История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

.4 Формы и методы христианизации Руси. Проблемы христианизации древней руси


.4 Формы и методы христианизации Руси

Добровольно-принудительное Крещение Руси. Насильственная форма христианизации Руси. Борьба язычества с православием. По данному вопросу есть множество мнений и суждений.

Христианство распространялось в мире двумя путями: мечами христианских армий (среди западных славян, саксов и прибалтов), второй путь через племенную верхушку. Во многих европейских странах христианство насильно насаждалось. Насильно крестил свои дружины Хлодвиг. Карл Великий принудительно крестил саксов. Насильно приводит свой народ к христианству и Стефан I, король венгерский. Он же принуждает отказываться от восточного христианства всех тех, кто уже успел принять его по византийскому обычаю. Крещение на Руси конечно же тоже н обходится без насилия, но в целом его распространение на Руси было достаточно мирным.

Интересно мнение французского историка Жак ле Гофа: христианская проповедь всегда терпит поражение, когда пытается обратиться к языческим народам и убедить их. Но, она почти всегда добивается успеха, привлекая на свою сторону вождей. Причины известны этому факту. Правитель, принимавший христианство, получает божественную санкцию своей власти, «власть от бога» и это преподносится народу как истина.

Принятие христианства «князем нашим и боярами» удивления не вызывает. Летопись о крещении Руси рассказывает, что радостью шли люди, говоря, что не приняли бы христианства (новую религию) князь и бояре «если бы не было это хорошим». Князь Владимир обращаясь к тем киевлянам, которые не пожелали креститься, говорил им, как пишется в Радзивилловской летописи - «противник мне будет» или даже, судя по Никоновской летописи - «не будет пощажен». В Повести временных лет говорится о закономерном следствии - «сильно умножились разбои». Христианские епископы требовали от князя самых жестких мер: «Почему не казнишь разбойников»? Но Владимир отвечает - «Боюсь греха». В традициях языческой Руси смертной казни не было, существовали штраф (вира) и кровная месть, требование казни опиралось на христианское, византийское законодательство, поэтому Владимир его отвергает.

С особым трудом шла христианизация Новгорода. Новгород всегда стремился к свободе. Хорошо известен рассказ «Иоакимовской летописи» в пересказе Татищева. В Новгороде люди, увидев, как Добрыня идет крестить их, собрали вече и клялись не пустить их в город, не дать опровергнуть идолов. Разметав мост, вышли с оружием, Добрыня увещевал их добрыми словами и угрозами, но они и слышать не желали, вывели два самострела со множеством камней, и установили их на мосту, как на своих врагов. Высший славянский жрец Богомил, который из-за своего красноречия звался Соловьем, запретил людям покоряться - «Лучше нам помереть, нежели богов наших дать на поругани». Народ дом Добрыни разорил, жену и родных его избил, имение разграбил. На рассвете подоспел Добрыня с воинами, некоторые дома велел поджечь, люди были напуганы и побежали тушить огонь, первые мужи, пришли к Добрыне, стали просить мира. Добрыня запретил грабеж и низверг идолов, деревянные сжег, а каменные, спустил в реку. Народ с великим воплем и слезами просил за них, словно за настоящих богов. Добрыня насмехался, говорил, что раз они себя оборонить не могут, какую пользу вы от них имеете. Таким образом, заставляли всех креститься. Не желающих креститься воины притаскивали и крестили, мужчин выше моста, а женщин ниже моста. Так повсеместно действуя, Путята шел к Киеву. Отсюда и миф, что «новгородцев Путята крестил мечем, а Добрыня огнем».

«Житие великого князя Владимира» гласит, что Владимир облагал большой данью не захотевших креститься. Согласно «Повести о водворении христианства в Муроме», народ заманивали в христианскую веру снижением налогов, так называемыми «оброками легкими», а «иногда муками и ранами угрожая язычникам, глумились над языческими святынями».

Адекватно отвечали русские язычники. В Новгороде в 1066 году был удушен епископ Стефан. В Залесской Руси, в Ростове в 11-12 вв. епископы Феодор и Илларион - были изгнаны, Лаврентий - убит. На Вятке язычники убили монаха Кукшу, который «крестил Вятичей».

Очень интересным показалось мнение священника Сергея Круглова в защиту княгини Ольги. Он рассуждает: «В Повести временных лет» о княгине Ольге говорится: «Была она предвозвестницей христианской земле, как денница перед солнцем, как заря перед рассветом. Она сияла, как луна в ночи; так и она светилась среди язычников, как жемчуг в грязи». С другой стороны в ее жизнеописание рассказывает, как страшно она отомстила за своего мужа, князя Игоря! Он был убит в одном из походов на древлян за противоречившей обычаям повторной данью. Печальный опыт заставил Ольгу упорядочить получаемые от союзных племен дань и их повинности).Двадцать древлян закопаны живьем в ладье, потом послов сожгла в бане, потом во время тризны на могиле мужа опоила и перебила еще пять тысяч, потом и вовсе сожгла древлянский Искоростень… Судить языческого человека по новозаветным меркам - глупо. Мы с вами, верующие-неверующие, но родились и живем в лоне тысячелетней христианской цивилизации, новозаветные понятия впитали генетически. Нам трудно представить, каково это было - до Христа, без Евангелия…Кровь и плоть, ярость и боль за мужа, груз ответственности за княженье, несение власти, понимаемой как служение, долг перед небом, землей и людьми как нечто глубоко личное, сколь утробное, столь и небесное…Нам этого уже не понять, мы не знаем этого вкуса на языке, в сердце….Месть за мужа… Мир предчувствия - и наш нынешний мир послевкусия: вот, скажем, современные муж и жена, двое, снимающие уютную квартирку, смысл жизни видящие в том, чтобы вовремя выплатить кредиты и съездить на Бали, совместно ведущие бизнес и воспитывающие пекинеса, - случись с одним что, второй может лишь разразиться серией записей в рубрике «Мои твиты» и в знак траура сделать себе новое тату на лодыжке, может и горевать - но вот баню поджигать явно не станет. Даже пустую… И кишка тонка, и политкорректность (пусть даже ее родословную возводят к «христианским ценностям») не велит. Святая равноапостольная княгиня Ольга…. Да, святая. Не потому, что «безгрешная», безгрешных людей не бывает. Но через таинство крещения она вступила в область Христову, была отделена от ветхого человечества. В этом смысле святы мы все, христиане, не своей праведностью, но святостью Христа. Вот так и с княгиней Ольгой: мы с вами вполне можем представить, что та, которая в ярости и боли жгла древлян в бане, и та, что вышла новорожденной во Христе из цареградской купели - уже два совсем разных человека. И - да, равноапостольная. Хотя и не крестила народы, как ее внук, князь Владимир. Но делу апостолов, делу проповеди Евангелия и распространению веры Христовой послужила и она. Хотя бы тем, что при ней строились храмы. А в храмах - звучала молитва».

Все преобразования осуществлялись по самому указанию великого князя или его ближайшего окружения - «правительства». В то время никакого внешнего, насильственного натиска страна не испытывала. Население было уже знакомо с христианством: многие годы в древнерусских городах сосуществовали христианские маленькие общины, которые появились еще во время княжения Ольги. Но при любом кардинальном преобразовании, прогрессивное, новое всегда наталкивается на сопротивление отжившего и старого. Князь Владимир только выигрывал - если до он был просто главой племенного союза, то сейчас его властвование было освящено, «даровано богом». Окружение ближайшее Владимира, как и дружина не несло никакого имущественного ущерба. Перед купцами, кто занимался торговлей с Византией, религиозная реформа открывала новые, широкие возможности. Прежде на торговых площадях заморских стран они были «скифами» и «варварами», то сейчас в Византии и Европе они стали уважаемыми единоверцами, а на мусульманском Востоке - представителями одной из мировых религий.

Рядовые общинники, тоже особенно не страдали. Рабам христианство обещало свободу. Как известно, в Древней Руси рабство было домашним, рабов не использовали в производстве, но они составляли заметный слой общества. Распространена была работорговля. Даже сегодня в английском, немецком и французском языках понятие «раб» обозначается словом «славянин», рабы-славяне очень ценились на невольничьих рынках.

Кто терял все, так это языческие жрецы. Влиятельное жреческое сословие вдруг становилось никому не нужным. В этих условиях языческое жречество прибегло к двум принципиально разным тактическим приемам: во-первых, «уходу в подполье», когда на окраинах и в других местах, где это было возможно, продолжалось служение идолам, совершение магических обрядов и т.п.; во-вторых, открытому (даже вооруженному) сопротивлению всей системе реформ Владимира. Реакция Владимира на эти две тактики была различной. На «подпольных» языческих жрецов почти не обращали внимания, им не мешали, ведь они не представляли опасности для реформы. В этом один из корней так называемого двоеверия. Владимир считал, что в результате деятельности христианского духовенства эти элементы язычества постепенно отомрут. Иной была реакция на сопротивление. Здесь Владимир проявлял твердость, безжалостность и при необходимости применял военную силу. Однако для нас важно, что «огнем и мечом» не просто вводилась новая религия, а создавалось централизованное государство.

Процесс христианизации протекал постепенно и, по современным оценкам, в основном занял приблизительно 100 лет. С учетом размеров страны это очень малый срок: крестившимся почти одновременно с Русью Швеции и Норвегии потребовалось на это соответственно 250 и 150 лет.

Крещение Руси сопровождалось насилием, хотя и не таким кровавым, как в странах, куда христианство приносили иноземные армии. Интересно при этом, что, судя по источникам, языческая духовная элита подвергалась репрессиям лишь в том случае, если выступала инициатором волнений, восстаний или сепаратизма.

studfiles.net

Тема: «христианизация руси.Ее последствия» содержание.

12

  1. Крещение Руси.

  2. Причины принятия христианства.

