История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Рабство в Древнем Египте. Рабовладения в древнем египте


Рабство в Древнем Египте — Википедия

Рабство в Древнем Египте — общественно-экономическая формация в Древнем Египте, имеющая на сегодняшний день спорные характеристики, от определяющей облик общества во всех его аспектах, до, согласно наиболее современным исследованиям, незначительно влияющей на хозяйственные процессы и представляющей из себя прослойку патриархальных рабов.

Отношения рабов и господ в Египте отличались патриархальностью. Рабы считались и назывались людьми, стояли под покровительством законов, имели свою законную семью и собственность. Храмовые и казённые рабы отличались выжженным клеймом с печатью присутственного места, ведению которого они подлежали. Они были организованы на военную ногу, считались частью войска, шли под начальством своих офицеров и под собственным знаменем[1].

В российской египтологии существуют два противоположных взгляда на проблему рабства в Древнем Египте. Широко известна рабовладельческая концепция древнего Востока В. В. Струве, наиболее решительным противником которой выступал Н. М. Никольский,[2] указывавший на малочисленность рабов, упоминаемых в египетских и ассиро-вавилонских документах, и на то, что они не играли важной роли в производстве[2][3][4][5]. Однако после того, как в 1938 году рабовладельческая формация была зафиксирована в Кратком курсе истории ВКП(б), альтернативные мнения в советской историографии стали постепенно исчезать. После XX съезда КПСС дискуссия в научных кругах возобновляется.[2]

Одним из источников рабства была война. Во время войн между племенами победители захватывали пленников. Первоначально не было смысла заставлять их работать: всё, что пленный мог добыть своим трудом, ушло бы на его же пропитание. Поэтому пленных в Египте убивали и называли «убитые». Когда труд людей стал производительнее, пленников начали оставлять в живых. Обычно их, как и другую военную добычу, забирали себе вождь племени и другие знатные египтяне. Называть пленников стали «живые убитые».

Раннее царство вело войны и подавляло восстания внутри страны. Тема связанных пленников часто встречается в изобразительном искусстве того времени.[6] Но прямого ответа на вопрос об использовании пленных египетские источники не дают.[6] Фараон Нармер хвалился добычей из «быков 400 000, мелкого скота 1 422 000, пленников 120 000». Превращение такого количества людей в рабов на самой заре фараоновского царства маловероятно. Даже при учёте завышения цифр, скорее всего имелось в виду переселение.[6]

В. В. Струве считал, что основную строительную работу и работу по поддержанию ирригационных систем в Древнем царстве производили рабы[7]. Однако он предлагает отличать древневосточных рабов от античных, поскольку большая территориальная община владела рабами коллективно[8]. По мнению доктора исторических наук И. М. Дьяконова, неизвестно ни одного достоверного случая применения рабского труда вне домашнего хозяйства в период Древнего царства. Ведущим сектором в египетской экономике того периода было «вельможеское хозяйство». Непосредственные производители материальных благ, работавшие на вельможу, как отмечает Дьяконов, в основной своей массе, не были рабами. На вельможу работало коренное население страны, и обращались с этими людьми не как с рабами. Однако вельможеское хозяйство имело много общего с рабовладельческим производством, поскольку непосредственные производители работали в принудительном порядке и с помощью хозяйского инвентаря[6].

В эпоху Среднего царства кроме рабов как таковых («баку»), игравших второстепенную роль в производстве,[3] в государстве существовали «царские хемуу»[9] (обычно переводится как «рабы», «слуги»[10]), рабочие,[3] но они не были рабами в традиционном понимании. Царские хемуу охватывают почти все эксплуатируемое коренное население Египта и противопоставляются работникам, ввозимым в страну извне.[9] Они составляли основную массу трудящегося населения[3][9] и являлись «рабами» или «слугами» не своего непосредственного господина, а царя.[9] По достижении определенного возраста, хемуу распределялись по профессиям, становились земледельцами, ремесленниками, воинами. Хемуу работали в царских и храмовых хозяйствах, но и частные хозяйства представителей знати также набирали работников из их числа.[3]

В период Нового царства из-за наличия сильной армии количество рабов в Египте увеличилось.[5][6] Рабовладельческие отношения проникли почти во все слои египетского общества. Рабами могли владеть даже люди скромного общественного положения: пастухи, ремесленники, торговцы.[6] Несомненно, мелкие рабовладельцы использовали своих невольников не только для личных услуг, но и как непосредственных производителей.[6] Иногда отношение к рабам было гораздо гуманнее, чем в экономически более развитых древних обществах, что объясняется сохранением патриархального рабства, предусматривавшего интеграцию раба в общину.[6]

Меньше информации об использовании иноземных рабов в государственном и царском хозяйствах. На изображении времени Тутмоса III показано, как пленные изготовляют кирпич и кладут стены под надзором надсмотрщиков, вооруженных палками. Вещественным доказательством зверского обращения с подневольной рабочей силой может служить тяжёлое кнутовище, найденное возле поминального храма фараона-женщины Хатшепсут.[6] В то же время рядового землепашца-египтянина от посаженного на землю раба отличала только относительная свобода, то, что он не был «вещью» хозяина.[6]

Для Египта эллинистической эпохи, как и для других эллинистических государств, было характерным сохранение наряду с развитым рабовладением старинных форм рабства: самопродажи свободных людей, долгового рабства и пр.

Число рабов и их роль в производстве возросли, рабский труд применялся в поместьях, возникших на царских землях и землях клерухов, и в ремесленных мастерских. А. Б. Ранович и В. В. Струве считают, что в эллинистическом Египте рабство являлось преобладающим элементом производительных сил. По мнению К. К. Зельина, для подобных выводов нет достаточных оснований, и античные формы рабства развивались главным образом в полисах и крупных землевладениях, он указывает, что «рабский труд в области сельского хозяйства применялся в Египте прежде всего крупными землевладельцами»[11].

