимпии, построенный не ранее IV в. до н.э.

Надписи, относящиеся к постройке афинских укреплений, показывают, что присоединение к глиняной конструкции деревянных связей, применявшееся в микенской архитектуре, имело место и в греческой архитектуре. Верхняя площадка крепостной стены, где стояли воины, защищалась крышей на столбах из необожженного кирпича, связанных между собой, на двух различных уровнях деревянными брусьями, образующими крепления. 

Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения
Рис. 136 Рис. 137
Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения
Рис. 138 Рис. 139
 

Каменные сооружения

ОБЩИЕ ПРИЕМЫ

Система кладки стен. – Благодаря усовершенствованию строительных инструментов появляется возможность избегать применения полигональной кладки, встречающейся только в памятниках архаизирующего стиля, например в небольшом храме в Рамнунте.

Зубчатая кладка, сокращавшая потерю строительного материала, применялась чаще всего в военных сооружениях. Обычно же применялась кладка правильными рядами квадров. Их различное расположение, характерное для той или иной эпохи, сводится к следующим типам (рисунок 136 A и B): кладка состоит исключительно из сквозных (во всю толщу стены) каменных плит; сквозные квадры C даются только через один ряд; D – смешанная кладка, при которой остов стены состоит из бута (неправильной формы камней), а тесаные камни служат как бы облицовкой.

Приемы кладки A, B, C применялись в V и VI вв. Способ D преобладает в период македонского завоевания и становится обычным в римскую эпоху. Основание стены составляет обычно цокольный ряд, более высокий, чем последующие ряды каменных плит. Этот цоколь состоит из двух рядов квадров, поставленных на ребро. Между обоими рядами остается пустой промежуток для просушки стены. На углах применяли кладку «en besace» (рисунок 137, B). Другой прием кладки «a crossettes» (рисунок 137, A), влекущий за собой потерю строительного камня и опасность разрыва, редко встречается ранее IV в. до н.э. Одним из самых ранних примеров такой кладки является арсенал в Пирее, построенный около 340 г.

Кладка обтесанных камней всегда производится насухо. В архитектуре древности никогда не применялась известь для связывания правильно обтесанных плит между собой.

Плоские перемычки (архитравы). – Даже в эпоху наибольшего развития строительного искусства греки не всегда клали каменные плиты «на постель». Они часто нарушали это правило при сооружении стен. Они нарушали его умышленно в тех случаях, когда каменная плита должна была подвергнуться силе изгиба.

При поперечном сечении камень, положенный на ребро (рисунок 138, N), может выдержать значительно большую нагрузку, чем камень, положенный «на постель» (M). Развалины Пестума и Селинунта дают многочисленные примеры архитравов, положенных на ребро.

Плита, служащая балкой, может дать разрыв при малейшей трещине. При замене одной монолитной плиты двумя или тремя соединенными плитами P можно надеяться, что если одна из них и треснет, то две другие устоят. Эти тонкие плиты к тому же легче поддаются обработке, чем большие глыбы. Таким образом достигается одновременно и упрощение работы и большая прочность конструкции. Наконец, принимая во внимание, что опасность разрыва архитрава увеличивается при увеличении пролета, этот пролет стараются сузить, складывая подплечья свода нависающими рядами. Рисунок 139 изображает два пролета, относящиеся к V в. до н.э., у которых это нависание ясно выражено.

Некоторые крепостные ворота (укрепления Мессины) показывают кладку камней нависающими один над другим рядами, напоминающими примитивные догреческие своды и заменяющими перекладину на наклонных косяках.

Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы
Рис. 140 Рис. 141
Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения
Рис. 142 Рис. 143

 

ДЕТАЛИ КОНСТРУКТИВНЫХ ПРИЕМОВ

Добывание камня. – Способы добывания камня у греков были, по-видимому, те же, что и у финикийцев; в Сицилии камни имеют со стороны, заложенной в стену, неправильно расположенные гнезда. Они свидетельствуют о тех мерах предосторожности, которые применялись при выемке камня из каменоломни. Эти приемы являются общими у греков и финикийцев, что не представляет собой ничего удивительного, если принять во внимание, что сицилийские греки пользовались для работ в каменоломнях трудом карфагенских пленников, т.е. финикийцев.

Обработка постелей и швов. – Вертикальные швы и в особенности постели, на которые в кладке без раствора непосредственно передается тяжесть, требуют особенно тщательной обработки. Обработанные греками каменные плиты показывают в этом отношении удивительное совершенство.

