История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Ogrik2.ru. Сахаров наследник древних 2


Глава 18 - Наследник Древних - Василий Иванович Сахаров - Ogrik2.ru

– Не могу больше! – останавливаясь и прижимаясь к покрытому мхом большому дереву, выдохнул Фредегард Оракис.

Корнет Валли Виниор тоже остановился, посмотрел на капитана и ничего не сказал. Он был фридлозе, человеком с примесью крови оборотня. Поэтому сил у него было гораздо больше, чем у обычного человека, даже такого подготовленного, как Оракис. И он еще мог бежать, но не хотел оставлять своего командира. По этой причине, ни слова не говоря, Виниор подошел к капитану и взвалил его на плечо. Оракис настолько выдохся, что не смог возразить, и фридлозе, бросив взгляд назад, потащил его на вершину невысокой горы, где должны были сойтись воины разгромленного морейского отряда.

Вот уже двенадцать дней длился их неудачный поиск. Морейские егеря, следопыты, фридлозе и один чародей собирались выйти на след Оттара Руговира. Однако у них ничего не получилось, и дело не в том, что они плохо искали или проявили нерадение. Нет. Все гораздо проще. Как только они перешли границу Рунгии, на морейцев насели эльфийские диверсанты, которые собирались проникнуть в провинцию Хартосса, а потом появились гномы. Надолго оторваться от них не получалось, и каждый день происходили стычки, которые уносили жизни воинов или калечили лошадей.

В конце концов командир отряда капитан Фредегард Оракис принял решение устроить эльфам ловушку, и поначалу он думал, что ему это удается. Минувшим вечером отряд длинноухих рейнджеров, три десятка лучников, вошел в лес, в котором спрятались люди, и морейцы, обстреляв противника из арбалетов, обратили их в бегство. А потом сами оказались в ловушке, поскольку врагов оказалось гораздо больше, чем предполагал капитан. Эльфы смогли вырезать боковые дозоры, обошли морейцев с тыла и флангов, а затем сами атаковали людей. После чего опытный Оракис приказал бросать припасы и уходить в горы.

Люди отступали, точнее, бежали. Половина отряда была потеряна в бою, и только ярость фридлозе, которые остались прикрывать отход основных сил, а затем прорвались, да магия Дементия Сарго спасли морейцев от полного разгрома. Однако преследователи, несмотря на метель и ночь, продолжали наступать поисковикам на пятки, и тогда, назначив точку сбора, капитан приказал егерям и следопытам рассыпаться. Был отряд – и нет его. Следы ведут в разные стороны, падает снег, и ветер мчит по земле поземку. Следовательно, эльфы должны были отвлечься, а медлительные гномы к этому времени от них отстали.

План Оракиса сработал, и рейнджеры замешкались. Правда, всего на четверть часа. Вновь эльфы погнались за основной группой, которую вел капитан, и опять был бой, а затем и этот осколок отряда разбежался. После чего капитан и корнет остались вдвоем. Впрочем, ненадолго.

Напрягая все силы, фридлозе вытащил капитана на вершину, осмотрелся и обнаружил, что по другому склону поднимаются воины, всего пять человек. Но это шла передовая группа. За ними появились другие морейцы, среди которых был истощенный маг, и оказалось, что от всего поискового отряда уцелело двадцать семь человек. Лошадей они потеряли в лесу и в горах. Припасов ни у кого не осталось. Зато все сохранили оружие. Значит, еще можно сражаться.

Тем временем Оракис пришел в себя. С трудом он поднялся, подошел к бездымному костерку, который развели следопыты, протянул к огню озябшие ладони и сказал Виниору:

– Надо уходить.

– Куда? – спросил фридлозе.

– Обратно к границе.

– Не выполнив приказа?

– Да.

Виниор покачал головой:

– Не получится. Еще час-другой – и нас догонят.

– Чуешь противника? – Оракис поморщился и приложил руку к правому боку, куда в последней стычке на излете ударила вражеская стрела, которая, к счастью, не пробила кольчуги морейца.

– Чую, – подтвердил Виниор и добавил: – Эльфы нас не выпустят. Они не понимают, зачем мы здесь, и очень хотят захватить кого-то из офицеров или чародея.

– Значит, мы не должны попасть к ним в плен, а рядовым бойцам ничего не известно. – Капитан покосился на фридлозе. – У тебя есть шанс прорваться, и ты должен уйти.

– Нет, – фридлозе покачал головой.

– Это приказ. Ты обязан доложить, что у нас ничего не получилось.

– Плевать! – Виниор кивнул на чародея: – Сарго через амулет связи уже доложил, что мы облажались. А когда мне умереть, я сам решу.

– Дурак ты, Валли. – Оракис махнул рукой. – Благородный оболтус.

– Может быть, – согласился фридлозе. – Однако в нашем роду не принято бросать командира и отряд. Даже перед лицом смерти.

Офицеры замолчали, и каждый думал о своем. Оракис вспоминал жену и детей, которые остались в Дрангии, ругал себя за то, что не отдал приказа отступать сразу, как только отряд обнаружили вражеские рейнджеры, и готовился к смерти. А Виниор, для которого Рунгия являлась родиной предков, всматривался в окрестные пейзажи и пытался найти выход из сложившейся ситуации. Однако шансов на спасение не было. Совсем. Поэтому оставалось только погибнуть в бою, с оружием в руках. Если только не произойдет чуда.

Греясь и восстанавливаясь, морейские командиры просидели в тишине некоторое время. А потом появились последние три бойца, фридлозе, которые были проводниками отряда, и они сообщили, что эльфы неподалеку.

Сил на новую попытку оторваться от противника у людей уже не было, и Оракис приказал готовиться к обороне. На вершине имелось несколько крупных грабов, которые следовало использовать как укрытие для арбалетчиков, и взобраться на гору можно было только по нескольким тропам. Такова диспозиция, и оставалось пустить кровь заклятым врагам, которые уже и так понесли немалые потери. Что же, чему быть, того не миновать. Воины были готовы встретить ушастых сталью, а маг, приняв слабое укрепляющее зелье, последний пузырек, еще мог метнуть несколько огнешаров или обрушить на врага небольшую лавину.

Воины заняли оборону, и вскоре появился противник. Между деревьями у подножия горы мелькнули белые маскировочные халаты рейнджеров, которые, вместо того чтобы сжигать рудничные поселки морейцев и убегать от пограничников, сами стали охотниками и теперь гонялись за отрядом Оракиса. Враги не торопились. Они обошли гору со всех сторон, осмотрелись и только после этого, не желая ждать, пока царские воины ослабнут от голода и холода, пошли в атаку.

Рейнджеры эльфов считались среди своих соотечественников элитой. Не потому что они самые сильные или непобедимые, а потому что они больше других соотечественников воевали и обладали драгоценным опытом. Срок жизни у эльфа большой, и по человеческим меркам они практически бессмертны. Многие владели несколькими боевыми и целебными заклятиями, а остальные применяли амулеты и артефакты. Поэтому рейнджер, переживший десять-двадцать лет войны с морейцами, которая никогда не прекращалась, считался ветераном. А если такой боец разменял сотню лет, тогда он становился убийцей-универсалом, не только мечником и рукопашником, боевым магом и целителем, а еще тактиком и стратегом.

Судя по всему, среди эльфов таких опытных воинов хватало, потому что двигались они десятками, атакуя сразу с нескольких направлений под прикрытием стрелков. И когда морейские арбалетчики дали свой первый, по сути последний, залп в этом бою, эльфы потеряли всего троих бойцов, а затем по команде своих командиров ускорились и рванулись вперед.

Первая десятка рейнджеров выскочила на вершину, и задача у авангарда была простой – захват плацдарма и его удержание. Однако в этот момент в бой вступил Дементий Сарго, молодой, но достаточно серьезный маг-экспериментатор, направленный после окончания Академии в орден «черных клинков». Опыта ему, конечно, не хватало, но базовые знания имелись, и он смог неприятно удивить противника.

Раскинув руки, Сарго резко хлопнул ладонями и выкрикнул нечто неразборчивое. После чего на эльфийский авангард обрушилось облако из пепла и горячих искр. Заклинание «пепельный дождь», редкое и весьма мощное, сработало как надо. Горячий пепел облепил лица эльфов, а искры, прожигая одежду, впились в кожу, и рейнджеры закричали. Заклинание разъедало их глаза, и от пепельного жара, обнажая мясо, лопалась кожа. Ужасная смерть, и только два эльфа, которые имели мощные защитные артефакты, не попали под воздействие морейской магии. Они попытались подстрелить чародея. Но у них ничего не вышло, потому что Сарго защищали фридлозе, которые метнули в стрелков топоры и не промазали.

Один за другим обожженные эльфы падали наземь, на подтаявший от магического жара снег. Эта маленькая победа взбодрила поисковиков, и они издали яростный рев:

– Мо-ре-я!!!

Но практически сразу замолчали, ибо противник атаковал с другой стороны. Арбалетчики не успели перезарядить оружие, а чародей сформировать новое боевое заклятие, и чтобы эльфы не перестреляли морейцев, Оракис выхватил клинок и бросился на рейнджеров.

– В атаку! – закричал капитан и спустя мгновение во главе егерей и следопытов ворвался в строй врагов.

Над головой Фредегарда Оракиса просвистел вражеский меч. Эльф хотел сразу свалить морейского командира. Но капитан уже пригнулся и снизу вверх ударил врага своим клинком. Двигался он, несмотря на усталость, быстро, на пределе своих возможностей, и эльф не успел отскочить или уклониться. Поэтому меч Оракиса, пробивая его кольчугу, которую прикрывал маскировочный халат, вспорол ему живот.

– Получи! – выдохнул капитан, а затем оттолкнул эльфа и повернулся к следующему противнику.

Однако в этот раз Оракис опоздал. Прямо перед собой он увидел рейнджера, который держал в руках лук с наложенной на него стрелой, и он уже хотел отскочить, но не успел. Эльф выстрелил раньше, и стрела, пролетев всего семь-восемь метров, ударила Фредегарда в грудь.

Удар был сильным, и капитан рухнул наземь. Над ним продолжали биться воины. Кричали люди и эльфы. Лилась кровь, и кто-то умирал. А он, как ни странно, все еще был жив. Только не мог дышать.

