История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

III. Древняя Греция в эллинистический период. Древняя греция эллинистический период


1. Особенности эллинистической культуры. История Древней Греции

1. Особенности эллинистической культуры

Процесс культурного развития в период эллинизма проходил в новых условиях и имел значительные особенности по сравнению с предшествующим временем. Эти новые условия создавались в расширившейся ойкумене, том круге земель, в которых жил человек эллинистической эпохи. Если в предшествующее время человек ощущал себя прежде всего жителем небольшого полиса в Греции или деревенской общины на Переднем Востоке, то в эпоху эллинизма усилилось перемещение и смешение населения, раздвинулись узкие рамки и житель не только крупных держав Селевкидов, Птолемеев, Македонии или Пергама, но даже небольших греческих полисов почувствовал, что он не только член своего города или общины, где родился, но и более крупного территориального объединения и в определенной степени всего эллинистического мира. Особенно это относилось к грекам и македонянам. Родившийся в глухой Аркадии грек мог оказаться на службе в Египте, далекой Бактрии и Причернаморье и воспринимал это не как чрезвычайный поворот судьбы, а как обычное течение своей жизни.

Расширение окружающего человека мира, знакомство с новыми условиями жизни и местными, часто очень древними традициями обогащало умственный кругозор, усиливало творческое начало каждого человека, создавало благоприятные условия для развития культуры.

Как уже известно, в период эллинизма наблюдается интенсификация хозяйства, рост общественного и личного богатства социальных слоев и отдельных людей. Эллинистические общества располагали большими материальными возможностями, и часть средств могла быть затрачена на финансирование культуры.

Социальная структура эллинистического общества, предполагающая сочетание рабовладения полисного типа и древневосточных общественных отношений, многообразие социальных и классовых противоречий, нестабильность социальной системы эллинизма в целом создавали особую общественную атмосферу, комплекс различных взаимоотношений общественных групп и слоев, которые воплощались в различных идеологических системах, по-разному проявлялись в философии и науке, архитектуре и скульптуре, мелкой пластике или литературе.

Изменилась и роль государства в сфере культуры по сравнению с классическим временем. Эллинистические монархии, располагавшие огромными материальными ресурсами, разветвленным центральным и местным аппаратом, выработали определенную политику в области культуры, сделали попытку направить процесс культурного творчества в нужное им русло, выделяя значительные средства для финансирования тех или иных отраслей культуры. Особое внимание было уделено превращению столиц, резиденций эллинистических правителей и их центрального аппарата в мощные культурные центры не только своей державы, но и всего эллинистического мира. К царским дворам приглашали крупных ученых из разных уголков эллинистического мира, получавших содержание из государственных средств и ведущих научную работу. Такие коллективы ученых сложились в Антиохии на Оронте, Пергаме, Сиракузах, Афинах, на Родосе и других городах, но наиболее крупный находился в Александрии при царском дворе Птолемеев. Основатель династии Птолемей Сотер, по совету одного из учеников Аристотеля Деметрия Фалерского, основал особое учреждение, посвященное девяти музам, и назвал его музеем. Музей включал ряд помещений, предназначенных для чтения лекций и научных занятий, библиотеку. К концу III в. до н. э. большая часть книжных богатств древности была сосредоточена в Александрийской библиотеке Музея. Она насчитывала свыше полумиллиона папирусных свитков. Кроме библиотеки были построены спальни и общая столовая для проживающих здесь ученых, специальные помещения для прогулок. На содержание музея отпускались специальные средства из царской казны. Птолемей охотно приглашали для работы в музее наиболее выдающихся ученых со всего эллинистического мира. В III в. до н. э. в Александрийском музее работали Аполлоний Родосский, Эратосфен, Аристарх, Архимед, Эвклид, Каллимах и многие другие прославленные ученые. Главой музея был хранитель библиотеки, который вместе с тем был воспитателем наследника египетского престола. Птолемей всячески покровительствовали деятельности Александрийского музея, щедро субсидируя его, сами принимали участие в работе ученых. Александрийский музей превратился в хорошо организованную, своего рода международную академию, мощный научный и культурный центр, влияние которого на судьбы эллинистической науки и культуры было огромным. Значительная часть выдающихся научных открытий этой эпохи была сделана александрийскими учеными. Важным фактором активного развития эллинистической культуры было взаимодействие традиций собственно эллинской и древневосточной культур. Синтез греческии древневосточных начал дал особенно богатые результаты в области мировоззрения и философии, науки и религии. Эллинистическая культура стала синтезом греческой полисной и древневосточной культуры, но в этом синтезе структурообразующую роль играла греческая культура, именно она определяла облик эллинистической культуры. Признанным языком был греческий в форме общегреческого языка койне, на котором общались все образованные слои эллинистического общества, создавалась эллинистическая литература. На греческом языке говорили и писали не только греки, но и воспринявшие греческую культуру образованные люди из местных народностей. Греческий облик эллинистической культуры определялся также и тем, что решающий вклад в создание большинства культурных ценностей внесли именно греки (представителей местных народов нам известно мало), а развитие большинства отраслей культуры (кроме, возможно, религии) определялось тем, что создали греки в классический период V–IV вв. до н. э. (градостроительство, архитектура, скульптура, философия, театр и др.). Эллинистическая культура является закономерным продолжением тех направлений, жанров, круга идей и представлений, которые сложились в Греции в V–IV вв. до н. э. Воздействие древневосточной культуры на развитие эллинистической культуры проявилось не столько в общем характере тех или иных направлений культуры, сколько в оплодотворении ее рядом новых идей, например идей мистицизма и глубокого индивидуализма в философии, внедрении ряда достижений древневосточной науки, в частности в медицине, астрономии и многих других.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Эллинистическая Греция — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Македонский период

Известие о смерти Александра Македонского в 323 г. до н.э. послужило сигналом к греческому освободительному восстанию, которое вошло в историю как Ламийская война, кончившуюся битвой при Кранноне, что в Фессалии (322), и поведшую за собой изменение афинской конституции в смысле олигархическом и помещение македонского гарнизона в Афинах. Беспощадностью и насилием сопровождалось победоносное шествие македонского наместника Антипатра и в других частях гос-ва.

В 307 г до н.э. Деметрий Полиоркет (сын диадоха Антигона) с триумфом освободил Афины от владычества Кассандра (сына Антипатра), за что был обожествлён афинянами под именем «Сотер» («Спаситель»). В 304 г до н.э. Кассандр вновь пытается овладеть Афинами, но они остаются в державе Антигона. В 301 г. после битвы при Ипсе царство Антигона разделяется между Селевком и Лисимахом. В том же году шла в Греции ожесточенная борьба сначала между Кассандром (сыном Антипатра) и Димитрием Полиоркетом, затем между Деметрием Полиоркетом и целой коалицией царей.

