История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Глава 1. Предметный мир доиндустриальных цивилизаций. Предметный мир древнего египта


Глава 1. Предметный мир доиндустриальных цивилизаций

1.1. Древний Египет

В середине V тысячелетия до н. э. в Египте произошел переход от при­сваивающего к производящему хозяйству. Немалую роль сыграло здесь усовершенствование каменных орудий труда. В долине Нила камень был самым доступным из материалов, и египтяне с большим совершенством научились его обрабатывать. С эпохи неолита они изготовляли из камня топоры, молоты, наконечники мотыг и кирок, ножи, зернотерки и прясли­ца для тканья. К концу V тысячелетия, в эпоху энеолита (медно-каменного века) появляются медные орудия труда, что позволило выработать новые способы обработки камня, кости и дерева. Особенно увеличилось количе­ство и качество земледельческих орудий. Широкое применение меди по­требовало постоянного присутствия египетских военных отрядов на Си­найском полуострове, где находились самые богатые медные рудники. На­чалом бронзового века в Египте считают Среднее царство, когда бронзо­вые орудия стали изготовляться на месте, хотя олово для сплава приходи­лось доставлять из Азии. Широко употребляться бронза стала лишь со вре­мени Нового царства.

Вместе с изменением в составе металла, из которого изготовлялись ору­дия труда, увеличивалось и разнообразие изделий. В Среднем царстве зна­чительно усложнилось устройство металлических инструментов, многое свидетельствует об использовании одной и той же основы для проведения различных работ в быту и производстве. Появляются съемно-накладные приставки, и теперь, сменяя насадки, можно было, к примеру, скрести, свер­лить и зачищать отверстия. Улучшались и конструктивные свойства пред­метов. Например, топор в период Среднего царства за счет появления осо­бого шипа на основании металлической части, позволившего плотнее за­хватить топорище, стал более надежным. Это дало возможность сделать более массивным острие, улучшить рычаговые качества инструмента и од­новременно за счет искривления рукоятки облегчить труд работника. Вме­сте с тем в период Среднего царства продолжают достаточно широко при­меняться каменные изделия.

Основным источником, знакомящим нас с ремеслами в Древнем Егип­те, кроме самих подлинных памятников, являются многочисленные дошед­шие до нас рельефные и живописные композиции, в основном на стенах гробниц. В этих композициях все предметы быта давались очень точно, поэтому изображения сосудов, мебели, тканей и других вещей являются ценнейшим материалом для изучения предметного мира Древнего Егип­та. Из этих источников, кроме того, мы черпаем и данные о технике раз­личных ремесел. Сцены, изображающие работу ремесленников, восходят уже ко времени Древнего царства. Таковы, например, рельефы, рассказывающие об обработке камня и ювелирных мастерах, найденные в гробнице из Саккара. В особенности, однако, часты композиции с подобными изображениями в настенных рельефах и росписях Нового царства времени Тутмоса III и Аменхотепа II. В них с большой подробностью и наглядностью показан весь процесс обработки разных материалов.

На рельефах и росписях Нового царства работы в мастерских изображаются таким образом, будто все ремесленники были перемешаны и втис­нуты в одно помещение: резчики по камню и дереву, точильщики камен­ных ваз, ювелиры и гранильщики, оружейники, столяры и мастера по изготовлению колесниц. Скорее всего, однако, это лишь прием композиции. Мы можем предположить, что на самом деле специализированные мастерские располагались рядом друг с другом на одной улице и разные специа­листы работали бок о бок и передавали друг другу изделие, пока оно не обретало окончательный вид. Именно благодаря такому способу производ­ства возникали колесницы, мебель и оружие, украшенные резьбой, золо­том и драгоценными камнями.

Египтяне освоили обработку практически всех природных материалов. Особого мастерства они добились в обработке камня: известняка, алебастра, гранита, базальта, песчаника, которыми изобилуют области, прилегающие к долине Нила. Строительство храмов и пирамид из камня началось с III династии, но отдельные части гробниц выкладывали из камня уже в Раннем царстве. В Египте процветало производство каменных сосудов. Каменные вазы находят в гробницах I династии. В ступенчатой пирамиде Джосера (III династия) каменные сосуды насчитывались десятками тысяч. О технике изготовления каменных сосудов позволяют судить изображения мастерских камнерезов на рельефах Древнего царства. Сначала обрабатывали наружную поверхность сосуда, для чего его равномерно вращали. Внутри сосуд выдалбливали и обрабатывали трубчатым сверлом. Работа сверлом считалась настолько важной, что знак сверла служил в египетском языке обозначением мастеров вообще. Полировали сосуд небольшими камнями. Из алебастра, сланца и мрамора вытачивали кувшины, вазы, сосуды, бокалы и чаши, порой украшенные фигурками людей или животных.

Одним из древнейших производств в Египте было гончарное. Горшечники месили смесь ногами, после чего кусок глины клали на гончарный круг ‑ простой деревянный диск, вращающийся на оси. Готовое изделие обжигали в печи. Из глины делали горшки, миски, чаши, кувшины, кубки, большие сосуды с заостренным дном для хранения вина и пива или такие же большие кувшины со скругленным дном.

С додинастического периода до нас дошли амулеты и бусы, сосуды и изразцы из фаянса. Глазурь для фаянса была большей частью синего или зеленого цвета. Фаянс был хрупким материалом, поэтому его редко формовали на гончарном круге, чаще предметы были вылеплены руками. В скальных подземных галереях пирамиды Джосера имеются так называемые голубые комнаты, стены которых отделаны фаянсовой глазурью, изразцами. На оборотной стороне изразцов проделывались отверстия, через которые проходила бечевка, с помощью которой изразцы прикрепляли к отверстиям в стене. Глазурь Нового царства делалась не только синего и зеленого цветов различных оттенков, но и красного, фиолетового, желтого и молочно-белого. Особенно богата по цвету глазурь Эль-Амарны (XVIII ди­настия) и дворца Рамзеса HI (XX династия).

Изобретение египтянами стекла связывают именно с изготовлением фаянса и глазури. Как самостоятельный материал стекло стали использо­вать со времени XVII династии. От времени Нового царства дошли стек­лянные сосуды и вазы, свидетельствующие о зарождении производства стеклянной мозаики. Состав стекла был близок современному, но египетское стекло большей частью совсем не пропускало света, иногда просвечивало, еще реже - было прозрачным. Стекло использовалось как декоративный материал. В гробнице Тутанхамона (XVIII династия) сохранились миниатюрные росписи на спинке трона, на серьгах, на саркофаге и золотом амулете, покрытые бесцветным прозрачным стеклом. Египтяне изобрели и цветное стекло. Цвет получался в результате примеси различных минералов: марганец окрашивал стекло в цвет аметиста, медь и кобальт - в синий, окись цинка - в белый, свинец и сурьма - в желтый. Стекольщики тщательно оберегали свои секреты, потому что только благодаря этим зна­ниям ценился их труд и славились изделия их мастерских.

Среди ремесел важное место занимали обработка кожи и изготовление из нее различных предметов обихода. Выделкой кож занимались уже в эпоху Древнего царства. Из кожи делали сандалии и сумки для папирусов, бурдюки для воды, позднее к ним добавились шлемы, снаряжение, сбруя, колчаны, обтянутые кожей щиты. Из кожи выполнялись и детали боевых колесниц. Египтяне овладели искусством тиснения кожи и начали укра­шать колчаны и щиты изящными и утонченными орнаментами. Египтяне пользовались жировой выделкой кож. Сначала шкуры растягивали, затем погружали в чан с растительным маслом. Через определенное время выни­мали, раскладывали, а когда кожи начинали подсыхать, их били и мяли, чтобы масло полностью пропитало их. После этого шкуры принимали качества выделанной кожи: становились мягкими, водонепроницаемыми и не подверженными гниению.

Дерево в Египте всегда было редкостью. Строевой лес доставляли из Сирии и Палестины, а черное (эбеновое) дерево привозили из Куша. На рельефах в гробницах Тии (Древнее царство) сохранилось изображение столярной мастерской, где столяры распиливают стволы медными пилами на доски. Такие пилы с наклонно расположенными зубьями и деревянными рукоятками были известны в Египте с III тысячелетия до н. э. Уже тогда египтяне могли изготовлять доски и тонкую фанеру. Вместо рубанка доски строгали медным теслом. На протяжении Среднего и Нового царств орудия и способы обработки дерева совершенствовались. Медные лезвия орудий постепенно заменялись бронзовыми, а позже - железными. Стволы по-прежнему обтесывали металлическим теслом, заменяющим рубанок, шлифовали плоским камнем мелкозернистого песчаника. Мелкие детали и ножки мебели вырезали долотом-стамеской. Круглые отверстия просверливались сверлом, которое вращали с помощью тетивы лука. Столярный верстак, по всей видимости, тогда еще не был известен.

Для сборки готового предмета использовали деревянные клинья, заклепки и клей. Мелкие неровности после сборки сглаживались тем же теслом и затем полировались. Столярное дело в Новом царстве стало самостоятельным ремеслом, которым занимались специалисты. Технология и технические познания были весьма развиты, однако несовершенство инструментов являлось большой преградой на пути дальнейшего развития мастерства. Именно поэтому назначение орнамента часто сводилось к тому, чтобы скрыть технические недостатки. Несмотря на дороговизну дерева, из него изготовляли множество предметов: саркофаги, мебель всех родов -кровати, подголовники, стулья, скамеечки, столы, а также колонны, двери, паланкины, жезлы, гребни и т. д.

Впервые в это время мебель начинают фанеровать. Тонкую фанеру умели изготовлять уже во времена Древнего царства, но скрепляли ее деревянными гвоздиками, а со времени Нового царства фанеру, сделанную из лучших сортов дерева, стали наклеивать на менее дорогую древесину. Обшитые фанерой стулья были найдены в гробнице царицы Тии. В Новом царстве широко применялось гнутье древесины. Чтобы добиться желаемого изгиба, ветви или ствол дерева вставляли в примитивные «тиски». Предварительно, сняв с него кору, дерево нагревали. Гнутое дерево ис­пользовали для изготовления луков, посохов и скипетров, рукояток для опахал, музыкальных инструментов и в производстве колесниц.

С эпохи Нового царства производство колесниц стало отдельной от­раслью. Колесницы в основном изготовляли из дерева, только на корпусе укрепляли металлические пластины. Колесница состояла из множества частей, которых насчитывают более пятидесяти. Самым трудным счита­лось изготовление идеально круглых колес. Обод делался из многочис­ленных частей, выпиленных из досок и скрепленных между собой. Кузов царских выездных и боевых колесниц спереди и в нижней части был об­тянут кожей или холстом, украшен позолотой, росписью по наложенной штукатурке, усыпан драгоценными и полудрагоценными камнями (по­крытие не сохранилось на найденных колесницах, но изображено на стен­ных росписях).

Жилища древних египтян нам позволяют изучать раскопки поселений времен Раннего и Древнего царств. Уже в IV тысячелетии до н. э. в Египте появляются города, где селятся ремесленники и торговцы. По сохранив­шимся развалинам двух городов - Ахетатона, столицы фараона Аменхоте­па IV (II тысячелетие до н. э.), и Кахуна - видно, что строили их на основе единого плана. Города имеют прямоугольную систему улиц и однотипные в плане дома. Кварталы зажиточных горожан имели более богатую плани­ровку. Город был укреплен и имел канализацию. Жилые дома еще в доди-настический период строились из кирпича-сырца, который изготовляли из нильского ила с добавлением песка и соломы. Такой материал недолгове­чен, поэтому так мало жилых построек древности сохранилось хотя бы в руинах до наших дней.

О характере жилищ египтян мы знаем немало благодаря изображениям, глиняным моделям и археологическим исследованиям. Во II тысячелетии до н. э. жилой дом имел в плане правильную прямоугольную форму с длин­ным коридором, рядом маленьких комнат и залов с внутренними колонна­ми, поддерживающими крышу. Крыши имели разнообразные формы: плос­кие, сводчатые или куполообразные. Дом делился на две части - жилую и служебную, центром дома был очаг. Жилые помещения ориентировались на север, навстречу освежающим ветрам и очень часто выходили в сад.

В городах зажиточные люди строили одноэтажные, двухэтажные и трех­этажные дома. Нижний этаж, который не имел окон и освещался только через дверь, как правило, занимали ремесленники. На верхних этажах жили хозяева, комнаты здесь имели небольшие четырехугольные окна, которые закрывались шторами, защищавшими от жары и ветра. Фасады таких до­мов, как правило, украшались, а крыши имели прямоугольную форму и служили хранилищами для зерна. Хижины простолюдинов строились из тростника, обмазанного илом. Такие хижины почти не имели внутреннего убранства, оно ограничивалось несколькими циновками, на которых и си­дели, и спали.

Жилища знатных египтян строились в подражание царским дворцам и представляли собой обширные комплексы, занимавшие площади в несколь­ко гектаров. Дом имел вход в виде портика, за ним следовали приемные залы, к которым примыкали кладовые для провизии и хранилища для одеж­ды. Основную часть дома занимали жилые покои хозяев. Стены штукату­рили и украшали росписями. В богатых домах имелась ванная комната. Дом окружали многочисленные дворы с амбарами, конюшнями, кухнями и до­миками для слуг. Египтяне очень ценили деревья и цветы, поэтому дома знати всегда окружали роскошные сады с длинными аллеями и изящными беседками, прудами и бассейнами.

Зажиточные люди обставляли свои дома изящной мебелью. О высоком уровне мебельного искусства уже в эпоху Древнего царства говорят наход­ки в потайной усыпальнице царицы Хетепхерес, матери фараона Хеопса (IV династия). Здесь были найдены балдахин, ложе-кровать, паланкин, два кресла с подлокотниками и ларь, богато инкрустированные и позолочен­ные. Ножки кресел, вырезанные в форме анатомически точно воспроизве­денных лап льва (переданы даже кровеносные сосуды), а также подлокот­ники кресла, украшенные плавно изогнутыми лотосами, показывают со­вершенное мастерство столяров и резчиков Древнего царства.

Египтяне создали целый ряд типов мебели. Самые ранние из них отно­сятся к эпохе Мемфиса, это неуклюжая и довольно грубая мебель. В пери­од расцвета Фив она становится более легкой, изящной, комфортабельной и элегантной. В жилых домах можно найти основные прототипы современ­ной мебели: табуреты, столы, ложа, стулья, сундуки и шкафы. К оборудо­ванию жилища относилась и утварь, сплетенная из пальмовых волокон с высоким художественным мастерством (корзины с крышкой, коробы, ци­новки). Египтяне уже пользовались и металлическими зеркалами. Элемен­ты орнаментики, с помощью которых украшали мебель (солнечный диск, скарабей, змея, коршун, лотос, пальма, папирус и т. д.), имели символичес­кое значение. Краски были яркими, однако гамма цветов ограничивалась красным, желтым, черным, коричневым, голубым, зеленым и белым, при­чем краски не смешивали, а пользовались ими в чистом виде.

Несмотря на то что в Египте, согласно древним обычаям, было принято сидеть на земле, первая настоящая мебель для сидения появилась именно там. В Древнем Египте впервые появляется стул со спинкой, здесь его форма получает логическое обоснование, он приобретает конструктивную фор­му, ставшую основой для всех последующих форм стульев. Во времена Раннего царства появляются сиденья без спинок, с ножками в виде бычьих и львиных лап. В эпоху Древнего царства кресла уже имеют спинки и под­локотники. При этом конструкция кресел оставалось предельно простой -она представляла собой квадратный ящик на низких ножках со спинкой высотой всего в ладонь. Простоту формы компенсировали ценность мате­риала и богатство отделки. От позднего времени сохранились изящные сту­лья из черного дерева с кожаным сиденьем-подушкой.

Египтяне отказались от лежания на открытом для сквозняков грязном полу и создали первую форму ложа. Сначала оно имело ножки только у изголовья, а другой его конец просто упирался в землю. Позже появилась кровать обычной формы с матрасами и подголовниками. Подголовники делались из глины или кожи, натянутой на раму, но встречаются и художе­ственно выполненные из алебастра, дерева и слоновой кости. Роскошная кровать из гробницы Тутанхамона сделана из черного дерева, украшена золотом и инкрустацией из слоновой кости.

У египтян не было принято во время трапезы усаживаться вокруг об­щего большого стола. Они садились поодиночке или парами за столики на одной низкой ножке. В качестве подставок для блюд с яствами использо­вались прямоугольные столики на четырех ножках, простые, ничем не украшенные. Для хранения белья и одежды использовались деревянные с инкрустацией шкафы. Туалетные принадлежности: зеркала, гребни, па­рики - хранились во всевозможных сундучках и ларцах.

Основные формы многих видов египетской мебели отличают ясная ло­гика и практическое чутье. Египтяне находили логически рассчитанные, начерченные с помощью линейки, циркуля и угольника основные реше­ния, которые не претерпели существенных изменений и по сей день. Табу­рет с вогнутой поверхностью, соответствующий форме тела, - древний пример «функциональной формы».

Столярным ремеслом вначале занимались рабы и свободные ремес­ленники. Позднее изготовление более дорогих изделий мебели поруча­лось специальным мастерам. Тайны ремесла передавались от отца к сыну, в результате чего мебельные формы как бы застывали в своем развитии. Долгое время в Древнем Египте не было разделения на художников и ре­месленников. Однако наиболее выдающиеся художники пользовались из­вестным почетом и были людьми богатыми и уважаемыми. Их задачей было своим искусством прославлять фараонов и жрецов, поэтому они обязаны были знать литургию, мифологию, все атрибуты царской власти и всех богов.

Когда Европа еще была заселена варварскими племенами, в Египте была создана высокоразвитая культура. Целый ряд обычных для нас бытовых предметов мы знаем еще по памятникам Древнего Египта. Эта великая цивилизация занимает особое место в истории материальной культуры человечества. Как в монументальной архитектуре, так и в декоративно-при­кладном искусстве египтяне, опередив все другие народы, установили нор­мы сознательной творческой деятельности. В Египте мы впервые встреча­емся с развитым стилем, ставшим источником европейских стилей.

1 -2. Эпоха Античности: Греция и Рим

К V в. до н. э. начинается расцвет еще одной великой цивилизации про­шлого - античной Греции. Эта колыбель европейской культуры была очень невелика по размерам - немного земли в бассейне Средиземноморья, юж­ная часть Балканского полуострова, острова Эгейского моря и узкая часть малоазиатского побережья. Все население Афинского полиса - самого силь­ного античного государства и главного очага античной культуры - не пре­вышало, вероятно, двухсот-трехсот тысяч человек. По нашим масштабам это совсем мало. Несравнимо с современностью было и производство: мел­кие ремесленные мастерские, где трудились вручную, топором, пилой и молотом, не зная никаких машин, сами хозяева и их рабы. Вместе с тем древние греки, великие путешественники и колонизаторы, впитывали куль­туру народов, с которыми вступали в контакт. И хотя и другие народы ока­зывали воздействие на греческую культуру, культура, возникшая в Элла­де, была мощным источником, к которому неоднократно возвращались на протяжении следующих эпох.

Мы не будем рассматривать великолепную архитектуру, созданную гре­ками, а остановимся только на строительстве жилищ. О греческом жилом доме мы знаем довольно много, прежде всего по описаниям Витрувия. Ус­тройство жилых домов отражает формы общественной жизни и существу­ющие обычаи. Политическим и культурным центром Греции времен ее могущества были Афины. Этот крупный по тем временам город был за­строен весьма хаотично. Мягкий климат позволял значительную часть жиз­ни проводить под открытым небом. Свободные греческие мужчины прово­дили большую часть времени вне дома, на агоре, в больших залах, на пло­щадях и рынках, посвящали себя общественной жизни, делам, проводили диспуты, занимались гимнастикой. Женщины вместе с рабами занимались домашней работой и в обществе почти не показывались. Поэтому жилым домам не придавалось особого значения. В ранний период и в период рас­цвета греческой цивилизации даже дома богачей были простыми и мало отличались от домов бедных горожан.

Основной формой греческого жилого дома было однокомнатное поме­щение - мегарон. В древнейшем доме в середине находился очаг, над ним -отверстие в крыше для вытяжки дыма. Это дымное, черное помещение на­зывалось атрием (от слова ater - черный). Позднее оно превратилось в центральный портик дома с большим количеством помещений. Из этой основной формы развилась форма многокомнатного дома; позднее в этом доме жилые и другие помещения размещались вокруг дворика с колонна­ми - перистиля. У греков по сравнению с нашими домами не было жилых помещений, которые выходили бы в сторону улицы, все они были сосредо­точены во внутренней части дома.

Жилища знатных афинян были сложены из тесаного камня, стены сна­ружи белились известкой. Внутренние помещения греческого дома были украшены настенной живописью и облицовкой. Расписной кессонный по­толок был известен уже в VI в. до н. э. Полы чаще всего были мозаичными, позднее, под влиянием Востока, их стали покрывать коврами. В неболь­ших комнатах находились постели с покрывалами, стулья, табуреты и сун­дуки. Украшением служили несколько красивых ваз, оружие на стенах, светильники и жаровни. Но это вовсе не означало, что грекам был безраз­личен облик их жилья. Один из героев древнегреческого писателя Ксено-фонта говорит: «Самая простая мебель, служащая для повседневного упот­ребления, самые обыкновенные вещи хозяйственного обихода становятся гораздо красивее благодаря правильной расстановке, даже кухонные гор­шки имеют приятный вид, если умно поставлены».