– К-хе! К-хе! – Пытаясь получить доступ воздуха в легкие, он кашлянул и почувствовал, что задыхается.

«Теперь точно конец», – промелькнула в голове Оракиса мысль. Но это было не так. Выстрел эльфа пришелся на грудную пластину кольчуги капитана. Ноготь вправо или влево – смерть. Однако ему опять повезло: он уцелел. Но вновь закашлялся:

– К-хе! К-хе!

В этот раз спазм его отпустил, и грудь Оракиса наполнилась воздухом. А затем его подхватили под руки и куда-то потянули.

Окончательно капитан пришел в себя под деревом, вокруг которого сгрудились уцелевшие морейцы и фридлозе. Осталось их всего девять человек. Чародей успел еще раз бросить в эльфов боевое заклятие, простейшую «молнию», и поджарить парочку врагов, но это был его последний удар. Больше он не мог ничего, выдохся. А враги, которые превосходили морейцев по численности в несколько раз, готовились к последнему рывку.

Эльфы были злы на морейцев – слишком много воинов они потеряли – и рвались в бой. Однако вражеский командир, стройный длинноволосый блондин с приметным синим шарфиком, который прикрывал его лицо, приказал им не торопиться. После чего он окликнул морейцев:

– Кто командир?!

Фредегард не мог ответить, и тогда заговорил Виниор:

– Я!

– К тебе есть предложение, фридлозе! – Эльф сразу определил, с кем имеет дело.

– Предложишь сдаться?!

– Да!

– Зря! Этого не будет!

Эльф уговаривать морейцев не стал, а приподнял руку – и моментально полсотни стрелков приготовили свое оружие. Десятки стрел смотрели на сгрудившихся вокруг чародея и командира людей, которые были готовы умереть. Но прежде чем вражеский командир опустил руку, произошло то, чего никто не ожидал.

На рейнджеров опустилось большое бурое облако. Без сомнения, оно имело магическое происхождение, и заклятие неизвестного чародея, который пришел на помощь поисковикам, действовало подобно кислоте. Оно разлагало оружие, доспехи и тела. Ничто не могло остановить его, разве только мощные охранные талисманы. Но было таких немного, и умирающие эльфы даже не успели закричать, настолько быстро все происходило. А потом морейцы услышали голос, который Виниору и Оракису показался знакомым:

– Держитесь!

 

Эльфы так увлеклись уничтожением морейского отряда, что не заметили подхода моего. Конечно, боковое охранение у рейнджеров имелось, но слабое, всего несколько бойцов, с которыми легко справился Вольгаст. Белому волку зимой раздолье, а эльфы, воины хоть и крутые, летом воюют гораздо лучше. Тем более что вокруг не их родные вечнозеленые чащобы, а рунгийский лес, суровый и неприветливый.

В общем, удалось подойти к противнику вплотную. Мои воины слегка приотстали, и мы с оборотнем были вдвоем. Спрятались за стволом большого старого граба – и перед нами поле боя. Морейские воины, три фридлозе и один чародей сгрудились возле дерева, которое находилось напротив нас, а эльфы немного в стороне. Узнаю Виниора, Оракиса и мага, который был в Рупьенгарде. Вот-вот эльфы их перестреляют. Рядовых точно, а командиров и чародея постараются взять в плен. После чего, какими бы крепкими мужчинами они ни были, рейнджеры вытрясут из морейцев информацию о цели похода в Рунгию и начнут искать меня. Как на ситуацию ни посмотри, выходит плохо. Понятно же, что царские воины искали меня, а вместо этого огребли неприятностей.

Сразу же в голове извечный и изрядно надоевший вопрос: «Что делать?»

Ответ на поверхности: «Придется спасать бывших сослуживцев, которые стали «черными клинками». В конце концов, не чужие мне люди, а тайну своего местонахождения сохранить уже не получится. Морейскими заклятиями ушастых врагов не одолеть, в моем арсенале нет ничего мощного. Следовательно, придется применять знаки Вайда. Они эльфов прикончат быстро, тем более что рейнджеры в куче. Но есть один минус – эльфийские князья и некроманты наверняка определят, где я нахожусь. А потом… Потом сюда направятся каратели и убийцы».

Командир эльфов поднял руку, и рейнджеры приготовили луки. Еще несколько секунд – и морейцев расстреляют. Медлить нельзя, и я действовал быстро. В запасе есть подходящий композитный знак: «кислота» – «облако» – «яд». Давно хотел опробовать эту комбинацию, и сегодня очень подходящий случай.

Боевой знак сформировался моментально и без единой ошибки в плетении. После чего он напитался силой, и я направил его на эльфов.

Что началось, словами объяснить трудно. Бурое облако из яда и агрессивной кислоты, которая в справочниках алхимиков обозначена как серная, рухнуло наземь, обволокло рейнджеров и стало пожирать их плоть, оружие, вещи и доспехи.

– Держитесь! – от избытка чувств выкрикнул я в сторону морейцев, а сам подумал, что нужно было применять знаки попроще, потому что о трофеях и пленниках для допроса теперь можно позабыть.

Впрочем, оказалось, что я ошибался. Композитный знак, составленный Фэшером, убил не всех врагов. Пять эльфов, получив легкие кислотные ожоги, уцелели. И, покинув укрытие, с мечом в руке, я направился к ним. Оборотень конечно же со мной.

Морейцы продолжали оставаться на месте, они еще не поняли, что произошло, и находились в растерянности. Поэтому эльфами пришлось заниматься нам с Вольгастом. Нельзя, чтобы они сбежали. Оборотень, понятное дело, догонит беглецов. Но зачем терять на погоню время, ведь где-то неподалеку гномы, а возможно, и другие отряды рейнджеров.

Первого эльфа, кстати, им оказался вражеский командир, свалил легко. Краем глаза он заметил движение и повернулся ко мне, попытался схватиться за тонкий меч в дорогих ножнах, словно на парад отправился, а не на войну, – но не успел. Удар рукояткой меча в голову отправил его из мира реального в мир грез.

Пленник для допроса есть, уже хорошо. Что немаловажно, эльф из знатной семьи. Действуем дальше.

Следующих двух рейнджеров свалил оборотень. Одному вцепился в лицо и рванул его на себя, а второму перехватил горло. После чего Вольгаст занялся следующим эльфом, который ловко отмахивался от него двумя длинными кинжалами, наверняка зачарованными. А мне достался пятый, на удивление низкорослый боец, что среди эльфов редкость, но при этом ловкий и весьма быстрый.

Смотрим один на другого. Глаза в глаза. А затем одновременно переходим в атаку. Оружие одинаковое – прямые офицерские клинки морейской работы. Двигаемся быстро, и мечи встречаются.

Звон металла! Размен ударами, и эльф не выдерживает. Он отступает, а я двигаюсь за ним и наношу четкий вертикальный удар. Он его отбивает и пытается контратаковать. Теперь уже я отступаю, и хотя эльф понимает, что ему не сбежать, он продолжает сражаться.

«Серьезный боец, – промелькнула мысль. – Только пора заканчивать этот бой».

Наращивая темп, я стал двигаться еще быстрее. Удары обрушились на противника один за другим, и эльф не выдержал. Опять он попятился и поскользнулся. Его развернуло ко мне боком, и рейнджер попытался поймать равновесие. Однако было поздно. Я ударил его клинком по голове, плашмя. Удар серьезный, но не смертельный, учитывая, что на голове эльфа шапка. Сознание он потерял, однако не погиб. Это второй пленник. Пусть будет. Пригодится.

Тем временем на вершине появились мои гвардейцы, а Вольгаст прикончил последнего эльфа. Морейцы смотрели на нас настороженно, и, не дожидаясь, пока Виниор и Оракис опомнятся, я махнул им рукой и позвал:

– Валли! Фредегард! Идите сюда!

Отделившись от своих воинов, сослуживцы приблизились. Они молчали, право первым начать разговор предоставили мне, и я спросил:

– Меня искали?

– Да, – ответил Оракис.

– По приказу?

– Верно.

– Считайте, что нашли. Сейчас болтать некогда, надо уходить. Собирайте бойцов. Но предупреждаю: дернетесь – пощады не ждите.

– Оттар…

Капитан попытался что-то сказать, наверное, хотел заверить меня, что у них в мыслях нет ничего плохого. Но я его прервал:

– Потом все объяснишь.

Сборы оказались недолгими. Морейцы были готовы к маршу через десять минут, а мои и того раньше, собрали трофеи, связали пленных и покинули поле боя. Спустились с горы, вошли в лес и разделились. Основная часть отряда двинулась на север. Если будет погоня, а она будет, то враги уйдут за ними. А уцелевшие морейцы, несколько гвардейцев и мы с Вольгастом вышли на каменную гряду и направились в сторону долины Койран, до которой больше сорока пяти миль. Зимой, с ранеными на плечах, двигаясь зигзагами, идти пару дней.

Шли до вечера. В первых сумерках сделали привал, развели костры, и я пригласил офицеров к огню. Фредегард и Валли, а также чародей, которого звали Дементий Сарго, подошли. После чего за их спинами встал Вольгаст, и начался серьезный разговор.

В этот раз я предоставил инициативу офицерам, и они, дополняя друг друга, рассказали мне о том, как и ради чего меня искали.

Я слушал их внимательно и дополнил общую картину того, что происходило за пределами Рунгии. Морея продолжает войну. Сейчас временное затишье, больших битв нет, и колонисты обживают Рубайят. Однако вскоре начнется новый виток кровавой бойни, а ресурсов у Великой Мореи не так уж много. Поэтому царские сторонники, настоящие патриоты, пытаются добиться превосходства над врагами. Они ведут поиск союзников и меня рассматривают именно в этом качестве. Так сказал Оракис, который говорил искренне. Однако я ему не верил. Капитану могли выдать правдивую версию, которую он должен донести до меня. А что потом? Появлюсь я в Морее – и прощай свобода. Или все-таки есть смысл вести дела с земляками? Тут надо думать. Причем очень крепко думать и рассматривать самые разные варианты – не только хорошие, но и плохие.

– Значит, в Морее меня ждут? – уточнил я у Фредегарда.

– Да, – ответил он сразу.

– И мне не причинят вреда?