В VI в. сглаживалась вся площадь постели; в V в. ограничиваются иногда сглаживанием общих краев постели, плоскость которых более чем достаточна для несения тяжести. Для правильной обработки постели и вертикальных швов применялась также «обтеска по красному», употребляющаяся и в современной архитектуре. Этот прием, точно указанный в одной смете на постройку в Ливадии, заключается в следующем: к подлежащей обработке поверхности прикладывается мраморная плита, смазанная сангиной; те точки, на которых отпечатывается сангина, подлежат обтеске. Для того чтобы удостовериться в правильном положении камней, рекомендуется еще провести между ними пилой для придания одинаковой формы двум смежным поверхностям.

Существует мнение, что постели барабанов колонн сглаживались путем вращения на слое песка. Действительно, барабаны колонн Парфенона, являющиеся образцом совершенства строительной техники, сохранили следы вращения, но не обнаруживают никаких следов пилы между швами.

При каменной конструкции, возведенной без раствора, любое твердое тело, попавшее между плитами недалеко от края, может вызвать разрыв камня. Для того чтобы избегнуть как этой опасности, так и несчастных случаев во время переноски, производится скашивание кромки вдоль шва B или делается более или менее глубокая вырезка A (рисунок 140).

Обычно этот прорез заканчивается небольшой кубической формы массой (рисунок 141, R), защищающей угол от возможных ударов. Часто вдоль всего шва проводится предохранительный валик V.

Наконец, во время заготовительной обтески камня оставляются выступы T, облегчающие укладку камней на место.

Переноска камней. – Для переноски камней греки, у которых было высоко развито мореплавание, имели в своем распоряжении все приспособления корабельной техники, иначе говоря, всю систему современной им техники – вороты, блоки и пр. Описание этих приспособлений мы можем найти не только У Витрувия, но и в трактатах четвертого столетия, где они представлены как далеко не новые изобретения.

Рисунки 142 и 143 показывают различные способы подъема камней. Снабженные шипами барабаны колонн поднимаются при помощи эллинга B.

Для стенных камней большей частью употреблялась «волчья пасть» C т.е. железный клин, вкладывающийся в расширяющееся книзу гнездо.

В случае, если камень принадлежал к хрупкой породе, как большинство сицилийских известняков, приходилось довольствоваться эллингом A или же делались борозды вдоль швов в форме буквы U, в которые вкладывался подъемный канат. Рисунок 143 показывает применение этого приема при подъеме капителей и триглифов большого храма в Акраганте.

Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения
Рис. 144 Рис. 145
Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения Архитектура Древней Греции. Конструктивные приёмы. Каменные сооружения
Рис. 146 Рис. 147

Укладка камней в стенах. – Применение борозд и «волчьей пасти» имеет то преимущество, что позволяет сразу уложить камни на место.

При пользовании эллингом приходится предварительно ставить камень рядом с тем местом, которое ему предназначено, для того, чтобы снять канаты, и только после этого класть его на место.

При постройке храма Геракла в Акраганте эта операция подготовлялась тем, что на камне делались зарубки (рисунок 144, t), в которые без труда можно было ввести острие железного рычага или щипцов. В храме в Сегесте благодаря шипам, вделанным в камень, каменная плита при помощи рычага приводилась в требуемое положение (рисунок 144, B). В одном римском памятнике, при постройке которого следовали греческим приемам, были обнаружены выемки (рисунок 144, C), видимо, предназначенные для вкладывания камня в несколько приемов при помощи коленчатого рычага

Во время кладки стены обращенные наружу плоскости квадров остаются необработанными. Только рельефные плиты метоп и фризов, не связанные со всей конструкцией, вставляются уже в готовом виде.

Что касается каменных плит, составляющих основной массив здания, то они отделываются уже после укладки на место. Но во избежание ошибок их подвергают предварительной обделке (рисунок 145), которая состоит в следующем.

Предположим, что предстоит отделка плоскости стены; каждый квадр будет иметь, по крайней мере вдоль нижнего ребра, чисто окантованную борозду. Во время укладки камней эти борозды тщательно выравниваются, и отделка их в промежутках между ними может совершаться без малейшего затруднения.

Обработка колонны C производится следующим образом: на верхнем и нижнем барабанах, пока они еще не положены на место, вытесываются начала каннелюр. Остальная работа по выполнению каннелюр производится уже после возведения колонны.

Инкрустации. – Иногда, для того чтобы придать больше устойчивости частям, наиболее подвергающимся опасности разрушения, их делают из твердого камня и укрепляют посредством инкрустирования (рисунок 146, A). Эти инкрустации в большинстве случаев не составляют единого целого со всей конструкцией здания и являются результатом позднейшей реставрации. Так обстоит дело с храмом в Посейдонии В, где неправильность форм инкрустированных частей не оставляет никакого сомнений в их более позднем происхождении.

Связывание камней искусственным способом. – Благодаря архитравной системе конструкции в ней действуют только силы вертикального напора, никогда не переходящие в боковой распор. Поэтому смещение плит может произойти только при опущениях почвы или толчках при землетрясении. Ввиду того, что последние происходили очень часто, приходилось с ними бороться. Основным средством защиты служило скрепление камней железными скобами.

При обзоре памятников египетской архитектуры мы уже обращали внимание на ряды кладки, в которых отдельные камни связаны деревянными скобами в форме ласточкина хвоста. В микенской архитектуре бронзовые скобы, на которых держались накладные украшения, были вложены в гнезда без заливки свинцом.

Греки применяли этот способ скрепления к самому массиву конструкции. Как и микенские строители, они пользовались металлическими скобами, но уже не железными, а бронзовыми, прикреплявшимися к камню посредством заливки свинцом.

Не следует, однако, думать, что этот способ скрепления был единственным. При беглом обозрении развалин некоторых памятников можно предположить существование большого количества скреплений свинцом, которых на самом деле не было. Например, в кладке стены большого храма в Акраганте имеется множество гнезд, которые можно принять за углубления для металлических скоб и которые, однако, не совпадают по положению на плоскостях смежных камней. На рисунке 143, C показан камень, составляющий часть капители, на котором положение гнезд отмечено крестами. Очевидно, мы имеем здесь дело со следами зондирования.

Надо, кроме того, учесть, что способы соединений для памятников разных эпох были различными. В архитектуре архаической эпохи, особенно в сицилийских постройках, очень редко применялись железные скрепления. В VI в. до н.э. сицилийские греки обычно ограничивались тем, что скрепляли барабаны колонн деревянными штырями. Железные скрепы входят в постоянное употребление в материковой Греции только в V в., а в Малой Азии – в IV в.

На рисунке 147 представлены детали конструкций сицилийских храмов, причем A, b и c показывают имеющиеся гнезда, A и B – возможный способ укрепления штырей.

Большой размер гнезд, длина стороны которых достигает 1 фута, исключает самую мысль о применении железа; но и употребление дерева для этих целей неудобно тем, что, разбухая под действием влаги, оно может вызвать разрыв камня. Эту опасность можно устранить следующим образом: штырь A вделывается в средний брусок, не касающийся стенок гнезда, а придерживающийся двумя поперечными брусками, которые будут сгибаться в случае, если разбухнет штырь. Та же конструкция повторяется и в гнезде B, в которое вставляется штырь.

Рисунок 148 показывает различные образцы металлических скреплений, употреблявшихся в материковой Греции.

Металлические скобы, скрепляющие один с другим камни одного ряда, делаются в форме шипов, ласточкиных хвостов или двойных «Т». Для скрепления квадров двух смежных рядов употребляют пироны, которые в позднегреческих постройках имеют утолщения на обоих концах. Эти пироны M укрепляются свинцом в камнях верхнего ряда до укладки их на место; после укладки камней пироны укрепляют в камнях нижнего ряда, заливая свинцом через канал C.

В Парфеноне между барабаном колонн были вставлены деревянные пробки, вделанные непосредственно в мрамор. Для того, чтобы избежать опасности разбухания дерева, была применена смолистая, мало впитывающая влагу древесная порода. При этом дерево было дано в сыром виде, т.е. в его наибольшем объеме. Возможно, что барабаны, еще подвешенные на канатах, вращали на штырях, вделанных в пробки, чтобы точнее пригнать соприкасавшиеся между собой плоскости.

Делагардет обнаружил между барабанами малых колонн храма в Посейдонии гнезда, в которые вливался известковый раствор через канал, помещенный вдоль оси барабана.

В качестве еще одного вида металлических скреплений приведем железные связи дверной перекладины большого храма в Акраганте. Вмещавшая их борозда имеет 0,16 м в ширину и столько же в высоту. По всей вероятности, она была заполнена пачкой плоских железных полос, положенных на ребро.

 

Конструкция крыши и кровли

Стропила. – Относительно конструкции крыши мы имеем документ, не оставляющий желать ничего лучшего в смысле точности и полноты: смету на постройку арсенала в Пирее. Здесь описывается до мельчайших подробностей конструкция, воспроизведенная на рисунке 149, A.

Этот памятник относится к IV в., но метод его конструкции, Несомненно, очень древний. Это – тот же метод, который применялся у фригийцев и этрусков.

В описываемой конструкции главную роль играет балка A, поддерживающая посредством брусков тяжесть среднего прогона и крыши B. Она основана на принципе, не имеющем ничего общего с современной конструкцией ферм, в которой стропильная связь испытывает растяжение, вызванное стропильными ногами, а в середине поддерживается бабкой. В греческой системе стропильные ноги не скреплены со связью, которая подвергается не растяжению, а силам прогиба, и таким образом представляет собой не скрепу, а балку.

Все части этой конструкции испытывают силы сжимания (брусок, заменяющий бабку) или прогиба (связь), но никогда не испытывают силы растяжения. Таким образом, она существенно отличается от нашей современной кровельной конструкций. Греческая система, в основном подчиненная функции несущих балок, представляет простую и ясную конструкцию – воспроизведение деревянной конструкции в камне.

Дорийский ордер является приложением этой системы к камню. Его общие массы сводятся к виду, показанному на рисунке 150, S. Его формы (по крайней мере, в целом) объясняются из деревянной конструкции M.

Согласно обычаю, сохранившемуся в Этрурии вплоть до эпохи Витрувия, балка A, перекрывающая пролеты между колоннами, состоит из двух равных брусьев. Чтобы предотвратить самовозгорание дерева, эти брусья необходимо было разъединить и вместе с тем скрепить друг с другом. Первая цель достигалась тем, что между брусьями вставляли распорки, вторая – сжимами, укрепленными с помощью штырей. Таким образом, мы видим здесь буквальное повторение приемов, встречающихся уже в ликийской архитектуре.

На балке A покоятся переводы P такой же толщины в поперечном сечении, как и балка, что объясняется большой глубиной портиков в храмах архаического периода. Брусья P не только представляют собой балки, поддерживающие потолок, но и несут посредством стоек R и тяжесть обрешетки.

Недостатки греческой системы сравнительно с современной вполне очевидны. Поперечное сечение сильно нагруженных в середине их длины переводов P должно было быть огромным.

В конструкции арсенала в Пирее, где центральная галерея портика не превышает 13 – 20 футов в ширину, балки достигают в поперечном сечении от 2 1/4 до 2 1/2 футов, т.е. от 0,67 до 0,75 м. Где же найти при этой системе брусья достаточной толщины, чтобы перекрыть такое здание, как храм в Акраганте, с почти вдвое большим пролетом? Такого рода затруднения в некоторых случаях переходят в невозможность. Так, Страбон сообщает, что храм в Милете так и остался без перекрытия «по причине своей колоссальной величины», т.е. за невозможностью найти для его перекрытия балок подходящих размеров. При покрытии здания двухскатной крышей естественно образуются с двух коротких сторон фронтоны, т.е. треугольники, боковые стороны которых следуют наклону крыши. Коньковая конструкция крыши не является, однако, единственной.

Указание на то, что существовала и четырехскатная крыша, дает план архаической постройки (рисунок 151), известной под названием базилики в Пестуме.

Потолки, столярные работы. – В арсенале Пирея система стропил была открытой, т.е. видна изнутри здания. Надписи, касающиеся постройки Эрехфейона, устанавливают, что одна из двух целл храма имела открытую конструкцию крыши, другая была перекрыта горизонтальным потолком.

Этот потолок (рисунок 152) состоял из двух балок, поддерживавших кессоны из деревянных брусьев с заполняющими терракотовыми плитами.

Резные карнизы при этом брались не в толще брусьев, а делались накладными из пришитого гвоздями на углах тонкого багета или представляли собой тонкие доски с профилированными ребрами, вкладывавшиеся поверх мрамора в заготовленные для них четверти.

Эту конструкцию воспроизводят в мраморе потолки целого ряда храмов: Фесейон, храм Аполлона в Фигалии, храм в Рамнунте и др. Интересно сопоставить эти греческие конструкции с этрусскими приемами перекрытия.