Не только для греческого жилища, но и для всего греческого искусства было характерно гармоничное сочетание жизнеподобия и меры, иначе го­воря, живой чувственной непосредственности и рациональной конструк­тивности. Каждое из этих качеств в отдельности не представляет ничего загадочного, весь секрет в их слиянии, взаимопроникновении, которое ос­тавалось недоступным для всех многочисленных позднейших подражате­лей. Оно во всем - в архитектуре, в пластике, в декоративно-прикладном искусстве. Реформатор Солон так определил жизненный принцип элли­нов: «Ничего лишнего». Больше всего греки ценили разумность, равнове­сие, меру. В архитектуре это вылилось в систему ордеров, просущество­вавших до нашего времени, с их доведенным до совершенства противопо­ставлением несомого и несущего. Эстетика осмысленного и глубокого реа­листического понимания греками архитектурного сооружения как организ­ма распространилась на весь предметный мир.

Эстетику целесообразности демонстрирует знаменитая греческая кера­мика, удовлетворявшая множество всяческих потребностей. Из нее дела­лась столовая посуда и емкости для хранения припасов, светильники и многое другое. Любой вид или тип греческой вазы или посуды (а их было несколько десятков, имевших свои названия) имел свое предназначение, и это предназначение было не только выявлено в форме предмета, в его мо­делировке, но и определялось в зримых эстетических качествах. Очевид­но, что гидрию (сосуд для воды) можно было не только наполнить и удоб­но перенести, но и по художественно-выразительным признакам отличить от другого сосуда. И специальные тарелочки для рыбных блюд с углубле­ниями для жидкости, и кратеры для смешивания вина и воды имели свою отточенную, совершенную по своей целесообразности форму.

Масляный светильник, который у египтян был просто красивым со­судом, приобрел в Греции зримые функциональные черты: со стороны, где наружу выводился фитиль, корпус вытянулся и приобрел форму но­сика. Для переноски светильника с места на место служила ручка, а для того, чтобы масло не расплескивалось, емкость с горючим накрывалась крышкой.

Оригинальная греческая мебель, в противоположность богатым египет­ским находкам, не сохранилась. Довольно точное представление о гречес­ких мебельных формах мы можем получить благодаря рельефным изобра­жениям, рисункам на вазах и танагрским терракотовым статуэткам. Пред­меты мебели, в основном заимствованные у египтян, сохранили сходство со своими «предками» только в самых ранних образцах: кресла на архаи­ческих рельефах иногда живо напоминают троны египетских правителей. Изменились не только сами предметы, но и их назначение, роль, отноше­ние к ним.

Мебель в Греции изготавливали ремесленники и предприниматели, которые использовали дешевую рабочую силу рабов. Существовали само­стоятельные профессии столяра, плотника, мебельщика, и уже можно было говорить о высоком уровне разделения труда. У столяров был вполне со­временный инструмент, они имели рубанок, токарный станок. Изобрете­ние рубанка в большей степени, чем всех других инструментов, вместе взя­тых, способствовало совершенствованию столярного дела и деревообработ­ки. По законам Ликурга в Спарте, например, было запрещено использо­вать рубанок и другие инструменты, с помощью которых можно было из­готовить изящную мебель, способствовавшую изнеженности.

В целом технология производства мебели претерпела значительное раз­витие. Греки знали уже рамочно-филеночную вязку, гнутье древесины с помощью пара, начали разрабатывать технику изготовления шпона и ин­тарсию. Они мастерски соединяли детали из древесины. Владея всеми эти­ми навыками, греческий столяр стремился подчеркнуть естественные свой­ства древесины. Греческая мебель имела четкую конструкцию, отвечавшую свойствам материала. Формы свидетельствовали о высоком художествен­ном чутье, о способности находить своеобразные средства выражения, не заимствованные из архитектуры.

В архаический период греческой культуры (VI в. до н. э.) мебель еще создавалась по образцам азиатских народов, с жесткими, прямоугольны­ми, покрытыми железными листами каркасами. Позднее творческий дух эллинов освободился от этого влияния, и были созданы удивительно ори­гинальные творения. Формы стульев, которые можно увидеть на скульп­турных изображениях, невероятно просты; эти стулья состоят из немногих основных элементов. Греческие художники, мастера в отношении сочета­ния простоты, утонченности, реализма, изящества линий и комфорта, раз­работали классические мебельные формы, которые заложили основу и по­служили образцами для последующих стилевых форм.

Количество видов мебели в греческом доме было незначительным, скромность жилища, климат, одежда и обычаи не требовали много мебели. Шкафы, к примеру, почти не применялись. Для хранения одежды и пред­метов домашнего обихода использовались деревянные сундуки различных типов. Во времена Гомера ели за столом, а ложе использовали только для сна. Со временем у греков распространился обычай есть лежа; для этих целей они применяли ложе (клине) - что-то среднее между кроватью и софой. В большинстве случаев ложе было на высоких опорах и перед ним ставили скамеечку. Позднее оно приобрело подголовник и подушки; нож­ки были совсем не изящными. Прямые, схожие с колоннами или выточен­ные, они часто украшались волютами.

Мебель для сидения была довольно разнообразной. Нам известны три основные формы: скамеечки, обычные и церемониальные (тронообразные) стулья. Ранняя форма скамеечки или табурета (дифроса) еще очень про­стая, громоздкая, ножки четырехгранные или точеные, поверхность для сидения чаще всего плетеная. Другая форма - складной табурет на Х-об-разной опоре - происходит из Египта. Такие табуреты раб носил за своим господином, чтобы он в любое время мог сесть. Это первоначальная форма более позднего складного стула. Известны два вида кресел; более ранняя форма еще напоминает церемониальное кресло (трон) жителей Востока: это тяжелое, высокое изделие мебели с неуклюжими дощатыми ножками, спинкой и боковинами, ножки вставлены в раму сиденья. Этот тип часто встречается в вазописи. Подобные парадные кресла делали для аристокра­тов и из мрамора (например, в театрах).

Для повседневного пользования, преимущественно для женщин, в V в. до н. э. был создан легкий, элегантный клисмос - стул с серповидными нож­ками. Изогнутые задние ножки держали спинку. Такие стулья, вероятно, изготовляли из гнутой древесины с применением бронзы. Это первая фор­ма в истории развития мебели, где функциональное начало соединено с сознательным художественным оформлением. Изящность линий клисмоса - как в техническом, так и в художественном отношении - является апо­геем греческого мебельного искусства. Этот тип был распространен на про­тяжении всего периода античности, и по истечении более чем 2000 лет из­вестный классическими формами ампир вернулся к этой форме стула.

Здесь мы сталкиваемся с примером истинно греческого стремления выявить внутреннюю структуру предмета, его композиционный костяк. И передние, и задние, переходящие в спинку опоры сужались к концам. Их абрис по мере удаления от сиденья делался все более пологим. Опоры в том месте, где крепится само сиденье, то есть там, где больше всего внут­реннее напряжение материала, резко утолщались. В этом месте сиденье и ножка скреплялись большим гвоздем. Характерно, что на самых обобщен­ных изображениях клисмоса шляпка гвоздя всегда тщательно вырисовы­валась. Клисмос был необыкновенно изящен, и все его строение и детали не только имели определенный конструктивный смысл, но и подчеркива­ли этот смысл, эстетизировали его. Так, будничный бытовой предмет, как и архитектурное сооружение того времени, можно рассматривать как свое­образную модель греческого конструктивного мышления.

Для греков все зримое было важно и существенно, ибо предметный мир воспринимался целостным и органичным. Греческие мебель и посуда, туа­летные принадлежности и музыкальные инструменты - каждый из этих предметов в своей основе был утилитарен и полон здравого смысла. На­верное, не было ни одного предмета, который был бы только утилитарным или служил только для украшения.

Известно, что важное место в греческом обществе принадлежало худо­жественным профессиям. Плутарх, перечисляя оплачиваемые государством профессии афинских граждан, называет следующие: плотники, скульпто­ры, медники, каменщики, золотых дел мастера, живописцы, чеканщики, мореходы, кормчие, каретники, кожевники, ткачи и т. д. Как отсюда видно, ремесло было неотделимо от художества. Само изобразительное искусст­во считалось одним из видов ремесла. Прославленные художники занима­лись мелкой пластикой, бытовая керамика расписывалась искуснейшими вазописцами. Художники при этом пользовались почетом, как искусные мастера своего дела. Знаменитый ваятель Фидий, которого называли «ка-лос демиургос» (прекрасный ремесленник), был близким другом Перикла, вождя афинской демократии.

Жизненный уклад греков меняется после персидских войн. Возросшие запросы привели к появлению более богатого интерьера. По мере того как прием гостей становился общепринятой традицией, расширялось домаш­нее хозяйство, жилой дом пополнился целым рядом помещений, служив­ших этим целям. В период эллинизма дома богатых граждан отличались поистине восточной роскошью, были окружены садами и парками, изоли­рованы от домов бедных горожан. Эллинизм оказал решающее влияние на раннеримское искусство.

Римская империя в ходе своего существования прошла сложный путь развития. Сначала это была небольшая олигархическая республика на бе­регах Тибра. Затем римляне завоевали всю Италию, Карфаген и его коло­нии, Грецию и эллинистические государства, поглотив тем самым весь ан­тичный мир.

Римляне многое переняли из греческой культуры. Как сказал Гораций, «плененная Греция победила своего некультурного победителя». Собствен­ные художественные традиции римлян были очень скудны. Рим воспри­нял и ассимилировал весь пантеон греческих божеств, дав им только дру­гие имена. Развившись в могущественное государство, Рим создал свою литературу, правда, восходящую к греческим истокам, но сильную и само­бытную. В пластических искусствах самобытность Рима проявилась мень­ше: римские художники не столько даже продолжали греческие традиции, сколько усердно воспроизводили и копировали греческие образцы.

Наивысшего расцвета римская культура и искусство достигли только в период императорской власти, когда они стали сложнее, многограннее, чем культура и искусство Греции. Характерна противоречивость, неоднознач­ность римского искусства, где зачастую в произведениях одной и той же эпохи грубая простота соседствует с ослепительной помпезностью. Кроме того, римская культура имела свой особый характер, отличавший ее от гре­ческой. Римляне были людьми расчетливого, ясного и практического ума, они руководствовались больше разумом, нежели чувством. И, хотя им не­доставало способности создавать новое, у них был хороший вкус, который помогал им выбирать то, что следует использовать для своих целей.

Римское искусство достигает своего апогея в великих творениях пери­ода правления императора Августа (31 г. до н. э. - 14 г. п. э.). Тогда были созданы самые значительные и величественные сооружения, которые от­вечали запросам римской общественной жизни. Для греков внутреннее пространство было еще незнакомым понятием, у них не было в нем потреб­ности. Греческие храмы, например, внутри были очень тесными. Внутрен­нее пространство впервые появляется в просторных римских постройках.

Рим в эпоху своего могущества был несоизмерим по величине с Афина­ми. В нем проживало более миллиона свободных граждан, вольноотпущен­ников и рабов. Вся сложнейшая городская среда была для тех времен про­думанной и совершенной. К колодцам и фонтанам по трубам подводилась вода, нечистоты удалялись при помощи канализационной системы. К ус­лугам жителей Рима было множество самых разнообразных учреждений: превосходные стадионы, термы, театры и цирки со сложнейшими устрой­ствами, позволявшими превратить арену в водоем и разыгрывать в нем мор­ские баталии. В организации общественного быта Древнего Рима мы впер­вые встречаемся с тем, что теперь называют «функциональным решением среды».

Из памятников римской архитектуры нас интересуют прежде всего жилые дома. Малоимущие жили большей частью в многоэтажных домах, называемых инсула (буквально - остров). Инсулы были прообразом мно­гоэтажной городской застройки европейских городов. В индивидуальных домах, называемых домус, жили состоятельные граждане. Лучшие приме­ры жилых построек известны нам по Помпеям - городу, погребенному под вулканической лавой в 79 г. до н. э. Комнаты домуса группировались (как и в греческих домах) вокруг атриума, открытого лучам солнца помещения, без потолка, с расположенным посередине бассейном для сбора дождевой воды. Жилые комнаты для мужчин и женщин, а также хозяйственные по­мещения группировались вокруг атриума. Такая планировка отличалась от планировки греческого дома, где помещения находились по двум сторо­нам основной оси, чередуясь в строгом геометрическом порядке.

Другим типом римского дома была загородная вилла. Такие дома стро­или в живописной местности, в рощах, где они были окружены прудами, фонтанами и садами. Как правило, дома были одноэтажными, однако в Помпеях нашли и двухэтажные дома.

Обнаруженные во время раскопок Помпей жилые дома дают возмож­ность познакомиться с рациональным образом жизни римлян, с обстанов­кой их жилищ, оценить их красоту. Внутреннее оформление жилых домов было очень богатым: полы мраморные или из цветной мозаики, стены были украшены яркой декоративной росписью. Эти шедевры известны в исто­рии искусства под названием помпейских фресок. Широко применялись ковры и драпировка (занавеси в дверных проемах для изоляции помеще­ний и др.).

Роскошному оформлению внутренних помещений соответствовала и мебель, которая в основном была схожа с греческой мебелью эпохи Алек­сандра Македонского. В ее производстве участвовали кроме столяров и другие ремесленники. Столярной работой в Риме занимались в основном рабы. Дошедшие до нас изображения дают представление о мастерских того времени и производственных процессах. Более точные сведения мы имеем об инструментах благодаря богатым археологическим находкам. По дан­ным Плиния, у римского столяра были почти все используемые в настоя­щее время ручные инструменты; столярная техника была на высоком уров­не. К сожалению, римская мебель имела судьбу, сходную с греческой: вся деревянная мебель погибла, до нас дошли только бронзовые и мраморные памятники.

Характерно, что самих типов предметов было немного, но одни и те же в общем известные их схемы облекались в самые разнообразные художе­ственные отделки. Римляне откровенно украшали свои вещи - мебель, ут­варь, как и архитектуру, впрочем. Облицовка, внешняя оболочка предмета скрывала иногда очень прозаическую сущность. Изящные профилирован­ные ножки пиршественных лож или роскошных табуретов были набором нанизанных на стержень пустотелых элементов. Поверхность деревянного остова покрывалась листовой бронзой, накладками из серебра, слоновой кости, а бронзовая рама ложа могла быть сверху украшена драгоценным металлом.

Римские художники и ремесленники достигли удивительного мастер­ства в изготовлении мебели. В силу своей практичности они стремились к серьезной, качественной работе. Римляне не обладали таким прирожден­ным утонченным вкусом, как греки. Вместо простоты и ясности греческих форм в римских образцах часто можно видеть вычурность декора. В мебе­ли господствовал эклектизм, заимствовалось все, что можно было приспо­собить к господствующим вкусам. Римляне почти ничего не добавляли к перенятым у грекам основным формам, гораздо больше внимания они уде­ляли богатому, помпезному оформлению.

Подлинный конструктивный материал предмета не выявлялся, во вся­ком случае, римляне были к нему равнодушны. Зато они смело прикрепля­ли к законченному полезному функциональному объему круглые скульп­туры или же фрагменты архитектурного плана. Иногда тяга к самому безу­держному скульптурному великолепию была чрезмерной. Высеченная из мрамора опора стола могла иметь форму ноги животного: у основания это лапа с когтями, наверху же она переходит в цветок с фигурой ребенка сре­ди лепестков. Соотношение декоративного и конструктивного начала, то есть техники и искусства, сводилось к простому сосуществованию.

studfiles.net

Предметный мир Древнего Египта.

История Древнего Египта традиционно разделяется на Додинастический период /4-е тысячелетие до н.э./, периоды Древнего царства /2700 - 2190 гг. до н.э./, Среднего царства /2040 – 1785 гг. до н.э./ и Нового царства /1552 – 1069 гг. до н.э./ и Позднее время /11 в. – 332 г. до н.э./. Длиннейшая цепочка окружавших человека в течение этих тысячелетий предметов сохранила далеко не все звенья и слишком разрозненные по времени интервалы отделяют друг от друга дошедшие до наших дней вещи, но составить представление о предметном окружении египтян все же можно. По остаткам стен поселков для рабов можно приблизительно представить себе, как выглядели их жилища. Отделенные глухой стеной от основного города, крошечные эти лачуги были не более чем местом для ночлега.

Дома свободных людей были несравненно просторнее. Они представляли собой ряд помещений, окружавших внутренний дворик. Плоская крыша поддерживалась деревянными столбами и выступала с южной стороны постройки, образуя открытую галерею.

О том, что представляли собою дома знати, можно судить по рельефам и настенным росписям. Просторная парадная комната занимала среднюю часть строения. Небольшие «лежачие» окна располагались под самым потолком – в доме искали защиту от палящих лучей солнца и ветров, которые несли песок из окружавших Египет пустынь. Тщательно отштукатуренные, расписанные клеевой краской стены, такой же пол покрывались цветными циновками. Мебели почти не было, обычай сидеть на полу делал сидение привилегией для немногих или необходимостью для работы. Этот большой зал окружали помещения – спальни, комнаты для детей, рабов. В домах бывали ванные комнаты и жаровни для готовки.

По находкам в большинстве своем разграбленных еще в древности захоронений и по настенным изображениям мы можем представить себе, как выглядели предметы в доме состоятельного египтянина.

Ложе для сна конструировалось в виде рамы, установленной на четырех опорах с натянутой на ней сеткой. До нас дошли образцы из обихода царской семьи с ножками в виде звериных лап или копыт. Пиршества, приемы гостей, судя по изображениям, проходили на полу. Существовало несколько видов табуретов на вертикальных опорах и на скрещенных ножках, низенькие скамеечки для ног, круглые столики на одной ножке для семейной трапезы. Столики на четырех ножках, подобные теперешним, служили для хозяйственных нужд. Были различные необходимые для быта емкости. Это сундуки с крышками, ларцы и шкатулки. В богатых домах они изысканно украшались инкрустациями и росписью. Их деревянная основа обрабатывалась так: поверхности выравнивались теслом, затем тщательно шлифовались и покрывались шпаклевкой, а уже на гладкую поверхность наносилась роспись или инкрустация.

Кроме этих легко переносимых с места на место предметов, были емкости на высоких ножках – нечто вроде комодов. Иногда емкости ставили на некоторое подобие фермы, состоявшей из стоек, подкосов и стержней. Часто стержневая система служила для поддержки сосуда с остроугольным дном, - емкости, в которой хранили масло, зерно, напитки.

Таким образом, мы уже сталкиваемся со знакомыми предметами, связанными с определенным назначением, служившими для удовлетворения тех или иных утилитарных потребностей человека. Но на облике этих предметов лежит печать своего времени.

Египтяне были во власти магических верований. Мир для них был полон таинственных сил и, находясь в их власти, человек видел все окружающее сквозь призму религиозного сознания. В такое общение с внешним миром были вовлечены и неодухотворенные предметы – т.е. вещи. Магические действия имели большую значимость: можно было обрести силу дикого зверя, изваяв в виде его лап ножки стула или ложа, умилостивить богов, изобразив их на предмете: украшение предмета знаками имело силу молитвы. Такие знаки-изображения имели свой конкретный смысл: это могла быть «сила», или «вечная жизнь», или «защита», или «золото». Накладывая или вставляя их в бытовые предметы, человек рассчитывал на определенный эффект.

С представлением об активной роли знаков и фетишей был в известной степени связан образный характер египетского искусства – как архитектуры, так и предметного мира. Колонны храмов, например, зачастую были похожи на пучки стеблей или стволов, у своего завершения они перехватывались поперечным поясом, как бы изображая естественную опору. Детали парадной мебели ваялись зачастую в виде фигур животных (ложа из гробницы Тутанхамона), скульптурные головы включались в станину музыкальных инструментов, подлокотников кресел и т.д. Иногда весь предмет (светильник, сосуд) был, по сути своей, скульптурой.

Утилитарный предмет мог быть как бы скульптурой по своей пластике, по композиции. Это было так же органично, как и египетская письменность. Письмо тоже носило изобразительный характер – иероглифы были, по сути, обобщенными картинками, игравшими роль знака.

В древнем царстве сформировался очень еще примитивный тип одежды: мужчины носили набедренные повязки схенти, стянутые иногда поясом, женская одежда состояла из двух полотнищ, скрепленных на плечах лямками. Позже схенти стали удлиняться и приобрели складчатую поверхность. В эпоху Нового царства наметилось сходство мужской и женской одежды. Плиссированная, стянутая на поясе и расходящаяся книзу юбка дополнялась накидкой и большим воротником ожерельем. Эти изменения касались туалета знати. Простой народ продолжал ходить в схенти или гладких рубашках.

Обувь была очень проста – сандалии из кожи или камыша. От солнца голова защищалась париком из шерсти или растительного волокна.

Египтяне славились среди народов Древнего Востока своей элегантностью. С этим связано большое количество специальных принадлежностей туалета – бронзовых зеркал, фаянсовых чашечек для мазей и притираний.

Все богатство и совершенство предметного мира могло быть обеспечено только определенным уровнем техники и технологии. Египтяне действительно умели многое. Плавили медь, золото, знали искусство ковки и литья, приготовляли стекло и цветную пасту, покрывали металлическую основу эмалью.

Они постигли искусство соединения деревянных деталей, обработку их поверхностей, умели устраивать петли и пазы.