– Оттар, поверь, что произошло в Рупьенгарде – случайность, и Дэкс Куорсон уже наказан.

– Интересно, как?

– Его понизили в должности и отправили на передовую.

– Понятно. А чего именно хотят от меня ваши начальники?

– Честно говоря, я этого не знаю и могу только предполагать. Нас с Валли, – капитан кивнул на корнета, – отправили найти тебя и объяснить, что мы не враги, а союзники. Сам посуди, эльфы и гномы с некромантами ненавидят Морею, а еще они мечтают захватить тебя. А мы готовы договариваться. Да чего я тебе это говорю? Ты неглупый парень и сам все должен понимать. В конце концов, ты офицер морейской армии, потомок знатного древнего рода и патриот. Я это знаю.

– Только не надо разговоров о патриотизме. – Я поморщился. – Где-то глубоко он есть… Очень глубоко… И когда он пытается вылезти наружу, я вспоминаю свой арест в госпитале и тюремную камеру… А еще вспоминаю, как Тейваз Кано хотел меня прикончить, чтобы я не попал в руки врагов… Кстати, у вас такого приказа нет?

Офицеры стушевались, и я кивнул:

– Понятно. Значит, такой приказ есть. Я прав?

– Прав, – согласился Оракис. – Но это логично. Ведь если ты попадешь в плен к врагам и встанешь на их сторону, пусть даже по принуждению, они получат преимущество. А мы «черные клинки» и не должны этого допустить. Будь ты на месте Тейваза Кано, разве поступил бы иначе? Да и не хотел он тебя убивать в Сайгаре. По крайней мере, майор говорит именно так.

– Допустим, что это так. Но каковы гарантии безопасности, если я окажусь в пределах царства?

Оракис слегка приподнял подбородок и с гордостью в голосе сказал:

– У нас особые полномочия, и от имени царя Великой Мореи славного Эрация Раена я могу гарантировать твою неприкосновенность.

– Я тебе верю, Фредегард. Однако этого мало.

– Тогда назови свои условия. Чего ты хочешь? Какие гарантии тебе нужны? Заложник или личное послание царя?

На некоторое время я задумался. В самом деле, а какие гарантии мне нужны? Получить заложника было бы неплохо. Только не та я фигура, несмотря на все мои таланты и умения, чтобы просить в залог члена царской семьи. А всеми остальными, если понадобится, Эраций Раен может пожертвовать. Ну а документ с кучей печатей – это всего лишь бумага. Поэтому выбор небольшой. Либо соглашаться на сотрудничество с морейцами, либо отправить бывших сослуживцев в мир Ойрон, с таким расчетом, что они оттуда никогда не выберутся. Однако что потом? Все равно появятся эльфы, и Койран не удержать. Про это я уже упоминал. Воинов, может быть, хватит, а вот чародеев нет, и без них я один не выстою.

Оракис продолжал:

– Оттар, подумай о своем будущем. Ты можешь прожить без поддержки Мореи, да и наше царство без тебя не рассыплется. Мы знаем, что ты проник в иной мир и многого в нем добился. Но если ты покупал зелья и зачарованные предметы в Рупьенгарде, значит, они тебе нужны. И если в том мире, откуда ты привел воинов, нехватка каких-то товаров, Морея может тебя ими снабдить. А царю, хоть мне неизвестны его истинные планы и намерения, требуется золото и воины для продолжения войны. Хоть тех же некромантов вспомнить. Твои родственники открыли им проходы в иные миры, и сейчас темные колдуны тащат оттуда наемников, ресурсы и рабов. Наш правитель об этом знает и тоже хочет получать помощь из других пространств. Это логично?

– Да, – не стал я спорить. – Но прежде чем вы получите от меня ответ, я должен подумать.

– Конечно-конечно. – Оракис поднялся и хлопнул по плечу сначала Виниора, а потом чародея, который отмалчивался и постоянно пытался меня просканировать. – Пойдемте, господа.

Задерживать их я не стал. Морейцы ушли, и на место капитана присел оборотень, который поставил на огонь котелок с водой, а потом спросил:

– Ты им веришь, Оттар?

– Пока не знаю… – покачал я головой и добавил: – Но одно несомненно. Нам нужны союзники, и если делать выбор, морейцы – наилучший вариант.

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru

Глава 1 - Наследник Древних - Василий Иванович Сахаров - Ogrik2.ru

Ночь. Я лежал на широком пологе, наблюдал за людьми у костра и прислушивался к их разговорам. У каждого своя судьба, и все они разные, но на некоторое время им пришлось стать одной командой. Поэтому пока мы в пути, они едят из одного котла и помогают друг другу. А когда на землю опускается тьма, начинается самое главное действие. Поужинав, люди садятся у огня и беседуют, делятся своими переживаниями и планами на будущее. А мне это интересно, в этом есть нечто новое, и от их разговоров на душе становится легче, ибо я прихожу к выводу, что судьба ко мне благосклонна. Ведь все познается в сравнении, и на фоне того, что выпало на долю некоторых попутчиков, мои проблемы не так уж и значительны.

Про крестьян в данном случае речь не идет, они спокойные люди, которые тянут лямку жизни от рождения до смерти и бредут на север в поисках лучшей доли. Про Вольгаста и Юссира, моих товарищей и телохранителей, тоже говорить особо нечего, с ними все ясно. Один – оборотень, которому по большому счету все равно куда идти, что делать и кого убивать, главное – не допустить моей гибели. Другой – отставной вояка, который хочет построить свой хутор, и это предел его мечтаний. А вот остальных я до недавнего времени совсем не знал и ловил каждое слово. Хотелось понять, кто они, вольные рунгийцы, раз уж мне придется жить на севере, – и у меня это получалось.

Например, главный караванщик старшина Серпак. Двадцать лет назад он покинул отцовскую ферму в Басконде, ушел с наемниками из вольного отряда и вместе с товарищами исходил половину материка Ирахо. Жизнь веселая, рисковая и удалая. Службу отслужил, деньги получил – и гуляй. Все ровно. Но однажды он сцепился с представителем заказчика, сынком богатого баирского олигарха. Слово за слово, кулаком по столу. В итоге наемник проткнул его кинжалом и был вынужден бежать в Рунгию. Лет десять, опасаясь убийц, жил тихо, а потом узнал, что кровник разорился и он никому не нужен.

Серпак захотел вернуться в отряд, но северная воля уже не отпускала его. Он стал старожилом, женился и начал водить караваны. Сначала пять-шесть повозок, а в этом году под его рукой уже добрая полусотня. Караван охраняют его друзья, да и мы при оружии. Днем прикрываем обоз с флангов и ведем разведку дороги, а на ночь ставим повозки в круг и выставляем караулы. Это то, что на виду, а помимо людей есть дикие оборотни-волки, которые скрываются в пустоши и подчиняются Вольгасту. Так что если кто и надумает на нас напасть, незамеченным он не подойдет. Но Серпак про оборотней не знает. Как и большинство рунгийцев, он их ненавидит и боится. Поэтому Вольгаст ведет себя словно обычный человек, да и я не выделяюсь, ибо чародеев сразу берут на заметку. А не морейский ли ты шпион, мил человек? Поэтому маскируюсь под искателя приключений, который ищет на севере свою удачу. Таких людей в Рунгии с избытком, и лишних вопросов им не задают.

Другой попутчик. Балагур и весельчак Эдуард Наймар из Бардиаты. Он всегда смеется, много шутит и улыбается, но порой в его глазах я вижу такую неизбывную печаль-тоску, что мне становится не по себе. Его я приметил еще на постоялом дворе в Каргарде, когда он травил анекдоты, и подумал, что передо мной либо шпион, либо беглец. Ну и не ошибся.

При дворе короля своей страны он был секретарем канцлера и имел титул графа. Богат и знатен, любимец женщин и на хорошем счету у начальства. Однако его подставили. Сначала погиб канцлер – карета сановника перевернулась и упала с моста в реку, а затем на одной из светских вечеринок Наймар выпил с тем, с кем не стоило бы пить, и потерял сознание. А когда очнулся, граф обнаружил, что находится в старом городском храме бога Рауха Белого, в руках у него окровавленный нож, а на алтаре труп любимой девушки.

Сказать, что он горевал, – наверное, не сказать ничего. Подруга была беременна, и молодые люди собирались пожениться, а тут такое несчастье, и это было только началом бед графа Наймара. Тюрьма. Пытки. Обвинение в зверском убийстве. Разорение семьи. Смерть нескольких родственников: кто умер при странных обстоятельствах, а кого-то проткнули на дуэли. Граф дошел до последней стадии отчаяния, но тут неизвестный доброхот подкупил стражу, он смог сбежать, и судьба занесла его на север, за добрую тысячу миль от родной Бардиаты.

Кажется, спасся – так радуйся. Но какая может быть радость в бесцельном блуждании по земле, когда ты не понимаешь, что с тобой произошло и кому ты наступил на больную мозоль? Вот и Наймар. Вроде бы крепится, не скрывает истории своей жизни, надеется когда-нибудь вернуться домой и шутками зарабатывает себе на хлеб. Но это только маска, которая прикрывает истерзанную душу измученного человека.

Или вот еще один примечательный персонаж. Кряжистый косматый мужик с угрюмым и нелюдимым взглядом. Он сам про себя ничего не говорит, и всего имущества при нем рюкзак, острый длинный кинжал и моток веревки. Однако про него болтают получившие волю крестьяне, и благодаря их длинному языку я узнал, что зовут этого с виду простецкого мужика Атли Вурага, и он из Райно. Когда-то был разбойником, а потом королевским егерем, неоднократно ходил на морейскую территорию и совершал диверсии против моих земляков. Но потом с ним что-то произошло, и он убил своего командира. И вроде бы его должны были казнить, однако Вурага выкрикнул: «Слово и Дело», – после чего предстал перед королем и получил свободу. Правда, при этом был изгнан.

В общем, такие вот люди, вольные рунгийцы. Разные. Про это уже говорил и, наверное, еще скажу. Потому что общая абстрактная воля не означает, что люди имеют схожие понятия о добре и зле, все благородны, честны и равны перед законом. Здесь, в северных пустошах, всегда прав тот, кто сильнее, или тот, за спиной кого сильная община, готовая за него отомстить. И уже сейчас люди в караване разделены. Крестьяне и работяги своей кучкой, а охотники, воины и трапперы отдельно. Ну а что будет дальше, я понимаю без дополнительных разъяснений.

