История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Секретные методы обработки камня древности раскрыты! Древние технологии обработки камня


Секретные методы обработки камня древности раскрыты! : От Редактора : ВладТайм

Многие слышали про огромные блоки, из которых сложены египетские пирамиды, несколько меньшее число знает о гигантских блоках, заложенных в основание Храма Юпитера в ливанском городе Баальбек. Однако с тем, что в древности имелись некие способы обработки камня, недоступные современникам готовы согласиться очень многие.  

 

Среди распространенных предположений о том, каким именно образом жителям древности удавалось создавать настолько ровные блоки, обладающие при этом титанической массой можно выделить две: влияние инопланетян либо наличие развитой цивилизации древности. Оба предположения остаются под большим вопросом. Впрочем, обо всем по порядку.

 

Давайте, для начала рассмотрим случаи, которые вызывают недоумение у историков и технических специалистов. Помимо уже упомянутых пирамид и Храма Юпитера, выделяется Асуанский обелиск. Это огромное сооружение древности так и не было завершено, поскольку разломилось. При этом его масштабы действительно впечатляют. То, что он высекался прямо на месте, дало историкам повод полагать, что также поступали с большинством огромных объектов – вначале создавали на каменоломне, затем транспортировали.

 

 

 

Эта версия прижилась, и находит подтверждение при осмотре мегалита, который был обнаружен в Японии. Камень Иси-но-Ходен, который расположен в сотне километров западнее парка Асука, недалеко от городка Такасаго представляет собой своеобразный «полуфабрикат». Данный блок был вырублен в скальной породе, однако так и остался на месте своего изготовления. Его размеры 5,7 х 6,4 х 7,2 метра, при весе порядка 1000 тонн.

 

Основная часть Иси-но-Ходен - монолит, который образован 3-мя параллелепипедами правильной формы, 2 из них имеют схожие габариты как по высоте, так и по толщине. В то время как третий, имеет существенно меньшие размеры и расположен между двумя другими. На одной из сторон имеется выступ, который представляет собой усеченную призму – в итоге появляется ощущение, что данный объект положен на бок.

 

Особо интересен тот факт, что форма подобна буддийским святилищам, которые вырезались из цельного куска породы. Таким образом, еще одно святилище подготовили, но не завершили. Сопоставление подобных находок однозначно указывает, что гости с других планет тут совершенно не при чем. Абсолютно очевидно, что это производилось нашими далекими предками самостоятельно.

 

Вопрос возникает в том, как именно транспортировали настолько огромные объекты. Часть экспертов утверждает, что для этого использовались веревки и круглые стволы деревьев. Утверждение более чем спорное, поскольку растительности во многих регионах, окружающих мегалитические постройки не так уж много.

 

 

Кто-то может с улыбкой сказать, что именно потому их там и стало меньше, что всю вырубили, но это покажет, что он совершенно не знаком с процессом выкорчевывания пней, а без этого было не обойтись. Расположить стройку на естественной равнине куда более выгодно в этом случае. К тому же огромный вес наверняка бы раздавил деревья, о чем опять-таки многим удается благополучно забыть.

 

Тем не менее, подобная схема выглядит правдоподобной, необходимо лишь заменить деревья на продукт работы гончаров древнего времени, которые умели создавать поистине потрясающие вещи. Отдельные эксперты высказывали мнение, что мегалитические блоки – продукт литья. Поскольку имеются свидетельства изготовления древними народами стекла, в этом бы не было ничего удивительного, однако установлено, что материалы, из которых выполнены мегалиты – естественного происхождения.

  

На сегодняшний день науке известны способы выращивания искусственных кристаллов драгоценных камей, однако как создать искусственный гранит с природной структурой пока никто не знает. Но почему бы не предположить, что литье использовалось для создания колонн, которые применялись в качестве «подложки», которая помогала транспортировать мегалиты от места выработки.  

 

В таком случае сохранение для производства бетона древние мастера могли использоваться щебень, который оставался после обработки гранитных пород на каменоломнях. Этот вариант представляется куда более логичным и обоснованным, с учетом развития известных нам технологий древности. Отдельным вопросом стоит метод обработки твердых пород, которые позволял обращаться с ними, как с пластилином. Задавать нужную форму и использовать для последующей расстановки в архитектурных сооружениях древности.

 

В частности по всему миру можно наблюдать постройки с применением, так называемой, полигональной кладки. Особенностью данной технологии является то, что составные блоки имеют различную форму многоугольников, которые при этом удивительно точно состыкованы. Вариант, при котором древние архитекторы перебирали камни в поисках подходящих, можно отвергнуть как заведомо бессмысленный и нежизнеспособный.

 

Вполне очевидно, что у них имелся некий набор инструментов, который давал возможность проводить эффективную обработку твердых минералов. Одной из версий является использование долеритовых шаров, которые являются исключительно твердыми и могут встречаться в породе, как своеобразные примеси.

 

 

Однако данная теория не выдерживает никакой критики, когда дело касается географии обнаружения полигональной вкладки и монолитов титанических размеров. Египет, Япония, Мачу Пикчу (и другие города инков), Перу. Эксперты-геологи с радостью обескуражат вас сообщением, что состав пород, которые носят одно название весьма отличается, в зависимости от места, в котором его добыли, а долеритовые шары встречаются далеко не везде.

 

Впрочем, когда дело касается полигональной вкладки ответ дает сама природа. В Аризоне посреди пустыни Вермиллион имеется зона, которая покрыта серым скалистым слоем и носит название «Белый карман». Как можно заметить поверхность весьма напоминает полигональную кладку. Подобные рельефы каждый может наблюдать на земле в засушливый день, который следует сразу наблюдать после дождя. К примеру, исследователи указывают, что структура «Белого кармана» могла сформироваться еще в ледниковый период вследствии мягкой деформации осадка.

 

 

  Не в этом ли «секрет» столь потрясающей умы современного человечества полигональной кладки. Установлено, что она обладает куда большей прочностью, чем обычная кладка из привычных нам стройматериалов формы параллелепипеда. Быть может не стоит ломать головы над тем, какими инженерными познаниями могли обладать жители каменного века, а стоит задуматься о том, где именно они «сковырнули» данные полигоны, которых, очевидно, должно было оставаться после ледникового периода куда больше.

 

Это же и дает ответ на вопрос касательно повсеместного распространения полигональной вкладки. Зачем сооружать обычные заборы из прямоугольных камней, когда под рукой имеется технология создания (обработки) камней столь необычной формы, которые дают возможность получить сооружение со значительно лучшими фортификационными качествами. А ведь в то время это был отнюдь не праздный вопрос.

 

 

  

 

Остается последняя нерешенная загадка: «Каким же образом жителям каменного века удавалось обрабатывать твердые породы столь высококачественным образом?». В действительности это абсолютно не представляется никакой тайной любому здравомыслящему человеку. В древние времена прекрасно были осведомлены о кислотах и их воздействии на твердые породы.