Но традиционная тяга к привычному, испытанному, боязнь и даже сопротивление всякому новшеству было существенным тормозом на пути технических достижений. Они не умели разводить пилы, не знали рубанка, уже известного в Двуречье, верстака. Египтяне не сумели освоить такую рамную конструкцию, в которой были бы крепко сплочены сиденье и ножки: стыки были непрочными и поэтому, особенно в более отдаленные времена, стыки стягивались пропущенными сквозь пропилы воловьими жилами, а позже укреплялись металлическими угольниками.

Интересные технические устройства, остроумные сочленения рассматривались египтянами лишь с чисто практической стороны, их значение не выходило за пределы пользы и, оставаясь в пределах здравого смысла, никогда не претендовало на то, чтобы стать предметом эстетического переживания. Таковы были особенности египетской материальной культуры. Несмотря на столь длительное время её существования, система канонов, по которой она формировалась, была настолько сильна и устойчива, что мы с полным основанием можем определить стиль этой культуры как своеобразный и единый «египетский стиль».

Предметный мир Древней Греции.

Сообщество государств-полисов, т.е. городов с примыкающими к ним землями на юго-востоке Средиземного моря – Эгейском полуострове и целом архипелаге островов – вот что представляла собой древняя Греция. Греческая цивилизация, начиная от ее рождения в XI-XII вв. до н. э., пройдя период расцвета, потерялась в недрах Римской империи во II в. до н. э. Греческая культура породила искусство, проникнутое верой в красоту, уважением к достоинству человека. Древняя Греция оставила нам замечательные архитектурные памятники.

Древние греки достигли высокого уровня ремесла: замечательно их гончарное искусство, литье и чеканка из меди и бронзы, обработка дерева (на токарном станке, гнутье). Предметы умели украшать костью, покрывать их поверхность золотом. Даже одежда древних греков давала простор для художественного творчества; искусству драпировки был обучен каждый гражданин. И два ее основных вида – хитон и гиматий не было необходимости сшивать.

Поверх перехваченного поясом короткого хитона – куска ткани с отверстием для головы – надевался гиматий, представлявший собой живописно задрапированное полотнище, перекинутое через плечо, пропущенное затем под правую руку и переброшенное за спину. Головные уборы надевались изредка: во время военных походов и путешествий на голове носили шляпу с полями, называемую петас, а на плечи накидывалась хламида – род плаща из плотной ткани.

Хитоны и гиматии были и у женщин; женская одежда еще ощутимее подчеркивала красоту человеческого тела. В ней было больше вариантов драпировок, богаче отделка тканей и обрамления. Кроме хитона и гиматия существовало еще несколько видов женской одежды, по существу варьирующих особенности основных двух типов.

Особенно большое внимание уделялось прическам, отличавшимся сложностью и изобретательностью. Все свободное время греки проводили на агоре (площади), стадионе, около храмов. Быт их был крайне неприхотлив, граждане греческих полисов мало уделяли внимания дому, - в нем было только самое необходимое.

Само убранство дома в пору расцвета цивилизации было скудным: необходимых в хозяйстве сундуков для хранения одежды, емкостей для хранения утвари, шкатулок (пиксид) как и мебели, вообще было немного. Но при этом вся утварь была красиво расставлена. На оштукатуренных стенах развешивалось оружие, глиняные сосуды, иногда ковры и циновки. Табуреты, так называемые дифросы, с затейливо спрофилированными ножками приобрели по сравнению с египетскими образцами новое качество – появилась рама, или царга, которая сделала прочным сочленение ножек и сидения. В обиходе были и похожие на египетские Х-образные табуреты и кресла (тронос). Но самым характерным и важным, отражавшим все своеобразие греческого «духа», был клисмос – род стула, предназначавшегося для повседневного употребления. Его форма удивительно точно выражала всю статическую работу материала. В месте наибольшего внутреннего напряжения (на стыке с сидением) ножки были утолщены, их место подчеркнуто головкой нагеля - большого гвоздя. Он был важен для образа вещи, который, в отличие от египетского, содержал в себе разумное техническое начало, выявляя конструктивный смысл.

В клисмосе ощущалась его полная причастность к человеку – изображения сидящих на клисмосе женщин – живой пример того, как предмет и фигура человека органически дополняют одна другую.

Ложа для сна и для пирушек представляли собой раму с натянутой на ней сеткой, покрытой набитым шерстью тюфячком. У изголовья был валик для того, чтобы можно было опереть локоть при возлежании во время трапезы.

Легкие столики / трапедза/, напоминающие собой современные сервировочные столики, находились около ложа. На них ставились сосуды с питьем и тарелки со снедью.

Освещение было еще очень примитивным. Немного усовершенствовался по сравнению с египетским источник искусственного света – масляный светильник: у него появилась крышка, отверстия для фитиля и для наполнения горючим, ручка. Так светильник стал приобретать осмысленную функциональную форму. В конце периода появились свечки (кандела) и подсвечники.

В глубокой древности очаг служил одновременно для обогревания и для готовки пищи. Позже для обогревания комнат стали применять переносные жаровни - плоские ящики на ножках, заполненные раскаленными углями. Реже встречались переносные печи; колосниковая решетка разделяла их цилиндрический объем на емкость для угля и камеру для доступа воздуха.

Металлическая посуда греков почти не сохранилась, зато греческая керамика украшает самые знаменитые музеи мира. Существовали канонические функциональные типы сосудов, которые варьировались в зависимости от времени их изготовления и региона, откуда они происходили. Громадные, в рост человека пифосы служили для хранения зерна, масла и вина. Они своим остроугольным концом закапывались в землю. Для переноски воды служила гидрия, отличавшаяся тем, что имела три ручки для того, чтобы черпать воду и нести сосуд.

Вино размешивали с водой по обычаю греков в кратере, чашеобразная форма которого при сравнительно небольшой высоте была удобна для этой операции. Самым репрезентативным сосудом была амфора, украшавшая стол. Из нее специальным черпаком, называемым киафом, вино разливалось в килики, фиалы или другие небольшие сосуды для каждого из пирующих.

Существовали и другие виды керамических изделий, предназначавшихся для разных целей, и каноническая, выработанная столетиями их форма всегда выражала смысл и назначение каждого. Другая, не менее важная особенность всех этих произведений ремесленного искусства – антропоморфность, родственность человеческому образу как по органичности пластического строения, так и по принципу трехчастности: основание (ножка), тулово, шейка и дополняющие форму ручки.

Греки располагали большим набором музыкальных инструментов. Струнный инструмент кифара (атрибут бога искусства Аполлона) сохранил роль символа музыкального искусства до нашего времени. У кифары стойки слиты, ее плоская форма приспособлена для того, чтобы инструмент при игре на нем прижимался к груди. Лира отличалась от нее тем, что состояла из двух частей – стойки, первоначально сделанной из рогов, и резонатора (из панциря черепахи). Ее держали на коленях. Духовые инструменты – флейты одинарные и парные (так называемая флейта Пана, состоявшая из нескольких соединенных трубок) были менее популярны.

Формообразование предметов, как правило, не следовало естественным прообразам и никогда не копировало формы живого мира. Скульптурное начало, характерное для Востока, в Греции уступает тектоническому – раскрытию игры внутренних статических сил. Вспомним, что и само слово тектоника пришло из греческого языка, где оно означало строительное искусство, а затем в предметном творчестве оно стало обозначать «художественно осмысленное выражение работы конструкции».

Раскрытию работы конструкции способствует и орнаментация, которая не маскирует конструкцию, а скорее помогает ощутить ее. Сама орнаментика во всех своих немногочисленных разновидностях (киматий, меандр, волна, пальметта) перестает быть носителем определенного символического смысла, как это было у египтян.

Читайте также:

lektsia.info

Зарождение в каменном веке деятельности человека по созданию объектов предметного мира.

ТОП 10:

Объекты предметного мира –каменные орудия труда, сначала какие-то более примитивные, позже с совершенствованием человеческого сознания эти предметы совершенствовались, принимали более правильную форму, в конце концов человек достиг симметрии, стал предавать симметричность формам своего орудия труда. И таким образом постепенно выходил на более совершенный окружающий предметный мир.

3. Особенности формообразования предметного мира Древнего Египта.

Предметный мир Древнего Египта известен тем, что там появились многие объекты предметного мира, которые используются и по сей день. Были созданы мебельные объекты, такие как столы, стулья, кровати. Предметный мир был достаточно совершенный, египтяне часто стремились его украшать различными декоративными элементами. Также под декоративными элементами часто маскировали саму конструцию предметов интерьера, под которые делались изделия. Поэтому мастера Древнего Египта, что характерно, не стремились, как современные дизайнеры, выявлять конструкцию и особенности материала, а наоборот маскировали их за какими-то декоративными украшениями.

4. Особенности формообразования предметного мира Древней Греции.

В отличие от Древнего Египта, где конструкция изделий маскировалась, древние греки впервые стали любоваться самой конструкцией, эстетически осознали саму конструкцию изделия. Это выявляется как в архитектуре так и в предметном мире. Древнегреческий ордер был построен на любовании несущих и несомых элементов. Тоже самое наблюдается и в предметном мире: в мебеле, где конструкции явно выявляются и конкретезируются. Также для предметного мира Древней Греции характерна связь предметного мира с человеком. Формы наиболее гармонично сочетаются с человеческим телом, а иногда мебель повторяет форму сидящего человека.

5. Особенности формообразования предметного мира Древнего Рима.

Древний Рим по формообразованию близок к Древнему Египту. Древние римляне также не стремились выявлять форму либо конструкцию. Часто применялись богатые декоративные украшения, которые полностью скрывали конструкцию. Тем не менее древние римляне были и очень рационалистичны в образование своего предметного мира. Объекты, которые предназначались для кухонного использования были весьма функциональны и за частую являлись предшественниками современных кухонных механизмов. Например, в Древнем Риме появился первый самовар, также имелись приспособления для подогревания пищи. В Древнем Риме впервые появляются и функциональные решения интерьера. Интерьер продумывается очень досконально.

 

Предметный мир средневековья.

Предметный мир средневековья зависит от подхода, который ипользовался при создании архитектуры и интерьера. Во времена античности, например, в Древней Греции, интерьер был открыт окружающему пространству, а во времена средневековья интерьер дома наоборот замыкает внутри себя. Появляется такое понятие как «Мой дом – моя крепость» и стараются всячески ограничить пространство жилое от внешней среды. Поэтому дома приобретают глухие запоры, ставни, которые закрываются напрочь. Предметный мир в интерьере поначалу был достаточно прост, потому что при переходе от античности к средневековью потерялись многие навыки в ремесленных искусствах. Ранее средневековье характерезуется примитивностью мебели и оборудования. Более совершенным оборудование становится в позднем средневековье во времена готики, когда ремесла вновь приобретают свое искусное мастерство, применяется более изысканный и сложный арнамент, который украшает предметы.

7. Особенности предметного мира времени Возрождения.

Возрождение – возрождение духа античности и поэтому в предметном мире во многом чувствуется влияние античных традиций, как, непосредственно, использование объектов предметного мира таких элементов античной архитектуры. Для украшения шкафов используются колонны в стиле античности, декор античного характера. Время Возрождения – это обращение внимания на человека,на человеческий дух, на его горманичное отношение с предметным миром, это также складывается от формирования предметного мира. Причем ранее Возрождение ориентировалось на греческую античность, поэтому предметный мир был достаточно простым и ясным. А позднее Возрождение больше ориентируется на предметный мир Древнего Рима, формы предметов становятся более сложными, более насыщены декоративно и часто перенасыщены.

Предметный мир стиля барокко.

В XVII столетии итальянское мебельное искусство претерпевает существенные изменения. Усиливается пластичность резных элементов. В формах итальянской барочной мебели на ранних этапах есть некоторая неуклюжесть, тяжеловатость. Барокко – еще более активный в декоративном плане стиль, когда предметы перенасыщаются и орнаментом и декором, причем декор весьма экспрессивный, очень выразительный. Богатый фигурно-орнаментальный декор является неотъемлемой частью всех стульев и кресел, от более простых по конструкции до сложных. Но в это же время, эта большая декоративность предметного мира не исключает большого удобства предметов мебели, которые создавались во времена барокко. В это время делаются очень мягкие кресла и диваны, появляются удобные стулья. Этот стиль, с одной стороны помпезный, декоративный, а с другой стороны очень комфортный.

9. Предметный мир стиля рококо.

Рококо – продолжение барокко, только более упрощенное. Барокко попало на время правления Людовика XIV. Франция в то время была законодательницей моды на создание предметного мира. После смерти Людовика XIV оказалось, что на комфорт и роскошь, присущие стилю барокко, было потрачено слишком много денег. После чего было принято решение отказаться от подобных затрат, тк денег во французской казне оставалось мало, и сменить барокко на более экономичный вариант, но тоже красивый и изящный. В результате появился стиль рококо, тоже очень изысканный, декоративный, но предметы были намного дешевле и легче, чем в стиле барокко. Также для рококо характерно то, что в интерьере впервые появляются мебельные гарнитуры, если раньше делали отдельно мебельные элементы, то теперь появляются стилистически объединенные наборы гарнитуры. Стиль рококо характеризуется тем, что если барокко развивалось в больших дворцовых залах, то стиль рококо принадлежит небольшим будуарам, женским гостиным. Мебель была компактная, изящная и достаточно легкая.

 

Предметный мир Классицизма конца XVIII века.

Характеризуя барокко и рококо можно сказать, что эти стили отличались господством изогнутым, волнистых линий в предметном мире, то в конце XVIII века возникает вновь интерес к античности. В это время ведутся большие археологические раскопки, пишутся научные труды по поводу античности. И на фоне этого возрождения интереса к античности появляется стиль классицизм, который тоже ориентирован на античность. В связи с этим исчезают извилистые линии барокко и рококо, линии предметного мира, мебельные линии, становятся прямыми. Ножки стульев становятся прямыми и стройными. В мебели начинают использовать различные античные элементы декора ( колонки, балюстрады и пр.)

Предметный мир стиля ампир.

Ампи́р (от фр. empire — «империя») — продолжение и завершение классицизма. Возник начале 19 века во Франции в период правления императора Наполеона I; развивался в течение трёх первых десятилетий XIX века;

Наполеон, создав свою империю считал, что нужно также поддерживать и создать помпезный, торжественный предметный мир, который отвечал духу государства, которое он создал. Постепенно классицизм перерастает в помпезный и монументальный стиль ампир. Ампир строится на формах античности, но здесь также присутствуют веяния Востока, т.к. Наполеон вел множественные войн в мире, то многие веяния взяты из Индии, Египта. Ампир - объединение черт античности и черт восточного искусства.

 

12. Первая всемирная промышленная выставка 1851 года и ее значение для развития формообразования предметного мира.

В середине 19 века в развитых странах Запада прошла промышленная революция и стали появляться новые изобретения, много машин-механизмов. Появилась мысль о необходимость создания выставки, чтобы из разных стран мира можно было продемонстрировать чего достиг технический прогресс к этому времени. Т.к. Англия была одной из самых технически развитых стран, то решили, что эта выставка пройдет в Лондоне. Поэтому в 1851 году состоялась первая всемирная промышленная выставка, где были представлены последние технические возможности и достижения всего мира. Но эта выставка имела двуякое значение. С одной стороны она продемонстрировала технические достижения прогресса, а с другой, что люди, которые обладают хорошим эстетическим вкусом были поражены тем уродсвом многих изделий, которые были представлены на этой выставки. Вскоре после выставки немецкий архитектор и деятель искусства Готфрид Земпер попытался в своей книге объяснить почему появилось столько некрасивых вещей. И написал, что во-первых, с наступлением промышленной революции появилось очень много новый возможностей у производства, новые технологий, которые не были осознанны в виде формообразования и эстетического использования, поэтому новые технологии многие стали использовать старые формы. Во-вторых, к этому времени очень разошлись искусство и техника. Это началось еще во времена возрождения и к середине 19 века достигло большого разрыва. Поэтому художники практически не работали с промышленностью, в результате появились некрасивые вещи. В-третьих, это разрыв производителя и торговли. Если раньше ремесленник был и торговцем, то затем проектировщик проектировал вещь, затем кто-то выполнял ее на производстве, потом шло в торговлю и только затем к потребителю. Из-за этого проектировщик был оторван от торговли и самого потребителя.

 

13. Эклектика в формообразовании предметного мира во второй половине ХIХ век а.

Эклектика – смешение, соединение признаков разных стилей в одном изделии. На протяжение всего 19 века , не было придумано никакого оригинального художественного стиля, зато была эклектика. Когда форма предметного мира соединяет разные качества стилей прошлого, используя мотивы стиля барокко, рококо, классицизма и часто это объединяла в фантастические соединения. Именно промышленная революция и дала возможность новому поиску в старых веяниях эклектике.

 

14. Промышленная революция ХVIII – XIX вв. и ее значение для развития формообразования предметного мира.

В середине 19 века в развитых странах Запада прошла промышленная революция и стали появляться новые изобретения, много машин-механизмов. В 1851 году состоялась первая всемирная промышленная выставка, где были представлены последние технические возможности и достижения всего мира. . Но эта выставка имела двуякое значение. С одной стороны она продемонстрировала технические достижения прогресса, а с другой, что люди, которые обладают хорошим эстетическим вкусом были поражены тем уродсвом многих изделий, которые были представлены на этой выставки. Вскоре после выставки немецкий архитектор и деятель искусства Готфрид Земпер попытался в своей книге объяснить почему появилось столько некрасивых вещей.

Промышленная революция дала возможность поиску новых форм в старых веяниях в стиле эклектика. В эклектике форма предметного мира соединяет разные качества стилей прошлого, используя мотивы стиля барокко, рококо, классицизма и часто это объединяла в фантастические соединения.

 



infopedia.su

Вопрос 1. Предметный мир Древнего Египта

Орудия труда.

В сер. V тыс. до н.э. в Египте произошёл переход от присваивающего к производящему хозяйству. Немалую роль в этом сыграло появление медных орудий труда, это сказалось на увеличении количества и улучшении качества земледельческих орудий. С началом бронзового века в период Среднего царства

(II тыс. до н.э.) появляются съёмно-накладные приставки, что позволило делать орудия труда с более массивным остриём, улучшились рычаговые качества инструментов, и одновременно за счёт искривления рукоятки облегчился труд работников (топоры, мотыги и т.д.).

 

Ремёсла.

Основным источником, знакомящим нас с ремёслами в Древнем Египте, являются многочисленные рельефные изображения на стенах гробниц. В этих композициях все предметы даются очень точно, поэтому изображение … орудий труда, предметов быта, мебели, одежды являются ценнейшим материалом для изучения предметного мира той эпохи. Египтяне освоили обработку практически всех природных материалов.

Из этих же источников мы черпаем данные и о технике различных ремёсел. На рельефах и росписях Нового царства (II тыс. до н.э.) работы в мастерских изображаются таким образом, будто все ремесленники помещены в одно помещение: резчики по камню и дереву, точильщики каменных ваз, ювелиры, оружейники, столяры и мастера по изготовлению колесниц. Понятно, что это приём композиции, но мы можем предположить, что специализированные мастерские располагались рядом друг с другом на одной улице, разные специалисты работали бок о бок и передавали друг другу изделие, пока оно не приобретало окончательный вид.

Много изделий делалось из камня: от сосудов до мебели, так как, в силу природно-климатических условий, камень был одним из основных природных материалов. Основным инструментом для обработки камня использовали трубчатое сверло. Работа сверлом считалась настолько важной, что знак сверла служил в египетском языке обозначение мастерства вообще. Полировали изделия из камня мелкими камнями.

Одним из древнейших производств в Египте было гончарное производство. Для изготовления керамических изделий использовали гончарный круг. До нас дошли амулеты, бусы, сосуды, изразцы из фаянса. Фаянс (прототип фарфора) изготавливался из белой глины, был более хрупким материалом, поэтому изделия формировали не на гончарном круге, а вылепляли руками. В галереях пирамиды Джосера имеются так называемые голубые комнаты, стены которых отделаны фаянсовой глазурью и изразцами (керамическими плитками).

С изготовлением фаянса и глазури исследователи связывают изобретение египтянами стекла и зарождение стеклянной мозаики.Состав стекла близок к современному, но плохо пропускает свет. Стекло использовали как декоративный материал для отделки. Египтяне изобрели и цветное стекло, добавляя примеси различных минералов.

Среди ремёсел важное место занимала обработка кожи и изготовление из неё различных предметов обихода: обуви, сумок для папирусов, бурдюков для вина и воды, позднее шлемы, воинское снаряжение, сбруи, колчаны.

Дерево в Египте было редкостью. Строевой лес доставляли из Сирии и Палестины. Столяры медными пилами распиливали стволы на доски или тонкую фанеру. Фанеру, сделанную из лучших сортов дерева, наклеивали на менее дорогую древесину. Из дерева делали мебель, используя медные тёсла, стамески, свёрла, которые вращали с помощью тетивы лука. Столярный верстак египтянам был не известен. Для сборки готового деревянного изделия использовали деревянные клинья, заклёпки и клей. После сборки готовые изделия полировались. В Новом царстве широко применяли гнутую древесину. Гнутое дерево использовали для изготовление луков, скипетров, музыкальных инструментов, широко применяли в производстве колесниц.

Изготовление колесниц в эпоху Нового царства (II тыс. до н.э.) стало отдельной отраслью. Колесницы являлись показателем социального статуса (как сейчас автомобили). Колесницы состояли более, чем из 50 частей. Самым трудным считалось изготовление идеально круглых колёс. Обод делался из многочисленных частей, выпиленных из досок и скреплённых между собой. Кузова царских и боевых колесниц обшивали кожей, украшали позолотой, росписью и полудрагоценными камнями.