В 294 г. до н.э. Деметрий I Полиоркет снова восстанавливает контроль над Афинами, умертвив Кассандрова сына Александра. Его владычество в Македонии продолжается 6 лет. Когда Деметрий был изгнан из Македонии эпирским царем Пирром и бежал в Азию, сын его Антигон Гонат сумел удержать за собой пелопонесские владения отца (287 г. до н.э.). В 280 г. до н.э. греческий десант Пирра высаживается в Италии. Однако власть Пирра в Греции была подорвана Лисимахом

К 279 г. до н.э. относится геройское отражение галльских полчищ союзными греческими войсками, причем больше других отличились этоляне. Года через два после этого Антигон воцарился в Македонии, начав собой династию македонских царей до Персея, последнего царя Македонии, включительно.

Кроме Македонии, контролировать Грецию пытались и другие эллинистические государства, что выразилось в Хремонидовой войне. Сражение у острова Кос в 261 г. до н.э. упрочило гегемонию Македонии.

Ахейский и Этолийский союзы

III и II века до Р. Х. ознаменовались в истории Г. образованием нескольких союзов на началах федеративных; обширнейшими стали союзы: ахейский в Пелопоннесе и этолийский в средней Г. Главная задача союзов состояла в освобождении греческих городов от македонских гарнизонов или тиранов и в обеспечении их от посягательств македонских царей на будущее время. Союзные власти в обеих федерациях ведали только общесоюзные дела, не вторгаясь во внутренние отношения отдельных союзных общин. Гегемона или главенствующего общины в этих союзах не было; граждане союзных общин были в то же время гражданами союза, что и выражалось в наименованиях ахеян или этолян для граждан всех союзных общин без различия; самый союз назывался народом (ethnos).

Союзная власть последней располагала большей силой и авторитетностью, чем соответствующие органы этолийского союза, в среде которого начальники отдельных племен предпринимали походы или совершали набеги на чужие земли и без ведома союзных властей. Верховным учреждением, как у ахеян, так и у этолян было союзное собрание граждан. В союзах существовали ограниченные по составу советы или постоянные комитеты, ведущие дела союза. Высшим представителем исполнительной власти был союзный военачальник. Вопросы войны или мира, договоров и союзов, приема иностранных послов и т. п. подлежали ведению союзных властей. Силы двух союзов были разъединены соперничеством и войной и через то ослаблены. Вне союзов оставалась значительная часть Г., бок о бок с ахейским союзом существовала Спарта, цари которой, Агис IV и Клеомен III, поставили себе задачей воскресить былую славу своего государства, вдохнуть в спартанцев былые доблести, освободить Г. от македонян и утвердить спартанскую гегемонию.

Ахейский союз установлен был усилиями Марга из Кирены около 280 г. до Р. Х., состоял сначала из 4 городов (Дима, Патры, Фары, Тритея), вскоре обнял все города древней Ахайи, а лет 30 спустя распространился за пределы этой области присоединением Сикиона (251). Виновником расширения союза был Арат Сикионский, 16 или 17 раз избиравшийся в союзные стратеги и в течение 30 лет определявший союзную политику ахеян. С течением времени в союз вошли Коринф, Мегара, Епидавр, Гермиона и др.

Клеоменова война (228—221) заставила Арата искать поддержки той самой чужеземной силы, освобождение от которой провозглашалось целью объединительного движения жителей острова Пелопоннесс. Ахейцы заключили союз с Антигоном Досоном (223), который и явился на острове Пелопоннес устроителем эллинистических дел. Битва при Селласии (221), лишившее Клеомена царской власти, а Спарту — всех её завоеваний, утвердило главенство македонских царей над Грецией.

При наследнике Антигона, Филиппе V, вспыхнула Союзническая война между Ахейским союзом, которому помогал Филипп, и этолийцами. В 217 г. война кончилась миром, ввиду «надвигающегося с запада облака», то есть серьёзной опасности, угрожавшей со стороны Италии одинаково как грекам, так и македонянам. Первое знакомство римлян с Грецией относится к 224 г. до н. э., когда они пошли войною на иллирийских пиратов, и греки взирали на них как на своих спасителей. Уже тогда римляне утвердились на острове Керкире и на иллирийском побережье.

Поводом к ближайшему вмешательству в дела Греции послужил для римского сената союз Филиппа V с Ганнибалом, в 215 г. Ещё не кончилась вторая Пуническая война, а римляне открыли военные действия против Филиппа на берегу Иллирия (214). В 211 г. римляне заключили союз с этолянами против македонян; к этому союзу примкнули элейцы, мессеняне, лакедемоняне, царь Пергама Аттал, владыки Фракии и Иллирии; Филиппа поддерживали союзы ахейский, акарнанский и эпирский. В 205 г. воюющие стороны примирились; ещё раньше этоляне заключили сепаратный мир с Филиппом. К этому же времени относится блестящая победа ахеян, с Филопеменом во главе, над спартанцами и тираном их Набидом (207).

Расширение Рима

Только по окончании войны с Карфагеном (202) римляне возобновили своё наступление на греко-македонский Восток, под видом войны с Филиппом, которая закончилась битвой при Киноскефалах в 197 г. до н.э. Вскоре римляне мобилизовали своих греческих союзников на войну против Спарты.

Выступившие на стороне римлян этоляне остались очень недовольны условиями мира; прочие греки скоро убедились, что они только переменили одного господина на другого, дело дошло до новой войны этолян с римлянами (192—188 годы до н. э.), причем в союзе с этолянами был царь Сирии, Антиох III. В 191 г. при Фермопилах Антиох был разбит римлянами, а года через два после того и этоляне должны были покориться Риму. Этолийский союз перестал существовать (189).

