История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Предпосылки формирования культуры Древнего Востока. Духовные ценности древнего востока


Основные духовные ценности восточных цивилизаций

Количество просмотров публикации Основные духовные ценности восточных цивилизаций - 58

сложились очень давно на базе первых религиозно-философских учений -- даосизма, буддизма, конфуцианства. Согласно древневосточной картинœе мира существует единый мир, объединяющий всœе сущее. Человек, как и всœе сущее, должен следовать его законам, естественному ходу вещей. Только так можно достичь гармонии с окружающим миром. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, человек не является центром мироздания, не вправе считать себя "царем природы ". Более того, один человек вообще величина не очень значимая. Его силы умножаются, когда он выступает как неотъемлемая часть какого-либо коллектива -- семьи, племени, касты, сословия, религиозной общности. Такие воззрения означают, что личностное начало приглушается, подчиняется принципу коллективизма.

Социальный мир стран Востока и сегодня достаточно пестр и представлен многочисленными этническими, религиозными, сословно-кастовыми группами. К примеру, в Индии существует около 200 только крупных кастовых групп, сотни языковых и диалектных общностей. Внутри групп складываются, как правило, отношения поддержки и солидарности, в то же время между группами возможны противоречия и конфликты. При этом сами группы занимают разное положение в обществе, образуя социальную иерархию (от греч. hieros -- священный и arhe -- власть, иерархия -- расположение частей от высшего к низшему). Ярким примером этого может служить уже упоминавшийся кастовый строй в Индии. И поныне в индийской деревне каждый знает свое место и обязанности. В случае если неприкасаемый хочет пройти мимо дома представителя высшей касты, он должен снять обувь. Не случайно один французский культуролог свою книгу об Индии назвал "Человек иерархический". Установки человека на коллективную солидарность и неизбежность иерархического устройства общества влияют на отношение к труду и богатству.

Долгое время заезжих европейцев в странах Востока поражали, во-первых, бедность народа, во-вторых, пышность, сопутствующая жизни знати (широко известно выражение "восточная пышность"), в-третьих -- пестрота восточного базара. Контрасты бедности и богатства европейцы нередко объясняли нежеланием основной массы населœения интенсивно трудиться, предпочтением работе досуга (не случайно в традиционных обществах так много праздников), а также тем, что высшие слои, пользуясь покровительством всœемогущего на Востоке государства, перераспределяют общий скудный пирог материальных благ в свою пользу.

Этот взгляд поверхностен и неточен. На самом делœе, на Востоке издревле ценился труд, но конкретный труд мастера, профессионала. Не случайно восточные города во всœем мире славились производимым в них фарфором, шелком, оружием. К труду относились как к средству (хотя и не единственному) приобретения необходимых благ, удовлетворяющих насущные потребности человека. Но труд во имя накоплений, которые можно использовать для последующего расширения своего дела, так ценимый западным обществом, не поощрялся, а нередко и осуждался на Востоке. На это повлияли не только религиозные ценности, но и представление о богатстве как постоянной величинœе. Значит, в случае если один будет стремиться получить больше, другому неизбежно достанется меньшая доля.

referatwork.ru

Предпосылки формирования культуры Древнего Востока

Поиск Лекций

Культура Древнего Востока

История Древнего Востока берет свое начало от возникновения самых древних цивилизаций у Месопотамии и Египте (IV - III тыс. до н э) .

Именно благоприятные природные условия субтропической зоны Ближнего Востока стали причиной того, что именно в долинах рек Тигру, Евфрату и Нилу сформировались раннеклассовые цивилизации и их первые государства. Со временем они возникали в долинах рек Хуанхе, та Янцзы в Китае, Инду и Гангу в Индии.

 

Культура Древнего Египта Цивилизация Древнего Египта насчитывает более 3000 лет. В конце ІУ тис до н э в Юго-Восточной Африке, в низовьях реки Нил, сформировалось раннерабовладельческое государство Египет, которое стало одним с самых великих (больших) центров мировой культуры.

историю Древнего Египта делят на три периода: первый - Древний (2800 - 2250 лет до н э) , второй - Среднее Царство (2050 - 17—л до н э) , третий - Новое Царство (1580 - 1070 л до н э) . Уже в древнем и Среднем царствах были созданы уникальные памятки культуры гробницы фараонов Хеопса, Хефрена та Микерина, сфинксы фараона Хефрена в Гизе и фараона Аменемхета ІІІ и множество художественны достижений (скарбы) из гробниц Хенеку и Хени. Пирамида Хеопса по размерам не имеет себе равных среди каменных сооружений целого мира (высота 146 м, длина основы каждой грани 230 м.) . Это действительно необыкновенный памятник неограниченной власти фараона и каторжной роботы рабов.

Древние египтяне обожествляли природу и земную власть. Звери считались священными, их держали при храмах, отдавали им шану, а после смерти бальзамировали и хоронили в саркофагах. Сохранялись целые кладбища баранов, кошек, быков, крокодилов. На тотемизме базируется и звероликость египетских богов, верховным среди которых считался бог Солнца Ра, которого часто изображали соколом или же тельцом. Фараон считался "сыном солнца" с этим связанные и почести, которые ему отдавались, и соответственное отображение в культуре: фараон изображался величавым, освобожденным от власти времени и земной реальности. В скульптурах он изображался спокойно- холодным, неземным, как за поставой (физически) , так и за выражением лица и взглядом глаз, отходил в вечность.

В Новом Царстве расцвела архитектура храмов. В то же время широко проводилось сооружение святилищ (храмов) . Самыми известными есть храмы Амона-Ра в Луксоре и Карнаке недалеко от Фив. Характерная черта этих сооружений - масса разнообразных колон, что символизировали лес.

Значительные достижения египтян в физике, химии, медицине, хирургии. Они пользовались десятковой системой обчисления, им были известны арифметические и геометрические прогрессии. Древние египтяне умели предвидеть затмение солнца, другие явления природы, особенно периоды разлива Нила, от которых зависело везение системы орошения полей. Собраний тысячелетиями опыт древнеегипетской культуры через Грецию и Рим обогатили Западноевропейскую и мировую цивилизацию.

 

Культура Месопотамии

Месопотамская цивилизация возникла на Ближнем Востоке на территории современного Ирака, между реками Тигр и Евфрат, в ІУ тыс. до н э. На юге Месопотамии, где широко проводилось с/х, развились древние города-государства Ур, Урук, Киш, Эриду, Ларса, Ниппур и др.

Расцвет этих городов называют золотым веком древнего государства шумеров. Здесь изготовлялись из золота предметы самого разнообразного бытового назначения и оружие. Шумерам принадлежит важные открытия: они первыми научились изготовлять цветное стекло и бронзу, изобрели колесо и клинописное письмо, сформировали первую профессиональную армию, составили первые правовые кодексы, изобрели арифметику, в основе которой была позиционная система обчисления (счеты) . Мир духовной культуры шумеров основан на мифологии. В культуре шумеров впервые в истории человек сделал попытку морально преодолеть смерть, понять ее как момент перехода в вечность.

Жрецы вычислили протяжность (длину) года (365 дней, 6 часов, 15 мин, 41 сек) . Это открытие держалось жрецами в тайне и использовалось для укрепления власти над народом, составления религиозно- мистических ритуалов и организации руководства государством. Жрецы и маги использовали знания о движении звезд, Луны, Солнца, о поведении зверей для гадания, предвидение событий в государстве. Они были тонкими психологами, умелыми экстрасенсами, гипнотизерами.

 

Культура Китая Китай - страна древней цивилизации: на его территории выявлены остатки первобытной культуры времен раннего палеолита и бронзового века. В ХІУ в до н э сформировалось первое рабовладельческое государство Инь. В инскую эпоху зародилась культура, которая дала начало китайской цивилизации во всей ее специфике. Был сложен в основных чертах месячный календарь и изобретено письмо-праобраз современной иероглифической каллиграфии. Древний Китай есть родиной таких изобретений как компас, спидометр, сейсмограф, порох, книгопечатание, фарфор. В отрасли математики был открыт метод развязывания уравнений первой степени с двумя и тремя неизвестными, вычисления отношения длины круга и его диаметра. В отрасли астрономии китайцы знали, как высчитывать время затмения Солнца, сложили один из первых каталогов звезд, вели наблюдения за пятнами на солнце и др.

На весь мир славится китайская медицина, которая имеет 3000-летнюю историю. В Древнем Китае впервые было написано "Фармакологию", впервые стали проводить хирургические операции с применением наркотических веществ, впервые описали и применили метод лечения иглоукалыванием, прижиганием и массажами. Китайские зодчие приобрели славу двумя своеобразными памятками - Великий канал (2000 л - поч с 11 в до н э - по 19 в н э) - сложное гидротехническое сооружение с численными приборами, интересными способами перекачивания и очищения води и Великая китайская стена. В духовной культуре древнего Китая важное место занял феномен повседневного сознания, известный в истории как "китайская церемония".