Итак, мы видим, что в Древнем Египте технология и технические познания были весьма развиты, однако несовершенство инструментов являлось большой преградой на пути дальнейшего развития мастерства. Поэтому египетские изделия обильно покрыты орнаментами для того, что бы скрыть технические недостатки.

refac.ru

Глава 1. Предметный мир доиндустриальных цивилизаций

1.1. Древний Египет

В середине V тысячелетия до н. э. в Египте произошел переход от при­сваивающего к производящему хозяйству. Немалую роль сыграло здесь усовершенствование каменных орудий труда. В долине Нила камень был самым доступным из материалов, и египтяне с большим совершенством научились его обрабатывать. С эпохи неолита они изготовляли из камня топоры, молоты, наконечники мотыг и кирок, ножи, зернотерки и прясли­ца для тканья. К концу V тысячелетия, в эпоху энеолита (медно-каменного века) появляются медные орудия труда, что позволило выработать новые способы обработки камня, кости и дерева. Особенно увеличилось количе­ство и качество земледельческих орудий. Широкое применение меди по­требовало постоянного присутствия египетских военных отрядов на Си­найском полуострове, где находились самые богатые медные рудники. На­чалом бронзового века в Египте считают Среднее царство, когда бронзо­вые орудия стали изготовляться на месте, хотя олово для сплава приходи­лось доставлять из Азии. Широко употребляться бронза стала лишь со вре­мени Нового царства.

Вместе с изменением в составе металла, из которого изготовлялись ору­дия труда, увеличивалось и разнообразие изделий. В Среднем царстве зна­чительно усложнилось устройство металлических инструментов, многое свидетельствует об использовании одной и той же основы для проведения различных работ в быту и производстве. Появляются съемно-накладные приставки, и теперь, сменяя насадки, можно было, к примеру, скрести, свер­лить и зачищать отверстия. Улучшались и конструктивные свойства пред­метов. Например, топор в период Среднего царства за счет появления осо­бого шипа на основании металлической части, позволившего плотнее за­хватить топорище, стал более надежным. Это дало возможность сделать более массивным острие, улучшить рычаговые качества инструмента и од­новременно за счет искривления рукоятки облегчить труд работника. Вме­сте с тем в период Среднего царства продолжают достаточно широко при­меняться каменные изделия.

Основным источником, знакомящим нас с ремеслами в Древнем Егип­те, кроме самих подлинных памятников, являются многочисленные дошед­шие до нас рельефные и живописные композиции, в основном на стенах гробниц. В этих композициях все предметы быта давались очень точно, поэтому изображения сосудов, мебели, тканей и других вещей являются ценнейшим материалом для изучения предметного мира Древнего Егип­та. Из этих источников, кроме того, мы черпаем и данные о технике раз­личных ремесел. Сцены, изображающие работу ремесленников, восходят уже ко времени Древнего царства. Таковы, например, рельефы, рассказывающие об обработке камня и ювелирных мастерах, найденные в гробнице из Саккара. В особенности, однако, часты композиции с подобными изображениями в настенных рельефах и росписях Нового царства времени Тутмоса III и Аменхотепа II. В них с большой подробностью и наглядностью показан весь процесс обработки разных материалов.

На рельефах и росписях Нового царства работы в мастерских изображаются таким образом, будто все ремесленники были перемешаны и втис­нуты в одно помещение: резчики по камню и дереву, точильщики камен­ных ваз, ювелиры и гранильщики, оружейники, столяры и мастера по изготовлению колесниц. Скорее всего, однако, это лишь прием композиции. Мы можем предположить, что на самом деле специализированные мастерские располагались рядом друг с другом на одной улице и разные специа­листы работали бок о бок и передавали друг другу изделие, пока оно не обретало окончательный вид. Именно благодаря такому способу производ­ства возникали колесницы, мебель и оружие, украшенные резьбой, золо­том и драгоценными камнями.

Египтяне освоили обработку практически всех природных материалов. Особого мастерства они добились в обработке камня: известняка, алебастра, гранита, базальта, песчаника, которыми изобилуют области, прилегающие к долине Нила. Строительство храмов и пирамид из камня началось с III династии, но отдельные части гробниц выкладывали из камня уже в Раннем царстве. В Египте процветало производство каменных сосудов. Каменные вазы находят в гробницах I династии. В ступенчатой пирамиде Джосера (III династия) каменные сосуды насчитывались десятками тысяч. О технике изготовления каменных сосудов позволяют судить изображения мастерских камнерезов на рельефах Древнего царства. Сначала обрабатывали наружную поверхность сосуда, для чего его равномерно вращали. Внутри сосуд выдалбливали и обрабатывали трубчатым сверлом. Работа сверлом считалась настолько важной, что знак сверла служил в египетском языке обозначением мастеров вообще. Полировали сосуд небольшими камнями. Из алебастра, сланца и мрамора вытачивали кувшины, вазы, сосуды, бокалы и чаши, порой украшенные фигурками людей или животных.

Одним из древнейших производств в Египте было гончарное. Горшечники месили смесь ногами, после чего кусок глины клали на гончарный круг ‑ простой деревянный диск, вращающийся на оси. Готовое изделие обжигали в печи. Из глины делали горшки, миски, чаши, кувшины, кубки, большие сосуды с заостренным дном для хранения вина и пива или такие же большие кувшины со скругленным дном.

С додинастического периода до нас дошли амулеты и бусы, сосуды и изразцы из фаянса. Глазурь для фаянса была большей частью синего или зеленого цвета. Фаянс был хрупким материалом, поэтому его редко формовали на гончарном круге, чаще предметы были вылеплены руками. В скальных подземных галереях пирамиды Джосера имеются так называемые голубые комнаты, стены которых отделаны фаянсовой глазурью, изразцами. На оборотной стороне изразцов проделывались отверстия, через которые проходила бечевка, с помощью которой изразцы прикрепляли к отверстиям в стене. Глазурь Нового царства делалась не только синего и зеленого цветов различных оттенков, но и красного, фиолетового, желтого и молочно-белого. Особенно богата по цвету глазурь Эль-Амарны (XVIII ди­настия) и дворца Рамзеса HI (XX династия).

Изобретение египтянами стекла связывают именно с изготовлением фаянса и глазури. Как самостоятельный материал стекло стали использо­вать со времени XVII династии. От времени Нового царства дошли стек­лянные сосуды и вазы, свидетельствующие о зарождении производства стеклянной мозаики. Состав стекла был близок современному, но египетское стекло большей частью совсем не пропускало света, иногда просвечивало, еще реже - было прозрачным. Стекло использовалось как декоративный материал. В гробнице Тутанхамона (XVIII династия) сохранились миниатюрные росписи на спинке трона, на серьгах, на саркофаге и золотом амулете, покрытые бесцветным прозрачным стеклом. Египтяне изобрели и цветное стекло. Цвет получался в результате примеси различных минералов: марганец окрашивал стекло в цвет аметиста, медь и кобальт - в синий, окись цинка - в белый, свинец и сурьма - в желтый. Стекольщики тщательно оберегали свои секреты, потому что только благодаря этим зна­ниям ценился их труд и славились изделия их мастерских.

Среди ремесел важное место занимали обработка кожи и изготовление из нее различных предметов обихода. Выделкой кож занимались уже в эпоху Древнего царства. Из кожи делали сандалии и сумки для папирусов, бурдюки для воды, позднее к ним добавились шлемы, снаряжение, сбруя, колчаны, обтянутые кожей щиты. Из кожи выполнялись и детали боевых колесниц. Египтяне овладели искусством тиснения кожи и начали укра­шать колчаны и щиты изящными и утонченными орнаментами. Египтяне пользовались жировой выделкой кож. Сначала шкуры растягивали, затем погружали в чан с растительным маслом. Через определенное время выни­мали, раскладывали, а когда кожи начинали подсыхать, их били и мяли, чтобы масло полностью пропитало их. После этого шкуры принимали качества выделанной кожи: становились мягкими, водонепроницаемыми и не подверженными гниению.

Дерево в Египте всегда было редкостью. Строевой лес доставляли из Сирии и Палестины, а черное (эбеновое) дерево привозили из Куша. На рельефах в гробницах Тии (Древнее царство) сохранилось изображение столярной мастерской, где столяры распиливают стволы медными пилами на доски. Такие пилы с наклонно расположенными зубьями и деревянными рукоятками были известны в Египте с III тысячелетия до н. э. Уже тогда египтяне могли изготовлять доски и тонкую фанеру. Вместо рубанка доски строгали медным теслом. На протяжении Среднего и Нового царств орудия и способы обработки дерева совершенствовались. Медные лезвия орудий постепенно заменялись бронзовыми, а позже - железными. Стволы по-прежнему обтесывали металлическим теслом, заменяющим рубанок, шлифовали плоским камнем мелкозернистого песчаника. Мелкие детали и ножки мебели вырезали долотом-стамеской. Круглые отверстия просверливались сверлом, которое вращали с помощью тетивы лука. Столярный верстак, по всей видимости, тогда еще не был известен.

Для сборки готового предмета использовали деревянные клинья, заклепки и клей. Мелкие неровности после сборки сглаживались тем же теслом и затем полировались. Столярное дело в Новом царстве стало самостоятельным ремеслом, которым занимались специалисты. Технология и технические познания были весьма развиты, однако несовершенство инструментов являлось большой преградой на пути дальнейшего развития мастерства. Именно поэтому назначение орнамента часто сводилось к тому, чтобы скрыть технические недостатки. Несмотря на дороговизну дерева, из него изготовляли множество предметов: саркофаги, мебель всех родов -кровати, подголовники, стулья, скамеечки, столы, а также колонны, двери, паланкины, жезлы, гребни и т. д.

Впервые в это время мебель начинают фанеровать. Тонкую фанеру умели изготовлять уже во времена Древнего царства, но скрепляли ее деревянными гвоздиками, а со времени Нового царства фанеру, сделанную из лучших сортов дерева, стали наклеивать на менее дорогую древесину. Обшитые фанерой стулья были найдены в гробнице царицы Тии. В Новом царстве широко применялось гнутье древесины. Чтобы добиться желаемого изгиба, ветви или ствол дерева вставляли в примитивные «тиски». Предварительно, сняв с него кору, дерево нагревали. Гнутое дерево ис­пользовали для изготовления луков, посохов и скипетров, рукояток для опахал, музыкальных инструментов и в производстве колесниц.

С эпохи Нового царства производство колесниц стало отдельной от­раслью. Колесницы в основном изготовляли из дерева, только на корпусе укрепляли металлические пластины. Колесница состояла из множества частей, которых насчитывают более пятидесяти. Самым трудным счита­лось изготовление идеально круглых колес. Обод делался из многочис­ленных частей, выпиленных из досок и скрепленных между собой. Кузов царских выездных и боевых колесниц спереди и в нижней части был об­тянут кожей или холстом, украшен позолотой, росписью по наложенной штукатурке, усыпан драгоценными и полудрагоценными камнями (по­крытие не сохранилось на найденных колесницах, но изображено на стен­ных росписях).

Жилища древних египтян нам позволяют изучать раскопки поселений времен Раннего и Древнего царств. Уже в IV тысячелетии до н. э. в Египте появляются города, где селятся ремесленники и торговцы. По сохранив­шимся развалинам двух городов - Ахетатона, столицы фараона Аменхоте­па IV (II тысячелетие до н. э.), и Кахуна - видно, что строили их на основе единого плана. Города имеют прямоугольную систему улиц и однотипные в плане дома. Кварталы зажиточных горожан имели более богатую плани­ровку. Город был укреплен и имел канализацию. Жилые дома еще в доди-настический период строились из кирпича-сырца, который изготовляли из нильского ила с добавлением песка и соломы. Такой материал недолгове­чен, поэтому так мало жилых построек древности сохранилось хотя бы в руинах до наших дней.

О характере жилищ египтян мы знаем немало благодаря изображениям, глиняным моделям и археологическим исследованиям. Во II тысячелетии до н. э. жилой дом имел в плане правильную прямоугольную форму с длин­ным коридором, рядом маленьких комнат и залов с внутренними колонна­ми, поддерживающими крышу. Крыши имели разнообразные формы: плос­кие, сводчатые или куполообразные. Дом делился на две части - жилую и служебную, центром дома был очаг. Жилые помещения ориентировались на север, навстречу освежающим ветрам и очень часто выходили в сад.

В городах зажиточные люди строили одноэтажные, двухэтажные и трех­этажные дома. Нижний этаж, который не имел окон и освещался только через дверь, как правило, занимали ремесленники. На верхних этажах жили хозяева, комнаты здесь имели небольшие четырехугольные окна, которые закрывались шторами, защищавшими от жары и ветра. Фасады таких до­мов, как правило, украшались, а крыши имели прямоугольную форму и служили хранилищами для зерна. Хижины простолюдинов строились из тростника, обмазанного илом. Такие хижины почти не имели внутреннего убранства, оно ограничивалось несколькими циновками, на которых и си­дели, и спали.

Жилища знатных египтян строились в подражание царским дворцам и представляли собой обширные комплексы, занимавшие площади в несколь­ко гектаров. Дом имел вход в виде портика, за ним следовали приемные залы, к которым примыкали кладовые для провизии и хранилища для одеж­ды. Основную часть дома занимали жилые покои хозяев. Стены штукату­рили и украшали росписями. В богатых домах имелась ванная комната. Дом окружали многочисленные дворы с амбарами, конюшнями, кухнями и до­миками для слуг. Египтяне очень ценили деревья и цветы, поэтому дома знати всегда окружали роскошные сады с длинными аллеями и изящными беседками, прудами и бассейнами.

Зажиточные люди обставляли свои дома изящной мебелью. О высоком уровне мебельного искусства уже в эпоху Древнего царства говорят наход­ки в потайной усыпальнице царицы Хетепхерес, матери фараона Хеопса (IV династия). Здесь были найдены балдахин, ложе-кровать, паланкин, два кресла с подлокотниками и ларь, богато инкрустированные и позолочен­ные. Ножки кресел, вырезанные в форме анатомически точно воспроизве­денных лап льва (переданы даже кровеносные сосуды), а также подлокот­ники кресла, украшенные плавно изогнутыми лотосами, показывают со­вершенное мастерство столяров и резчиков Древнего царства.

Египтяне создали целый ряд типов мебели. Самые ранние из них отно­сятся к эпохе Мемфиса, это неуклюжая и довольно грубая мебель. В пери­од расцвета Фив она становится более легкой, изящной, комфортабельной и элегантной. В жилых домах можно найти основные прототипы современ­ной мебели: табуреты, столы, ложа, стулья, сундуки и шкафы. К оборудо­ванию жилища относилась и утварь, сплетенная из пальмовых волокон с высоким художественным мастерством (корзины с крышкой, коробы, ци­новки). Египтяне уже пользовались и металлическими зеркалами. Элемен­ты орнаментики, с помощью которых украшали мебель (солнечный диск, скарабей, змея, коршун, лотос, пальма, папирус и т. д.), имели символичес­кое значение. Краски были яркими, однако гамма цветов ограничивалась красным, желтым, черным, коричневым, голубым, зеленым и белым, при­чем краски не смешивали, а пользовались ими в чистом виде.

Несмотря на то что в Египте, согласно древним обычаям, было принято сидеть на земле, первая настоящая мебель для сидения появилась именно там. В Древнем Египте впервые появляется стул со спинкой, здесь его форма получает логическое обоснование, он приобретает конструктивную фор­му, ставшую основой для всех последующих форм стульев. Во времена Раннего царства появляются сиденья без спинок, с ножками в виде бычьих и львиных лап. В эпоху Древнего царства кресла уже имеют спинки и под­локотники. При этом конструкция кресел оставалось предельно простой -она представляла собой квадратный ящик на низких ножках со спинкой высотой всего в ладонь. Простоту формы компенсировали ценность мате­риала и богатство отделки. От позднего времени сохранились изящные сту­лья из черного дерева с кожаным сиденьем-подушкой.

Египтяне отказались от лежания на открытом для сквозняков грязном полу и создали первую форму ложа. Сначала оно имело ножки только у изголовья, а другой его конец просто упирался в землю. Позже появилась кровать обычной формы с матрасами и подголовниками. Подголовники делались из глины или кожи, натянутой на раму, но встречаются и художе­ственно выполненные из алебастра, дерева и слоновой кости. Роскошная кровать из гробницы Тутанхамона сделана из черного дерева, украшена золотом и инкрустацией из слоновой кости.

У египтян не было принято во время трапезы усаживаться вокруг об­щего большого стола. Они садились поодиночке или парами за столики на одной низкой ножке. В качестве подставок для блюд с яствами использо­вались прямоугольные столики на четырех ножках, простые, ничем не украшенные. Для хранения белья и одежды использовались деревянные с инкрустацией шкафы. Туалетные принадлежности: зеркала, гребни, па­рики - хранились во всевозможных сундучках и ларцах.

Основные формы многих видов египетской мебели отличают ясная ло­гика и практическое чутье. Египтяне находили логически рассчитанные, начерченные с помощью линейки, циркуля и угольника основные реше­ния, которые не претерпели существенных изменений и по сей день. Табу­рет с вогнутой поверхностью, соответствующий форме тела, - древний пример «функциональной формы».

Столярным ремеслом вначале занимались рабы и свободные ремес­ленники. Позднее изготовление более дорогих изделий мебели поруча­лось специальным мастерам. Тайны ремесла передавались от отца к сыну, в результате чего мебельные формы как бы застывали в своем развитии. Долгое время в Древнем Египте не было разделения на художников и ре­месленников. Однако наиболее выдающиеся художники пользовались из­вестным почетом и были людьми богатыми и уважаемыми. Их задачей было своим искусством прославлять фараонов и жрецов, поэтому они обязаны были знать литургию, мифологию, все атрибуты царской власти и всех богов.

Когда Европа еще была заселена варварскими племенами, в Египте была создана высокоразвитая культура. Целый ряд обычных для нас бытовых предметов мы знаем еще по памятникам Древнего Египта. Эта великая цивилизация занимает особое место в истории материальной культуры человечества. Как в монументальной архитектуре, так и в декоративно-при­кладном искусстве египтяне, опередив все другие народы, установили нор­мы сознательной творческой деятельности. В Египте мы впервые встреча­емся с развитым стилем, ставшим источником европейских стилей.

1 -2. Эпоха Античности: Греция и Рим

К V в. до н. э. начинается расцвет еще одной великой цивилизации про­шлого - античной Греции. Эта колыбель европейской культуры была очень невелика по размерам - немного земли в бассейне Средиземноморья, юж­ная часть Балканского полуострова, острова Эгейского моря и узкая часть малоазиатского побережья. Все население Афинского полиса - самого силь­ного античного государства и главного очага античной культуры - не пре­вышало, вероятно, двухсот-трехсот тысяч человек. По нашим масштабам это совсем мало. Несравнимо с современностью было и производство: мел­кие ремесленные мастерские, где трудились вручную, топором, пилой и молотом, не зная никаких машин, сами хозяева и их рабы. Вместе с тем древние греки, великие путешественники и колонизаторы, впитывали куль­туру народов, с которыми вступали в контакт. И хотя и другие народы ока­зывали воздействие на греческую культуру, культура, возникшая в Элла­де, была мощным источником, к которому неоднократно возвращались на протяжении следующих эпох.

Мы не будем рассматривать великолепную архитектуру, созданную гре­ками, а остановимся только на строительстве жилищ. О греческом жилом доме мы знаем довольно много, прежде всего по описаниям Витрувия. Ус­тройство жилых домов отражает формы общественной жизни и существу­ющие обычаи. Политическим и культурным центром Греции времен ее могущества были Афины. Этот крупный по тем временам город был за­строен весьма хаотично. Мягкий климат позволял значительную часть жиз­ни проводить под открытым небом. Свободные греческие мужчины прово­дили большую часть времени вне дома, на агоре, в больших залах, на пло­щадях и рынках, посвящали себя общественной жизни, делам, проводили диспуты, занимались гимнастикой. Женщины вместе с рабами занимались домашней работой и в обществе почти не показывались. Поэтому жилым домам не придавалось особого значения. В ранний период и в период рас­цвета греческой цивилизации даже дома богачей были простыми и мало отличались от домов бедных горожан.

Основной формой греческого жилого дома было однокомнатное поме­щение - мегарон. В древнейшем доме в середине находился очаг, над ним -отверстие в крыше для вытяжки дыма. Это дымное, черное помещение на­зывалось атрием (от слова ater - черный). Позднее оно превратилось в центральный портик дома с большим количеством помещений. Из этой основной формы развилась форма многокомнатного дома; позднее в этом доме жилые и другие помещения размещались вокруг дворика с колонна­ми - перистиля. У греков по сравнению с нашими домами не было жилых помещений, которые выходили бы в сторону улицы, все они были сосредо­точены во внутренней части дома.

Жилища знатных афинян были сложены из тесаного камня, стены сна­ружи белились известкой. Внутренние помещения греческого дома были украшены настенной живописью и облицовкой. Расписной кессонный по­толок был известен уже в VI в. до н. э. Полы чаще всего были мозаичными, позднее, под влиянием Востока, их стали покрывать коврами. В неболь­ших комнатах находились постели с покрывалами, стулья, табуреты и сун­дуки. Украшением служили несколько красивых ваз, оружие на стенах, светильники и жаровни. Но это вовсе не означало, что грекам был безраз­личен облик их жилья. Один из героев древнегреческого писателя Ксено-фонта говорит: «Самая простая мебель, служащая для повседневного упот­ребления, самые обыкновенные вещи хозяйственного обихода становятся гораздо красивее благодаря правильной расстановке, даже кухонные гор­шки имеют приятный вид, если умно поставлены».