 

К слову, плавиковая кислота отлично разъедает подобные породы и единственное, что для этого нужно – кропотливость и усидчивость. Наносить тонким слоем на место, которое необходимо «распилить» и ждать пока камень будет растворен. Если же ограничить зону воздействия некой площадью круглой формы и постепенно извлекать продукты реакции, то можно получить углубление цилиндрической формы, а поскольку кислота наливается «на глазок», то будут нередки случаи, когда она будет разъедать несколько больше или меньше необходимого, что создает иллюзию следа сверла.  

 Все еще считаете, что виновны инопланетяне или некие працивилизации древних? Дело ваше, но правда лежит у вас перед глазами и остается лишь принять ее. В технологиях древних нет ничего удивительного и сверхъестественного. Они просты, как и все гениальное.

Игорь Савельев

www.vladtime.ru

Древние технологии обработки гранита

Древние технологии обработки гранита13.07.2018

Древние технологии обработки гранита

Вопреки популярному в последнее время мнению (и бесконечно ведущимся спорам между египтологами и конспирологами) о невозможности постройки множества древних сооружений из гранита без неких «космических» и «запредельных» технологий – потребности в них вовсе не было. Утверждения же сторонников «альтернативной истории» обычно базируются не столько на скрупулезном исследовании реальной картины – сколько на придумывании мифов собственного изобретения и последующем их «опровержении».

Миф 1 – Пирамиды Гизы

Один из любимых мифов сторонников конспирологии заключается в утверждении, что знаменитые египетские пирамиды (а, точнее, каменные блоки из гранита и такие же погребальные саркофаги в них) не могли быть добыты и обработаны с помощью зубил из меди. Этот металл действительно был единственным, используемым египтянами в инструментах – но строители последних жилищ фараонов в таких случаях и не думали его использовать! Как и современные мастера работы по камню, в качестве материала для обработки твердых пород они применяли не медь, а обычный кварц, кремний или реже, но все же встречающийся муассанит и минералы корундовой группы – либо в виде зубил, либо в виде абразивного порошка. Таким образом, раскол, распил, обработка фасок, шлифовка и полировка гранита занимала не столь много времени – и, как было проверено на практике современными каменотесами, один мастер вполне мог за рабочую смену выдолбить и обработать около 7 кубических дециметров твердого камня. Даже в случае изготовления таких сложных изделий, как саркофаги фараонов.

Миф 2 – Постройки Рима

Второй миф заключается в утверждении, что римляне были известными воинами – но ничем не примечательными инженерами. В доказательство чего приводится знаменитая Аппиева дорога, камни которой, разумеется, не столь аккуратно обработаны, как современная пилено колотая брусчатка.  Тем более грубый и огромный камень, уложенный в основание дороги, не имеет по качеству поверхности ничего общего с таким произведением нынешнего строительного искусства, как гранитные плиты мощения или тротуарная брусчатка. Но ведь римские инженеры и не ставили перед собой цели создать отшлифованную поверхность, удобную для прогулок нынешних туристов и туристок в туфлях и на высоком каблуке! Дорога, созданная 2300 лет назад Аппием, предназначалась для транспортировки тяжелых грузов, перевозимых на телегах, колеса которых были окованы железом. И при этом сохранилась и поныне – пережив тысячелетия.

То же самое касается других построек – например, великого Колизея. Только не знатоку его каменные арочные перекрытия кажутся чем-то вполне тривиальным. На деле же эта (и ряд других) технология обогнала свое время почти на 1500 лет – и была восстановлена при строительстве храмов в Европе лишь во времена королевской династии Валуа. К тому же количество гранита, добытого и использованного римлянами для строительства дорог и сооружений, поражает воображение. Так, только на одном крупном Сиракузском карьере за 600 лет его существования объем выбранного камня составил 40 млн. кубометров – что почти в 30 раз больше, чем было использовано египтянами за 3000 лет. И всего лишь в 7 раз уступает ежегодной добыче этого камня во всем мире.

Миф 3 – Постройки Рима

Вручную, без современных инструментов, высокохудожественно обработать сверхтвердый камень огромного объема невозможно. Опровержений этого мифа можно предоставить не просто сотни – тысячи. Одним из наиболее простых будет напоминание о знаменитой Колыванской вазе – всемирно известной «царице ваз», вырезанной русскими мастерами в 1815 году из огромного цельного монолита волнистой яшмы. Инструменты, которыми пользовались каменотесы, ничем не отличались от древнеегипетских. При этом вес даже готовой вазы – более 19 тонн, а красота изделия такова, что вполне достойна Эрмитажа, в котором она выставлена.

К списку новостей

www.valitovkamen.ru

Натуральный камень: история обработки | Джаз Стоун

Натуральный камень: история обработки

21.12.2015

В древние времена камни имели большое значение в жизни людей: из них изготавливались орудия труда, быта и охоты. В то время обработка камня не требовала особых умений: материал просто обрабатывали с помощью другого камня. Несмотря на примитивный внешний вид древних орудий труда, они значительно упрощали жизни людей.

Со временем сферы применения натуральных камней только расширялись, и камни стали применяться для создания первых объектов искусства – наскальных рисунков. Древние люди заметили, что некоторые камни позволяют откалывать кусочки от скал, что позволяло создавать рельефные изображения или просто окрашивать поверхность. Постепенно развитие применения камня дошло до того, что натуральный камень стали использовать для создания обрядных предметов.

Умение работы с камнем передавалось из поколения в поколение, и быстро совершенствовалось с каждым годом: по всему миру стало появляться всё больше скульпторов и архитекторов. Главными мастерами по обработке камня являлись древние греки, которые внесли существенный вклад в развитие этой области.

Большой популярностью в то время пользовались мраморные изделия и скульптуры. Например, знаменитый Парфенон – храм богини Афины, изготовлен именно из мрамора. Кроме того, величайший итальянский скульптор Микеланджело, во многих своих работах использовал мрамор.

Однако история знает немало примеров, доказывающих, что мрамор был не единственным популярным в архитектуре и скульптуре натуральным камнем. Например: статуи Будды, расположенные во многих уголках Азии или египетский Сфинкс, высеченный из скалы.

Обработка натурального камня в России

Натуральный камень пользовался популярностью и в России. Уже в XVIII веке в России стали появляться камнерезные фабрики, которые позволяли вывести использование материала в промышленные масштабы. Такие фабрики находились на Алтае и Урале, поскольку данные края богаты натуральными камнями. Многие камнерезные фабрики сохранились и по сегодняшний день, хотя и прекратили своё функционирование.

В то же время в царской России были популярны изделия из натурального камня: подсвечники, вазы и другие декоративные предметы. Наибольшей популярностью у знати пользовались изделия из малахита, нефрита, яшмы. Некоторые из них имели огромные размеры: на сегодня сохранились вазы высотой более одного метра и двухметровым диаметром.