Сохранились специальные указы Птолемеев о регистрации рабов, запрещении вывоза их из Египта, о розыске беглых рабов, наказании рабов и др. В завещаниях и в брачных контрактах рабы упоминаются как вид имущества. Однако исследователь А. И. Павловская утверждает, что папирусы дают весьма противоречивую картину социально-экономической ситуации в эллинистическом Египте: среди юридических документов этой эпохи законодательство о рабах занимает видное место, но в то же время папирусы, касающиеся рабства, составляют небольшую часть деловых документов, что свидетельствует о малом значении рабства для экономики. По мнению Павловской, одной из причин ограниченного использования рабского труда были высокие цены на невольников. К. К. Зельин пишет, что период притока рабов в эллинистический Египет и особой заинтересованности в операциях с ними длился недолго, и во II—I вв. до н. э. практически не встречается указаний на использование рабской рабочей силы в сельском хозяйстве.[11]

Также для эллинистического Египта характерно существование различных зависимых категорий населения, находящихся между рабами и юридически свободными людьми: гиеродулов — храмовые работники; батраков, работавших в принудительном порядке и не имевших права уйти с места работы раньше определенного срока; десмотов — осужденные за преступления, военнопленные.[11]

А. Б. Ранович считает, что в Римский период больше всего рабство получило распространение в Александрии Египетской, которая была типичным для рабовладельческого общества крупным центром. Рабство занимало здесь не меньше места, чем в Эфесе и Риме. Но Ранович замечает, что делать какие-либо обобщения или пытаться установить процент рабов по отношению ко всему населению затруднительно[12].

В Библии ярко обрисовано тяжёлое положение рабов-земледельцев и строителей:[1]

И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли [нашей]. И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов. Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал, так что опасались сынов Израилевых. И потому Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостью.

И. М. Дьяконов в своей книге «История Древнего Востока» (1988) замечает, что археологические находки, подтверждающие рабство израильтян в Египте и их уход оттуда, пока не обнаружены.[6]

  1. ↑ 1 2 Васильевский М. Г., Липовский А. Л., Тураев Б. А. Рабство // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. ↑ 1 2 3 Неронова В. Д. Проблема формационной принадлежности древнего мира в советской историографии.
  3. ↑ 1 2 3 4 5 Дьяконов И. М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. — Москва: КомКнига, 2007. — 384 с. — ISBN 978-5-484-00573-4.
  4. ↑ Семёнов Ю. И. Марксова теория общественно-экономических формаций и современность // Скепсис.
  5. ↑ 1 2 Валерия Хачатурян. Рабы или «царские люди»?.
  6. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 История Древнего Востока. Часть 2. Передняя Азия. Египет / Б. Б. Пиотровский. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1988.
  7. ↑ Струве В. В. История Древнего Востока. — Москва: ОГИЗ, Госполитиздат, 1941.
  8. ↑ Струве В. В. История Древнего Востока. Краткий курс. — М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1934. — 129 с.
  9. ↑ 1 2 3 4 Берлев О. Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства. — Москва: Наука, 1972. — 368 с.
  10. ↑ Слово *ḥamw в общеафразийском праязыке означало «свойственник», «непрямой родственник» (Дьяконов И. М. «Пути Истории»)
  11. ↑ 1 2 3 Кузнецов Д. В. Эллинистический Египет: основные тенденции развития в конце IV – второй трети I вв. до н.э.: Учебное пособие. — Благовещенск: БГПУ, 2005. — 196 с. — ISBN 5-8331-0084-4.
  12. ↑ Ранович А. Б. Восточные провинции Римской империи в I—III вв. — М.-Л.: Издательство Академии наук СССРгод=1949. — 273 с.

ru.wikiyy.com

Рабство в Древнем Египте - Вики

Рабство в Древнем Египте — общественно-экономическая формация в Древнем Египте, имеющая на сегодняшний день спорные характеристики, от определяющей облик общества во всех его аспектах, до, согласно наиболее современным исследованиям, незначительно влияющей на хозяйственные процессы и представляющей из себя прослойку патриархальных рабов.

Отношения рабов и господ в Египте отличались патриархальностью. Рабы считались и назывались людьми, стояли под покровительством законов, имели свою законную семью и собственность. Храмовые и казённые рабы отличались выжженным клеймом с печатью присутственного места, ведению которого они подлежали. Они были организованы на военную ногу, считались частью войска, шли под начальством своих офицеров и под собственным знаменем[1].

В российской египтологии существуют два противоположных взгляда на проблему рабства в Древнем Египте. Широко известна рабовладельческая концепция древнего Востока В. В. Струве, наиболее решительным противником которой выступал Н. М. Никольский,[2] указывавший на малочисленность рабов, упоминаемых в египетских и ассиро-вавилонских документах, и на то, что они не играли важной роли в производстве[2][3][4][5]. Однако после того, как в 1938 году рабовладельческая формация была зафиксирована в Кратком курсе истории ВКП(б), альтернативные мнения в советской историографии стали постепенно исчезать. После XX съезда КПСС дискуссия в научных кругах возобновляется.[2]

Одним из источников рабства была война. Во время войн между племенами победители захватывали пленников. Первоначально не было смысла заставлять их работать: всё, что пленный мог добыть своим трудом, ушло бы на его же пропитание. Поэтому пленных в Египте убивали и называли «убитые». Когда труд людей стал производительнее, пленников начали оставлять в живых. Обычно их, как и другую военную добычу, забирали себе вождь племени и другие знатные египтяне. Называть пленников стали «живые убитые».