Не только для греческого жилища, но и для всего греческого искусства было характерно гармоничное сочетание жизнеподобия и меры, иначе го­воря, живой чувственной непосредственности и рациональной конструк­тивности. Каждое из этих качеств в отдельности не представляет ничего загадочного, весь секрет в их слиянии, взаимопроникновении, которое ос­тавалось недоступным для всех многочисленных позднейших подражате­лей. Оно во всем - в архитектуре, в пластике, в декоративно-прикладном искусстве. Реформатор Солон так определил жизненный принцип элли­нов: «Ничего лишнего». Больше всего греки ценили разумность, равнове­сие, меру. В архитектуре это вылилось в систему ордеров, просущество­вавших до нашего времени, с их доведенным до совершенства противопо­ставлением несомого и несущего. Эстетика осмысленного и глубокого реа­листического понимания греками архитектурного сооружения как организ­ма распространилась на весь предметный мир.

Эстетику целесообразности демонстрирует знаменитая греческая кера­мика, удовлетворявшая множество всяческих потребностей. Из нее дела­лась столовая посуда и емкости для хранения припасов, светильники и многое другое. Любой вид или тип греческой вазы или посуды (а их было несколько десятков, имевших свои названия) имел свое предназначение, и это предназначение было не только выявлено в форме предмета, в его мо­делировке, но и определялось в зримых эстетических качествах. Очевид­но, что гидрию (сосуд для воды) можно было не только наполнить и удоб­но перенести, но и по художественно-выразительным признакам отличить от другого сосуда. И специальные тарелочки для рыбных блюд с углубле­ниями для жидкости, и кратеры для смешивания вина и воды имели свою отточенную, совершенную по своей целесообразности форму.

Масляный светильник, который у египтян был просто красивым со­судом, приобрел в Греции зримые функциональные черты: со стороны, где наружу выводился фитиль, корпус вытянулся и приобрел форму но­сика. Для переноски светильника с места на место служила ручка, а для того, чтобы масло не расплескивалось, емкость с горючим накрывалась крышкой.

Оригинальная греческая мебель, в противоположность богатым египет­ским находкам, не сохранилась. Довольно точное представление о гречес­ких мебельных формах мы можем получить благодаря рельефным изобра­жениям, рисункам на вазах и танагрским терракотовым статуэткам. Пред­меты мебели, в основном заимствованные у египтян, сохранили сходство со своими «предками» только в самых ранних образцах: кресла на архаи­ческих рельефах иногда живо напоминают троны египетских правителей. Изменились не только сами предметы, но и их назначение, роль, отноше­ние к ним.

Мебель в Греции изготавливали ремесленники и предприниматели, которые использовали дешевую рабочую силу рабов. Существовали само­стоятельные профессии столяра, плотника, мебельщика, и уже можно было говорить о высоком уровне разделения труда. У столяров был вполне со­временный инструмент, они имели рубанок, токарный станок. Изобрете­ние рубанка в большей степени, чем всех других инструментов, вместе взя­тых, способствовало совершенствованию столярного дела и деревообработ­ки. По законам Ликурга в Спарте, например, было запрещено использо­вать рубанок и другие инструменты, с помощью которых можно было из­готовить изящную мебель, способствовавшую изнеженности.

В целом технология производства мебели претерпела значительное раз­витие. Греки знали уже рамочно-филеночную вязку, гнутье древесины с помощью пара, начали разрабатывать технику изготовления шпона и ин­тарсию. Они мастерски соединяли детали из древесины. Владея всеми эти­ми навыками, греческий столяр стремился подчеркнуть естественные свой­ства древесины. Греческая мебель имела четкую конструкцию, отвечавшую свойствам материала. Формы свидетельствовали о высоком художествен­ном чутье, о способности находить своеобразные средства выражения, не заимствованные из архитектуры.

В архаический период греческой культуры (VI в. до н. э.) мебель еще создавалась по образцам азиатских народов, с жесткими, прямоугольны­ми, покрытыми железными листами каркасами. Позднее творческий дух эллинов освободился от этого влияния, и были созданы удивительно ори­гинальные творения. Формы стульев, которые можно увидеть на скульп­турных изображениях, невероятно просты; эти стулья состоят из немногих основных элементов. Греческие художники, мастера в отношении сочета­ния простоты, утонченности, реализма, изящества линий и комфорта, раз­работали классические мебельные формы, которые заложили основу и по­служили образцами для последующих стилевых форм.

Количество видов мебели в греческом доме было незначительным, скромность жилища, климат, одежда и обычаи не требовали много мебели. Шкафы, к примеру, почти не применялись. Для хранения одежды и пред­метов домашнего обихода использовались деревянные сундуки различных типов. Во времена Гомера ели за столом, а ложе использовали только для сна. Со временем у греков распространился обычай есть лежа; для этих целей они применяли ложе (клине) - что-то среднее между кроватью и софой. В большинстве случаев ложе было на высоких опорах и перед ним ставили скамеечку. Позднее оно приобрело подголовник и подушки; нож­ки были совсем не изящными. Прямые, схожие с колоннами или выточен­ные, они часто украшались волютами.

Мебель для сидения была довольно разнообразной. Нам известны три основные формы: скамеечки, обычные и церемониальные (тронообразные) стулья. Ранняя форма скамеечки или табурета (дифроса) еще очень про­стая, громоздкая, ножки четырехгранные или точеные, поверхность для сидения чаще всего плетеная. Другая форма - складной табурет на Х-об-разной опоре - происходит из Египта. Такие табуреты раб носил за своим господином, чтобы он в любое время мог сесть. Это первоначальная форма более позднего складного стула. Известны два вида кресел; более ранняя форма еще напоминает церемониальное кресло (трон) жителей Востока: это тяжелое, высокое изделие мебели с неуклюжими дощатыми ножками, спинкой и боковинами, ножки вставлены в раму сиденья. Этот тип часто встречается в вазописи. Подобные парадные кресла делали для аристокра­тов и из мрамора (например, в театрах).

Для повседневного пользования, преимущественно для женщин, в V в. до н. э. был создан легкий, элегантный клисмос - стул с серповидными нож­ками. Изогнутые задние ножки держали спинку. Такие стулья, вероятно, изготовляли из гнутой древесины с применением бронзы. Это первая фор­ма в истории развития мебели, где функциональное начало соединено с сознательным художественным оформлением. Изящность линий клисмоса - как в техническом, так и в художественном отношении - является апо­геем греческого мебельного искусства. Этот тип был распространен на про­тяжении всего периода античности, и по истечении более чем 2000 лет из­вестный классическими формами ампир вернулся к этой форме стула.

Здесь мы сталкиваемся с примером истинно греческого стремления выявить внутреннюю структуру предмета, его композиционный костяк. И передние, и задние, переходящие в спинку опоры сужались к концам. Их абрис по мере удаления от сиденья делался все более пологим. Опоры в том месте, где крепится само сиденье, то есть там, где больше всего внут­реннее напряжение материала, резко утолщались. В этом месте сиденье и ножка скреплялись большим гвоздем. Характерно, что на самых обобщен­ных изображениях клисмоса шляпка гвоздя всегда тщательно вырисовы­валась. Клисмос был необыкновенно изящен, и все его строение и детали не только имели определенный конструктивный смысл, но и подчеркива­ли этот смысл, эстетизировали его. Так, будничный бытовой предмет, как и архитектурное сооружение того времени, можно рассматривать как свое­образную модель греческого конструктивного мышления.

Для греков все зримое было важно и существенно, ибо предметный мир воспринимался целостным и органичным. Греческие мебель и посуда, туа­летные принадлежности и музыкальные инструменты - каждый из этих предметов в своей основе был утилитарен и полон здравого смысла. На­верное, не было ни одного предмета, который был бы только утилитарным или служил только для украшения.

Известно, что важное место в греческом обществе принадлежало худо­жественным профессиям. Плутарх, перечисляя оплачиваемые государством профессии афинских граждан, называет следующие: плотники, скульпто­ры, медники, каменщики, золотых дел мастера, живописцы, чеканщики, мореходы, кормчие, каретники, кожевники, ткачи и т. д. Как отсюда видно, ремесло было неотделимо от художества. Само изобразительное искусст­во считалось одним из видов ремесла. Прославленные художники занима­лись мелкой пластикой, бытовая керамика расписывалась искуснейшими вазописцами. Художники при этом пользовались почетом, как искусные мастера своего дела. Знаменитый ваятель Фидий, которого называли «ка-лос демиургос» (прекрасный ремесленник), был близким другом Перикла, вождя афинской демократии.

Жизненный уклад греков меняется после персидских войн. Возросшие запросы привели к появлению более богатого интерьера. По мере того как прием гостей становился общепринятой традицией, расширялось домаш­нее хозяйство, жилой дом пополнился целым рядом помещений, служив­ших этим целям. В период эллинизма дома богатых граждан отличались поистине восточной роскошью, были окружены садами и парками, изоли­рованы от домов бедных горожан. Эллинизм оказал решающее влияние на раннеримское искусство.

Римская империя в ходе своего существования прошла сложный путь развития. Сначала это была небольшая олигархическая республика на бе­регах Тибра. Затем римляне завоевали всю Италию, Карфаген и его коло­нии, Грецию и эллинистические государства, поглотив тем самым весь ан­тичный мир.

Римляне многое переняли из греческой культуры. Как сказал Гораций, «плененная Греция победила своего некультурного победителя». Собствен­ные художественные традиции римлян были очень скудны. Рим воспри­нял и ассимилировал весь пантеон греческих божеств, дав им только дру­гие имена. Развившись в могущественное государство, Рим создал свою литературу, правда, восходящую к греческим истокам, но сильную и само­бытную. В пластических искусствах самобытность Рима проявилась мень­ше: римские художники не столько даже продолжали греческие традиции, сколько усердно воспроизводили и копировали греческие образцы.

Наивысшего расцвета римская культура и искусство достигли только в период императорской власти, когда они стали сложнее, многограннее, чем культура и искусство Греции. Характерна противоречивость, неоднознач­ность римского искусства, где зачастую в произведениях одной и той же эпохи грубая простота соседствует с ослепительной помпезностью. Кроме того, римская культура имела свой особый характер, отличавший ее от гре­ческой. Римляне были людьми расчетливого, ясного и практического ума, они руководствовались больше разумом, нежели чувством. И, хотя им не­доставало способности создавать новое, у них был хороший вкус, который помогал им выбирать то, что следует использовать для своих целей.

Римское искусство достигает своего апогея в великих творениях пери­ода правления императора Августа (31 г. до н. э. - 14 г. п. э.). Тогда были созданы самые значительные и величественные сооружения, которые от­вечали запросам римской общественной жизни. Для греков внутреннее пространство было еще незнакомым понятием, у них не было в нем потреб­ности. Греческие храмы, например, внутри были очень тесными. Внутрен­нее пространство впервые появляется в просторных римских постройках.

Рим в эпоху своего могущества был несоизмерим по величине с Афина­ми. В нем проживало более миллиона свободных граждан, вольноотпущен­ников и рабов. Вся сложнейшая городская среда была для тех времен про­думанной и совершенной. К колодцам и фонтанам по трубам подводилась вода, нечистоты удалялись при помощи канализационной системы. К ус­лугам жителей Рима было множество самых разнообразных учреждений: превосходные стадионы, термы, театры и цирки со сложнейшими устрой­ствами, позволявшими превратить арену в водоем и разыгрывать в нем мор­ские баталии. В организации общественного быта Древнего Рима мы впер­вые встречаемся с тем, что теперь называют «функциональным решением среды».

Из памятников римской архитектуры нас интересуют прежде всего жилые дома. Малоимущие жили большей частью в многоэтажных домах, называемых инсула (буквально - остров). Инсулы были прообразом мно­гоэтажной городской застройки европейских городов. В индивидуальных домах, называемых домус, жили состоятельные граждане. Лучшие приме­ры жилых построек известны нам по Помпеям - городу, погребенному под вулканической лавой в 79 г. до н. э. Комнаты домуса группировались (как и в греческих домах) вокруг атриума, открытого лучам солнца помещения, без потолка, с расположенным посередине бассейном для сбора дождевой воды. Жилые комнаты для мужчин и женщин, а также хозяйственные по­мещения группировались вокруг атриума. Такая планировка отличалась от планировки греческого дома, где помещения находились по двум сторо­нам основной оси, чередуясь в строгом геометрическом порядке.

Другим типом римского дома была загородная вилла. Такие дома стро­или в живописной местности, в рощах, где они были окружены прудами, фонтанами и садами. Как правило, дома были одноэтажными, однако в Помпеях нашли и двухэтажные дома.

Обнаруженные во время раскопок Помпей жилые дома дают возмож­ность познакомиться с рациональным образом жизни римлян, с обстанов­кой их жилищ, оценить их красоту. Внутреннее оформление жилых домов было очень богатым: полы мраморные или из цветной мозаики, стены были украшены яркой декоративной росписью. Эти шедевры известны в исто­рии искусства под названием помпейских фресок. Широко применялись ковры и драпировка (занавеси в дверных проемах для изоляции помеще­ний и др.).

Роскошному оформлению внутренних помещений соответствовала и мебель, которая в основном была схожа с греческой мебелью эпохи Алек­сандра Македонского. В ее производстве участвовали кроме столяров и другие ремесленники. Столярной работой в Риме занимались в основном рабы. Дошедшие до нас изображения дают представление о мастерских того времени и производственных процессах. Более точные сведения мы имеем об инструментах благодаря богатым археологическим находкам. По дан­ным Плиния, у римского столяра были почти все используемые в настоя­щее время ручные инструменты; столярная техника была на высоком уров­не. К сожалению, римская мебель имела судьбу, сходную с греческой: вся деревянная мебель погибла, до нас дошли только бронзовые и мраморные памятники.

Характерно, что самих типов предметов было немного, но одни и те же в общем известные их схемы облекались в самые разнообразные художе­ственные отделки. Римляне откровенно украшали свои вещи - мебель, ут­варь, как и архитектуру, впрочем. Облицовка, внешняя оболочка предмета скрывала иногда очень прозаическую сущность. Изящные профилирован­ные ножки пиршественных лож или роскошных табуретов были набором нанизанных на стержень пустотелых элементов. Поверхность деревянного остова покрывалась листовой бронзой, накладками из серебра, слоновой кости, а бронзовая рама ложа могла быть сверху украшена драгоценным металлом.

Римские художники и ремесленники достигли удивительного мастер­ства в изготовлении мебели. В силу своей практичности они стремились к серьезной, качественной работе. Римляне не обладали таким прирожден­ным утонченным вкусом, как греки. Вместо простоты и ясности греческих форм в римских образцах часто можно видеть вычурность декора. В мебе­ли господствовал эклектизм, заимствовалось все, что можно было приспо­собить к господствующим вкусам. Римляне почти ничего не добавляли к перенятым у грекам основным формам, гораздо больше внимания они уде­ляли богатому, помпезному оформлению.

Подлинный конструктивный материал предмета не выявлялся, во вся­ком случае, римляне были к нему равнодушны. Зато они смело прикрепля­ли к законченному полезному функциональному объему круглые скульп­туры или же фрагменты архитектурного плана. Иногда тяга к самому безу­держному скульптурному великолепию была чрезмерной. Высеченная из мрамора опора стола могла иметь форму ноги животного: у основания это лапа с когтями, наверху же она переходит в цветок с фигурой ребенка сре­ди лепестков. Соотношение декоративного и конструктивного начала, то есть техники и искусства, сводилось к простому сосуществованию.

studfiles.net

Глава 1. Предметный мир доиндустриальных цивилизаций

1.1. Древний Египет

В середине V тысячелетия до н. э. в Египте произошел переход от при­сваивающего к производящему хозяйству. Немалую роль сыграло здесь усовершенствование каменных орудий труда. В долине Нила камень был самым доступным из материалов, и египтяне с большим совершенством научились его обрабатывать. С эпохи неолита они изготовляли из камня топоры, молоты, наконечники мотыг и кирок, ножи, зернотерки и прясли­ца для тканья. К концу V тысячелетия, в эпоху энеолита (медно-каменного века) появляются медные орудия труда, что позволило выработать новые способы обработки камня, кости и дерева. Особенно увеличилось количе­ство и качество земледельческих орудий. Широкое применение меди по­требовало постоянного присутствия египетских военных отрядов на Си­найском полуострове, где находились самые богатые медные рудники. На­чалом бронзового века в Египте считают Среднее царство, когда бронзо­вые орудия стали изготовляться на месте, хотя олово для сплава приходи­лось доставлять из Азии. Широко употребляться бронза стала лишь со вре­мени Нового царства.

Вместе с изменением в составе металла, из которого изготовлялись ору­дия труда, увеличивалось и разнообразие изделий. В Среднем царстве зна­чительно усложнилось устройство металлических инструментов, многое свидетельствует об использовании одной и той же основы для проведения различных работ в быту и производстве. Появляются съемно-накладные приставки, и теперь, сменяя насадки, можно было, к примеру, скрести, свер­лить и зачищать отверстия. Улучшались и конструктивные свойства пред­метов. Например, топор в период Среднего царства за счет появления осо­бого шипа на основании металлической части, позволившего плотнее за­хватить топорище, стал более надежным. Это дало возможность сделать более массивным острие, улучшить рычаговые качества инструмента и од­новременно за счет искривления рукоятки облегчить труд работника. Вме­сте с тем в период Среднего царства продолжают достаточно широко при­меняться каменные изделия.

Основным источником, знакомящим нас с ремеслами в Древнем Егип­те, кроме самих подлинных памятников, являются многочисленные дошед­шие до нас рельефные и живописные композиции, в основном на стенах гробниц. В этих композициях все предметы быта давались очень точно, поэтому изображения сосудов, мебели, тканей и других вещей являются ценнейшим материалом для изучения предметного мира Древнего Егип­та. Из этих источников, кроме того, мы черпаем и данные о технике раз­личных ремесел. Сцены, изображающие работу ремесленников, восходят уже ко времени Древнего царства. Таковы, например, рельефы, рассказывающие об обработке камня и ювелирных мастерах, найденные в гробнице из Саккара. В особенности, однако, часты композиции с подобными изображениями в настенных рельефах и росписях Нового царства времени Тутмоса III и Аменхотепа II. В них с большой подробностью и наглядностью показан весь процесс обработки разных материалов.

На рельефах и росписях Нового царства работы в мастерских изображаются таким образом, будто все ремесленники были перемешаны и втис­нуты в одно помещение: резчики по камню и дереву, точильщики камен­ных ваз, ювелиры и гранильщики, оружейники, столяры и мастера по изготовлению колесниц. Скорее всего, однако, это лишь прием композиции. Мы можем предположить, что на самом деле специализированные мастерские располагались рядом друг с другом на одной улице и разные специа­листы работали бок о бок и передавали друг другу изделие, пока оно не обретало окончательный вид. Именно благодаря такому способу производ­ства возникали колесницы, мебель и оружие, украшенные резьбой, золо­том и драгоценными камнями.

Египтяне освоили обработку практически всех природных материалов. Особого мастерства они добились в обработке камня: известняка, алебастра, гранита, базальта, песчаника, которыми изобилуют области, прилегающие к долине Нила. Строительство храмов и пирамид из камня началось с III династии, но отдельные части гробниц выкладывали из камня уже в Раннем царстве. В Египте процветало производство каменных сосудов. Каменные вазы находят в гробницах I династии. В ступенчатой пирамиде Джосера (III династия) каменные сосуды насчитывались десятками тысяч. О технике изготовления каменных сосудов позволяют судить изображения мастерских камнерезов на рельефах Древнего царства. Сначала обрабатывали наружную поверхность сосуда, для чего его равномерно вращали. Внутри сосуд выдалбливали и обрабатывали трубчатым сверлом. Работа сверлом считалась настолько важной, что знак сверла служил в египетском языке обозначением мастеров вообще. Полировали сосуд небольшими камнями. Из алебастра, сланца и мрамора вытачивали кувшины, вазы, сосуды, бокалы и чаши, порой украшенные фигурками людей или животных.

Одним из древнейших производств в Египте было гончарное. Горшечники месили смесь ногами, после чего кусок глины клали на гончарный круг ‑ простой деревянный диск, вращающийся на оси. Готовое изделие обжигали в печи. Из глины делали горшки, миски, чаши, кувшины, кубки, большие сосуды с заостренным дном для хранения вина и пива или такие же большие кувшины со скругленным дном.

С додинастического периода до нас дошли амулеты и бусы, сосуды и изразцы из фаянса. Глазурь для фаянса была большей частью синего или зеленого цвета. Фаянс был хрупким материалом, поэтому его редко формовали на гончарном круге, чаще предметы были вылеплены руками. В скальных подземных галереях пирамиды Джосера имеются так называемые голубые комнаты, стены которых отделаны фаянсовой глазурью, изразцами. На оборотной стороне изразцов проделывались отверстия, через которые проходила бечевка, с помощью которой изразцы прикрепляли к отверстиям в стене. Глазурь Нового царства делалась не только синего и зеленого цветов различных оттенков, но и красного, фиолетового, желтого и молочно-белого. Особенно богата по цвету глазурь Эль-Амарны (XVIII ди­настия) и дворца Рамзеса HI (XX династия).