До начала XIX столетия процесс обработки натурального камня требовал неимоверных сил. Для отделения куска нужного размера использовали специальные пилы. Во время процесса распиливания под лезвие инструмента сыпали абразив,чтобы ускорить работу. Его же использовали для шлифовки поверхности материала. Для качественной шлифовки использовали специальную смесь: абразив смешивали с водой и мелкими частицами камня. А чтобы добиться блестящей поверхности,использовалась специальная войлочная подушка, которую ещё называли куклой.

Многие мастера искали решение, чтобы упростить работу с камнем. Огромный вклад в облегчение работы с природным материалом внёс Никита Бахарев – уральский мастер обработки камня. Благодаря его работе был создан полуавтоматический механизм для обработки натурального камня, который существенно облегчил труд. Данный механизм быстро получил своё распространение и через некоторое время подобные механизмы были установлены на большинстве фабрик страны. Завершающие штрихи в развитие данного механизма внёс ученик и помощник Бахарева – Василий Каковин. Мастер сумел модернизировать инструмент и позволил упростить ручной труд распила и сверления материала.

Современные способы обработки камня

Сегодня необходимость ручного труда для обработки камня сведена к минимуму: заводы и фабрики автоматизированы и усовершенствованы, и не требуют тяжёлых усилий. Исключением являются случаи, когда изделия требуют особой ручной обработки.

Важным аспектом в обработке камня является его фактура. Именно от неё зависит дальнейшее использование материала. Она важна не только при изготовлении предметов интерьера, но и при создании декоративных материалов отделки.

Однако есть породы камня, которым идёт только определенная фактура. Например, любой тип поверхности будет красиво смотреться на граните, однако такие виды материала как оникс, мрамор и нефрит, требуют исключительно полированной поверхности.

Фактурная обработка позволяет получить множество видов поверхности камня:

  1. Полированная. Отличается особой гладкостью и ярко выраженным зеркальным блеском.
  2. Шлифованная. Достаточно ровная поверхность, однако имеет небольшие и одинаковые выступы высотой до 0.5 мм,
  3. Точеная. Имеет равномерно шероховатую структуру. Максимальная высота неровности 5 мм.
  4. Колотая. Неравномерная поверхность, имеющая впадины и выступы, достигающие размеров до 20 см.
  5. Гладкая матовая. Отличается высокой гладкостью и не имеет зеркального блеска.
  6. Пиленая. Данный тип не подвергается обработке после машинного распиливания. Максимальный размер неровности 2 мм.

Натуральный камень стремительно прошёл свой путь от материала для орудий труда и до элемента дизайна, и сегодня трудно переоценить значение этого природного камня в архитектуре и ремонте.

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

Google+

jazzstone.ru

Обработка камня в древности.

Всем известно, что изначально, как орудия труда первобытный человек использовал деревянные предметы: дубинки, палки-копалки и т. д. Но освоив обработку камня в древности первобытный человек улучшил качество и надёжность своих инструментов и даже оружия. Предметы относящиеся к каменному веку удивляют. Кремневые орудия труда естественно примитивны и делались с помощью удара друг об друга камней. Но со временем люди научились обрабатывать более твёрдые камни: нефрит, диорит, серпентинит, жадеит, яшма, базальт. Они добивались при обработки совершенство углов, правильных геометрических форм и гладкости. Примерно 6-5 тысяч лет назад люди научились сверлить, распиливать и шлифовать камень. Наступило время неолитической революции. Далее мы рассмотрим каким же образом древний человек производил обработку крепкого камня. Начнём с распила. Заметив, что кремний с зазубринами хорошо режет такие достаточно прочные материалы как кость и дерево, человек попробовал его на камни (серпентините). Данное действие занимает слишком много времени и терпения. Чтобы улучшить эффект пиления камня, подсыпали под зазубренный кремний смоченный кварцевый песок. Причём камень глубоко запиливался и далее, с помощью ловкого удара мастера лишний кусок отбивался.

Чтобы каменный топор или булаву закрепить на деревянную рукоятку, можно использовать волоконные нити растений и привязать. Но древний человек понял, что лучше орудие труда из камня набивать на древко. Поэтому была разработана техника сверления камня. Делая отверстие в кости или дереве мастер выбивал его с помощью более прочного материала камня. Позже он заметил, что если камень крутить, происходит сверление более твёрдого материала. Что представляло из себя древнее сверло. Наверно острый кусок камня в виде зубила, привязанный к палке, которую вращал в ладонях мастер. Эффект сверления был увеличен за счёт использования лука. А ещё большим сдвигом было использование в качестве сверла полой кости, куда засыпали кварцевый песок. Важно было хорошо нажимать на древко сверла и быстрее покачивать туда-сюда лук. Третий шаг в обработки камня это шлифовка. Её производили с помощью шершавого камня, подсыпая кварцевый песок и обильно поливая водой. Полировку камня производили с помощью порошка пензы и кожи. Из базальта и обсидиана с помощью шлифовку и полировки делались даже зеркала. Гладкость форм каменных инструментов древности удивляет и восхищает.

 

 

Общепринято, что каменные блоки вырубаются из каменного массива. Затем им предается необходимая форма, имеющая определенные пропорции и размеры, определяемые размером всего дольмена в целом и размерами соприкасающихся плит в частности (боковая плита, покровная, портальная, задняя). Почему же на наружных поверхностях каменных блоков и их торцах не видно следов колки камня и его обработки?

В книге Марковина “Доьмены Западного Кавказа” приведена фотография каменной плиты подготовленной для раскалывания (фото 1.). На фотографии хорошо видно, что отверстия не просверлены (не круглые). Марковин предполагает, что их выдалбливали бронзовыми или даже каменными инструментами.Размеры зарубок Марковин дает такие 9-10 см длинна, 2-3 см ширина и 6-7 см глубина (фото 2.). Далее Марковин приводит описания и зарисовку нескольких таких клиновидных орудий найденных им. Ширина лезвия инструмента примерно 5 см, толщина 1,5 -2 см.(фото 3).

 

  Фото и рисунки из книги Марковина (см. текст). 1. Плита дольмена с зарубками, ст. Даховская. 2. Рисунок плиты с зарубками в масштабе. 3. Каменные клиновидные орудия которыми, предположительно, эти зарубки делали.

 

Размеры зарубок и инструмента близки, но выдолбить зарубки глубиной 6-7 см в камне таким инструментом не возможно. А вот наколоть или надавить такие “зарубки в мягкой глине каменными или даже деревянными инструментами можно было бы легко.

 

Но самое интересное, что подобных следов колки плит больше нигде не встречается. Плиты, из которых сложены дольмены, не носят следов раскалывания подобным методом. Наружная поверхность плит, торцы, углы имеют вид природного камня или залитого бетона (об этом чуть позже).