Раннее царство вело войны и подавляло восстания внутри страны. Тема связанных пленников часто встречается в изобразительном искусстве того времени.[6] Но прямого ответа на вопрос об использовании пленных египетские источники не дают.[6] Фараон Нармер хвалился добычей из «быков 400 000, мелкого скота 1 422 000, пленников 120 000». Превращение такого количества людей в рабов на самой заре фараоновского царства маловероятно. Даже при учёте завышения цифр, скорее всего имелось в виду переселение.[6]

В. В. Струве считал, что основную строительную работу и работу по поддержанию ирригационных систем в Древнем царстве производили рабы[7]. Однако он предлагает отличать древневосточных рабов от античных, поскольку большая территориальная община владела рабами коллективно[8]. По мнению доктора исторических наук И. М. Дьяконова, неизвестно ни одного достоверного случая применения рабского труда вне домашнего хозяйства в период Древнего царства. Ведущим сектором в египетской экономике того периода было «вельможеское хозяйство». Непосредственные производители материальных благ, работавшие на вельможу, как отмечает Дьяконов, в основной своей массе, не были рабами. На вельможу работало коренное население страны, и обращались с этими людьми не как с рабами. Однако вельможеское хозяйство имело много общего с рабовладельческим производством, поскольку непосредственные производители работали в принудительном порядке и с помощью хозяйского инвентаря[6].

В эпоху Среднего царства кроме рабов как таковых («баку»), игравших второстепенную роль в производстве,[3] в государстве существовали «царские хемуу»

ru.wikiredia.com

Обсуждение:Рабство в Древнем Египте - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Untitled[]

Мощно этот Ефрон про толпы военнопленных загнул. Статью нужно удалять целиком 195.190.112.166 15:29, 13 марта 2010 (UTC)Я.

 Доработано Может ещё и до дорастет когда-нибудь.--Artuller 07:18, 26 июня 2011 (UTC)

Вдруг пригодится О. Д. Берлев (Ленинград) — Стоимость раба в Египте эпохи Среднего царства

Здесь находятся завершившиеся обсуждения. Просьба не вносить изменений.

Прошу высказать замечания (для статуса хорошей).-- 11:10, 27 июня 2011 (UTC)

  • Как-то маловато. Можно было бы расширить за счёт рассмотрения близких по статусу слоёв общества, например немху, тем более что между ними были некоторые перетекания. Kmorozov 13:40, 27 июня 2011 (UTC) Маловато, да. Но больше 8000 знаков кажется. Можно перенести раздел про хемуу из Древнего Египта, но все-таки немху и хемуу не рабы. Статья наверное больше про взгляды на проблему рабства, потому что самого понятия в Египте наверное и не было, а было много зависимых категорий, похожих больше на сословия. Но это наверное тема для статьи «Социальная стратификация в Древнем Египте». Лучше бы за счет какого-нибудь нового раздела увеличить, водой разбавлять как-то не хочется.-- 16:28, 27 июня 2011 (UTC) Тогда (тем более, раз по-вашему такого понятия и не было) возможно имеет смысл сменить концепцию статьи на «Социальные низы в Древнем Египте»? Kmorozov 17:04, 27 июня 2011 (UTC) Его не было в Египте, а в египтологии пожалуй есть, по крайней мере им оперируют, вокруг него возникают дискуссии. Статья, как мне кажется, именно про эту научную абстракцию.-- 17:15, 27 июня 2011 (UTC) Я не оспариваю это утверждение, просто предлагаю переформулировать вопрос статьи таким образом, чтобы ответ на него был максимально содержательным, оставаясь при этом в рамках первоначального направления. Kmorozov 17:53, 27 июня 2011 (UTC) Да нет, я понял. Но не хочется так делать, думаю лучше это в отдельной статье написать, вот там объем точно будет большой, там этих категорий наверное больше десятка за все периоды. А тут мне еще пришло в голову дописать предысторию и про возобновление дискуссии в 60-х, вроде бы я читал про такое. Можно еще мнения иностранных ученых в отдельный раздел выделить, жалко в английской википедии ничего стоящего по теме нет. Ну а по фактажу замечания есть? 18:05, 27 июня 2011 (UTC)
  • Тема рабства в Новом царстве раскрыта не полно, материалов довольно много. Разорение земледельцев и самопродажа в рабство в поздний период, реформы Бокхориса - можно затронуть эти вопросы. Kmorozov 18:29, 27 июня 2011 (UTC)
  • Про патриархальнось - нет ли источника посвежее, чем ЭСБЕ? Kmorozov 18:33, 27 июня 2011 (UTC)
  • На обсуждении ХС этот вопрос обязательно возникнет, поэтому лучше озаботиться сразу - оформление сносок. Используйте шаблоны {{книга}} и {{sfn}}. Kmorozov 18:35, 27 июня 2011 (UTC) А разве не используются сейчас? 18:57, 27 июня 2011 (UTC) {{книга}} используется прямо в сноске, а лучше оформить отдельным списком литературы и ссылаться на позиции из него с помощью {{sfn}}. Kmorozov 03:49, 28 июня 2011 (UTC)
А есть способ увеличть статью до 30 кб? Valentinian 05:19, 11 июля 2011 (UTC)

извините, но зачем браться за написание темы, о которой имеет опосредованное представление? Если Вы не исправите замечания, то я поставлю к удалению, поскольку такую кашу нельзя хранить в википедии.

  • одно введение вгоняет в шок. Рабство в Древнем Египте — общественно-экономическая формация в Древнем Египте - что такое формация? это тип общества, выделенный по принципу господствующих производственных связей (не обязательно что в каждом отдельно взятом обществе он только один). Рабство - это система отношений, производственных связей. Знак "=" между системой соц-эконом отношений и типом общества ставить нельзя.
  • до, согласно наиболее современным исследованиям, незначительно влияющей на хозяйственные процессы прослойки патриархальных рабов - в том то и дело, что статья о рабстве как производственных связях, об одном лишь укладе, который, совсем не факт, что был господствующим. Об этом и был спор между историками. То, что рабство было, ещё не означает, что всё общество было рабовладельческим, а раз общество не было рабовладельческим, то господствовал какие-то другие производственные связи. В том-то и сыр-бор. Писать надо о рабстве, лишь отдельно говоря о том, что ранее (!) советскими историками приводилось мнение, что оно было основной формой производственных отношений Древнего Египта, но затем (!) российские учёные отказались от этой идеи.
  • циклического развития (Э. Мейер) это Вы сами придумали?
  • Согласно первой теории все цивилизации последовательно проходили стадии от рабовладения до капитализма. Семёнов удивился бы, узнав, что пишут, ссылаясь на его работы. Серьёзно, по мнению Маркса существовало несколько цивилизаций?