Этико-ритуальные принципы заменили религиозно-мифологическое восприятие мира. Место культа богов занял культ реальных клановых и семейных предков. А те боги, которые остались в шане, избавились самого малого человека подобия и стали холодными, абстрактными божествами- символами, как от Небо, Дао. Великий Дао - это всеохватывающий, всеобщий Закон и Абсолют, бесформенный и безымянный, невиданный и неслыханный, недоступный органам чувств человека, но всемогущий создатель мира.

 

Культура Индии Первые известные нам центры индийской культуры Хараппа, Мохенджо-Даро и др. существовали уже в ІІІ тыс. до н э на берегах Инда. На основе большого сборника "Ригвед" было создано своеобразную духовно- мировозренческую систему индуизма - что есть (сердцевиной) ядром индийской культуры. В эту же эпоху осуществлялся раздел общества на касты. Каста - это явление, без которого невозможно понять характер и своеобразие индийской культуры. В "Ригведах" были основаны морально-правовые мотивы раздела общества на 4 касты.

Индийская каста - это результат длительного процесса становление производственных, правовых и культурных отношений между людьми, которые разделены между собой за происхождением, профессией, обычаями и законами.

Другим важным фактором, который обусловил специфику индийской культуры, была система гражданско-политической жизни, основанная Буддой (2 пол. 1 тыс. до н э) . Особенного расцвета государственно-политическая жизнь на принципах буддизма достигло во время царствования Ашоки (сер. 3 в до н э) . Ашока выдвинул идею завоевания мира не путем военного нападения на соседей, а через провозглашение учения Будды. В культуре центральное место отводилось религии, которая должна была духовно соединять разорванное на варны общество. На художественную культуру древнеиндийского общества глубоко повлияли индуизм, буддизм, ислам.

Художественно-образное восприятие через призму названых религиозных и философских систем, отмечается утонченностью изображения человека и окружающего мира, совершенством архитектурных форм. Впечатляющими есть фрески пещер Аджанты и скальные храмы Кайласа. На протяжении 150 лет древние мастера вырезали этот храм в скале.

В эпоху древности большинство сооружений возводилось из дерева, а потому не сохранилось. Дворец царя Чендрагупты был построен из дерева и до наших дней сохранились лишь остатки каменных колонн. В первые века нашей эры в строительстве начинает широко применятся камень. Религиозная архитектура этого периода представлены пещерными комплексами, храмами и ступами (каменными сооружениями, в которых хранились реликвии Будды) .

Наиболее известным памятником древнеиндийской живописи являются стенные росписи в пещерах Аджанты. В этом буддийском комплексе состоящим из 29 пещер живопись покрывает стены и потолки внутренних помещений. Здесь разнообразные сюжеты из жизни Будды, мифологические темы, сцены из повседневной жизни, дворцовая тематика. Все рисунки отлично сохранились, т.к. индийцы хорошо знали секреты стойких красок, искусство укрепления грунта. Выбор цвета зависел от сюжета и персонажей. Боги и цари, например, всегда изображались белыми. Традиции Аджанты повлияли на искусство Шри-Ланки и различных районов Индии.

 

Предпосылки формирования культуры Древнего Востока

Не случайно, что именно на Востоке сложились все мировые религии и философско-этические учения, во многом определившие судьбу конкретных цивилизаций: буддизм, индуизм, конфуцианство, зороастризм, христианство и ислам. Религиозно-нравственные ценности определяют, в первую очередь, любую культуру, которая выступает как механизм, формирующий ту или иную цивилизацию, тот или иной тип человека и общества. Функции такого формирующего механизма культура выполняет благодаря трехуровневой структурной организации:

1. идеологический или мировоззренческий уровень, дающий представление о космосе, мире богов и человека, их взаимоотношениях;

2. ценностный уровень, на котором исходя из общих принципов, формируется система ценностей и предписывается, благодаря совокупности запретов и рекомендаций, определенная модель поведения;

3. поведенческий уровень, на котором не предписывается модель поведения, а демонстрируются поступки героев, дающие пример для подражания.

Сущность и неповторимость каждой цивилизации определяются в первую очередь комбинацией следующих факторов:

1) природная среда обитания;

2) система ведения хозяйства;

3) социальная структура;

4) духовные ценности;

5) особенности политической системы.

poisk-ru.ru

Образование и духовные ценности современной цивилизации проблема «экологии духа», духовность, духовные ценности восточной и западной цивилизаций, постиндустриальное сознание, гуманистическая парадигма в современной педагогике, выводы

ОБРАЗОВАНИЕ И ДУХОВНЫЕ ЦЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

Проблема «экологии духа», духовность, духовные

ценности восточной и западной цивилизаций,

постиндустриальное сознание, гуманистическая

парадигма в современной педагогике, выводы

Осознание кризиса современной цивилизации начиналось с понимания опасных последствий техногенного развития — глобаль­ных проблем физического выживания человечества (иссякание при­родных ресурсов, отравление почвы, воды, воздуха, озоновые «дыры» и т.д.). В последние годы акценты всё более смещаются в сферу культуры. Корни мирового цивилизационного кризиса усматрива­ются в глубинных процессах, происходящих в фундаментальных основаниях культуры, в духовном мире человека и человечества. В ходе индустриального и постиндустриального развития техника ока­залась выше культуры, поставила культуру на службу себе. Совре­менная технология диктует человеку способ мысли и действия — обезличивает его. Создаваемая как средство для достижения конк­ретных прагматических целей, во второй половине XX века она пре­вратилась во «вторую природу» —- среду обитания современного че­ловека, имеющую свои собственные цели и направления развития. Не случайно, человечество поставлено перед проблемой создания экоэтики как основы духовного выживания в мире доминирующей техники. Всё более грозной проблемой экологии духа, особенно в условиях информационного общества, становится «загрязнение мен­тальной среды», сферы сознания и духа пропагандой «ценностей» общества потребления, на реальной шкале которых обладание мате­риальными благами выше, чем человеческая жизнь, удовлетворение утилитарных потребностей значимее, чем стремление к идеальному, следование принципам общечеловеческой морали.

Образование в современном мире фактически также поставлено на службу технике и технологии, диктуемым ими «образователь­ным стандартам». Отнюдь не противостоит и в тех формах, в кото­рых оно существует, не может противостоять кризисным процессам в духовной жизни общества. По сути, не готова к решению новых глобальных духовно-нравственных проблем и педагогика, включая её концептуальное «ядро» — философию образования.

Разработка концептуальных основ духовно-нравственного раз­вития в образовании детей и юношества имеет в виду прежде всего задачи интеграции знаний о духовной сфере человека и её разви­тии, о духовных ценностях как фундаментальных основах челове­ческой культуры, оформления понятийного аппарата.

Философское понятие «духовность» многозначно. Связанное с понятиями «духовный мир», «духовная жизнь», оно как бы оттеня­ет их «качество». Философия образования выделяет следующие трак­товки духовности. С «духовным», «духовностью» в человеке всегда связывали устремлённость к «возвышенному», идеалам, высшим ценностям, нравственным императивам, «постоянный возврат чело­века к человеческому в себе, к тому, что есть человеческое должен­ствование». Духовность трактуется, и как способность создавать внутренний мир, мир идеальных сущностей ^— индивидуальных смыслов, способность, изначально присущая человеку как природ­ному существу. Опираясь на индивидуальные смыслы, человек пре­одолевает жесткость жизненной ситуации, вырывается из прагмати­ческого плена в решении жизненных проблем, готов подняться из состояния повседневности в сферу предполагаемых возможностей выхода за рамки наличной действительности, в сферу «должного», достойного, истинно человеческого.

Духовное саморазвитие человека усматривается в преодолении «одномерностей» духовного мира, создании всё новых индивидуаль­ных смыслов, присвоении всё новых духовных ценностей, в непре­рывном процессе «выстраивания себя» как нравственной, самостоятельной, творческой личности. Ядро духовности — присвоенный личностью мир ценностей. Термином "ценность» обозначается при­родное свойство человека, заключающееся в его отношении к миру, другим людям, самому себе, в котором всегда присутствует оценка объекта, проявляются избирательность, предпочтения, по сравнению с другими объектами. Тем самым объекты приобретают такие свой­ства, которыми не обладают, которыми их наделяет субъект.