Как прежде этоляне досадовали на римлян и возбуждали греков к войне с ними, так теперь недовольны были Римом и Филипп, и ахеяне, державшие сторону римлян в войне их с Антиохом и этолянами. Приблизительно к этому времени относится расширение ахейского союза, руководимого Филопеменом, на весь Пелопоннес. Спарта, Эллада, Мессении были присоединены к союзу (191—190). Но как в Спарте, так и в Мессении существовали сильные партии, стоявшие за выделение этих областей из союза. Недовольные обращались с жалобами в Рим, который не отказывался от роли посредника, судьи и устроителя Пелопоннеса; при его содействии Мессения отложилась было от ахеян (183). Возвращение Мессении в союз стоило жизни Филопемена, а с его смертью усилились внутренние смуты, умножились и поводы к вмешательству римлян в дела союза. Политическая борьба осложнялась социально-экономическою. В союзе боролись две партии: одна, не объявляя открытой войны Риму, старалась сохранить за союзом возможную меру независимости в действиях; другая настаивала на признании главенства Рима над союзом. Наиболее видными представителями обеих партий были Аристен и Калликрат, соответственно.

Конец греческой независимости

В 171 до н.э. началась Третья Македонская война, от Филиппа перешедшей к сыну его Персею. В 168 г. война кончилась истреблением македонской армии при Пидне. Македония объявлена была свободной и разделена на 4 республики, зависимые от Рима. В душе сочувствуя Персею и желая ему победы над более опасным врагом, греки, и в частности ахейский союз, точно соблюдали нейтралитет. Но такое поведение не удовлетворяло более сената. В 167 г. 1000 ахеян без всякой вины отвезены были в Рим, по подозрению в измене; в числе пленников находился и историк Полибий. 17 лет томились греки в неволе, пока уцелевшим из них дозволено было наконец возвратиться на родину. Возвращение пленных усилило раздоры в союзе.

В 149 г. македоняне, предводительствуемые Андриском, восстали против римлян, но были побеждены, и Македония обращена в римскую провинцию (148). Скоро после этого возмущение Спарты против союзных властей повело к решительному вмешательству сената в союзные отношения; по его требованию, Спарта, Коринф, Аргос, Гераклея и Орхомен были отторгнуты от союза (147).

В 146 г. до н.э. вспыхнула Ахейская война, и два поражения, нанесенные союзным войскам в Локриде Эпикнемидской Метеллом и близ Коринфа, у деревни Левкопетры, Муммием, положили конец независимому существованию Греции. Тогда же был стерт с лица земли Коринф: мужчины были казнены, а женщины и дети проданы в рабство. Впрочем, Юлий Цезарь возродил город, заселив его вольноотпущенниками.

В 88 г. до н.э. Аристион при помощи понтийского царя Митридата пытается свергнуть римское господство. Во время боевых действий римский полководец Сулла уничтожил в Афинах рощу Академии Платона.

Ко времени Августа она обращена была в римскую провинцию, под именем Ахаии.

Напишите отзыв о статье "Эллинистическая Греция"

