История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Семь русских боярских родов. История древних родов россии


О происхождении русских дворянских родов из Древней Пруссии

 Край, который сегодня именуется Калининградской областью, еще в глубокой древности имел обширные связи с русскими землями. Этот факт находит своё подтверждение не только в археологии, например, в нахождении во время раскопок целого ряда русских княжеских шлемов X – XII вв., но и в родословных многих боярских родов Древней Руси. Согласно старинным родословным сказаниям, более 70 знатных российских фамилий ведут своё происхождение от выходцев из Древней Пруссии. Понять причины этого явления можно, рассмотрев события далёкого XIII в.

Исход пруссов в восточнославянские земли произошел в первую очередь под воздействием тевтонского нашествия на Пруссию. Проникновение немцев происходило в три этапа. Сначала в восточной части Прибалтики появляются германские купцы и торговцы, которые к 1158 г. организовали здесь первые торговые фактории. Затем католические миссионеры, под предлогом христианизации язычников, основали с 1186 г. в этих местах епископства и, помимо экономического проникновения, насаждали свою идеологию. 1200 г. стал переломным в судьбе Восточной Прибалтики, послужив исходным рубежом для начала прямой вооружённой агрессии Запада. Назначенный папой римским Иннокентием III новый «епископ Лифляндский» бывший бременский каноник Альберт Буксгевден фон Апельдерн выехал на остров Готланд, и, создав там опорную базу, с отрядом из 500 воинов отправился на завоевание Ливонии (часть современной Латвии) [2, c.7].

Этот отряд стал ядром «Ордена божьих рыцарей» (иначе – «Ордена меченосцев»), который принял активное участие в захватнических походах на земли исторических данников Руси – эстонцев («чуди»), ливов (летописная «либь»), леттов (латышей), куршей («корсь»), латгалов («лотыгола»), а также собственно русских (новгородцев, псковичей и полочан).

После 1226 г. к боевым действиям меченосцев подключились и тевтонские рыцари, приглашенные в Прибалтику мазовецким князем Конрадом (в русских летописях именуемым «князем Кондратом Казимировичем») (1187 -1247), женой которого была владимиро-волынская княжна Агафья Святославовна – внучка знаменитого князя Игоря Новгород-Северского. Если меченосцы вместе с датчанами из Даннеброгского ордена (основан датским королем Вольдемаром II в 1219 году) двигались из устья Западной Двины и прибрежных районов Эстонии, то тевтоны с поляками наступали из-за Вислы и её притоков – на север и восток – по территории проживания прусских племён.  В распоряжении у великого магистра Тевтонского ордена Германа фон Зальца на первом этапе покорения Пруссии было всего десять полноправных тевтонских рыцарей, но уже вскоре ему на подмогу устремились сотни воинственных авантюристов из разных европейских стран (прежде всего из некоторых германских княжеств) – т.н. «пилигримов» - странствующих наемников, готовых за оплату и право на грабеж оказывать любые услуги в деле завоевания новых территорий. Это мощное военное давление новых завоевателей на сопротивлявшихся пруссов привело к миграции многих из них из родных владений, охваченных войной, в восточнославянские земли.

Хотя Древняя Пруссия и не входила в состав Киевской Руси, однако тесные связи между жителями обеих стран были отмечены издревле. Согласно некоторым русским летописям, ещё в середине IХ в. новгородцы (то есть словене ильменские) «призваше от Прусския земли, от варяг, князя и самодержца, то есть Рюрика, да владеет ими како хощет» [9, с. 306]. Области пруссов в те времена непосредственно граничили с Русью, причём, некоторые районы, заселённые близкородственными им судовинами-ятвягами, с 983 г. после успешного похода князя Владимира Красно Солнышко оказались в числе русских владений.

В ХIII в. выходцы из Пруссии (так называемые «прусяне») активно переселяются в новгородские земли. Объяснялось это тесными и хорошо отлаженными политическими и торговыми контактами пруссов с Новгородом. Первое их массовое переселение началось незадолго до вторжения «крыжаков»-тевтонов в западнопрусские земли и, возможно, было вызвано острым конфликтом между профессиональными прусскими воинами и языческой жреческой верхушкой [6, c. 115 - 116].