В неисчерпаемом мире духовных ценностей философско-педагогическая мысль выделяет мир человеческой культуры: науку, философию, искусство, религию, этику. Каждая из сфер культу­ры — кладезь ценностей для духовного развития человека. И всё же сущностность наиболее связана с категорией «духовные ценнос­ти» — этика с её ориентацией на гуманные отношения между людьми, на ценность человеческой жизни. Философией образо­вания принимаются как непреходящие общечеловеческие идеалы Истина, Добро, Красота, Гармония; основные добродетели: спра­ведливость, любовь к ближнему, правдивость и искренность, са­мообладание и др.; более частные этические ценности, определя­ющие нравственно правильные поступки. Предметом «ценност­ного обучения» в образовательных системах, очевидно, станет и экоэтика. Сегодня, как никогда ранее, каждая из областей ду­ховной культуры, являющейся источником содержания образо­вания, приобретает аксиологический (ценностный) аспект. Вос­принимается с позиции её возможностей, её значимости в фор­мировании духовного облика человека — личности, способной сохранить и упрочить всё позитивное, что завоёвано цивилиза­цией, а следовательно, принять в качестве собственных ориенти­ров мысли, чувства, действия общечеловеческие ценности.

Общекультурная проблема современности «экологизация духа» в исканиях философско-педагогической мысли приобретает и ас­пект: «образование как непременное и обязательное движение духа» в процессе осознания мира, себя в мире и мира в самом себе, -развития способности к рефлексии. Данный подход в трактовке образовательного процесса отнюдь не сводится к «надстройке», «дополнению» его содержания. Он представляется стержневым, системообразующим в отборе и конструировании образователь­ного материала, ценностно насыщающим содержание образования. При этом возникает принципиальная проблема, на какой из ви­дов духовности ориентироваться. Носители религиозной духов­ности обосновывают единство науки и веры — настаивают на воспитании в духе той или иной конфессии. Педагоги, стоящие на позиции сциентистской ориентации образования, доказываю­щие, что без высокого научного уровня образования нормальное функционирование современного общества невозможно, усматри­вают выход в трактовке научных знаний как драгоценного опыта человечества, в обращении к нравственным проблемам, гуманитаризации естественных наук, усилении роли и места гуманитар­ного цикла образовательных дисциплин.

То же разногласие (религиозная или светская духовность) ха­рактеризует представления о формировании духовности как веду­щего компонента «образовывания» личности. Сциентистски-ориентированная философия образования опирается на представления о социально-психологическом механизме передачи и присвоения куль­турных ценностей, двуединстве процессов идентификации и обо­собления (см.выше), характеризующих духовное развитие человека. Первый выполняет функцию сближения, интеграции людей в общ­ность — на базе общих духовно-нравственных ценностей, внутрен­не принятых человеком. Второй связан с тем, что индивид эти об­щие ценности либо присваивает, превращая их в личностное досто­яние, либо не принимает, отвергает их. Следовательно, теоретичес­кой проблемой педагогики является определение в содержании об­разования «устойчивого общего» (его аксиологических аспектов), создание в образовательном процессе условий для развития у уча­щихся гуманистически ценностных ориентации.

В представлениях о сложном, противоречивом, глубоко личностном процессе формирования духовности философско-педагогическая мысль преодолевает односторонность интеллектуализма в подходе к человеку, исходит из ценности его внутреннего мира, из необходимости воспита­тельного влияния на чувства, разум, волю. Результаты воспитания ду­ховности усматриваются в «развитии позитивных, гуманистически ори­ентированных чувств в их тенденции к высшему проявлению, освещён­ных разумом, оплодотворённых волей к действию».

В обсуждении аксиологических вопросов современного образо­вания звучит острая критика, предлагаются «рецепты» его усовер­шенствования и кардинальные меры его преобразования. При этом обнаруживается множественность педагогических миров, неодноз­начность стратегий развития образовательных систем, известное про­тивостояние государственных и общественных интересов, рассогла­сование общечеловеческих и национальных, суперэтнических и эт­нических установок. Подобная антицелостность — отражение в пе­дагогической теории и практике современной социально-культур­ной ситуации. В поисках «объединяющих начал», подходов к про­гнозированию развития образования в грядущем тысячелетии фи­лософско-педагогическая мысль обращается к глубинным, фунда­ментальным основаниям человеческой культуры.

Современные культурологические исследования такого плана ориентированы на то, чтобы ответить на главный вопрос нашего рубежного времени: какие смысложизненные установки должны измениться в культуре техногенной цивилизации, чтобы преодолеть глобальный кризис и выйти на новый «ниток» цивилизационного развития, ориентированный на человека как высшую ценность куль­туры. Итак, на первый план в осмыслении путей и способен пре­одоления кризисного состояния выдвигаются не экономика, поли­тика, социальные структуры и т.п., а культура, сам человек как ду­ховное существо, способное к самоусовершенствованию, обновле­нию себя и мира.

В философии образования методология современной культуро­логии используется как «цивилизационый подход к всемирному историко-педагогическому процессу» (М.В. Богуславский, Г.Б. Кор­нетов и др.). Огромный педагогический опыт стран и народов мира осмысливается с применением культурологического понятийного аппарата, отражающего современные представления о фундаменталь­ных основаниях человеческой культуры и цивилизации (см. Введе­ние). «Стержневые универсалии культуры»: человек, природа, кос­мос, общество, деятельность и др.; «глубинные жизненные смыслы» (жизнесмыслы), фиксируемые в универсалиях и различающиеся в зависимости от локальных цивилизаций; «стереотипы» и «традиции», фиксирующие, в свою очередь, жизнесмыслы и закрепляющие и передающие их из поколения в поколение путём социального на­следования, — проецируемые на историю образования как способа целенаправленного социального наследования, позволяют выявить глубинные связи культуры и образования, их духовные потенциа­лы в развитии современного человечества.

Одно из направлений философско-педагогических поисков та­кого плана связано с изучением педагогической теории и практики (в аспекте мировоззренческих и ценностных установок) Великих цивилизаций: традиционной восточной и техногенной западной. В традиционных обществах Востока, при всех их сущностных цивилизационных различиях (Дальневосточная, Южно-азиатская, Ближ­невосточная цивилизации), универсалии культуры: человек, приро­да, общество, космос и др. — имеют близкое жизнесмысловое на­полнение. Человек представляется как часть космоса, погружён, ра­створён в космосе. Он благоговеет перед природой, в своей деятель­ности ориентирован на сохранение естественных процессов, учёт природных ритмов, резонанса человека и космоса и т.п. Человек вписан в социум, в определённые рамки конфессиональных, касто­вых, родовых и др. отношений. Вектор активности человека направ­лен вовнутрь, на самоограничение, самовоспитание. В исканиях ис­тины непременным условием считается единство познания и нрав­ственности, нравственного пути человеческой жизни. Педагогика зиждется на тех же жизнесмыслах, закрепляя их как стереотипы со­знания. Жизнесмыслы восточной культуры религиозно детермини­рованы — педагогика направлена на их передачу, обращается, преж­де всего, к чувствам, религиозным переживаниям. Цель воспитания имеет задачей ввести индивида в традиционный уклад жизни, соот­ветствующий миру данной общности, сословия, группы людей. Стро­гое выполнение предписанных норм поведения, характерное для традиционных обществ, и педагогике отражается в проблемах раз­вития воли и мотивации поведения, ориентированных на принятие и обязательное выполнение нормативных предписаний. Приобрете­ние знаний в образовательном процессе выступает как средство до­биться требуемого поведения, религиозных чувств, переживаний, представлений. Педагогика, как и весь уклад жизни, способствует воспроизведению традиционного типа личности, а следовательно, сохранению и упрочению традиционного общества.

Ценности современного постиндустриального развития, связан­ные с идеями свободной самореализации и самоопределения лично­сти, независимости, критичности, креативности мышления, не впи­сываются в традиции и стереотипы восточного сознания, чужды педагогике восточных обществ. Тем не менее, техника и технология завоёвывают свои позиции и в восточных обществах и вынуждают их к адаптации новых культурных и образовательных ценностей.

Так, древнейшая дальневосточная цивилизация, сложившаяся в Китае, распространившаяся на Корею, Японию и другие страны, сохраняла неизменными свои фундаментальные основы вплоть до XX века. Педагогика, не выделившаяся в самостоятельную область знания, тем не менее, являлась существенным атрибутом этническо­го сознания, охватывала все стороны традиционного уклада жизни, превращала саму жизнь в средство воспитания.