Отрывок, характеризующий Эллинистическая Греция

Войдя на курган, Пьер сел в конце канавы, окружающей батарею, и с бессознательно радостной улыбкой смотрел на то, что делалось вокруг него. Изредка Пьер все с той же улыбкой вставал и, стараясь не помешать солдатам, заряжавшим и накатывавшим орудия, беспрестанно пробегавшим мимо него с сумками и зарядами, прохаживался по батарее. Пушки с этой батареи беспрестанно одна за другой стреляли, оглушая своими звуками и застилая всю окрестность пороховым дымом. В противность той жуткости, которая чувствовалась между пехотными солдатами прикрытия, здесь, на батарее, где небольшое количество людей, занятых делом, бело ограничено, отделено от других канавой, – здесь чувствовалось одинаковое и общее всем, как бы семейное оживление. Появление невоенной фигуры Пьера в белой шляпе сначала неприятно поразило этих людей. Солдаты, проходя мимо его, удивленно и даже испуганно косились на его фигуру. Старший артиллерийский офицер, высокий, с длинными ногами, рябой человек, как будто для того, чтобы посмотреть на действие крайнего орудия, подошел к Пьеру и любопытно посмотрел на него. Молоденький круглолицый офицерик, еще совершенный ребенок, очевидно, только что выпущенный из корпуса, распоряжаясь весьма старательно порученными ему двумя пушками, строго обратился к Пьеру. – Господин, позвольте вас попросить с дороги, – сказал он ему, – здесь нельзя. Солдаты неодобрительно покачивали головами, глядя на Пьера. Но когда все убедились, что этот человек в белой шляпе не только не делал ничего дурного, но или смирно сидел на откосе вала, или с робкой улыбкой, учтиво сторонясь перед солдатами, прохаживался по батарее под выстрелами так же спокойно, как по бульвару, тогда понемногу чувство недоброжелательного недоуменья к нему стало переходить в ласковое и шутливое участие, подобное тому, которое солдаты имеют к своим животным: собакам, петухам, козлам и вообще животным, живущим при воинских командах. Солдаты эти сейчас же мысленно приняли Пьера в свою семью, присвоили себе и дали ему прозвище. «Наш барин» прозвали его и про него ласково смеялись между собой. Одно ядро взрыло землю в двух шагах от Пьера. Он, обчищая взбрызнутую ядром землю с платья, с улыбкой оглянулся вокруг себя. – И как это вы не боитесь, барин, право! – обратился к Пьеру краснорожий широкий солдат, оскаливая крепкие белые зубы. – А ты разве боишься? – спросил Пьер. – А то как же? – отвечал солдат. – Ведь она не помилует. Она шмякнет, так кишки вон. Нельзя не бояться, – сказал он, смеясь. Несколько солдат с веселыми и ласковыми лицами остановились подле Пьера. Они как будто не ожидали того, чтобы он говорил, как все, и это открытие обрадовало их. – Наше дело солдатское. А вот барин, так удивительно. Вот так барин! – По местам! – крикнул молоденький офицер на собравшихся вокруг Пьера солдат. Молоденький офицер этот, видимо, исполнял свою должность в первый или во второй раз и потому с особенной отчетливостью и форменностью обращался и с солдатами и с начальником. Перекатная пальба пушек и ружей усиливалась по всему полю, в особенности влево, там, где были флеши Багратиона, но из за дыма выстрелов с того места, где был Пьер, нельзя было почти ничего видеть. Притом, наблюдения за тем, как бы семейным (отделенным от всех других) кружком людей, находившихся на батарее, поглощали все внимание Пьера. Первое его бессознательно радостное возбуждение, произведенное видом и звуками поля сражения, заменилось теперь, в особенности после вида этого одиноко лежащего солдата на лугу, другим чувством. Сидя теперь на откосе канавы, он наблюдал окружавшие его лица. К десяти часам уже человек двадцать унесли с батареи; два орудия были разбиты, чаще и чаще на батарею попадали снаряды и залетали, жужжа и свистя, дальние пули. Но люди, бывшие на батарее, как будто не замечали этого; со всех сторон слышался веселый говор и шутки. – Чиненка! – кричал солдат на приближающуюся, летевшую со свистом гранату. – Не сюда! К пехотным! – с хохотом прибавлял другой, заметив, что граната перелетела и попала в ряды прикрытия. – Что, знакомая? – смеялся другой солдат на присевшего мужика под пролетевшим ядром. Несколько солдат собрались у вала, разглядывая то, что делалось впереди. – И цепь сняли, видишь, назад прошли, – говорили они, указывая через вал. – Свое дело гляди, – крикнул на них старый унтер офицер. – Назад прошли, значит, назади дело есть. – И унтер офицер, взяв за плечо одного из солдат, толкнул его коленкой. Послышался хохот. – К пятому орудию накатывай! – кричали с одной стороны. – Разом, дружнее, по бурлацки, – слышались веселые крики переменявших пушку. – Ай, нашему барину чуть шляпку не сбила, – показывая зубы, смеялся на Пьера краснорожий шутник. – Эх, нескладная, – укоризненно прибавил он на ядро, попавшее в колесо и ногу человека. – Ну вы, лисицы! – смеялся другой на изгибающихся ополченцев, входивших на батарею за раненым. – Аль не вкусна каша? Ах, вороны, заколянились! – кричали на ополченцев, замявшихся перед солдатом с оторванной ногой. – Тое кое, малый, – передразнивали мужиков. – Страсть не любят. Пьер замечал, как после каждого попавшего ядра, после каждой потери все более и более разгоралось общее оживление. Как из придвигающейся грозовой тучи, чаще и чаще, светлее и светлее вспыхивали на лицах всех этих людей (как бы в отпор совершающегося) молнии скрытого, разгорающегося огня. Пьер не смотрел вперед на поле сражения и не интересовался знать о том, что там делалось: он весь был поглощен в созерцание этого, все более и более разгорающегося огня, который точно так же (он чувствовал) разгорался и в его душе. В десять часов пехотные солдаты, бывшие впереди батареи в кустах и по речке Каменке, отступили. С батареи видно было, как они пробегали назад мимо нее, неся на ружьях раненых. Какой то генерал со свитой вошел на курган и, поговорив с полковником, сердито посмотрев на Пьера, сошел опять вниз, приказав прикрытию пехоты, стоявшему позади батареи, лечь, чтобы менее подвергаться выстрелам. Вслед за этим в рядах пехоты, правее батареи, послышался барабан, командные крики, и с батареи видно было, как ряды пехоты двинулись вперед. Пьер смотрел через вал. Одно лицо особенно бросилось ему в глаза. Это был офицер, который с бледным молодым лицом шел задом, неся опущенную шпагу, и беспокойно оглядывался. Ряды пехотных солдат скрылись в дыму, послышался их протяжный крик и частая стрельба ружей. Через несколько минут толпы раненых и носилок прошли оттуда. На батарею еще чаще стали попадать снаряды. Несколько человек лежали неубранные. Около пушек хлопотливее и оживленнее двигались солдаты. Никто уже не обращал внимания на Пьера. Раза два на него сердито крикнули за то, что он был на дороге. Старший офицер, с нахмуренным лицом, большими, быстрыми шагами переходил от одного орудия к другому. Молоденький офицерик, еще больше разрумянившись, еще старательнее командовал солдатами. Солдаты подавали заряды, поворачивались, заряжали и делали свое дело с напряженным щегольством. Они на ходу подпрыгивали, как на пружинах. Грозовая туча надвинулась, и ярко во всех лицах горел тот огонь, за разгоранием которого следил Пьер. Он стоял подле старшего офицера. Молоденький офицерик подбежал, с рукой к киверу, к старшему. – Имею честь доложить, господин полковник, зарядов имеется только восемь, прикажете ли продолжать огонь? – спросил он. – Картечь! – не отвечая, крикнул старший офицер, смотревший через вал. Вдруг что то случилось; офицерик ахнул и, свернувшись, сел на землю, как на лету подстреленная птица. Все сделалось странно, неясно и пасмурно в глазах Пьера. Одно за другим свистели ядра и бились в бруствер, в солдат, в пушки. Пьер, прежде не слыхавший этих звуков, теперь только слышал одни эти звуки. Сбоку батареи, справа, с криком «ура» бежали солдаты не вперед, а назад, как показалось Пьеру. Ядро ударило в самый край вала, перед которым стоял Пьер, ссыпало землю, и в глазах его мелькнул черный мячик, и в то же мгновенье шлепнуло во что то. Ополченцы, вошедшие было на батарею, побежали назад. – Все картечью! – кричал офицер. Унтер офицер подбежал к старшему офицеру и испуганным шепотом (как за обедом докладывает дворецкий хозяину, что нет больше требуемого вина) сказал, что зарядов больше не было. – Разбойники, что делают! – закричал офицер, оборачиваясь к Пьеру. Лицо старшего офицера было красно и потно, нахмуренные глаза блестели. – Беги к резервам, приводи ящики! – крикнул он, сердито обходя взглядом Пьера и обращаясь к своему солдату. – Я пойду, – сказал Пьер. Офицер, не отвечая ему, большими шагами пошел в другую сторону. – Не стрелять… Выжидай! – кричал он. Солдат, которому приказано было идти за зарядами, столкнулся с Пьером. – Эх, барин, не место тебе тут, – сказал он и побежал вниз. Пьер побежал за солдатом, обходя то место, на котором сидел молоденький офицерик. Одно, другое, третье ядро пролетало над ним, ударялось впереди, с боков, сзади. Пьер сбежал вниз. «Куда я?» – вдруг вспомнил он, уже подбегая к зеленым ящикам. Он остановился в нерешительности, идти ему назад или вперед. Вдруг страшный толчок откинул его назад, на землю. В то же мгновенье блеск большого огня осветил его, и в то же мгновенье раздался оглушающий, зазвеневший в ушах гром, треск и свист. Пьер, очнувшись, сидел на заду, опираясь руками о землю; ящика, около которого он был, не было; только валялись зеленые обожженные доски и тряпки на выжженной траве, и лошадь, трепля обломками оглобель, проскакала от него, а другая, так же как и сам Пьер, лежала на земле и пронзительно, протяжно визжала.