Все исследователи дольменов отмечают такую особенность: каменные блоки, из которых сложены дольмены, снаружи не обработаны и имеют вид природного, дикого камня. Внутренняя поверхность камеры, напротив, тщательно обработана, как и портал. Особенно обращает на себя тщательная подгонка плит друг к другу. На внутренней поверхности камеры и портала часто можно видеть следы обработки камня в виде затесов либо просто гладкая поверхность.   На фото потолок в центральном дольмене на реке Жанэ.

 

 

Вот как этот процесс описан у В.И.Марковина "... в дело шли клиновидные каменные и бронзовые орудия. Они хорошо заполированы и напоминают ножи наших рубанков. Следы их работы заметны на стенах многих корытообразных дольменов. Лезвие у них имело ширину 3-4 см. Завершали работу шлифовальные куранты: камни округлой формы, с более широкой рабочей частью (основанием). Ими доводили плиты до нужной чистоты и глади" (Марковин, 1985, с. 61.).

На внутренних поверхностях камеры и снаружи портала, в некоторых дольменах явственно видны следы обработки камня в виде затесов, сделанные инструментом с шириной лезвия 3-4 см. Как раз таких как описаны выше у В.И. Марковина. Длина затеса от 4 до 10 см. Это не сколы камня, какие бывают от обработки камня методом скалывания скарпелем. Больше это похоже на следы работы шпателя по не до конца застывшему раствору. А описанный В.И.Марковиным бронзовый инструменты, которые "…напоминают ножи наших рубанков", также больше похожи на шпатели чем на зубила. Такими тонкими бронзовыми инструментами колоть камень невозможно. На фото следы затесов на портальной плите дольмена (река Жанэ).

 

Как видим, даже этот единственный пример не дает ответов на вопрос “Как обрабатывали каменные блоки, какими инструментами?”. Каменотесные технологии стали доступны людям только при достижении ими определенного уровня организации общества - государства. Племенем это сделать не возможно. Таковы условия технологического процесса обработки камня.

 

 

Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 505 | Нарушение авторских прав

Читайте в этой же книге: СВЕРЛЕНИЕ, ПИЛЕНИЕ И ШЛИФОВКА КАМНЯ | ОРГАНИЗАЦИЯ ДОБЫЧИ И ОБРАБОТКИ | Разведка каменоломен и регионы добычи | Коэффициент полезного действия» камнедобытчиков | Добыча белого камня | Перевозка и обработка камня | Отесывание, оббивка и шлифование камня |mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.054 сек.)

mybiblioteka.su

Секретные методы обработки камня древности раскрыты! : От Редактора : ВладТайм

Многие слышали про огромные блоки, из которых сложены египетские пирамиды, несколько меньшее число знает о гигантских блоках, заложенных в основание Храма Юпитера в ливанском городе Баальбек. Однако с тем, что в древности имелись некие способы обработки камня, недоступные современникам готовы согласиться очень многие.  

 

Среди распространенных предположений о том, каким именно образом жителям древности удавалось создавать настолько ровные блоки, обладающие при этом титанической массой можно выделить две: влияние инопланетян либо наличие развитой цивилизации древности. Оба предположения остаются под большим вопросом. Впрочем, обо всем по порядку.

 

Давайте, для начала рассмотрим случаи, которые вызывают недоумение у историков и технических специалистов. Помимо уже упомянутых пирамид и Храма Юпитера, выделяется Асуанский обелиск. Это огромное сооружение древности так и не было завершено, поскольку разломилось. При этом его масштабы действительно впечатляют. То, что он высекался прямо на месте, дало историкам повод полагать, что также поступали с большинством огромных объектов – вначале создавали на каменоломне, затем транспортировали.

 

 

 

Эта версия прижилась, и находит подтверждение при осмотре мегалита, который был обнаружен в Японии. Камень Иси-но-Ходен, который расположен в сотне километров западнее парка Асука, недалеко от городка Такасаго представляет собой своеобразный «полуфабрикат». Данный блок был вырублен в скальной породе, однако так и остался на месте своего изготовления. Его размеры 5,7 х 6,4 х 7,2 метра, при весе порядка 1000 тонн.

 

Основная часть Иси-но-Ходен - монолит, который образован 3-мя параллелепипедами правильной формы, 2 из них имеют схожие габариты как по высоте, так и по толщине. В то время как третий, имеет существенно меньшие размеры и расположен между двумя другими. На одной из сторон имеется выступ, который представляет собой усеченную призму – в итоге появляется ощущение, что данный объект положен на бок.

 

Особо интересен тот факт, что форма подобна буддийским святилищам, которые вырезались из цельного куска породы. Таким образом, еще одно святилище подготовили, но не завершили. Сопоставление подобных находок однозначно указывает, что гости с других планет тут совершенно не при чем. Абсолютно очевидно, что это производилось нашими далекими предками самостоятельно.

 

Вопрос возникает в том, как именно транспортировали настолько огромные объекты. Часть экспертов утверждает, что для этого использовались веревки и круглые стволы деревьев. Утверждение более чем спорное, поскольку растительности во многих регионах, окружающих мегалитические постройки не так уж много.

 

 

Кто-то может с улыбкой сказать, что именно потому их там и стало меньше, что всю вырубили, но это покажет, что он совершенно не знаком с процессом выкорчевывания пней, а без этого было не обойтись. Расположить стройку на естественной равнине куда более выгодно в этом случае. К тому же огромный вес наверняка бы раздавил деревья, о чем опять-таки многим удается благополучно забыть.

 

Тем не менее, подобная схема выглядит правдоподобной, необходимо лишь заменить деревья на продукт работы гончаров древнего времени, которые умели создавать поистине потрясающие вещи. Отдельные эксперты высказывали мнение, что мегалитические блоки – продукт литья. Поскольку имеются свидетельства изготовления древними народами стекла, в этом бы не было ничего удивительного, однако установлено, что материалы, из которых выполнены мегалиты – естественного происхождения.

  

На сегодняшний день науке известны способы выращивания искусственных кристаллов драгоценных камей, однако как создать искусственный гранит с природной структурой пока никто не знает. Но почему бы не предположить, что литье использовалось для создания колонн, которые применялись в качестве «подложки», которая помогала транспортировать мегалиты от места выработки.  

 

В таком случае сохранение для производства бетона древние мастера могли использоваться щебень, который оставался после обработки гранитных пород на каменоломнях. Этот вариант представляется куда более логичным и обоснованным, с учетом развития известных нам технологий древности. Отдельным вопросом стоит метод обработки твердых пород, которые позволял обращаться с ними, как с пластилином. Задавать нужную форму и использовать для последующей расстановки в архитектурных сооружениях древности.

 

В частности по всему миру можно наблюдать постройки с применением, так называемой, полигональной кладки. Особенностью данной технологии является то, что составные блоки имеют различную форму многоугольников, которые при этом удивительно точно состыкованы. Вариант, при котором древние архитекторы перебирали камни в поисках подходящих, можно отвергнуть как заведомо бессмысленный и нежизнеспособный.

 

Вполне очевидно, что у них имелся некий набор инструментов, который давал возможность проводить эффективную обработку твердых минералов. Одной из версий является использование долеритовых шаров, которые являются исключительно твердыми и могут встречаться в породе, как своеобразные примеси.

 

 

Однако данная теория не выдерживает никакой критики, когда дело касается географии обнаружения полигональной вкладки и монолитов титанических размеров. Египет, Япония, Мачу Пикчу (и другие города инков), Перу. Эксперты-геологи с радостью обескуражат вас сообщением, что состав пород, которые носят одно название весьма отличается, в зависимости от места, в котором его добыли, а долеритовые шары встречаются далеко не везде.

 

Впрочем, когда дело касается полигональной вкладки ответ дает сама природа. В Аризоне посреди пустыни Вермиллион имеется зона, которая покрыта серым скалистым слоем и носит название «Белый карман». Как можно заметить поверхность весьма напоминает полигональную кладку. Подобные рельефы каждый может наблюдать на земле в засушливый день, который следует сразу наблюдать после дождя. К примеру, исследователи указывают, что структура «Белого кармана» могла сформироваться еще в ледниковый период вследствии мягкой деформации осадка.

 

 

  Не в этом ли «секрет» столь потрясающей умы современного человечества полигональной кладки. Установлено, что она обладает куда большей прочностью, чем обычная кладка из привычных нам стройматериалов формы параллелепипеда. Быть может не стоит ломать головы над тем, какими инженерными познаниями могли обладать жители каменного века, а стоит задуматься о том, где именно они «сковырнули» данные полигоны, которых, очевидно, должно было оставаться после ледникового периода куда больше.

 

Это же и дает ответ на вопрос касательно повсеместного распространения полигональной вкладки. Зачем сооружать обычные заборы из прямоугольных камней, когда под рукой имеется технология создания (обработки) камней столь необычной формы, которые дают возможность получить сооружение со значительно лучшими фортификационными качествами. А ведь в то время это был отнюдь не праздный вопрос.

 

 

  

 

Остается последняя нерешенная загадка: «Каким же образом жителям каменного века удавалось обрабатывать твердые породы столь высококачественным образом?». В действительности это абсолютно не представляется никакой тайной любому здравомыслящему человеку. В древние времена прекрасно были осведомлены о кислотах и их воздействии на твердые породы.

 

К слову, плавиковая кислота отлично разъедает подобные породы и единственное, что для этого нужно – кропотливость и усидчивость. Наносить тонким слоем на место, которое необходимо «распилить» и ждать пока камень будет растворен. Если же ограничить зону воздействия некой площадью круглой формы и постепенно извлекать продукты реакции, то можно получить углубление цилиндрической формы, а поскольку кислота наливается «на глазок», то будут нередки случаи, когда она будет разъедать несколько больше или меньше необходимого, что создает иллюзию следа сверла.  

 Все еще считаете, что виновны инопланетяне или некие працивилизации древних? Дело ваше, но правда лежит у вас перед глазами и остается лишь принять ее. В технологиях древних нет ничего удивительного и сверхъестественного. Они просты, как и все гениальное.

Игорь Савельев

www.vladtime.ru

Обработка камня

Производство древнего Египта

Некоторое представление о древнем способе обработки добытого в каменоломнях камня дают следы от инструментов, оставшиеся на предметах, в особенности — на статуях, среди которых сохранилось несколько незаконченных. Кроме того, некоторые процессы обработки камня изображены в стенной росписи ряда гробниц. Изучением этой области

171 172 173

Древнеегипетской технологии занимались Сомерс Кларк, Эдгар, Энгельбах, [129]

174 175 176 177 178

Петри, Пийе, Платт, Рейснер и другие специалисты.

Древнеегипетские каменные статуи, особенно сделанные из таких твердых материалов, как диорит, гранит, кварцит и сланец, уже давно вызывают восхищение высоким мастерством их выполнения и являются поводом для всевозможных догадок относительно инструментов, которыми они были сделаны. Имеется немало описаний предполагаемых методов обработки этих твердых пород, включая применение стальных (очень частое объяснение) или медных и бронзовых орудий с вставленными в них алмазами или другими твердыми драгоценными камнями. Поэтому особенно ценно мнение Рейснера, что египтяне «при высекании статуй из твердого камня пользовались наипростейшими техническими

179

Приемами, как и следовало ожидать от народа, еще не знакомого со сталью» . Основными

Процессами были:

1) Оббивание камнем. Возможно, что этот процесс изображен в гробнице V династии в Саккара180, в гробнице VI династии в Дейр-эль-Гебрави181 и в гробнице XVIII династии в Фивах182.

2) Трение зажатыми в руке камнями (вероятно, с применением какого-то абразивного

Порошка). Этот метод изображен в гробнице V династии в Саккара[454] и в гробнице

182

XVIII династии в Фивах.

3) Распиливание при помощи медного лезвия с применением абразивного порошка. Изображения этого процесса не найдены. [130]

4) Сверление при помощи трубчатого сверла и абразивного порошка. Сверло представляло собой полую медную трубку, которую вращали либо между ладонями, либо с помощью лучка. Трубчатое сверло употреблялось также для высверливания каменных сосудов, в особенности — цилиндрических кувшинов[455]. По словам Петри[456], такого рода сверло употреблялось «вначале при выдалбливании больших диоритовых чаш», а также при изготовлении «прямостенных сосудов»; при этом он приводит образцы таких сосудов, сделанных из базальта и алебастра. Изображения этого процесса не найдены.

В связи с этим можно упомянуть другой тип орудия для сверления каменных сосудов, а именно вид коловорота, снабженного эксцентрической ручкой и двумя тяжелыми гирями. Ручка, по-видимому, была деревянная; самое же сверло, нередко сегментовидной формы, изготовлялось из кремня. Такие сверла были найдены в большом количестве в Саккара и в других местах. Кроме того, обнаружено немало отверстий, просверленных при помощи такого сверла. Примеры таких отверстий мы находим в Абусире[457] и в известняковых плитах эпохи III династии в Саккара[458]. В последнем случае отверстия, по-видимому, сделаны учениками, практиковавшимися в обращении со сверлом. Такое сверло изображено в росписи многих гробниц.

5) Сверление медным или каменным острием при помощи абразивного порошка. В одной гробнице V династии[459] изображено применение сверла «для сверления каменной печати»[460], а в гробнице VI династии показано сверление сердолика[461]. В нескольких других гробницах изображены мастера, просверливающие бусы при помощи сверла с лучной передачей, а в одной гробнице — [131] просверливание таким же методом какого-то

190

Непонятного предмета.

6) Трение медным (?) острием при помощи абразивного порошка. Данные об этой операции сомнительны. Инструмент изображен в одной гробнице XVIII династии[462].