По сообщению древнерусской летописи, уже в 1215 г. боевой отряд пруссов действует на стороне вольнолюбивого новгородского боярства в его борьбе с князем в качестве ударной военной силы [8, с. 54].Постепенно число прусских переселенцев возрастает настолько, что они образуют в городе отдельную колонию, упоминаемую с 1215 г. как «Прусская улица» (ныне – улица Желябова). Признавая факт службы прусских ратников в русских дружинах, известный историк С.В. Веселовский указывал, что некоторые из них приживались на новой родине, подвергались обрусению и становились родоначальниками служилых династий.

Одним из таких переселенцев был Миша Прушанин, прибывший на Русь с многочисленной свитой, и положивший начало родам Морозовых, Салтыковых, Бурцевых, Шеиных, Русалкиных, Козловых, Тучковых и Чеглоковых. «Предок их – Миша Прушанин – повествуется в родословной Салтыковых, - выехал из Пруссии в Новгород в начале XIII века». Приняв православие с именем Михаила Прокшинича и поселившись на Прусской улице, он, как человек состоятельный, в 1231 г. возвел и перестроил церковь святого Михаила, в которой и был впоследствии погребен. В бранях со шведами и ливонцами (так после 1237 года стали именовать себя меченосцы) Миша Прушанин, ставший основателем знатного боярского рода Мишиничей – Онциферовичей, показал себя выдающимся военачальником.

Так, в битве на Неве в 1240 г., командуя дружиной, он уничтожил три шведских корабля. В отличие от Александра Невского и его двора, сражавшихся на конях, дружина Миши Прушанина была пешей и включала в себя не княжеских слуг, а вольных новгородцев, костяком которых, по-видимому, являлся тот самый отряд профессиональных воинов-пруссов, который прибыл в Новгород в 1215 г., хотя его состав значительно обновился. Имеются данные о том, что к боярству Прусской улицы Новгорода Великого принадлежал и другой герой Невского сражения – Сбыслав Якунович, ставший в 1243 г., новгородским посадником [12, c. 183].

Потомки Миши Прушанина тоже играли заметную роль в общественно-политической жизни Новгорода, его внук Михаил Терентьевич Кривец одно время был новгородским посадником. Родовой герб происходивших от этой фамилии князей Салтыковых сохранил древнюю прусскую символику: черного орла в золотом поле с короной на голове и выходящей справа рукой в латах с мечом. Великий русский писатель М.Е. Салтыков-Щедрин, оставивший в повести «За рубежом» интересные описания Пруссии XIX в., также принадлежал к этому прославленному роду. Считается, что от Миши Прушанина ведёт своё происхождение и боярский род Морозовых [11, с. 49].

Выезд «прусян» и «судовинов» на Русь не ограничивается только Мишей Прушаниным. Значительную известность приобрели здесь и другие переселенцы из Юго-Восточной Прибалтики. Старинные летописи повествуют, что в середине XIII в. к великому князю Александру Ярославичу «выехал муж честен и добр из прусской земли», который, приняв в Новгороде святое крещение, наречен был Гавриилом и был храбрым воеводой невского победителя[1]. Правнуком Гавриила был Федор Александрович Кутуз, а сыном другого его праправнука Анания Александровича был Василий Ананьевич Голенище – посадник в Новгороде в 1471 г. От них и произошел знаменитый род Голенищевых-Кутузовых, подаривший нам замечательного полководца, вдребезги разгромившего «непобедимую» армию французского императора Наполеона Бонапарта. Герб Голенищевых-Кутузовых тоже несет печать прусского происхождения: он состоит из изображения в голубом поле черного одноглавого орла с короной на голове, держащего в правой лапе серебряную шпагу [5, c. 55]. Помимо Кутузовых от Фёдора Кутуза вели своё происхождение дворянские фамилии Коровиных, Кудреватых, Шестаковых, Клеопиных, Щукиных, Зверевых и Лапенковых [11, с. 89].

После завоевания Пруссии Тевтонским орденом эмиграция пруссов в русские земли ещё более усилилась.

Одним из её направлений стали Галицко-Волынское княжество и так называемая «Черная Русь» (западная часть современной Белоруссии), бывшая тогда под властью русско-литовского князя Тройдена. В Волынской летописи под 1276 г. читаем: «Придоша Проуси ко Тройденови из своей земли неволею перед немцы. Он же принял их к себе и посади часть их в Городне (Гродно), а часть их посади в Слониме» [10, с.22]. В свою очередь, Ипатьевская летопись извещала под 1281 г., что у князя Владимира Волынского погиб в походе приближенный, «бяше прусин родом» [13].