Изобретение египтянами стекла связывают именно с изготовлением фаянса и глазури. Как самостоятельный материал стекло стали использо­вать со времени XVII династии. От времени Нового царства дошли стек­лянные сосуды и вазы, свидетельствующие о зарождении производства стеклянной мозаики. Состав стекла был близок современному, но египетское стекло большей частью совсем не пропускало света, иногда просвечивало, еще реже - было прозрачным. Стекло использовалось как декоративный материал. В гробнице Тутанхамона (XVIII династия) сохранились миниатюрные росписи на спинке трона, на серьгах, на саркофаге и золотом амулете, покрытые бесцветным прозрачным стеклом. Египтяне изобрели и цветное стекло. Цвет получался в результате примеси различных минералов: марганец окрашивал стекло в цвет аметиста, медь и кобальт - в синий, окись цинка - в белый, свинец и сурьма - в желтый. Стекольщики тщательно оберегали свои секреты, потому что только благодаря этим зна­ниям ценился их труд и славились изделия их мастерских.

Среди ремесел важное место занимали обработка кожи и изготовление из нее различных предметов обихода. Выделкой кож занимались уже в эпоху Древнего царства. Из кожи делали сандалии и сумки для папирусов, бурдюки для воды, позднее к ним добавились шлемы, снаряжение, сбруя, колчаны, обтянутые кожей щиты. Из кожи выполнялись и детали боевых колесниц. Египтяне овладели искусством тиснения кожи и начали укра­шать колчаны и щиты изящными и утонченными орнаментами. Египтяне пользовались жировой выделкой кож. Сначала шкуры растягивали, затем погружали в чан с растительным маслом. Через определенное время выни­мали, раскладывали, а когда кожи начинали подсыхать, их били и мяли, чтобы масло полностью пропитало их. После этого шкуры принимали качества выделанной кожи: становились мягкими, водонепроницаемыми и не подверженными гниению.

Дерево в Египте всегда было редкостью. Строевой лес доставляли из Сирии и Палестины, а черное (эбеновое) дерево привозили из Куша. На рельефах в гробницах Тии (Древнее царство) сохранилось изображение столярной мастерской, где столяры распиливают стволы медными пилами на доски. Такие пилы с наклонно расположенными зубьями и деревянными рукоятками были известны в Египте с III тысячелетия до н. э. Уже тогда египтяне могли изготовлять доски и тонкую фанеру. Вместо рубанка доски строгали медным теслом. На протяжении Среднего и Нового царств орудия и способы обработки дерева совершенствовались. Медные лезвия орудий постепенно заменялись бронзовыми, а позже - железными. Стволы по-прежнему обтесывали металлическим теслом, заменяющим рубанок, шлифовали плоским камнем мелкозернистого песчаника. Мелкие детали и ножки мебели вырезали долотом-стамеской. Круглые отверстия просверливались сверлом, которое вращали с помощью тетивы лука. Столярный верстак, по всей видимости, тогда еще не был известен.

Для сборки готового предмета использовали деревянные клинья, заклепки и клей. Мелкие неровности после сборки сглаживались тем же теслом и затем полировались. Столярное дело в Новом царстве стало самостоятельным ремеслом, которым занимались специалисты. Технология и технические познания были весьма развиты, однако несовершенство инструментов являлось большой преградой на пути дальнейшего развития мастерства. Именно поэтому назначение орнамента часто сводилось к тому, чтобы скрыть технические недостатки. Несмотря на дороговизну дерева, из него изготовляли множество предметов: саркофаги, мебель всех родов -кровати, подголовники, стулья, скамеечки, столы, а также колонны, двери, паланкины, жезлы, гребни и т. д.

Впервые в это время мебель начинают фанеровать. Тонкую фанеру умели изготовлять уже во времена Древнего царства, но скрепляли ее деревянными гвоздиками, а со времени Нового царства фанеру, сделанную из лучших сортов дерева, стали наклеивать на менее дорогую древесину. Обшитые фанерой стулья были найдены в гробнице царицы Тии. В Новом царстве широко применялось гнутье древесины. Чтобы добиться желаемого изгиба, ветви или ствол дерева вставляли в примитивные «тиски». Предварительно, сняв с него кору, дерево нагревали. Гнутое дерево ис­пользовали для изготовления луков, посохов и скипетров, рукояток для опахал, музыкальных инструментов и в производстве колесниц.

С эпохи Нового царства производство колесниц стало отдельной от­раслью. Колесницы в основном изготовляли из дерева, только на корпусе укрепляли металлические пластины. Колесница состояла из множества частей, которых насчитывают более пятидесяти. Самым трудным счита­лось изготовление идеально круглых колес. Обод делался из многочис­ленных частей, выпиленных из досок и скрепленных между собой. Кузов царских выездных и боевых колесниц спереди и в нижней части был об­тянут кожей или холстом, украшен позолотой, росписью по наложенной штукатурке, усыпан драгоценными и полудрагоценными камнями (по­крытие не сохранилось на найденных колесницах, но изображено на стен­ных росписях).

Жилища древних египтян нам позволяют изучать раскопки поселений времен Раннего и Древнего царств. Уже в IV тысячелетии до н. э. в Египте появляются города, где селятся ремесленники и торговцы. По сохранив­шимся развалинам двух городов - Ахетатона, столицы фараона Аменхоте­па IV (II тысячелетие до н. э.), и Кахуна - видно, что строили их на основе единого плана. Города имеют прямоугольную систему улиц и однотипные в плане дома. Кварталы зажиточных горожан имели более богатую плани­ровку. Город был укреплен и имел канализацию. Жилые дома еще в доди-настический период строились из кирпича-сырца, который изготовляли из нильского ила с добавлением песка и соломы. Такой материал недолгове­чен, поэтому так мало жилых построек древности сохранилось хотя бы в руинах до наших дней.

О характере жилищ египтян мы знаем немало благодаря изображениям, глиняным моделям и археологическим исследованиям. Во II тысячелетии до н. э. жилой дом имел в плане правильную прямоугольную форму с длин­ным коридором, рядом маленьких комнат и залов с внутренними колонна­ми, поддерживающими крышу. Крыши имели разнообразные формы: плос­кие, сводчатые или куполообразные. Дом делился на две части - жилую и служебную, центром дома был очаг. Жилые помещения ориентировались на север, навстречу освежающим ветрам и очень часто выходили в сад.

В городах зажиточные люди строили одноэтажные, двухэтажные и трех­этажные дома. Нижний этаж, который не имел окон и освещался только через дверь, как правило, занимали ремесленники. На верхних этажах жили хозяева, комнаты здесь имели небольшие четырехугольные окна, которые закрывались шторами, защищавшими от жары и ветра. Фасады таких до­мов, как правило, украшались, а крыши имели прямоугольную форму и служили хранилищами для зерна. Хижины простолюдинов строились из тростника, обмазанного илом. Такие хижины почти не имели внутреннего убранства, оно ограничивалось несколькими циновками, на которых и си­дели, и спали.

Жилища знатных египтян строились в подражание царским дворцам и представляли собой обширные комплексы, занимавшие площади в несколь­ко гектаров. Дом имел вход в виде портика, за ним следовали приемные залы, к которым примыкали кладовые для провизии и хранилища для одеж­ды. Основную часть дома занимали жилые покои хозяев. Стены штукату­рили и украшали росписями. В богатых домах имелась ванная комната. Дом окружали многочисленные дворы с амбарами, конюшнями, кухнями и до­миками для слуг. Египтяне очень ценили деревья и цветы, поэтому дома знати всегда окружали роскошные сады с длинными аллеями и изящными беседками, прудами и бассейнами.

Зажиточные люди обставляли свои дома изящной мебелью. О высоком уровне мебельного искусства уже в эпоху Древнего царства говорят наход­ки в потайной усыпальнице царицы Хетепхерес, матери фараона Хеопса (IV династия). Здесь были найдены балдахин, ложе-кровать, паланкин, два кресла с подлокотниками и ларь, богато инкрустированные и позолочен­ные. Ножки кресел, вырезанные в форме анатомически точно воспроизве­денных лап льва (переданы даже кровеносные сосуды), а также подлокот­ники кресла, украшенные плавно изогнутыми лотосами, показывают со­вершенное мастерство столяров и резчиков Древнего царства.

Египтяне создали целый ряд типов мебели. Самые ранние из них отно­сятся к эпохе Мемфиса, это неуклюжая и довольно грубая мебель. В пери­од расцвета Фив она становится более легкой, изящной, комфортабельной и элегантной. В жилых домах можно найти основные прототипы современ­ной мебели: табуреты, столы, ложа, стулья, сундуки и шкафы. К оборудо­ванию жилища относилась и утварь, сплетенная из пальмовых волокон с высоким художественным мастерством (корзины с крышкой, коробы, ци­новки). Египтяне уже пользовались и металлическими зеркалами. Элемен­ты орнаментики, с помощью которых украшали мебель (солнечный диск, скарабей, змея, коршун, лотос, пальма, папирус и т. д.), имели символичес­кое значение. Краски были яркими, однако гамма цветов ограничивалась красным, желтым, черным, коричневым, голубым, зеленым и белым, при­чем краски не смешивали, а пользовались ими в чистом виде.

Несмотря на то что в Египте, согласно древним обычаям, было принято сидеть на земле, первая настоящая мебель для сидения появилась именно там. В Древнем Египте впервые появляется стул со спинкой, здесь его форма получает логическое обоснование, он приобретает конструктивную фор­му, ставшую основой для всех последующих форм стульев. Во времена Раннего царства появляются сиденья без спинок, с ножками в виде бычьих и львиных лап. В эпоху Древнего царства кресла уже имеют спинки и под­локотники. При этом конструкция кресел оставалось предельно простой -она представляла собой квадратный ящик на низких ножках со спинкой высотой всего в ладонь. Простоту формы компенсировали ценность мате­риала и богатство отделки. От позднего времени сохранились изящные сту­лья из черного дерева с кожаным сиденьем-подушкой.

Египтяне отказались от лежания на открытом для сквозняков грязном полу и создали первую форму ложа. Сначала оно имело ножки только у изголовья, а другой его конец просто упирался в землю. Позже появилась кровать обычной формы с матрасами и подголовниками. Подголовники делались из глины или кожи, натянутой на раму, но встречаются и художе­ственно выполненные из алебастра, дерева и слоновой кости. Роскошная кровать из гробницы Тутанхамона сделана из черного дерева, украшена золотом и инкрустацией из слоновой кости.

У египтян не было принято во время трапезы усаживаться вокруг об­щего большого стола. Они садились поодиночке или парами за столики на одной низкой ножке. В качестве подставок для блюд с яствами использо­вались прямоугольные столики на четырех ножках, простые, ничем не украшенные. Для хранения белья и одежды использовались деревянные с инкрустацией шкафы. Туалетные принадлежности: зеркала, гребни, па­рики - хранились во всевозможных сундучках и ларцах.

Основные формы многих видов египетской мебели отличают ясная ло­гика и практическое чутье. Египтяне находили логически рассчитанные, начерченные с помощью линейки, циркуля и угольника основные реше­ния, которые не претерпели существенных изменений и по сей день. Табу­рет с вогнутой поверхностью, соответствующий форме тела, - древний пример «функциональной формы».

Столярным ремеслом вначале занимались рабы и свободные ремес­ленники. Позднее изготовление более дорогих изделий мебели поруча­лось специальным мастерам. Тайны ремесла передавались от отца к сыну, в результате чего мебельные формы как бы застывали в своем развитии. Долгое время в Древнем Египте не было разделения на художников и ре­месленников. Однако наиболее выдающиеся художники пользовались из­вестным почетом и были людьми богатыми и уважаемыми. Их задачей было своим искусством прославлять фараонов и жрецов, поэтому они обязаны были знать литургию, мифологию, все атрибуты царской власти и всех богов.

Когда Европа еще была заселена варварскими племенами, в Египте была создана высокоразвитая культура. Целый ряд обычных для нас бытовых предметов мы знаем еще по памятникам Древнего Египта. Эта великая цивилизация занимает особое место в истории материальной культуры человечества. Как в монументальной архитектуре, так и в декоративно-при­кладном искусстве египтяне, опередив все другие народы, установили нор­мы сознательной творческой деятельности. В Египте мы впервые встреча­емся с развитым стилем, ставшим источником европейских стилей.

1 -2. Эпоха Античности: Греция и Рим

К V в. до н. э. начинается расцвет еще одной великой цивилизации про­шлого - античной Греции. Эта колыбель европейской культуры была очень невелика по размерам - немного земли в бассейне Средиземноморья, юж­ная часть Балканского полуострова, острова Эгейского моря и узкая часть малоазиатского побережья. Все население Афинского полиса - самого силь­ного античного государства и главного очага античной культуры - не пре­вышало, вероятно, двухсот-трехсот тысяч человек. По нашим масштабам это совсем мало. Несравнимо с современностью было и производство: мел­кие ремесленные мастерские, где трудились вручную, топором, пилой и молотом, не зная никаких машин, сами хозяева и их рабы. Вместе с тем древние греки, великие путешественники и колонизаторы, впитывали куль­туру народов, с которыми вступали в контакт. И хотя и другие народы ока­зывали воздействие на греческую культуру, культура, возникшая в Элла­де, была мощным источником, к которому неоднократно возвращались на протяжении следующих эпох.

Мы не будем рассматривать великолепную архитектуру, созданную гре­ками, а остановимся только на строительстве жилищ. О греческом жилом доме мы знаем довольно много, прежде всего по описаниям Витрувия. Ус­тройство жилых домов отражает формы общественной жизни и существу­ющие обычаи. Политическим и культурным центром Греции времен ее могущества были Афины. Этот крупный по тем временам город был за­строен весьма хаотично. Мягкий климат позволял значительную часть жиз­ни проводить под открытым небом. Свободные греческие мужчины прово­дили большую часть времени вне дома, на агоре, в больших залах, на пло­щадях и рынках, посвящали себя общественной жизни, делам, проводили диспуты, занимались гимнастикой. Женщины вместе с рабами занимались домашней работой и в обществе почти не показывались. Поэтому жилым домам не придавалось особого значения. В ранний период и в период рас­цвета греческой цивилизации даже дома богачей были простыми и мало отличались от домов бедных горожан.

Основной формой греческого жилого дома было однокомнатное поме­щение - мегарон. В древнейшем доме в середине находился очаг, над ним -отверстие в крыше для вытяжки дыма. Это дымное, черное помещение на­зывалось атрием (от слова ater - черный). Позднее оно превратилось в центральный портик дома с большим количеством помещений. Из этой основной формы развилась форма многокомнатного дома; позднее в этом доме жилые и другие помещения размещались вокруг дворика с колонна­ми - перистиля. У греков по сравнению с нашими домами не было жилых помещений, которые выходили бы в сторону улицы, все они были сосредо­точены во внутренней части дома.

Жилища знатных афинян были сложены из тесаного камня, стены сна­ружи белились известкой. Внутренние помещения греческого дома были украшены настенной живописью и облицовкой. Расписной кессонный по­толок был известен уже в VI в. до н. э. Полы чаще всего были мозаичными, позднее, под влиянием Востока, их стали покрывать коврами. В неболь­ших комнатах находились постели с покрывалами, стулья, табуреты и сун­дуки. Украшением служили несколько красивых ваз, оружие на стенах, светильники и жаровни. Но это вовсе не означало, что грекам был безраз­личен облик их жилья. Один из героев древнегреческого писателя Ксено-фонта говорит: «Самая простая мебель, служащая для повседневного упот­ребления, самые обыкновенные вещи хозяйственного обихода становятся гораздо красивее благодаря правильной расстановке, даже кухонные гор­шки имеют приятный вид, если умно поставлены».

Не только для греческого жилища, но и для всего греческого искусства было характерно гармоничное сочетание жизнеподобия и меры, иначе го­воря, живой чувственной непосредственности и рациональной конструк­тивности. Каждое из этих качеств в отдельности не представляет ничего загадочного, весь секрет в их слиянии, взаимопроникновении, которое ос­тавалось недоступным для всех многочисленных позднейших подражате­лей. Оно во всем - в архитектуре, в пластике, в декоративно-прикладном искусстве. Реформатор Солон так определил жизненный принцип элли­нов: «Ничего лишнего». Больше всего греки ценили разумность, равнове­сие, меру. В архитектуре это вылилось в систему ордеров, просущество­вавших до нашего времени, с их доведенным до совершенства противопо­ставлением несомого и несущего. Эстетика осмысленного и глубокого реа­листического понимания греками архитектурного сооружения как организ­ма распространилась на весь предметный мир.

Эстетику целесообразности демонстрирует знаменитая греческая кера­мика, удовлетворявшая множество всяческих потребностей. Из нее дела­лась столовая посуда и емкости для хранения припасов, светильники и многое другое. Любой вид или тип греческой вазы или посуды (а их было несколько десятков, имевших свои названия) имел свое предназначение, и это предназначение было не только выявлено в форме предмета, в его мо­делировке, но и определялось в зримых эстетических качествах. Очевид­но, что гидрию (сосуд для воды) можно было не только наполнить и удоб­но перенести, но и по художественно-выразительным признакам отличить от другого сосуда. И специальные тарелочки для рыбных блюд с углубле­ниями для жидкости, и кратеры для смешивания вина и воды имели свою отточенную, совершенную по своей целесообразности форму.

Масляный светильник, который у египтян был просто красивым со­судом, приобрел в Греции зримые функциональные черты: со стороны, где наружу выводился фитиль, корпус вытянулся и приобрел форму но­сика. Для переноски светильника с места на место служила ручка, а для того, чтобы масло не расплескивалось, емкость с горючим накрывалась крышкой.

Оригинальная греческая мебель, в противоположность богатым египет­ским находкам, не сохранилась. Довольно точное представление о гречес­ких мебельных формах мы можем получить благодаря рельефным изобра­жениям, рисункам на вазах и танагрским терракотовым статуэткам. Пред­меты мебели, в основном заимствованные у египтян, сохранили сходство со своими «предками» только в самых ранних образцах: кресла на архаи­ческих рельефах иногда живо напоминают троны египетских правителей. Изменились не только сами предметы, но и их назначение, роль, отноше­ние к ним.

Мебель в Греции изготавливали ремесленники и предприниматели, которые использовали дешевую рабочую силу рабов. Существовали само­стоятельные профессии столяра, плотника, мебельщика, и уже можно было говорить о высоком уровне разделения труда. У столяров был вполне со­временный инструмент, они имели рубанок, токарный станок. Изобрете­ние рубанка в большей степени, чем всех других инструментов, вместе взя­тых, способствовало совершенствованию столярного дела и деревообработ­ки. По законам Ликурга в Спарте, например, было запрещено использо­вать рубанок и другие инструменты, с помощью которых можно было из­готовить изящную мебель, способствовавшую изнеженности.

В целом технология производства мебели претерпела значительное раз­витие. Греки знали уже рамочно-филеночную вязку, гнутье древесины с помощью пара, начали разрабатывать технику изготовления шпона и ин­тарсию. Они мастерски соединяли детали из древесины. Владея всеми эти­ми навыками, греческий столяр стремился подчеркнуть естественные свой­ства древесины. Греческая мебель имела четкую конструкцию, отвечавшую свойствам материала. Формы свидетельствовали о высоком художествен­ном чутье, о способности находить своеобразные средства выражения, не заимствованные из архитектуры.

В архаический период греческой культуры (VI в. до н. э.) мебель еще создавалась по образцам азиатских народов, с жесткими, прямоугольны­ми, покрытыми железными листами каркасами. Позднее творческий дух эллинов освободился от этого влияния, и были созданы удивительно ори­гинальные творения. Формы стульев, которые можно увидеть на скульп­турных изображениях, невероятно просты; эти стулья состоят из немногих основных элементов. Греческие художники, мастера в отношении сочета­ния простоты, утонченности, реализма, изящества линий и комфорта, раз­работали классические мебельные формы, которые заложили основу и по­служили образцами для последующих стилевых форм.

Количество видов мебели в греческом доме было незначительным, скромность жилища, климат, одежда и обычаи не требовали много мебели. Шкафы, к примеру, почти не применялись. Для хранения одежды и пред­метов домашнего обихода использовались деревянные сундуки различных типов. Во времена Гомера ели за столом, а ложе использовали только для сна. Со временем у греков распространился обычай есть лежа; для этих целей они применяли ложе (клине) - что-то среднее между кроватью и софой. В большинстве случаев ложе было на высоких опорах и перед ним ставили скамеечку. Позднее оно приобрело подголовник и подушки; нож­ки были совсем не изящными. Прямые, схожие с колоннами или выточен­ные, они часто украшались волютами.

Мебель для сидения была довольно разнообразной. Нам известны три основные формы: скамеечки, обычные и церемониальные (тронообразные) стулья. Ранняя форма скамеечки или табурета (дифроса) еще очень про­стая, громоздкая, ножки четырехгранные или точеные, поверхность для сидения чаще всего плетеная. Другая форма - складной табурет на Х-об-разной опоре - происходит из Египта. Такие табуреты раб носил за своим господином, чтобы он в любое время мог сесть. Это первоначальная форма более позднего складного стула. Известны два вида кресел; более ранняя форма еще напоминает церемониальное кресло (трон) жителей Востока: это тяжелое, высокое изделие мебели с неуклюжими дощатыми ножками, спинкой и боковинами, ножки вставлены в раму сиденья. Этот тип часто встречается в вазописи. Подобные парадные кресла делали для аристокра­тов и из мрамора (например, в театрах).