  3. Роль церкви.

  4. Христианское мировоззрение.

  5. Двоеверие.

  6. Значение принятия христианства для Руси.

  7. Список используемой литературы.

Принятие Русью христианства.

Принятие Русью христианства ­– выдающееся событие в ее истории, во многом предопределившее дальнейшее развитие политической, общественной и культурной жизни. Крещению Руси уделено большое место в «Повести временных лет». В ней подробно повествуется о принятии христианской веры

князем Владимиром Святославичем, крещении киевлян, новгородцев. Конкретным актом принятия православия является знаменитое крещение на

Днепре населения города Киева князем Владимиром в 988 году.Однако принятие православия не ограничивается этим актом. Оно имеет длительную историю:

распространение христианства на Руси началось задолго до крещения на Днепре и продолжалось еще в течение полутора веков.

Православные источники связывают проникновение христианства на террито-

рию Киевской Руси с миссионерской деятельностью апостола Андрея Первозванного в 1 веке н. э.,направился проповедовать учение Иисуса Христа в

Византию, а затем «и прошел Черным морем до Днепра и Днепром вверх до Ки-

ева, а от Киева далее до Великого Новгорода». Исторических источников, подтверждающих версию миссионерской деятельности апостола Андрея не существует. Однако существуют источники, указывающие, что бабка Владимира, княгиня Ольга, была христианкою. Христианами были и некоторые видные дру-

жинники князя Владимира.

Православная версия принятия христианства утверждает, что этому событию

предшествовала процедура «выбора вер». Киевская Русь по своему геополи-

тическому положению находилась в тесном контакте с Хазарским Каганатом, в

котором господствовал иудаизм, арабо-мусульманским миром, в котором испове-

довали ислам, православной Византией и католическими государствами Западной

Европы. Во все эти регионы Владимир якобы послал своих послов для определе-

ния наилучшей веры. Выполнив задание Великого князя, послы вернулись и од-

нозначно отдали предпочтение православию из-за красоты его храмов и того ду-

шевного подъема, который они в них ощутили.

Причины принятия христианства.

Перед историками всегда стояли вопросы: в чем причина христианизации Руси и

почему князь Владимир выбрал именно православие? Ответ на эти вопросы сле-

дует искать как в личности князя Владимира, так и анализе социально-полити-

ческих и духовных процессов, которые происходили в то время в Киевской Руси.

Язычество не было религией в современном понимании. Это была довольно ха-

отичная совокупность различных верований, культов, но не учение.Это соедине-

ние религиозных обрядов и целого вороха объектов религиозного почитания. По-

этому объединение людей разных племен, в чем так нуждалисьвосточные славяне

в 10-12 веках, не могло быть осуществлено язычеством.Между тем стремление

вырваться из-под угнетающего воздействия одиночества среди редконаселенных

лесов, болот и степей, боязнь грозных явлений природы, заставляла людей искать

объединения.

Время и события требовали познания мира и истории в широких масштабах.

Достойно особого внимания, что эта тяга к более широкому пониманию мира,чем

то, которое давалось язычеством, сказывалось прежде всего по торговым и воен-

ным дорогам Руси, там, где вырастали первые государственные образования.

Стремление к государственности не было, разумеется, принесено извне, иначе

оно не имело бы на Руси такого феноменального успеха, которым ознаменовался

10 век.

Князь Владимир был крупным государственным деятелем своего времени. Он уже давно осознавал, что языческий политеизм не соответствует политическим и духовным потребностям государства.В 980 году Владимир предпринял первую

религиозную реформу, суть которой состояла в попытке слияния разнородных бо-

гов всех племен Киевской Руси в единый пантеон во главе с княжеским богом

Перуном.Однако попытка повсеместного распространения культа Перуна потер-

Пела неудачу. Языческому богу противостояли другие языческие боги, которым поклонялись славянские и неславянские племена Киевской Руси.Язычество не

обеспечивало этнокультурного единства всех племен и земель Киевской Руси.Ис-

торическая практика показала, что это единство лучше других обеспечивают так

называемые мировые религии: христианство и ислам.

Решающим фактором обращения к религиозно-идеологическому опыту Визан-

тии явились традиционные политические, экономические, культурные связи Ки-

евской Руси с Византией. В системе византийской государственности духовная власть занимала подчиненное положение от императора. Это соответствовало по-

литическим устремлениям князя Владимира. Не последнюю роль сыграли и дина-

стические соображения. Принятие православия открывало дорогу для брака Вла-

димира с сестрой византийского императора принцессой Анной – и,таким образом,еще в большей мере закрепило дружеские отношения с такой влиятель-

ной державой, как Византия. Дружба с Византией не только открывала дорогу к

расширению торгово-экономических и культурных связей,но и в какой-то мере

защищала Русь от набегов многочисленных кочевых племен, населявших Великую степь к северу от Черного моря, которых Византия постоянно исполь-

зовала в борьбе со своим северным соседом.

И еще один момент сыграл свое значение при выборе православия. В католицизме богослужение происходило на латинском языке, тексты Библии и других богослужебных книг- на этом же языке.Православие не связывало себя

языковыми канонами. К тому же в этот период православие утверждалось в сла-

вянской Болгарии. Таким образом, богослужебные книги и весь обряд в языковом

отношении были родственны населению Киевской Руси. Через болгарские бого-

служебные книги и болгарских священнослужителей православие начало утверж-

даться в духовной жизни русского общества.

Благодаря болгарской писменности христианство сразу выступило на Руси в виде высокоорганизованной религии с высокой культурой. Та церковная писмен-

ность, которая была передана нам Болгарией,- это самое важное, что дало Руси крещение. Христианство в целом способствовало возникновению сознания един-

ства человечества. Принятие христианства из Византии оторвало Русь от магоме-

танской и языческой Азии, сблизив ее с христианской Европой. Болгарская пис-

менность сразу позволила Руси не начинать литературу, а продолжить ее и созда-

вать в первый же век христианства произведения, которыми мы вправе гордиться.

Сама по себе культура не знает начальной даты. Но если говорить об условной да-

те начала русской культуры, то можно считать самой обоснованной 988 год.

А. С.Пушкин так сказал о христианстве:” История новейшая есть история христианства.” Роль и значение христианства на Руси были очень изменчивы как

изменчиво было наРуси и само православие. Однако, учитывая то, что живопись,

музыка, в значительной мере архитектура и почти вся литература в Древней Руси

находилась в орбите христианской мысли, ясно, что А. С. Пушкин был прав, если

широко понимать его мысль.

studfiles.net

Христианизация Руси Ее последствия

МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИИ

ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

РЕФЕРАТ

ТЕМА: «ХРИСТИАНИЗАЦИЯ РУСИ.ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ»

ВЫПОЛНИЛА: НУРГАЛИЕВА Э. Б.

ПРОВЕРИЛ: ФЕДОТОВ Н. Н.

ИРКУТСК 2004

СОДЕРЖАНИЕ.

  1. Крещение Руси.

  2. Причины принятия христианства.

  3. Роль церкви.

  4. Христианское мировоззрение.

  5. Двоеверие.

  6. Значение принятия христианства для Руси.

  7. Список используемой литературы.

Принятие Русью христианства.

Принятие Русью христианства ­– выдающееся событие в ее истории, во многом предопределившее дальнейшее развитие политической, общественной и культурной жизни. Крещению Руси уделено большое место в «Повести временных лет». В ней подробно повествуется о принятии христианской веры

князем Владимиром Святославичем, крещении киевлян, новгородцев. Конкретным актом принятия православия является знаменитое крещение на

Днепре населения города Киева князем Владимиром в 988 году.Однако принятие православия не ограничивается этим актом. Оно имеет длительную историю:

распространение христианства на Руси началось задолго до крещения на Днепре и продолжалось еще в течение полутора веков.

Православные источники связывают проникновение христианства на террито-

рию Киевской Руси с миссионерской деятельностью апостола Андрея Первозванного в 1 веке н. э.,направился проповедовать учение Иисуса Христа в

Византию, а затем «и прошел Черным морем до Днепра и Днепром вверх до Ки-

ева, а от Киева далее до Великого Новгорода». Исторических источников, подтверждающих версию миссионерской деятельности апостола Андрея не существует. Однако существуют источники, указывающие, что бабка Владимира, княгиня Ольга, была христианкою. Христианами были и некоторые видные дру-

жинники князя Владимира.

Православная версия принятия христианства утверждает, что этому событию

предшествовала процедура «выбора вер». Киевская Русь по своему геополи-

тическому положению находилась в тесном контакте с Хазарским Каганатом, в

котором господствовал иудаизм, арабо-мусульманским миром, в котором испове-

довали ислам, православной Византией и католическими государствами Западной

Европы. Во все эти регионы Владимир якобы послал своих послов для определе-

ния наилучшей веры. Выполнив задание Великого князя, послы вернулись и од-

нозначно отдали предпочтение православию из-за красоты его храмов и того ду-

шевного подъема, который они в них ощутили.

ПРИЧИНЫ ПРИНЯТИЯ ХРИСТИАНСТВА.

Перед историками всегда стояли вопросы: в чем причина христианизации Руси и

почему князь Владимир выбрал именно православие? Ответ на эти вопросы сле-

дует искать как в личности князя Владимира, так и анализе социально-полити-

ческих и духовных процессов, которые происходили в то время в Киевской Руси.

Язычество не было религией в современном понимании. Это была довольно ха-

отичная совокупность различных верований, культов, но не учение.Это соедине-

ние религиозных обрядов и целого вороха объектов религиозного почитания. По-

этому объединение людей разных племен, в чем так нуждалисьвосточные славяне

в 10-12 веках, не могло быть осуществлено язычеством.Между тем стремление

вырваться из-под угнетающего воздействия одиночества среди редконаселенных

лесов, болот и степей, боязнь грозных явлений природы, заставляла людей искать

объединения.