Обычно в связи с обработкой твердых пород камня слишком много говорится об употреблении долот. Некоторые ученые, считающие, что для этой цели применялись стальные орудия, утверждают, что медные и бронзовые долота, сколько бы их ни отковывали, все равно не в состоянии резать такие твердые породы камня, как диорит, гранит или сланец, и что при этом нельзя пользоваться абразивным порошком. С этим нельзя не согласиться, и, конечно, долота употреблялись только при обработке мягких пород камня. Однако мы имеем много свидетельств применения пилы и сверла, в частности трубчатого, в виде следов, оставшихся на обработанных с их помощью камнях[463]. Так, например, следы пилы видны на базальтовых плитах пола храма при пирамиде Хуфу[464]; на красных гранитных саркофагах Хуфу и Хафры193; на сделанном из красного гранита саркофаге Хордедефа (IV династия)[465], найденном Рейснером в Гизэ; на крышке серого гранитного саркофага Мересанх[466]; на тыльной стороне одной из триад Менкаура[467] и на двух

Незаконченных алебастровых статуях этого же фараона[468]. Следы трубчатых сверл видны

198 198

На алебастровой статуе Менкаура, а также на его незаконченной статуе ; на хорошо известной диоритовой статуе Хафры; следы сверл четырех различных диаметров видны в глазных впадинах сделанной из темно-серого [132] гранита статуи эпохи XII династии[469]; в глазных впадинах головы из темно-серого гранита, вероятно, также эпохи Среднего царства[470] и на высеченной из обсидиана голове Тутмоса III из Карнака[471]. Трубчатыми сверлами пользовались для высверливания гнезд в граните пирамидного храма Менкаура, в которые входили концы дверных косяков и болты[472]. Петри приводит еще много примеров отверстий и сердечников, высверленных при помощи трубчатого сверла[473]. Я обследовал в кладовой Саккара большой высверленный сердечник диаметром около 8 см из крупнозернистого красного гранита с зелеными пятнами на наружной стороне от меди сверла, а также маленький высверленный диоритовый сердечник диаметром около 3,2 см. Примеры сверления медным или каменным острием, не оставляющие сомнения о способе сверления, мы находим в ноздрях, ушах и углах рта алебастровой статуи Менкаура[474] и на фрагментах двух каменных ваз с надписями (III династия) из ступенчатой пирамиды в Саккара. Надписи изданы Ганном[475]. Сами же фрагменты находятся в Каирском музее, причем один из них (Ганн, № 4, табл. I; инвентарный музейный номер I. 55257) является частью диоритовой вазы, а другой (у Ганна № I, табл. III; инвентарный музейный номер I. 55273) — частью вазы, которую Ганн называет диоритовой, но которая в действительности сделана из доломитового известняка.

Пилы и сверла, за исключением вышеупомянутого «коловорота», вероятно, изготовлялись из меди[476] вплоть до эпохи Среднего царства (около 2000 г. до н. э.), когда впервые появились бронзовые орудия[477], после чего употреблялись как те, так и другие, пока они не были [133] вытеснены железом[478]. Поскольку ни медь, ни бронза не обладают достаточной твердостью для того, чтобы резать такие твердые камни, как базальт, диорит, гранит, кварцит и сланец, инструменты для обработки этих пород изготовлялись, должно быть, из какого-то более твердого материала, причем этот материал должен был применяться либо в виде режущих зубьев, либо в виде порошка.

Главным сторонником применения прикрепленных зубцеобразных резцов является Петри, считавший в 1883 году[479], что «материал для изготовления этих режущих зубьев пока еще не известен; для этой цели могли употребляться только пять веществ: берилл, топаз, хризоберилл, корунд или сапфир и алмаз. По характеру работы здесь скорее всего подходил бы алмаз, и лишь соображения о том, что это вообще очень редкий минерал, а в Египте он

Совершенно отсутствует, заставляют отбросить эту возможность и считать более вероятным

210

Материалом твердый некристаллический корунд». В 1925 году тот же Петри заявил : «Гранит резали пилами с зубцами из драгоценных камней и трубчатыми сверлами с насаженными на них драгоценными камнями. Из какого именно камня были сделаны резцы

— не известно, но корунд, по-видимому, не может резать кварц». В 1937 году Петри писал[480], что для резки твердых пород применялось «какое-то ножеобразное орудие с насаженными на него наждачными зубьями...»

В отношении трубчатых сверл Петри пишет, что «...египтяне насаживали режущие драгоценные камни не только по торцовой части трубки сверла... но также... и на стенки трубки, как внутри, так и снаружи...»[481]

Самой твердой породой, которую приходилось резать древним египтянам, был кварц

— либо в виде кварцита (который в целом является кварцем), либо в виде [134] кварцевых

213

Кристаллов в граните и других породах. По шкале Моса, твердость кварца равна семи. Пять камней, упоминаемые, Петри как единственные способные резать другие твердые породы камня, имеют твердость, превышающую твердость кварца. Так, берилл имеет твердость 7,5-8,0; топаз — 8; хризоберилл — 8,5, драгоценные формы корунда (рубин, сапфир) — 9 и самый твердый из всех камней — алмаз — 10.

Хотя берилл и встречается в Египте, мы не имеем никаких свидетельств о том, что он был известен там до греческой эпохи, и в высшей степени маловероятно, что он когда-либо добывался в количестве, необходимом для обработки твердых каменных пород. Остальные породы камня, (перечисленные Петри, в Египте не встречаются, и вплоть до очень позднего времени мы не имеем ни данных, ни оснований предполагать, что они употреблялись там или хотя бы были известны. Топаз (1ора2ов) Страбона[482] и Плиния[483] (привозившийся, по их словам, с одного из островов в Красном море) был, вероятно, современным хризолитом с твердостью только 6,5, который мягче топаза и недостаточно тверд для резания кварца.

Я думаю, что предположение о том, что египтяне, да еще в такой ранний период, умели гранить эти самоцветные камни для изготовления из «их зубьев и насаживать их на металл так, чтобы они выдерживали тяжелую рабочую нагрузку, не столько разрешает, сколько еще более запутывает вопрос. Да и существовали ли когда-либо эти постулированные Петри зубья? Вот какие доказательства он приводит в пользу их существования[484]: [135]

A) Цилиндрический сердечник из гранита с непрерывной спиралеобразной бороздкой, процарапанной острым резцом. В одном месте бороздка превращается в желобок, образованный, как это можно проследить, вследствие пятикратного поворота резца вокруг сердечника.

B) Часть просверленного в диорите отверстия с семнадцатью бороздками, расположенными на равных расстояниях друг от друга, что объясняется последовательным вращением одного и того же резца.

C) Кусок диорита с несколькими бороздками глубиною более одной четверти миллиметра, образованными вследствие однократного проведения резцом.

Ё) Куски диорита с правильно расположенными бороздками, нанесенными пилой.

Е) Два фрагмента диоритовых чаш с гиероглифами, не выцарапанными или выскобленными, а вырезанными легко режущим острием.