В середине XIII в. получило развитие и другое направление прусской эмиграции – новогородско-псковское, что имело чрезвычайно важное значение для будущей судьбы Российского государства.

Согласно одному из древних свидетельств, прусский нобиль, т.е. князь, «Гланда Камбила Дивонович, утомлённый в бранях с Орденом (т.е. с крестоносцами), и быв ими побежден, выехал с малолетним сыном своим и множеством подданных» на Русь - в Новгород Великий и вскоре крестился, получив имя Иоанн [7, 298].

Исход значительной части пруссов на Восток подтверждается многими документами. В 1283 г. ушел за Неман – в «Великое княжество Литовское, Русское и Жемайтское» последний независимый прусский нобиль – ятвяжский (судавский) вождь Скурдо из Красимы, а уже оттуда часть пруссов отправилась в русские земли. Среди них и находился Гланда-Камбила, сын Дивониса – князя одной из прусских земель. Прототипом легендарного Дивониса, возможно, являлся реальный исторический персонаж - Диване Клекине, один из вождей Великого восстания пруссов в 1260-1275 гг., известный тем, что в 1271 г. разбил крестоносцев в битве при Сиргуне, но позднее погиб при штурме замка Шенезе. Сыновья Дивониса – Руссиген и Камбила продолжали упорное сопротивление захватчикам [7, 300]. Но, потерпев поражение в этой войне, Гланда Камбила Дивонович выехал из прусских земель в Новгородскую Русь, где крестился и обрёл новую родину. Сын Гланды – Андрей Иванович Кобыла, в начале ХIV в. переехав в Москву, стал боярином у великого князя московского Ивана Калиты и его преемника Симеона Гордого. По родословной у него было пять сыновей, от которых произошло 17 старинных родов, в том числе Романовы, Шереметьевы, Колычевы, Верещагины, Боборыкины, Жеребцовы, Кошкины, Ладыгины, Коновницыны, Хлуденовы, Кокоревы, Образцовы, Неплюевы, Сухово-Кобылинские, а также вымерший род Беззубцевых. [11, с. 168, 171 -172].

Отметим, что в их родовых гербах имеются соответствующие символы: корона – в знак происхождения от легендарных королей Прусских, два креста, означающие обращение Гланды-Камбилы и его потомков в православие, и языческий дуб [7, 299]. В некоторых гербах встречается родовой символ древнейших прусских властелинов – чёрный одноглавый орёл с распростёртыми крыльями, когтистыми лапами, иногда – с короной на шее…

От Феодора Андреевича Кошкина – одного из пяти сыновей А.И. Кобылы – родословная линия ведет к русским царям. Внук его прозывался Кошкиным-Захарьиным, правнуки именовались Захарьины-Юрьевы, а от Романа Юревича Захарьина пошли Захарьины-Романовы и просто Романовы [4, c. 175]. Дочь Романа Юрьевича – Анастасия – в 1547 г. стала женой царя Ивана IV Грозного, и с этого времени начинается возвышение рода Захарьиных-Романовых. Племянник царицы Анастасии – Федор Никитич Романов (1554-1633) после смерти двоюродного брата Федора Иоанновича считался ближайшим законным претендентом на престол. Однако к власти пришел Борис Годунов, который поспешил расправиться с соперниками. В 1601 г., пользуясь ложным доносом, Годунов приказал арестовать всех Романовых, а Федора Никитича постричь в монахи. Под именем Филарет его сослали на Север - в Свято-Троицкий Антониево-Сийский мужской монастырь, но после смерти Годунова возвели в сан ростовского митрополита. В сентябре 1610 г. митрополит Филарет был снова арестован – уже польским королём Сигизмундом III и лишь в июле 1619 г. вернулся из плена, после чего был поставлен Патриархом всея Руси. В период пребывания Филарета в польском плену в Москве созывался Земский собор, который 21 февраля 1613 г. избрал на царствие его 16-летнего сына Михаила Федоровича Романова, давшего начало новой царской династии, управлявшей Россией на протяжении последующих 300 лет.

 

Игорь Гуров

Статья подготовлена на основе выступления автора на круглом столе «Калининградская область в исторических судьбах России» 14 марта 2015 г. в рамках   I-го Калининградского форума Всемирного русского народного собора «Рубежи русской государственности: глобальные вызовы, региональные ответы».

