История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Ордалия Мардука. Ордалий в древнем вавилоне


Купание ведьм: absentis

absentis: Любимый христианский прикол по выявлению ведьмы: утонешь - значит была не виновата, выплывешь - сожгут.ycnokoutellb: испытание водой ведет свое начало из глубокой древности, почему бы не сказать любимый вавилонский прикол? (from comments)

То, что христиане не знают своих же собственных примочек - к этому мы уже привыкли. Но что касается «купания ведьм» - то не совсем понятно это и некоторым атеистам (что, заметим, не особо странно, ибо маразм в нормальной голове, действительно, укладывается плохо). Вот, например, с форума того же Успокоителя:«У них ещё одна милость была. Женщину топили и смотрели. Если всплывала значит не ведьма и хоронили на церковном кладбище, а если не всплывала - ведьма, и закапывали как собаку».Тоже почти «с точностью до наоборот». Как же на самом деле дела обстоят? И как это происходило в Вавилоне?

Как было. Водная ордалия (Божий суд).

Насчет законов Хаммурапи, царя Вавилона, нам известно все хорошо. Это не таблички ронго-ронго с острова Пасхи, которые католический миссионер Эжен Эйро, насаждавший христианство на островах Тихого океана, успел практически все сжечь, чтобы уничтожить следы языческой культуры. И не таинственный манускрипт Войнича. Базальтовый столб с законами Хаммурапи, созданный приблизительно в 1780 г. до н. э., найден французскими археологами в ходе раскопок в Сузах в 1902 году и хранится в парижском Лувре. Сами законы давно расшифрованы, дополнены с помощью клинописных глиняных табличек, опубликованы, переведены на русский и доступны в интернете. (например, здесь)

Есть в законах и испытание водой. Все зависело от воли бога Реки - для проверки подозреваемого погружали в реку. Если он тонул, то считалось, что Река, т. е. бог Реки, покарала виновного, если же нет - то он считался оправданным. Что касается именно ведьм, то второй параграф дает нам исчерпывающее описание:

(§ 2) «Если человек бросил на человека обвинение в колдовстве и не доказал этого, то тот, на которого было брошено обвинение в колдовстве, должен пойти к Божеству Реки и в Реку погрузиться; если Река схватит его, его обвинитель сможет забрать его дом. Если же Река очистит этого человека и он останется невредим, тогда тот, кто бросил на него обвинение в колдовстве, должен быть убит, а тот, кто погружался в Реку, может забрать дом его обвинителя».

Законы Хаммурапи жесткие, по известному принципу «око за око, зуб за зуб», но при этом, на мой взгляд, достаточно разумны для того времени: суеверные люди, действительно верящие в «справедливого бога Реки», побоятся наводить напраслину - ведь «бог все видит», и за навет придется поплатиться своей жизнью. К тому же шансов выплыть у здорового человека, понятно, куда больше, чем утонуть. Так же и три тысячи лет спустя, в средневековье, «ведьмы» - даже связанные - всплывали чаще, чем тонули. Но в средние века их за это начали, наоборот, сжигать...

Как стало. Ордалия по христиански.

Христиане, как обычно, со временем все перевернули с ног на голову. В средневековых европейских трактатах можно прочитать не только то, что мыши самозарождаются в грязном белье, сложенном в корзину, а улитки – в палых листьях, собранных в кучу, но и то, что женщина по природе своей не способна плавать. И ту, которой удается удержаться на воде, можно смело считать ведьмой. Это воспринималось абсолютно достоверным знанием, даже достоверней, чем мудрые перлы бестиариев, вроде: «Казарка — дикий гусь, растущий на деревьях... Барсук — грязное животное, обитающее в горных норах. Один барсук копает, глотая землю, а двое других держат зубами палку. Когда землекоп наполняется «доверху», он цепляется за эту палку, и остальные барсуки вытаскивают его из норы для опорожнения». Ну или там.. «Бобер — существо, половые органы которого используются в медицине. Если бобер не может убежать от охотника, он откусывает себе яички и бросает их преследователям». (бестиарии)

Христине стали считать, что если испытуемая не тонет, то это Святая Вода не хочет ее принимать - значит она ведьма (и отказалась от своего крещения), ее надо выловить и сжечь. Если же утонет - значит была не ведьма. Тогда ее можно даже выудить, если удастся, и похоронить на церковном кладбище. Для христиан в этом не виделось ничего страшного - в этом мiре все равно жизни нет, будет ей царствие небесное.

Посему добросердечные христиане искренне помогали обвиняемой оправдаться - перед погружением в воду палач крепко связывал руки и ноги обнаженной женщины, обвязывал ее тело веревкой и сталкивал в воду, чтобы было больше шансов утонуть - т.е. оказаться «не ведьмой». Также можно было «помочь» обвиняемой избежать костра, притопив ее веслом или багром (см. иллюстрации здесь) или привязав к несчастной груз. Таким образом в христианском варианте шансы «ведьмы» выйти живой из испытания приблизились к абсолютному нулю.