дальше читать нет времени. Решайте что-нибудь с этим, а там продолжим --Алый Король 11:58, 12 июля 2011 (UTC)

  • Какое-то буквоедство. Чем вам не понравилось «циклического развития»? В ссылке на Семенова «...древность, которую Э. Мейер прекрасно знал. И создание им циклической концепции развития античного мира...». А потом вы обратили внимание, что преамбулу добавил не тот участник, что выносил к номинации[1]. Ну а перл «зачем браться за написание темы, о которой имеет опосредованное представление?» просто порадовал — давайте так на главной странице напишем, и прощай свободная энциклопедия. Вы же кстати сами статьи по музыке пишете, хоть вроде и не музыкант. Из затеи с удалением тоже вряд ли что выгорит…--Dewaere 19:49, 12 июля 2011 (UTC) В ссылке, И создание им циклической концепции развития античного мира…" античного мира, видите? а рядом с Мейером кто? Маркс и поступательное стадиальное развитие, что, тоже античного мира? читаем дальше: Сторонники второй теории считали что Древние общества уже проходили в своем развитии все основные формации, причем, феодализм предшествовал рабовладению. как сторонники второй, то есть Мейер, могли использовать понятие «формации»? Кто, кроме Мейера, придерживался этой точки зрения, кто эти сторонники? Для человека, это писавшего, весь этот понятийный аппарат это просто набор букв. Что касается введения, то какое мне дело, кто и как его писал? Статья на рецензии, открыта для обсуждения, если автор уже не активен, то статью можно убирать. Обо мне Вы тоже не к месту упомянули. Чтобы писать о голых девках и лысых байкерах высшее образование вообще не надо, во всём остальном я пишу статьи по специальности. И да, я считаю, что статьи на «сложные темы» должны писать не первые прохожие, а люди, разбирающиеся в теме, иначе вики никогда не вылезет из той дыры, в которую влезла --Алый Король 03:01, 13 июля 2011 (UTC) Пожалуйста, во-первых, поменьше пафоса и острых высказываний вроде «сами придумали?». И пожалуйста побольше дружелюбия — это ведь не сложно. Вики не надо ниоткуда выбираться, у нее другая задача, как говорит Джимбо, она лишь забава. Если бы не дилетанты, вообще бы не было контента, можно очень долго ждать, пока историки вместо статей о музыке начнут писать исторические. А потом, откуда известно, кто специалист, а кто нет. Мы с вами виртуальные конструкции, у кого какое образование на самом деле, неизвестно. Кроме 10 предложений преамбулы, возможно, написанной несколько вольно, есть основной контент, дали бы о нем замечания вместо фразы «дальше читать нет времени». Прочитайте полностью, потом давайте заключение. И странно выглядит предложение удаления, из-за одного неправильно употребленного термина. Я лично вижу, что термин цивилизация в «Согласно первой теории все цивилизации последовательно проходили стадии» употреблен как синоним слова общество, согласно статье цивилизация — это в том числе локализованное во времени и пространстве общество. Про формации там не сказано, что Мейер использовал этот термин, полагаю, он употреблен как синоним слова этапы или стадии, или ещё что-то такое. Абсолютно никакого криминала, в любом случае можно было дать предложение о том, как именно надо поправить эти две фразы. Не вижу почему надо повышать градус общения, который и так высок в проекте. Здесь конечно не место для выяснений — пришлось к слову. Извините, но вынужден обратиться на ЗКА, понятное дело это вас не испугает и не расстроит, но надеюсь на совесть.--Dewaere 06:13, 13 июля 2011 (UTC) хорошая тактика, молодец --Алый Король 06:34, 13 июля 2011 (UTC)
  • Насчет Семенова — его, как я вижу, также обвиняют в недостаточном понимании терминологии Маркса, поэтому не вижу единодушие даже в научных кругах, все друг друга обвиняют в дилетантизме. Dewaere 06:28, 13 июля 2011 (UTC)
  • Корявости: Рабы считались и назывались людьми, стояли под покровительством законов, имели свою законную семью и собственность.
  • Они были организованы на военную ногу
  • на самой заре фараоновского царства
  • Даже при учете завышения цифр
  • не только для личных услуг, но и как непосредственных производителей
  • посаженного на землю раба
  • Рабство занимало здесь не меньше места, чем в Эфесе и Риме.

— Postoronniy-13 18:53, 13 июля 2011 (UTC)

Прдыстория[]

Закомментировал из-за замечаний в рецензии.--81.25.53.102 18:28, 23 мая 2012 (UTC)

encyclopaedia.bid

Рабство в Древнем Египте — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Рабство в Древнем Египте — общественно-экономическая формация в Древнем Египте, имеющая на сегодняшний день спорные характеристики, от определяющей облик общества во всех его аспектах, до, согласно наиболее современным исследованиям, незначительно влияющей на хозяйственные процессы и представляющей из себя прослойку патриархальных рабов.