Старшина Серпак вернется домой, к жене и деткам, загонит свои повозки в сарай и будет до весны промышлять охотой да рыболовством. Кому на роду написано трудиться, тот прибьется к какому-то поселению, станет платить дань местному вожаку и попробует найти себе дело по душе. Одиночки разбегутся кто в банду, кто в лес, кто в горные теснины, а иные пойдут дальше, к океану, и там примкнут к рыбакам или, что более вероятно, к пиратам с острова Пелег. А наша группа, когда мы доберемся до поселка Таскурбах, крупного селища в паре дней пути от места сегодняшней стоянки, прикупит еще припасов, повернет к горам и выйдет к развалинам замка Койран. Двести лет назад там находилось логово моего братишки Халли Фэшера – вот и мы в том краю осядем. Юссир с молодой женой и наемными работниками займется строительством временного жилья, а Вольгаст и я отыщем схрон Фэшера. Правда, сделать это будет нелегко. В своих видениях я был свидетелем того, как старший брат прятал дневники и книги в какой-то пещере. А в какой именно? Как определить, если этих пещер в горах тысячи? Значит, придется повозиться.

У костра тем временем наступило затишье. Люди разошлись, и мои глаза стали наливаться свинцом. Спать… Спать… Спать…

Однако едва я смежил веки, как услышал голос Вольгаста, который подошел к нашим повозкам:

– Оттар, не спишь?

– Теперь уже нет. – Понимая, что из-за мелочовки оборотень меня тревожить не стал бы, я встряхнул головой и сел. – Что случилось?

– Волки заметили на дороге троих разбойников. В паре миль от нас. Держатся в стороне, нападать не станут. Наверняка будут ждать одиночных возов или отставших выслеживают. Шакалье!

– И что с того?

– Как это что? – Оборотень удивился и пояснил мне свою мысль: – Разбойники вне закона. У каждого оружие, и где-то у них имеется полевой лагерь. Это же добыча. Пусть мелочь, но нам все сгодится.

– Ага. Теперь понятно. Есть разбойники, и ты предлагаешь на них напасть?

– Да.

– Когда?

– Прямо сейчас.

– А старшине обозному что скажем? Как объясним, что узнали про разбойников и посреди ночи ушли со стоянки, а потом вернулись с добычей?

– Про это я как-то не подумал.

– А придется думать, Вольгаст. Нам пока наши умения выставлять напоказ не стоит. Об этом уже говорили.

– Ясно. – Оборотень хмыкнул: – Просто давно уже драки не было, и никому кровь не пускал.

– Ничего. В горах бандитов и всякой швали хватает, так что работа будет. И мне, и тебе, и волчарам твоим.

Оборотень вновь хмыкнул и промолчал, а я, понимая, что в ближайший час уже не засну, продолжил разговор:

– Вольгаст, у Халли тайники были?

– Конечно, – отозвался он.

– Много?

– Я пять знаю. Но их больше.

– В пещерах схроны оборудовали?

– В основном.

– И что он там прятал?

– Золотишко на черный день, камушки драгоценные, оружие. Он ведь когда в Рунгии находился, здесь морейская колония была с имперским наместником. Поэтому от всех таился.

– А с чего Халли жил и дружину свою кормил?

– Скрывать нечего, сначала с контрабанды. С Пелега и Судовии приходили суда с лахманским шелком и дорогими благовониями, а мы продавали магические зелья и оружие. Однако потом Халли от этого отошел. У него получилось открыть портал в иной мир, и мы там свою торговую факторию устроили. Но ходили туда лишь малыми группами и только свои, кто знал истинную сущность вожака. – Оборотень нахмурился и почесал переносицу. – Мне до сих пор интересно, что стало с теми парнями, кто после гибели Халли на той стороне остался.

– Разберемся. – Я улыбнулся. – Лучше расскажи – что с тайниками было, когда Халли умер?

– А чего? – Он пожал плечами. – Воины все разграбили. До чего руки дотянулись, все разобрали, а оборотни разбежались. Мы с братьями обратно в пещеры ушли, чтобы ждать следующего последыша, а дикие на волю рванули.

– Вольгаст, а ты не думал оставить Вайда и уйти на волю?

– Нет.

– А почему?

– Я знаю, что рано или поздно чародей Вайда откроет портал в мой родной мир, и я вернусь домой.

– Но там же прошло полторы тысячи лет, и тебя уже никто не ждет.

– Это печально, но не так важно. Главное, что там родина и мой народ. Опять же потомства хочу, деток, чтобы на меня похожи были, а здесь это невозможно.

– Странно. А я слышал, что оборотни могут иметь детей от обычных женщин.

– Могут. – Он кивнул в сторону равнины, на которой завывали волки. – Но каких детей? Диких и необузданных. Первое поколение еще ничего, сообразительные, а дальше все хуже, и оборотень делает выбор. Либо он зверь с малой толикой человеческого разума. Либо он фридлозе, который старается держать свою звериную сущность под контролем и теряет способность к трансформации тела.

– Так, значит, фридлозе ваши потомки?

– Часть из них. Не все воины моего народа остались с Вайда, когда они стали проигрывать войну. Многие ушли с командиром наемников Рунгом и растворились среди людей.

– Хм! А если ты вернешься на родину и узнаешь, что твоего народа больше нет?

– Этого не может быть! – Он сжал кулаки, вскинулся, и его лицо раскраснелось, но почти сразу волк успокоился и, помолчав, сказал: – Если мой народ погиб или растворился среди других племен, значит, такова воля богов-создателей. Однако я продолжу поиск и найду истинных оборотней.

Он хотел сказать еще что-то, но приподнял ладонь, втянул носом воздух и предупредил:

– Юссир идет, и с ним Наймар.

Вольгаст не ошибся. К нам подошел Юссир, и с ним был беглый граф.

– Не спится, сержант? – я обратился к отставному штурмовику. – Или молодая жена загоняла, что ты к нам сбежал?

– Нет. – Воин шутки не принял и кивнул на спутника: – Его привел. Он поговорить хочет.

– Интересно. – Кивок аристократу: – Чего хотел?

Граф присел на корточки, посмотрел на меня и неуверенно выдавил:

– Послезавтра караван приходит в Таскурбах.

– Так и есть.

– После этого каждый будет сам за себя…

– Ну и…

– Я хочу примкнуть к вам.

– Почему?

Наймар дернул плечом:

– С крестьянами мне не по пути, с охотниками и откровенными разбойниками тоже. И для поселковых я чужак. А ваша команда мне нравится, в вас чувствуется сила, и сдается мне, что мы родственные души.

– С чего бы это?

– Я же вижу, что ты, Оттар, дворянин. Повадки знакомые проскальзывают и слова правильные, а один раз ты заклятием машинально поджег костер. Значит, скорее всего, ты аристократ и беглец. Такой же, как и я.

«Мутный он человечек, может, его убить? – Вольгаст кинул мне мысленный посыл. – Я могу. Сделаю все тихо, а потом его найдут – и выяснится, что беглого графа загрыз зверь».

«Пока не надо». – Я качнул головой и спросил Наймара:

– На что рассчитываешь и чего хочешь?

– Не знаю. – Наймар скривился. – Просто деваться некуда.

– А что умеешь делать?

– На родине я считался неплохим администратором и вел переписку канцлера.

– Не густо.

– Да я и попроще чего могу. Клинком махать, торговать, грузы таскать или просто на страже постоять. А чего не умею – тому научусь.

– А как ты поступишь, если я откажу?

– Буду других товарищей искать. Может, повезет, и пристроюсь в хорошую ватагу. А не ляжет карта – так и не страшно. Давно смерти жду, устал.

– Что скажете? – Я посмотрел на Вольгаста и Юссира.

– Мне все равно. – Оборотень развел руками.

– А мне тем более, – добавил сержант.

Я потянул паузу и, приняв решение, хлопнул хмурого графа по плечу:

– Ты с нами.

По его губам пробежала кривая усмешка, и он поинтересовался:

– Клятва какая-нибудь нужна?

– Нет, – ответил ему оборотень. – Пока у нас все по-простому. Если с нами, то выполняй все приказы вожака. А если допустишь ошибку или замыслишь предательство – отрежем тебе голову. Уяснил?

Наймар кивнул, и я подвел итог:

– Ты с нами. Харч из общего котла, оружие и одежду дадим, завтра на дневке покажешь, что умеешь. А теперь отбой – завтра опять в дорогу.

 

Только мы добрались до вольного поселения Таскурбах, как начались неприятности, и новая родина попыталась проверить нас на прочность.

Возле ворот у одной повозки лопнула задняя ось. Мелочь. Однако пришлось пропустить караван вперед и задержаться. Пока разгрузили повозку и связали ось ремнями, прошло полчаса. Караван, разумеется, уже в поселке, а мы вроде бы как сами по себе. Но опасности не было, вокруг царило спокойствие, и мы расслабились. А когда миновали ворота и въехали на улочку, здесь нас ожидала встреча с коренным аборигеном.

На дороге стоял подвыпивший лысый здоровяк в потертом кожаном поддоспешнике. Стоит – и пусть, нам до него дела нет, но он вскинул кулаки и прокричал:

– Стой! Куда прешь! Не видишь, мать твою растак, человек идет?!

Сказав это, он замер, и Вольгаст его окликнул:

– Так чего стоишь, словно пенек?! Посторонись – или иди куда шел!

Здоровяк бросил взгляд на трактир, из которого только что вышел, кивнул нескольким крепышам в кожанках и, явно красуясь, повел плечами:

– Кому это ты говоришь – посторонись?! Я вольный рунгиец и на своей земле! А вы кто?! Голь перекатная! Понаехали тут!