Впрочем, даже отрицательный результат проверки, если утонувших женщин чудом вдруг удавалось вытащить из воды и откачать, решающего значения обычно не имел. Например, еще в 1090 г. в Фрейзинге три женщины, заподозренные в колдовстве, были подвергнуты толпой испытанию водой. Испытание не дало положительных результатов, тогда женщин подвергли испытанию плетьми, и, в конце концов, их все равно сожгли живьем на берегу реки Изара.

Со временем испытание водой стало основным и повсеместно распространенным методом дознания. Современные прохристианские филосОфы, вроде Антона Яковлевича Кожурина (кандидат философских наук, доцент кафедры философии, Российский Государственный Педагогический Университет им. А.И.Герцена) умудряются и в этом найти положительные моменты, ибо это был, по их мнению, почти что ...«научный эксперимент»: «Своеобразным прототипом научного эксперимента можно считать так называемое «испытание водой». Острословы нарекли его «купанием ведьм». Руки и ноги обнаженной женщины связывались, иногда их соединяли друг с другом, тело обвязывалось веревкой, а сама она сталкивалась в воду. Некоторые испытуемые тонули, но большинство всплывало на поверхность, что служило «объективным» доказательством их вины. Еще бы, вода — стихия чистоты (недаром крещение — водная «процедура») — не принимала их, отягощенных связью с бесами» (Философия образования и творчества. СПб., Из-во РХГИ, 2002, здесь). Вывод философа после описаний колдовских процессов («..женщине, помещенной между двумя ее сыновьями, вырвали обе груди, каковыми палач трижды ударил ее по лицу..») тоже характерен: «современная наука генетически связанна с инквизиционным дознанием».

Хотя в целом у славянских народов отношение к ведьмам было терпимым, а демонологических трактатов в России не было, следствием чего явилось несравненно меньшее число сожженных ведьм по сравнению с Европой, но эта милая практика «купания» иногда применялась и на Руси. Епископ Владимира Серапион пишет в XIII веке:

«Божьи законы повелевают через многих свидетелей [преступления] осудить на смерть человека. Вы же воду послухом поставили и говорите: если тонуть начнет — неповинна, если же поплывет — колдунья[38]. Не может ли дьявол, видя ваше маловерье, [ее] поддерживать, чтобы не погрузилась [в воду], чтобы ввергнуть [вас] в душегубство?» (Серапион Владимирский. Слова и поучения)

«В украинских судебных актах XVIII в. также встречаются непосредственные указания на испытание ведьм водой, так называемый «Суд Божий». Так, в 1709 году крестьяне и шляхтичи испытывали водой шляхтянку Яворскую: её раздели догола, связали накрест, как это обычно в таких случаях делалось — большой палец правой руки привязывали к большому пальцу левой ноги, а палец левой руки привязывали к пальцу правой руки, — между связанными руками и ногами продели шнур и спустили горемычную в воду. И если она тонула, её признали невинной». (В. Антонович «Чары на Украине» 1905, 52)

Когда же в христианской демонологии произошла подмена направленности водной ордалии? Когда ведьмами стали считаться те, кто не тонет? Связано ли это как-нибудь с панической средневековой боязнью воды?Примечания к проповедям Серапиона Владимирского (Слова и поучения) говорят нам следующее:[38] Способ испытания на невиновность водой рекомендовался в варварских правдах. Несмотря на запреты этот следственный прием широко практиковался в средневековой Европе, где его чаще всего применяли в процессах над ведьмами. В XIV–XV вв. виновным признавался тонущий, а в XVI–XVII вв. — прямо наоборот. Интересно, что в древнем Новгороде запрещалось оказывать помощь, тем, кого сбрасывали с большого Волховского моста. Такой порядок вполне соответствует ритуальному испытанию водой.

Но это примечание более чем странно, ибо сам епископ Владимирский Серапион умер в 1275 (!) году. А он писал, как процитировано выше, что невиновной считалась как раз тонущая. Или этим здесь православные хотят сказать, что католики унаследовали свой шизофреничный обычай из России? Но дело даже не в этом, а в том, что в варварских правдах о «купании ведьм» как раз-таки ничего нет. Испытание водой, которое там описывается - это испытание горячей водой, в которую опускали руку (чтобы достать кольцо, например). И даже эту ордалию применить было не просто, самодеятельность не допускалась. Например, в Салической правде (lex Salica) мы можем прочитать:«Если кто вызовет другого на испытание горячей водой помимо повеления короля, повинен уплатить 600 ден., что составляет 15 сол» (Капитулярий VI, § 1). А обвинять ведьму без веских доказательств по-прежнему себе дороже, хотя смертью уже не наказывается: «Если кто обзовет свободную женщину колдуньей, и не будет в состоянии доказать, присуждается к уплате 2500 ден., что составляет трижды 89 сол» (LXIV. О прислужнике при колдовстве § 2).Отметим для сравнения такой пункт: «Если кто вырвет другому глаз, присуждается к уплате 62сол». (XXIX. О нанесении увечий Приб. 4-е). Как видно, дешевле обойдется вырвать кому-нибудь глаз, чем ложно обвинить в колдовстве. Ох, не зря сетовал Кураев: «Вот франкская «Салическая правда» VI века. Hазвать ее памятником христианского права и христианской культуры затруднительно. Это самое что ни на есть «традиционное право» (Доброе слово об инквизиции. А. Кураев).