Для повседневного пользования, преимущественно для женщин, в V в. до н. э. был создан легкий, элегантный клисмос - стул с серповидными нож­ками. Изогнутые задние ножки держали спинку. Такие стулья, вероятно, изготовляли из гнутой древесины с применением бронзы. Это первая фор­ма в истории развития мебели, где функциональное начало соединено с сознательным художественным оформлением. Изящность линий клисмоса - как в техническом, так и в художественном отношении - является апо­геем греческого мебельного искусства. Этот тип был распространен на про­тяжении всего периода античности, и по истечении более чем 2000 лет из­вестный классическими формами ампир вернулся к этой форме стула.

Здесь мы сталкиваемся с примером истинно греческого стремления выявить внутреннюю структуру предмета, его композиционный костяк. И передние, и задние, переходящие в спинку опоры сужались к концам. Их абрис по мере удаления от сиденья делался все более пологим. Опоры в том месте, где крепится само сиденье, то есть там, где больше всего внут­реннее напряжение материала, резко утолщались. В этом месте сиденье и ножка скреплялись большим гвоздем. Характерно, что на самых обобщен­ных изображениях клисмоса шляпка гвоздя всегда тщательно вырисовы­валась. Клисмос был необыкновенно изящен, и все его строение и детали не только имели определенный конструктивный смысл, но и подчеркива­ли этот смысл, эстетизировали его. Так, будничный бытовой предмет, как и архитектурное сооружение того времени, можно рассматривать как свое­образную модель греческого конструктивного мышления.

Для греков все зримое было важно и существенно, ибо предметный мир воспринимался целостным и органичным. Греческие мебель и посуда, туа­летные принадлежности и музыкальные инструменты - каждый из этих предметов в своей основе был утилитарен и полон здравого смысла. На­верное, не было ни одного предмета, который был бы только утилитарным или служил только для украшения.

Известно, что важное место в греческом обществе принадлежало худо­жественным профессиям. Плутарх, перечисляя оплачиваемые государством профессии афинских граждан, называет следующие: плотники, скульпто­ры, медники, каменщики, золотых дел мастера, живописцы, чеканщики, мореходы, кормчие, каретники, кожевники, ткачи и т. д. Как отсюда видно, ремесло было неотделимо от художества. Само изобразительное искусст­во считалось одним из видов ремесла. Прославленные художники занима­лись мелкой пластикой, бытовая керамика расписывалась искуснейшими вазописцами. Художники при этом пользовались почетом, как искусные мастера своего дела. Знаменитый ваятель Фидий, которого называли «ка-лос демиургос» (прекрасный ремесленник), был близким другом Перикла, вождя афинской демократии.

Жизненный уклад греков меняется после персидских войн. Возросшие запросы привели к появлению более богатого интерьера. По мере того как прием гостей становился общепринятой традицией, расширялось домаш­нее хозяйство, жилой дом пополнился целым рядом помещений, служив­ших этим целям. В период эллинизма дома богатых граждан отличались поистине восточной роскошью, были окружены садами и парками, изоли­рованы от домов бедных горожан. Эллинизм оказал решающее влияние на раннеримское искусство.

Римская империя в ходе своего существования прошла сложный путь развития. Сначала это была небольшая олигархическая республика на бе­регах Тибра. Затем римляне завоевали всю Италию, Карфаген и его коло­нии, Грецию и эллинистические государства, поглотив тем самым весь ан­тичный мир.

Римляне многое переняли из греческой культуры. Как сказал Гораций, «плененная Греция победила своего некультурного победителя». Собствен­ные художественные традиции римлян были очень скудны. Рим воспри­нял и ассимилировал весь пантеон греческих божеств, дав им только дру­гие имена. Развившись в могущественное государство, Рим создал свою литературу, правда, восходящую к греческим истокам, но сильную и само­бытную. В пластических искусствах самобытность Рима проявилась мень­ше: римские художники не столько даже продолжали греческие традиции, сколько усердно воспроизводили и копировали греческие образцы.

Наивысшего расцвета римская культура и искусство достигли только в период императорской власти, когда они стали сложнее, многограннее, чем культура и искусство Греции. Характерна противоречивость, неоднознач­ность римского искусства, где зачастую в произведениях одной и той же эпохи грубая простота соседствует с ослепительной помпезностью. Кроме того, римская культура имела свой особый характер, отличавший ее от гре­ческой. Римляне были людьми расчетливого, ясного и практического ума, они руководствовались больше разумом, нежели чувством. И, хотя им не­доставало способности создавать новое, у них был хороший вкус, который помогал им выбирать то, что следует использовать для своих целей.

Римское искусство достигает своего апогея в великих творениях пери­ода правления императора Августа (31 г. до н. э. - 14 г. п. э.). Тогда были созданы самые значительные и величественные сооружения, которые от­вечали запросам римской общественной жизни. Для греков внутреннее пространство было еще незнакомым понятием, у них не было в нем потреб­ности. Греческие храмы, например, внутри были очень тесными. Внутрен­нее пространство впервые появляется в просторных римских постройках.

Рим в эпоху своего могущества был несоизмерим по величине с Афина­ми. В нем проживало более миллиона свободных граждан, вольноотпущен­ников и рабов. Вся сложнейшая городская среда была для тех времен про­думанной и совершенной. К колодцам и фонтанам по трубам подводилась вода, нечистоты удалялись при помощи канализационной системы. К ус­лугам жителей Рима было множество самых разнообразных учреждений: превосходные стадионы, термы, театры и цирки со сложнейшими устрой­ствами, позволявшими превратить арену в водоем и разыгрывать в нем мор­ские баталии. В организации общественного быта Древнего Рима мы впер­вые встречаемся с тем, что теперь называют «функциональным решением среды».

Из памятников римской архитектуры нас интересуют прежде всего жилые дома. Малоимущие жили большей частью в многоэтажных домах, называемых инсула (буквально - остров). Инсулы были прообразом мно­гоэтажной городской застройки европейских городов. В индивидуальных домах, называемых домус, жили состоятельные граждане. Лучшие приме­ры жилых построек известны нам по Помпеям - городу, погребенному под вулканической лавой в 79 г. до н. э. Комнаты домуса группировались (как и в греческих домах) вокруг атриума, открытого лучам солнца помещения, без потолка, с расположенным посередине бассейном для сбора дождевой воды. Жилые комнаты для мужчин и женщин, а также хозяйственные по­мещения группировались вокруг атриума. Такая планировка отличалась от планировки греческого дома, где помещения находились по двум сторо­нам основной оси, чередуясь в строгом геометрическом порядке.

Другим типом римского дома была загородная вилла. Такие дома стро­или в живописной местности, в рощах, где они были окружены прудами, фонтанами и садами. Как правило, дома были одноэтажными, однако в Помпеях нашли и двухэтажные дома.

Обнаруженные во время раскопок Помпей жилые дома дают возмож­ность познакомиться с рациональным образом жизни римлян, с обстанов­кой их жилищ, оценить их красоту. Внутреннее оформление жилых домов было очень богатым: полы мраморные или из цветной мозаики, стены были украшены яркой декоративной росписью. Эти шедевры известны в исто­рии искусства под названием помпейских фресок. Широко применялись ковры и драпировка (занавеси в дверных проемах для изоляции помеще­ний и др.).

Роскошному оформлению внутренних помещений соответствовала и мебель, которая в основном была схожа с греческой мебелью эпохи Алек­сандра Македонского. В ее производстве участвовали кроме столяров и другие ремесленники. Столярной работой в Риме занимались в основном рабы. Дошедшие до нас изображения дают представление о мастерских того времени и производственных процессах. Более точные сведения мы имеем об инструментах благодаря богатым археологическим находкам. По дан­ным Плиния, у римского столяра были почти все используемые в настоя­щее время ручные инструменты; столярная техника была на высоком уров­не. К сожалению, римская мебель имела судьбу, сходную с греческой: вся деревянная мебель погибла, до нас дошли только бронзовые и мраморные памятники.

Характерно, что самих типов предметов было немного, но одни и те же в общем известные их схемы облекались в самые разнообразные художе­ственные отделки. Римляне откровенно украшали свои вещи - мебель, ут­варь, как и архитектуру, впрочем. Облицовка, внешняя оболочка предмета скрывала иногда очень прозаическую сущность. Изящные профилирован­ные ножки пиршественных лож или роскошных табуретов были набором нанизанных на стержень пустотелых элементов. Поверхность деревянного остова покрывалась листовой бронзой, накладками из серебра, слоновой кости, а бронзовая рама ложа могла быть сверху украшена драгоценным металлом.

Римские художники и ремесленники достигли удивительного мастер­ства в изготовлении мебели. В силу своей практичности они стремились к серьезной, качественной работе. Римляне не обладали таким прирожден­ным утонченным вкусом, как греки. Вместо простоты и ясности греческих форм в римских образцах часто можно видеть вычурность декора. В мебе­ли господствовал эклектизм, заимствовалось все, что можно было приспо­собить к господствующим вкусам. Римляне почти ничего не добавляли к перенятым у грекам основным формам, гораздо больше внимания они уде­ляли богатому, помпезному оформлению.

Подлинный конструктивный материал предмета не выявлялся, во вся­ком случае, римляне были к нему равнодушны. Зато они смело прикрепля­ли к законченному полезному функциональному объему круглые скульп­туры или же фрагменты архитектурного плана. Иногда тяга к самому безу­держному скульптурному великолепию была чрезмерной. Высеченная из мрамора опора стола могла иметь форму ноги животного: у основания это лапа с когтями, наверху же она переходит в цветок с фигурой ребенка сре­ди лепестков. Соотношение декоративного и конструктивного начала, то есть техники и искусства, сводилось к простому сосуществованию.

studfiles.net

Глава 1. Предметный мир доиндустриальных цивилизаций — МегаЛекции

ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ

 

 

Учебное пособие

 

 

Допущено Учебно-методическим объединением по образованию в области архитектуры в качестве учебного пособия для студентов архитектурных и дизайнерских специальностей

 

 

5-е издание, стереотипное

УДК 745.03(10О)(О75.8)

ББК 30.18г(0)я73-1+85.12(0)я73-1

К56

 

 

Рецензенты:

А.А. Гришин - доктор искусствоведения, зав. отделом ВНИИ технической эстетики, действительный член Международной академии наук о природе и обществе;

В.Ф. Рунге - кандидат искусствоведения, зав. кафедрой дизайна, профессор Московского энергетического института (Технический университет), вице-пре­зидент Международной ассоциации «Союз дизайнеров», заслуженный деятель искусств РФ

 

Ковешникова, Наталья Алексеевна.

К56 Дизайн: история и теория : учеб. пособие для студентов архи­тектурных и дизайнерских специальностей / Н. А. Ковешни­кова. — 5-е изд., стер. - М. : Издательство «Омега-Л», 2009. -224 с. : ил. - (Университетский учебник). ISBN 978-5-370-01250-1

Агентство CIP РГБ

В учебном пособии рассматривается история развития тех­ники, ремесла и декоративно-прикладного искусства доиндуст-риальных цивилизаций: Древнего Египта, Древней Греции и Древнего Рима, а также стран Западной Европы и России от Сред­невековья до рубежа XIX-XX вв. Особое внимание уделяется про­цессам становления и развития промышленного дизайна в стра­нах Западной Европы, США, Японии и России в XX в. В учеб­ном пособии собран обширный исторический и теоретический материал, используется специальная терминология, раскрывают­ся закономерности развития проектной деятельности как само­стоятельного вида художественного творчества.

Адресовано студентам, обучающимся по специальности «Ди­зайн среды».

УДК 745.03(100)(075.8)

штрих-код: 9785370012501

ББК 30.18г(0)я73-1 +85.12{0)я73-1

ISBN 978-5-370-01250-1

 

© Ковешникова Н.А., 2005

© ООО «Издательство «Омега-Л», 2009

Введение 5

Глава 1. Предметный мир доиндустриальных цивилизаций 12

1.1. Древний Египет 12

1 -2. Эпоха Античности: Греция и Рим 18

1.3. Средневековая Европа 24

1.4. Эпоха Возрождения 31

1.5. Европа в Новое время 37

1.6. Развитие ремесла и декоративно-прикладного искусства в России X-XVIII вв. 44

Литература 53

Глава 2. Зарождение дизайна как новой универсальной творческой профессии. 54

2.1. Промышленный переворот XIX в. Примитивность форм промышленной продукции 54

2.2. Промышленные выставки XIX в. и их вклад в развитие дизайна 59

2.3. Первые теории дизайна: Дж. Рёскин. Г. Земпер. Ф. Рёло 64

2.4. Уильям Моррис: теория и практика 71

2.5. Модерн 76

2.6. Мастера модерна: А. Ван де Вельде и Ч. Р. Макинтош 81

2.7. Россия в международных промышленных выставках. Проблемы художественно-промышленного образования в России XIX - начала XX в. 88

2.8. Конструктивизм 93

2.9. Немецкий Веркбунд - первый союз промышленников и художников 98

2.10. Петер Беренс – первый промышленный дизайнер 102

2.11. Баухауз и его вклад в развитие мирового дизайна 107

2.12. Производственное искусство в Советской России: теория и практика 112

2.13. Реформы художественного образования в Советской России. ВХУТЕМАС- ВХУТЕИ Н 119

Литература 126

Глава 3. Развитие дизайна в XX в. 127

3.1. Становление промышленного дизайна в США. Пионеры американского дизайна 127

3.2. Раймонд Лоуи - пионер коммерческого дизайна 132

3.3. Дизайн в США в послевоенные годы 137

3.4. Дизайн в странах Западной Европы во второй половине XX в. 141

3.5. Феномен японского дизайна 150

3.6. Современное искусство и дизайн. Поп-арт и хай тек 156

3.7. Современные формы организации дизайнерской деятельности* 161

3.8. Дизайн-образование в странах Западной Европы. Японии и США 166

3.9. Дизайн в Советском Союзе в 1960- 1980-х гг. 174

3.10. Некоторые проблемы современного этапа развития дизайна 177

Литература 184

Заключение: Некоторые проблемы теории дизайна 185

Вопросы к экзамену 189

Введение

На протяжении многих веков предметно-пространственная среда чело­века была рукотворной, все предметы, окружавшие его, были результатом кропотливого и длительного труда мастеров-ремесленников. Все стало ина­че, когда к началу XIX в. начали появляться предметы массового потребле­ния, изготовленные промышленным способом. Предметно-пространствен­ная среда перестала быть рукотворной, теперь и далее ее создают машины. Машинный труд по производительности во много раз превосходит труд ремесленника, но, вместе с тем, обнажилась и новая проблема - то, чем бе­режно наполнялся предмет в ремесленной мастерской, невозможно «поме­стить» в каждый из тысячи предметов-близнецов, выбрасываемых из ма­шины конвейером.

Промышленный подъем привел к нарушению неторопливого многове­кового ритма в развитии предметно-пространственного окружения чело­века. Возникли новые предметы, еще не укоренившиеся в культуре, что породило проблему их адаптации ко вкусам потребителей, возник интерес к психологии покупателя. Кроме этого, быстрые изменения в предметно-пространственном окружении привели к тому, что становится необходи­мостью не только адаптация ко вкусам потребителя, но и к прогнозирова­нию этих вкусов. Осознание этой и других проблем, вызванных переходом от ремесленного к промышленному производству, привело к появлению неизвестной доселе профессии дизайнера.

В самом обобщенном виде определение дизайна может быть сформули­ровано следующим образом. Дизайн (англ. design - проектировать, конст­руировать) - проектная художественно-техническая деятельность по раз­работке промышленных изделий с высокими потребительскими свойства­ми и эстетическими качествами, по формированию гармоничной предмет­ной среды жилой, производственной и социально-культурной сфер. Объек­тами промышленного дизайна являются промышленные изделия (произ­водственное оборудование, бытовая техника, мебель, посуда, одежда и пр.).

Пионерами дизайна были архитекторы и художники, которые осозна­ли новые возможности, открывающиеся перед ними с развитием массово­го машинного производства. Их увлекала широта масштабов и сложность задач, не сравнимых с теми, которые стояли перед художником прежде -главным образом украшать быт верхушки общества.

Хотя о дизайне сказано и написано уже достаточно много, однако еди­ной точки зрения на сущность дизайна все еще не выработано. Дело в том, что достаточно часто «дизайн» означает собственно деятельность худож­ников в промышленности, значительно чаще - продукт этой деятельности (вещь или систему вещей), а иногда - область организации деятельности, взятую как целое. В некоторых случаях «дизайн» трактуется предельно расширительно и далеко выходит за рамки обозначения деятельности ху­дожника по решению задач промышленного производства.

Рассматривая различные проявления дизайна, мы убеждаемся, что прак­тика дизайна постоянно расширяется, в его сферу входят выставочный дизайн, полиграфический дизайн, дизайн одежды, ставший модным в на­шей стране ландшафтный дизайн, рынок услуг непредметного дизайна, составляющий большую часть дизайна. Буквально в последние годы по­явился как отдельный вид творчества компьютерный дизайн. Таким обра­зом, проектирование промышленных изделий давно уже является не един­ственной, а часто и не основной задачей дизайнера.

За последние два десятилетия практика дизайна необычайно усложни­лась, и провести границу между дизайном и другими областями професси­ональной деятельности художника вне искусства в его станковом вариан­те становится все сложнее. Проектирование принципиально новых про­мышленных изделий; косметические изменения во внешнем облике про­мышленной продукции без серьезного изменения ее технических характе­ристик; создание фирменного стиля, охватывающего все сферы деятель­ности современной корпорации; решение экспозиций - все это сегодня на­зывается дизайном и выполняется профессиональными дизайнерами.

Попытки выяснить действительную природу дизайна через литерату­ру о нем наталкиваются на значительные затруднения. Сложность заклю­чается в том, что дизайн находится в непрерывном движении, как всякая деятельность, находящаяся в процессе становления. Эта деятельность ме­няет фронт задач, меняет определение своего продукта, меняет организа­ционные формы. Естественно поэтому, что всякое описание значительно отстает от изменений действительности.

За последние полвека практика дизайна претерпела множество изме­нений: работа индивидуальных художников в большинстве случаев сме­нилась работой целых коллективов или отделов дизайна в системе фирмы, или независимых дизайнерских фирм. В то же время, как ни странно, по­становка теоретических вопросов за эти полстолетия не принесла ничего существенно нового.

Искусствовед Герберт Рид, автор вышедшей в 1934 г. первой серьезной работы о дизайне, названной «Искусство и промышленность», рассматри­вает дизайн как высшую форму искусства.

В том же 1934 г. вышло и первое издание книги Джона Глоага «Объяс­нение промышленного искусства». Глоаг рассматривает дизайн с точки зрения ответственности дизайнера перед «нормальным» капиталистичес­ким обществом, в аспекте профессиональной этики. В то же время он ви­дит в дизайне обычную техническую операцию в процессе производства, равнозначную любой другой операции инженерного порядка.

Известнейший итальянский дизайнер Джио Понти, редактор журнала «Домус», рассматривает дизайн с точки зрения профессиональных худо­жественных возможностей, определяя его задачей создание мира новых и прекрасных форм, вещей, которые раскрыли бы истинный характер нашей цивилизации.

Томас Мальдонадо, напротив, придерживается мнения, что предмет потребления не может выполнять функции художественного произведе­ния, а судьбы искусства не могут совпадать с судьбами промышленных изделий. Предложенное Т. Мальдонадо определение дизайна звучит так: «Дизайн - это творческая деятельность, целью которой является опреде­ление формальных качеств промышленных изделий. Эти качества вклю­чают и внешние черты изделия, но главным образом те структурные и фун­кциональные взаимосвязи, которые превращают изделие в единое целое как с точки зрения потребителя, так и с точки зрения изготовителя. Ди­зайн стремится охватить все аспекты окружающей человека среды, кото­рая обусловлена промышленным производством».

В. Л. Глазычев, один из крупнейших отечественных исследователей, в сво­ей книге «О дизайне» считает результатом деятельности дизайна в целом, ди­зайна как системы потребительскую ценность продукции и предлагает следу­ющее определение дизайна: «Дизайн - форма организованности (служба) ху­дожественно-проектной деятельности, производящая потребительскую цен­ность продуктов материального и духовного массового потребления». Это определение, на наш взгляд, не только полнее охватывает практику дизайна, но и позволяет выделить его особенности в ряду других видов художествен­ной деятельности, так как в сфере дизайна (сейчас это очевидно для всех) ока­зываются продукты как материального, так и духовного потребления.

Казалось бы, в соответствии с принципами историзма, для того чтобы понять какое-то явление в настоящем, необходимо проследить его исто­рию. Однако во взглядах на историю дизайна наблюдается такое же рас­хождение мнений и оценок, как и в понимании его природы. Мы остано­вимся лишь на некоторых основных подходах.

Пионером дизайна можно считать английского художника Генри Кола (1808-1882), который в 1845 г. изобрел термин «художественная промыш­ленность» («Art Manufactures»), означающий, по его собственным словам, «изящные искусства или красоту, приложенные к механическому произ­водству». С 1849 по 1852 г. Генри Кол издавал «Журнал дизайна» («Journal of Design*), обращая внимание на прибыльность и коммерческую ценность проектов. Однако еще раньше, в 1832 г., английский промышленник и по­литик Роберт Пиль призывал использовать искусство для укрепления кон­курентоспособности английских товаров.

Начало истории дизайна вполне обоснованно связывается многими исследователями с началом работы художника, архитектора, дизайнера Петера Беренса в компании «AEG» в 1907 г. При такой постановке вопро­са предыдущие десятилетия (Рёскин, Моррис) являются всего лишь толь­ко временем теоретической подготовки будущего практического дизайна.