 

Список источников и литературы

 

  1. Беляков В. Шпага Кутузова // Правда. 1991. 11 ноября.
  2. Бочкарёв В.Н. Борьба русского народа с немецко-шведской агрессией. Александр Невский. М. 1946.
  3. Буров В.А. О родословной новгородских бояр Мишиничей – Онциферовичей // Древности славян и Руси. М., 1988.
  4. Зимин А.А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV - первой трети XVI в. М., 1988.
  5. Космолинский П.Ф. Герб с дверцы кареты // Гербовед. 1992. № 2.
  6. Кулаков В.И. Социальная стратификация могильника Ирзекапинис // Социальная дифференциация общества. М., 1993.
  7. Лакиер А.Б. Русская геральдика. М., 1990.
  8. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950.
  9. Памятники литературы Древней Руси. М, 1985.
  10. Пашуто В.Т. Помезания. «Помезанская правда». М., 1955
  11. Петров П.Н. История родов русского дворянства. В двух книгах. М., 1991, Кн. 2.
  12. Шаскольский И.П. Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII – XIII веках. Л., 1978.
  13. Ипатьевская летопись // Полное собрание русских летописей. Том 2. Санкт-Петербург, 1908. лист 294. Интернет–библиотеке Якова Кротова http://krotov.info/acts/12/pvl/ipat39.htm  

 

 

 

Уважаемые посетители! На сайте закрыта возможность регистрации пользователей и комментирования статей. Но чтобы были видны комментарии под статьями прошлых лет оставлен модуль, отвечающий за функцию комментирования. Поскольку модуль сохранен, то Вы видите это сообщение.

zapadrus.su

Загадки истории история легенды мифы тайны

В 1750 году умер Иван Юрьевич Трубецкой. С его смертью завершилась эпоха русского боярства, история родов, веками служивших на государственной службе. Интересно сегодня вспомнить их историю…

Трубецкие

Князья Трубецкие относятся к династии Гедиминовичей, потомкам великих князей литовских. Представители этого рода перешли на службу к московским великим князьям в начале XV века.

К концу XVII века России служило уже девятое поколение этого рода, представители которого занимали высшие посты в государстве: назначались воеводами, начальниками приказов, в посольства к иностранным государям.

В «Истории родов русского дворянства» Ивана Юрьевича называют последним русским боярином, в этом качестве он находился еще в окружении молодого Петра I. Иван Юрьевич был долгожителем, скончался на 83 году жизни. 

Иван Юрьевич Трубецкой

18 лет своей долгой жизни Иван Юрьевич пробыл в шведском плену. Попал он туда в самом начале Северной войны. Отец двух дочерей, имел в зятьях молдавского господаря Дмитрия Кантемира и принца Людвига-Вильгельма Гессен-Гомбургского, генерал-фельдмаршала.

В плену Иван Юрьевич от баронессы Вреде прижил сына, которого назвали Иваном. Иван Иванович Бецкой стал известным просветителем и педагогом времен Екатерины II, учредителем и первым президентом Академии художеств.

Вельяминовы

Род ведет свое происхождение от Шимона (Симона), сына варяжского князя Африкана. В 1027 году он прибыл в войско Ярослава Великого и принял православие.

Знаменит Шимон Африканович тем, что участвовал в сражении с половцами на Алте и сделал самое большое пожертвование на строительство печерского храма в честь Успения пресвятой Богородицы: драгоценный пояс и наследие своего отца — золотой венец.

Но Вельяминовы были известны не только своей храбростью и щедростью: потомок рода, Иван Вельяминов, бежал в Орду в 1375 году, но позже был схвачен и казнен на Кучковом поле.

Герб Вельяминовых

Несмотря на измену Ивана Вельяминова, род не потерял своего значения: последний сын Димитрия Донского был крещен Марией, вдовой Василия Вельяминова — московского тысяцкого.

Из рода Вельяминовых выделились следующие роды: Аксаковы, Воронцовы, Воронцовы-Вельяминовы.

Деталь: О знатнейшей московской фамилии Воронцовых-Вельяминовых москвичам до сих пор напоминает название улицы “Воронцово поле”.