Традиционно в каждом поколении воспроизводилось сознание сопричастности к вечному — в идеалах предков, их культе, заветах. В любом возрасте главная обязанность человека — усваивать тради­ции, ритуалы, символы, этические нормы, канонические тексты, непрерывно учиться. В отсутствии представлений о Боге-творце (обо­жествлялись души предков) любовь к учению воплощала стремле­ние человека к бесконечному совершенствованию, что считается фундаментом дальневосточной цивилизации, проявляется в любой сфере человеческой деятельности. Учение приобретало значение высшей культурной и социальной ценности, характер культа. Вос­принималось как свидетельство величия человека и неисчерпаемос­ти его творческого потенциала, единственный и лучший способ ут­вердить человеческое в человеке, как самовысвобождение, прида­ние своему существованию нового качества: перерастать себя, ста­новиться дорогой к самому себе, «вытягиваться в вечно вьющуюся нить Великого Пути». Открытие собственного несовершенства — вот, что являлось движущей силой учения, истоком всех нравственных усилий человека. Верность образцам мысли и поведения ценилась выше способности к созданию нового; созерцание-переживание, даваемое учением, ценилось выше приобретаемых знаний. Человек был растворён в социуме — педагогика способствовала воспроизве­дению в его сознании и поведении традиционных надиндивидуальных норм и ценностей. Жить достойно на этом свете — означало жить в соответствии с принятыми предписаниями, в исполнении их испытывать моральное удовлетворение. Жесткость, авторитаризм социальных отношений проявлялись в почтительности к старшим. Педагогика поддерживала традиции, учитель воспринимался как власть-авторитет и как отец. Его функции обусловливались ценно­стями учения для развития человека. Помочь ощутить ученику ог­раниченность собственного опыта — вызвать стремление к его рас­ширению. Выявить индивидуальные качества ученика — получить возможность ненасильственного влияния, развивая природные силы ученика, стимулируя стремление к саморазвитию и самосовершен­ствованию в сфере чувств, разума, деятельной воли.

Предложенные выше модели педагогики Востока и дальневос­точной цивилизации крайне общи, статичны, не отражают этничес­кой специфики теории и практики воспитания и образования. Вме­сте с тем они проявляют естественные связи установок педагогичес­кой деятельности с глубинными базовыми традициями и стереоти­пами восточного менталитета и, таким образом, создают основания для определения в меняющихся экономических, социально-куль­турных условиях стратегических линий развития «из себя», исполь­зуя накопленный в опыте тысячелетий потенциал. Насколько су­щественна для восточных обществ стратегия такого плана, показы­вает современное развитие образования в странах Дальнего Востока. Во второй половине XX столетия произошла «встреча» дальневос­точных традиционных обществ с западной индустриальной цивили­зацией, породившая сложные духовные процессы, попытки подра­жания, заимствования, поиски «обретения себя». Так, японская об­разовательная система, адаптируясь к высоким западным образова­тельным стандартам, умело используя компьютеризацию педагоги­ческого процесса, ориентируясь на тенденции развития информа­ционного общества, в то же время сохраняет верность педагогичес­кой традиции, культурным ценностям этноса; развивается как бы изнутри. Эта система образования признана одной из эффективных в современном образовании.

Теория и практика воспитания и образования западной цивили­зации развивалась на иных базовых идеях культуры. Её колыбель — Древняя Греция первого тысячелетия до и.у. — не имела, в отли­чие от восточных обществ, мошной духовно-религиозной традиции. Античной культуре было свойственно критичное отношение копы­ту прошлого. Человек, освобождаясь от пут полисного сознания, ориентировался на собственные силы, личный успех, стремился к независимости, творчеству. Древнегреческое сознание отличалось динамичностью, борьбой мнений, взглядов. Ценности полисного сознания уживались с идеями свободы и автономности личности, установки на воспроизводство принятых норм, способов мышления и действия — с установками на поиск нового, целерациональный подход к деятельности — с ценностно-рациональным. В целостном представлении о духовной сфере человека доминировал разум, хотя поиск Истины и не отделялся от нравственного начала и т.д. Так закладывался «генотип» западной цивилизации, тот, что, социально наследуясь, предопределил выбор ценностных ориентиров техноген­ного цикла цивилизационного развития (XVII—XX вв.). В педаго­гическую культуру Древней Греции уходят корни базовой гумани­стической традиции теории и практики образования западной ци­вилизации, моделей педагогического процесса социоориентированного и антропо-(личностно-)ориентированного характера и т.д.

То, что из возможных вариантов цивилизационного развития Европа выбрала техногенный путь, было подготовлено происхо­дившей в период Реформации, в эпоху Возрождения сменой куль­турной парадигмы. Понимание человека как «образа и подобия Божия», связанное с христианской традицией, уступало место идеалу человека — активного деятеля, преобразователя мира. Но­выми жизнесмыслами наполнялась универсалия «деятельность», природа-храм всё более уверенно «превращалась» в мастерскую, а деятельность-искусство — в деятельность-ремесло. Человек пре­ступал «основоположения» естественного хода развития природы, его деятельность представала как силовое изменение-преобразо­вание объекта в соответствии с поставленными человеком целя­ми. Насилие стало признаваться тем способом достижения цели, который обеспечивал не только преобразование природы, но и разрешение социальных конфликтов.

Целевое, прагматическое отношение к миру и деятельности раз­рушало целостность духовного мира человека. Функционировавший в единстве познавательного, нравственного, эстетического начал, он стал «расщепляться» в направлении специализации. Доминирующим в человеческой деятельности становилось познавательное начало и форме рационального, чему, несомненно, способствовало развитие науки и её всё большее воздействие на производство. Утверждалось представление о том, что науке подвластно жизнетворчество и любой сфере деятельности, в т.ч. в преобразовании природы самой» человека. Духовно-нравственные ориентации деятельности вытеснялись целерациональными, сциентистскими ориентациями, нрав­ственные императивы поведения — рациональными, тем более что общество развивалось как социоцентристское, видящее в человеке функцию, средство для достижения рациональных целей.

Отмеченные выше мировоззренческие установки и ценностные ориентации закреплялись в стереотипах и традициях, приобретали доминирующее значение и в ходе цивилизационного развития, в конечном счёте, породили глобальные проблемы выживания чело­вечества. Однако, к чести западного общества, гуманистическая тра­диция, характеризовавшая древнегреческую культуру, утверждавшаяся христианством, развивавшаяся как культ свободного, независимо­го, мужественного, предприимчивого человека в эпоху Возрожде­ния, не прерывалась и в период техногенной цивилизации. Сциентистски-ориентированному сознанию с его целерациональным от­ношением к природе, обществу, самому себе противостояло гумани­стическое сознание с его ориентацией на ценностно-рациональное отношение к миру, самоценность личности, ценность жизни, куль­туры, её духовных сокровищ.

События 30-х годов XX в., связанные с формированием тотали­тарных режимов, развязыванием кровавой мировой бойни, затор­мозили развитие базовой для европейской культуры гуманистичес­кой традиции, усилили социоцентристские, точнее, государственно-центристские ориентации в образовании. В послевоенные десятиле­тия каждое завоевание общества в защите прав человека станови­лось условием движения общественного сознания к защите прав ребёнка, к гуманизации образования. Гуманистическая традиция с её вниманием к человеческой индивидуальности, к раскрытию и реализации природных сил и способностей человека, к гармониза­ции отношений личности и общества, человеческой деятельности и природных факторов, опирающаяся на фундаментальные основания культуры, на рубеже третьего тысячелетия приобретает характер до­минанты не только в педагогике, но и во всех сферах культурной жизни, проявляется в набирающей силу тенденции гуманизации общества.

Всё более в общественном сознании ощутим «поворот к челове­ку», «фокус познания смешается с социальных структур и наводит­ся на человеческую индивидуальность, на субъективность социальных общностей, групп, но прежде всего на субъективность личностей... современное общество стремительно движется к антропоцентричности. Мир стремится к тому состоянию, в котором социальные про­цессы, структура социальной жизни вырастают из самого человека и замыкаются на нём, где вся социальная вселенная вращается вок­руг человека» (1, 72). В реализации наметившейся тенденции усмат­ривается возможность перехода к новому витку человеческой исто­рии — антропогенной цивилизации. Однако исторически укорене­ны в общественном сознании мировоззренческие установки и цен­ности социоцентристской направленности, питаемые продолжающи­ми существовать недемократическими социальными отношениями, структурами власти. На целерациональной прагматической основе продолжают осуществляться «социальное планирование», «социаль­ное конструирование», «социальное управление», когда человек вы­ступает объектом социальных замыслов, орудием внешней силы, совокупностью социально заданных функций. И в образовании гу­манистической традиции противостояла и противостоит целерациональная, социоориентированная традиция, образование воспроиз­водило и воспроизводит стереотипы социоцентристски- и сциентистски-ориентированной культуры.

Западная цивилизация вступила в постиндустриальное развитие и уже сегодня обладает уникальным опытом «самочувствия» чело­века в условиях стремительно развивающегося социума. Чтобы не превратиться в конформиста, не «потерять себя», быть способным к самоидентификации и самореализации во всё новых и новых ситу­ациях, человек должен обладать неким «личностным стержнем» — осознанием себя как индивидуальности, свободной, самостоятель­ной, нравственно автономной личности, как существа социального и духовного, наконец, космического, что означает «лично ответствен­ного» за судьбы Земли и Вселенной. Помочь человеку выработать в себе такой «стержень» — важнейшая из задач образовательных сис­тем, а решить её эффективно вряд ли возможно без обращения к педагогическим традициям и Запада, и Востока.