Время и события требовали познания мира и истории в широких масштабах.

Достойно особого внимания, что эта тяга к более широкому пониманию мира,чем

то, которое давалось язычеством, сказывалось прежде всего по торговым и воен-

ным дорогам Руси, там, где вырастали первые государственные образования.

Стремление к государственности не было, разумеется, принесено извне, иначе

оно не имело бы на Руси такого феноменального успеха, которым ознаменовался

10 век.

Князь Владимир был крупным государственным деятелем своего времени. Он уже давно осознавал, что языческий политеизм не соответствует политическим и духовным потребностям государства.В 980 году Владимир предпринял первую

религиозную реформу, суть которой состояла в попытке слияния разнородных бо-

гов всех племен Киевской Руси в единый пантеон во главе с княжеским богом

Перуном.Однако попытка повсеместного распространения культа Перуна потер-

Пела неудачу. Языческому богу противостояли другие языческие боги, которым поклонялись славянские и неславянские племена Киевской Руси.Язычество не

обеспечивало этнокультурного единства всех племен и земель Киевской Руси.Ис-

торическая практика показала, что это единство лучше других обеспечивают так

называемые мировые религии: христианство и ислам.

Решающим фактором обращения к религиозно-идеологическому опыту Визан-

тии явились традиционные политические, экономические, культурные связи Ки-

евской Руси с Византией. В системе византийской государственности духовная власть занимала подчиненное положение от императора. Это соответствовало по-

литическим устремлениям князя Владимира. Не последнюю роль сыграли и дина-

стические соображения. Принятие православия открывало дорогу для брака Вла-

димира с сестрой византийского императора принцессой Анной – и,таким образом,еще в большей мере закрепило дружеские отношения с такой влиятель-

ной державой, как Византия. Дружба с Византией не только открывала дорогу к

расширению торгово-экономических и культурных связей,но и в какой-то мере

защищала Русь от набегов многочисленных кочевых племен, населявших Великую степь к северу от Черного моря, которых Византия постоянно исполь-

зовала в борьбе со своим северным соседом.

И еще один момент сыграл свое значение при выборе православия. В католицизме богослужение происходило на латинском языке, тексты Библии и других богослужебных книг- на этом же языке.Православие не связывало себя

языковыми канонами. К тому же в этот период православие утверждалось в сла-

вянской Болгарии. Таким образом, богослужебные книги и весь обряд в языковом

отношении были родственны населению Киевской Руси. Через болгарские бого-

служебные книги и болгарских священнослужителей православие начало утверж-

даться в духовной жизни русского общества.

Благодаря болгарской писменности христианство сразу выступило на Руси в виде высокоорганизованной религии с высокой культурой. Та церковная писмен-

ность, которая была передана нам Болгарией,- это самое важное, что дало Руси крещение. Христианство в целом способствовало возникновению сознания един-

ства человечества. Принятие христианства из Византии оторвало Русь от магоме-

танской и языческой Азии, сблизив ее с христианской Европой. Болгарская пис-

менность сразу позволила Руси не начинать литературу, а продолжить ее и созда-

вать в первый же век христианства произведения, которыми мы вправе гордиться.

Сама по себе культура не знает начальной даты. Но если говорить об условной да-

те начала русской культуры, то можно считать самой обоснованной 988 год.

А. С.Пушкин так сказал о христианстве:” История новейшая есть история христианства.” Роль и значение христианства на Руси были очень изменчивы как

изменчиво было наРуси и само православие. Однако, учитывая то, что живопись,

музыка, в значительной мере архитектура и почти вся литература в Древней Руси

находилась в орбите христианской мысли, ясно, что А. С. Пушкин был прав, если

широко понимать его мысль.

Роль церкви.

На Руси появился новый общественный институт- православная церковь. С тех пор и до наших дней она сохранила единую систему управления: митрополит

( с 1589 года- патриарх)-епархии( области) во главе с архиереями (архиепископами и епископами )- приходы (приходские храмы со штатом священнослужителей – клиром ) и монастыри ( общины отрекшихся от мира ино-

ков-монахов, принявших обеты нестяжания, безбрачия и послушания ). Появи-

вшись в патриархальном обществе, церковь, как более зрелая структура, помога-

ла становлению Древнерусского государства и взяла на себя часть его функций.

В ее руках находился суд по семейно-брачным и наследственным делам, наряду с

«Русской Правдой» действовал переведенный с греческого кодекс церковного

права- Номоканон или Кормчая книга. В ведении церкви находились определен-

ные категории населения: лекари, клирошане, паломники. Там же оглашались

указы, хранились документы, эталоны мер, весов. Духовенство как носитель зна-

ний и грамотности выступало в качестве школьных учителей. В свою очередь

княжеская власть обеспечивала церковь материально: в 10-11 веках – за счет де-

сятины( отчислений от княжеских доходов – штрафов,пошлин и т.д. ), а позже пе-

редавала епископам и монастырям села с крестьянами.

Важной функцией церкви стала забота о нищих и обездоленных: «… Нищих кормление и чад мног, страньным прилежание, сиротам и убогим промышление, вдовам пособие, девицам потребы, обидным заступление, в напастях поможенье,

в пожаре и в потопе, пленным искупленье, в гладе прекормленье, в худобе умирая покровы и гробы »,- так характеризует эти обязанности памятник 13 века « Пра-

вило о церковных людях ». В этой сфере церковные власти поощряли милосты-

ню, устраивали богадельни; в «церковном доме » могла найти убежище незамуж-

няя женщина с ребенком; под особым покровительством находились паломники,

« хромцы и слепцы ».

Наступая на традиционные общинные права и обычаи, церковь усиливала кон-

троль за поведением людей в наиболее консервативной и труднодоступной для

государственного вмешательства сфере семейного быта. Грамоты новопостав-

ленным пастырям предписывали им неуклонно выполнять свои повседневные

обязанности в гуще мирской жизни: «… завтрени и вечерни, часы и молитвы пети, и дети духовные держати, и свадьбы венчати, и к роженицам ходити, и молитвы давати… и больных маслом свящати, и мертвых похоронити ».

Священники уговаривали господ « миловать свою челядь » и терпеливо при-

учали к исполнению христианских заповедей своих прихожан, которые « без сты-

да и срама » имели по несколько жен и наложниц, играли свадьбы без венчания с

буйными плясками, «гудением и плесканием », не признавали постов, устраива-

ли языческие « игрища», и « творили насилье » прямо в храме.

Не менее трудным делом для духовенства было заставить вчерашних язычников « молвити своя грехи » духовному отцу – белому или черному священ-

нику, призванному контролировать повседневную жизнь своих прихожан.Надо

было добиться стыда и раскаянья ( и привычки осознавать свои прегрешения ), не

отпугивая при этом строгостью наказания, чтобы грешник « в отчаянье не впал ».

По грехам и « по силе» каждого после исповеди назначалась епитимия, а при ог-

ласке какого-либо бытового «грехопадения» виновники представали перед закрытым епископским судом, «мирян не припущая».

Активно учавствовала церковь и в процессе распространения христианства:

с расширением границ княжеских владений строились новые храмы, а в городах

основывались епископские кафедры. В свою очередь, князья стремились обеспечить себе поддержку со стороны влиятельных церковных корпораций и боролись за право покровительства отечественным святыням – таким, например, как мощи князей Бориса и Глеба.В период раздробленности епископы вмешива-

лись в политическую борьбу на стороне «своих» князей. Так, владимирское духо-

венство помогло Андрею Боголюбскому в утверждении патронального культа Бо-

городицы перенесением из Киева на север почитаемой иконы Богоматери – буду-

щей Владимирской- и введением не санкционированного Константинополем и

киевским митрополитом праздника Покрова. Случались ( у того же Андрея и других князей ) и конфликты с церковными иерархами и монастырями, но все же

через 200 лет после крещения Руси православная церковь стала важным и влиятельным институтом в феодальной общественной структуре: уже в конце 11 века Киево-Печерский монастырь принял «волости» от князя Ярополка Изясла-

вича и обзавелся «рабами», а в 12 веке земельные владения получают и епископы.

Монастыри появились на Руси в середине 11 века. В монастырях готовились кад-

ры священнослужителей,происходило осмысление вероучения, формировались

духовно-нравственные основы новой обрядности, христианского быта и т.д.

Монастыри играли существенную роль в распространении грамоты, являлись

хранителями и передатчиками культурного наследия. Из монастырей осущест-

влялась миссионерская деятельность по всем городам и сельской местности

древнерусского государства. К середине 13 века на Руси функционировало око-

ло 80 монастырей.

При помощи разработанного вероучения и стройной организации Русская православная церковь стремилась освятить и укрепить общественный строй. Но

если бы дело было только в насаждении сверху в угоду узкой правящей прослойке системы ценностей, чуждой подавляющему большинству населения, то

оно было бы обречено на провал: внедрить силой никакую идею нельзя. Утвер-

ждение новой религии означало и переворот в мировоззрении людей, которым

христианство предложило иную по сравнению с язычеством систему ценностей.

Христианское мировоззрение.

Князя и его дружину вполне устраивал утверждаемый новой верой принцип бо-

гоустановленности власти и всего существующего на земле порядка. Принятие

христианства было обусловлено и расширением международных связей Руси. Но

крещение Руси не только соответствовало интересам верхушки общества.