«Вот это да. – Уже понимая, что нас провоцируют на конфликт, я спрыгнул с лошади и перекинул повод ближайшему крестьянину. – Кругом дикая пустошь и запустение, а нас встречают, словно в морейской столице. Там, поговаривают, тоже есть выражение «понаехали». Но тут-то ни разу не столица, а обнесенный частоколом нищий поселок на тысячу человек. И перед нами не какие-то там столичные дворяне в десятом колене и даже не потомственные чиновники, а типичные наемники, судя по виду и оружию, далеко не самые удачливые. Так что, скорее всего, намечается драка с последующими материальными извинениями с нашей стороны. Да только ребятки не ту цель выбрали, хотя считают, что все логично. Они местные, и их шесть человек, плюс наверняка имеется подкрепление в трактире, а нас, не считая крестьян, всего трое. Хотя нет, вместе с графом Наймаром четверо. Вот они и быкуют».

Одновременно с воинами, не сговариваясь, я вышел вперед. Мы встали между нашими повозками и здоровяком. Вольгаст в центре, мы с Юссиром по флангам, а граф за нашими спинами. И я, не обращая внимания на буяна, который начал выкрикивать какие-то угрозы, спросил оборотня:

– Что делаем?

– Бьем всех, – сказал Вольгаст. – Я начинаю, а вы прикрываете и добиваете.

– Нормальный план. Только без смертоубийства.

Спорить с оборотнем я не стал. У него реакция, у него опыт, у него сила. На последнем привале он один нас троих – меня, сержанта и графа – раскидал, и признаться в этом не стыдно. Вот если бы я магию применил, тогда другое дело, победа за мной. Но чародейские приемы пока под запретом, и мы полагались только на собственную силу, скорость, боевые навыки, клинки и арбалеты.

– Да вы знаете, кто перед вами?! – продолжал орать здоровяк. – Да я вас всех в бараний рог одной рукой скручу! Шваль!

Вольгаст сделал навстречу наемнику широкий шаг и открытой ладонью толкнул его в грудь.

Задохнувшись на полуслове, здоровяк отлетел в сторону, и раздался крик:

– Наших бьют!

Наемники бросились на дорогу, и началась драка, в которой оборотень показал свое мастерство.

Первого противника он встретил прямым ударом ноги в корпус, и наемник, согнувшись, упал рядом с заводилой ссоры. Второму Вольгаст отвесил хлесткую пощечину, от которой тот моментально потерял координацию движений и пару зубов. А третьему подставил подножку, и местный боец носом пропахал твердый дорожный грунт. При этом двигался оборотень очень быстро, но всех противников остановить не смог, и нам тоже пришлось вступить в драку.

– Получай! – выкрикнул наскочивший на меня наемник и попытался нанести размашистый удар в челюсть. Богатырский замах и пудовый кулак. Под такой попадешь – и привет. Головы, считай, нет. Но я подался назад, и когда кулак просвистел перед лицом, рванулся на противника и ребром ладони ударил его по переносице.

Хруст хрящей. Наемник всхлипнул и прижал ладони к разбитому окровавленному лицу. Больше на меня никто не наседал, и я огляделся. Вольгаст добивал пытающихся подняться забияк. Юссир свалил своего противника и наступил ему на руку, потому что не надо за нож хвататься. А граф взял с повозки арбалет и направил его на вход в трактир, где на пороге появился крепкий пожилой мужик с мечом на боку и приметной большой родинкой на левом виске. И за его спиной переминались с ноги на ногу наемники, человек пять-шесть. Видимо, это был вожак ватаги, и мы схлестнулись с его бойцами. Однако, в отличие от своих парней, он на драку не нарывался и кивнул Наймару:

– Слышь, не балуй! Опусти арбалет, а то выстрелит ненароком, беда будет!

Наймар посмотрел на меня, и я сказал:

– Опусти.

Вожак заметил, что граф подчинился, и обратился ко мне:

– Ты старший?

– Да, – ответил я.

– А не молод, чтобы людьми командовать?

– Пока справляюсь. – Я напустил на лицо беззаботную ухмылку и ногой толкнул бойца с разбитой переносицей: – Твои ребята?

Предводитель ватажников поморщился:

– Мои.

– И что будем делать? Драться станем или разойдемся краями?

В этот момент на улочке появились местные стражники, по сути ополченцы, которые подчинялись хозяевам поселения, семье Байхорно, и вожак, покосившись на них, скривился, словно съел что-то кислое, а потом помотал головой и кивнул себе за спину:

– Давай об этом вечером поговорим. Приглашаю тебя в «Серую ласточку».

Что делать? Приходить – опасно, могут подставить. Вон как наемники на нас злобно смотрят, будто мы их кровные враги. А отказаться – вожак может затаить зло. Но с другой стороны, он и так его уже затаил, и я покачал головой:

– Мне некогда. Хочешь разговора – приходи на постоялый двор старого Берчега. Мы там будем.

– Значит, не хочешь по-хорошему? – Вожак сузил глаза.

– А что мне до тебя? – Я опять ухмыльнулся. – Мы с вами не ссорились, ваши парни первыми нас оскорбили, а мы их слегка поучили. Все просто, а дальше еще проще. Хочешь враждовать – можем выйти за ворота и начать бой. Нам бояться некого.

– И как же твое имя, борзый? – Рука вожака легла на меч, и я заметил, что костяшки на пальцах побелели от напряжения.

– Оттаром называй, не ошибешься.

– Смотри, Оттар, как бы тебе не пожалеть о своих словах.

«Это ты смотри», – подумал я, взмахнул рукой, и повозки продолжили путь. В поселении драки на оружии и до смерти запрещены. Семье Байхорно, которая основала Таскурбах, неприятности не нужны, про это мы знали. А вот за стеной, где нет свидетелей, нас могли прищучить. Но там ведь и мы можем бить насмерть, и страха во мне не было. В любом случае предстояло заработать себе авторитет, так что драка нужна. И если бы не наемники, которые сами развязали конфликт, пришлось бы искать других забияк. Как известно, добрыми делами прославиться нельзя, и пока кому-нибудь морду не набьешь, среди вольного и лихого народа уважения не будет.

Тем временем под злыми и неодобрительными взглядами наемников, которые не решились на продолжение драки, Вольгаст откинул тела поверженных противников на обочину, и мы продолжили путь. Стражники нам ничего не сказали, но пара человек куда-то убежала – видимо, докладывать о происшествии. И когда мы добрались до постоялого двора старого Берчега, который являлся другом нашего обозного старшины, здесь уже обо всем знали.

Пока возницы распрягали лошадей, а женщины перетаскивали в трехэтажный рубленый дом наиболее ценные вещи, ко мне подошел Серпак.

– С кем вы связались, понимаешь? – спросил он.

– Нет. А что, серьезный человек?

– Да. Зовут Савар, прозвище Рубака. Боец знатный, вожак неплохой, в ватаге у него два десятка бойцов. По местным меркам, это сила.

– Ну и чего нам теперь ожидать?

– В поселке вас не тронут. Драка может быть, но до мечей не дойдет, здесь с этим строго. А вот потом…

Старшина замялся, и я его поторопил:

– Что потом? Нас постараются убить?

– Наверняка. Убить и ограбить: у вас повозки богатые и женщины.

– Благодарю за предупреждение, старшина.

– И все?! – Он удивился.

– А что еще?

– Ты ничего не предпримешь?

– Например?

– Попробуй замириться с Саваром. Сходи к Байхорно и попроси защиты. Дополнительных бойцов найми в охрану, если деньги есть. Ведь нельзя это просто так оставлять. Погибнешь.

– Посмотрим.

– Да ну тебя!

Серпак в сердцах махнул рукой и оставил меня, а я подозвал своих воинов, которые подобно мне ни о чем не беспокоились. Разве только граф, который не знал про волков в пустоши и слабо представлял себе, на что мы способны. Да и то беспокойство его было поверхностным, ибо ему все равно – что жить, что умирать. Выгорел человек изнутри.

– Значит, так. – Я оглядел воинов. – Завтра опять в дорогу, с постоялого двора в одиночку ни ногой. Вольгаст, пойдешь со мной, пройдемся по поселку.

Вопросов не было, и вместе с оборотнем я отправился на прогулку. Прежде чем мы покинем Таскурбах, следовало узнать, какие товары тут можно прикупить и какие есть платные услуги. Опять же на местных жителей стоило посмотреть, поселковым паханам представиться, а может, и познакомиться с кем.

Бродили долго – с полудня и до позднего вечера. Поселок сам по себе небольшой, но интересный хотя бы уже тем, что построен на месте древнего имперского замка. Укрепление было разрушено еще девяносто пять лет назад, но камни остались, и если внешний периметр обороны поселка – это частокол и волчьи ямы, то в центре Таскурбаха имелась настоящая маленькая крепость, в которой проживала большая и богатая по местным меркам семья Байхорно. Со всех жителей поселка они получали оброк, натурой или работой. Вот за счет этого и жили, содержали небольшую дружину и крепили оборону поселения.

В общем, Байхорно пристроились нормально и к нам отнеслись равнодушно. Каждое лето через Таскурбах проходит полтора десятка больших караванов, не считая одиночек, и таких искателей приключений вроде меня они видели много. Поэтому разговор был коротким. Глава семейства, старый Андрон, спросил, куда мы направляемся, предупредил, что не стоило нам ссориться с наемниками, – и на этом встреча закончилась.

А помимо Байхорно в Таскурбахе имели вес еще несколько групп. Во-первых, трактирщики и владельцы постоялых дворов. Во-вторых, лавочники, которые скупали у трапперов и собирателей добычу, а потом перепродавали ее в Райно или гномам. В-третьих, кузнецы, они же оружейники. Ну и последняя группа, вожаки самостоятельных вольных ватаг, которые бродили по северу, а в Таскурбахе имели постоянную базу.

Таковы расклады, и уже в темноте мы вернулись на постоялый двор, где смогли помыться, сменить одежду и плотно поужинать. После чего я собирался завалиться спать, но вновь появился старшина Серпак, и с ним был худой патлатый блондин в поношенном камзоле, но с богато украшенной полудрагоценными камнями короткой саблей.

– Это Ойген, – старшина кивнул на блондина. – Это Оттар, – затем представил он меня.

Мы с блондином обменялись кивками, и я спросил старшину:

– В чем дело?

Серпак и Ойген присели за стол, и старшина объяснил:

– Хороший ты парень, Оттар. Вот и решил я тебе помочь. Ойген следопыт, и у него друзья есть, разумеется, тоже следопыты. Они сейчас, чего скрывать, на мели, работы нет, и могли бы тебя до замка Койран довести.