Постиндустриальное развитие поставило и такую проблему, как необходимость изменения сложившихся представлений о взаимоот­ношении человека и природы, стратегии человеческой деятельнос­ти. Не преобразователь природы, а партнёр, опирающийся в своей деятельности на единство рационального и нравственного начал, на нравственные императивы (эти аспекты отношения «человек-при­рода» отражены в культурах восточных обществ). «Партнёрство», «диалог с природой» — характеристики такого плана человеку за­падной культуры и сегодня представляются «образным выражени­ем» или мистикой. Между тем современный синергетический под­ход (способы понимания мира и его фрагментов — объектов дея­тельности человека как самоорганизующихся саморазвивающихся систем, направление развития и «реагирования» которых зависит от того, насколько нравственно действует включённый в систему че­ловек) позволяет переводить то, что считали «мистикой», в терми­ны рационального познания. Общее образование призвано и имеет возможность аргументировано с позиций науки способствовать формированию новых мировоззренческих установок и нравствен­ных ценностей, связанных с трудовой, производственной деятель­ностью человека.

refdb.ru

Культура Древнего Востока

Федеральное агентство по образованию

Московский институт

коммунального хозяйства и строительства Кафедра Права и культурологии

Реферат

Тема: Культура Древнего Востока.

Студент:

Курс:

Форма обучения:

Руководитель:

Москва

2007 год

Со­дер­жа­ние

Реферат 1

Со­дер­жа­ние 2

Вве­де­ние 3

1. Социально-мировоззренческие основы культуры Древнего Востока. 4

2. Место и роль человека в социокультурном пространстве древних государств Востока. 7

3.Достижения и символы материальной и духовной культуры. 11

Заключение 19

Спи­сок ли­те­ра­ту­ры 20

Вве­де­ние

Рассмотрение культуры древнего Востока начнем с определения понятия «Древний Восток». Под термином «Древний Восток» понимают обычно тот период истории, который хронологически и генетически предшествовал эллинству и христианству. Историю древневосточных народов принято изучать с появления первых классовых обществ и государственных образований в долинах Нила и Евфрата во второй половине IV тысячелетия до н. э. и заканчивать для Ближнего Востока 30—20-ми годами IV в. до н. э., когда греко-македонские войска под руководством Александра Македонского захватили весь Ближний Восток, Иранское нагорье, южную часть Средней Азии и северо-западную часть Индии. Что касается Средней Азии, Индии и Дальнего Востока, то древняя история этих стран изучается до III—V вв. н. э., т. е. до того времени, когда на смену древнему обществу здесь пришло феодальное. Таким образом, история древневосточных народов насчитывает около трех тысячелетий.

Большая географическая зона, условно называемая Древним Востоком, простирается с запада на восток от современного Туниса, где располагался Карфаген, до современных Китая, Японии и Индонезии, а с юга на север — от современной Эфиопии до Кавказских гор и южных берегов Аральского моря. Здесь в древности существовали многочисленные государства, сыгравшие важную роль в истории Востока.

Развитие древневосточной культуры было неразрывно связано со многими сторонами социальных процессов Востока. Культурологический аспект восточной жизни вобрал в себя черты экономико-политического устройства, религиозных и философских представлений, бытовых традиций, правовых и этических норм.

При всем многообразии, а часто и несходстве культур Древнего Востока, можно обнаружить общие элементы в системе функционирования искусства. Древневосточная художественная культура выросла на основе первобытной и сохраняла магическое предназначение, столь характерное для первобытного общества. Так же как и их древние предки, народы первых восточных цивилизаций считали, что определенные действия, совершаемые над изображением, способствуют их осуществлению и относительно оригинала. Все это предопределило ее особенности. Их изучению и сейчас посвящено множество исследователей, коллекции достижений и символов Древневосточного искусства в музеях мира пользуется огромным интересом и популярностью.

1. Социально-мировоззренческие основы культуры Древнего Востока.

Особенности социально-мировоззренческих основ культуры Древнего Востока во многом определены способом коллективного выживания, единственно возможного для человека той эпохи и в тех географических условиях.

Природные условия различных территорий Древнего Востока имеют свои особенности, но есть и общие черты: это зона в основном субтропического климата с очень жарким сухим летом и мягкой зимой. Большую роль в исторических судьбах народов Древнего Востока играли великие реки: Нил (длина ок. 6700 км), Евфрат (ок. 2700 км) и Тигр (ок. 1900 км), Инд (ок. 3180 км), Ганг (ок. 2700 км), Хуанхэ (ок. 4850 км). Эти реки, относящиеся к числу самых крупных на земном шаре, образуют обширные бассейны с плодородной, хорошо орошаемой почвой. Здесь можно было жить и вести хозяйственную деятельность при условии постоянного регулирования режимов рек, хранения воды в водоемах и водохранилищах с последующим орошением земель через систему ирригационных каналов, как в долинах Нила, Евфрата, или отвода лишней влаги и мелиорации земель, борьбы с наводнениями, как в долинах Ганга, Хуанхэ, Меконга (укрепление берегов с помощью дамб, плотин и других сооружений).

Поселившимся здесь людям нужно было приложить много усилий, чтобы создать продуктивное земледелие. Необходимость коллективного труда для освоения бассейнов великих рек и организации поливного земледелия пробуждала энергию и инициативу живших здесь людей, способствовала развитию производительных сил, использованию имеющегося сырья, применению новых орудий труда, накоплению производственного опыта. В реках водилась рыба, которая служила хорошим подспорьем в питании населения. В предгорьях, окружающих долины Евфрата и Тигра, на Абиссинском нагорье, расположенном близ долины Нила, в долине Меконга в диком виде росли многие злаковые растения; они были окультурены и положили начало ячменю, пшенице, просу, рису и другим зерновым культурам. Существование богатого животного мира позволило приручить ряд животных и перейти к культурному скотоводству.

Выжить на Востоке можно было лишь практикуя орошаемое земледелие и постоянно создавая общественные запасы зерна (на случай неурожая, стихийных бедствий и т. п.). Все это требовало огромной и планомерной затраты ресурсов, жесткого административного управления и объединения множества изолированных сельскохозяйственных общин в одно целое. Так уже в III тысячелетии до нашей эры на территории Египта, Междуречья и Индии возникают первые восточные государства. Этот тип государства родился не из потребностей социальной свободы, а из потребности жесткого объединения

Условием выживания было наличие мощного деспотического государства, получавшего свое смысловое оправдание в культуре и мироощущении древнего человека. Но наиболее развитые восточные культуры рождали в себе не только оправдание, но и духовный протест против подавляющей человека государственной мощи и пытались дать человеку внутреннее (смысловое) убежище от внешнего деспотизма. В основе древневосточного государства лежит идеал абсолютного единства, отрицающий проявление индивидуальности и свободы человека. В этом и состоит духовная суть восточной деспотии. Такой тип государственности характерен для всех стран Древнего Востока — Египта, Индии, Шумера, Китая.

Путь человека к своей свободе на Древнем Востоке оказывается не поиском нового бытия, а отказом от всякого определенного бытия. На вершинах восточной мудрости свобода выглядит как тотальное отрицание внешнего мира, от которого пытаются укрыться, растворившись в вечном потоке жизни, или обрести внутри себя покой, где нет ни страха, ни надежды.

Человек никогда не может смириться с тем, что возвышается над ним как чуждая ему сила. Дух всегда восстает против безразличной к нему необходимости, и если он не может ее побороть, то стремится хотя бы приручить, направляя в соответствующее себе русло. Всякая подавляющая человека необходимость есть вызов человеческому духу, который стремится найти достойный ответ и выразить его в формах культуры. Применительно к общественно-политической жизни Древнего Китая этот ответ попытался найти Конфуций (VI до н. э.). Конфуций — латинизированное Произношение китайского Кун-цзы, т. е. «учитель Кун». За четыре столетия конфуцианство завоевало умы и сердца людей и во II веке до н. э. стало официальной идеологией императорского Китая. На протяжении более чем двадцати столетий идеи Конфуция были духовной основой общественной жизни, оказав глубочайшее влияние на историю и национальный характер китайцев. Конфуцианство также распространилось по странам Юго-Восточной Азии, оказав огромное влияние на взаимоотношения человека и государства не только в Китае, но и в Японии, Корее, Вьетнаме.