Морозовы

Род бояр Морозовых — пример феодального семейства из числа старомосковской нетитулованной знати. Основателем фамилии считается некий Михаил, который приехал из Пруссии на службу в Новгород. Он был в числе “шести храбрых мужей”, проявивших особый героизм во время Невской битвы 1240 г.

Морозовы верой и правдой служили Москве еще при Иване Калите и Дмитрии Донском, занимая видные позиции при великокняжеском дворе. Однако их род изрядно пострадал от исторических бурь, настигших Россию в XVI столетии. Многие представители знатной фамилии бесследно сгинули во время кровавого опричного террора Ивана Грозного.

Фрагмент картины В.И. Сурикова “Боярыня Морозова”

XVII столетие стало последней страницей в многовековой истории рода. Борис Морозов не имел детей, а единственным наследником его брата, Глеба Морозова, был сын Иван. Кстати, он был рожден в браке с Феодосьей Прокофьевной Урусовой — героиней картины В.И. Сурикова “Боярыня Морозова”.

Иван Морозов не оставил мужского потомства и оказался последним представителем знатной боярской фамилии, прекратившей свое существование в начале 80-х годов XVII века.

Деталь: Геральдика российских династий оформилась при Петре I, возможно поэтому герба бояр Морозовых не сохранилось.

Батурлины

Согласно родословным книгам, род Бутурлиных происходит от выехавшего в конце XII века из Семиградской земли (Венгрия) к великому князю Александру Невскому “мужа честного” под именем Радша.

Герб рода Бутурлиных

«Мой прадед Рача мышцей бранной Святому Невскому служил», — писал А.С. Пушкин в стихотворении “Моя родословная”. Радша стал в царской Москве родоначальником полусотни русских дворянских фамилий, среди них значатся и Пушкины, и Бутурлины, и Мятлевы…

Но вернемся к роду Бутурлиных: его представители верно служили сначала великим князьям, потом государям Московским и Российским. Их род дал России много видных, честных, благородных людей, имена которых известны до сих пор. Назовем лишь некоторых из них.

Иван Михайлович Бутурлин служил окольничим при Борисе Годунове, воевал на Северном Кавказе и Закавказье, завоевал почти весь Дагестан. Погиб в бою в 1605 году в результате предательства и обмана турок и горских инородцев.

Его сын Василий Иванович Бутурлин являлся новгородским воеводой, активным сподвижником князя Дмитрия Пожарского в его борьбе с польскими захватчиками.

Иван Иванович Бутурлин

Иван Иванович Бутурлин за ратные и мирные дела удостоен звания Андреевского кавалера, генерал-аншефа, правителя Малороссии. В 1721 году активно участвовал в подписании Ништадтского мира, положившего конец долгой войне со шведами, за что Пётр I присвоил ему генеральское звание.

Василий Васильевич Бутурлин был дворецким при царе Алексее Михайловиче, многое сделав для воссоединения Украины и России.

Шереметевы

Род Шереметевых ведет свое происхождение от Андрея Кобылы. Пятым коленом (праправнуком) Андрея Кобылы был Андрей Константинович Беззубцев по прозвищу Шеремет, от которого и пошли Шереметевы.

По некоторым версиям, в основе фамилии лежит тюркско-булгарское «шеремет» («бедняга») и тюркско-персидское «шир-мухаммад» («благочестивый, храбрый Мухаммад»).

Герб Шереметевых. Фрагмент ворот решетки дворца Шереметева.

Из рода Шереметевых вышло много бояр, воевод, наместников, не только в силу личных заслуг, но и благодаря родству с царствующей династией.

Так, правнучка Андрея Шеремета была выдана замуж за сына Ивана Грозного, царевича Ивана, убитого отцом в порыве гнева. А пятеро внуков А. Шеремета стали членами Боярской думы.

Шереметевы принимали участие в войнах с Литвой и крымским ханом, в Ливонской войне и казанских походах. За службу им жаловались вотчины в Московском, Ярославском, Рязанском, Нижегородском уездах.

Лопухины

По преданию происходят от касожского (черкесского) князя Редеди — правителя Тмутаракани, который был убит в 1022 г. в единоборстве с Князем Мстиславом Владимировичем (сыном князя Владимира Святославовича, крестителя Руси). Однако этот факт не помешал сыну князя Редеди, Роману, жениться на дочери князя Мстислава Владимировича.