Общие характеристики

Отношения рабов и господ в Египте отличались патриархальностью. Рабы считались и назывались людьми, стояли под покровительством законов, имели свою законную семью и собственность. Храмовые и казённые рабы отличались выжженным клеймом с печатью присутственного места, ведению которого они подлежали. Они были организованы на военную ногу, считались частью войска, шли под начальством своих офицеров и под собственным знаменем.[1]

В российской египтологии существуют два противоположных взгляда на проблему рабства в Древнем Египте. Широко известна рабовладельческая концепция древнего Востока В. В. Струве, наиболее решительным противником которой выступал Н. М. Никольский,[2] указывавший на малочисленность рабов, упоминаемых в египетских и ассиро-вавилонских документах, и на то, что они не играли важной роли в производстве.[3][4][5][2] Однако после того, как в 1938 году рабовладельческая формация была зафиксирована в Кратком курсе истории ВКП(б), альтернативные мнения в советской историографии стали постепенно исчезать. После XX съезда КПСС дискуссия в научных кругах возобновляется.[2]

Династический период

Одним из источников рабства была война. Во время войн между племенами победители захватывали пленников. Первоначально не было смысла заставлять их работать: всё, что пленный мог добыть своим трудом, ушло бы на его же пропитание. Поэтому пленных в Египте убивали и называли «убитые». Когда труд людей стал производительнее, пленников начали оставлять в живых. Обычно их, как и другую военную добычу, забирали себе вождь племени и другие знатные египтяне. Называть пленников стали «живые убитые».

Раннее царство вело войны и подавляло восстания внутри страны. Тема связанных пленников часто встречается в изобразительном искусстве того времени.[6] Но прямого ответа на вопрос об использовании пленных египетские источники не дают.[6] Фараон Хор Сом хвалился добычей из «быков 400 000, мелкого скота 1 422 000, пленников 120 000». Превращение такого количества людей в рабов на самой заре фараоновского царства маловероятно. Даже при учёте завышения цифр, скорее всего имелось в виду переселение.[6]

В. В. Струве считал, что основную строительную работу и работу по поддержанию ирригационных систем в Древнем царстве производили рабы.[7] Однако он предлагает отличать древневосточных рабов от античных, поскольку большая территориальная община владела рабами коллективно.[8] По мнению доктора исторических наук И. М. Дьяконова, не известно ни одного достоверного случая применения рабского труда вне домашнего хозяйства в период Старого царства. Ведущим сектором в экономике Старого царства было «вельможеское хозяйство». Непосредственные производители материальных благ, работавшие на вельможу, как отмечает Дьяконов, в основной своей массе, не были рабами. На вельможу работало коренное население страны, и обращались с этими людьми не как с рабами. Однако вельможеское хозяйство имело много общего с рабовладельческим производством, поскольку непосредственные производители работали в принудительном порядке и с помощью хозяйского инвентаря.[6]

В эпоху Среднего царства кроме рабов как таковых («баку»), игравших второстепенную роль в производстве,[3] в государстве существовали «царские хемуу»[9] (обычно переводится как «рабы», «слуги»[10]), рабочие,[3] но они не были рабами в традиционном понимании. Царские хемуу охватывают почти все эксплуатируемое коренное население Египта и противопоставляются работникам, ввозимым в страну извне.[9] Они составляли основную массу трудящегося населения[3][9] и являлись «рабами» или «слугами» не своего непосредственного господина, а царя.[9] По достижении определенного возраста, хемуу распределялись по профессиям, становились земледельцами, ремесленниками, воинами. Хемуу работали в царских и храмовых хозяйствах, но и частные хозяйства представителей знати также набирали работников из их числа.[3]

В период Нового царства из-за наличия сильной армии количество рабов в Египте увеличилось.[6][5] Рабовладельческие отношения проникли почти во все слои египетского общества. Рабами могли владеть даже люди скромного общественного положения: пастухи, ремесленники, торговцы.[6] Несомненно, мелкие рабовладельцы использовали своих невольников не только для личных услуг, но и как непосредственных производителей.[6] Иногда отношение к рабам было гораздо гуманнее, чем в экономически более развитых древних обществах, что объясняется сохранением патриархального рабства, предусматривавшего интеграцию раба в общину.[6]

Меньше информации об использовании иноземных рабов в государственном и царском хозяйствах. На изображении времени Тутмоса III показано, как пленные изготовляют кирпич и кладут стены под надзором надсмотрщиков, вооруженных палками. Вещественным доказательством зверского обращения с подневольной рабочей силой может служить тяжёлое кнутовище, найденное возле поминального храма фараона-женщины Хатшепсут.[6] В то же время рядового землепашца-египтянина от посаженного на землю раба отличала только относительная свобода, то, что он не был «вещью» хозяина.[6]

Эллинистический и римский периоды

Для Египта эллинистической эпохи, как и для других эллинистических государств, было характерным сохранение наряду с развитым рабовладением старинных форм рабства: самопродажи свободных людей, долгового рабства и пр.

Число рабов и их роль в производстве возросли, рабский труд применялся в поместьях, возникших на царских землях и землях клерухов, и в ремесленных мастерских. А. Б. Ранович и В. В. Струве считают, что в эллинистическом Египте рабство являлось преобладающим элементом производительных сил. По мнению К. К. Зельина, для подобных выводов нет достаточных оснований, и античные формы рабства развивались главным образом в полисах и крупных землевладениях, он указывает, что «рабский труд в области сельского хозяйства применялся в Египте прежде всего крупными землевладельцами».[11]

Сохранились специальные указы Птолемеев о регистрации рабов, запрещении вывоза их из Египта, о розыске беглых рабов, наказании рабов и др. В завещаниях и в брачных контрактах рабы упоминаются как вид имущества. Однако исследователь А. И. Павловская утверждает, что папирусы дают весьма противоречивую картину социально-экономической ситуации в эллинистическом Египте: среди юридических документов этой эпохи законодательство о рабах занимает видное место, но в то же время папирусы, касающиеся рабства, составляют небольшую часть деловых документов, что свидетельствует о малом значении рабства для экономики. По мнению Павловской, одной из причин ограниченного использования рабского труда были высокие цены на невольников. К. К. Зельин пишет, что период притока рабов в эллинистический Египет и особой заинтересованности в операциях с ними длился недолго, и во II—I вв. до н. э. практически не встречается указаний на использование рабской рабочей силы в сельском хозяйстве.[11]

Также для эллинистического Египта характерно существование различных зависимых категорий населения, находящихся между рабами и юридически свободными людьми: гиеродулов — храмовые работники; батраков, работавших в принудительном порядке и не имевших права уйти с места работы раньше определенного срока; десмотов — осужденные за преступления, военнопленные.[11]

А. Б. Ранович считает, что в Римский период больше всего рабство получило распространение в Александрии Египетской, которая была типичным для рабовладельческого общества крупным центром. Рабство занимало здесь не меньше места, чем в Эфесе и Риме. Но Ранович замечает, что делать какие-либо обобщения или пытаться установить процент рабов по отношению ко всему населению затруднительно.[12]

Египетское рабство в Библии

В Библии ярко обрисовано тяжёлое положение рабов-земледельцев и строителей:[1]

И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа, и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли [нашей]. И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов. Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал, так что опасались сынов Израилевых. И потому Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостью.