Пьер, не помня себя от страха, вскочил и побежал назад на батарею, как на единственное убежище от всех ужасов, окружавших его. В то время как Пьер входил в окоп, он заметил, что на батарее выстрелов не слышно было, но какие то люди что то делали там. Пьер не успел понять того, какие это были люди. Он увидел старшего полковника, задом к нему лежащего на валу, как будто рассматривающего что то внизу, и видел одного, замеченного им, солдата, который, прорываясь вперед от людей, державших его за руку, кричал: «Братцы!» – и видел еще что то странное.

wiki-org.ru

Эллинистическая Греция - это... Что такое Эллинистическая Греция?

Македонский период

Известие о смерти Александра послужило сигналом к повсеместным смутам, к распрям его полководцев и преемников и к распаду державы, наскоро составленной и недостроенной. Вместе с тем со всей очевидностью и немедленно обнаружилась эфемерность объединения многоразличных частей Александровой монархии; эфемерными оказались весьма многие из городов и поселений, основанных завоевателем с целью закрепления за собой приобретенных войной далеких земель. Чувствовался и недостаток заветов, которые перешли от Александра к его преемникам и вид определенных задач или политических приемов. В 323 г. смерть Александра вызвала так называемую Ламийскую войну, кончившуюся битвой при Кранноне, что в Фессалии (322), и поведшую за собой изменение афинской конституции в смысле олигархическом и помещение македонского гарнизона в Афинах. Беспощадностью и насилием сопровождалось победоносное шествие Антипатра и в других частях гос-ва. По смерти Антипатра, Греция становится предметом раздора и войн нескольких честолюбцев и переходит от одного из них к другому. В 306 г. наместники Антигона, Димитрий, Селевк, Птолемей, Кассандр, Лисимах присваивают себе царский титул, а в 301 г. царство Антигона разделяется между Селевком и Лисимахом. В том же году шла в Греции ожесточенная борьба сначала между Кассандром и Димитрием Полиоркетом, затем между Деметрием Полиоркетом и целой коалицией царей. Когда Деметрий был изгнан из Македонии и бежал в Азию, сын его Антигон Гонат сумел удержать за собой пелопонесские владения отца (287 г. до н.э.). К 279 г. относится геройское отражение галльских полчищ союзными греческими войсками, причем больше других отличились этоляне. Года через два после этого Антигон воцарился в Македонии, начав собой династию македонских царей до Персея, последнего царя Македонии, включительно.

Поход Александра Македонского в Азию

Кроме Македонии, в зависимости от которой находилась обыкновенно Г., из завоеваний Александра возникли царства Сирийское, Селевкидов, Египетское, Лагидов; в свою очередь, из обширных земель Сирии выделились нынешние царства: Пергамское, Вифинское, Парфянское и др. В земли, завоеванные Александром, массами устремлялись греки из Г. и древних колоний и привносили язык, искусство, изучение наук и развитие литературы, открытие общественных учреждений. Афины, Спарта, Коринф, Фивы остались далеко позади новых центров греческой образованности: Антиохии, Пергама, Александрии, Сиракуз и др. Все, что было ценного и долговременного в области наук или политического развития, стало принято относить к эллинскому гению. Теперь всё это применяется к новым условиям жизни новыми жителями, находящимися вдали от родных мест и родного общества. Космополитизм сделался отличительной чертой произведений греческого ума. В это же время начал формироваться преимущественно на чужбине тот тип грека (Graeculus), попрошайки и паразита, мастера на все руки, который увековечен сатирой Ювенала. И, все-таки, невзирая на истощение и деморализацию, вследствие отбытия населения в далекие страны, несмотря на необходимость приспособления к требованиям деспотов и богачей, старые гражданские добродетели продолжали жить среди греков, которые оказались менее затронуты новым порядком вещей. III и II века до Р. Х. ознаменовались в истории Г. образованием нескольких союзов на началах федеративных; обширнейшими стали союзы: ахейский в Пелопоннесе и этолийский в средней Г. Главная задача союзов состояла в освобождении греческих городов от македонских гарнизонов или тиранов и в обеспечении их от посягательств македонских царей на будущее время. Союзы существовали и раньше, в глубокой древности, но ранее они ограничивались небольшими территориями, на которых обитали племена. Теперь, ввиду многолетней непрерывной опасности, начала равноправного союза получили широкое применение и выработанную в значительной мере организацию. Союзные власти в обеих федерациях ведали только общесоюзные дела, не вторгаясь во внутренние отношения отдельных союзных общин. Гегемона или главенствующего общины в этих союзах не было; граждане союзных общин были в то же время гражданами союза, что и выражалось в наименованиях ахеян или этолян для граждан всех союзных общин без различия; самый союз назывался народом (ethnos). Обе федерации имели историка в мегалопольце Полибии; но в то время как федерация ахейская была родной для историка и казалась ему осуществлением политики, способной спасти Г., этолийская федерация, враждовавшая обыкновенно с ахейской, представлялась Полибию беспорядочным скопищем хищников, живущих грабежом и нападениями. На самом деле разница между союзами в организации была очень невелика и проистекала из различной степени гражданственности большинства общин, входивших в состав как одного, так и другого союза; превосходство в этом отношении было, бесспорно, на стороне ахейской федерации. Союзная власть последней располагала большей силой и авторитетностью, чем соответствующие органы этолийского союза, в среде которого начальники отдельных племен предпринимали походы или совершали набеги на чужие земли и без ведома союзных властей. Верховным учреждением, как у ахеян, так и у этолян было союзное собрание граждан. В союзах существовали ограниченные по составу советы или постоянные комитеты, ведущие дела союза. Высшим представителем исполнительной власти был союзный военачальник. Вопросы войны или мира, договоров и союзов, приема иностранных послов и т. п. подлежали ведению союзных властей. Силы двух союзов были разъединены соперничеством и войной и через то ослаблены. Вне союзов оставалась значительная часть Г., бок о бок с ахейским союзом существовала Спарта, цари которой, Агис IV и Клеомен III, поставили себе задачей воскресить былую славу своего государства, вдохнуть в спартанцев былые доблести, освободить Г. от македонян и утвердить спартанскую гегемонию. В этом продолжавшемся разъединении греков и есть разгадка успехов македонских царей и, затем, римских легионов.