Однако если при работе мягкими медными пилами или сверлами применялся абразивный порошок, то вполне вероятно, что частицы абразива иногда внедрялись в металл, где они и могли оставаться в течение некоторого времени. Такого рода случайные и временные зубья легко могли дать тот же эффект, что и постоянные, специально вставленные в лезвие пилы. Петри отрицает эту возможность. «...Нам кажется физически невозможным, — говорит он, — чтобы какая-либо частица несвязанного порошка могла в результате трения так прочно внедриться в мягкий металл, чтобы быть в состоянии вынести огромную нагрузку... необходимую для проведения заметной борозды в таком

217

Твердом веществе, как кварц» . Однако, если судить по практике современного

Шлифования, при котором мелкий абразивный порошок употребляется вместе с мягким

Металлом (медь, свинец или мягкий сплав), часть абразивного порошка при работе всегда

218

Внедряется в металл. Поэтому вполне вероятно, что и при применении древнего метода часть абразивного порошка могла также [136] внедряться в металл, который из трех взаимодействующих веществ (медь, камень и абразив) был самым мягким.

219

В дискуссии, вызванной статьей Петри, Джон Эванс заявил, что, по его мнению, борозды были результатом сверления трубкой из мягкого металла с помощью твердого зернистого материала и что «спиральные борозды на сердечниках могли образоваться либо в момент введения в углубление трубки, наполненной свежим абразивным материалом, либо при извлечении ее, когда она оказалась забитой».

В анализе Петри пунктов (с) и (е) такие фразы, как «бороздки глубиною более одной четверти миллиметра, образованные в кварце вследствие однократного проведения резцом»[485] или «поскольку ширина бороздки равна всего лишь одной пятой миллиметра... ясно, что резец должен был быть тверже кварца»[486], несколько дезориентируют, поскольку материал, о котором говорит Петри, был не кварцем, а менее твердым диоритом; поскольку же для шлифования алмазов применяется алмазная пыль, то вполне допустимо, что для резания кварца может использоваться толченый кварц.

222

Описывая сланцевые триады Менкаура, Рейснер говорит : «Некоторые царапины... образованы соскользнувшим острым резцом».

Эскизы и незаконченные работы скульпторов, описанные Эдгаром, относятся уже к позднему периоду, когда употребление мастерами долот и других железных инструментов было не только возможно, но даже совершенно очевидно, поскольку известно, что в III веке до н. э. рабочим каменоломен выдавали железные инструменты[487]. По словам Эдгара, «почти все собранные здесь предметы датируются сравнительно поздним временем. Незаконченные статуи относятся ко времени от Саисского периода до захвата страны римлянами. [137] Возможно... что многие эскизы из известняка принадлежат к эпохе Птолемеев».

«Работая с более твердыми породами камня, скульпторы пользовались главным образом каким-то остроконечным инструментом или пробойником... следы которого становятся все менее заметны по мере продвижения работы».

«При работе с мягким известняком, из которого сделаны почти все модели, применялась иная техника: значительная часть работы выполнялась не пробойником, а долотом. По-видимому, в начальной стадии работы, когда от глыбы нужно было отделить крупные куски, иногда пользовались пилой... Общая форма придавалась обычно четкими продольными ударами прямого или скругленного долота. Наряду с плоскими применялись скругленные долота, оставлявшие желобкообразный след. Вероятно, в это время было уже известно и долото с загнутым острием. Видно, что остроконечным инструментом пользовались как для мягких, так и для твердых пород камня... На законченных статуях из известняка часто можно видеть следы отделки при помощи какого-то скребка»[488].

Я исследовал семнадцать из указанных предметов, сделанных из твердых пород камня (долерит, граувакка и серый гранит)[489]. Они представляют разные стадии изготовления, и приблизительно на половине из них видны следы инструмента, напоминающего долото. В остальных случаях применялся, по-видимому, какой-то остроконечный инструмент.

Я считаю, что роль абразивного материала играл какой-то порошок, употреблявшийся во влажном состоянии. То же подтверждает и Петри[490], говоря: «Нет сомнения, что основными методами были распиливание и шлифование при помощи сыпучего порошка».

Хорошо известно, что твердый абразивный порошок, внедренный в мягкий материал или применяемый совместно с ним, может резать твердый камень. Говорят, что индейцы одного из племен Южной Америки сверлили [138] горный хрусталь при помощи побега дикого пизанга (род банана), кварцевого песка и воды[491]. В одном из музеев Королевского ботанического сада в Кью хранится кварцевый цилиндр длиною 5-7 см со сквозным отверстием, просверленным, как утверждают, при помощи тонких полосок кожуры стебля одного из видов альпинии (А1р1ша), которые быстро вращали между ладонями, подсыпая понемногу песок[492]. Все эти примеры подтверждают, что абразивный порошок может резать равное ему по твердости вещество, и лучшим доказательством этого служит алмаз, который, как мы уже говорили, шлифуется при помощи алмазной пыли.

Что касается природы абразивного порошка, то мнения здесь расходятся. Петри уверен, что это был наждак[493]. Рейснер считает, что это был либо наждак[494], либо пемза230, а я беру на себя смелость предполагать, что абразивом обычно служил мелкоистолченный кварцевый песок.

За исключением нескольких уже упомянутых нами изображений обработки камня на стенах гробниц, древнеегипетские источники хранят по этому поводу молчание. Однако греческие и римские авторы дают нам кое-какие сведения по этому вопросу.

Перечислив все известные в его время драгоценные и полудрагоценные камни, Феофраст пишет[495]: «Некоторые камни... настолько тверды, что их... невозможно резать железными орудиями, но только другими камнями». Феофраст упоминает наждак, но описывает пемзу[496], хотя ничего не говорит об употреблении ее в качестве абразива.

Витрувий[497] упоминает о разрезании камней зубчатой пилой, но не дает никаких подробностей этой операции. [139]

Плиний посвящает две главы[498] резанию и шлифованию камня, главным образом

msd.com.ua

Древние технологии - Загадки планеты Земля - Альтернативная история и наука - Каталог статей

Если говорить в целом о Перу, то пожалуй это та страна, которая однозначно снимает все вопросы по существованию древней высокоразвитой цивилизации. Здесь фактов, которые совершенно не сочетаются с общепринятой точкой зрения очень и очень много. Они на каждом шагу. Для людей, которые здесь живут и видят все это своими глазами, существование древней цивилизации (гораздо древней чем инки и развитой сильнее нашей) очевидно. Потому что разница между тем, что построила эта цивилизация и то, что построили инки колоссальная. Между ними громадная пропасть по технологии строительства, по технологии обработки камня. Этой цивилизации 10 тысяч лет.