– Охрану предлагаешь?

– Да, охранников и проводников.

Мне свидетели были ни к чему, и я покачал головой:

– Нет.

– Вопрос цены? – следопыт вопросительно кивнул. – Так мы, если что, можем припасами взять, у вас явно избыток.

– Дело не в деньгах. Все гораздо проще. Мы никого не боимся и дорогу знаем. Так что спасибо тебе, старшина, что беспокоишься о нас, но мы сами по себе.

Старшина и следопыт переглянулись, поднялись, и вскоре я вновь остался один.

Ночь прошла без происшествий. Наступило утро, и мы, расставшись с Серпаком, покинули поселок и направились к горам. Долгое время ехали по грунтовке, но ближе к вечеру она закончилась, и повозки съехали на целину. С гор поддувал прохладный ветерок, и, несмотря на лето, было зябко. Поэтому мы поставили палатки, и где-то вдалеке я услышал протяжный волчий вой.

– Вольгаст! – я окликнул оборотня. – Твои голос подают?

– Мои. – Он заглянул в палатку и добавил: – За нами погоня. Восемнадцать человек. Пятеро на лошадях, остальные пешком. Нагоняют, но особо не торопятся и скоро разобьют лагерь.

– Отлично. Ночью их навестим. Разбуди меня через три часа.

Голова оборотня исчезла, а я задремал, представил себе, как мы ворвемся в лагерь наемников, и сонно улыбнулся. Хорошо. Никто надо мной не висит и не отдает приказов. Как решил, так поступил. И мне это начинало нравиться.

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru

Глава 30 - Наследник Древних - Василий Иванович Сахаров - Ogrik2.ru

Шел четвертый день обороны долины Койран, и, спрятавшись за развалинами башни на перевале, Эрнано Агликано наблюдал за приближением вражеских пехотинцев. В авангарде, как обычно, шли наемники из Райно, Несковии, Баира и других людских государств. А за ними двигались группы тяжелой гномской пехоты и стрелки эльфов, которые прикрывали чародеев.

Врагов было много, в несколько раз больше, чем обороняющихся. И если в самом начале битвы, когда приходилось отбивать пробные атаки противника, Агликано верил, что сможет удержать хорошо укрепленную позицию до подхода подкреплений из мира Ойрон, то сейчас он понимал, что шансов на победу нет. Совсем нет. Никаких. Слишком силен противник, и слишком много у него магов. А самой главной проблемой были мощные негаторы эльфов, которые они стали использовать вчера вечером. Мощные артефакты заблокировали морейских чародеев, которые теперь не могли применять свои заклятия. А противник – наоборот. В удобный момент на краткий миг эльфы отключали негаторы, и вражеские маги наносили совместный удар. После чего вновь блокада. Прием старый, но надежный, и противопоставить ему было нечего.

Пехотные колонны щитоносцев приближались. Еще десять-пятнадцать минут – и они окажутся в зоне обстрела арбалетчиков. Начнется заключительный этап сражения, и Агликано понимал, что, скорее всего, погибнет. Может быть, не сразу. Возможно, протянет до вечера, если удастся отступить в пещеры, которые находились в долине. Но конец все равно будет один. Потому что попадать в плен генерал не хотел. Ведь эльфы знали, кто руководил обороной Таскурбаха и неоднократно наносил им поражения. Следовательно, легкой смерти ему не дадут.

– Эрнано!

Генерала окликнули, и он обернулся. К нему приближались майор Урдо Кайпер и чародей Ильвэ Амонтарис.

– Нашел лазейку? – Генерал вопросительно кивнул и посмотрел на Кайпера.

– Да, – отозвался майор. – В конце долины мои скалолазы нашли узкую козью тропу. Так что есть шанс увести хотя бы сотню воинов. Разумеется, самых лучших, а с ними отправить магов и семью Юссира.

– Тропу прошли до конца?

– Нет. – Кайпер покачал головой. – Времени не хватило.

– Значит, уверенности в том, что тропа приведет к спасению, нет.

Майор поморщился и махнул рукой:

– Все равно другого выхода нет. А так хотя бы выведем чародеев из-под негаторов.

– Ты прав. – Генерал согласился с разведчиком и посмотрел на Ильвэ: – Новостей нет?

Маг развел руками:

– Откуда? Полная блокада. Связи с Великой Мореей нет. Что происходит у Рифа, тоже неизвестно.

– Оттар сможет открыть портал?

Ильвэ помедлил и ответил:

– Вряд ли. Наш молодой король парень серьезный и мощный чародей. Но негаторы не дадут ему вернуться в родной мир. Эльфы могут ослабить блокаду только в одном случае – если они захватят Койран и устроят здесь ловушку. Только Оттар не дурак, в западню не полезет. По крайней мере, я на это надеюсь.

– Я тебя понял, Ильвэ. – Генерал бросил взгляд на приближающихся врагов и вновь посмотрел на Кайпера: – Уводи своих разведчиков, семью Юссира и чародеев, а мы вас прикроем. Еще последнего оборотня возьмите, он в горах пригодится.

Кайпер положил на плечо Агликано руку и сказал:

– Эрнано, не глупи и не строй из себя героя. Ты должен отступать с нами. Пока есть генерал, есть армия.

– Нет. – Генерал сбросил руку майора с плеча. – Если я уйду, наемники сдадутся, и вы не успеете уйти. Поэтому мне придется остаться. Да и не могу я бросить воинов, которые мне доверились.

Майор спорить не стал, отступил и обратился к чародею:

– Пойдем.

Однако не успели они начать спуск с перевала, как Ильвэ резко вскинул руку:

– Внимание!

Воины, которые прятались в развалинах разрушенного укрепрайона, услышали чародея и сразу поняли, в чем дело. Противник отключил негаторы. Следовательно, сейчас будет нанесен магический удар.

Так и случилось. Вражеские чародеи, люди, эльфы, гномы и несколько некромантов обрушили на позиции защитников десятки боевых заклятий. Огненные шары и молнии, разъедающая тела и металл черная кислотная слизь, ядовитые облака и лед, камни и силовые тараны. Все это, сметая преграды, ураганом пронеслось по руинам, и воздух задрожал от криков сотен воинов, которые получили ранения или умирали. Часть заклятий отразили защитные обереги. Но их было мало, и генерал Агликано, которого силовым щитом прикрыл Ильвэ, прикинул, что за одну магическую атаку потерял четверть войска. Сложенные из камней баррикады разрушены, башни окончательно обвалились, и бо́льшая часть наемников деморализована.

– Уходите! – Генерал посмотрел на Кайпера и мага. – Живее!

Разведчик и чародей помчались в сторону поселка, который отстраивался сержантом Юссиром, а полководец остался. Враги опять включили негаторы, магический обстрел прекратился, и Агликано, приподняв голову, решил подбодрить воинов:

– Не отступать! Помощь близко! Враги не дадут нам пощады! Помните это и деритесь! Кто вздумает сбежать или сдаться, того лично убью! Командиры! Мечников в первую линию! Стрелков во вторую! Раненых в третью! Как только враги приблизятся, стреляйте и сбрасывайте камни!

Перекрывая стоны и вопли раненых, генералу ответили немногие.

– «Таран» не отступит! – выкрикнул командор полка «Таран».

– «Белые львы» отработают деньги короля! – подал голос другой вождь.

– «Алые перья» с тобой, генерал! – вторил им третий.

– Морея! – выкрикнул один из морейских офицеров.

«Хоть кто-то из командиров уцелел, они не дадут наемникам разбежаться, – подумал Агликано, надевая на голову шлем и вытаскивая из ножен верный клинок. – Значит, не все потеряно, и мы еще умоем врагов кровью».

Тем временем наступающая пехота стала подниматься на перевал, и защитники попытались остановить противника. Вниз полетели булыжники, которых вокруг хватало, наполненные мусором бочки, арбалетные болты и стрелы. Однако управление войском было потеряно. Стрелков и метателей было немного, и они бились разрозненно. Поэтому вражеские пехотинцы, конечно, несли потери, но продолжали наступать, а вскоре перешли на бег, и передовые группы ворвались на позиции защитников.

Началась рукопашная схватка, и зазвенела сталь. Генерал бился, словно рядовой боец, на самом опасном направлении. Он собрал вокруг себя отряд из самых злых и умелых бойцов. И это воодушевило наемников, которые задержали врага на четверть часа. Всего лишь пятнадцать минут, но этого должно было хватить для эвакуации последних чародеев и разведчиков Кайпера. Именно в этом Агликано видел главный смысл своего упорства и продолжал сражаться.

Взмах клинка! Агликано разрубил голову вражеского воина. И еще один отточенный удар! Другой боец лишился руки и выбыл из строя. Клинок Агликано рубил врагов без всякой жалости. Минуты казались генералу секундами, и все происходило очень быстро. Нашел цель, атаковал и сразил еще одного противника. Честная схватка. Без магии и чародеев. Без непобедимых монстров и призраков. Агликано любил такие сражения и наслаждался ими.

Перед генералом оказался гном в превосходном панцире и шлеме с полумаской в виде черепа. В его левой руке был круглый щит с надраенным бронзовым умбоном, а в правой – шестопер. Как и генерал, он жаждал честного боя и сам атаковал Агликано.

«Вторая волна вражеского наступления на перевале», – с удовлетворением отметил мореец и отпрыгнул назад.

Шестопер гнома пролетел рядом с головой генерала, и широкоплечий коротышка вновь замахнулся. Агликано этого ждал и, отклонившись в сторону, пропустил вражеское оружие мимо себя и вонзил клинок в шею противника. Морейская сталь пробила кольчужную накидку гнома, и из перерезанных вен потоком хлынула кровь.

– Получи!!! – закричал генерал, которого распирало от восторга.

Однако он сразу замолчал. Не мальчик уже, который не умеет контролировать своих эмоций. Поэтому он заставил себя успокоиться и отступил за спины наемников. После чего Агликано огляделся и увидел, что его отряд последний, кто еще сражается на перевале. Около двух тысяч наемников, бросив позиции и раненых товарищей, толпой бежали в долину. Остальные были убиты, сдались или прятались в развалинах. С генералом осталось три сотни воинов, не больше, и с каждой минутой их становилось все меньше.