Ахейский союз установлен был усилиями Марга из Кирены около 280 г. до Р. Х., состоял сначала из 4 городов (Дима, Патры, Фары, Тритея), вскоре обнял все города древней Ахайи, а лет 30 спустя распространился за пределы этой области присоединением Сикиона (251). Виновником расширения союза был Арат, 16 или 17 раз избиравшийся в союзные стратеги и в течение 30 лет определявший союзную политику ахеян. С течением времени в союз вошли Коринф, Мегара, Епидавр, Гермиона и др. Война с Клеоменом (228—221) заставила Арата искать поддержки той самой чужеземной силы, освобождение от которой провозглашалось целью объединительного движения жителей острова Пелопоннесс. Ахейцы заключили союз с Антигоном Досоном (223), который и явился на острове Пелопоннес устроителем эллинистических дел. Сражение при Селласии (221), лишившее Клеомена царской власти, а Спарту — всех её завоеваний, утвердило главенство македонских царей над Грецией.

При наследнике Антигона, Филиппе V, вспыхнула Союзническая война между Ахейским союзом, которому помогал Филипп, и этолийцами. В 217 г. война кончилась миром, ввиду «надвигающегося с запада облака», то есть серьёзной опасности, угрожавшей со стороны Италии одинаково как грекам, так и македонянам. Первое знакомство римлян с Грецией относится к 224 г. до н. э., когда они пошли войною на иллирийских пиратов, и греки взирали на них как на своих спасителей. Уже тогда римляне утвердились на острове Керкире и на иллирийском побережье.

Поводом к ближайшему вмешательству в дела Греции послужил для римского сената союз Филиппа V с Ганнибалом, в 215 г. Ещё не кончилась вторая Пуническая война, а римляне открыли военные действия против Филиппа на берегу Иллирия (214). В 211 г. римляне заключили союз с этолянами против македонян; к этому союзу примкнули элейцы, мессеняне, лакедемоняне, царь Пергама Аттал, владыки Фракии и Иллирии; Филиппа поддерживали союзы ахейский, акарнанский и эпирский. В 205 г. воюющие стороны примирились; ещё раньше этоляне заключили сепаратный мир с Филиппом. К этому же времени относится блестящая победа ахеян, с Филопеменом во главе, над спартанцами и тираном их Набидом (207).

Расширение Рима

Только по окончании войны с Карфагеном (202) римляне возобновили свое наступление на греко-македонский Восток, под видом войны с Филиппом, которая кончилась полным поражением последнего при Киноскефалах в Фессалии (197). Полибий яркими красками обрисовал неумеренные восторги, с какими греки выслушали заявление римского герольда на истмийском празднестве в Коринфе, что по условиям мира, заключенного с Филиппом, освобождаются все греческие государства, находившиеся в зависимости от Македонии (196). Этоляне остались очень недовольны условиями мира; прочие греки скоро убедились, что они только переменили одного господина на другого дело дошло до новой войны этолян с римлянами, причем в союзе с этолянами был царь Сирии, Антиох III. В 191 г. при Фермопилах Антиох был разбит римлянами, а года через два после того и этоляне должны были покориться Риму. Этолийский союз перестал существовать (189). Как прежде этоляне досадовали на римлян и возбуждали греков к войне с ними, так теперь недовольны были Римом и Филипп, и ахеяне, державшие сторону римлян в войне их с Антиохом и этолянами. Приблизительно к этому времени относится расширение ахейского союза, руководимого Филопеменом, на весь Пелопоннес. Спарта, Эллада, Мессении были присоединены к союзу (191—190). Но как в Спарте, так и в Мессении существовали сильные партии, стоявшие за выделение этих областей из союза. Недовольные обращались с жалобами в Рим, который не отказывался от роли посредника, судьи и устроителя Пелопоннеса; при его содействии Мессения отложилась было от ахеян (183). Возвращение Мессении в союз стоило жизни Филопемена, а с его смертью усилились внутренние смуты, умножились и поводы к вмешательству римлян в дела союза. Политическая борьба осложнялась социально-экономическою. В союзе боролись две партии: одна, не объявляя открытой войны Риму, старалась сохранить за союзом возможную меру независимости в действиях; другая настаивала на признании главенства Рима над союзом. Наиболее видными представителями обеих партий были Аристен и Калликрат, соответственно.

Конец греческой независимости

Между тем у римлян началась (171) третья война против Македонии, от Филиппа перешедшей к сыну его Персею. В 168 г. война кончилась истреблением македонской армии при Пидне. Македония объявлена была свободной и разделена на 4 республики, зависимые от Рима. В душе сочувствуя Персею и желая ему победы над более опасным врагом, греки, и в частности ахейский союз, точно соблюдали нейтралитет. Но такое поведение не удовлетворяло более сената. В 167 г. 1000 ахеян без всякой вины отвезены были в Рим, по подозрению в измене; в числе пленников находился и историк Полибий. 17 лет томились греки в неволе, пока уцелевшим из них дозволено было наконец возвратиться на родину. Возвращение пленных усилило раздоры в союзе. В 149 г. македоняне, предводительствуемые самозванным царем, выдававшим себя за сына Персея, восстали против римлян, но были побеждены, и Македония обращена в римскую провинцию (148). Скоро после этого возмущение Спарты против союзных властей повело к решительному вмешательству сената в союзные отношения; по его требованию, Спарта, Коринф, Аргос, Гераклея и Орхомен были отторгнуты от союза (147). Война союза против Спарты была принята в Риме за вызов, и два поражения, нанесенные союзным войскам в Локриде Эпикнемидской Метеллом и близ Коринфа, у деревни Левкопетры, Муммием, положили конец независимому существованию Г. (146). Ко времени Августа она обращена была в римскую провинцию, под именем Ахаии.

biograf.academic.ru

III. Древняя Греция в эллинистический период

  1. Македония:

  • Происхождение македонского населения;

  • этапы образования государства;

  • Политика Филиппа II в отношении Греции.

  1. Восточный поход Александра и создание монархии:

  • начало восточного похода, завоевание Малой Азии;

  • основные этапы Восточного похода. Завоевание Передней Азии и Египта;

  • последние этапы похода: Завоевание Средней Азии и Северной Индии. Политика Александра в отношении покоренных народов;

  • реформы по созданию империи;

  • раздел империи после смерти Александра. Войны диадохов.

  1. Эллинизм и его сущность. Типы эллинистических государств.

  2. Особенности развития эллинистических государств:

  • государство Селевкидов;

  • Эллинистический Египет;

  • Пергам;

  • Македония и Греция.

  1. Религия эпохи эллинизма.