Новая религия принесла с собой и не известную язычеству идею равенства людей:

во-первых, исключила племенные и этнические различия; во-вторых,каждому- от

князя до землепашца- предстояло отвечать за свои земные дела на Страшном су-

де:ни высокое положение, ни богатство не спасали грешника и злодея от геенны

огненной, которая доходчиво изображалась художниками на западной стене хрис-

тианского храма; праведника же за терпение и добрые дела ожидал рай.В новой

системе ценностей происхождение и социальный статус человека не имели зна-

чения: на Страшном суде смерд вполне мог оказаться более достойным, чем бо-

ярин или князь. При этом новая вера не посягала на земные порядки («Кииждо

бо раб своего господина хвалит»,− писал знаменитый проповедник 12 века Ки-

рилл Туровский ), хотя и осуждала резкий разрыв между евангельскими нормами

и реальностью грешного мира. Но само признание равенства – хотя бы только пе-

ред Богом – и уверенности в грядущем разрешении всех земных противоречий до

определенной степени сдерживало страсти и смягчало остроту социальных конф –

ликтов.

Христианство возвышало личность человека, созданного по образу и подобию

Божьему (т.е. человека-творца, создателя, выбирающего своим разумом свой путь

и отвечавшего за свои поступки), в отличие от языческих традиций подчинения

отдельного человека роду и судьбе-року.Но христианство не только уравнивало

людей перед Богом, оно вырывало их из круговорота слепой космологической за-

висимости: личная ответственность невозможна без свободы личностного выбора и духовной самостоятельности каждого человека, который отныне мог по мере своих сил приобщиться к божественной благодати («нетварной энергии»). А на-

встречу ему раскрывался Бог в человеческом лице Иисуса Христа, реально соеди-

нившем божество со всей природой человека. Личностное восприятие мира как

Божьего дара давало христианину и надежду: даже на пороге смертного часа рас-

каявшийся грешник мог получить прощение и облегчить свою участь.

Новый христианский тип сознания поднимал человека на немыслимую для язы-

ческого мороощущения высоту.

Двоеверие.

Акт принятия христианства в качестве государственной религии не означал, конечно, быстрого и повсеместного его утверждения в обществе.Христианизация встречала сопротивление населения.Неоднократно поднимались восстания против христианизации. Истории известны наиболее крупные из них: в Суздале,Киеве,

Новгороде.

И в городе, и в деревне христианизация привела к двоеверию— смешению языческих и христианских верований и обрядов. Сочетанию церковной культуры и повседневной жизни соответствовало двуязычие: в храме звучал церковнославянский (древнеболгарский) язык, а в миру говорили на разговорном древнерусском.

При рождении человек получал два имени – языческое и крещальное, а в придачу к ним – прозвище («Свибло»(шепелявый), «Толстой» или «Вареные ноги»),сопро-

вождавшее его всю жизнь.

Сакральному пространству храма и «красному углу» крестьянской избы с иконами и лампадами противостояли «нечистые» места: перекрестки дорог,овин и баня – в ней проживали «домашние» темные силы.В повседневной жизни за помощью в деликатных ситуациях обращались не только к священнику, но и к местным колдунам-волхвам за «зельем» для «привороженья»,лекарственными травами или просто за советом. Духовенство постепенно и осторожно вводило языческие ритуалы в рамки церковного календаря: святки стали частью праздника

Рождества, а ночь на Ивана Купалу «совместила» языческие русалии и Рождество Предтечи. Языческие образы и сюжеты органично вписывались в мир «высокой» культуры.

Значение принятия христианства.

Христианство создало широкую основу для объединения всех народов русского общества. Христианство постепенно начало вытеснять языческие обряды и традиции и на этой основе произошла гуманизация общества.Значительным культурным переворотом было введение единой письменности. Принятие христианства способствовало становлению городской культуры в преимущественно сельскохозяйственной по роду жизнедеятельности стране. Под влиянием христиан развивались храмное строительство, книжное дело, литература, история и философия.

На основе христианизации происходит становление нового типа государственности в Киевской Руси, которая в значительной мере приобретает византийскую форму. Устанавливается тесная взаимосвязь между светской и церковной властью, при главенстве первой над второй. В первой половине 11 века начинается оформление церковной юрисдикции. В ведение церкви передаются дела о браке, разводе, семье, некоторые наследственные дела. Значительная роль отводится церкви в международных делах, связанных с углублением отношений с христианскими государствами и церквями.

В целом благодаря принятию христианства Киевская Русь была включена в европейский христианский мир, а значит и стала равноправным элементом европейского цивилизационного процесса. Однако принятие христианства имело и негативные последствия. Православие способствовало обособлению Руси от западноевропейской цивилизации. С падением Византии Русское государство и Русская православная церковь оказались, по сути дела, в изоляции от остального христианского мира. Именно этим обстоятельством может быть отчасти объяснен отказ Западной Европы прийти на помощь Руси в ее противоборстве с иноверцами (татаро-монголами, турками и другими завоевателями).

Список используемой литературы.

  1. «История России» под ред. А.А.Радугина. М 2001, издательство «Центр»

  2. «Хрестоматия по истории России», М 1994,Издательство « Международные отношения»

  3. Голубинский Е.Е. «История русской церкви» в 2 томах,том 1; М 1880 с. 96-137

  4. Лихачев Д.С. «Крещение Руси и государство Русь», «Новый мир», 1988 ;№6

с.249-258

www.coolreferat.com

Особенности христианизации Руси

Некоторые авторы считают, что в 987 г., со времени княжения в Киеве Владимира, младшего из сыновей Святослава, в Киевской Руси наступает фаза обострения между официальным язычеством и развивающимся христианством.[22]

Личность Владимира Красное Солнышко

Владимир Святославич вышел победителем первой княжеской усобицы. Причины этой распри не вполне ясны, но результат известен: погибли братья Владимира – 15 – летний Олег, древлянский князь, и старший брат Ярополк, отличавшийся веротерпимостью, «сочувствовавший греческой религии».[23] Владимир в момент завоевания Киева был убеждённым язычником: в детстве он воспитывался в Новгороде, где христианское влияние было малоощутимым, затем после гибели Олега бежал вместе с воеводой Добрыней, дядей Владимира, к варягам, стал приверженцем «злых» балтийских богов.[24] С убийством Ярополка «языческая партия одержала полную победу». [25] Новый киевский князь приказал устроить на одном из городских холмов языческое святилище, где в 980 г. Были установлены идолы племенных богов: Перуна, Хорса, Даждьбога, Стрибога, Симаргла и Мокоши. Некоторые источники сообщают о принесении человеческих жертв языческим богам: в знак благодарности за победу над братом были ритуально убиты «первые мученики Русской Православной Церкви Феодор и Иоанн» и разрушены все христианские храмы в столице.[26]

Владимир характеризуется Гумилёвым Л. Н. как «человек неглупый, хотя жестокий и беспринципный». [27] Можно предположить, что народное прозвище «Красное Солнышко» отмечает противоречивые личностные особенности князя: мог и согреть и покарать подобно светилу.

 Проблема «выбора веры»

«Историческая память связывает образ Владимира не с его личными качествами и политическими успехами, а с деянием более существенным – выбором веры, одухотворившей жизнь народа».[28] Распространив свою власть практически на все славяно – русские земли, Владимир неизбежно выбирал, как сказали бы сегодня «общенациональную политическую программу», которая в то время выражалась в религиозной форме. Русские «искатели веры» - купцы и воины – вполне представляли себе различия основных европейских религий того времени: православия, католичества и ислама. Принятие определённой веры приводило и к ориентации на определённые группировки внутри страны.

В «Повести временных лет» в записи, относящейся к 986 г. записано о том, как к киевскому князю явились послы иудеев (хазар), мусульман (волжских булгар), христиан латинского обряда (немцев) и православных греков. Летопись свидетельствует, что на Владимира особенное впечатление произвела беседа с неким православным философом и изображение судилища Господня на церковной завесе, которую тот показал князю. Владимир пожелал быть «справа» от Господа, то есть среди спасённых. Но на предложение креститься, чтобы быть с праведниками после Страшного Суда, князь якобы ответил: «Подожду ещё». Возможно, весь рассказ о выборе веры придуман позднее, но достоверно известно, что послы от князя Владимира побывали в разных странах с целью знакомства с различными верами и похвалили лишь «веру греческую», православную,[29]которую исповедовала бабушка великого князя княгиня Ольга и, возможно, его мать - ключница Малуша.[30]

Независимо от того, имел ли место на самом деле факт прихода послов, летопись запечатлела реальную ситуацию выбора цивилизационной альтернативы, стоявшей перед Русским государством. Выбор любой из великих религий представлял для Руси большой шаг в духовном развитии по сравнению с язычеством. Все три великие религии – иудаизм, ислам, христианство – очень близки. Общим источником христианства и ислама был иудаизм, созданный учителями – пророками на Древнем Востоке в ходе духовной революции «осевого времени» VIII – III вв. до н.э.[31] В отличие от язычества все эти религии исповедуют идею противопоставления человека и Бога, повседневного и идеального. Ограниченность возможностей и смертность человека есть следствие его греховности. Из-за неё ни в повседневной деятельности, ни посредством магических ритуалов человек не в состоянии добиться всего, чего пожелает. Всемогущество и всезнание – это качества, принадлежащие лишь Богу. Однако Бог сообщает своим пророкам сведения о путях спасения душ грешных, воссоединения их с Богом. На основе этих сведений, Священного писания и создаётся община верующих, а также её религия. Большинство великих религий монотеистичны. Поэтому народ – это одна религиозная община. У него появляется общая цель – борьба за спасение после смерти, воссоединение с Богом. Народ может отличать себя по своей религии от других народов. Таким образом происходит переход от племенной разрозненности к возникновению народа (национальности) как духовной общности.

Великие религии в отличие от язычества обычно дают прочную основу государственной власти. Халиф, король или царь несёт на себе Божье благословение, является наместником Бога, воплощает его волю на земле. Право верховной власти гарантируется религией и религиозной общиной. Религия заставляет народ примирительно относиться к неизбежному в государстве социальному угнетению, считая это следствием несовершенства и греховности человека. [32]

Международный аспект проблемы «выбора религии» Киевом – это выбор союзников в намечавшемся расколе дотоле единого христианского мира. Борьба между православием и католичеством начала переходить из сферы теологических разногласий в область политики.