Рядом с Агликано упал воин: оперенная белыми перьями эльфийская стрела попала ему в глаз. Следом рухнул еще один боец: метательный топор гнома раскроил человеку голову. Тут же сразу свалился третий, которого сразил вражеский копейщик.

«Нужно отходить к пещерам», – принял решение генерал и отдал команду:

– Отступаем!

В этот момент выпущенный пращником из Несковии камень ударил Агликано в шлем. Металл защитил голову полководца, но перед глазами все поплыло, и он упал наземь.

«Конец!» – промелькнула в голове морейца мысль. Но это был не конец, потому что его не бросили, а подхватили под руки и потащили в долину.

Наемники отступили не все. Около сотни воинов не смогли выйти из боя и оторваться от погони, и это позволило тем, кто спасал генерала, добраться до поселка Юссира, где немногие уцелевшие командиры и морейские офицеры пытались организовать оборону. Однако противник был уже рядом, и генерал, преодолев слабость, велел воинам отступать дальше, к пещерам.

Опять бегство. Агликано немного пришел в себя, и произошло это в том месте, где открывался портал. Воины, которые помогали генералу, быстро проскочили точку перехода. Однако неожиданно кто-то выкрикнул:

– Смотрите! Свет!

В самом деле, над точкой перехода появился световой фонтан – знак того, что портал открывается. И Агликано, растолкав воинов, улыбнулся. Кто мог открывать проход между мирами? Разумеется, Оттар, который привел подкрепления. Выходит, молодой король смог обойти блокировку негаторов.

Генерал повысил голос и выкрикнул:

– Король вернулся! Всем назад!

Услышав команду, воины, которые находились рядом с Агликано, остановились и последовали за своим полководцем. Битва продолжалась.

 

Ревизия оставленного Тиар-Харгом наследства продолжалась недолго. В пещерах обнаружились потайные галереи, ведущие к хранилищам, а там нашлись золотые монеты и драгоценные камни, слабые артефакты (разряженные), ветхие книги и горы ржавого оружия, брони и железных слитков для кузни. Год назад, получив все это, я прыгал бы от счастья. А сейчас золото – всего лишь средство достижения цели. Другое дело книги и артефакты. Но ими нужно заниматься отдельно, и, сняв защитные контуры, я отключил энергетический реактор, а затем еще раз проинструктировал мэтра Аматея и вместе с Вольгастом отправился в Вирбург.

В столице королевства меня ждали.

Гонец от Кауко доложил, что все племена провинции Яфтар признали меня своим повелителем. Он добивает партизан, которые прячутся в горах, и скоро прикончит последнего. А затем начнет строительство фортов и подготовку к вторжению в земли племени оксиан. Таковы планы на летнюю военную кампанию, которые я полностью одобрял.

А еще меня встречали морейские послы, которые были обеспокоены моим долгим отсутствием. Ведь они знали, что враги подступили к Койрану, а генерал Риф отступил. Поэтому морейцы хотели как можно скорее перебросить в Рунгию дополнительные отряды наемников. А заодно золото, вырученное от продажи магических эликсиров. Вдруг долина еще не блокирована войсками противника и удастся отправить на родину казну и отчеты.

В общем, ничего неожиданного, можно открывать портал, и мы с Вольгастом, прихватив охрану, пару морейских дипломатов и повозку с золотом для царя Эрация, перешли на Тигриную гору.

Наемники были здесь. Однако не все. Пара крупных отрядов опаздывала, и я отложил открытие портала на один час.

Дипломаты остались возле повозки и разговаривали с командирами наемных подразделений – видимо, еще раз обсуждали вопрос оплаты. А меня и оборотня командир заставы пригласил на обед. Вновь заурчал живот, организм требовал топлива, и я согласился.

На обед у командира заставы был наваристый бульон из курицы, жареная баранина, салат из свежих овощей, черный хлеб и копченая оленина. Он оставил нас с оборотнем вдвоем, и, насытившись, мы стали пить взвар и разговаривать.

– Что с подземельями на острове Парым станешь делать? – спросил оборотень.

– Вывезем трофеи, и со временем построю там крепость, – ответил я.

– Зачем? – удивился Вольгаст.

– Рядом портал, и Тиар-Харг говорил, что в соседнем мире обосновались фейно, которые рано или поздно проникнут в Ойрон.

– Я про фейно слышал. – Он слегка качнул головой. – Серьезные противники. Мой дед воевал с ними.

– Наемничал?

– Да.

– А кому он служил?

– Одному древнему полубогу, который пытался отстоять родную планету.

– И как, он выстоял?

– Нет. Его армию разбили, а сам полубог погиб.

– А как же тогда оборотни вернулись на родину?

– Оборотней вернул домой один из последних магов его войска. В благодарность за спасение собственной жизни. Дед говорил, что чародей мощный. Совсем как Вайда.

– Интересно. Надо будет узнать о той войне подробней. Как только откроем проход в твой родной мир, придется выделить человека, который займется сбором информации.

Вольгаст тяжело вздохнул:

– Когда это еще произойдет…

Я улыбнулся и сказал:

– В ближайшее время. Разве ты не чуешь, что я стал сильнее?

Он пристально посмотрел на меня и покачал головой:

– Изменений не вижу. Вначале, когда ты из подземелья вернулся, что-то странное было. А сейчас ничего.

– Но тем не менее, друг мой оборотень, я стал на порядок сильнее и выносливее. Поэтому могу снять заклятие древнего чародея Вайда и защиту с портала в твой мир. Хоть сегодня.

Вместо радости на лице Вольгаста появилась озабоченность:

– Даже не знаю, как к этому относиться. С одной стороны, я и мои братья, которые по-прежнему находятся в подземных дворцах Вайда, наконец-то получим свободу и вернемся домой. А с другой – мне немного не по себе от того, как быстро ты набираешь мощь. Неспроста это, Оттар. Ой, неспроста.

Кстати, я считал точно так же. Однако промолчал, допил взвар и покинул дом командира заставы.

Отставшие наемные отряды уже были здесь. Пришло время открывать проход в мир Кассерин, и я привычно сформировал над порталом знак, а затем напитал его силой.

Активация! И… Ничего… Проход не открылся, словно на него наложили печать…

С чем это может быть связано? Вариантов немного. Либо с той стороны портала несколько магов, которые заперли меня в Ойроне. Либо включены негаторы.

– Что-то случилось? – Увидев заминку, ко мне подбежал морейский дипломат.

– Прикажи наемникам приготовиться к бою, – бросил я ему и отвернулся.

Он понял ситуацию правильно и лишних вопросов задавать не стал, кивнул и отошел. Ну а я вновь сформировал иероглиф и стал накачивать его энергией. Сил у меня теперь много, могу себе позволить, и знак быстро напитывался энергией.

«Еще немного! – промелькнула в голове мысль. – Еще! Еще! Пора!»

В этот раз активация прошла успешно. Негаторы, которые, судя по всему, находились вдалеке от точки перехода, не смогли подавить магического знака Вайда, и портал открылся. Происходило это медленно, но без сбоев, и, подключив портал к энергопотоку, кстати, это произошло впервые, я шагнул в долину Койран. За мной последовал Вольгаст. За ним гвардейцы и несколько диких оборотней. А следом пошли наемники…

В долине Койран шел бой. На перевале клубы дыма и множество вражеских воинов, которые спускались вниз. Слева поселок Юссира. Он частично объят огнем, и там месиво из людей, которые сражаются. Справа разрозненные группы воинов, несколько сотен. Кто-то бежит к горным склонам и пещерам, а некоторые приближаются к точке перехода, и во главе бойцов я увидел Эрнано Агликано. Мой генерал был без шлема. На голове кровь. Грязная броня побита. Сразу заметно, что сегодня он уже успел повоевать.

– Приветствую, Оттар! – Прихрамывая, Агликано приблизился, бросил взгляд на воинов, которые выходили из портала и сразу строились в боевые порядки, а затем продолжил: – Ваше величество, мы не удержали перевал. Укрепрайон разрушен. Противник в долине. Магов отослал в горы, поскольку считал, что шансов на победу нет. Готов понести любое наказание.

Я еще раз осмотрелся, оценил обстановку и сказал:

– Виноват ты или нет, разбираться станем позже. Сейчас надо вышвырнуть противника из долины, а если получится, то и разгромить. Принимай командование наемниками и прикрывай портал. Держи оборону и ничему не удивляйся. Вольгаст и оборотни останутся с тобой. Ты меня понял?

– Так точно, ваше величество!

– Действуй!

Генерал отправился к наемным командирам, а Вольгаст спросил:

– Оттар, ты что задумал?

– Пойду вражеских генералов и магов убивать.

– Ты не сможешь.

– Посмотрим.

Я был уверен, что у меня все получится, и начал готовиться. Сначала скинул на землю ножны с мечом и кинжалами, а потом плотнее привязал к поясу пустую походную сумку. После чего, избавившись от лишнего, встряхнул руками, которые моментально по моему желанию преобразовались в острейшие стальные клинки.

От неожиданности Вольгаст отступил в сторону. Он ничего подобного не ожидал, поскольку способностей к трансформации у меня раньше не было. А я подмигнул оборотню и продолжил подготовку к сражению. Если уйти в глухую оборону, нас все равно задавят числом. Тем более что морейских чародеев рядом нет, а негаторы приближаются. Я чувствовал их – у эльфов три мощных артефакта. А раз оборона не принесет победы, необходимо сделать что-то, чего от меня не ожидают. И таким маневром станет уничтожение или захват негаторов с последующим налетом на вражеский штаб. Главное – выбрать правильную боевую форму.

Вместо рук клинки – сделано. Усиление силовой защиты – сделано. Дополнительное укрепление костей – сделано. Повышение метаболизма – сделано.

На глазах изумленного Вольгаста и гвардейцев я трансформировал себя и бросился в атаку. С вражеской пехотой, которая уже проникла в долину, справятся наемники, которыми руководит Агликано, и мне возле точки перехода делать нечего.

Я перешел на бег. Скорость втрое быстрее, чем прежде. Усталости нет, а люди вокруг кажутся медленными и неуклюжими. Все именно так, как нужно. Противостоять мне смогут немногие, а я еще не разогнался до предела. Пока только осваиваю свои новые умения и способности.