Правильно об этом Роббинс писал: «Салическая правда, в противоположность инквизиционному праву, устанавливала, что тот, кто назовет другого strix, lamia и.ли stioportius (колдун мужского рода) и не сможет доказать этого, должен оплатить причиненный ущерб. Если бы Салическая правда осталась в силе, ни один из тысяч обвиненных в посещении шабаша не был бы сожжен». (Рассел Хоуп Роббинс Энциклопедия колдовства и демонологии).

Кстати, раз уж я упомянул интернет-диакона, то вот что он дальше пишет в своей статье в защиту инквизиции: «Германское право привнесло в европейскую судебную уже знакомую нам по вавилонским источникам практику «испытания водою» (мы видели, что речь идет о совсем другом испытании водой - будет на руке большой ожог или нет). Но Кураев, не смущаясь, приводит следующий комментарий:«О том, что германцы прибегают для установления истины к «испытанию водою» римляне, впрочем, знали и раньше. Императору Юлиану (в середине IV века) по крайней мере это было известно: «Рейн отнюдь не поступает с кельтами несправедливо, увлекая в свои стремнины незаконных детей и мстя таким образом за оскорбление супружеского ложа; а тех, кого он признает рожденными от чистого семени, он выносит на поверхность своих вод и возвращает в объятия трепещущей матери, давая этим спасением ребенка непреложное свидетельство чистоты и непорочности ее брачного союза» (Письмо 15, философу Максиму // Памятники позднего античного ораторского и эпистолярного искусства. II-V века. М., 1964, с. 159.)

Если это верно (а из цитаты вовсе не очевидно, кто кого испытывал - может эти дети случайно в воду попадали; но предположим, что хоть здесь Кураев не наврал), то мы видим, что речь идет об ордалии именно в «классическом» варианте: выплывший - невиновен. Христианского маразма «все наоборот» здесь еще, понятно, нет.

Смотрим, например, Вестготскую правда (Liber Iudiciorum). Глава XXXII «Как судья должен расследовать дело испытанием горячей водой». Отмечено, что «судья не должен колебаться в решении применить пытку», но опять о «купании» не слова. При этом редактор отмечает, что эта глава не появляется в кастильском переводе, и вообще «это - единственный случай в Вестготском Кодексе, где любое испытание разрешается как средство получения свидетельства преступления» (прим.7). А, например, «пытка огнем даже не упомянута» (The Visigothic Code: Forum judicum). Дикие варвары, да. Но вскоре свет костров Инквизиции развеет эту тьму языческого невежества...

***

Хотя пока так и неясно, в каком именно веке удалось возродить полузабытое «испытание в реке» и как его удалось максимально извратить до христианского летального варианта, но кончились эти испытания вполне по правилу «не рой яму другому» - в XVII веке английский профессиональный «охотник за ведьмами» Мэттью Хопкинс попал в расставленные им самим силки (вот, кстати, трактат «Обнаружение ведьм» от самого Хопкинса, 1647 год; в части испытания водой он ссылается на «Демонологию» короля Якова). Пытки в Англии были запрещены, и Хопкинсу приходилось идти на всякие ухищрения, чтобы выбить из жертв признания. Он лишал подозреваемых сна, топил их в воде, тыкал ножами и иглами в поисках «дьявольских отметин» и стал причиной гибели сотен людей. Говорят, что разъяренные крестьяне поймали Хопкинса и подвергли его самого «испытанию водой». Хопкинс не утонул, поэтому его повесили по обвинению в колдовстве.

UPD/ Вот еще нашлась хорошая статья Момотова В. В. Божий суд. Средневековья глазами современникаUPD2/ Сорри, беру назад свои слова "хорошая статья";-)(http://absentis.livejournal.com/39440.html?thread=979216#t979216)

UPD3/ В VI веке Григорий (Флоренций) Турский (Gregorius Turonensis, 538–594), франкский священник и историк, епископ Тура, описывая ужасы гонений Диоклетиана на христиан в «Истории франков» (Historia Francorum, том 1, 35), рассказывает об епископе Квирине (Quirinus), подвергнутом язычниками испытанию водой. Согласно повествованию Григория Турского «пострадавший во имя Христово» мученик, «когда упал в воды, долго поддерживался на поверхности божественным чудом, и воды не засасывали его вниз, так как вес преступления не давил на него».Таким образом, как мы видим, в VI веке водная ордалия воспринимается еще в «классическом» варианте даже христианами. Очень характерно мнение Григория, почитаемого народом чудотворцем и святым, - утонуть при испытании водой можно лишь под тяжестью грехов, а невиновного поддерживает на поверхности сам Господь. Перетрактовать все наоборот ему и в голову не приходит, он живет еще в de-facto языческом мире.