И. М. Дьяконов в своей книге «История Древнего Востока» (1988) замечает, что археологические находки, подтверждающие рабство израильтян в Египте и их уход оттуда, пока не обнаружены.[6]

См. также

Напишите отзыв о статье "Рабство в Древнем Египте"

Примечания

  1. ↑ 1 2 Рабство // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. ↑ 1 2 3 Неронова В. Д. [ancientrome.ru/publik/neronova/ner01.htm Проблема формационной принадлежности древнего мира в советской историографии].
  3. ↑ 1 2 3 4 5 Дьяконов И. М. Пути истории. От древнейшего человека до наших дней. — Москва: КомКнига, 2007. — 384 с. — ISBN 978-5-484-00573-4.
  4. ↑ Семенов Ю. И. [scepsis.ru/library/id_120.html Марксова теория общественно-экономических формаций и современность].
  5. ↑ 1 2 Валерия Хачатурян. [his.1september.ru/articlef.php?ID=200303309 Рабы или «царские люди»?].
  6. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 История Древнего Востока. Часть 2. Передняя Азия. Египет / Б. Б. Пиотровский. — Москва: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1988.
  7. ↑ Струве В. В. История Древнего Востока. — Москва: ОГИЗ, Госполитиздат, 1941.
  8. ↑ Струве В. В. История Древнего Востока. Краткий курс. — Москва: Государственное социально-экономическое издательство, 1934. — 129 с.
  9. ↑ 1 2 3 4 Берлев О. Д. Трудовое население Египта в эпоху Среднего царства. — Москва: Наука, 1972. — 368 с.
  10. ↑ Слово *ḥamw в общеафразийском праязыке означало «свойственник», «непрямой родственник» (Дьяконов И. М. «Пути Истории»)
  11. ↑ 1 2 3 Кузнецов Д. В. Эллинистический Египет: основные тенденции развития в конце IV – второй трети I вв. до н.э.: Учебное пособие. — Благовещенск: БГПУ, 2005. — 196 с. — ISBN 5-8331-0084-4.
  12. ↑ Ранович А. Б. Восточные провинции Римской империи в I—III вв. — Москва-Ленинград: Издательство Академии Наук СССР, 1949. — 273 с.

Литература

История Древнего Востока. Часть 2. Передняя Азия. Египет / Б. Б. Пиотровский. — Москва: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1988.

Отрывок, характеризующий Рабство в Древнем Египте

– И в самом деле, – подхватила княжна Марья, – может быть, точно. Я пойду. Courage, mon ange! [Не бойся, мой ангел.] Она поцеловала Лизу и хотела выйти из комнаты. – Ах, нет, нет! – И кроме бледности, на лице маленькой княгини выразился детский страх неотвратимого физического страдания. – Non, c'est l'estomac… dites que c'est l'estomac, dites, Marie, dites…, [Нет это желудок… скажи, Маша, что это желудок…] – и княгиня заплакала детски страдальчески, капризно и даже несколько притворно, ломая свои маленькие ручки. Княжна выбежала из комнаты за Марьей Богдановной. – Mon Dieu! Mon Dieu! [Боже мой! Боже мой!] Oh! – слышала она сзади себя. Потирая полные, небольшие, белые руки, ей навстречу, с значительно спокойным лицом, уже шла акушерка. – Марья Богдановна! Кажется началось, – сказала княжна Марья, испуганно раскрытыми глазами глядя на бабушку. – Ну и слава Богу, княжна, – не прибавляя шага, сказала Марья Богдановна. – Вам девицам про это знать не следует. – Но как же из Москвы доктор еще не приехал? – сказала княжна. (По желанию Лизы и князя Андрея к сроку было послано в Москву за акушером, и его ждали каждую минуту.) – Ничего, княжна, не беспокойтесь, – сказала Марья Богдановна, – и без доктора всё хорошо будет. Через пять минут княжна из своей комнаты услыхала, что несут что то тяжелое. Она выглянула – официанты несли для чего то в спальню кожаный диван, стоявший в кабинете князя Андрея. На лицах несших людей было что то торжественное и тихое. Княжна Марья сидела одна в своей комнате, прислушиваясь к звукам дома, изредка отворяя дверь, когда проходили мимо, и приглядываясь к тому, что происходило в коридоре. Несколько женщин тихими шагами проходили туда и оттуда, оглядывались на княжну и отворачивались от нее. Она не смела спрашивать, затворяла дверь, возвращалась к себе, и то садилась в свое кресло, то бралась за молитвенник, то становилась на колена пред киотом. К несчастию и удивлению своему, она чувствовала, что молитва не утишала ее волнения. Вдруг дверь ее комнаты тихо отворилась и на пороге ее показалась повязанная платком ее старая няня Прасковья Савишна, почти никогда, вследствие запрещения князя,не входившая к ней в комнату. – С тобой, Машенька, пришла посидеть, – сказала няня, – да вот княжовы свечи венчальные перед угодником зажечь принесла, мой ангел, – сказала она вздохнув. – Ах как я рада, няня. – Бог милостив, голубка. – Няня зажгла перед киотом обвитые золотом свечи и с чулком села у двери. Княжна Марья взяла книгу и стала читать. Только когда слышались шаги или голоса, княжна испуганно, вопросительно, а няня успокоительно смотрели друг на друга. Во всех концах дома было разлито и владело всеми то же чувство, которое испытывала княжна Марья, сидя в своей комнате. По поверью, что чем меньше людей знает о страданиях родильницы, тем меньше она страдает, все старались притвориться незнающими; никто не говорил об этом, но во всех людях, кроме обычной степенности и почтительности хороших манер, царствовавших в доме князя, видна была одна какая то общая забота, смягченность сердца и сознание чего то великого, непостижимого, совершающегося в эту минуту. В большой девичьей не слышно было смеха. В официантской все люди сидели и молчали, на готове чего то. На дворне жгли лучины и свечи и не спали. Старый князь, ступая на пятку, ходил по кабинету и послал Тихона к Марье Богдановне спросить: что? – Только скажи: князь приказал спросить что? и приди скажи, что она скажет. – Доложи князю, что роды начались, – сказала Марья Богдановна, значительно посмотрев на посланного. Тихон пошел и доложил князю. – Хорошо, – сказал князь, затворяя за собою дверь, и Тихон не слыхал более ни малейшего звука в кабинете. Немного погодя, Тихон вошел в кабинет, как будто для того, чтобы поправить свечи. Увидав, что князь лежал на диване, Тихон посмотрел на князя, на его расстроенное лицо, покачал головой, молча приблизился к нему и, поцеловав его в плечо, вышел, не поправив свечей и не сказав, зачем он приходил. Таинство торжественнейшее в мире продолжало совершаться. Прошел вечер, наступила ночь. И чувство ожидания и смягчения сердечного перед непостижимым не падало, а возвышалось. Никто не спал.