Вражеские воины, которые приближались к порталу, не могли меня задержать. Они реагировали с опозданием, видели размазанный силуэт человека и двигались дальше. Первый негатор был совсем рядом, возле поселка, и я приближался к нему по прямой линии. Перепрыгивал препятствия, а попутно проверял себя и кромсал вражеских солдат.

На пути пара гномов. Прыжок через них! Руки-клинки к бою! Удар в одну сторону и взмах в другую! Гномы защититься не успели. Одному я рассек череп вместе с круглой каской, а другому отрубил голову.

На миг я едва не потерял над собой контроль, потому что меня стало распирать чувство превосходства. Слишком легко далась первая победа в этом сражении: за пару секунд прикончил двух умелых воинов. Однако я заставил себя успокоиться. Каким бы непобедимым я ни казался, меня можно убить. А потому нельзя считать себя всемогущим, ибо у каждого есть предел, и я не исключение из правил.

Наконец я увидел группу вражеских воинов и магов, которые прикрывали работающий негатор. По привычке потянулся к магическому энергопотоку, но ничего не вышло, ибо артефакт отсекал меня от магии. Это ожидаемо, и придется поработать клинками.

Врагов относительно немного. Взвод гномов, несколько эльфов и людей, а также пять магов. Два чародея несут ящик с артефактом. Три в охране. Хотя что они могут, если сами всю магию заблокировали? Только выступать в роли наблюдателей.

– Ray lergeiss! К бою! – выкрикнул заметивший мое приближение эльф.

«Наверняка перед сражением этот ушастый принял магическое зелье, которое убыстряет его реакцию, – отметил я, продолжая сближение. – Только ему это не поможет».

Я ворвался в строй врагов и устроил бойню. Рассекая воздух, руки-клинки врубались в тела и доспехи гномов, людей и эльфов. Куски мяса и конечности разлетались в разные стороны, а эльф, который заметил мое приближение, продолжал кричать и пытался выстрелить в меня. Не получилось. Пропуская над собой стрелу, которая все равно не могла пробить мою силовую защиту, я скользнул к нему и ударил противника ногой в грудь. Он отлетел на несколько метров и сбил пару воинов. Не жилец. Я сломал ему грудную клетку, и поломанные ребра наверняка вонзились в сердце и внутренние органы.

На миг вокруг стало пусто. Я пробился через пехоту и добрался до беззащитных магов. Длинным прыжком преодолел шесть или семь метров между нами и опустил на голову ближайшего чародея клинок, который рассек его тело на две неровные половинки.

За первым магом убил второго и третьего. Потом обрушился на тех, кто нес негатор, и, прикончив обоих, схватил ящик с драгоценным артефактом и отбежал в сторону.

Недобитые вражеские стрелки и воины пытались меня остановить, подстрелить, поразить копьем или догнать. Безрезультатно. Я легко оторвался от преследователей и, сломав на ящике замок, обнаружил негатор. Раньше мне подобные артефакты не попадались. Но как он работает, я разобрался быстро, ибо сделали артефакт мои предки Вайда. Металлический круг, по ободу которого шли аккуратные иероглифы, а в центре сияющий кристалл.

Отыскав нужный знак, я нажал на него кончиком клинка, и кристалл погас.

«Хорошо», – с удовлетворением отметил я, закинул негатор в сумку и побежал к следующему артефакту, который находился возле подъема на перевал.

Вторая группа врагов по составу как и первая. Охрана и чародеи. Правда, рядом находилось много наемников, которые продолжали спускаться в долину. Но я действовал быстро и грубо. Опять в ход пошли клинки, охранники погибли, а за ними смерть настигла магов, и я завладел вторым негатором, который отключил и спрятал в сумку.

Оставалась третья группа, на перевале, и вместе с ней, если судить по штандарту, находился вражеский полководец князь Майнирил дин-Акрай. Следовательно, рядом с ним самые лучшие воины и маги, которые уже заметили, что на поле боя появилась новая фигура, которая уничтожила два отряда и захватила ценнейшие артефакты. Поэтому они готовы к тому, что сейчас их атакуют.

На миг промелькнула мысль, что можно не рисковать. Однако раз уж начал охоту за негаторами, необходимо ее продолжать, и я помчался наверх, к разрушенному укрепрайону.

Я бежал быстро, но эльфийские лучники из охраны Майнирила дин-Акрая уже приняли магические зелья и встретили меня ливнем стрел. Били они точно, и метательные снаряды летели густо. Уклониться от всех не получилось, и часть стрел я принял на силовую броню. Думал, что она легко защитит меня, но кое-чего я не рассчитал. Некоторые стрелы имели зачарованные наконечники, и одна из них, попав в мою защиту, взорвалась.

Бок обожгло огнем. Силовая броня пробита. Повреждения незначительные, но они есть. Наконечник вырвал кусок мяса и сломал ребро.

Следом прилетели еще две таких стрелы. Одна попала в ногу, и треснула кость, а вторая вскользь задела плечо.

– Сволочи ушастые… – прихрамывая, прошипел я, затягивая раны, и спрятался в развалинах.

Кругом враги. Наемники и гномы. Князь Майнирил дин-Акрай, его многочисленная свита, охрана и чародеи с негатором всего в полусотне метров. Кажется, что все просто. Один рывок – и победа. Однако схватки на повышенных скоростях и ранения отняли у меня львиную долю сил, а восполнить потерю негде, ибо блокирующий артефакт продолжал работать. Поэтому силовой прорыв с целью уничтожить охрану и магов, а потом захватить негатор мог окончиться моей смертью, и я решил сменить тактику.

Дополнительная трансформация. Клинки исчезли, силовая броня стала тоньше, ноги немного длиннее, а голова втянулась в плечи. Скорость должна возрасти.

По развалинам, в которых я спрятался, ударили еще две зачарованные стрелы, и раздались взрывы. Каким образом магия эльфов обходила негаторы? Непонятно. Нужно выяснять у эльфа-чародея, который сидит в темнице Вирбурга. Но сейчас это не так важно.

«Пошел!» – я отдал себе команду и выскочил из развалин.

Вновь навстречу стрелы. Однако я был быстрее лучников, смог отскочить в сторону, а потом рванулся к негатору.

Люди, эльфы, гномы, какие-то некроманты и наемные чародеи. Я не обращал на них внимания, ловко скользил, словно змея, между телами и оказался возле заветного ящика. Силы стремительно таяли, но они еще были.

Удар ногой по ящику. Он разлетелся, и среди обломков дерева я увидел артефакт, подхватил его и прижался к земле. Над головой просвистел арбалетный болт, который вонзился в наемного чародея, и вновь рывок в сторону. Перекатом ушел с линии стрельбы, опять поднялся и прыгнул к развалинам. Каменные блоки меня прикрыли, и я продолжил бегство, добрался до склона и отключил последний негатор.

Ко мне вернулась способность работать с магическими энергиями, и, напитывая тело, я начал восстанавливаться и трансформироваться. Вернул привычный облик и в несколько раз усилил плотность силовой защиты. Теперь меня зачарованными стрелами не взять, а от вражеских заклятий отобьюсь.

Как ни странно, маги противника оставили меня в покое. На их месте я бы постарался охватить мое укрытие мощным боевым заклинанием. Однако ничего не происходило. Слышны крики людей, пение сигнальных труб и звон оружия – обычные звуки битвы, но магических ударов нет.

«Наверное, сволочи что-то задумали», – подумал я, быстро вскарабкался на остатки оборонительной башни и увидел, что враги отступают. Хотя это неправильное определение. Противник драпал. Вот так будет верно.

Конечно, странно наблюдать, как эльфийский князь, десятки чародеев и сотни элитных воинов, бросив уже вошедшие в долину Койран отряды, в страхе бегут. Честно говоря, я такого не ожидал и считал, что битва будет идти несколько часов, до полного уничтожения противника. Но, видимо, я переоценил смелость врагов, а они здраво оценили мои способности. Так что бегство является закономерным итогом нашего боевого столкновения.

«Что дальше? – задал я себе вопрос и тут же на него ответил: – Нужно проводить незваных гостей как полагается, со всем радушием, чтобы не забывали про гостеприимство короля Оттара Руговира».

Иероглифы «смерть» и «таран» сплелись воедино. Композитный знак наполнился энергией, и я бросил его вслед бегущим врагам. Огненное облако обрушилось на них красным дождем, и каждый, кого касались пропитанные смертью капли, на бегу разлагался и превращался в пепел. Страшное зрелище.

Впрочем, мой боевой знак подействовал не на всех. Он смог зацепить с полсотни врагов, не больше, и в основном это были простые воины с не самыми лучшими оберегами. А затем вражеские чародеи рассеяли мой композитный знак и сформировали защитное поле. Расстояние между нами стремительно увеличивалось, достать беглецов стало трудно, и я оставил их в покое.

Спустя минуту, покинув развалины, я вышел на перевал. Пусть Майнирил дин-Акрай бежит в Эльссарию, где расскажет своему покровителю Заару дин-Нейдалю, на что теперь способен наследник Вайда. Я его догонять не стану, а займусь воинами, которые оказались в долине Койран.

Навстречу мне бежали сотни людей и десятки гномов. Воины получили приказ отступать, но было поздно. Я перекрыл путь к бегству. В очередной раз видоизменил боевую форму, дабы она смотрелась эффектно и устрашающе, а затем при помощи простого заклятия усилил громкость голоса и прорычал:

– Стоять!!!

Мое слово прокатилось по склону перевала и долине. Оно даже оглушило некоторых вражеских воинов. И я продолжил:

– Кто хочет жить, приказываю бросить оружие и встать на колени!!! Кто намерен умереть, может бежать!!!

Желающих умереть оказалось немного. Сотня воинов. Да и те решили, что я им не по зубам, и атаковали наемников из мира Ойрон, которых вел Агликано. Таких отчаянных или слишком преданных своим командирам бойцов почти всех перебили, расстреляли из арбалетов и насадили на пики. А остальных взяли в плен. Почти три тысячи человек и полторы сотни гномов. После чего пленные под охраной наемников отправились в Вирбург.

Показать оглавление Скрыть оглавление

ogrik2.ru