  2. Историография истории Древней Греции:

Термины и понятия:

Фракийцы, иллирийцы, фригийцы, басилей, проксен, гетайры, сарисфоры, сариса, фаланга, Халкидская Лига, Дельфийская амфиктиония, Фокида, «священная война», филократов мир, требалы, «филиппика», общегреческий конгресс в Коринфе, Коринфский союз. Проскинеза, эллинизм, эллинизация населения, диадохи. Хора, анахоресис, диойкет, эпистолограф, гиппархия, кома, пергамент, лаой, гелиополиты, ипотека, гипайон, Союз этолийских племен, синедрион, апоклеты, Ахейский союз, синод, синклит, синкретизм, сотер, эвергет, мессия. Теория античного капитализма, школа «классического модернизма».

Персоналии:

Род Аргеадов, Александр I, Архелай Македонский, Филипп II, Олимпиада, Демосфен, Эсхин, Исократ, Александр III Великий, Аристотель, Парминион, Спитамена, Дарий III Кодоман, Роксана, Арридей, Пердикка, Антипатр, Птолемей, Антигон, Селевк, Лисимах, Кассандр, Антиох I, Филетер, Аттал I Сотер, Аристоник, Агис IV, Клеомен.

Исследователи:

Б.Г. Нибур, А. Бек, Г.Грот, И.Г. Дройзен, Э. Курциус, Фюстель де Куланж, А. Валлон, К. Бюхер, Ю. Белох, Р. Пельман, Э. Мейер, П. Гиро, М. Вебер, О. Буше-Леклерк, У. Тарн, М.С. Куторга, М.И. Ростовцев, Ф.Ф. Соколов, В.Г. Василевский, Б.В. Фармаковский, Н.И. Новосадский, М.М. Хвостов, В.П. Бузескул, Р.Ю. Виппер, А.И. Тюменев, Л.М. Глускина, В.С. Сергеев, В.Н. Андреев, Э.Д. Фролов.

Географические названия:

Фракия, Иллирия, Македония, Пелла, Филиппы, Амфиполь, битва при Херонее, Коринф, Фивы, битва при Гранике, Киликия, Сирия, Тир, битва при Иссе, Александрия, битва при Гавгамелах, Бактрия, Согдиана, битва при Иссе, Селевкия и Антиохия, Пергам, провинция Азия.

Общие работы:

  1. Бузескул В.П. Введение в историю Греции. - СПб.: Издательский дом «Коло», 2005. – 672 с.

  2. Зайцев, А.И. Греческая религия и мифология СПбГУ; М.: Академия, 2005

  3. . – 240 с.

  4. с.

  5. Колобова К., Озерецкая Л. Как жили древние греки. М., 1953.

  6. Винничук Л. Люди, нравы, обычаи Древней Греции и Рима. М., 1986.

  7. Коннолли П. Греция и Рим. Энциклопедия военной истории. М., 2000.

  8. Латышев В.В. Очерк греческих древностей. Ч.1: Государственные и военные древности. СПб., 1998.

  9. Гаспаров М. Занимательная Греция. - М., 1998.

  10. Колобова К.М., Глускина Л.М. Очерки истории Древней Греции. - Л., 1958.

  11. Колобова К.М., Озерецкая Е.Л. Как жили древние греки. - Л., 1959.

  12. Кузищин В.И. Античное классическое рабство как экономическая система. - М., 1990.

  13. Латышев В.В. Очерк греческих древностей: в 2-х тт. Т.2. – СПб., 1997.

studfiles.net

3. Источники по истории Греции эллинистического периода. История Древней Греции

3. Источники по истории Греции эллинистического периода

Количество источников, относящихся к этому времени, возрастает по сравнению с предшествующим периодом, появляются новые категории источников, например документы, написанные на папирусах, которые были обнаружены при раскопках в Египте.

Из исторических сочинений, дающих связное изложение событий эллинистической истории с определенной авторской концепцией, с проверкой фактов, насколько она была тогда возможна, наибольшее значение имеют труды Полибия и Диодора. Полибий (200–118 гг. до н. э.) является одним из выдающихся греческих историков. В молодости он занимался активной политической деятельностью в Ахейском союзе, после разгрома Македонии при Пидне в 168 г. до н. э. он в качестве заложника был переведен в Рим и прожил там до своей смерти. В Риме Полибий сблизился с рядом крупных политических деятелей, в частности со Сципионом Эмилианом, и был в курсе всех государственных дел Римской республики, т. е. всего Средиземноморья. Полибий много путешествовал. Он был в Египте, Малой Азии, Римской Африке, Испании, объехал все атлантическое побережье Африки и Испании. Полибий был хорошо информированным историком, имел доступ в государственные архивы, встречался со многими очевидцами исторических событий. В его сочинении подробно излагается история греческого и римского мира с 280 по 146 г. до н. э., содержатся ценные сведения о государственных финансах, военном деле, социально-политических столкновениях, об устройстве многих государств. Автор развил в своем труде продуманную теорию исторического развития в виде повторяющихся циклов, в которых происходит естественное и закономерное перерождение основных государственных форм (монархии в аристократию, аристократии в демократию).

В «Исторической библиотеке» Диодора Сицилийского (I в. до н. э.), состоящей из 40 книг, полностью сохранились книги XVIII–XX, в которых кроме истории классической Греции (V–IV вв. до н. э.) подробно описаны борьба диадохов, история правления тирана Агафокла в Сицилии и другие события раннеэллинистической истории (до 30 г. до н. э.). Диодор пользовался достоверными источниками, и его фактический материал представляет большую ценность. Наряду с событиями военно-политическими Диодор освещает также экономическое положение воюющих сторон, например Египта и Родоса, кратко сообщает о социальных столкновениях.

Богатейшие сведения самого разнообразного содержания приведены в «Географии» Страбона (64 г. до н. э. — ок. 23/24 г. н. э.). Труд Срабона — не столько география в общепринятом смысле, сколько энциклопедическое руководство для практических нужд государственного управления. Поэтому Страбон самым тщательным образом описывает не только географическое положение, климат, природные ресурсы, но и особенности хозяйственной жизни каждой области, государственное устройство, наиболее знаменательные политические события, достопримечательности культуры. Большая часть объемистого труда Страбона (12 книг из 17) посвящена описанию греческого мира. В книгах Страбона довольно много сведений, относящихся к архаическому и классическому времени, но наибольшая информация дана как раз по эллинистическому периоду греческой истории.