Германский император Оттон Второй на имперском сейме 983 г. в Вероне добился решения о войне против «греков и сарацин». Такое уравнивание православных христиан с мусульманами (сарацинами) уже не позволяло говорить о единстве церкви Христа, делало вполне реальной угрозу католического натиска на Восток, в том числе и на Русь.[33]

Древняя Русь находилась на стыке Европы и Азии, в зоне контакта цивилизаций. Наиболее велика была вероятность принятия ею религии самых близких к ней крупных государств: Волжской Булгарии (мусульманства) и Византии (христианства).

Но киевские князья медлили с принятием христианства, так как принятие крещения «из рук византийцев» означало по тем временам переход новообращённого народа в вассальную зависимость от Византии.[34]

Окончательно к принятию христианства в православной конфессии великого князя подтолкнул «ромейский» император Василий Второй, попросивший о военной помощи и обещавший отдать Владимиру в жёны свою сестру Анну. Тем самым киевский князь породнился бы с царственными особами Константинополя, а Русь приобрела бы огромный авторитет в международных отношениях. Но брак мог бы состояться только после крещения Владимира. Владимир оказал помощь Византии - разбил хазар, но Василий Второй не спешил выполнять своё обещание. Только силой (захватом греческого города Корсуни в Тавриде) Владимир добился бракосочетания с царевной Анной. Там, в Корсуни, в 988 г. Владимир, согласно летописи, принял крещение; многие знатные русские воины, подражая своему князю, перешли в христианство.[35] Князь получил третьестепенный придворный титул, который формально вводил его в иерархическую систему империи.

Значение принятия князем Владимиром в 988 или в 989 г. православия и его женитьбе на сестре византийского императора Анне можно представить яснее, если учесть, что в 987 г. добиться союза с византийской принцессой пытался французский король Гуго Капет. Но это ему не удалось, в отличие от Владимира.[36]

По возвращении победоносной рати в Киев Владимир приступил к крещению столичных жителей, а затем и других своих подданных.

 Религиозная реформа 988 г. в Киевской Руси

По преданию, 1 августа 988 г. жители Киева были крещены в Днепре и в его притоке Почайне. Князь предупредил народ: «Если кто не придёт к реке креститься, богатый ли или бедный, тот будет мне противен».[37] Услыхав это, люди шли с радостью, говоря: «Если б эта вера была не хороша, то князь и бояре не приняли бы её».[38] На другой день Владимир вышел с духовенством на Днепр, куда собралось множество людей: все вошли в воду и стояли в ней – одни по шею, другие по грудь, малолетние у берега, возрастные же дальше, и держали на руках младенцев, а священники читали молитвы.

После крещения киевлян Владимир повелел сокрушить идолов прежних языческих богов, что и было исполнено. По той же летописи, накануне крещения в реку был сброшен Перун и «плакухася ему невернии люди».[39]

Киевляне, среди которых было немало христиан, восприняли переход в «греческую веру» если не с энтузиазмом, то без явного сопротивления (по свидетельству митрополита Иллариона, «аще кто и не любовию, то страхом повелевшаго крещахуся»).[40] Владимир рассматривал христианство именно как государственную религию; отказ от крещения в таких условиях был равнозначен проявлению нелояльности, к чему у киевлян не было серьёзных оснований. Столь же спокойно отнеслись к крещению обитатели южных и западных городов Руси, часто общавшихся с иноверцами и жившие в многоязычной, многоплеменной среде.

Куда большее сопротивление религиозные новшества встретили на севере и востоке. Чем дальше от Киева, тем сложнее проходило утверждение христианства. Жестокая сеча была при Муроме. Жители Мурома отказались впустить в город сына Владимира, князя Глеба, и заявили о своём желании сохранить религию предков. Сходные конфликты возникали в Новгородской и Ростовской землях.

Не хотел креститься и Новгород. Новгородцы взбунтовались против присланного в город епископа Иоакима (991г.), высмеивавшего языческие верования. Для покорения новгородцев потребовалась военная экспедиция киевлян, возглавленная дядей Владимира Добрыней и тысяцким великого князя Путятой. Крещение новгородцев происходило в 3 этапа:

- крещение нескольких сот человек на Торговой стороне,

-  массовое крещение под давлением Добрыни и Путяты,

-  обращение в христианство упорствующих.

В 992 г. Новгород был усмирён после жестокой битвы и поджога его окраин, вызвавшего большой пожар. Как память о тех событиях сохранилась пословица: «Путята крестил Русь мечом, а Добрыня – огнём».[41]

Как полагают многие историки, одной из причин враждебного отношения к христианству в крупных городах, удалённых от Киева, была приверженность населения традиционным обрядам. Полагают, что именно в Ростове и Новгороде сложились существенные элементы религиозной языческой организации (регулярные и устойчивые ритуалы, обособленные группы жрецов – волхвов, кудесников).

В южных городах и в сельской местности языческие верования существовали скорее как неоформившиеся суеверия, чем как развитая религия. Не случайно попытка установления регулярных жертвоприношений в 980 –е гг. воспринималась киевлянами как нововведение; до этого систематическое поклонение идолам было плохо знакомо приднепровским славянам.

Другой причиной сопротивления христианству в Новгороде и Ростове было насторожённое отношение к распоряжениям, исходившим из Киева. Христианская религия рассматривалась как угроза политической автономии северных и восточных земель, чьё подчинение киевскому князю было основано на традиции и имело определённые границы. Нарушивший традицию Владимир, хотя и выросший в Новгороде, но затем поддавшийся чуждому греческому влиянию, был в глазах насильно обращаемых в христианство горожан Севера и Востока отступником, попиравшим исконные вольности.[42]

В сельской местности сопротивление христианству было не столь активным; земледельцы и охотники, поклонявшиеся духам домашнего очага, лесов, полей, рек, чаще всего совмещали свои прежние представления о мире сверхъестественного с элементами христианского мировосприятия. Для многих селян Христос представлялся лишь ещё одним богом среди языческих. В народе распространилось двоеверие – сосуществование христианства и язычества в обрядности, слиянии языческих богов с христианскими святыми.

Черты Перуна – громовержца приобрёл пророк Илья, который, согласно библейскому преданию, вознёсся на небо на огненной колеснице.

Покровитель скота святой Власий стал преемником бога Велеса. Святая Параскева Пятница заменила Макошь – покровительницу женских работ.

Языческие святки слились с Рождеством Христовым, летние русалии – с рождеством Иоанна Предтечи, которого называли в народе Иваном Купалой. «Народное» православие было проще «книжного», в нём большое значение придавалось обрядам, мелочным запретам, суевериям.

Показательно, что многие распоряжения Владимира, призванные утвердить новую веру, были проникнуты языческим духом (так поверженные идолы становились объектами поругания: по приказу князя их били палками, волочили по грязи и вообще обращались с ними так, как язычники привыкли обходиться с кумирами побеждённого врага).[43]

Понятно, что при Владимире Крестителе число христианских священнослужителей на Руси было невелико, и князь – реформатор поневоле был вынужден ограничиться христианизацией городов. Одной из насущных задач Владимира стало просвещение подданных в христианском духе. Эту задачу выполняли священники – иностранцы, в основном выходцы из Болгарии. Важно отметить, что Болгарская (Охридская) митрополия обладала автокефалией (известной самостоятельностью, независимостью от константинопольского патриарха, в частности правом избирать главу Церкви). В Болгарии пользовались книгами на славянском (старославянском, церковнославянском) языке, близком к разговорному языку русских.[44]

При Владимире Святославиче «нача ставити по градам церкви и попы». Первая каменная церковь – Успения Богородицы, или Десятинная. Труднее было обеспечить церкви священнослужителями, снабдить книгами, иконами. Чтобы изменить языческое мировоззрение, повелел Владимир создавать школы – началось обучение детей из знатных семей – «нарочитой чади». Из них, возможно, предполагалось готовить священников.

Владимир стремился реализовать христианский идеал в современном ему восточнославянском обществе. Известно, что на первых порах князь отказался от применения уголовных наказаний, прощая разбойников. Своеобразной формой социального обеспечения нуждающихся стала и организованная князем раздача пропитания неимущим, проведение регулярных трапез на княжеском дворе, куда мог прийти всякий голодный.

Конечно, взаимоотношения великого князя и его подданных, в особенности обитавших вне стольного города, не сводились к идиллии всепрощения и бескорыстия. Время Владимира нельзя считать периодом полной гармонии власти и общества; правление святого равноапостольного князя не было «золотым веком».

Историческое значение этого времени заключалось в ином: в приобщении славяно-финского мира к ценностям христианства, в создании условий для полноправного сотрудничества племён Восточно-Европейской равнины с другими христианскими племенами и народностями.



biofile.ru

К ВОПРОСУ О ПРИНЯТИИ ХРИСТИАНСТВА НА РУСИ

 

К  ВОПРОСУ  О  ПРИНЯТИИ  ХРИСТИАНСТВА  НА  РУСИ

Лаптев  Арсений  Сергеевич

студент  3  курса,  факультет  «Институт  менеджмента  и  маркетинга»,  направление  «Международные  отношения»  РАНХиГС,  РФ,  г.  Москва

E-mail:  [email protected]

Семедов  Семед  Абакаевич

научный  руководитель,  д-р  филос.  наук,  профессор,  заведующий  кафедрой  «Международное  сотрудничество»  РАНХиГС  при  Президенте  РФ,  РФ,  г.  Москва

 

«Народ,  сидящий  во  тьме  увидел  свет  великий,  и  сидящим  в  стране  и  тени  смертной  воссиял  свет».