Конфуцианцы надеялись исчерпать человеческое сердце и гармонизировать жизнь с помощью ритуализированного этикета. Однако человеческое сердце неисчерпаемо, и путь его нельзя вычислить. Поэтому не случайно, что одновременно с конфуцианством появилась совершенно иная ветвь китайской культуры – даосизм (VI в. до н. э.). Создатель нового учения — Лао-зцы — считал, что человек открывает истоки своей бесконечности через следование естественности и слияние с бесконечным путем великой жизни природы. Отсюда и название учения — даосизм (иероглиф дао буквально переводится как «путь»). Даосизм распространился по странам Юго-Восточной Азии и заложил смысловые основы нового отношения к жизни и нового искусства. Даосское учение давало человеку чувство свободы от деспотизма, однако прорыв в свободу здесь заканчивается растворением в другой необходимости — в вечном пути мировой жизни.

Но культура Древнего Востока породила и более радикальное учение – буддизм (VI в. до н. э.), целью которого является стремление освободиться не только от власти общества, но и от власти природы и законов самой жизни. Буддизм выразил себя в многообразных направлениях восточной философии, в искусстве, в различного рода боевых искусствах. Универсальность и гибкость буддизма позволили ему распространиться по всему миру.

2. Место и роль человека в социокультурном пространстве древних государств Востока.

Необходимость объединения и координации усилий многочисленных общин способствовала возрастанию роли государственной власти в странах Древнего Востока, созданию специфической формы такой власти — неограниченной монархии, которую часто называют «древневосточной деспотией». Сущность ее, как и всякой другой формы государства, — в подавлении сопротивления эксплуатируемых, поддержании общественного порядка. Активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь страны привело к появлению многочисленной администрации, организованной по бюрократическому принципу: деление на ранги, субординация, общественное положение в зависимости от места на служебной лестнице. Древневосточная деспотия как специфическая форма монархии формировалась в течение долгого времени, постепенно преодолевая традиции родовой демократии.

Если в западной истории государство зависит от общества и так или иначе выражает интересы группы свободных людей, то тут все обстоит иначе. Здесь нет свободных людей - свободных воинов и собственников, а есть только государственные рабы, крестьяне (часто находящиеся в еще более жалком положении) и чиновники, осуществляющие административное управление. В одном только древнем Шумере исследователи насчитывают от полумиллиона до миллиона государственных рабов, причем и работа и выдаваемые пайки строго документировались. Благополучие человека определяется почти исключительно его государственным рангом. Здесь нет общества - оно поглощено государством, а человек низведен до административной функции. Здесь раб может возвыситься до министра, но и министр остается бесправным рабом государя и всей системы.

Подчиненное государству общество в различных восточных структурах выглядело по-разному. В Египте, например, общества почти не было вообще: оно было практически растворено в институтах всемогущего государства. В Китае голос его был слышен — как в форме идей, так и в виде определенных организаций. В Шумере и Вавилонии общество в целом и индивиды как часть его сумели отстоять даже некоторые формальные права, отраженные в системе законов. Наконец, в Индии общество в форме варн и каст, в виде классической индийской общины в некотором смысле даже выходило на передний план. Но государство везде абсолютно господствовало над обществом, включая и Индию,— нужно только оговориться, что речь идет не о данном конкретном государстве, сильном или слабом, но о государстве как системе институтов и высшей власти, как ведущем элементе в сложившейся системе отношений.

Восточная деспотия управлялась огромным бюрократическим аппаратом, а ее единство олицетворено фигурой правителя, обладающего абсолютной властью над жизнью и смертью своих подданных. И верховный властитель почитается не за свое личное мужество или силу (как это, было, скажем, в европейском средневековье). Он выступает только как высшая функция государства, как воплощение божественного «величества». Иного и быть не могло, ведь достоинство восточного владыки – это божественное достоинство есть воплощение бога, и это означает не только абсолютную власть, но и возможность иного воплощения того же самого божества. Обожествление личности царя-деспота — важная особенность древневосточной деспотии.

Так, Гигантские размеры фигур фараонов равны богам по сравнению с простыми смертными. Эти традиции сохранялись тысячелетиями. Так, на стеле фараона Нармера ноги и голова царя повернуты в профиль, а плечи — в фас. Этот рельеф датируется приблизительно 30 в. до н.э., но и спустя тридцать веков мастера Нового Царства вплоть до римского завоевания точно так же будут использовать этот прием для изображения людей.

Уже во времена Саргона Древнего и Аккадского царства в рельефах — основной форме монументального изобразительного искусства — начинает господствовать идея «сильной личности». Правители на рельефах изображаются гораздо более высокими, чем прочие люди. Это — традиционный прием древнемесопотамского искусства. Но примечательно то, что изображения правителей начиная с этого периода все чаще носят портретный характер. Типичность черт уступает место индивидуальности. Таков классический портрет аккадской эпохи — бронзовая голова правителя, повсеместно называемая «Головой Саргона». Автор этой скульптуры, очевидно, стремился именно воссоздать портрет конкретного человека, а не просто изобразить персону, облеченную божественной властью. По сравнению с «Саргоном» более поздняя по времени статуэтка Гудеа обладает все же менее ярким портретным сходством, и передача характера через черты лица уступает место подчеркиванию богоизбранности и святости правителя.

В Старовавилонскую эпоху начиная со времени правления Хаммурапи тенденция к портретности, стремление передать через внешность не только положение персонажа, но и его характер получает новый толчок в развитии. Таково, например изображение на диоритовой стеле, содержащей текст законов Хаммурапи. В верхней части стелы изображен сам Хаммурапи, принимающий от бога солнца Шамаша знаки царской власти. Черты поздне-шумерского традиционного искусства сочетались здесь с новыми идеями в изобразительной технике. Характерно для месопотамского рельефа изображение фигурки царя перед гораздо более крупной фигурой божества. Величие позы бога, передающего Хаммурапи веревку (атрибут строителя) и царский жезл, указывает на божественное происхождение власти царя и на богоизбранность Хаммурапи.

Гораздо более интересен в этой композиции портрет самого Хаммурапи. Его фигура изображена в типичной позе покорности перед божеством, но лицо очевидно портретно. Черты правителя — суровые, жесткие. Ярко портретный характер имеют впалые щеки и высокие скулы. Следует отметить еще и технику и мастерство художника. Поверхность камня, на котором высечен рисунок, не была выровнена и отполирована, вся композиция располагается не на плоскости, а на гранях, сходящихся под углом. Тем более сложной представляется работа каменщика, великолепно уравновесившего элементы композиции и обработавшего неровную твердую поверхность таким образом, чтобы добиться игры света и тени, тщательно проработать все мелкие детали одежды и волосы обоих персонажей, причем с упором на внешность царя, гораздо более индивидуальную, чем у бога.

Столь же узнаваемы, как рельеф на диоритовой стеле, и другие дошедшие до нас скульптурные портреты Хаммурапи — диоритовая голова статуи и бронзовая статуя молящегося царя с позолоченными руками и лицом. В этих произведениях обобщенность, призванная передавать идею царской власти, соседствует с выраженной индивидуальностью черт — те же высокие скулы и худое лицо. Вавилонские художники-скульпторы, очевидно, достигли немалого мастерства как с технической, так и с художественной точки зрения. Скульптуры великолепно проработаны, пластичны, в них отсутствует угловатость, характерная для раннего периода. В арсенале каменщиков-скульпторов Старовавилонского периода широко применяется игра светотени и создаваемые ею эффекты. Это достигается путем тщательной обработки поверхности изображения, прорезания внутренних складок и тщательной шлифовки.

Роль деятеля искусства в древнем обществе была велика и почетна. Иногда художника приравнивали к сану жрецов. Но его деятельность не рассматривалась как самодостаточная. Живописец, скульптор, литератор были призваны своим творчеством реализовывать высшие общественные установки и отказываться от любых форм художественного экспериментаторства, выходящего за пределы предписанных задач. Это связано с глубоким традиционализмом древневосточных культур. Многие представления народов Востока о важнейших сторонах бытия сложились очень рано и сохранялись на протяжении не только столетий, но тысячелетий. Потому и искусство как неотъемлемая часть культурной системы должно было неукоснительно следовать как общекультурным, так и художественным традициям.

3.Достижения и символы материальной и духовной культуры.

Основные достижения и символы материальной и духовной культуры восходят еще к концу III тысячелетия до н. э. Искусство Древнего Востока монументально, спокойно и торжественно, в нем особенно ощутима та размеренность, ритмичность, величавость, которая так характерна для древнего искусства вообще.

Тем не менее, культура Востока, это не только искусство, это и культура земледелия, наука, мифология. Так, важнейшим достижением материальной культуры Древнего Востока, определяющим фактором его развития, стало создание культуры земледелия. «Разве ты не знаешь, что поля — это жизнь страны» — говорится в одном из текстов Вавилонского царства (II тыс. до н. э.).