Об испытании холодной водой в IX веке католическая энциклопедия 1913 года сообщает нам следующее: «Холодная вода использовалась и продолжала использоваться среди германских народов, несмотря на запрещение Людовика Благочестивого в 829 году. Обвиняемый, со связанными руками и ногами, бросался в воду; если он тонул, его считали виновным; если, однако, он плавал на воде, его невиновность была, как полагали, установлена». (Catholic Encyclopedia (1913) / Ordeals)

Как видим, еще в девятом веке способ испытания оставался старым. Далее энциклопедия утверждает, что соборы XIII и XIV веков выступали против ордалий (и лукавит, конечно, ибо на Латеранском соборе были запрещены не сами ордалии, а лишь участие клира в ордалиях, но даже этот запрет на благословление ордалий касался только горячей воды), хотя ранее «Молитвой и религиозными церемониями, слушанием святой мессы и приемом святого причастия перед испытанием, миссионеры стремились придать ордалиям отчетливо религиозный характер».А затем «Древний тест холодной воды был реанимирован в шестнадцатых и семнадцатых столетиях для выявления так называемых ведьм и применялся на процессах по колдовству». О том, что Господь, по непонятным причинам, вместо того, чтобы поддерживать невинную, стал вдруг тащить ее на дно, католическая энциклопедия сообщить «забыла».

А случилось перемена, оказывается, в том же IX веке. В 860 году, Хинкмар (Hincmar), архиепископ Реймса, описывает водную ордалию уже в «новом варианте», без всяких там языческих пережитков - теперь «вода должна принять невинного»:«И кто бы в этом испытании холодной водой, вознеся мольбы Господу, который есть сама Правда, не стремится прикрыть правду ложью, не сможет погрузиться в воды, над которыми прогремел глас Божий; ибо чистая природа воды распознает нечистого и посему отринет неподобное ей, поскольку такая природа человеческая была когда-то восстановлена водами крещения, но снова заражена неправдой». (A. C. Howland, trans., Translations and Reprints from the Original Sources of European History, Series I, Vol. 4)

absentis.livejournal.com

Ордалия Мардука. Ритуал в древней Месопотамии

Тот, кто в доме своем кричит — это Бел. В узилище заключен он.

Тот, кто седьмого Нисана […] — это посланник Шамаша и Адада. Из узилища он его выведет.

Без посланника его богов из узилища кто его выведет?

Посланник, что придет и его выведет, оседлал […], к месту ордалии идет он.

Дом–акиту, куда идет он,— на краю места ордалий расположен; они его там допрашивают,

Набу пришел из Борсиппы, чтобы приветствовать своего отца, ими схваченного.

Белет–или, надзирающая за улицами, Мардука ищет: «Где его взяли?»,

Царпаниту, чьи руки простерты, Сипа и Шамаша молит: «Да будет жив Бел!»,

Белет–или, что всё обходит, на заупокойный дворик пошла, ищет его.

Борцы, что в дверях Эсагилы стоят, — это стража его, назначены они его сторожить,

[…] то, что сделали они у зиккурата: когда боги окружили его, он ускользнул и взбежал вверх, (думая): «Я буду спасен!» Они вывели его оттуда.

[…], что под ним, и красная шерсть, в которую он облачен,— это удары, которые ему нанесли. Они красны его кровью.

Ташмету, что с ним сидит, пришла, чтобы приветствовать его.

[…], что не пошел с ним, (говорит): «Я невиновен! Я не знаю, что делать!», чтобы Ашшур был к нему справедлив; через суд он проходит.

[…], что не пошел с ним, сын Ашшура. Он — страж, приставленный к нему, городскую цитадель он охраняет.

Голова, что с перекладины Госпожи Вавилона свешивается, — это голова преступника, который помогал ему, советовал ему. Его голову на шею Госпожи Вавилона они повесили.

[Набу (?)], что возвращается и в Борсиппу идет и тычинки финиковой пальмы там разбрызгивает,— (это потому, что) Бел на место ордалии отправился, город против него поднялся, и там они борются.

Свиные тростники, которые они бросали на пути Набу, когда из Борсиппы он идет, и на которые Набу наступал и смотрел, — это преступник, что с Белом был; он узнал его как соучастника Бела.

Жрецы–машмашшу, что перед ним заклинание читают,— это его люди, перед ним они идут, стеная.

Жрец–лумахху, что перед Госпожой Вавилона идет,— вестник новостей. Он идет на ее плач: «Они ведут его к месту ордалий!» Она отсылает его, говоря: «О брат мой, о брат мой!»

Его одеяние, которое Госпоже Вавилона они послали, — его платья, их они сняли.

Его серебро, его золото, камни, что из Эсагилы в другие храмы они вынесли, — его имущество,

Одежда, которой он был покрыт, в кладовой хранится.

Молоко, что они надоили перед Иштар Нин–вийской,— потому (надоено), что она его воспитала и явила ему милосердие.

Энума элиш, что они прочли и спели перед Белом в Нисан, — (говорит) о его заточении.

Мольбы он произносит, молитвы возглашает,

Перед Уту говорит: «Я делал только то, что хорошо для Ашшура! В чем моя вина?»

Бел глядит в небо, к Сину и Шамашу взывает: «Дайте мне жить!»

Бел глядит в землю, поскольку на него […] накинут — (это потому, что) с ордалии идет он.

[…], что не вышел с Белом в дом–акиту, узника держит и с ним сидит.

Госпожа Вавилона, что не пошла в дом–акиту — хозяйка дома. (Он сказал ей): «Ты дом знаешь! Дом стереги! Ты за дом отвечаешь!»

Госпожа Вавилона, что имеет черную шерсть сзади, а красную шерсть впереди,

Красная шерсть впереди — это кровь сердца.

Госпожа Вавилона, перед которой восьмого нисана свинью колют, — хозяйка дома. Они ее спрашивают: «Кто преступник?»

culture.wikireading.ru

Государство Древнего Вавилона

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 11Следующая ⇒

Вавилон по общественно-государственному устройству являлся рабовладельческим деспотическим государством.

Как в любом рабовладельческом государстве все население делилось на свободных и рабов. Свободное население Вавилона состояло из полноправных и неполноправных. Полноправные (свободные) граждане (авилум-человек, муж) составляли основную массу населения. В большинстве своем они владели землей, несли имущественные и личные повинности в пользу государства. Полноправным гражданам противопоставлялись «мушкенум» (покорные, падающие ниц).

На неравноправное положение мушкенум указывают статьи, определяющие наказание за преступление против него. Членовредительство, нанесенное авилуму, каралось соответствующим членовредительством виновного, но если членовредительство было совершено по отношению к «мушкенум», то виновный платил лишь штраф. За украденную у «мушкенума» вещь вор платил 10-кратный штраф, а за украденную вещь, находившуюся в собственности царя или храма, 30-кратный штраф.

Низший общественный слой составляли рабы. Кроме военнопленных и покупных рабов, значительная часть этого класса состояла из порабощенных и ставших бесправными свободных (например, преступники и несостоятельные должники). Рабы рассматривались законом как вещь, находящаяся в полной собственности хозяина. Рабов продавали, закладывали. Повреждение здоровья или лишение жизни рабов считалось не более как повреждение или уничтожение имущества их господина, которому виновный обязан был возместить ущерб.

Рабы были царские, храмовые, частновладельческие. Они не могли быть собственниками. Имущество, которое могли иметь рабы, приобреталось с разрешения господина, считалось частью собственности господина и переходило к нему после смерти раба. Лишь некоторые категории рабов пользовались защитой закона. Это были рабыни, имевшие детей от своих владельцев. При этом такие дети считались свободными.

Население различалось и по профессиональному признаку. Первое место занимают придворные служащие, из которых выделялись царский телохранитель и высшее жречество, стоявшие в непосредственной близости к царю. Были различного рода военнослужащие. В соответствии с важным государственным значением религии и храмов почетное положение среди других профессий занимают храмовые служащие.

Довольно высокое положение в обществе занимало чиновничество, к нему предъявлялись большие требования, но власть наделяла их землей, которая могла переходить по наследству или обращаться в пенсию.

Низшие ступени профессионально-служебной лестницы занимают купцы и предприниматели, ремесленники, поденщики.

 
 

 

 

Государственный строй Древневавилонского царства напоминает государственный строй Древнего Египта. В руках царя сосредоточена судебная, исполнительная, законодательная и верховная религиозная власть.

       
 
 
   

 

 

Право Древнего Вавилона

Правление царя Хаммурапи ознаменовано созданием сборников законов. Первая кодификация не сохранилась. Известные законы Хаммурапи относятся к концу его царствования.

Эти законы были вырезаны на большом черном базальтовом столбе. На нем изображен царь, стоящий в молитвенной позе перед богом вавилонян – Мардуком, который вручает ему Законы и законодательные положения. Под изображением царя располагается текст законов.

Текст распадается на три части. Первая часть – введение. После него следуют статьи законов и, наконец, заключение. Всего сборник законов насчитывает 282 статьи. Источниками кодекса явились шумерийские судебники, старое обычное право, новое законодательство.

Для законов характерна примитивная правовая техника, формализм, символический характер норм. В них нет четкого понятия преступления, обоснованной системы изложения правовых норм. Тексты составлены в основном в казуистической форме, без системности в изложении. Законы содержат пережитки родового строя. Это проявляется в сохранении принципа талиона, применении ордалий.

Законник Хаммурапи пытался закрепить рабовладельческий строй государства. Это, по существу, первый известный сборник законов, освещавший рабовладельческий строй.

 
 

 

В существовали различные виды земельной собственности: были земли царские, храмовые, общинные, частные. Царским и храмовым хозяйством управлял царь.

Время Хаммурапи отмечено интенсивным развитием частной собственности на землю. Земля рассматривалась в категориях владения, пользования. Частное землевладение было различным по своему объему, крупные землевладельцы использовали труд рабов и наемных рабочих, мелкие – сами обрабатывали свою землю. Земли свободно могли продаваться, сдаваться в аренду, передаваться по наследству. При этом не требовалось ни согласия правителя, ни согласия самой общины.

В кодексе Хаммурапи имеется ряд статей, регулирующих аренду пахотной земли. Плата за нее равнялась обычно одной трети урожая, а иногда и половины его. Арендатор земли должен был не только уплатить арендную плату, но и вернуть землю обработанной. Он платил полностью оговоренную сумму за аренду чаще вперед. Если арендатор не обрабатывал взятую землю, то он должен был уплатить хозяину поля, исходя из урожая, выращенного соседями.

Законы Хаммурапи упоминают о различных видах найма. При этом проводятся четкие различия между наймом лиц «благородных» профессий: врачей, строителей корабельщиков и наймом рабочих и рабов. Законы устанавливают не только плату за наем вещей, но и ответственность в случае порчи или гибели нанятого имущества.

Получил распространение договор личного найма. Нанимали работников для обработки земли, врачей, ветеринаров, строителей. Законы определяли порядок оплаты труда этих лиц, а также ответственность за результаты труда.

Законы Хаммурапи регулировали договор займа. Здесь заметно стремление оградить должника от всевластия кредитора и предотвратить долговое рабство. Об этом свидетельствуют ограничение процентов, взимаемых ростовщиком с займа, ответственность кредитора в случае смерти должника в результате дурного обращения с ним.

Получили развитие договоры купли-продажи, хранения, товарищества, мены, поручения. Продажа наиболее ценных предметов (земли, построек, рабов, скота) осуществлялась в письменной форме (на глиняных табличках) при свидетелях. Продавцом мог быть только собственник вещи. Продажа имущества, изъятого из оборота, считалась недействительной. Законам Хаммурапи были известны обязательства из причинения вреда.

Значительное внимание законы Хаммурапи уделяли семейно-брачным отношениям. Брак считался разновидностью договора, заключенного между будущим мужем и отцом невесты. Семейные отношения базировались на главенстве мужа. Жена за безнравственное поведение подвергалась суровому наказанию. Если она была бесплодна, муж мог иметь другую жену. Однако законы предусматривали некоторые гарантии женщине. Она могла иметь свое имущество, сохраняла право на приданое, имела право на развод, могла наследовать после смерти мужа вместе с детьми.

Довольно сильная власть отца над детьми проявлялась в возможности продавать детей, отдавать в качестве заложников за долги, за злословие на родителей отрезать язык. Тем не менее, закон ограничивает эту власть. Так, отец не имел права лишить наследства сына, даже в случае нанесения ему сыном тяжкой обиды. Законы Хаммурапи признают усыновление детей.

Получил обоснование институт наследования. Преимущественный способ наследования - наследование по закону. В качестве наследников выступали дети, усыновленные дети, внуки, дети от рабыни-наложницы, если отец признавал их своими.

Как и другие древние нормы права, законы Хаммурапи не дают общего понятия преступления (форм вины, отягчающие и смягчающие обстоятельства) и перечня всех тех деяний, которые признавались преступными. Из содержания законов можно выделить три вида преступлений: против личности, имущественные и против семьи.

Среди преступлений против личности законы называют неосторожное убийство; к таким преступлениям относятся, например, действия строителя, построившего дом, который обвалился, что стало причиной смерти хозяина. Довольно подробно в законах говорится о членовредительствах. Во всех случаях при определении наказания действует принцип талиона: виновного постигает та же участь, что и потерпевшего.

К имущественным преступлениям, указанным в законах, следует отнести кражу скота, рабов. Укрывательство рабов, снятие клейма с рабов квалифицируются как преступные действия. Все имущественные преступления наказывались очень сурово. Это была либо смертная казнь, либо членовредительство, либо огромный штраф, многократно превышающий стоимость украденного и заплатить который мог далеко не каждый. В случае неуплаты такого штрафа виновный приговаривался к смертной казни.

Виды наказаний, предусмотренные законами Хаммурапи, определялись его целью. Такой целью является возмездие. Основными видами наказаний были смертная казнь в самых различных вариантах (сожжение, утопление, посажение на кол), членовредительские наказания (отрубание руки, отрезание пальцев, языка и т.п.), штрафы, изгнание.

 

Процесс был одинаков как по уголовным, так и по гражданским делам. Дело начиналось с заявления потерпевшей стороны. В качестве средств доказывания служили свидетельские показания, клятвы, ордалии. Нормы процессуального права требовали от судей лично «исследовать дело». Судья не мог изменить свое решение.

 

ГЛАВА III. ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ

 

1. Государство.Археологические раскопки показывают, что еще в 3-м тыс. до н.э. на территории сегодняшней Индии существовали крупные города – центры ремесленного производства, развитое земледелие, торговля, имущественное расслоение. Наука, к сожалению, располагает весьма скудными историческими сведениями по этому периоду Древней Индии.

Полнее представлены исторические свидетельства по так называемому ведическому периоду ( вторая половина 2-го тыс. до н.э. – середина 1-го тыс. до н.э.), когда возникает разделение общества на различные социальные группы, чему способствует продолжавшееся ряд столетий проникновение в Индию с северо-востока различных индоарийских племен. Период складывания самого крупного на Древнем Востоке государства – империи Маурьев (1-ое тыс. до н.э. – до 1 в. н.э.) получил название магадхско-маурийского периода.

Государственно-правовые институты Древней Индии существенно отличались от рабовладельческих деспотий других стран Древнего Востока.

Во-первых, особенностью экономической (общинная система, отсутствие государственной собственности на землю) и общественной жизни (кроме кланов, сословий имелись варны: брахманы, кшатрии, вайшьи, шудры). Своеобразие этических воззрений затрудняли возможность для рабовладения стать ведущим укладом жизни Древней Индии.

Во-вторых, с глубокой древности Индия – страна многоязычная, многоэтническая. На территории государства находились народы, стоявшие на разных ступенях общественного развития.

 

 

 

В-третьих. Огромное влияние на общественное правовое сознание оказывали индуистская и буддийская религии. Они призывали следовать примеру героев, мучеников, распространяли высокие нравственные идеалы. Жизнь понималась как цепь перерождений (сансара). Новое перерождение определяется накопленной в жизни кармой – суммой добрых и злых дел человека. Концепция сансары на века обезопасили Индию от всех социальных потрясений: рождение среди обездоленных, нужда, нищета и тяжкий труд осознавались как следствие предыдущей греховной жизни и дурной кармы, как вина самого человека, а не государственных устоев.

В-четвертых. История Древней Индии почти не содержит данных о варварском уничтожении городов, массовых убийствах, истязании мирного населения. Гуманность – характерная черта древнеиндийской цивилизации.

Самобытные нормы социальной жизни, устои религии, индусской общины, кастовая система обладали поистине несокрушимой силой, которую не могли одолеть многочисленные захватчики. Потомки завоевателей по общему правилу, ассимилировались с местным населением.

Процесс формирования государства занял несколько столетий. Центральный административный аппарат в Индии был относительно слаб по сравнению с другими государствами Древнего Востока, что было тесно связано с сохранением важной роли в государстве органов общинного самоуправления.

Основой государственной власти считался царь. Строго соблюдая принцип наследования. Еще при жизни царь назначал одного из своих сыновей наследником престола. По мере того, как его положение на троне усиливалось, он стал обладать неограниченной властью, был военным начальником, верховным судьей. Экономической основой его власти являлись захваченные, присоединенные земли. В период империи Маурьев оформилась концепция единого правителя. Маурийский царь стоял во главе государственного аппарата и обладал законодательной властью. Царь сам назначал крупных государственных чиновников, верховных судей.

Вместе с тем власть древнеиндийских царей не была деспотической в прямом смысле этого слова. Она сдерживалась не только самоизоляцией общин, наиболее крупные из которых небезуспешно противостояли центру, но и установившимися традиционными религиозно-этическими нормами.

Политико-религиозная индусская концепция «богоугодного царя» предписывала ему выполнение особой дхармы (обязанности). Вступая на трон, царь давал клятву служить народу: «пусть я буду лишен неба, жизни и потомков, если буду вас притеснять». Он считался опекуном всех малолетних, больных, вдов, должен был возглавлять борьбу со стихийными бедствиями, голодом. Но древнеиндийские монархии нельзя рассматривать как теократические. Некоторые из монархов называли себя не богами, а «милыми богам».

Важную роль в управлении играли помощники царя: придворный жрец, военный начальник, казначей, сборщик налогов. Имелась шпионская служба. Войско состояло из царской дружины, отрядов конницы в которой служили кшатрии. В него входили подразделения боевых слонов.