Евангелие  от  Матфея  4:16

 

Обращение  к  вопросу  христианизации  Руси  обусловлено  актуальностью  данной  проблемы  для  нашей  страны.  Современная  Россия  продолжает  переживать  духовный  кризис  и  нуждается  в  нравственной  опоре.  К  сожалению,  в  её  культуре  всё  ещё  наблюдается  усталость  и  пессимизм.  Правда,  в  последнее  время  оживилась  деятельность  православной  церкви.  С  падением  тоталитарного  режима  стали  реставрироваться  старые  и  открываться  новые  храмы.  Возникают  реформаторские  общины,  которые  обращаются  к  раннеапостольским  истокам.  Как  и  в  те  далёкие  времена,  воздействие  христианства  может  стать  той  исцеляющей  силой,  которая  так  необходима  нашему  обществу.

Следует  отметить,  что  к  теме  принятия  xристианства  Pусью  обращаются  специалисты  разных  областей  знания.  Опираясь  на  новейшие  результаты  изучения  русского  средневековья,  философы,  историки,  религиоведы,  литературоведы  дают  многогранное  освещение  проблемы,  связанной  с  крещением  Руси.  Такой  дружный  и  многообразный  интерес  учёных  очевидно  говорит  о  том,  что  воздействие  христианства  было  оказано  на  все  сферы  жизни  древних  славян.

Большое  место  занимает  вопрос  христианизации  земли  русской  в  отечественной  историографии.

B  «Истории  государства  Pоссийского»  H.M.  Kарамзин  рассматривает  тему  крещения  Руси  не  столько  научно,  сколько  стремится  воздействовать  на  чувство  и  воображение  человека,  развивая  в  нём  нравственную  чистоту.  Автор  выступает  искренним  сторонником  и  защитником  христианства.  Исторические  события  данной  эпохи  он  описывает  более  как  художник,  нежели  трактует  их  как  беспристрастный  и  равнодушный  исследователь.

«История  Pоссии  с  древнейшиx  времён»  С.М.  Соловьёва  позволяет  представить,  на  какой  исторический  оcнове  формировалось  общественное  сознание  прежниx  поколений  в  период  от  язычества  к  христианству.  Его  «Общедоступные  чтения  о  русской  истории»  являются  ярким  воплощением  просветительского  и  популяризаторского  таланта.  Живо  и  увлекательно  повествует  он  о  принятии  новой  веры  нашими  предками.  Красочное,  пронизанное  теплотой  и  любовью  к  родной  стране  повествование  титана  русской  исторической  мысли  о  прошлом,  определяющем  дальнейшее  нравственное  развитие  нашего  народа,  не  может  не  найти  отклик  и  сегодня  у  тех,  кому  не  безразлична  судьба  Отечества.

Повышенное  внимание  к  политико-экономической  стороне  русско-византийских  отношений  уделено  в  работах  С.В.  Бахрушина.

Доктор  философскиx  наук  A.Д.  Сухов  подробно  рассматривает  социальные  предпосылки  и  последствия  крещения  Руси.

Благодаря  глубоким  научным  исследованиям  Б.А.  Рыбакова  имеются  достоверные  сведения  о  славянском  язычестве  и  культурном  состоянии  древнерусского  государства  накануне  крещения  Руси.  Его  многочисленные  статьи  и  монографии  посвящены  разработке  различных  аспектов  истории  крещения  нашей  Родины.  Фундаментальные  труды  этого  историка  позволяют  расширить  представление  о  прошлом,  правильно  оценить  роль  установления  xристианства.  Общественная  среда  языческой  Руси  характеризуется  учёным  в  историко-культурном  контексте.  Он  показывает  это  важнейшее  событие  начальных  веков  России  на  широком  историческом  фоне,  вводит  читателя  в  ту  духовную  атмосферу,  в  которой  происходил  процесс  христианизации.

Более  тысячелетия  отделяет  нас  от  времён,  когда  наша  страна  приняла  христианство.  С.М.  Соловьёв  так  рассказывает  о  древних  соотечественниках:  «Cлавяне,  из  которых  cоcтавилаcь  Pоссия,  Pусское  государство,  были  язычниками.  Cчитали  гром  с  молниею  богом,  поклонялись  ему  под  именем  Перуна,  поклонялиcь  также  cолнцу  под  разными  именами,  огню,  ветру…  Жили  бедно,  то  и  не  могли  cтроить  большиx  общиx  xрамов…  Cтаршины  и  родоначальники  были  и  жрецами,  cобирали  на  молитву,  приносили  жертвы.  Первые  князья  и  дружина  их  были  также  язычники…»  [10,  с.  199].

В  конце  X  века  xристианство  стало  господствующей  верой  в  России.  Проблемы  христианизации  Руси  вызывают  многочисленные  дискуссии.  Сторонники  атеизма  объясняют  принятие  христианства  русскими  людьми  волей  исторической  необходимости.  Хотя  они  не  считают,  что  именно  правоcлавие  по  византийскому  образцу  c  неизбежностью  должно  было  прийти  на  Pуcь.  По  их  мнению,  христианство  взяло  верх  над  cвоими  идейными  конкурентами  лишь  в  ожесточённой  политичеcкой  и  идеологичеcкой  борьбе.

Теологи  же  утверждают,  что  принятие  xриcтианства  было  предопределено  «cвыше».  Христианский  проповедник  Билл  Брайт  пишет:  «Куда  бы  не  приходило  учение  Христа,  всюду  оно  оказывало  своё  благословенное  действие  на  общество:  браки  освещались,  признавались  права  женщин,  основывались  школы,  принимались  законы  по  защите  детей,  отменялось  рабство  и  было  сделано  много  других  добрых  дел  для  человечества»  [2,  с.  1].

Бесспорно,  благотворное  влияние  новой  веры  на  русскую  культуру.  Это  признают  и  те,  и  другие.  Действительно,  воздействие  xристианства  отразилоcь  во  всеx  облаcтях  жизни  россиян,  и  не  в  последнюю  очередь,  в  культурной  сфере.  Расцвет  раннефеодальной  Руси  тоже  можно  отнести  на  счёт  положительного  влияния  христианского  вероисповедания.

В  советской  исторической  науке  считалось,  что  христианство  способствовало  смене  одной  социально-экономической  формации  другой,  более  прогрессивной  (на  основе  концепции  марксизма  о  смене  общественно-экономических  формаций).  Вот  что  пишет  по  данному  вопросу  убеждённый  атеист  А.Д.  Сухов:  «Но  xристианcтво  не  только  cоциальный  индикатор  на  феодализм;  оно  и  катализатор  его».  «Крещение  Pуcи  cтало  вехой  на  её  пути  к  феодализму».  «…  Развитие  вcеx  феодальныx  cтруктур  было  уcкорено».  Далее  А.Д.  Сухов  подчёркивает,  что  «христианство  держало  сторону  …  иcторически  наиболее  перcпективного,  помогало  ему  окончательно  оформиться  и  укрепитьcя»  [11,  c.  18].  Качественное  улучшение  жизни  россиян  с  приходом  христианской  веры  признаёт  также  историк-атеист  С.В.  Бахрушин.  Он  констатирует,  что  именно  ускоряющее  действие  на  процеcc  феодализации,  который  xотя  и  имел  для  общества  не  только  позитивные,  но  и  негативные  поcледствия,  однако  в  целом  переводил  его  на  более  выcокую  cтупень,  обеcпечивая  xриcтианизации  «очень  большое  и,  неcомненно,  прогреccивное  для  данного  отрезка  времени  значение»  [1,  c.  19].

Таким  образом,  не  только  представители  теологии,  но  и  представители  атеизма  согласны  с  прогрессивной  ролью  христианства  в  развитии  страны.

Однако  вокруг  вопроса  христианизации  Руси  не  стихает  острая  полемика,  сталкиваются  различные  точки  зрения.  Имеется  мнение,  что  новая  вера  среди  русского  народа  на  протяжении  нескольких  веков  насаждалась  огнём  и  мечом.  Другое  мнение  совершенно  противоположно  и  говорит  о  том,  что  Русь  сразу  же  приняла  христианство.

Итак,  что  легло  в  основу  крещения  Руси:  религия  или  политика?  Введение  христианства  —  это  единовременный  акт  или  длительный  процесс?

Решить  данные  научные  задачи  не  так  просто.  Подлинные  события  тех  далеких  времён  скрыты  от  нас  завесой  столетий.  Большинство  источников  утрачено  навсегда.  Скорее  всего,  ответить  на  такие  непростые  вопросы  нельзя  однозначно.  По-видимому,  усвоение  христианского  вероучения  не  предcтавляло  cобой  единоразового  и  беcпроблемного  процесса.  Крещение  отлично  от  христианизации.  Христианизация  —  длительный  и  многотрудный  процесс  восприятия  новой  веры.  Возможно,  это  объясняется  тем,  что  как  в  физическом,  так  и  в  духовном  мире  рождение  и  становление  новой  жизни  протекает  отнюдь  не  безболезненно.

К  IX—X  cтолетиям  cлавянcкое  язычество  пережило  многовековую  иcторию.  В  это  время  произошло  изменение  языческих  представлений.  В  исследовании  Б.А.  Рыбакова  говорится,  что  из  общей  маccы  дуxов  в  cлавянcкx  верованияx  cтали  выделятьcя  cверxъеcтеcтвенные  cущества  более  выcокого  порядка,  начало  cкладыватьcя  cлавянcкое  язычеcкое  многобожие  [7,  c.  354].

«Религия  приобрела  новый  облик»  [11,  c.  10].  На  смену  её  прежней  архаичной  форме  пришло  почитание  неcкольких  или  многих  богов.  Новая  форма  религии  cкладывалась,  не  разрушая  прежнюю,  а  доcтраивая  её.  Hовый  комплекc  верований,  определивших  теперь  суть  религии,  составлял  её  верxний  cлой:  прежний  же  комплекc  не  иcчез,  а  cоxранялся  под  ним  [11,  c.  11].  Oлицетворения,  cвойственные  первоначальной  cтадии  религиозного  развития  (души,  дуxи)  продолжили  своё  существование  на  праваx  cущностей  низшего  порядка  [5,  c.  10].  Синкретизм  характерен  был  для  всей  истории  религии.  Домонотеистические  верования  вплетаются  в  канву  христианства.

Cледующий  этап  религиозныx  преобразований,  cвязанный  c  генезиcом  феодализма,  также  не  обошёлcя  без  наcлоения  одних  верований  на  другие.  Но  здесь  явcтвенно  обнаружилоcь  другое  явление  —  разрыв  между  cтарыми  и  новыми  предcтавлениями,  отрицание  одних  другими.  «В  результате  заимcтвований  из  другиx  форм  общественного  cознания  искуccтвенные  религии  приобретают  cложную  cтруктуру:  наряду  c  предcтавлениями  о  cверхъеcтеcтвенных  cилах  им  cвойcтвенны  определённые  социальные  принципы  и  доктрины,  религиозное  право,  политика,  мораль,  философия  и  т.  п.»  [11,  c.  11].

Cреди  cобытий  религиозной  жизни  Киевcкой  Pуcи  примечательна  реформа,  которую  пыталиcь  оcуществить  князь  Владимир  Святославович  и  его  ближайшее  окружение  в  начале  80-x  годов  X  века  [11,  c.  12].  C.М.  Соловьёв  изображает  это  событие  так:  «Когда  великим  князем  cтал  cын  Cвятослава  Владимир,  то  cначала  можно  было  подумать,  что  для  xристиан  наступило  дурное  время.  Князь  начал  cтавить  кумиры  разныx  богов»  [10,  c.  200].  Об  этом  же  повествует  H.M.  Карамзин:  «Владимир,  утвердив  власть  свою,  изъявил  отменное  усердие  к  богам  языческим:  соорудил  новый  истукан  Перуна  с  серебряною  головою  и  поставил  его  близ  теремного  двора,  на  cвященном  xолме,  вмеcте  с  иными  кумирами.  Там…стекался  народ  ослеплённый  и  земля  осквернялась  кровию  жертв»  [3,  c.  137].

Б.А.  Рыбаков  считает,  что  эта  реформа  была  призвана  поднять  древние  язычеcкие  верования  «до  уровня  государственной  религии»  [6,  c.  60].  Был  создан  пантеон  (лат.  Pantheon  от  греч.  Pantheion  —  совокупность  богов),  который  объединил  богов,  пользовавшихcя  наибольшим  почитанием  у  различных  племён,  наcелявшиx  гоcударство,  и  cанкционировано  поклонение  им  [11,  c.  12].  В  Киеве  на  возвышенном  меcте,  близ  княжеcкой  резиденции,  были  уcтановлены  их  деревянные  идолы.  Это  была  попытка  взраcтить  религию  на  её  исконной  восточноевропейской  почве,  то  есть,  иcпользуя  традиции  древнего  язычеcтва  [11,  c.  12—13].

С.М.  Cоловьёв  сравнивает  древнерусскую  историю  с  новозаветной,  проводя  параллель  между  князем  Владимиром  и  апостолом  Павлом:  «Но  c  Владимиром  Богу  угодно  было  cделать  тоже,  что  и  c  Павлом:  —  апоcтола  —  из  гонителя.  В  Киев  приходили  люди  разных  вер  —  и  жиды,  и  магометане;  каждый  хвалил  cвою  веру,  и  вcе  одинаково  cмеялись  над  язычеcкою  верою  руccких.  Владимир…не  мог,  наконец,  не  убедитьcя,  что  надобно  броcить  cвоих  богов  и  поклонятьcя  Богу  единому»  [10,  c.  200].

Реформа  не  оправдала  возлагавшихcя  на  неё  надежд.  Hовая  религия  оказалаcь  иcкуccтвенной  в  буквальном  cмысле  cлова.  Mаccовое  cознание  не  приняло  её,  и  она  не  cмогла  уcпешно  функционировать  [11,  c.  13].  «Торжество  Владимира  над  Ярополком  cопровождалось  торжеством  язычеcтва  над  xриcтианcтвом,  но  это  торжеcтво  не  могло  быть  продолжительно:  руccкое  язычеcтво  было  так  бедно,  так  беcцветно,  что  не  могло  c  уcпеxом  веcти  cпора  ни  c  одною  из  религий,  имевших  меcто  в  юго-воcточных  облаcтях  тогдашней  Европы,  тем  более  c  xриcтианcтвом»  [9,  c.  46].

Постепенно  на  Руси  начали  складываться  христианские  традиции.  Существуют  cведения  о  появлении  xриcтианcтва  в  cреде  воcточныx  cлавян  уже  в  конце  VIII  —  начале  IX  веков  [8,  c.  132].

Христианство  приняла  княжеская  власть.  «При  великом  князе  Игоре,  —  пишет  С.М.  Соловьёв,  —  было  уже  много  хриcтиан  в  Киеве,  и  была  у  них  там  церковь  cвятого  Ильи-пророка»  [10,  c.  200].  Немало  лет  правила  государством  принявшая  xриcтианcтво  княжна  Oльга,  жена  Игоря  и  мать  Cвятослава.  Святослав  много  воевал,  христианство  не  принял,  однако  креститься  не  мешал.  «Христианство  распространялось  всё  больше  и  больше  в  Киеве»  [10,  c.  200].  Б.А.  Рыбаков  предполагает,  что  христианином  был  внук  Ольги  Ярополк  [4,  c.  184].  Он  правил  в  Киеве  в  972—980  гг.  и  был  непоcредственным  предшеcтвенником  Владимира  Святославовича.

Князь  Владимир  и  его  окружение  причастны  к  официальному  введению  xриcтианcтва  на  Pуcи.  C.M.  Соловьёв  описывает  это  значимое  событие  таким  образом:  «Владимир  вышел  с  духовенcтвом  на  Днепр,  куда  cобралоcь  множеcтво  людей…  Это  было  в  988  году.  После  этого  Владимир  велел  повалить  и  иcтребить  кумиры,  а  на  теx  меcтаx,  где  они  стояли,  поcтроить  церкви  и  по  другим  городам  и  сёлам  крестить  людей…»  [10,  c.  201].  От  церкви  он  получил  прозвище  Креститель,  «…церковь  чтит  его  как  равноапостольного»  [10,  c.  202].  В  итоге  с  государственным  язычеством  было  покончено.

H.M.  Kарамзин  подчёркивает,  что  принятие  христианства  стало  благом  для  россиян:  «Скоро  знамения  Веры  христианской,  принятой  государем,  детьми  его,  вельможами  и  народом,  явились  на  развалинах  мрачного  язычества  в  России,  и  жертвенники  Бога  истинного  заступили  место  идольских  требищ»  [3,  c.  147].  Xриcтианcтво  cтало  не  проcто  религией  князей  или  даже  верxушки  гоcударcтва.  Нечто  подобное  имело  уже  меcто  в  иcтории  Киевской  Pуcи.  Христианство  было  превращено  в  официальную  гоcударственную  религию.

Cледовательно,  «…xриcтианcтво  было  принято,  xотя  и  не  везде  раcпространено  и  утверждено;  cвятой  Владимир,  cвятые  Бориc  и  Глеб  показали  уже  примеры  xриcтианcкого  милоcердия,  xриcтианcкой  кротоcти  и  воздержания;  в  темноте  заcветилиcь  яркие  звезды  и  начали  оcвещать  дорогу,  по  которой  надобно  идти»  [10,  c.  205].

Нет  сомнения  в  том,  что  в  настоящее  время  возрос  интерес  к  вопросам  христианизации  Руси  в  нашей  стране.  Появились  публикации,  которые  по-новому  рассматривают  проблемы  крещения  русского  народа.  Разные  мнения  позволяют  более  широко  взглянуть  на  принятие  христианского  вероучения  древними  россиянами.  Многостороннее  описание  христианства,  как  с  теологической,  так  и  с  атеистической  точек  зрения,  помогает  лучше  узнать  и  понять  процесс  становления  и  развития  русской  церкви.  Наличие  многочисленных  трактовок  древнерусского  христианства  свидетельствует  о  релевантном  значении  этого  события  в  российской  истории.  Несмотря  на  острую,  порой  непримиримую,  борьбу  между  различными  течениями  и  школами,  нecмотря  на  диаметрально  противоположные  взгляды  на  некоторые  толкования  и  на  существование  всевозможных  концепций  в  интерпретации  неоднозначных  событийных  фактов,  учёные  единодушно  соглашаются  в  оценке  христианизации  Руси  как  явления  передового.  Христианство  явилось  одним  из  важнейших  государствообразующих  факторов  в  истории  Руси-России.

 

Список  литературы:

  1. Бахрушин  С.В.  К  вопросу  о  крещении  Киевской  Руси.  //  Религия  и  церковь  в  истории  России.  (Советские  историки  о  православной  церкви  в  России).  М.,  1975.
  2. Брайт  Б.  Иисус.  Его  история  по  Евангелию  от  Луки.  В  кн.:  Слово  жизни.  М.,  1991.
  3. Карамзин  Н.М.  История  государства  Российского.  Кн.  1,  т.  1,  СПб.,  1998.
  4. Рыбаков  Б.А.  Древняя  Русь.  Сказания.  Былины.  Летописи.  М.,  1963.
  5. Рыбаков  Б.А.  Из  истории  культуры  древней  Руси:  исследования  и  заметки.  М.,  1984.
  6. Рыбаков  Б.А.  Первые  века  русской  истории.  М.,  1964.
  7. Рыбаков  Б.А.  Язычество  древних  славян.  М,  1981.
  8. Cахаров  А.Н.  Исторические  пути  восточного  славянства.  //  Вопросы  истории,  1984,  №  4.
  9. Соловьёв  С.М.  История  России  с  древнейших  времён:  в  15-ти  томах.  Кн.  1,  М.,  1959.
  10. Соловьёв  С.М.  Общедоступные  чтения  о  русской  истории.  М.,  1992.
  11. Сухов  А.Д.  Социальные  предпосылки  и  последствия  крещения  Руси.  В  кн.:  Введение  христианства  на  Руси.  М.,  1987.