Была одна из тех мартовских ночей, когда зима как будто хочет взять свое и высыпает с отчаянной злобой свои последние снега и бураны. Навстречу немца доктора из Москвы, которого ждали каждую минуту и за которым была выслана подстава на большую дорогу, к повороту на проселок, были высланы верховые с фонарями, чтобы проводить его по ухабам и зажорам. Княжна Марья уже давно оставила книгу: она сидела молча, устремив лучистые глаза на сморщенное, до малейших подробностей знакомое, лицо няни: на прядку седых волос, выбившуюся из под платка, на висящий мешочек кожи под подбородком. Няня Савишна, с чулком в руках, тихим голосом рассказывала, сама не слыша и не понимая своих слов, сотни раз рассказанное о том, как покойница княгиня в Кишиневе рожала княжну Марью, с крестьянской бабой молдаванкой, вместо бабушки. – Бог помилует, никогда дохтура не нужны, – говорила она. Вдруг порыв ветра налег на одну из выставленных рам комнаты (по воле князя всегда с жаворонками выставлялось по одной раме в каждой комнате) и, отбив плохо задвинутую задвижку, затрепал штофной гардиной, и пахнув холодом, снегом, задул свечу. Княжна Марья вздрогнула; няня, положив чулок, подошла к окну и высунувшись стала ловить откинутую раму. Холодный ветер трепал концами ее платка и седыми, выбившимися прядями волос. – Княжна, матушка, едут по прешпекту кто то! – сказала она, держа раму и не затворяя ее. – С фонарями, должно, дохтур… – Ах Боже мой! Слава Богу! – сказала княжна Марья, – надо пойти встретить его: он не знает по русски. Княжна Марья накинула шаль и побежала навстречу ехавшим. Когда она проходила переднюю, она в окно видела, что какой то экипаж и фонари стояли у подъезда. Она вышла на лестницу. На столбике перил стояла сальная свеча и текла от ветра. Официант Филипп, с испуганным лицом и с другой свечей в руке, стоял ниже, на первой площадке лестницы. Еще пониже, за поворотом, по лестнице, слышны были подвигавшиеся шаги в теплых сапогах. И какой то знакомый, как показалось княжне Марье, голос, говорил что то. – Слава Богу! – сказал голос. – А батюшка? – Почивать легли, – отвечал голос дворецкого Демьяна, бывшего уже внизу. Потом еще что то сказал голос, что то ответил Демьян, и шаги в теплых сапогах стали быстрее приближаться по невидному повороту лестницы. «Это Андрей! – подумала княжна Марья. Нет, это не может быть, это было бы слишком необыкновенно», подумала она, и в ту же минуту, как она думала это, на площадке, на которой стоял официант со свечой, показались лицо и фигура князя Андрея в шубе с воротником, обсыпанным снегом. Да, это был он, но бледный и худой, и с измененным, странно смягченным, но тревожным выражением лица. Он вошел на лестницу и обнял сестру. – Вы не получили моего письма? – спросил он, и не дожидаясь ответа, которого бы он и не получил, потому что княжна не могла говорить, он вернулся, и с акушером, который вошел вслед за ним (он съехался с ним на последней станции), быстрыми шагами опять вошел на лестницу и опять обнял сестру. – Какая судьба! – проговорил он, – Маша милая – и, скинув шубу и сапоги, пошел на половину княгини.