 

Евдокия Федоровна Лопухина , Царица. Первая жена Царя Петра I до 1698 г.

 

Достоверно известно, что к началу XV в. потомки Касожского князя Редеди уже носят фамилию Лопухины, служат в разных чинах в Новгородском княжестве и в Московском государстве и владеют землями. А с конца XV в. они становятся московскими дворянами и жильцами при Государевом Дворе, сохраняя за собой новгородские и тверские вотчины и поместья.

Выдающийся род Лопухиных дал Отечеству 11 воевод, 9 генерал-губернаторов и губернаторов, управлявших 15 губерниями, 13 генералов, 2 адмиралов. Лопухины служили министрами и сенаторами, возглавляли Кабинет министров и Государственный Совет.

Аксаковы

Происходят от знатного варяга Шимона (в крещении Симона) Африкановича или Офриковича — племянника норвежского короля Гакона Слепого. Симон Африканович прибыл в Киев в 1027 году с трёхтысячной дружиной и построил на свои средства церковь Успения Божией матери в Киево-Печерской лавре, где он и погребён.

Герб Аксаковых был внесен в четвертую часть "Общего гербовника"49, утвержденную императором Павлом 7 декабря 1799 года.

Фамилия Оксаковы (в старину), а ныне Аксаковы пошла от одного из его потомков Ивана Хромого.Слово «оксак» означает «хромой» в тюркских языках.

Члены этой фамилии в допетровское время служили воеводами, стряпчими, стольниками и были жалованы за свою хорошую службу поместьями от московских государей.

Источник

whitepageshistory.ru

История родов русского дворянства. 1886

Петров П.Н.

Петр Николаевич Петров, искусствовед, историк, генеалог, библиограф, автор исторических романов и повестей, родился в 1827 году, в Санкт-Петербурге. В двадцать лет Петров был зачислен на службу в Департамент государственного казначейства канцелярским служителем. Одновременно посещал вечерние рисовальные классы Академии художеств, где дошел до натурного класса. 16 мая 1860 года определен в Публичной библиотеке канцелярским служащим — писцом при Отделении изящных искусств и технологии. В 1862 году был также редактором журналов «Искусство» и «Иллюстрация». За заслуги в изучении отечественного искусства 4 ноября 1864 года ему было присвоено звание почетного вольного общника Академии художеств. Со 2 июня 1866 года, помимо библиотеки, Петров начал служить в Центральном статистическом комитете Министерства внутренних дел, где пробыл до середины 1870-х, занимаясь собиранием материалов по Петербургу. В 1874 году избран на должность секретаря Отделения древнеклассической, византийской и западноевропейской археологии Археологического общества, исполнял эту должность до 1880 года.

П. Н. Петров — автор большого числа работ по истории отечественного искусства, генеалогии, геральдике, археологии, топографии Петербурга. «История родов русского дворянства» — одна из самых известных книг автора, которая принесла ему всероссийское признание в геральдических кругах, даже несмотря на ряд критических замечаний, например, княгини Елизаветы Трубецкой (Е. Е. Трубецкая. Сказания о роде князей Трубецких. М., 1891. С. VI.). Всего вышел только один том из задуманного многотомного издания.

Наш экземпляр — в издательском коленкоровом переплете с золотым тиснением на корешке и крышках, с оригинальными форзацами и узорной декорацией обреза под «павлинье перо». На титульном листе печать «Printed in Russia». Корешок частично отходит от блока. В остальном книга в очень хорошем состоянии.

Петров П. Н. История родов русского дворянства. Т. I: 339 прозваний. С 32 родословными таблицами и 150 гербами фамилий, кроме гербов территорий, трех видов государственной печати и государственного знамени. СПб., 1886. Книгоиздательство Германа Гоппе. [16], 400 с. 33,8 х 25,6 см. Тираж 2000 экз.

Ульянинский № 3256.

xn--80aba1abaoftjax8d.xn--p1ai

Родовая знать, знатные роды России: VIKENT.RU

«Много остатков старины сберегла Московская Русь, и между ними крепкий родовой союз, который тем был крепче, чем слабее были все другие союзы.

Понятие об единстве рода, как бы он ни был велик и разветвлён, сохранялось. Должен один из членов рода заплатить большую сумму денег, остальные члены рода обязаны складываться для этой уплаты. Старшие члены рода, которых величали господами, обязаны наблюдать за поведением младшего, хотя и совершеннолетнего, уже находящегося в службе, наказывать его за нравственные беспорядки, и правительство, разделявшее общий взгляд относительно крепости родового союза, взыскивало на старших членах рода за поведение младшего.