Если рассматривать дизайн как способ воссоздания целостности пред­метного мира и очеловечивания технической цивилизации, то начало ис­тории дизайна можно отнести и к 1919 г., когда Вальтер Гропиус основал Баухауз.

Те, кто считает дизайн средством разрешения конфликта между искус­ством и машинной техникой, могли бы вести летосчисление дизайна, на­пример, от Анри Ван де Вельде и Фрэнка Ллойда Райта, провозгласивших, что машина может стать таким же инструментом в руках художника, как и ремесленное орудие.

Все перечисленные точки зрения на начало истории дизайна сходятся в одном: дизайн рассматривается в связи с искусством, с развитием худо­жественного творчества. Он понимается либо как некий новый стиль в искусстве, либо как новая сфера приложения искусства, либо как прило­жение нового (современного) искусства к сфере промышленного произ­водства.

Согласно этой точке зрения возникновение дизайна ставилось в прямую связь с эстетическим освоением машинной техники, с аван­гардными течениями в живописи начала XX в., с утверждением эсте­тики функционализма. Непосредственная связь живописи и дизайна на рубеже XIX-XX вв. подтверждается творческой биографией его выдающихся представителей. Ван де Вельде был живописцем, учени­ком Ван Гога. Живописцем и художником-прикладником был Петер Беренс. Ле Корбюзье, прежде чем стать архитектором-дизайнером, вместе с А. Озанфаном основал пуризм. В. Татлин пришел к проекти­рованию вещей от живописи через контррельефы. Л. Лисицкий начи­нал как иллюстратор книг, затем перешел к полиграфическому дизай­ну, к выставочной экспозиции и, наконец, промышленному проекти­рованию и архитектуре.

Связи искусства и дизайна прослеживаются в творческой биографии следующего поколения знаменитых дизайнеров, какой бы ориентации они ни придерживались. Норман Бел Геддес - пионер американского ди­зайна - начинал как театральный художник, театральным художником был Генри Дрейфус. Раймонд Лоуи, прежде чем создавать реальные дизайнерские проекты, рисовал вещи в модных журналах. Макс Билл -живописец, скульптор, архитектор. Джио Понти - универсальный ху­дожник: график и монументалист, театральный декоратор, архитектор и живописец.

Существует и принципиально иное понимание природы дизайна. Согласно этой версии дизайн - не искусство, а проектирование пред­метных условий общественной жизни (предметной среды), не имею­щее отношения к искусству. Впервые эта позиция была четко сформу­лирована в 1920-х гг. теоретиком производственного искусства Б. Ар-ватовым, который тщательно проследил связь дизайна с новейшим искусством. Дизайн «произошел» от искусства, но сам он не искусст­во. Дизайн имеет и других «родителей», другие источники формиро­вания. Дизайн - проектирование предметных условий жизни общества, проектирование изделий, которые должны быть произведены машин­ной индустрией. Это такое проектирование, которое учитывает не толь­ко условия производства, но и условия потребления. Оно становится, таким образом, связью между производством и потреблением, «орга­низатором быта».

Б. Арватов, как и другие теоретики-производственники, считал, что ис­кусство должно полиостью раствориться в жизни, прежде всего в произ­водстве как в главном виде человеческой деятельности. Вся утопичность этой точки зрения очевидна, ибо никакое «растворение» искусства невоз­можно. Теорию производственников стоит рассматривать прежде всего как социальный проект преобразования общества, проект, так и оставшийся нереализованным. Однако, так или иначе, в среде «производственников» еще в 1920-е гг. сложилось представление о дизайне как о деятельности, хотя и связанной с искусством в своем происхождении, но искусством не являющейся.

Еще один взгляд на дизайн как на нехудожественное проектирова­ние был выработан в высшей школе формообразования в Ульме, кото­рой руководил крупнейший теоретик и практик дизайна Т. Мальдона­до. Согласно этой концепции дизайн не может ни отменить, ни заме­нить собой искусство, так как эти два вида деятельности существуют автономно. Дизайн, как и искусство, является вполне самостоятельной человеческой деятельностью. То обстоятельство, что современные фор­мы дизайна первоначально складывались внутри авангардных художе­ственных течений начала XX в., исторически объяснимо, но с точки зре­ния самой природы дизайна не имеет значения. Скорее, напротив. Это «случайное» обстоятельство зарождения дизайна в недрах искусства мешает самоопределению дизайна как независимого от искусства вида человеческой деятельности.

Согласно ульмской концепции дизайн - не что иное, как проектирова­ние промышленных продуктов. Соответственно, и история дизайна - это не история эстетического освоения искусством XX в. техники, а история промышленного проектирования. А история эта так же стара, как история человечества, как история производства. И только если говорить о дизай­не как проектировании для машин, для массового производства и массово­го потребления, можно рассматривать его как явление новое, точнее, как новый этап истории древней деятельности.

Спорность и некоторая односторонность ульмской концепции приро­ды дизайна видна при рассмотрении других направлений дизайна, осо­бенно дизайна США. В американском дизайне, становление которого со­впало с годами экономического кризиса рубежа 1920-30-х гг., особенно подчеркивается его коммерческая природа, его тесная связь с производ­ством товаров широкого потребления, технологиями, колебанием массо­вого спроса.

Несложно найти подтверждение правильности этой точки зрения на возникновение дизайна, когда его относят к периоду всемирного кризиса 1929 г., и он описывается как американский феномен. Действи­тельно, вплоть до кризиса 1929 г. европейский дизайн оставался чисто локальным явлением, не оказывая заметного влияния на промышлен­ное производство. Наиболее заметным был европейский «академичес­кий» дизайн Баухауза. Баухауз - значительное культурное явление. Эта школа подготовила десятки потенциальных дизайнеров высокого класса, ее эмигрировавшие в США преподаватели оказали на разви­тие дизайна огромное влияние. Однако непосредственное влияние Баухауза на общую товарную продукцию современной ему Европы невелико.

И только с началом кризиса 1929 г., когда американский дизайн ста­новится реальной коммерческой силой, приобретая постепенно в пол­ном смысле слова массовый характер, возникает профессиональная «индустрия дизайна». И именно этот дизайн был фактически импор­тирован Европой после Второй мировой войны. Таким образом, две важнейшие характеристики дизайна в современном представлении -массовый характер и реальная коммерческая значимость - действи­тельно проявляются впервые в Соединенных Штатах Америки эпохи великого кризиса.

При всем многообразии взглядов на природу и историю дизайна оче­видно, что его история неразрывно связана с эволюцией предметного ок­ружения человека, историей развития техники и технологий. Кроме этого, следует учитывать, что все объекты дизайна можно условно разделить на два типа.

К первому типу относятся те из них, которые существовали испокон веков как изделия ремесленного производства и прикладного искусства, а затем «перекочевали» в область дизайна. В основном это предметы, ко­торые обслуживали извечные потребности человека и функция которых не изменялась или почти не изменялась. Это посуда, утварь, мебель, одеж­да и т. д. Сейчас эти предметы производятся параллельно в разных обла­стях деятельности. Какой-либо бытовой предмет, созданный в сфере при­кладного искусства (от уникальных выставочных образцов до тиражиро­ванных изделий), и сервиз, разработанный дизайнером, всегда можно от­личить друг от друга, если речь идет о крайних, четко выраженных фор­мах. Однако эта граница в отдельных случаях становится размытой, и по­рой бывает трудно сказать (например, о посуде), что это: дизайн или при­кладное искусство.

Для предметов современного дизайна, которые имеют глубокие исто­рические корни, естественны и даже закономерны какие-то элементы сти­лизации, «ретро-формы». И, может быть, закономерно в стилизации по­гружаться именно до стиля того исторического периода, когда впервые воз­никли те или иные предметы. Именно этот тип объектов дизайна делает обоснованным изучение истории дизайна с древнейших времен, ведь в та­ком случае любой этап развития материальной культуры может считаться его предысторией.

К первому типу следует отнести, пожалуй, также и те объекты дизайна, которые существуют в тесном переплетении с архитектурой. Можно задать вопрос: когда Уильям Моррис проектировал свой знаменитый «Красный дом» и всю обстановку для него, вплоть до столового сервиза, то кем он был - архитектором или дизайнером? Граница размыта здесь так же, как и между дизайном и прикладным искусством.

Объекты дизайна второго типа возникли в результате изобретения новейших технических устройств, таких как автомобили, электрические бы­товые приборы и т. д. Невозможно представить себе эти предметы в качест­ве произведений прикладного искусства. Их исторические корни слиш­ком короткие, и только самые первые автомобили напоминали последние кареты и коляски XIX в.

Отличительная черта объектов этого типа - их совершенно новая фун­кция, основанная на работе механизмов, техники. Это в первую очередь предметы-механизмы, технические устройства, в отличие от просто вещей, которыми являются объекты первого типа. Чересчур короткие истори­ческие корни или даже их полное отсутствие не дают права допускать даже какой-либо намек на стилистические исторические формы, если речь идет о хорошем вкусе и хорошей дизайнерской работе.

Поэтому представляется целесообразным начать экскурс в историю дизайна с рассмотрения материальной культуры цивилизаций Древнего Египта и Античной Греции и проследить эволюцию предметного мира че­ловека вплоть до наших дней.

В первой главе рассматривается история развития техники, ремесла и декоративно-прикладного искусства доиндустриальных цивилизаций: Древнего Египта, Античной Греции и Рима, а также стран Западной Евро­пы и России от Средневековья до Нового времени. В этот период мы еще не можем говорить о существовании проектной деятельности как самосто­ятельного вида творчества, так как проектирование и производство на этом этапе развития слиты воедино. Однако очень важно подчеркнуть, что ре­месленники и художники Древнего Египта, Античной Греции и Рима, Сред­них веков и эпохи Возрождения обладали умением наиболее удачно, на­сколько это было возможно в существовавших технических и экономичес­ких условиях, приспособить объект к выполнению предназначенной ему функции, выбрав для этого соответствующий материал, форму и способ производства. А это и является отличительными признаками так называе­мого «дизайнерского мышления».

Во второй главе особое внимание уделяется процессам становле­ния и развития промышленного дизайна в странах Западной Европы, США, Японии и России на рубеже XIX-XX вв. Здесь представлен об­ширный исторический и теоретический материал, используется спе­циальная терминология, раскрываются закономерности развития про­ектной деятельности как самостоятельного вида художественного твор­чества.

Третья глава посвящена изучению современного этапа развития ди­зайна. Рассматривается роль дизайна в создании предметно-простран­ственной среды, окружающей современного человека, а также его место в производстве, искусстве и культуре XX в. Уделено также внимание зарубежному опыту подготовки дизайнеров, что, как нам кажется, будет особенно интересно студентам, обучающимся по специальности «Дизайн среды».

Материал излагается конспективно, с упоминанием большого количества имен и дат. В конце каждого раздела дан список литературы, которым сту­дент может воспользоваться при самостоятельном изучении материала.

Глава 1. Предметный мир доиндустриальных цивилизаций

Древний Египет

В середине V тысячелетия до н. э. в Египте произошел переход от при­сваивающего к производящему хозяйству. Немалую роль сыграло здесь усовершенствование каменных орудий труда. В долине Нила камень был самым доступным из материалов, и египтяне с большим совершенством научились его обрабатывать. С эпохи неолита они изготовляли из камня топоры, молоты, наконечники мотыг и кирок, ножи, зернотерки и прясли­ца для тканья. К концу V тысячелетия, в эпоху энеолита (медно-каменного века) появляются медные орудия труда, что позволило выработать новые способы обработки камня, кости и дерева. Особенно увеличилось количе­ство и качество земледельческих орудий. Широкое применение меди по­требовало постоянного присутствия египетских военных отрядов на Си­найском полуострове, где находились самые богатые медные рудники. На­чалом бронзового века в Египте считают Среднее царство, когда бронзо­вые орудия стали изготовляться на месте, хотя олово для сплава приходи­лось доставлять из Азии. Широко употребляться бронза стала лишь со вре­мени Нового царства.

Вместе с изменением в составе металла, из которого изготовлялись ору­дия труда, увеличивалось и разнообразие изделий. В Среднем царстве зна­чительно усложнилось устройство металлических инструментов, многое свидетельствует об использовании одной и той же основы для проведения различных работ в быту и производстве. Появляются съемно-накладные приставки, и теперь, сменяя насадки, можно было, к примеру, скрести, свер­лить и зачищать отверстия. Улучшались и конструктивные свойства пред­метов. Например, топор в период Среднего царства за счет появления осо­бого шипа на основании металлической части, позволившего плотнее за­хватить топорище, стал более надежным. Это дало возможность сделать более массивным острие, улучшить рычаговые качества инструмента и од­новременно за счет искривления рукоятки облегчить труд работника. Вме­сте с тем в период Среднего царства продолжают достаточно широко при­меняться каменные изделия.

Основным источником, знакомящим нас с ремеслами в Древнем Егип­те, кроме самих подлинных памятников, являются многочисленные дошед­шие до нас рельефные и живописные композиции, в основном на стенах гробниц. В этих композициях все предметы быта давались очень точно, поэтому изображения сосудов, мебели, тканей и других вещей являются ценнейшим материалом для изучения предметного мира Древнего Егип­та. Из этих источников, кроме того, мы черпаем и данные о технике раз­личных ремесел. Сцены, изображающие работу ремесленников, восходят уже ко времени Древнего царства. Таковы, например, рельефы, рассказывающие об обработке камня и ювелирных мастерах, найденные в гробнице из Саккара. В особенности, однако, часты композиции с подобными изображениями в настенных рельефах и росписях Нового царства времени Тутмоса III и Аменхотепа II. В них с большой подробностью и наглядностью показан весь процесс обработки разных материалов.

На рельефах и росписях Нового царства работы в мастерских изображаются таким образом, будто все ремесленники были перемешаны и втис­нуты в одно помещение: резчики по камню и дереву, точильщики камен­ных ваз, ювелиры и гранильщики, оружейники, столяры и мастера по изготовлению колесниц. Скорее всего, однако, это лишь прием композиции. Мы можем предположить, что на самом деле специализированные мастерские располагались рядом друг с другом на одной улице и разные специа­листы работали бок о бок и передавали друг другу изделие, пока оно не обретало окончательный вид. Именно благодаря такому способу производ­ства возникали колесницы, мебель и оружие, украшенные резьбой, золо­том и драгоценными камнями.

Египтяне освоили обработку практически всех природных материалов. Особого мастерства они добились в обработке камня: известняка, алебастра, гранита, базальта, песчаника, которыми изобилуют области, прилегающие к долине Нила. Строительство храмов и пирамид из камня началось с III династии, но отдельные части гробниц выкладывали из камня уже в Раннем царстве. В Египте процветало производство каменных сосудов. Каменные вазы находят в гробницах I династии. В ступенчатой пирамиде Джосера (III династия) каменные сосуды насчитывались десятками тысяч. О технике изготовления каменных сосудов позволяют судить изображения мастерских камнерезов на рельефах Древнего царства. Сначала обрабатывали наружную поверхность сосуда, для чего его равномерно вращали. Внутри сосуд выдалбливали и обрабатывали трубчатым сверлом. Работа сверлом считалась настолько важной, что знак сверла служил в египетском языке обозначением мастеров вообще. Полировали сосуд небольшими камнями. Из алебастра, сланца и мрамора вытачивали кувшины, вазы, сосуды, бокалы и чаши, порой украшенные фигурками людей или животных.

Одним из древнейших производств в Египте было гончарное. Горшечники месили смесь ногами, после чего кусок глины клали на гончарный круг ‑ простой деревянный диск, вращающийся на оси. Готовое изделие обжигали в печи. Из глины делали горшки, миски, чаши, кувшины, кубки, большие сосуды с заостренным дном для хранения вина и пива или такие же большие кувшины со скругленным дном.

С додинастического периода до нас дошли амулеты и бусы, сосуды и изразцы из фаянса. Глазурь для фаянса была большей частью синего или зеленого цвета. Фаянс был хрупким материалом, поэтому его редко формовали на гончарном круге, чаще предметы были вылеплены руками. В скальных подземных галереях пирамиды Джосера имеются так называемые голубые комнаты, стены которых отделаны фаянсовой глазурью, изразцами. На оборотной стороне изразцов проделывались отверстия, через которые проходила бечевка, с помощью которой изразцы прикрепляли к отверстиям в стене. Глазурь Нового царства делалась не только синего и зеленого цветов различных оттенков, но и красного, фиолетового, желтого и молочно-белого. Особенно богата по цвету глазурь Эль-Амарны (XVIII ди­настия) и дворца Рамзеса HI (XX династия).

Изобретение египтянами стекла связывают именно с изготовлением фаянса и глазури. Как самостоятельный материал стекло стали использо­вать со времени XVII династии. От времени Нового царства дошли стек­лянные сосуды и вазы, свидетельствующие о зарождении производства стеклянной мозаики. Состав стекла был близок современному, но египетское стекло большей частью совсем не пропускало света, иногда просвечивало, еще реже - было прозрачным. Стекло использовалось как декоративный материал. В гробнице Тутанхамона (XVIII династия) сохранились миниатюрные росписи на спинке трона, на серьгах, на саркофаге и золотом амулете, покрытые бесцветным прозрачным стеклом. Египтяне изобрели и цветное стекло. Цвет получался в результате примеси различных минералов: марганец окрашивал стекло в цвет аметиста, медь и кобальт - в синий, окись цинка - в белый, свинец и сурьма - в желтый. Стекольщики тщательно оберегали свои секреты, потому что только благодаря этим зна­ниям ценился их труд и славились изделия их мастерских.

Среди ремесел важное место занимали обработка кожи и изготовление из нее различных предметов обихода. Выделкой кож занимались уже в эпоху Древнего царства. Из кожи делали сандалии и сумки для папирусов, бурдюки для воды, позднее к ним добавились шлемы, снаряжение, сбруя, колчаны, обтянутые кожей щиты. Из кожи выполнялись и детали боевых колесниц. Египтяне овладели искусством тиснения кожи и начали укра­шать колчаны и щиты изящными и утонченными орнаментами. Египтяне пользовались жировой выделкой кож. Сначала шкуры растягивали, затем погружали в чан с растительным маслом. Через определенное время выни­мали, раскладывали, а когда кожи начинали подсыхать, их били и мяли, чтобы масло полностью пропитало их. После этого шкуры принимали качества выделанной кожи: становились мягкими, водонепроницаемыми и не подверженными гниению.

Дерево в Египте всегда было редкостью. Строевой лес доставляли из Сирии и Палестины, а черное (эбеновое) дерево привозили из Куша. На рельефах в гробницах Тии (Древнее царство) сохранилось изображение столярной мастерской, где столяры распиливают стволы медными пилами на доски. Такие пилы с наклонно расположенными зубьями и деревянными рукоятками были известны в Египте с III тысячелетия до н. э. Уже тогда египтяне могли изготовлять доски и тонкую фанеру. Вместо рубанка доски строгали медным теслом. На протяжении Среднего и Нового царств орудия и способы обработки дерева совершенствовались. Медные лезвия орудий постепенно заменялись бронзовыми, а позже - железными. Стволы по-прежнему обтесывали металлическим теслом, заменяющим рубанок, шлифовали плоским камнем мелкозернистого песчаника. Мелкие детали и ножки мебели вырезали долотом-стамеской. Круглые отверстия просверливались сверлом, которое вращали с помощью тетивы лука. Столярный верстак, по всей видимости, тогда еще не был известен.

Для сборки готового предмета использовали деревянные клинья, заклепки и клей. Мелкие неровности после сборки сглаживались тем же теслом и затем полировались. Столярное дело в Новом царстве стало самостоятельным ремеслом, которым занимались специалисты. Технология и технические познания были весьма развиты, однако несовершенство инструментов являлось большой преградой на пути дальнейшего развития мастерства. Именно поэтому назначение орнамента часто сводилось к тому, чтобы скрыть технические недостатки. Несмотря на дороговизну дерева, из него изготовляли множество предметов: саркофаги, мебель всех родов -кровати, подголовники, стулья, скамеечки, столы, а также колонны, двери, паланкины, жезлы, гребни и т. д.

Впервые в это время мебель начинают фанеровать. Тонкую фанеру умели изготовлять уже во времена Древнего царства, но скрепляли ее деревянными гвоздиками, а со времени Нового царства фанеру, сделанную из лучших сортов дерева, стали наклеивать на менее дорогую древесину. Обшитые фанерой стулья были найдены в гробнице царицы Тии. В Новом царстве широко применялось гнутье древесины. Чтобы добиться желаемого изгиба, ветви или ствол дерева вставляли в примитивные «тиски». Предварительно, сняв с него кору, дерево нагревали. Гнутое дерево ис­пользовали для изготовления луков, посохов и скипетров, рукояток для опахал, музыкальных инструментов и в производстве колесниц.

С эпохи Нового царства производство колесниц стало отдельной от­раслью. Колесницы в основном изготовляли из дерева, только на корпусе укрепляли металлические пластины. Колесница состояла из множества частей, которых насчитывают более пятидесяти. Самым трудным счита­лось изготовление идеально круглых колес. Обод делался из многочис­ленных частей, выпиленных из досок и скрепленных между собой. Кузов царских выездных и боевых колесниц спереди и в нижней части был об­тянут кожей или холстом, украшен позолотой, росписью по наложенной штукатурке, усыпан драгоценными и полудрагоценными камнями (по­крытие не сохранилось на найденных колесницах, но изображено на стен­ных росписях).

megalektsii.ru