Маленькая княгиня лежала на подушках, в белом чепчике. (Страдания только что отпустили ее.) Черные волосы прядями вились у ее воспаленных, вспотевших щек; румяный, прелестный ротик с губкой, покрытой черными волосиками, был раскрыт, и она радостно улыбалась. Князь Андрей вошел в комнату и остановился перед ней, у изножья дивана, на котором она лежала. Блестящие глаза, смотревшие детски, испуганно и взволнованно, остановились на нем, не изменяя выражения. «Я вас всех люблю, я никому зла не делала, за что я страдаю? помогите мне», говорило ее выражение. Она видела мужа, но не понимала значения его появления теперь перед нею. Князь Андрей обошел диван и в лоб поцеловал ее. – Душенька моя, – сказал он: слово, которое никогда не говорил ей. – Бог милостив. – Она вопросительно, детски укоризненно посмотрела на него. – Я от тебя ждала помощи, и ничего, ничего, и ты тоже! – сказали ее глаза. Она не удивилась, что он приехал; она не поняла того, что он приехал. Его приезд не имел никакого отношения до ее страданий и облегчения их. Муки вновь начались, и Марья Богдановна посоветовала князю Андрею выйти из комнаты. Акушер вошел в комнату. Князь Андрей вышел и, встретив княжну Марью, опять подошел к ней. Они шопотом заговорили, но всякую минуту разговор замолкал. Они ждали и прислушивались. – Allez, mon ami, [Иди, мой друг,] – сказала княжна Марья. Князь Андрей опять пошел к жене, и в соседней комнате сел дожидаясь. Какая то женщина вышла из ее комнаты с испуганным лицом и смутилась, увидав князя Андрея. Он закрыл лицо руками и просидел так несколько минут. Жалкие, беспомощно животные стоны слышались из за двери. Князь Андрей встал, подошел к двери и хотел отворить ее. Дверь держал кто то. – Нельзя, нельзя! – проговорил оттуда испуганный голос. – Он стал ходить по комнате. Крики замолкли, еще прошло несколько секунд. Вдруг страшный крик – не ее крик, она не могла так кричать, – раздался в соседней комнате. Князь Андрей подбежал к двери; крик замолк, послышался крик ребенка. «Зачем принесли туда ребенка? подумал в первую секунду князь Андрей. Ребенок? Какой?… Зачем там ребенок? Или это родился ребенок?» Когда он вдруг понял всё радостное значение этого крика, слезы задушили его, и он, облокотившись обеими руками на подоконник, всхлипывая, заплакал, как плачут дети. Дверь отворилась. Доктор, с засученными рукавами рубашки, без сюртука, бледный и с трясущейся челюстью, вышел из комнаты. Князь Андрей обратился к нему, но доктор растерянно взглянул на него и, ни слова не сказав, прошел мимо. Женщина выбежала и, увидав князя Андрея, замялась на пороге. Он вошел в комнату жены. Она мертвая лежала в том же положении, в котором он видел ее пять минут тому назад, и то же выражение, несмотря на остановившиеся глаза и на бледность щек, было на этом прелестном, детском личике с губкой, покрытой черными волосиками. «Я вас всех люблю и никому дурного не делала, и что вы со мной сделали?» говорило ее прелестное, жалкое, мертвое лицо. В углу комнаты хрюкнуло и пискнуло что то маленькое, красное в белых трясущихся руках Марьи Богдановны.

Через два часа после этого князь Андрей тихими шагами вошел в кабинет к отцу. Старик всё уже знал. Он стоял у самой двери, и, как только она отворилась, старик молча старческими, жесткими руками, как тисками, обхватил шею сына и зарыдал как ребенок.

Через три дня отпевали маленькую княгиню, и, прощаясь с нею, князь Андрей взошел на ступени гроба. И в гробу было то же лицо, хотя и с закрытыми глазами. «Ах, что вы со мной сделали?» всё говорило оно, и князь Андрей почувствовал, что в душе его оторвалось что то, что он виноват в вине, которую ему не поправить и не забыть. Он не мог плакать. Старик тоже вошел и поцеловал ее восковую ручку, спокойно и высоко лежащую на другой, и ему ее лицо сказало: «Ах, что и за что вы это со мной сделали?» И старик сердито отвернулся, увидав это лицо.

Еще через пять дней крестили молодого князя Николая Андреича. Мамушка подбородком придерживала пеленки, в то время, как гусиным перышком священник мазал сморщенные красные ладонки и ступеньки мальчика. Крестный отец дед, боясь уронить, вздрагивая, носил младенца вокруг жестяной помятой купели и передавал его крестной матери, княжне Марье. Князь Андрей, замирая от страха, чтоб не утопили ребенка, сидел в другой комнате, ожидая окончания таинства. Он радостно взглянул на ребенка, когда ему вынесла его нянюшка, и одобрительно кивнул головой, когда нянюшка сообщила ему, что брошенный в купель вощечок с волосками не потонул, а поплыл по купели.

Участие Ростова в дуэли Долохова с Безуховым было замято стараниями старого графа, и Ростов вместо того, чтобы быть разжалованным, как он ожидал, был определен адъютантом к московскому генерал губернатору. Вследствие этого он не мог ехать в деревню со всем семейством, а оставался при своей новой должности всё лето в Москве. Долохов выздоровел, и Ростов особенно сдружился с ним в это время его выздоровления. Долохов больной лежал у матери, страстно и нежно любившей его. Старушка Марья Ивановна, полюбившая Ростова за его дружбу к Феде, часто говорила ему про своего сына. – Да, граф, он слишком благороден и чист душою, – говаривала она, – для нашего нынешнего, развращенного света. Добродетели никто не любит, она всем глаза колет. Ну скажите, граф, справедливо это, честно это со стороны Безухова? А Федя по своему благородству любил его, и теперь никогда ничего дурного про него не говорит. В Петербурге эти шалости с квартальным там что то шутили, ведь они вместе делали? Что ж, Безухову ничего, а Федя все на своих плечах перенес! Ведь что он перенес! Положим, возвратили, да ведь как же и не возвратить? Я думаю таких, как он, храбрецов и сынов отечества не много там было. Что ж теперь – эта дуэль! Есть ли чувство, честь у этих людей! Зная, что он единственный сын, вызвать на дуэль и стрелять так прямо! Хорошо, что Бог помиловал нас. И за что же? Ну кто же в наше время не имеет интриги? Что ж, коли он так ревнив? Я понимаю, ведь он прежде мог дать почувствовать, а то год ведь продолжалось. И что же, вызвал на дуэль, полагая, что Федя не будет драться, потому что он ему должен. Какая низость! Какая гадость! Я знаю, вы Федю поняли, мой милый граф, оттого то я вас душой люблю, верьте мне. Его редкие понимают. Это такая высокая, небесная душа!

wiki-org.ru