Понятно, что при такой крепости родового союза, при такой ответственности всех членов рода один за другого значение отдельного лица необходимо исчезало пред значением рода; одно лицо было немыслимо без рода: известный Иван Петров не был мыслим как один Иван Петров, а был мыслим только как Иван Петров с братьями и племянниками. При таком слиянии лица с родом возвышалось на службе одно лицо - возвышался целый род, с понижением одного члена рода понижался целый род. Для нас теперь очень понятно, почему человек, имеющий известный высший чин, занимавший высшую должность, не захочет служить под начальством или в товарищах человека, который моложе его по чину или прежней должности; но представим себе, что целый род составляет одно, что каждый член слит со всеми остальными членами, и мы поймём, почему известный Иван Петров не хочет служить в товарищах с Васильем Фёдоровым, если член одного рода с Иваном Петровым был выше члена рода Василья Фёдорова; не забудем, что лицо независимое, самостоятельное, как теперь у нас, может по высшим нравственным или по каким бы то ни было побуждениям преодолеть побуждения честолюбия; но старинному русскому человеку преодолевать эти побуждения было невозможно, потому что он не имел никакого права располагать честью целого рода, имел священную обязанность беречь её во что бы то ни стало, поэтому неудивительно, что старинный русский человек, столько послушный великому государю, которого назывался холопом с уничижительным именем, в местнических случаях ослушивался, за обедом, в присутствии царском, спускался под стол, если его принуждали сидеть ниже человека, которому он не мог по родовым счетам уступить, шёл в тюрьму, подвергался батогам, кнуту, отобранию поместий и вотчин, но не исполнял воли царской, ибо в противном случае что была бы его за жизнь, как бы он показался на глаза родичам да и всем порядочным людям, ибо в глазах всех их поруха родовой чести была непростительным преступлением; теперь всякий будет каждого родственника такого преступника утягивать, говорить: ты можешь быть ниже меня, потому что родственник твой Иван Петров был ниже Василья Фёдорова, а я равен Василью Федорову или ещё и выше его; мой младший брат в таком-то походе был равен или даже выше старшего брата Василья Фёдорова и т.д.

Члены шестнадцати знатных родов имели право, обойдя низшие чины, поступать прямо в бояре: Черкасские, Воротынские, Трубецкие, Голицыны, Хованские, Морозовы, Шереметевы, Одоевские, Пронские, Шеины, Солтыковы, Репнины, Прозоровские, Буйносовы, Хилковы, Урусовы. Члены пятнадцати родов поступали сначала в окольничие и потом в бояре: Куракины, Долгорукие, Бутурлины, Ромодановские, Пожарские, Волконские, Лобановы, Стрешневы, Барятинские, Милославские, Сукины, Пушкины, Измайловы, Плещеевы, Львовы».

Соловьёв С.М., Чтения и рассказы по истории России, М., «Правда», 1990 г., с. 265-267.

 

В 1550 году 1071 московских дворян получил от царя Ивана Грозного  земли в пределах 60-70 км вокруг Москвы.

vikent.ru

Зачатьевский монастырь: какова его история? Немного о древних российских родах | Мир вокруг нас

Основал монастырь митрополит Киевский и всея Руси святитель Алексий. О его жизни кое-что известно. Сам он из семьи черниговского боярина Фёдора Бяконта, при рождении носил имя Елевферий, крестным отцом был Иван Калита. Один брат-боярин Алексия стал родоначальником Фофановых, второй — родоначальником Плещеевых, Игнатьевых, Басмановых и других дворянских родов. А родные сестры Алексия — Иулиания и Евпраксия — стали первыми монахинями этого монастыря.

Зачатьевский монастырь — не единственный монастырь в Москве, который был основан благодаря Алексию, есть еще знаменитый Андроников, но уже нет уничтоженного после революции Чудова монастыря в Кремле. История жизни Алексия тесно связана не только с историей Русской православной церкви, но и с историей русской дипломатии. Он ездил в Литву, два раза побывал в Константинополе, где решал насущные вопросы о разделе метрополии (были большие проблемы с великим князем литовским Ольгердом, у которого Алексий даже побывал в плену, а чуть позже крестил в Твери одну из его дочерей).

Он побывал и в Орде. И не просто побывал, а излечил от слепоты ханшу Тайдулу — мать хана Золотой Орды Джанибека. Тайдула прозрела, а в благодарность за исцеление не последовало нового нашествия, более того, как пишут, Москве были подарены некоторые московские же земли (на территории Кремля). Именно эти события легли в основу известного фильма «Орда» 2012 года.

Вернувшись в Москву, Алексий стал фактически регентом при малолетнем Дмитрии Донском, часто выступал как верховный арбитр во внутридинастических дрязгах, которыми славилась средневековая Русь того времени, занимался вопросами внешней политики. Памятник Алексию стоит у входа в Зачатьевский монастырь, который он основал и где монашествовали его сестры.

Многовековая жизнь этого монастыря тесно связана с историей страны. Монастырь страдал от пожаров — и вновь восстанавливался. Первая каменная церковь была построена благодаря Великому князю (впоследствии первому царю) Василию III. Он ждал детей, но в браке с Соломонией Собуровой их не было. Первая жена была отправлена в соседний Рождественский монастырь, а во втором браке родился Иван Васильевич, он же Грозный. Эта церковь была с престолом в честь Зачатия святой Анны. С тех по монастырь называется Зачатьевским (ранее был Алексеевским) и до сих пор особо чтим парами, которые испытывают трудности с деторождением.

Архитектором этого собора был Алевиз Фрязин — знаменитый итальянец, настоящее имя которого все еще не могут уточнить.

Парадные ворота с надвратной церковью Спаса Нерукотворного были построены позже, в 1696 году. Изначально церковь монастырской не была, была обычной приходской, связанная со славным родом Римских-Корсаковых. У нас обычно помнят только одного Римского-Корсакова — композитора. Но род этот древнейший, сыгравший большую роль в российской истории.

Корсаковы — изначально литовский род, точнее в Литву они пришли еще из других стран. Предания гласят, что два Корсака — Вячеслав и Милослав Сигизмундовичи — сопровождали в Москву невесту великого князя Василия Дмитриевича литовскую княжну Софью Витовтовну. Оба Корсака остались на службе в Московском княжестве, от одного пошли Корсаковы, от другого Милославские. Одна из Милославских стала русской царицей — первой женой царя Алексея Михайловича.

А сейчас многие могут вспомнить вымышленного героя — из фильма «Иван Васильевич меняет профессию» — Жоржа Милославского, который как бы намекает на свое древнее происхождение и активно защищает государственные интересы, несмотря на свою специфическую сферу деятельности («Да ты что, сукин сын, самозванец, казенные земли разбазариваешь!?»). Михаил Булгаков знал, какую фамилию подобрать.

Вернемся к другим потомкам братьев Корсаков. Не удивительно, что другой Корсаков совершил уже потом «обратный путь»: он сопровождал из Москвы в Литву княжну Елену Ивановну — невесту Великого князя Литовского Александра. Она потом стала польской королевой, хотя так и не была коронована.

Многие Корсаковы стали архиепископами, митрополитами, другие — генералами и адмиралами. Есть и знаменитые врачи Корсаковы, и ученые. Род уникальный по своей многовековой многогранной деятельности и известности: трое из Корсаковых были убиты при взятии Казани, есть Корсаковы — герои Советского Союза. На Сахалине есть город Корсаков, названный в честь Михаила Корсакова, в заливе Петра Великого есть группа островов имени контр-адмирала Воина Римского-Корсакова. Родной младший брат Воина Андреевича — Николай Андреевич — всемирно известный композитор.

Надвратная церковь и парадные ворота монастыря были выстроены на деньги Римских-Корсаковых еще при Петре. Их семейная усыпальница — тоже в этом монастыре.

После революции в монастыре была тюрьма, многие здания были разрушены, в том числе и взорваны. Сейчас монастырь полностью восстановлен, имеет самый высокий статус ставропигиального и является действующим женским монастырем.

После Зачатьевского монастыря логично было бы поехать в знаменитый Новодевичий. Но территориально останемся пока здесь, окинем взглядом окрестности и сделаем неожиданный ход: переедем мост и посмотрим на Москву старообрядческую, точнее — единоверческую, точнее — уже трудно разобраться.

shkolazhizni.ru