Большую ценность для раннеэллинистической истории представляют собой сочинения Плутарха, особенно его биографии крупнейших греческих и римских политических деятелей III–I вв. до н. э. Всего Плутарх дает описание биографий 9 выдающихся греков, в том числе Александра и Пирра. Плутарх дает жизнеописание как эллинистических царей, так и политических деятелей разных греческих полисов. Биографии Плутарха составлены на основе многочисленных, тщательно подобранных источников, многие из которых не дошли до нашего времени, и содержат богатейший материал по политической истории, религии и культуре раннеэллинистической эпохи. В целом биографии эллинистических деятелей написаны Плутархом с большей тщательностью и точностью, чем биографии греков архаического и классического периодов.

Уникальным по богатству материала для воссоздания истории культуры Греции всех эпох, включая архаическую, классическую и эллинистическую, является сочинение Павсания (II в. н. э.) «Описание Эллады». Труд Павсания состоит из 10 книг, каждая из которых посвящена культуре наиболее богатых историческими памятниками областей Балканской Греции. Павсаний подробно описывает храмы, святилища, архитектурные комплексы, остатки построек, статуи, картины, включает в эти описания сказания и мифы, связанные с теми или иными памятниками. Точность его данных подтверждается археологическими раскопками. Важны и приводимые им исторические справки о тех памятниках, которые он описывает (биографии лиц, которым поставлены статуи, исторические обстоятельства их установки).

Эллинистическая история была объектом постоянного внимания историков римского периода, причем особый интерес возбуждала история царствования Филиппа II и его прославленного сына Александра Македонского. Наиболее известны «История Филиппа» Помпея Трога (конец I в. до н. э.) в 44 книгах (сочинение сохранилось в сокращении Юстина, автора II–III вв. н. э.), «История Александра Македонского» Курция Руфа (I в. н. э.), «Анабасис Александра» Флавия Арриана (II в. н. э.). В этих произведениях подробно описаны подготовка, ход и результаты походов Александра Македонского, страны и области, через которые он проходил, его политика по отношению к завоеванным народам. В сочинении Помпея Трога кроме характеристики царствования Филиппа и Александра дана связная история большинства эллинистических царств III–I вв. до н. э., причем последние источниковедческие изыскания подтверждают точность приводимых им фактов.

Аппиан, римский историк II в. н. э., написал историю государства Селевкидов, Македонии Понтийского царства. В центре повествования главным образом события позднеэллинистической истории II–I вв. до н. э., завоевание эллинистических государств Римом, причем преимущественное внимание уделено описанию военно-политической истории.

Ценными источниками по различным аспектам жизни эллинистических обществ являются произведения научной и художественной литературы. Это прежде всего трактаты по экономике, в частности трактат, приписываемый Аристотелю (он носит название псевдоаристотелева «Экономика», конец IV в. до н. э.), и трактат «Экономика», принадлежащий Филодему (I в. до н. э.). Большой интерес вызывают работы ученика Аристотеля Феофраста (370–288 гг. до н. э.). В трактате «О растениях» дано подробнейшее описание различных растений, в том числе культурных: зерновых, виноградных лоз, масличных и плодовых деревьев. Трактат «Характеры» представляет собой интересное исследование социально-психологических типов людей и их поведения в зависимости от образа жизни, общественного положения и степени зажиточности (недоверчивый, болтливый, спесивый, надменный человек и т. п.).

Из произведений художественной литературы в качестве содержательного источника повседневной жизни и быта конца IV–III вв. до н. э. важны бытовые комедии афинского драматурга Менандра (342–292 гг. до н. э.), сборник небольших стихотворений Феокрита (III в. до н. э.), посвященных прославлению простой тихой жизни, далекой от треволнений мира, получивший название «Идиллии».

Многочисленны эпиграфические, нумизматические, археологические источники по истории эллинизма. Найдены десятки тысяч самых различных надписей практически из всех областей греческого мира самого разнообразного содержания — от законодательных актов до ученических упражнений. Кроме общих сводов надписей, размещенных по областям, таких, как «Надписи Греции», в виде отдельных томов издаются отдельные категории надписей. Так, изданы сборники юридических надписей под редакцией Дареста, Осуллье и Рейнака (в 1891–1904 гг.), тексты договоров различных государств под редакцией Г. Шмитта (в 1969 г.), кроме уже упомянутого сборника надписей исторического содержания под редакцией Тода, также сборник исторических надписей под редакцией Моретти (в 1967–1975 гг.) и ряд других публикаций. Изданы подборки надписей некоторых регионов, например сборник греческих и латинских надписей Северного Причерноморья, подготовленный В. В. Латышевым в 1885–1916 гг. т. I, II, IV. Непрерывно пополняется нумизматический материал, насчитывающий до нескольких сотен тысяч различных монет. Сотни археологических экспедиций многих стран мира ведут интенсивные и плодотворные раскопки различных центров эллинистических обществ.

Разные категории источников дополняют друг друга. Так, например, история Греко-Бактрийского царства в значительной степени известна на основе нумизматических материалов и данных археологических раскопок. Открытие таких интересных и богатых городов, как Дура-Европос на Евфрате и Ай-Ханум в Северном Афганистане (древнее название этого города неизвестно), расширили наши сведения по истории градостроительства, военной фортификации, городскому быту и экономике, социальным и политическим отношениям, культуре Селевкидского государства, хотя свидетельств об этих городах в литературных источниках практически нет.

Новой категорией источников для изучения эллинистической истории, особенно Египетского царства Птолемеев, являются многочисленные тексты на папирусах. К настоящему времени известно свыше 250 тыс. различных папирусных находок из Египта, и их обработкой занимается особая научная дисциплина — папирология. Среди папирологических документов обнаружены целые исторические и художественные произведения, например трактат Аристотеля «Афинская полития»; историческое сочинение, описывающее греческую историю первой половины IV в. до н. э. (так называемый Оксиринхский историк), многие комедии Менандра, тексты Гомера и т. д. Содержание этого огромного собрания папирусов необычайно разнообразно: царские распоряжения, законы, литературные произведения, счета, хозяйственные договоры, брачные контракты, переписка, ученические упражнения, прошения, религиозные тексты, постановления различных собраний и т. д. Папирусы характеризуют внутреннюю жизнь птолемеевского Египта с такой полнотой, какой мы не имеем ни для одного эллинистического общества. В настоящее время египетские папирусы собраны и изданы многотомными сериями. Наиболее крупными являются многотомные собрания папирусов из Тебтюниса, Оксиринха, Гибелена, публикация архива Зенона и многие другие.

В целом многочисленные и разнообразные источники по истории различных периодов греческой истории позволяют показать основные направления развития древнегреческого общества — от начальных этапов формирования классового рабовладельческого общества и государства до завоевания греческих полисов и эллинистических государств Римом.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru