История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Особенность формирования государственной власти в Древней Руси. Характер общества в древней руси


§ 1. Древнерусское общество XI–XII вв.. История России с древнейших времен до конца XVII века

§ 1. Древнерусское общество XI–XII вв.

Вопрос о характере общественного строя Древней Руси в XI–XII вв. в течение долгого времени обсуждался учеными, выдвигавшими существенно различные точки зрения. Если, согласно одной, в Древней Руси уже к IX в. сложился класс феодалов-землевладельцев, то в соответствии с другой точкой зрения у восточных славян вплоть до XIII в. отсутствовало деление общества на классы и отделенная от общества государственная власть. Споры эти во многом были связаны с тем, что круг источников, содержащих сведения об общественном строе Древней Руси, очень ограничен и их свидетельства в ряде случаев можно толковать по-разному.

Положение помогли изменить исследования общественного строя западных соседей Древней Руси, находившихся в X–XII вв. на сходной стадии общественного развития. Более многочисленные (прежде всего документальные) источники позволили исследователям определить главные черты социальной организации общества и характер социально-политических институтов этого времени. Эти исследования дали возможность в свою очередь выявить в древнерусских источниках XIV–XV вв. следы существования и у них в более ранний период аналогичных отношений и институтов. [Тем самым была создана основа для более обоснованной, научно доказательной реконструкции общественного строя домонгольской Руси.

Административная структура и органы власти. Если в X в. большую часть лесной и лесостепной зоны Восточной Европы занимали подчиненные Киеву племенные территории, то в X–XII вв. им на смену пришли частично совпадавшие по своим очертаниям со старыми образованиями, частично образованные заново большие административные округа — «земли», называвшиеся по имени «градов» — их главных центров (Ростовская земля, Новгородская земля и др.). В известиях летописей XI–XII вв. живущие на таких территориях люди все чаще обозначались не по их принадлежности к племенному союзу, а по тому, с каким центром они были связаны (ростовцы, новгородцы и др.). И действительно, не принадлежность к племени, а подчинение определенному центру оказывало теперь воздействие на их жизнь.

Земли делились на более мелкие административные единицы, названия которых нам неизвестны, но их характер вырисовывается в источниках вполне определенно. В центре такого небольшого округа находилась крепость — град (чаще всего из деревянных срубов — «городен», наполненных камнями и землей). В нем находился посадник, представлявший здесь власть киевского князя (посаженный князем в этом граде). Посадник принадлежал к числу «старших» дружинников князя. Посадник должен был следить за состоянием укреплений града — опорного пункта княжеской власти, привлекать в случае необходимости население на работы по их ремонту, организовывать его оборону в случае нападения неприятеля. Вместе с посадником в граде находились княжеские дружинники — «отроки», опираясь на которых посадник управлял сельским населением округи.

В граде посадник, сосредоточивавший в своих руках и военно-административную и судебную власть, вершил суд. Суд посадника охватывал достаточно широкий круг дел — не только уголовные преступления (убийства, членовредительства, кражи), но и ряд других дел (например, дела о наследстве, выплате долгов и др.). Суд был источником немалых доходов для княжеской казны: штраф, поступавший в пользу князя (вира, взимавшаяся за убийство, и продажа — за другие преступления), был значительно выше, чем возмещение потерпевшему. Часть судебных штрафов шла в пользу посадника и тех дружинников, которые помогали ему в проведении суда. Население должно было также снабжать кормом посадника и отрока, когда они объезжали округ для сбора судебных штрафов.

Посадники и отроки стремились разными способами увеличить этот источник своих доходов. Не случайно в предисловии к Начальному своду — летописному тексту, созданной в 90-х гг. XI в. в Киево-Печерском монастыре, княжие мужи обвинялись в том, что они собирают с людей «творимые» виры и продажи, т. е. искусственно возбуждают судебные дела ради получения штрафов. Злоупотребления судебной властью вызывали резкое недовольство населения, которое в отдельные моменты, когда по каким-то причинам отсутствовала верховная власть, могло прорываться с большой силой. Так, в Ростовской земле после смерти князя Андрея Боголюбского в 1174 г. «посадников и тивунов домы ограбиша, а самех избища, и детьские его, и мечникы, и домы их пограбиша, не ведущее глаголемого, идеже закон, ту и обид много». Последние слова летописного сообщения ясно указывают на причину волнений.

Судебная деятельность посадника прекращалась, когда в соответствующий град во время объезда страны прибывал глава государства — князь и сам вершил здесь суд. Такой объезд назывался по-старому «полюдьем». По свидетельствам летописей, древнерусские князья ездили в полюдье еще и в конце XII в. Но полюдье носило теперь совершенно иной характер, чем в X в. Конечно, дружинники, сопровождавшие князя, продолжали кормиться за счет населения, но главное содержание полюдья состояло теперь в том, что князь как верховный представитель власти вершил суд по делам, требовавшим его участия, принимал жалобы на действия своих подчиненных, решал различные вопросы управления.

Налоги и пошлины. Важнейшей обязанностью посадников и отроков было обеспечить сбор дани с населения. Сохранилось очень мало данных о системе налогообложения и размерах собиравшихся налогов. Средства, которые получались из этого источника, уже в начале XI в. были немалыми. В начале X в. Ярослав Мудрый, как наместник своего отца в Новгороде, собирал здесь с Новгородской земли 3 тыс. гривен (1 гривна — кусок серебра весом в 50 г), но в эту общую сумму могли входить и отчисления от судебных штрафов.

Более конкретные данные содержит грамота 1136 г., написанная в связи с основанием епископской кафедры в Смоленске. По грамоте епископу передавалась десятая часть «всех даней смоленских». В грамоте перечислялось 28 округов с указанием размера десятины в пользу епископа. Размеры дани с отдельных округов колебались от 400 до 10 гривен, что говорит об отсутствии в Смоленской земле единообразной административной структуры, она, очевидно, складывалась стихийно под воздействием разных факторов. Общий размер дани со Смоленской земли, согласно этому документу, составлял 2250 гривен. Данью поступления в княжескую казну не ограничивались. Наряду с ней при объезде князем территории продолжало взиматься полюдье. Еще одним важным источником доходов были торговые пошлины («гостиная дань», «перевоз», «торговое», платежи «с корчмы» и др.). Сборщики таких пошлин — мытник и осмник упоминаются в источниках XII в.

В результате в руках князей скапливались весьма значительные средства. Так, в начале XII в. князь Глеб Всеславич Минский дал вкладом в Киево-Печерский монастырь 1100 гривен, во второй половине XII в. галицкий князь выплатил нанятым на военную службу польским отрядам 3000 гривен серебра.

Если дань исчислялась в гривнах — определенном количестве серебра, то это не означает, что она и уплачивалась серебром. В условиях раннего Средневековья с характерным для этого времени господством натурального хозяйства сбор с сельских жителей дани серебром был на практике малореальным, тем более что серебра на Руси не добывали. Известно, когда в середине XII в. один из князей действительно потребовал дани серебром, то ее собирали, «емлючи серебро изо ушью и с шии». Реально поэтому большую часть дани составляли игравшие роль эквивалента денег шкурки пушных зверей, различные ремесленные изделия и продукты. На населении лежала обязанность доставлять все это на «княж двор». Эта повинность называлась «повозом». Такие дворы находились во многих местах, где постоянно стояли отряды дружинников и которые посещал князь во время объезда страны. На их территории размещались кладовые, амбары, хранилища вина и бортного меда, конюшни, бани, погреба и даже тюрьмы. Дворы эти были подчас весьма большими, как «великий Ярославль двор» в Киеве, на территории которого был в середине XII в. устроен рыцарский турнир (гостившие у князя Изяслава венгры организовали конный турнир: «на фарех и на скокох играхуть на Ярославли дворе многое множество»). В них находилось такое количество серебра, мехов и всяких изделий, что, по выражению летописца, «иже бе не мочно двигнути».

Система обеспечения дружины. Как использовались княжеской властью эти доходы? Часть из них использовалась для оплаты мастеров, руководивших работами по строительству крепостных сооружений, укладке деревянных мостовых, строительству мостов (сами эти работы были повинностью, лежавшей на населении), часть шла на оплату строительства церковных зданий (так, Ярослав Мудрый нанимал рабочих для строительства церкви Св. Георгия в Киеве). Расходов (и немалых) требовала отправка посольств в соседние страны. Главная часть доходов шла на содержание княжеской дружины — административного аппарата и главной военной силы Древнерусского государства. Немалые силы и средства расходовались на то, чтобы обеспечить боеготовность и высокий жизненный стандарт для дружинников.

К XII в. дружина уже давно перестала быть небольшим коллективом воинов, постоянно окружавших князя и питавшихся с ним у одного очага — огнища. Дружина XI–XII вв. представляла собой достаточно сложный организм. Она делилась на «старшую» и «младшую» дружину. Члены «старшей» дружины — «бояре» — были ближайшими приближенными и советниками князя, с ними в первую очередь князь «думал» о всех делах, решал наиболее важные вопросы. Бояр князь назначал и посадниками в градах, они ведали отдельными отраслями княжеского хозяйства. «Младшая» дружина состояла из рядовых воинов — «отроков» (или «детских»), которые, как уже отмечалось выше, были военной опорой власти посадников и помогали им в несении административных обязанностей.

Лишь небольшая часть дружинников находилась постоянно рядом с князем, большая же их часть располагалась отдельными отрядами в укрепленных градах по всей территории Древнерусского государства. В работах исследователей раннего Средневековья западнославянских государств такая дружина получила наименование «большой дружины» — это было уже большое войско, состоявшее из тысяч воинов. На территории градов у дружинников были свои дворы и семьи. Однако все эти перемены не сказались на характере отношений дружины и князя. Как и раньше, дружинники получали от князя коней, оружие и все, что нужно для жизни.

Обеспечить целому войску высокий жизненный стандарт, сделать так, чтобы оно ни в чем не нуждалось и было постоянно готово к исполнению своих обязанностей, было для зарождающейся государственной власти сложной и трудной задачей. Продукты, собранные с сельского населения, использовались на пирах, которые посадники устраивали для дружинников в градах. Многое, как и ранее, добывалось благодаря «далекой» торговле, прежде всего с Византией. Но не все растущие потребности дружинников можно было удовлетворить таким способом.

Эту задачу государственная власть попыталась решить, создав совокупность институтов, получивших в научной литературе название «служебной организации». Характер этих институтов реконструируется при сопоставлении более поздних свидетельств русских источников с более ранними свидетельствами польских и чешских источников. Из подчиненного власти населения были выделены особые группы людей (как свободных, так и несвободных), наследственно прикрепленные к выполнению тех или иных «служб» для удовлетворения потребностей дружинников, за это им предоставлялись земельные наделы, свободные от уплаты дани.

Часть этого служилого населения занималась ловлей пушного зверя — важного предмета международной торговли (теперь только служилые люди могли этим заниматься) и охотой в охотничьих угодьях, где также не могли охотиться простые люди. Добытое на охоте поставлялось к столу дружинников. Особая группа людей занималась выпасом конских табунов, в которых выращивали для дружинников боевых коней. Значительная часть служилого населения располагалась в непосредственной округе градов. Это были люди, занятые приготовлением пищи и обслуживанием дружинников, а также мастера, изготовлявшие разнообразные нужные дружинникам изделия (от одежды, оружия и конской упряжи до разнообразных предметов, необходимых в быту).

Поскольку дружина была одновременно и аппаратом управления и главной военной силой государства, то организацию, созданную для обслуживания ее разнообразных потребностей, можно рассматривать как своеобразную форму «государственного» хозяйства, необходимую в условиях, когда в обществе господствовало натуральное хозяйство и отсутствовала сколько-нибудь развитая хозяйственная специализация.

Концентрация в предместьях градов ремесленного населения, обслуживавшего потребности дружины, имела важное объективное значение для последующего развития древнерусского общества. «Град»-крепость, местопребывание дружины, стал постепенно превращаться в «город»-поселение, в котором основным занятием значительной части жителей стали ремесло и торговля. Здесь же стали селиться торговцы, рассчитывавшие, что дружинники купят привезенные ими товары. В ряде статей «Пространной Правды» — нового кодекса законов, который в первой четверти XII в. сменил «Правду» Ярослава, уже фигурирует и «торг», как место заключения сделок, и купец — «гость», который отправляется в самостоятельные поездки ради получения прибыли.

Дружина — господствующая элита общества. Все сказанное позволяет сделать определенные выводы и о характере общественного строя Древней Руси в XI–XII вв. Господствующим классом древнерусского общества была дружина, в своем развитии уничтожавшая или включавшая в свой состав верхушку местного населения. Она осуществляла управление этим обществом, которое было объектом коллективной эксплуатации с ее стороны. О силе ее власти над обществом наиболее показательно говорит тот факт, что определенные виды деятельности (например, ловля дорогих пушных зверей) дружина смогла сделать монополией назначенных ею лиц, в то время как простым людям такие занятия были запрещены. Такое состояние общества, когда основная масса населения — члены деревенских соседских общин — являлась объектом коллективнои эксплуатации со стороны княжеской власти, опиравшейся на дружину, есть основания оценивать как особый, характерный для эпохи раннего Средневековья вариант «государственного феодализма».

Особенность положения дружинников заключалась в том, что, резко отличаясь от окружающего населения и своим положением в обществе, и всем своим образом жизни, в правовом отношении они не были четко от него отделены. «Правда Ярослава» устанавливала за убийство рядового дружинника такой же штраф — в 40 гривен, как за убийство обыкновенного свободного человека. Лишь жизнь «старших» дружинников ограждалась двойным штрафом. Однако за дружинника виру платил князь, а обыкновенный свободный должен был выплачивать ее сам, что на практике могло приводить к его полному разорению, если бы не поддержка членов общины.

Князь и дружина. Как уже отмечалось, все добывавшиеся в обществе доходы стекались в руки князя, который был физическим воплощением государства, и он играл решающую роль в их распределении между дружинниками, которые не имели каких-либо других источников доходов. Это, однако, не означало, что князь был по отношению к дружине ее полновластным господином и мог распоряжаться ею по своему усмотрению. Если дружина зависела от князя, то и князь зависел от дружины — без дружины управлять обществом он не мог. Как и в более раннюю эпоху, князя и дружину связывал своего рода неписаный контракт: дружинник должен был верно служить князю мечом и советом, в случае необходимости жертвуя даже своей жизнью, а князь — советоваться с дружиной, принимая важные решения, не жалеть средств на содержание своих воинов и щедро награждать их за заслуги, давая им богатые подарки и поручая им управление градами.

Описывая деяния Владимира как своего рода идеального правителя, который должен служить образцом для своих преемников, древнерусский летописец подчеркивал, что Владимир любил дружину, «думал» вместе с ней «и о ратех и о уставе землянем», т. е. обсуждал с ней все важные вопросы внутренней и внешней политики и стремился удовлетворить все пожелания своих воинов. Так, однажды дружинники не захотели есть деревянными ложками, а потребовали серебряные, и Владимир поспешил удовлетворить их пожелание.

Духовенство XI–XII вв. Духовенство занимало в древнерусском обществе особо видное, почетное место как слой людей, обладающих особой связью с высшим, сверхъестественным миром, благодаря которой может быть обеспечено спасение и вечная жизнь всех остальных членов общества. В соответствии с предписаниями церковных канонов духовенство должно было подчиняться суду и руководству только церковных иерархов. Церкви принадлежала важная функция воспитания всего общества, включая и носителей высшей власти, в духе предписаний новой для этого общества христианской религии. Церкви принадлежал и суд по делам, связанным с нарушением этих предписаний.

Вместе с тем это идеальное положение, которым церковь формально обладала и которое делало ее одной из главных сил общества, не вполне соответствовало реальному положению церкви в древнерусском обществе. Большое значение имели особенности материального обеспечения церкви в первые столетия после крещения. Их определили главные черты социальной организации древнерусского общества.

Материальное обеспечение духовенства в эти годы было принципиально таким же, как обеспечение дружины: в пользу церкви поступала десятина от княжеских доходов. Так, Ярослав Мудрый, основав в Вышгороде под Киевом храм в честь первых русских святых Бориса и Глеба, приказал местному посаднику выделить этому храму «от дани… десятую часть». В грамоте новгородского князя Святослава Ольговича 1137 г. упоминался «устав, бывшии преже нас в Руси от прадед и от дед наших — имати пискупом десятину от дани, от вир и от продаж, что входит в княж двор всего». Еще и в XII в. эта десятина оставалась главным источником материального обеспечения церкви. В 1136 г. при основании епископии в Смоленске новая кафедра получила вместе с десятиной от смоленских даней лишь два села, несколько озер и сенокосных угодий.

Верхушка русского духовенства в XI в. в значительной мере состояла из приезжих греков, хорошо знакомых с порядками в Византийской империи, где церковь давно имела крупные земельные владения с большим количеством подданных. Однако греческие иерархи не смогли добиться того же в условиях существовавшего в Древней Руси общественного строя.

Это делало церковь зависимой от наделявшей ее доходами государственной власти. Кроме того, церковь, в особенности в XI— начале XII в., сильно нуждалась в поддержке государственной власти в борьбе с язычниками, которых в то время было достаточно много, особенно на севере Руси.

Зависимость эта находила свое выражение в том, что настоятелями монастырей или приходских храмов, наделенных князем соответствующими доходами, становились прежде всего люди, угодные князю. Епископские кафедры также часто занимали либо духовные отцы князей, либо настоятели близких к княжескому двору монастырей. Попытки митрополита распоряжаться епископскими кафедрами не имели успеха. Когда в 1185 г. митрополит Никифор II попытался поставить на ростовскую кафедру своего кандидата вопреки воле князя Всеволода Юрьевича, то «неволею великого Всеволода» (выражение летописи) он был вынужден поставить кандидата, предложенного князем.

Особенности положения церкви наложили отпечаток и на характер участия церковных иерархов в общественной жизни. Митрополитами, стоявшими во главе древнерусской церкви, были, как правило, греки, присылавшиеся из Константинополя. Некоторые из них были высокообразованными людьми, авторами богословских полемических сочинений, как, например, митрополит Ефрем, сидевший на кафедре в 50-е гг. XI в. Сохранился ряд посланий и наставлений митрополитов второй половины XI — начала XII в.: Георгия, Иоанна II, Никифора I, свидетельствующих об их усилиях внедрить в древнерусском обществе новые для него нормы христианской религии. И с этими выступлениями митрополитов приходилось серьезно считаться, хотя русские князья и не во всем следовали их указаниям: так, призывы митрополитов не заключать браки с семьями «латинских» правителей остались не услышанными.

Вместе с тем ни митрополит, ни епископы не пытались оказать воздействие на ход политических конфликтов, разрывавших древнерусское общество во второй половине XI–XI в. Хотя они участвовали в урегулировании ряда политических конфликтов, но делали это по инициативе князей той или другой стороны. Иной характер носило участие в общественной жизни настоятелей ряда монастырей, более тесно связанных с русским обществом и остро реагировавших на междоусобные войны и бедствия, которые они приносили. В особенности это относится к Печерскому монастырю, основанному в середине XI в. в пещерах около Киева по инициативе подвижника Антония, вернувшегося с Афона и хотевшего, чтобы монастырь не уступал знаменитым центрам византийского монашества. Монастырь не располагал «златом» и «сребром», жизнь первых монахов в нем была бедственной, но в него принимали, не требуя от поступающих вклада. В повести «Чего ради прозвася Печерьскый монастырь» ее автор, говоря о своем монастыре, писал: «Мнози бо монастыри от цесарь и от бояр и от богатьства поставлени, но не суть таци, каци суть поставлены слезами, пощеньем, молитвою, бдением». Благодаря Антонию, его преемнику на игуменстве Феодосию и их ученикам Киево-Печерский монастырь во второй половине XI — начале XII в. стал центром, оказывавшим важное духовное влияние на общественное сознание своих современников. (Более подробно об этом будет рассказано в главе, посвященной общественной мысли и культуре Киевской Руси.) Печерские старцы стремились к утверждению в жизни общества норм христианской морали, обличали несправедливость общественных порядков, боролись за прекращение княжеских усобиц.