При царе имелись два совещательных органа: паришад и раджасабха. В первый входили царские сановники, вельможи, чиновники высших рангов. В состав раджасабха входили не только государственные чиновники, но и представители провинций, городов, старосты селений. Кроме паришада и раджасабхи существовал узкий тайный совет, состоящий из нескольких особо доверенных лиц.

Во главе селений и городов стоял вождь, раджа. Сельские дела решал выборный панчаят и его комитеты. Он распределял землю между крестьянами, собирал налоги, разбирал судебные тяжбы жителей. Панчаят являлся подотчетным органом. Комитеты избирались на один год. Любого члена комитета за недостойное поведение можно было отозвать. Относительный демократизм формирования местных органов вряд ли стоит переоценивать – реальная власть находилась в руках знати.

 
 

 

 

Самая низшая инстанция – староста деревни, затем шел управитель десяти деревень, затем двадцати, ста и тысячи. Их обязанность – сообщать властям «о преступлениях» и взимать натуральные подати царю. За свою службу они получали земельные наделы, величина которых зависела от должности.

 
 

 

Царская администрация осуществляла контроль за местными органами управления. Деятельность старост находилась под присмотром царского чиновника, который был обязан лично их инспектировать.

Источники свидетельствуют о существовании раннеклассовых республик (т.н. «ганы»). Они обычно утверждались там, где прочно сохранились родовые традиции, находились в труднодоступной местности.

Территория государства Маурьев делилась на провинции. Во главе них находились царевичи. Наряду с делением на провинции существовало деление на области, округа. Низшей единицей провинциального управления являлась деревня.

 
 

 

2. Право.Особенностью права Древней Индии состояли в том, что правовые установления основных источников права соседствовали и тесно переплетались с религиозными правилами. Нередко религиозные нормы обосновывали существование норм права.В качестве примера можно привести такие источники, как Веды, Архашастры, Дхармашастры.

 
 

 

Законы Ману – сборник религиозно - правовых предписаний, состоящих из 12 глав (2685 статей). Наряду с нормами общественного поведения в законах содержались ритуальные предписания, рассматривались вопросы мировоззрения, медицины и т.д.

Глава 1 Учение о происхождении общества, обоснование господствующего положения брахманов и др.
Глава 2 Главным образом, правила жизни человека в период ученичества
Глава 3-5 Правила повседневной жизни в свете религиозно-нравственных и д.р. предписаний. Рекомендации для вступающих в брак, форма бракосочетания
Глава 6 Религиозно-нравственные правила жизни отшельников
Глава 7 О божественном происхождении царской власти и правилах должного управления государством
Глава 8 О судопроизводстве, обязательствах, имущественных отношениях и уголовном праве
Глава 9 Положения о брачно - семейных отношениях, наследовании имущества и борьбе с воровством
Глава 10 О потомстве от браков между представителями разных варн. Условия приобретения собственности
Глава 11-12 О покаянии во искушение совершенных грехов. Описание посмертных воздаяний за дурные дела в земной жизни

 

По легенде, бог Брахма послал Ману на землю, дабы навести там порядок и законность. Однако нет сомнения в том, что в систематизации данных законов основную роль выполняли лица, знающие религиозные догматы и юриспруденцию.

По форме законы Ману являются сборником священных текстов, норм обычного права, в нем же помещен перечень прав, обязанностей царя, его советников, судей и чиновников различного ранга. Законодатель внес в этот свод правила поведения человека, взгляды знаменитых философов, теологов, индийских правителей на управление, право, этику.

Нормы, определяющие поведение людей в их повседневной жизни (дхармы), содержались в сборниках – дхармашастрах. Непосредственно правовое содержание имеют немногочисленные статьи, содержащиеся в основном в главах VIII и IX. Главное в Законах Ману - закрепление существующего варновского строя, подчеркивание наследственно-профессионального характера варн, определение назначения каждой варны, привилегий.

Важное место в законах Ману занимают нормы, касающиеся права собственности. Указываются возможные способы ее возникновения: наследование, получение в виде дара или находки, покупка, завоевание, ростовщичество, исполнение работы, а также получение милостыни. В Древней Индии был известен и такой способ приобретения права собственности, как давность владения. Приобретать вещь можно было только у собственника. Доказывать право собственности ссылкой на добросовестное владение запрещалось. Если у добросовестного приобретателя обнаружилась украденная вещь, она возвращалась прежнему собственнику.

 

Среди основных видов собственности законы называют землю. Земельный фонд страны составляли земли царские, общинные, частных лиц. Законы Ману разрешали землевладельцу продавать, дарить, сдавать в аренду свои участки земли.

Вмешиваться в дела собственника запрещалось. В Законах Ману говорится, что, если не собственник поля засевает чужое поле своими семенами, он не имеет права получать урожай. Лишь собственник земли решал вопрос о своей земле, которую он мог продать, подарить, заложить, сдать в аренду. Законы Ману охраняют и движимое имущество: рабы, скот, инвентарь.

 

Читайте также:

lektsia.com