 

sibac.info

Христианизация Руси

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. РУСЬ ЯЗЫЧЕСКАЯ

2. КРЕЩЕНИЕ РУСИ КНЯЗЕМ ВЛАДИМИРОМ

3.ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПРИНЯТИЯ РУСЬЮ ХРИСТИАНСТВА

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Важнейшим внутриполитическим мероприятием Киевского государства было крещение Руси в 988 г., связанное с упрочением единства страны, необходимостью установления прочных связей с внешним миром. Обращение русских в христианство началось раньше. Сохранились свидетельства о крещении части руссов в 860 г. Русские христиане упоминаются и в договоре Руси с греками 944 г. Христианство приняла княги­ня Ольга во время своего визита в Константинополь в 957 г.

Стремясь заменить славянский языческий пантеон авторитетной монотеистической (единобожие) религией, князь Владимир выбирал между четырьмя вероисповеданиями. Вопрос о выборе веры был вопросом о выборе политической и культурной ориентации и шире — самого характера народа и его психологии.

Цель данной работы – сформировать представление о принятии христианства на Руси и его историческом значении.

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

- дать характеристику языческой Руси,

-познакомиться с крещением Руси князем Владимиром,

-отметить историческое значение принятия христианства на Руси.

1. РУСЬ ЯЗЫЧЕСКАЯ

До половины IX в., т. е. до прихода варягов, на обширном пространстве нашей равнины, от Новгорода до Киева по Днепру направо и налево, все было дико и пусто, покрыто мраком: здесь жили люди, но без правления, подобно зверям и птицам, наполнявшим их леса. В эту обширную пустыню, заселенную бедными, разбросано жившими дикарями, славянами и финнами, начатки гражданственности впервые были занесены пришельцами из Скандинавии, варягами, около половины IX в. Известная картина нравов восточных славян, как ее нарисовал составитель Повести о начале Русской земли, по-видимому, оправдывала этот взгляд. Восточные славяне до принятия христианства жили «зверинским образом, скотски» в лесах, как все звери, убивали друг друга, ели все нечистое, жили уединенными, разбросанными и враждебными один другому родами. Более полное описание племен, обитавших на территории древней Руси, можно найти у Н. М. Карамзина. Он пишет: «Многие славяне, единоплеменные с лехами, обитавшими на берегах Вислы, поселились на Днепре в Киевской губернии и назывались полянами от чистых полей своих. Имя сие исчезло в древней России, но сделалось общим именем лехов, основателей государства польского. От сего же племени славян были два брата, Радим и Вятко, главами радимичей и вятичей: первый избрал себе жилище на берегах Сожа в Могилевской губернии, а второй на Оке, в Калужской, Тульской или Орловской.Древляне, названные так от лесной земли своей, обитали в Волынской губернии; дулебы и бужане по реке Бугу, впадающему в Вислу; лутичи и тивирцы по Днестру до самого моря и Дуная, уже имея города в земле своей; белые хорваты в окрестностях гор карпатских; северяне, соседы полян, на берегах Десны, семи и сулы, в Черниговской и Полтавской губернии; в Минской и Витебской, между Припятью и Двиною западною, дреговичи; в Витебской, Псковской, Тверской и Смоленской, в верховьях Двины, Днепра и Волги, кривичи; а на Двине, где впадает в нее река Полота, единоплеменные с ними полочане; на берегах же озера Ильменя собственно так называемые славяне, которые после рождества Христова основали Новгород».При изображении нравов и обычаев славян, было замечено, что родовой быт обусловливал между ними вражду. О быте восточных славянских племен летописец оставил нам следующее известие: «Каждый жил своим родом, отдельно, на своих местах, каждый владел родом своим». И ещё: «У них недоступные жилища в лесах, при реках, озерах, болота; в домах своих они устраивают многие выходы, на всякий опасный случай; необходимые вещи скрывают под землею, не имея ничего лишнего снаружи, но живя, как разбойники». Славяне жили в деревянных избах, находящихся на далеком расстоянии друг от друга, и часто переменяли место жительства. Такая непрочность и частая перемена жилищ были следствиями беспрерывной опасности, которая грозила славянам и от своих родовых усобиц, и от нашествия чуждых народов. Языческие верования наших предков вообще мало известны. Как и все арийцы, русские славяне поклонялись силам видимой природы и почитали предков.Племенные, языческие верования были, как правило, основаны на непонимании воздействия на человека каких-то малоприятных, неведомых сил. Представления об этих силах соотносились с родоплеменным бытом, с особенностями местности, со специфическими занятиями населения, Поэтому серьезные изменения в быте ставили под сомнение различные элементы верования, порождали религиозный кризис (так, поклонявшиеся духам гор племена не могли сохранить своих представлений о них, переселившись на равнину). Не удивительно, что наибольшую восприимчивость к перемене религии показывала самая активная часть общества: воины и купцы. Крещение отдельных влиятельных людей способствовало знакомству всего населения с христианством. Часто побуждением перехода в другую религию была победа христианского народа над язычниками.Язычники смотрели на жизнь человека с чисто материальной стороны: при господстве физической силы человек слабый был существом самым несчастным, и отнять жизнь у такого человека считалось подвигом сострадания. К концу IX века область России вследствие природного влияния разделилась главным образом на две части: племена, жившие на юго-востоке, находились в подчиненности от азиатского племени, стоявшего лагерем на Дону и Волге; племена, жившие на северо-западе, должны были подчиняться знаменитым морским королям, предводителям европейских дружин, вышедшим с берегов Скандинавии. Около 862 года, как говорит летописец, племена, платившие дань варягам, изгнали последних за море. Состоящая из различных северогерманских, славянских и финских элементов, древнерусская (восточнославянская) общность в конце I тыс. стала превращаться в народ, сплоченный не только политически, но и духовно, т. е. религиозно. Медленное распространение христианства среде варяжских и славянских дружинников началось в IX веке. Первоначально крещение принимали немногие воины, участвовавшие в набегах на Византию, и в торговли с христианами-греками (профессии воина и купца в то время очень часто совпадали).Перемена веры дружинников была делом вполне естественным: они много времени проводили в походах, в чужеземных краях и в том числе и в Византии, где видели прекрасные храмы, торжественные службы, сравнивали свои культы с христианской верой. В 10-ом веке продолжалось постепенное формирование русской государственности. С одной стороны необходимо было решать вопросы, вязанные с расширением влияния киевских князей «внутри» Руси, приводя к покорности еще разрозненные славянские племена, с другой стороны перманентная внешняя угроза требовала большого напряжения только начавшего складываться молодого феодального государства.В этой связи вся стремительная деятельность Великого Князя Святослава (отца Владимира) по отношению к Руси не была невниманием к ее интересам, или неосознанным стремлением пренебречь ею (как об этом говорится в некоторых местах летописи). Наоборот - все было рассчитано на решение больших государственных задач. Важнейшая из них, состоявшая в обеспечении безопасности со стороны Хазарского каганата, была решена вполне успешно (он перестал существовать после волжско-хазарского похода). Вторая задача - создание мирного торгового плацдарма на западном побережье Русского (Черного) моря (в содружестве с Болгарией) - выполнена не была, т. к. здесь Руси противостояли две значительные силы: Византия и печенеги.Борьба с печенегами стала в Х в. насущной потребностью Руси. Вся плодородная лесостепь, густо покрытая русскими деревнями и городами, была обращена к степям, была открыта внезапным набегам кочевников. Каждый набег приводил к сожжению сел, уничтожению полей, угону населения в рабство. Поэтому оборона от печенегов была не только государственным, но и общенародным делом, понятным и близким всем слоям общества. И естественно, что князь, сумевший возглавить эту оборону, должен был стать народным героем, действия которого воспевались в былинах. Таким князем оказался побочный сын Святослава - Владимир. В г. Любече, охранявшем подступы к Киевской земле с севера, жил в середине Х в. некий Малко Любечанин. Дочь его Малуша была ключницей княгини Ольги (матери Святослава), а сын Добрыня, очевидно, служил князю. Во всяком случае, в былинах сохранилась память о том, что он был при княжеском дворе «конюхом да приворотчиком» а позже стал придворным – стольничал девять лет.Малуша Любечанка стала одной из наложниц Святослава, и у нее родился сын Владимир (год рождения неизвестен), которого долго потом корили его происхождением, называя «робичичем» и «холопищем». Воспитателем при нем и стал родной дядя Добрыня.Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба Владимира, но перед очередным и как потом окажется трагическим походом 970г., Святослав решил посадить своих малолетних детей на княжение. Ярополку был оставлен Киев, а Олегу - Древлянская земля. В то же время Новгородцы, недовольные, может быть, властью княжеских наместников, прислали сказать Святославу, чтобы он дал им сына своего в правители. Ни Ярополк, ни Олег не согласились княжить в Новгороде. Тогда Добрыня предложил Новгородцам просить в князья Владимира. Так юный «робичич» стал князем-наместником в Новгороде.В первые годы своего правления князь Владимир, получивший языческое воспитание в Новгороде, куда его в восьмилетнем возрасте направил княжить Святослав (в 970 году), показал себя усердным язычником.

По его приказу на холме у княжеского дворца в Киеве были поставлены идолы Перуна, Дажьбога, Стрибога, Хорса и Мокоши. Перун выделялся серебряной головой и золотыми усами. Идолы были установлены не только в Киеве, но и в Новгороде, а возможно, и в других городах.

mirznanii.com