Но не только печерские старцы обладали в то время большим общественным авторитетом. Так, известно, что в 1128 г. игумен монастыря Св. Андрея Григорий, пользовавшийся большим авторитетом в Киеве, созвав «собор иерейский», сумел предотвратить войну между сыном Владимира Мономаха Мстиславом и черниговским князем Всеволодом Ольговичем.

При рассмотрении положения общественных низов в их составе выделяются три неравные по численности и положению в обществе группы: торгово-ремесленное население города, «холопы»-рабы и крестьяне — члены объединений «соседей» — сельских общин.

Население города. В положении населения города и сельских жителей было много общего. Население города образовывало большую самоуправляющуюся общину, во внутреннюю жизнь которой княжеская администрация не вмешивалась. Жители города, как и деревни, подчинялись суду посадников и должны были уплачивать дань в княжескую казну. Но их положение в обществе в некоторых отношениях существенно отличалось от положения сельских жителей. Городские ополчения составляли важную часть вооруженных сил государства, и в сложных напряженных ситуациях правитель-князь искал их поддержки.

Население города отнюдь не было покорной массой, готовой подчиняться любым решениям власти. Доказательством этого являются события, происходившие в Киеве в 1068 г. Население столицы было недовольно князем Изяславом Ярославичем, проигравшим сражение с половцами. Собравшееся на торгу вече киевлян требовало от князя оружия и коней, чтобы возобновить борьбу. Когда Изяслав отказал, киевляне освободили сидевшего в Киеве в тюрьме полоцкого князя Всеслава и посадили его на киевский стол, Изяслав бежал. Когда через несколько месяцев он вернулся с польским войском, а Всеслав бежал, бросив киевлян на произвол судьбы, горожане, собравшись на вече, заявили, что готовы принять Изяслава, если он отошлет польское войско, в противном случае они подожгут город и уйдут в «греческую землю». Князь был вынужден согласиться с этим требованием.

Чтобы подчинить горожан своему контролю и руководству, княжеская власть стремилась использовать деление городского населения на сотни. Сотни были ячейками их социальной организации, и одновременно из них формировались отряды, на которые делилось городское ополчение. Во главе сотен стояли сотские, а во главе всего объединения городских сотен — тысяцкий. В походе тысяцкий командовал городским ополчением. В конце 80-х гг. XI в. тысяцким Киева был киевский боярин Ян Вышатич, потом его сменил его брат Путята. Сотскими князь тоже стремился назначить своих людей. В рассказе о пирах Владимира Святославича сотские упоминаются как их участники вместе с княжеской дружиной.

Между сотскими и тысяцкими, назначенными князем, и простыми горожанами отношения не всегда складывались мирно. Когда в 1113 г. умер киевский князь Святополк Изяславич и в Киеве временно не стало правителя, киевляне напали на тысяцкого Путяту и сотских и разграбили их дворы. Волнения прекратились, лишь когда «лучшие мужи» поспешно призвали на киевский стол прославленного своими победами над половцами Владимира Мономаха.

Все это показывает, что управление городскими общинами было для княжеской власти серьезной проблемой и требовало от нее немалых сил и умения.

Рабство (холопство) в древнерусском обществе. Рабство, существовавшее в смягченной форме еще у восточных славян в эпоху Великого переселения народов, стало получать все более широкое распространение, когда начались частые войны между племенами, сопровождавшиеся обращением в рабство иноплеменников. Первоначально рабы (древнерусские «холопы») были прежде всего предметом торговли, за них можно было получить различные материальные блага. Но постепенно владельцы рабов стали использовать их труд в своем хозяйстве. В XI–XII вв. появились и новые источники рабства, связанные с углублением социального неравенства. В рабство (холопство) стали продавать себя сами люди, не имевшие средств к существованию, в него стали обращать должников, неспособных выплатить долги, и преступников.! Особенно много таких холопов было в княжеском — «государственном» — хозяйстве, прежде всего из их числа частично пополнялись, о чем уже говорилось выше, ряды служилого населения. Другая часть пахала землю под присмотром «сельских» и «ратайных» старост. Были свои холопы и у дружинников, в особенности у членов «старшей» дружины. Такие люди были слугами, сопровождавшими господина и выполнявшими его поручения, или были заняты трудом в его домашнем хозяйстве.

Холоп был полной собственностью господина (за его похищение уплачивался такой же штраф, как за украденное имущество), и господин нес ответственность за совершенные им проступки, если не хотел холопа выдать. Несмотря на единство правового статуса, реальное положение холопов было неодинановым. Несвободные княжеские слуги, пользовавшиеся доверием князя, могли получить от него важные должности в княжеском хозяйстве и пользовались немалой властью и влиянием. Их положение резко отличалось от положения обычных холопов, занятых подневольным трудом в хозяйстве господина. По мере того как «старшие» дружинники стали создавать собственное хозяйство с зависимыми людьми, у них стали также появляться привилегированные холопы, управлявшие их хозяйством.

В «Пространной Правде» отмечено появление еще одного типа холопов — холопа, которого господин посылал на «торг» продавать принадлежавший ему товар.

Среди населения, подчиненного власти социальных верхов, холопы составляли сравнительно немногочисленную прослойку, подавляющее его большинство — это лично свободные люди — члены общин.

Сельская община раннего Средневековья. Немногочисленные свидетельства письменных источников в сочетании с данными археологии и ретроспективным анализом более позднего материала позволяют реконструировать характерные черты общины раннего Средневековья, отличавшие ее от более поздней классической формы русской общины.

На территории, являвшейся объектом хозяйственной деятельности общинников, лишь небольшая часть была хозяйственно освоена и распахана; поселения располагались в наиболее удобных для земледелия местах, чаще всего — на террасных площадях речных долин. В этих условиях в жизни общинника охота, собирательство и промыслы играли гораздо большую роль, чем в более поздние времена. Крупные поселения были редкостью. По территории общины были разбросаны мелкие поселения из нескольких дворов. Более крупным поселением среди них был погост, где стояла приходская церковь. На погосте члены общины собирались для решения общих дел.

Община состояла из малых семей, каждая из которых самостоятельно вела хозяйство, обрабатывая земельный надел, примыкавший к ее поселению. Взрослые сыновья могли отделяться от отца, заводя самостоятельное хозяйство — «а двор… отень всяк меншему сынови» говорилось в «Пространной Правде».

При большом количестве свободной земли сделать это было нетрудно. Хотя в «Пространной Правде» говорится о «малой» семье как нормальном, типическом явлении, это не означает, что это была единственная форма семейной организации. Судя по данным источников более позднего времени, достаточно широко распространена и такая семья, где неразделенные братья вели совместное хозяйство. Сохранение таких семей было связано с тем, что им было легче противостоять суровым климатическим условиям. В эпоху раннего Средневековья крестьянин, когда его надел переставал давать урожаи, расчищал из-под леса новый участок с помощью соседей-общинников, что давало возможность на время поднять низкий уровень урожайности. С помощью общины осваивалась и степная целина. Однако то, что крестьяне обрабатывали свои окультуренные наделы самостоятельно, вовсе не исключало существования между ними и иных разнообразных прочных соседских связей. Всех членов общины объединяло совместное владение обширной не поделенной территорией, на которой лишь они могли пасти скот, охотиться на зверя, ловить рыбу, выделять в случае необходимости новые земельные наделы. Каждая община хорошо знала свои границы и упорно защищала их от посягательств соседей. В неблагоприятных природных условиях, которые существовали в Восточной Европе, взаимопомощь соседей была необходимым условием для сохранения отдельного крестьянского хозяйства. В отношениях с государственной властью одним из проявлений взаимопомощи было участие членов общины в выплате штрафов за преступление, совершенное одним из них. Совместно выплачивалась и «дикая вира», когда преступление было совершено на территории общины, а преступник не был найден.

В своих интересах государственная власть использовала роль общины, как общественной ячейки низшего уровня, возлагая на нее коллективную ответственность за розыск и поимку преступников. Человек, по каким-то причинам оказавшийся за пределами своей общины, утративший поддержку товарищей, становился одиноким и беспомощным «изгоем» (изгнанником из общины). Такие люди одними из первых попадали в зависимость от княжеских дружинников.

Община раннего Средневековья существенно отличалась от объединения соседей более ранней эпохи тем, что она была подчинена власти государства в лице посадника близлежащего града и сопровождавшего его отряда дружинников. Как видно из сказанного выше, вмешательство власти в жизнь общины осуществлялось в трех разных формах. Во-первых, с членов общины требовали различные поборы и повинности в пользу государства. Во-вторых, в случае совершения достаточно серьезных проступков членов общины вызывали в находившийся на «граде» княжеский суд, где налагали на них значительные по размерам штрафы. В-третьих, из числа членов общины забирали людей, отличавшихся особыми познаниями в каком-либо деле, чтобы определить их в нужные государственной власти службы. Во внутренний распорядок жизни общины государственная власть не вмешивалась. Многие дела общинники постарому решали между собой, не обращаясь в княжеский суд.

Об условиях жизни сельского населения известно преимущественно по материальным остаткам, найденным археологами, их жизнь не привлекала к себе внимания летописцев.

Главным видом хозяйства у восточных славян к XI–X вв. уже давно было земледелие. Неурожай зерновых становился причиной голода. Тягловой силой для обработки земли служила лошадь. Деревянные пахотные орудия были уже снабжены металлическими частями — железными наральниками и сошниками. Урожай собирали с помощью серпов, близких по форме к современным. Собранный урожай на юге хранился в зерновых ямах, на севере — в специально созданных для его хранения постройках или в скирдах на гумне. Для изготовления из зерна муки использовались жернова, а хлеб выпекался в печах на глиняных сковородках. Возделывался достаточно широкий ассортимент зерновых и бобовых культур. На протяжении раннего Средневековья характерная для эпохи раннего земледелия роль проса заметно уменьшилась. Главной зерновой культурой стала рожь. Количество семян ржи, найденных в раскопках на поселениях XIII в., равно общему количеству семян других зерновых культур: пшеницы, проса и ячменя.

В период раннего Средневековья восточным славянам были хорошо известны и главные огородные культуры: репа, капуста, морковь, лук, чеснок. Для обработки огородных участков использовались деревянные лопаты, лезвия которых часто оковывались железом, деревянные вилы и грабли. Вилы и коса с железным полотном использовались при заготовке сена для скота.

Среди найденных археологами на поселениях костных останков домашних животных свыше 50 % принадлежало крупному рогатому скоту. Он использовался главным образом для получения молока и молочных продуктов. Мясо коровы или быка редко присутствовало в рационе питания крестьянина, что резко отличало его от пищи дружинника. На мясо разводили свиней. Их кости занимают второе место среди костных останков, найденных археологами.

Найденные остатки костей, наконечники стрел, железные рыболовные крючки говорят о том, что в эпоху раннего Средневековья охота и рыбная ловля занимали в хозяйстве крестьянина достаточно заметное место.

Обнаруженные при раскопках остатки ткацких станов и пряслиц говорят о распространении ткачества. Жены крестьян сами изготавливали одежду для своей семьи. Они использовали льняные и шерстяные ткани, которые уже умели окрашивать в разные цвета, а для более теплой одежды — шкуры овец и диких животных.

На обширной территории Восточной Европы существовали первоначально два разных типа жилища. На юге был распространен тип, условно называемый «полуземлянкой», с полом, пониженным по отношению к поверхности земли, а также характерные первоначально для новгородско-псковского региона наземные жилища с полом на уровне земли или несколько поднятым над ним. В деревянных полуземлянках пол был земляным, иногда подмазанным глиной. В домах имелись печи двух типов — каменные и глиняные. Своды печей обычно не имели отверстий, и дым выходил из печи через топку. Крыша этих жилищ промазывалась глиной. В наземных домах пол был деревянным. Постепенно на большей части восточнославянской территории наземные дома вытеснили полуземлянки. Печь в этих домах ставили обычно рядом со входом. В темное время дом освещала лучина. Скот зимой размещался в хлевах, построенных рядом, а порой и в самом доме, который для этого разгораживался перегородкой, отделявшей помещение для семьи от помещения для скота. При недостатке корма зимой приходилось забивать молодых животных. Зимой же забивали свиней, коптили их мясо и заготавливали мясные изделия. «Колбаса» упоминается уже в берестяной грамоте XII в.

Фискальный гнет и разорение общинников. «Закупы». Дани, поборы и разорительные штрафы, вызывавшие особенно резкое недовольство населения, способствовали усилению трудностей, с которыми сталкивалось крестьянское хозяйство в своей борьбе за существование с суровыми природными условиями. Именно с воздействием этого фактора, а не с процессами разложения общины, следует связывать появление в источниках второй половины XI–XII в. свидетельств, указывающих на разорение части общинников. Некоторые из них, утратив всякие средства к существованию, чтобы спастись от голодной смерти, сами продавались в рабство. Другие, сохранив личную свободу, утрачивали свою самостоятельность и вынуждены были работать на чужой земле и в чужом хозяйстве. Одной из таких групп были «смерды». Сведения о них в древнерусских источниках скудны и противоречивы, поэтому вопрос о том, кто такие смерды, был предметом долгих споров между исследователями, не законченных до сих пор. Наиболее серьезно обоснованной представляется точка зрения, согласно которой смерды — это лично свободные крестьяне, посаженные на княжеской земле и занятые трудом в княжеском хозяйстве. Как часть княжеских людей, смерды находились под защитой князя, а в случае смерти смерда, не имевшего сыновей, его движимое имущество — «статки» — отходило князю. По мере усиления зависимости крестьянских общин от государственной власти в текстах, отражавших взгляды социальных верхов, смердами все чаще стали называть всех жителей деревни.

Другую группу таких разорившихся людей составляли так называемые закупы, ряд сведений о которых сохранился в «Пространной Правде». «Закупом» был обедневший, утративший средства производства крестьянин, который, чтобы обеспечить существование своей семьи, был вынужден брать у более состоятельного человека в долг коня, плуг, борону и «копу» (в ряде случаев стоит вариант «купу»). Под «копой», скорее всего, понимается большое количество (60) необмолоченных снопов для посева. Таким образом, закуп работал в хозяйстве кредитора, на его земле, с его скотом и орудиями и по его сказаниям. Такой человек находился уже в определенной зависимости от господина, отрабатывая свой долг. Закуп сохранял еще ряд черт прежней свободы: закон запрещал господину посягать на его имущество, требовать возврата ссуды в повышенном размере, но при этом господин мог бить закупа «про дело», а за самовольный уход ему грозило превращение в раба.

Появление у княжих «мужей»-дружинников зависимых людей, поселенных на их земле и работавших на них, означало новый важный шаг в развитии древнерусского общества. Противостоящие друг другу социальные типы раннего Средневековья — княжеский дружинник и свободный общинник — входили в систему отношений, которую исследователи склонны определять, как «государственный феодализм», когда господствующий слой живет за счет распределения и потребления государственных доходов. Им на смену стали постепенно приходить типы, характерные уже для развитого феодального общества: господин-феодал и сидящий на его земле зависимый крестьянин. На вторую половину XI–XII в. приходится лишь начальный момент в формировании этого общества, а ведущим типом остается общинник на государственной земле.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Государственный строй и политическая жизнь Древней Руси

Особенности общества Древней Руси

В Древней Руси с начала развития государства шло сложение раннефеодального общества. Основную массу населения государства составляли свободные общинники. В Древнерусском государстве земледельческая община была социально-экономической основой общества. Община отвечала перед государством за порядок на свой территории, платила виру за своих членов, распоряжалась землей. Называлась община «вервью», возможно, это слово связано с веревкой, которую использовали для разграничения земельных участков. Общинники платили князю дань за владение землей, с течением времени князь стал восприниматься как владелец всей земли.

Военная добыча оставалась для князя и дружины основным источником доходов, несмотря на то, что они собирали дань с населения. Примечательно при этом, что уже в конце $X$ века стали появляться населенные пункты, занимавшиеся промыслами (пушниной, бортничеством и т.д.) и коневодством. Вероятно, это были целиком княжеские села, потому что промысловые продукты использовались для торговли в Византии, а кони, разумеется, для походов.

Рисунок 1.

Замечание 1

Определенно можно сказать, что специальные поселения для обеспечения княжеского рода и дружины стали появляться с разрастание династии Рюриковичей и, соответствующим ему, увеличением дружин. Боярские владения поначалу появлялись в качестве награды за службу. И все же, свободные общины преобладали приблизительно до $XII$ века.поэтому раннефеодальный характер общества может рассматриваться только как вектор развития.

Разновидности зависимого населения

В селах князей и бояр трудились зависимые люди, холопы, пополнявшиеся военнопленными или разорившимися соплеменниками. Тем не менее, обращение в рабство за долги на том этапе было запрещено. Подневольный труд использовался очень широко, от сельхоз работ до административных должностей – тиунов и огнищан.

В $XII$ веке появилась еще одна категория зависимых – закупы, это люди, продавшие себя в рабство за ссуду. Закуп отрабатывал свой долг, но при этом не терял хозяйство. Положение закупа защищалось законом, его нельзя было обратить в полного холопа. Выплатив долг, закуп мог быть свободным.

Вообще, для общества Древней Руси характерно обилие сложных форм свободы и зависимости, при общем преобладании свободного населения. Это говорит о переходном характере общества.

Политическая организация Древней Руси

Исследователи в большинстве своем характеризуют Древнюю Русь как раннефеодальную монархию. Во главе государства стоял великий князь, являвшийся защитником земли, а также управителем и законодателем.

Особенностью этой формы государственного строя является сохранение некоторых элементов догосударственного периода общества. Эти элементы идут из «военной демократии» и несколько ограничивают власть князя. К числу таких моментов относится вече, особенно сильно укрепившееся в Новгородской земле, а также дружина князя. Дружинники были скорее советниками князя, чем подданными. С ними он обсуждал многие вопросы и не мог не считаться. Наиболее влиятельные дружинники входили в постоянный совет и назывались боярами. Рядовые дружинники назывались «отроками».

Сохранялось вооружение свободных общинников, их участие в военных походах передают летописи. Вообще возможность иметь оружие свободному человеку весьма укрепляла вече.

Власть в Древней Руси передавалась по наследству, но не обязательно от отца к сыну. В сознании всего населения той эпохи Древнерусское государство было владением династии Рюриковичей. Это владение обеспечивалось «лествичной» системой наследования, что означает передачу власти по старшинству. Основой государственной системы Древнерусского государства, таким образом, стал династический сюзеренитет.

Замечание 2

Однако с принятием христианства растет сакральное восприятие личности князя. Это позволяет укрепляться предпосылкам единоличной власти. Политическая форма государства изменялась вместе с событиями истории самой страны. Единство династии позволяло некоторое время сохранять единство государства. На практике это означало, что выделяемые князю земли после его смерти возвращались роду. Но со смерти Ярослава Мудрого единство государства начало рушиться, начинаются раздоры внутри сильно разросшегося рода Рюриковичей.

Для сохранения единства государства и под влиянием внешних факторов с подачи Владимира Мономаха был созван съезд князей в Любече в $1097$ году. На этом съезде были закреплены решения, которые разрушили родовой сюзеренитет. Князья стали владеть каждый своей землей, то есть родовое владение заменилось семейным. Старшинство в роду заменилось политическим единовластием. Стали формироваться микродинастии Рюриковичей. Новые условия вели к становлению вассальных поземельных отношений и, в результате, к окончательной раздробленности государства.

Элементы народной борьбы в Древнерусском государстве

В советской историографии народные движения трактовались только в духе классовой борьбы антифеодального характера. На современном этапе наука признает неоднозначность этих выступлений.

В $1024$ году в Суздальской земле произошло восстание в результате голода. Предводителями восставших смердов были языческие волхвы. Если советские ученые трактовали это восстание как классовый бунт против местной знати, то сейчас некоторые исследователи считают, что нельзя отбрасывать языческий фактор. Согласно языческим традициям племенная знать обеспечивала урожай, потому что обладала определенными сверхъестественными силами. Поэтому волхвы считали, что эта знать просто задерживала урожай. Поэтому убийство здесь уже не акт классовой ненависти, а ритуал.

В $1068$ году произошло восстание в Киеве. Оно было вызвано поражением сыновей Ярослава Мудрого от половцев в ходе битвы на Альте, кроме того, великий князь Изяслав не соглашался вооружать киевлян для защиты. В советской науке это восстание считалось одним из грандиозных городских движений. Фроянов И.Я. считает, что восстание было направлено исключительно против Изяслава, не выполнившего свою прямую обязанность по защите государства. Изгнав Изяслава, киевляне разграбили его имущество, поскольку по племенным представлениям оно было общим добром и в распоряжении князя находилось только на время. Вернувшемуся с помощью польских родичей в $1069$ году Изяславу теперь приходилось учитывать городские настроения.

В следующий раз восстание в Киеве произошло в $1113$ году. Его причиной был экономический и социальный кризис – засилье ростовщиков, ухудшение материального положения населения, а также продолжение усобиц и не пользовавшаяся симпатией политика Святополка. Владимиру Мономаху, сменившему Святополка после его смерти, пришлось принять Устав, регламентирующий деятельность ростовщиков и в некотором смысле защищавший простое население от порабощения.

Замечание 3

Таким образом, можно резюмировать, что народные движения в $XI-XII$ веках были многоплановыми и сочетали в себе языческие, политические и социальные элементы. Это подтверждает тот факт, что русское общество находилось на переходном этапе. При этом необходимо учитывать, что в волнениях усиливался социальный вопрос, то есть они были как бы зеркалом, отражавшим рост неравенства и увеличения количества зависимых людей. Любопытно, что в ходе решения социальных вопросов население сразу же возвращалось к догосударственным методам, используя общинные и языческие обычаи.

Древнерусское государство развивалось с точки зрения культуры, экономики и политики. Феодальные отношения начинали зарождаться. Но в целом общество было еще довольно примитивным. Свободные земледельцы преобладали как с экономической, так и с социальной позиции. Власть князя существовала в рамках вечевого строя, но все же прослеживалась тенденция к усилению единоличного правления. Единоличная власть князя позволяла удержать единство государства. В этом помогало принятие христианства, поскольку в этой религии личность князя становилась сакральной.

spravochnick.ru

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ОБЩЕСТВА

В V–XIV вв.

(2 часа)

 

1. Складывание древнерусской народности: роль в этом процессе геополитического фактора и этнокультурных контактов восточных славян с их соседями.

2. Проблема генезиса Древнерусского государства в литературе: версии, мнения.

3. Киевская Русь в IX–XI вв. Принятие христианства и его последствия. «Русская правда» о древнерусском обществе.

4. Распад Киевской Руси. Русские княжества в XII – начале XIII вв.

5. Русь и татаро-монголы. Дискуссии в литературе.

Понятия и термины:

Вассал, вече, византизм, вервь, вече, вотчина, генезис, геополитический фактор в истории, государство, гривна, баскак, бояре, Боярская дума, деспотия, дружина, закуп, князь, мир, натуральное хозяйство, норманны, норманнская теория, община, племя, политеизм, полюдье, погост, рядович, ростовщичество, славяне, смерд, сословие, средневековье, феодализм, христианство, челядь, язычество, ясак.

 

Вопросы и задания:

1. Каковы современные научные представления о происхождении славян?

2. Что вы можете сказать об общественном строе, обычаях и характере восточных славян, опираясь на описания византийских авторов?

3. Назовите основные восточнославянские племенные союзы, дайте краткую характеристику местам их поселения и занятиям.

4. Кто был соседями племенных союзов восточных славян? Какие отношения складывались у восточных славян с их соседями?

5. Охарактеризуйте хозяйство и социальные отношения восточных славян в VIII–IX вв. Чем вы объясняете изменения, которые происходили в социальных отношениях восточных славян?

6. Раскройте предпосылки формирования государства у восточных славян. Назовите основные этапы государственности.

6. В чем заключается суть научной дискуссии по так называемой норманнской проблеме? Согласны ли вы с ее положениями?

7. Перечислите основные исторические предпосылки крещения Руси.

8. Свидетельствует ли «Русская Правда» о наличии социального неравенства в древнерусском обществе? Если да, то в чем это выражается?

8. Какой вывод о международном положении Руси можно сделать на основании тех династических браков, которые были заключены членами семьи Ярослава Мудрого с представителями монархических семейств других стран?

8. Назовите причины феодальной раздробленности. Являются ли они общими для Руси и стран Западной Европы?

9. Как можно оценить влияние татаро-монголов на Русь? В чем оно конкретно проявилось?

 

Темы сообщений и докладов:

1. Языческие верования у восточных славян.

2. Западноевропейские связи Киевской Руси.

3. Киевская Русь и Великая Степь.

4. Киевская Русь и Византия.

5. Культура Древней Руси (по выбору – письменность, естественно-научные знания, архитектура, искусство).

6. Принятие христианства: причины, последствия.

7. Новгородская республика.

8. Империя Чингис-хана.

9. Борьба Руси с татаро-монгольскими захватчиками.

10. Портреты в историческом интерьере: княгиня Ольга, Святослав, Ярослав Мудрый, Владимир Мономах, Александр Невский, Сергий Радонежский).

11. Былины Древней Руси.

12. Роль православной церкви и борьба с Ордой.

13. Происхождение названия «Русь»: версии, мнения.

 

Источники:

1. Повесть временных лет // Древнерусская культура. – М., 1993.

2. Русская Правда // Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней: Учебное пособие. – М., 1999.

3. Гузарова Н.И., Гузаров В.Н. Повесть временных лет; Русская Правда // Традиционное общество России (IX–XVII вв.): Методическое пособие. – Томск: Изд-во ТПУ, 1999. – С. 20–21, 22–37.

4. Договора Руси с Византией 907 г., 944 г.; Договора Новгорода с готским берегом и с немецкими городами 1189–1199 гг. // История российского предпринимательства. Хрестоматия. – Томск, 2000.

 

Литература:

1. Андреев В.Ф. Северный страж Руси: очерки истории средневекового Новгорода. – Л., 1983.

2. Введение христианства на Руси. – М., 1987.

3. Великий Новгород в истории средневековой Европы. – М., 1999.

4. Вернадский Г.В. Киевская Русь. – М., 1999.

5. Вернадский Г.В. Монголы и Русь. – М., 1997.

6. Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории. Нашествие. – М., 1987.

7. Гумилев Л.Н. Древняя Русь и Великая Степь. – М., 1993.

8. Гумилев Л.Н. От Руси к России. – М., 1992.

9. Данилевский И.Н. Древняя Русь глазами современников и потомков (IX–XII вв.): курс лекций. – М., 1999.

10. Джаксон Т. Варяги – создатели Древней Руси // Родина. – 1993. – № 2.

11. Древняя Русь. – Л., 1988.

12. Древняя Русь в свете зарубежных источников. – М., 2000.

13. Егоров В.Л. Золотая Орда: мифы и реальность. – М., 1990.

14. Каргалов В.В. Монголо-татарское нашествие на Русь. XIII в. – М., 1966.

15. Каргалов В.В. Конец Ордынского ига. – М., 1980.

16. Каргалов В., Сахаров В. Полководцы Древней Руси. – М., 1986.

17. Кобрин В.В. Власть и собственность в средневековой России. – М., 1985.

18. Кобычев В.Н. В поисках прародины славян. – М., 1993.

19. Коваленко В. Распад Земли: княжества домонгольской Руси // Родина. – 1999. – № 8.

20. Ключевский В.О. Полный курс лекций: в 3 кн. – М., 1993. – Кн. 1.

21. Курбатов Г.Л., Фроянов И.С. Христианство: античность, Византия, Древняя Русь. – Л., 1988.

22. Литература и культура Древней Руси. Словарь-справочник. – М., 1994.

23. Лихачев Д.С. Культура Руси. – М., 1992.

24. Лукин П. Упоминание веча в ранних славянских памятниках // Отечественная история. – 2006. – № 4.

25. Мавродин В. Происхождение русского народа. – Л., 1988.

26. Муравьев А.В., Сахаров А.М. Очерки по истории русской культуры IX–XVIII вв. – М., 1984.

27. Отечественная история: учебное пособие / Под ред. Н.В. Трубниковой. – Томск: Изд-во ТПУ, 2009.

28. Пресняков А.Е. Княжеское право в Древней Руси: очерки по истории Х–XI вв. – М., 1993.

28. Путилов Б.Н. Древняя Русь в лицах: Боги, герои, люди. – СПб., 1999.

30. Размышления о России и русских: Штрихи к истории русского национального характера. – М., 1996. – Вып. 1.

31. Рапов О.М. Русская церковь в IX – первой трети XII вв. Принятие христианства. – М., 1988.

32. Романов Б.А. Люди и нравы Древней Руси. – М.-Л., 1966.

33. Рябцев Ю.С. Путешествие в Древнюю Русь. Рассказы о русской культуре. – М., 1995.

34. Рязановский В.А. К вопросу о влиянии монгольской культуры права на русскую культуру и право // Вопросы истории. – 1993. – № 7.

35. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества в XII–XIII вв. – М., 1993.

36. Рыбаков Б.А. Мир истории. Начальные века русской истории. – М., 1984.

37. Рыбаков Б.А. Первые века Русской истории. – М., 1964.

38. Сахаров А.Н. Дипломатия Древней Руси. – М., 1987.

39. Тойнби А. Византийское наследие России / пер. с англ. // Alma mater. – 1996. – № 2.

40. Топорков А. Огонь // Родина. – 1993. – № 12.

41. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. Учебное пособие. – М., 1999. – С. 1–47.

42. Хрестоматия по истории России. В 4-х томах. С древнейших времен до XVII века. – М., 1994. – Т. 1. – Раздел 1,2.

43. Церковь, общество и государство в феодальной России. – М., 1990.

44. Анисимов Е.В. История России от Рюрика до Путина. Люди. События. Даты. – СПб.: Питер, 2007

44. Хрестоматия по истории России: учебное пособие. – М.: Проспект, 2008.

45. Данилов А.А. Краткий исторический словарь. – М.: Проспект, 2009.

46. Кузнецов И.Н. Отечественная история: учебник. – М.: Дашков и К, 2009.

47. История России. Учебник для технических вузов. – М.: Высшая школа, 2009.

48. Михайлова Н.В. Отечественная история: учебное пособие / Н.В. Михайлова. – М.: КНОРУС, 2010. – 192 с.

49. Семин В.П. История России: учебник / В.П. Семин. – М.: КНОРУС, 2011. – 440 с.

 

ТЕМА 3

studopedya.ru

Религиоведение: Рабовладельческий характер древнерусского общества

Фактический материал по истории Древней Руси свидетельствует о рабовладельческом характере древнерусского общества как в период принятия христианства, так и после крещения, причем имелась тенденция в сторону увеличения труда рабов в хозяйствах рабовладельцев. Помимо домашнего хозяйства, рабы использовались в сельском хозяйстве и ремесле. Рабов в Древней Руси рассматривали как вещь, их покупали и продавали, беглых рабов разыскивали. Рабы эксплуатировались в княжеском хозяйстве, в хозяйствах бояр и служителей церкви. Рабы ненавидели своих господ, проклинали их («…рабы же единогласно рекут: дай бог той жене спесивой сухотою болеть, что она нас не бережет! Дай ей бог то видети над детьми своими, что она нам сотворила!» — говорится в одном древнерусском памятнике 59). Рабы испытывали всевозможные притеснения в хозяйствах древнерусских рабовладельцев. В хозяйстве князя Изяслава рабы «многожды же биемы суть от приставник» 60. Не выдержав притеснений, как сообщает новгородская летопись, рабы в 1068 г. удавили своего господина — новгородского епископа Стефана 61. Киево-Печерский патерик (XI—XIII вв.) содержит неоднократные упоминания о церковных и монастырских рабах, о рабах других господ. Поэтому нет никаких оснований для утверждений, что христианство препятствовало развитию рабства после падения Рима. Рабство существовало в Европе не только после падения Рима, но и много веков позднее. Имеются сведения, что в XII веке Друцк был центром работорговли на территории Белоруссии 62. Как уклад в хозяйстве рабство существовало в России даже в XVII — начале XVIII в. 63. Рабовладение в качестве уклада существовало долго и в средневековой Европе. В XV в. на Балеарских островах был рынок для продажи рабов 64. Библейским учением рабство оправдывалось в капиталистической Америке XIX в.

В Древней Руси после постройки первой церкви в Киеве при Владимире была установлена десятина в пользу ее служителей, затем она была распространена и на другие церковные организации. Церковь получила право суда по семейным, гражданским делам, по делам о святотатстве, о наследстве, т. е. церковь решала вопросы социального порядка, помогала князю в управлении государством.

В середине XI в. образовался Киево-Печерский монастырь, а затем появились монастыри и в других городах Руси. Они становились экономическим оплотом церкви, хранителями церковных традиций, центрами подготовки христианских кадров. Через монашеское звание шел путь к сану епископа. Монастыри становились крупными землевладельцами, в хозяйствах которых эксплуатировался труд рабов. Первый настоятель Киево-Печерского монастыря вышел из семьи курского рабовладельца 65.

reled.net

общее и особенное в формировании и эволюции государственных отношений

Поиск Лекций

Раздел 1.СТАНОВЛЕНИЕ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ И ОСОБЕННОСТИ УПРАВЛЕНИЯ ТРАДИЦИОННЫМ ОБЩЕСТВОМ (IX-XVII вв.)

Глава1. Становление государственности и государственного управления в Киевской Руси (IX-XI вв.)

Древняя Русь как традиционное общество: общее и особенное в формировании и эволюции государственных отношений

Вопрос об образовании и эволюции Древнерусского государства, возникшего, как принято считать, в IX в. и просуществовавшего до середины XII в., является одним из наиболее сложных вопросов в исторической науке. Правильное его понимание возможно лишь в объективном сравнении с формированием и развитием государств в Европе, где эволюционный процесс, как полагают современные ученые, реализовался "в чистом виде", не будучи прерываем никакими неорганическими трансформациями.

В VIII-IX вв. в период складывания государственных отношений у восточных славян Киевское государство, со временем превратившееся в одно из крупнейших государств в средневековой Европе, представляло собой своеобразную федерациюместных полугосударственных образований.

С точки зрения характера власти это была раннефеодальная монархия, аналогичная империи Карла Великого в Западной Европе. В то же время в отличие от государств Западной Европы, возникших на развалинах Римской империи и во многом перенявших римские принципы государственности, что не могло не предопределить быстрые темны формирования в Европе государственных отношений, государственность восточных славян формировалась иными, более медленными темпами и, главное, на иных основаниях.

По мнению авторов новейших исследований, этот процесс развивался в общем индоарийском, а не только в узком европейском контексте. На его развитие оказали влияние как своеобразие российского феномена, связанное с особенностями православной государственности, так и специфические условия общественного развития славян в дохристианский период, в том числе лимитрофные (лат. limitrophus- пограничный) зоны межэтнического общения (половецкая степь, Золотая Орда, Литовская Русь). Древнерусское общество формировалось как полиэтничное, гетерогенноеобщество, создавалось в смешении трех субэтнических компонентов - славянского, бал тс ко го и финно-угорского со значительным участием германского, тюркского и северокавказского субстратов1. Системообразующим фактором сложного процесса социо- и этногенеза в русских землях, по мнению специалистов, были восточнославянский социальный генотип и индоевропейский языческий архетип (при катализирующем скандинавском и тюркско-хазарском влиянии).

Большое влияние на формирование древнерусского этноса и общественно-политическое развитие восточных славян оказал геополитический фактор. Равнинный характер территории зарождающегося государства, сложная гидрография Восточной Европы, равно как и особенности климата ("изотерма января", по определению Л. Н. Гумилева) обусловили специфические черты быта, образа жизни и психологии народов, заселявших Восточно-Европейскую равнину. В то же время своеобразие природных, экологических условий Восточно-Европейской равнины создавало в условиях постоянной опасности со стороны кочевников объективную основу для этнического и политического единства.

Как отмечалось в гл. 1 (вводной) учебника, в его основу была положена концепция исторической преемственности национальных исторических типов государственного управления: древнерусского (IX-XIII вв.), сословного (XV-XVII вв.), военнно-бюрократического (XVIII в.), административно-бюрократического (XIX - начало XX в.), советского (1917-1991 г.), современного (постсоветского).

В этой главеБудет рассмотрен исторически первый тип государственного управления - древнерусский в его сравнении с сословным, установившимся в более поздний московский период развития российской государственности (их сходство и различия). По установившемуся в пауке определению оба отмеченных типа управления характеризуют традиционное общество и поэтому с точки зрения сущностных черт базируются на некоторых общих основаниях. Вместе с тем они значительно отличаются друг от друга.

Ранее говорилось о характеристике традиционного господства, предложенной М. Вебером в его теории патримониального правления и, как считается, дающей теоретическую основу для уяснения ряда принципиальных сторон обозначенной проблемы.

Как заметил в работе о социологии бюрократии М. Вебера М. В. Масловский, в своем анализе патримониализма Вебер разводит понятия "патриархальное", "патримониальное" и "сословное" господство. Хотя патримониализм в социологии Вебера выступает как один из типов традиционного господства, производный от "первичного" патриархализма - это не тождественные понятия. Главным отличительным признаком патримониализма, согласно Веберу, служит наличие в распоряжении патримониального правителя особого аппарата управления, которого нет в патриархальных властных структурах.

Если патриархальное господство всегда следует традиции, то при патримониализме опора на управленческий аппарат и военные формирования,которые набираются обычно из числа рабов, наемников или подданных, принадлежащих к непривилегированным слоям населения, и выступают орудием личной власти господина, позволяет последнему в известных пределах не считаться с требованиями традиции

Сказанное не означает, что патримониальное государство не нуждается в традиционной легитимации. Скорее наоборот, патримониализм не мыслится вне традиционного общества. Режим же, при котором правитель действует главным образом по своему усмотрению, опираясь на военную силу и игнорируя традицию, М. Вебер выносит за рамки чисто патримониального правления, обозначая его термином "султанизм". К такого рода режимам немецкий социолог относил средневековые государства Ближнего Востока, представлявшие собой, по его мнению, классический пример "султанизма", опиравшегося на патримониальные войска. Их неустойчивость во многом определялась тем, что правители этих государственных образований, полагаясь только на военную силу, часто становились заложниками армии, которая в любой момент могла выйти из-под их контроля.

Обычно в патримониальном государственаселение разделялось на две основные группы:

-лично зависимых слуг правителя, из числа которых формировался административный аппарат,

- политических подданных, которые не являлись лично зависимыми, однако несли разного рода повинности.

При этом экономическая эксплуатация подданных, как правило, осуществлялась методами, предполагавшими коллективную ответственность определенных групп населения за отправление их членами государственных повинностей.

С развитием государственных отношений на смену чисто патримониальному типу господства в рамках традиционного общества приходит сословный тип правления, который характеризуется Вебером как децентрализованный вариант патримониализма. Суть изменений состояла в том, что в рамках этой разновидности патримониализмавласть правителя была ограничена уже не священной традицией, а правами и привилегиями формирующихся сословий и чиновников (сословные монархии).

Очевидно, что общественный строй Древней Руси с момента образования единого Киевского государства, если исходить из вышеизложенного, можно охарактеризовать как переходный от чисто патриархального типа управления к патримониальному. Его основной особенностью было то, что в отличие от более позднего сословного строя, установившегося, как отмечалось, в Московском государстве, в древнерусском обществе еще не сформировались сословия и не сложилась административная система, бюрократический аппарат.

Функции управления еще не отделились от функций власти, существовало тождество власти и управления: киевский князь управлял древнерусским обществом лично с помощью своей личной администрации -дружины.

Эта система власти и управления выросла из периода "военной демократии" с характерной для этого строя вечевыми традициями и общинной формой устройства общественной жизни. Она строилась на участии всех взрослых мужчин в управлении общиной, всеобщем вооружении, публичном назначении военачальников и опиралась на племенные традиции в форме обычаев, ритуалов, нравственных норм. В то же время в отличие от родоплеменного общества киевский князь уже имел в своем распоряжении постоянный (пока еще личный) аппарат управления в лице дружины, служившей в руках князя как инструментом принуждения и управления, так и средством защиты его собственных интересов.

Отмеченные особенности, характерные для традиционных обществ па раннем этапе их развития, были в той или иной мере свойственны большинству средневековых государств Европы. Однако формирование государственных отношений в каждом из них имело свои специфические особенности. Присущи они были и древнерусской государственности.

В процессе своего становления древнерусская государственность прошла ряд этапов, в своей основе во многом аналогичных процессу зарождения государственности у западных славян. Основным содержанием этого процесса был эволюционный переход от родоплеменных отношений, характерных для периода "военной демократии", к формированию основ раннеславянской государственности. Он сопровождался, с одной стороны, выделением из общей массы общинников племенной знати, из среды которой стали выбираться вожди и старейшины, с другой - образованием первых племенных княжений, возглавляемых племенными князьями. В VI-VIII вв. в землях восточных славян наблюдается активный процесс формирования союзов племен, структура власти которых пока еще совпадала с организацией племенной власти. В качестве верховных органов племенных союзов выступали народные собрания (вече), по традиции утверждавшие обязательные для всех правила, которые после освящения их жрецами приобретали характер общественных норм. К этому времени относится появление первых городов (Киев, Полоцк, Смоленск), выступавших в то время в качестве военно-политических, административных и культовых центров племенных союзов.

Дальнейшая эволюция общественного строя восточных славян в условиях внешней угрозы привела к постепенному разложению родоплеменных отношений и замене родоплеменной организации общества территориальной, объединявшей уже несколько союзов племен, что создавало предпосылки для возникновения публичной власти как основного атрибута зарождавшейся государственности. На смену горизонтально организованным власти и управлению, что являлось отличительной чертой властных отношений в период "военной демократии" (жрецы, совет старейшин и военный предводитель), приходит иерархически построенная форма управления, которую некоторые современные ученые определяют понятием "вождество" и считают переходной формой от племенного строя к раннему государству.

Исходным событием, положившим начало формирования государства у восточных славян, принято считать произошедшее в VIII в. в Среднем Поднепровье в ходе борьбы с хазарами объединение нескольких союзов славянских племен (северяне, радимичи и некоторые другие) во главе с полянами, приведшее к возникновению одного из центров древнерусской государственности. В IX в. на базе северо-западного союза во главе со славянами, подчинившими себе племенные союзы кривичей и финно-угорские племена, возникает государственное образование с центром в Ладоге, а затем в Новгороде.

Продолжает оставаться дискуссионным вопрос о роли и значении варяжского элемента ("призвание варягов") в процессе формирования древнерусской государственности. Древние письменные источники, и в частности вставная легенда древнейшей общерусской летописи "Повести временных лет" о призвании новгородцами Рюрика в 862 г., свидетельствуют о том, что в борьбе с хазарами славяне рано стали практиковать заключение союзов (пактов) со скандинавскими (варяжскими) конунгами и их дружинами, которых они именовали "русью". С варягами древние русские источники связывают объединение по великому водному пути "из варяг в греки" в 882 г. (после похода на Киев из Новгорода князя Олега) двух основных центров древнерусской государственности в единое Киевское государство.

Как считают многие современные исследователи, династия Рюриковичей, вероятно, с самого начала была связана с одним из славянских родов, достаточно быстро ославянилась, перенеся самоназвание "русь" на всю государственную территорию восточных славян. По мнению А. Г Кузьмина, выдвинувшего концепцию разноэтничности славян и "русп", скорее всего варяги представляли собой одну из ветвей балтийских славян или в узком смысле - ассимилированное ими племя вариноп (на что указывает и летописное "суть люди новгородские от рода варяжска"). Что касается русов, считавших себя аристократическим славянским родом, то вопрос о их происхождении остается открытым. Только в Прибалтике было несколько "Русий>. В Восточной Европе наиболее известны были руси-руни (руги), шедшие па восток и балтийским путем, и с Дуная, хотя все они говорили по-славянски (на славянском языке был составлен греческий оригинал договора Руси с греками)1. Как считает А. Г. Кузьмин, для Киевской Руси "гораздо большее значение имела Русь Дунайская (Ругиланд), откуда, по летописи, и вышли славяне и русь".

Сказанное отнюдь не отменяет того исторически важного значения, которое имела деятельность первых русских (варяжских) князей в процессе становления древнерусской государственности. Как отмечал в связи с этим один из крупных русских историков С. Ф. Платонов, будучи первой общей властью среди многих разрозненных раньше миров, варяжские князья с их дружинами были "первыми представителями племенного единства". Передвигаясь с места на место по русской земле, соединяя племена и города в общих военных и торговых предприятиях, князья "создавали этим почву для национального объединения и национального самосознания. Сплотив государство внешним образом, они создавали и возможность внутреннего сплочения".

В дискуссии о призвании варягов есть и другая, более глубокая с точки зрения интересующего пас вопроса сторона, па которую часто не обращают должного внимания. Вопрос о призвании варягов прямо связан с очень важной для правильного понимания общественно-политического развития Древней Руси проблемой, касающейся особенностей взаимоотношения власти и общества в Древнерусском государстве, равно как и отношений внутри формирующейся правящей элиты. Внимательный анализ этой проблемы дает основание говорить об особой форме зарождения и эволюции государственных отношений в древнерусском обществе, значительно отличавшихся от аналогичного процесса в странах Западной Европы. Именно здесь, очевидно, следует искать причины и истоки своеобразия национальной государственности в древний и более поздний периоды русской истории. Далее эта проблема будет рассмотрена подробнее.

В приведенном выше высказывании, связанном с оценкой роли варяжских князей как "первых представителей племенного единства" восточных славян, С. Ф. Платонов, кроме прочего, затронул весьма интересную особенность правления первых Рюриковичей, в некоторой степени подтверждающую наш вывод о том, что вопрос о призвании варягов имеет гораздо большее значение, чем это кажется на первый взгляд.

Выясняя истоки и природу древнерусской государственности, ученый указывает (по аналогии с описанной выше концепцией М. Вебера) на существование в государственном развитии различных стран трех главных видов политической власти

-патриархальной, вырастающей на основании кровных связей (свойственной народам кочевым и полукочевым),

- вотчинной или патримониальной (когда известное лицо считает своей собственностью всю территорию племени, а в силу этого и людей, живущих на территории, признает подвластными себе),

-более поздней современной,возникающей на почве развития национального самосознания.

Как считает С. Ф. Платонов, власть в Древнерусском государстве не может быть отнесена ни к одному из указанных типов политической власти.

Во-первых, потому что первые русские (варяжские) князья не могли господствовать у нас в силу кровного начала,

во-вторых, они не могли считать землю своей собственностью;

- что касается современной национальной власти, то она смогла утвердиться только в период формирования единого Русского централизованного государства в московскую и более позднюю эпоху.

Приведенное наблюдение маститого ученого имеет принципиальное значение прежде всего с точки зрения выявления общего и особенного в формировании государственности и государственных (служебных) отношений у различных народов.

Большинство европейских государств, возникших после распада Западной Римской империи, формировалось в результате завоевания бывших ее владений молодыми "варварскими" народами, преимущественно германскими племенами. Так, образование Франкского государства (современная Франция) в V в. произошло в результате завоевания Северной Галлии германским племенем - салическими франками. Завоевывая отдельные территории распавшейся Римской империи, вожди германских племен обычно раздавали значительную часть завоеванных земель своим сподвижникам в так называемые бенефиции, предоставляя их владельцам широкий иммунитет (неприкосновенность). Во Франции в IX в. эти бенефиции были превращены в наследственные владения и стали называться феодами. Возникшая на этой основе феодальная система сделала феодальную аристократию почти независимой от королевской власти и привела к непрекращавшейся борьбе феодалов с собственными королями. В этих условиях франкские короли вынуждены были в борьбе с феодальной аристократией опираться на города, которые получали от королевской власти широкие права. К XIV в. королевская власть во Франции одержала победу, установив в стране форму абсолютной монархии.

В целом по этой же схеме происходило формирование государственных отношений в Англии. Однако были здесь и некоторые принципиальные особенности. В отличие от франкских королей король Вильгельм-завоеватель сразу отобрал у побежденных им народов всю землю и, раздав часть ее своим сподвижникам, большую часть оставил за короной. Это обеспечило ему значительную самостоятельность и независимость от феодальной аристократии. Этому способствовало также активное использование английскими королями наемных вооруженных сил. Таким образом, если во Франции королевская власть, опираясь на города, боролась с сепаратизмом местных феодалов, то, напротив, в Англии аристократия вместе с народом должна была бороться за ограничение сильной и вездесущей королевской власти. Если во Франции результатом борьбы королевской власти с местной аристократией стало утверждение абсолютной монархии, то в Англии рано обнаружилась тенденция к формированию представительных учреждений, ограничивающих власть короля (парламенты).Совсем по-другому развивался процесс в землях восточных славян.

На Западе государства возникли в результате завоевания, то у восточных славян формирование государства было связано с добровольным признанием власти (призвание варягов). Как свидетельствуют письменные источники, и в первую очередь "Повесть временных лет", наши предки, древние русичи были убеждены, что племенную рознь между славянскими полугосударственными образованиями могли преодолеть правитель или правители извне, стоявшие над этой борьбой и являвшиеся представителями более развитого в государственном отношении сообщества.

Призвание власти предопределило особый характер отношений между властью и населением. С самого начала эти отношения строились на взаимных обязательствах сторон. В отличие от королей Западной Европы варяжские князья не могли чувствовать себя полновластными хозяевами русских земель и должны были вступать в договорные отношения с местным населением, заключая соглашения с городскими собраниями и народными вече. Есть основания считать, что первые русские князья приходили в русские города не как завоеватели, а как представители местного населения (Олег не "взя град", а "прия град").

В отличие от западных королей Рюриковичи приходили в русские города со своими родственниками и дружиной, а не с феодалами в западном смысле слова. Не имея возможности свободно распоряжаться русскими землями, варяжские князья не могли привязать к себе своих дружинников экономически, раздавая им землю в собственность. Если на Западе наличие такой возможности у королей привело к раннему формированию иерархии собственности и вассальной зависимости феодалов от своих сеньоров, составивших основу феодальных отношений в европейских странах, то, напротив, дружина киевского князя не была связана с ним отношениями вассалитета. Отношения дружины и князя изначально строились па добровольных началах, основу которых составлял принцип личной преданности и товарищества. В этой системе отношений князь был лишь "первым среди равных". Как нетрудным был доступ в дружину, так же легко можно было и покинуть ее. И, напротив, зависимость служилого класса от верховной власти в России возникла только в Московском государстве и выразилась в формировании самим государством дворянского сословия.

Определенную роль в складыванииуказанного типа отношенийвнутри формирующейся правящей элиты Русского государства сыграл климатогеографический фактор, предопределивший в условиях "лесной" Руси более высокую ценность природных богатств, а не земледелия.

Эта особенность во многом способствовала формированию па Руси своего рода коллективной феодальной собственности ("семейного феодализма", по определению русского историка М. П. Погодина), при которой княжеские пожалования составляли не земельные угодья, а часть коллективно собираемой дани, а сами феодалы концентрировались в городах, вместе с князем осуществляя управление подвластными им землями.

Этот порядок не изменился и в период феодальной раздробленности древней Руси. Более того, договорное начало как в отношениях между князем и его дружиной, так и в отношениях князей с местным населением в удельный период еще больше усиливалось. С одной стороны, в условиях раздробленности у дружинников появилось больше возможностей оставлять службу с целью перехода от одного князя к другому, с другой - местные князья, стремясь занять тот или иной княжеский "стол", должны были обеспечивать себе поддержку местного населения, заключая с ним специальные договоры ("ряды"). В период раздробленности многие русские города пользовались правом призвания князей на правление.

Однако то, что было достоинством в киевский период развития древнерусской государственности, оказалось недостаточным для "демократического" развития русского общества в более поздний период строительства единого централизованного государства в Московской Руси. Как видно из приведенной выше характеристики средневековых европейских государств, в основе их формирования лежала не имевшая аналогов в восточных странах система вассалитета, строившаяся на принципе взаимного договора и права. Эта основная особенность Европы в совокупности с нехарактерным для Востока феноменом свободных городов предопределила господство договорно-представительных (впоследствии демократических) систем правления в западных странах. Не имея такого исторического опыта, большинство стран Востока, в том числе Россия, развивались в ином, часто противоположном, направлении. Это развитие шло в общем для восточных стран русле формирования самодержавных форм правления, основанных на личной воле правителя и не предполагавших ни договорных отношений, пи прав свободных граждан.

 



poisk-ru.ru

Особенность формирования государственной власти в Древней Руси

 

Для Руси эта особенность выражалась в специфике ее геополитической ситуации: 1) постоянное давление агрессивных степных кочевых народов; 2) экспансионизм соседних развитых стран Запада; 3) относительно слабые культурные контакты с цивилизованным миром; 4) ограниченность выхода к морям. Постепенно Русь превращалась в оборонное общество. Частые перемещения людей, нашествия кочевников, колонизация далеких окраин – все это предопределило преобладание выстраивавшихся сверху вертикальных политических связей. Если в средневековой Европе общество само решало свои проблемы, то на Руси, наоборот, государство превратилось в верховную организующую силу общества. К тому же у нас слабее, чем на Западе, шел процесс дифференциации по социальному и профессиональному признакам, медленнее развивались товарно-денежные отношения.

Горизонтальные общественно-политические связи не могли укоренить на Руси и по другой важной причине. Военные расходы государства при ограниченных людских и материальных ресурсах тяжким бременем ложились на плечи трудового населения страны. Именно на Руси оформилось понятие «половник», поскольку норма эксплуатации нередко доходила до 50%. Освоение территории в зоне рискованного земледелия приучало русского человека довольствоваться малым и выработало у него, по выражению историка А.Л.Щапова, «непосредственно-природный умственный взгляд». Замедленно в этой связи формировалось правосознание. В обществе не стала господствующей идея о том, что приложение труда к земле является основой собственности на нее и продукты ее обработки.

При всем том Древнерусское государство до нашествия монголо-татар шло в ногу с передовыми государствами Европы и Азии, то есть подчинялось общим закономерностям исторического развития. Специфика исторического пути Руси определялась переходным характером нашей Древности и ее особенностями - перескакиванием страны из Первобытности в Средневековье, минуя стадию рабовладельческих отношений. Определенный отпечаток наложило еще и то, что Русское государство сформировалось в так называемой «бессинтезной зоне» и не испытало на себе воздействия античной политической традиции.

Это повлекло за собой долговременность процессов складывания новых общественных форм отношений, консервацию пережитков общинной старины в сознании, быту и деятельности людей. Уже в киевский период в общих чертах сложилась стратификация общества. Однако сословные барьеры на Руси не были столь жесткими, как в странах классического феодализма в силу длительной незавершенности нормативного оформления общественного строя. Холопское состояние на Руси не являлось необратимым. Со времен Владимира Мономаха запрещалось обращать соплеменника в рабство за долги. Военнопленные, переходившие на положение челяди, превращались в «младших» членов семьи. Несмотря на то, что в домонгольский период шел быстрый прирост городов и городского населения, русские города сильно отличались от западноевропейских. У нас они скорее напоминали ремесленные феодальные поселки, абсолютно бесправные перед лицом бояр и князей. Но и сама знать нередко оказывалась в пораженном положении перед лицом верховного правителя.

Специфика экономического развития заключалась в переходном характере экономики древнего периода. Его главным признаком являлась многоукладность, то есть сосуществование зоны свободной сельской общины и частного боярско-княжеского землевладения при значительном перевесе первого сектора экономики. Даже усилившееся в XII-XIII вв. оседание боярско-княжеской прослойки на землях смердов не изменило в корне ситуацию. Феодальная зависимость земледельцев-общинников оставалась на этой ступени еще не глубокой. Элементы крепостных отношений затрагивали посаженных на землях вотчин холопов, а также не способных справиться с долговой кабалой закупов и рядовичей.

Особенность политических отношений обуславливалась тем, что с самого начала государственная власть на Руси выступала как могущественная организующая сила, не привыкшая встречать серьезного сопротивления своим начинаниям. Сказался также фактор иноземного происхождения правящей прослойки, русификация которой сопровождалась напряженным процессом адаптации верховной власти к местным политическим традициям и закончилась складыванием в народном сознании представления о недосягаемости правителя. Государи на Руси не нуждались в правовом обеспечении своей политической деятельности. Так идея законности и правопорядка не превратилась у нас в общезначимую ценность. Взгляд со стороны государя на страну как на вотчинное владение не позволял укорениться понятию собственности даже в узком кругу приближенных к нему лиц. Серьезным тормозящим фактором стало покорение Руси монголо-татарами. Иноземное иго отбросило страну примерно на триста лет назад, сделав отставание от западноевропейских стран катастрофически необратимым.

 

Основные тенденции развития Древней Руси

Общеисторическая тенденция

 

Главное направление исторического развития - в зоне расселения восточнославянских племен на основе их этнической и политической консолидации формируется древнерусская народность, впервые начинает складываться частная собственность на землю, параллельно появляется сословная организация общества и возникает государство, которое после принятия христианства попадает в орбиту европейской дипломатии и культуры.

Специфика исторического развития определялась переходным характером эпохи и перескакиванием Руси из Первобытности в Средневековье, минуя стадию рабовладельческой Древности. Это влекло за собой долговременность процессов складывания новых форм отношений и консервацию пережитков общинной старины в сознании, быту и деятельности людей.

Политическая тенденция

Главный политический процесс – формирование на Русской равнине единого раннефеодального монархического государства в ходе подчинения всех восточнославянских племен власти киевских Рюриковичей, что выражалось в уплате племенами сначала дани, а затемуроков. Формой государства являлось княжество – раннемонархическое политическое образование с пережитками первобытного строя военной демократии во главе с князем, военным предводитетелем, который объединяет в своем лице три ветви власти (исполнительную, законодательную судебную), опирается на военную дружинную знать и выделяется из нее лишь как первый среди равных в силу личных качеств.

Специфика политических отношенийобуславливалась иноземным происхождением первой правящей династиигосударства, русификация которой сопровождалась напряженным процессом адаптации верховной власти к местным традициям и закончилась складыванием в народном сознании представления о недосягаемости правителя – «До бога высоко, до царя далеко».

Экономическая тенденция

 

Главное направление экономического развития определялось изменением в системе земледелия –переходом к пашенной обработкев виде двуполья, а затем и трехполья. Превращение земледелия в главную отрасль экономики способствовало возникновению заинтересованности по закреплению земли в собственность одного хозяина. В результате стала формироваться частная собственность на землю, началось развитие феодализма. Появились первые вотчины– земельные владения, являвшиеся полной собственностью знатной семьи, началось складывание сначала поземельной, а затем и личной зависимости земледельцев от вотчинников.

Особенность экономического развития заключалась в переходном характере экономикикиевского периода. Главным признаком являлась многоукладность, то есть одновременное сосуществование зоны свободной сельской общины и частного землевладения. Другая особенность состояла в том, что процесс феодализации принял Руси форму«обояривания земель»- прямого захвата боярами, князьями и родоплеменной знатью земель свободных смердов-общинников.

Общественная тенденция

 

Главное направление общественного развития –глубокое социальное расслоение, материальной основой которого явилось формирование частной собственности на землю. В процессе социальной дифференциации начинает складыватьсясословный строй, присущий феодальной эпохе. Его главной единицей выступает сословие– замкнутая общественная группа докапиталистических обществ, обладающая закрепленными в обычае или законе наследственными профессиональными обязанностями, правами и привилегиями.

«Древнерусское общество делилось на сословные группы:

Правящая знать – военная служилая (князья, бояре) и родо-племенная.

Духовенство – белое и черное (монахи).

Купечество –состоятельные гости, среднее купечество и мелкие торговцы.

Земледельцы – свободные общинники (людины)и зависимые в разной степени от феодалов смерды (закупы, рядовичи).

Горожане –посадский люд делился на «белых», не облагавшихся налогами, и «черных» горожан, плативших подати в казну.

Низкоправные слои населения –холопы (плен, долг, самопродажа), изгои и сироты (деклассированные элементы, например, разорившиеся купцы, выкупившиеся холопы), пущенники (выпущенные под залог или выкупленные кем-нибудь холопы).

Особенностью общественных отношений на Руси было позднее законодательное закрепление обязанностей и прав сословий, которые до Соборного Уложения 1649 года регулировались в основном обычаем, а не письменной нормой. Другая особенность состояла в том, что сословные барьеры не были столь жесткими, как в странах классического феодализма в силу длительной незавершенности нормативного оформления общественного строя.

stydopedia.ru