Высокого уровня достигло строительство ирригационных сооружений; остатки их сохранились вплоть до наших дней (Южная Месопотамия). По некоторым оросительным каналам свободно могли проходить речные суда. О строительстве каналов упоминают правители древности в хвалебных надписях наряду со своими военными победами и сооружением храмов. Так Римсин, царь Ларсы (XVIII в. до н. э.), сообщает, что он выкопал канал, «который снабдил питьевой водой многочисленное население… который дал изобилие зерна… вплоть до берега моря». На древнейших изображениях Египта фараон проводит мотыгой первую борозду, освещая начало сельскохозяйственных работ. На Востоке были впервые выведены культурные злаки и растения: пшеница, ячмень, просо, лен, виноград, бахчевые, финиковая пальма. Тысячелетиями вырабатывались ценные земледельческие навыки, изобретались новые орудия труда, в том числе тяжелый плуг. Наряду с земледелием пастбища в поймах рек способствовали широкому развитию скотоводства, были одомашнены многие виды животных: коза, овца, бык, осел, лошадь, верблюд.

Наряду с сельским хозяйством, особенно в городских центрах, высокого уровня достигло развитие ремесел. В Древнем Египте сложилась высочайшая культура обработки камня, из которого и сооружали гигантские пирамиды, и делали прозрачные, как стекло, тончайшие алебастровые сосуды. В Двуречье камень, где он был величайшей редкостью, с успехом заменялся обожженной глиной; из нее же возводили здания и создавали предметы быта. Большого мастерства достигли ремесленники и художники Востока в производстве стекла, фаянса, изразцов. В собрании Эрмитажа есть несколько образцов изумительных произведений Древнего Египта из цветного стекла, украшенных животным и растительным орнаментом. В то же время поражают монументальностью сплошь покрытые изразцовой мозаикой с изображениями фантастических животных ворота богини Иштар Древнего Вавилона. Больших высот достигла на Востоке обработка металлов (прежде всего свинца, меди, золота, их различных сплавов и — изредка — метеоритного железа). Из меди изготовлялось оружие и орудия труда, из благородных металлов — ювелирные изделия для знати, храмовая утварь. . О высочайшей технике мастеров по металлу можно судить хотя бы по такому знаменитому шедевру, как золотой царский шлем из г. Ура, изготовленный около 2600 г. до н. э. и, конечно, ни с чем не сравнимое золото из гробницы фараона Тутанхамона XIV в. до н. э. Однако и Египет, и Двуречье не были богаты полезными ископаемыми. Это вызвало к жизни потребность международной торговли, обмена, что способствовало развитию колесного транспорта, строительству прочных кораблей. Торговые и военные экспедиции помогали проникновению достижений речных цивилизаций на смежные земли к соседним народам. Северная Африка, Нубия, Восточное Средиземноморье, Кавказ и Иран были втянуты в сферу экономического, политического и культурного влияния этих цивилизаций.

Потребности хозяйственной деятельности, развитие торговли и обмена, опыт наблюдения за явлениями природы способствовали зарождению первых научных знаний. Необходимость обмера земли, подсчета урожая, строительства каналов, сооружения грандиозных зданий и военных сооружений привели к возникновению основ математики. Древним египтянам человечество обязано созданием десятичной системы счисления, они даже имели специальный иероглиф для обозначения миллиона. Математики Египта умели определять поверхность прямоугольника, треугольника, трапеции, круга, вычислять объем усеченной пирамиды и полушария, решали алгебраические уравнения с одним неизвестным (которое они называли «куча», может быть куча зерна?). В древней Месопотамии еще шумерами была создана шестидесятеричная система счисления: знали они и десятичную систему. Сочетание двух систем нашло свое отражение в делении года на 360 дней и круга на 360 частей. Дошедшие до нас математические тексты говорят об умении жителей Двуречья возводить число в степень, извлекать квадратные и кубические корни по особым формулам, вычислять объем. При расчетах применялись дроби. Предполагается, что им была известна арифметическая и геометрическая прогрессия. Сохранились клинописные таблицы умножения (до 180 тыс.) и деления. Довольно обширные знания имели цивилизации Востока и в астрономии. Древние ученые установили взаимосвязь природных циклов, разливов рек с изменением положения небесных светил. На основе тысячелетних наблюдений, передававшихся от поколения к поколению, были составлены календарные системы, созданы звездные карты.

Глубокие познания были накоплены учеными Древнего Востока и в области медицины. Так, мумификация умерших в Древнем Египте позволила врачам в совершенстве изучить анатомию человеческого тела и систему кровообращения. На высоком уровне в Египте и Двуречье находилась диагностика определения болезней, распознавание их симптомов. Врач должен был открыто заявить больному — излечимо ли его заболевание. Существовала медицинская специализация. Для лечения использовались различные средства. Прежде всего это веками накопленный опыт составления очень сложных лекарств, органических и неорганических соединений. Широко практиковались массажи, притирания, компрессы. При необходимости осуществляли хирургические операции. До наших дней дошли блестяще изготовленные из твердых сплавов бронзы и достаточно совершенные инструменты древнеегипетских хирургов.

Насущная потребность государства в большом количестве грамотных людей привела к созданию первоначальных образовательных систем. Так, в Древнем Египте были созданы придворные школы писцов для аристократии и ведомственные школы для подготовки писцов-чиновников. Писец считался важным государственным лицом, и некоторым из них даже были построены пышные гробницы и сооружены статуи. Центрами образования также являлись храмы различных богов. В древнеегипетской мифологии бог луны, мудрости и письма Тот даже считался особым покровителем наук, священных книг и колдовства.

В Месопотамии подготовленные при храмах писцы в то же время были и жрецами богов. Программа их образования включала обучение письменности, знания по математике, астрономии и астрологии, гадание по внутренностям животных, изучение права, богословия, медицины и музыки. Методика преподавания, как рассказывают дошедшие до нас тексты клинописных пособий-таблиц, была весьма примитивной и состояла из вопросов учителя и ответов учеников, заучивания наизусть и письменных упражнений.

Вся система образования древневосточных цивилизаций была теснейшим образом переплетена с религиозно-мистическими представлениями. Поэтому объективные научные данные преподносились в неразрывном единстве с древними религиозными мифами. Особенно это относилось к исторической науке, которая находилась на примитивном уровне и питалась фантастическими легендами о происхождении богов и царей.

До наших дней дошло огромное количество остатков величественных храмов, изображений богов, предметов культов и религиозных текстов древневосточных цивилизаций. Это свидетельствует о том, что вся жизнь этих народов была теснейшим образом связана с религией. На первобытной стадии развития человечество знает примитивные формы религии — тотемизм, обожествление природы. С возникновением цивилизации появляются целые религиозные системы с циклами мифов о богах и царях. Шумерская мифология в ее более позднем варианте, обогащенная аккадскими божествами, легла в основу ассиро-вавилонской мифологии, хотя и с некоторыми важными изменениями. Прежде всего упоминания о собственно семитских богах в Месопотамии вообще отсутствуют: все аккадские боги были так или иначе заимствованы у шумеров. Даже во времена Аккадского царства, когда были записаны основные мифы на шумерском и аккадском языках, это были шумерские мифы, и боги в этих текстах носили преимущественно шумерские имена.

Основной текст, помогающий воссоздать систему ассиро-вавилонских верований, — эпическая поэма «Энума элиш», названная по первым словам, означающим «Когда вверху». В этой поэме дается картина творения мира и человека, сходная с шумерской, но более сложная по сравнению с ней. У вавилонян появляются довольно сложные религиозные концепции: например, идея существования нескольких поколений божеств, младшие из которых сражаются со старшими и одерживают над ними верх. Роль младшего поколения в этой битве отводится шумерским богам, от которых впоследствии произошли все боги вавилонского пантеона, начиная с Мардука, верховного божества. У ассирийцев место Мардука занимает Ашшур.

Тенденция к выделению одного верховного бога, повелевающего всеми остальными, напрямую связана с общественным развитием Месопотамии в ассиро-вавилонскую эпоху. Объединение страны под властью единого правителя предполагало унификацию религиозных верований, наличие верховного бога-правителя, передающего свою власть над людьми законному царю. Среди богов, как и среди людей, на смену общинному строю приходит деспотическая монархия.

Общая для шумеро-аккадских и ассиро-вавилонских мифов тема — всемирный потоп. И там, и там сюжет одинаков — боги, разгневавшиеся на людей, насылают на землю грозу, под водами которой гибнет все живое, за исключением одного праведника со своей семьей, спасшегося благодаря покровительству кого-то из главных богов.

Интересно, что все месопотамские мифы о потопе связаны с ливневыми дождями, насылаемыми богами. В этом, несомненно, кроется объяснение того почтения, с каким в Междуречье во все периоды относились к богам непогоды, гроз и ветров. Способность повелевать разрушительными грозами и ветрами еще с шумерских времен приписывалась, помимо «специальных» божеств, еще и всем верховным богам — в частности, Энлилю и его сыновьям Нингирсу и Нинурте.