Как примеры тонких столярных работ, можно привести створки дверей с большими рамами, воспроизведенные в камне в гробницах Пидны, и хранящиеся в Лувре ложные двери в гробнице Ферона в Акраганте и др.

Кровля. – Крыша покрывалась терракотовой или мраморной черепицей. Применение мрамора заставляет предполагать, что существовали способы обработки его в виде тонких плит. Наждак, изобиловавший в Наксосе, легко поддавался распиливанию. Изобретение мраморных черепиц также приписывается наксосцам и относится к 480 г. Однако, каков бы ни был материал, устройство кровли остается всегда одним и тем же. Широкие черепицы с выемкой для стока воды кладутся на перегородчатую плоскость и покрываются двускатными черепицами. Рисунок 149, C показывает детали обрешетки из досок, на которой были положены черепицы крыши арсенала в Пирее; B показывает детали обрешетки из брусьев, поддерживавшей мраморные черепицы крыши Эрехфейона. Рисунок 153 воспроизводит мраморные черепицы храма в Рамнунте.

При рассмотрении его ясно видны те предосторожности, которые принимались против обратного затекания воды под действием ветра и проникновения ее внутрь в силу капиллярности.

На коньке крыши стык черепиц прикрывается рядом желобчатых черепиц. Сток воды происходит или по простому желобу, как в Парфеноне, или же через отверстия в настенном желобе, собирающие воду с одного или двух рядов черепиц (рисунок 153).

Крыши конической формы были, вероятно, покрыты черепицей в виде рыбьей чешуи, размеры которой увеличивались по мере увеличения радиуса крыши, как об этом позволяет судить памятник Лисикрата.

 

Последовательный ход работ

Постройка храма в Сегесте (оставшегося незаконченным) была приостановлена после того, как была сделана внешняя колоннада. Колонны были уже все возведены тогда, когда стену и целлу храма еще не начинали строить. Этот факт позволяет сделать некоторые выводы относительно последовательности хода работ. На Эгине применялись различные способы подъема камней для портика и целлы. Этот факт указывает на то, что строительные работы были прерваны и возобновлены через известный промежуток времени. Есть основание думать, что здесь, как и в Сегесте, портик был выстроен раньше целлы.

В большом храме в Селинунте различие стилей отдельны частей здания дает указание на последовательность хода строительных работ, – прежде всего был построен главный фасад храма. Из приведенных нами фактов легко сделать следующий вывод: в первую очередь выполнялись наиболее видные части здания, чтобы произвести желаемый эффект как можно скорее.

Для изучения последовательности хода работ представляет большой интерес одна деталь, касающаяся окончательной отделки здания. Эту отделку производили всегда начиная с верхних частей постройки, так что над постепенно опускающимися книзу лесами поднимались уже готовые и даже раскрашенные части. Таким путем избегалась всякая возможность порчи уже законченных частей архитектурной декорации. У некоторых храмов вполне обработаны только антаблемент и капители колонн, а стволы колонн и основания остались совершенно неотделанными. У других неотделанными остались одни основания.

 

Как погибали памятники греческой архитектуры

Таким постройкам, как греческие, в которых не проявляется сила бокового распора, а камень несет нагрузку, составляющую лишь небольшую часть его прочного сопротивления, суждено было, казалось бы, стоять, не разрушаясь, целую вечность. Некоторые из них устояли против страшных разрушительных сил, как Парфенон, пострадавший от взрыва порохового склада.

Но самой страшной угрозой были землетрясения. Напрасно греки пытались бороться с ними, скрепляя отдельные камни между собой. Самый характер расположения колонн усиливал опасность. Увенчивающая их тяжелая масса антаблемента поднимала центр тяжести портика, что делало удар от землетрясения совершенно непреодолимым. Большинство греческих храмов погибло от землетрясений, что доказывает состояние их развалин. Так, колонны селинунтских храмов и храма в Олимпии лежат опрокинутые на бок. Между тем храмы в Посейдонии, разрушившиеся только от времени, сохранились почти полностью и не утеряли прочности своей конструкции.

Глава «Конструктивные приёмы» раздела «Архитектура Древней Греции» из книги Огюста Шуази «История архитектуры» (Auguste Choisy, Histoire De L'Architecture, Paris, 1899). По изданию Всесоюзной академии архитектуры, Москва, 1935 г

totalarch.ru