Ассиро-вавилонская мифология отличается от шумерской прежде всего тем, что вавилоняне и ассирийцы практически не вводят в пантеон героев—полубогов человеческого происхождения. Исключение составляет разве что Гильгамеш. А практически все легенды о людях, ставших равными богам, в ассиро-вавилонской литературе имеют четко выраженное шумерское происхождение. Зато вавилонские и ассирийские боги совершают гораздо больше великих подвигов, чем шумерские.

Возникновение новой формы государственного правления отразилось не только на общем характере ассиро-вавилонской мифологии. В ассиро-вавилонский период появляется концепция «личных» божеств. Подобно тому, как царь служит защитником и покровителем для любого из своих подданных, каждый подданный имеет собственного бога-хранителя, а то и нескольких, каждый из которых противостоит тем или иным группам демонов и злых божеств, нападающих на человека.

Для возвеличивания богов и царей создаются монументальные сооружения, храмы, в которых обитают боги, и через которые можно приблизиться к богам. В Египте это громадные усыпальницы фараонов — пирамиды и храмы, в Месопотамии — колоссальные ступенчатые пирамиды — зиккураты, с вершин которых жрецы говорили с богами. Большинство народов Древнего Востока (нубийцы, ливийцы, хетты, финикийцы и др.) создали подобные же политеистические религиозно-мифологические системы. Однако там же, на востоке, среди семитских племен иудеев во II тыс. до н.э. зародилось и развилось совершенно новое религиозное направление — монотеизм (единобожие), ставшее основой мировых религий будущего — христианства и мусульманства. Письменность. Неотъемлемую часть храмов и гробниц, являющихся воплощением монументального искусства Древнего царства, составляли рельефы и статуи фараонов, знати, придворных писцов. Все они были выполнены в рамках строгих канонов. Рельефы и росписи, украшающие стены гробниц, также связаны с заупокойным культом.

Древние цивилизации Востока оставили человечеству богатейшее литературное наследие. Наиболее характерными особенностями древневосточной литературы является ее неразрывная связь с религиозно-мистическим мировоззрением и, в соответствии с этим, непременная традиционность древних сюжетов, литературных мотивов, жанров и форм, которые сохранялись в течение тысячелетий. Литература выполняла функцию религиозного объяснения вопросов, возникавших перед человеком, о смысле жизни и смерти, о происхождении мира, о природных явлениях и т.д. Значительный пласт литературы древности составляли облеченные в художественную форму религиозные гимны, псалмы, заклинания,исполнявшиеся в храмах при выполнении церемонии поклонения богам. То же самое можно сказать и о древневосточной эпической литературе — в основном это религиозные мифы о золотом веке, о богах и героях. Типичным примером такого рода литературы может служить вавилонская поэма «О сотворении мира», сюжет которой во многом заимствован в древнешумерских прототипах. Вершиной вавилонской литературы является поэма о царе-герое Гильгамеше — полубоге, получеловеке. В этом философско-поэти-ческом произведении делается попытка ответить на извечные вопросы о жизни и смерти. Герой в поисках бессмертия совершает великие подвиги, но избежать неотвратимого ему не удается. В древнеегипетской литературе мы встречаем целый похожий цикл мифов об Изиде и Озирисе. К официальной литературе относятся гимны в честь царей, например «Гимн Сенусерту III», восхваляющий властелина, «защищающего страну и расширяющего ее границы, покоряющего иноземные страны». Наряду с религиозной и официальной литературой до нас дошли и элементы народного творчества в виде пословиц, поговорок, сказок, рисующих подлинную жизнь простых людей в переплетении со сказочной фантастикой. Таковы древнеегипетские сказки «О двух братьях», «О правде и кривде», вавилонская басня «О лисице» и др. К числу светской литературы относятся и популярные в Древнем Египте описания путешествий.

Основные черты древнеегипетского искусства, зародившиеся еще в архаический период, — это прежде всего величественность, монументальность форм, строгость и четкость, скупость, почти примитивность линии и рисунка, фронтальная развернутость изображения. До нас дошло довольно много памятников архитектуры, произведений изобразительного искусства египтян, так как мастера широко использовали в работе очень прочные породы камня (базальт, диорит, гранит), которым была богата страна. Гораздо меньше сохранилось памятников архитектуры и искусства Древней Месопотамии. Применявшийся для работ материал (сырая и обожженная глина) оказался недолговечным. В искусстве двух цивилизаций весьма много общих черт. Это — теснейшая связь с религией, функция возвеличивания и упрочения царской власти и тысячелетняя верность традициям, заложенным культурой шумеров. Архитектура. В древнеегипетском искусстве ведущая роль принадлежала архитектуре, теснейшим образом связанной с религией, и особенно с заупокойным культом. Для сохранения остатков фараонов и вельмож уже в Древнем царстве сооружались величественные усыпальницы — пирамиды, строительство которых требовало большого технического совершенства.

Заключение

В заключении работы и анализа культурного наследия Древнего Востока, необходимо отметить, что именно здесь были заложены основные элементы современной цивилизации. На Востоке человек сделал решительный шаг из первобытной эпохи к цивилизации; высокого уровня достигла материальная и духовная культура общества. Однако те принципы, на которых она базировалась: абсолютная деспотия, власть религии, традиционность, застылость всех форм жизни в итоге привели эти цивилизации к закату и гибели. Новый мощный рывок развития человечества связан с миром античности, унаследовавшим достижения восточных культур.

Художественная культура Древнего Востока воплощает в себе высокое синтетическое целое. Но искусство пока еще не было захвачено религиозной, философской, морально-этической системами, прочими общественными структурами.

Потребность зафиксировать устоявшиеся принципы и нормы культуры толкала народы Древнего Востока, в частности египтян, к созданию развитой системы канонов, предписывающих художнику правила пользования пропорцией и цветом, схемы изображения людей и животных. Канон становится важнейшим эстетическим принципом, определяющим творческую деятельность мастера. Древнеегипетский художник выступал в роли хранителя священных законов, наиважнейшим из которых являлось разграничение посредством искусства кратковременной жизни, земной и вечной. Произведение искусства получало в связи с этой установкой особую функцию перевода образов и сюжетов реальной действительности в предельно обобщенную идеальную форму, лишенную сиюминутности, созданную для бессмертия.

Отсутствие завершенной собственно эстетической системы не означало, что древние не понимали специфических задач искусства. Еще шумеры считали, что художественная культура способна доставить человеку удовольствие от приобщения к высшим духовным ценностям.

Спи­сок ли­те­ра­ту­ры

  1. Антонова Е.В. Обряды и верования первобытных земледельцев Востока. М; 1990
  2. Афанасьева В.К. Гильгамеш и Энкиду. Эпические образы в искусстве. М; 1979
  3. Афанасьева В.К. Шумеро-аккадская литература // История мировой литературы, т.1. М; 1983
  4. Вайман А.А. Шумеро-вавилонская математика. М; 1961
  5. Васильев Л.С. История религии Востока.-М.,1998.
  6. Вейнберг И.П. Человек в культуре Ближнего Востока. М; 1987
  7. Дьяконов И.М. Архаические мифы Востока и Запада. М; 1991
  8. Дьяконов И.М. Пути истории: от древнейшего человека до наших дней. М; 1994
  9. Емельянов В.В. Ниппурский календарь и ранняя история Зодиака. СПб; 1998
  10. Ерасов Б.С. Культура,религия и цивилизация на Востоке.-М.,1990.
  11. История Древнего Востока. Т.1. Месопотамия. М; 1983
  12. История культуры народов мира: Ассирия; Вавилон; Персия: Первые сверхдержавы: Обычаи и нравы; Костюм; Украшения и др. - 144 с.
  13. Клочков И.С. Духовная культура Вавилонии. М; 1983
  14. Культурология:Учебное пособие./Под ред.А.А.Радугина.-М.,2001.
  15. Мировая культура Египет Вавилон Ассирия Олма-Пресс 2000
  16. Мифологии древнего мира. М; 1977
  17. Поэзия и проза Древнего Востока. М; 1973 (БВЛ)
  18. Саггс Х. Вавилон и Ассирия. Быт, религия, культура. -М: Центрполиграф, 2004.-234с
  19. Силичев Д.А. Культурология:Учебное пособие.-М.,1998.
  20. Хук С.Г. Мифология Ближнего Востока. М; 1992
  21. Майоров Н.И. Введение в историю Древнего Востока. Учебное пособие. Томск: Изд-во Томского университета, 2003
  22. История Древнего Востока./Под ред. В.И.Кузищина.-М., «Высшая Школа» 2003
  23. Столяров Д. Ю., Кортунов В.В. Культура древних цивилизаций

konesh.ru