Для тех, кто знает историю по школьным учебникам возраст цивилизации в 10 тысяч лет кажется вполне абсурдным. Ведь по принятой ныне версии практически все удивительные сооружения в Перу построены инками. Построены максимум за пару сотен лет перед приходом испанцев. Однако древний комплекс Ольянтайтамбо сохранил следы разрушений в ходе событий всемирного потопа. А по некоторым исследованиям потоп произошел даже не десять, а 12,5 тыс. лет назад. И в это время тут в Ольянтайтамбо уже были сооружения какой-то древней цивилизации. Но как при столь больших сроках можно что-то узнать о его строителях? Откуда брать информацию?

Историки привыкли опираться на письменные источники. Однако в Южной Америке ситуация с такими источниками не просто плохая, а практически безнадежная. Например в музее золота в Лапасе есть небольшой каменный идол на котором нанесены знаки неизвестной письменности. Похожие знаки есть и на каменной чаше, которая стоит в одном из соседних залов музея.  

Эту чашу иногда называют розетским камнем Америки. Такое название она получила из-за того, что рядом с надписью на неизвестном языке есть что-то очень похожее на шумерскую письменность. Сама чаша с подобными знаками представляет не малую загадку. Как клинопись могла появится здесь — более чем в 13 тыс. километров от междуречья? Но даже если связь с шумерской письменностью тут и есть, перевод вряд ли что-то даст. Всего две краткие надписи на неизвестном языке. Это очень и очень мало. И вряд ли стоит надеяться на новые находки.

У Монтесиноса есть упоминание, что по приказу девятого инки была уничтожена письменность существовавшая до него. Что именно подвергло правителя на подобные радикальные решения до конца не ясно. Но его подданные столь рьяно выполнили приказ, что испанцы застали здесь только кипу (узелковое письмо с весьма сложной системой хранения данных). Хватило буквально несколько десятков лет испанского господства чтобы ее секреты оказались утеряны. Таким образом на письменные источники в поисках информации о древней цивилизации надеяться не приходится.

От предков в основном остались следы обработки камня и каменная кладка. Потому что ничего другого за многие тысячелетия до нас не дошло. Если говорить о каменной кладке, то видно, что она разная. Когда мы говорим об архитектуре древнего Перу нам крайне мешает стереотип восприятия связанный с тем, что все это приписывается к инкам. А инки были самыми последними. Более того, организовав свою империю они подчистили древнюю историю. Эта имперская идеология, попавшая в книги испанских авторов сегодня мешает воспринимать древность и Перу адекватно. Стоит «штамп» - сделано инками. Пробиться через это крайне сложно. Если попытаться откинуть этот «штамп», то представится совершенно иная картина. Перуанская архитектура сегодня является основным источником информации для попыток реконструкции древней истории этого региона.

Но в таком случае надо переходить на язык камня и смотреть на древние сооружения с позиции не гуманитария, а технарей. Анализировать особенности древних памятников прежде всего с точки зрения строительства и обработки камня. И тогда становиться просто очевидным, что в Южной Америке оставила свой след не только цивилизация инков.

Самый простейший вариант кладки — это просто булыжники, которые валяются вокруг на растворе. Булыжники фактически не обработанные. Эта кладка на всех памятниках присутствует сверху. Видимо именно ее надо атрибутировать, как кладку инков.  

Самая сложная и технологичная кладка — это огромные мегалиты весом в десятки, а то и в сотни тонн. Поражает то, что они обработаны. Сегодня это не достижимо, потому что обработать мегалит весом в сто тонн и поставить его высоко в горах невозможно. Положение этих камней говорит о том, что возможно это делали с легкостью. Причем были доступны технологии не только обработки, но и переноски этих камней.

Древние строители умудрялись поднимать тяжелые камни не просто в горы, а даже на самые вершины почти ответных скал. Таких, например, как этот, который возвышается над знаменитым комплексом Мачу-Пикчу и издали кажется абсолютно неприступным.

Тщательное выравнивание боковых поверхностей можно заметить у блоков кладки там, где она чуть разошлась или оказались повреждены сами блоки.  

За счет того, что боковые поверхности обрабатывались вплоть до отполированного состояния, древние строители добивались такого сопряжения блоков, что зазор между ними получался практически нулевой толщины.

Такую плотность стыков можно видеть и у блоков гораздо большего размера.  

Есть вещи, которые можно объяснить достаточно просто если отвлечься от того, что это громадный вес и то, что это гранит. Берем один камень, ставим внахлест другой.

Чиркнули лазером, у одно камня отрезали один кусок, у другого — другой.  

И задвинули камень на место. Получается идеальное сопряжение. Но для этого нужно иметь лазер, который режет гранит. Нужно как-то держать блоки в сотни тонн веса. Можно даже обойтись без лазера, заменив его простой пилой. Впрочем слово «простой» тут весьма условно. Пила должна быть очень прочной и легко разрезать такую твердую породу, как гранит, практически независимо от веса блоков.

То что инки пытались просто подражать видно по обтесанной обработке поверхности. Видно, что как ни пытались изобразить полигональную кладку даже при совершено мелких камнях, не смогли ее добиться. Все равно пришлось класть на раствор.

На самом деле в полигональной кладке раствора нет. Раствор только там, где стену ремонтировали. 

Наибольшее количество сомнений вызывают те стены, которые сделаны из достаточно небольших прямоугольных блоков, подогнанных очень тщательно. Именно такая тщательная подогнанность, когда две стороны сопряжены друг с другом без всякого раствора. Это тоже показатель достаточно высоких технологий.

Там же есть стенки, куда в отверстие просовывается рука почти по самое плечо и чувствуется, что стенка не заканчивается. Она сделана из таких же блоков и никаких видимых щелей там нет.

В тех местах, где из-за землетрясений и повреждений действительно образовывались мелкие щелки и сколы, и можно потрогать поверхность, боковая поверхность этих блоков отполирована. Говорить о том, что это делали инки простыми медными инструментами, которые лежат в тех же самых музеях, не возможно. Такая отполированность возникает при очень большой скорости движения инструмента. Либо это нужно дополнительно полировать. Когда поверхность не видно, ее полировать никакого смысла нет.

Поэтому здесь можно говорить о высоких технологиях. Но при этом существует утверждение, что целый ряд домов из таких блоков собирался уже в испанское время во времена конкисты. Здесь остается открытым вопрос: А из чего они собирались? Да, может быть конкретный дом построен во времена конкисты. Но мы точно так же знаем, и это документально зафиксированно, что испанцы ставили католический храм из древних блоков. Так где гарантии того, что дом собранный из прямоугольных блоков во времена конкисты, был сделан из блоков, которые делали испанцы или инки? Они точно так же могли разобрать какое-то сооружение в одном месте, перевести сюда и здесь собрать из этих же камней, пронумеровав их.

Кариканчи интересен не столько католическим храмом, собранным из старых блоков, сколько древними храмами и изумительной внешней стеной. Из черного базальта нарезать прямоугольные блоки, уложить их без всякого раствора плотно друг к другу, и вдобавок добиться очень ровной, но при этом сложной изогнутой поверхности.

Для этого ручной труд примитивными инструментами абсолютно не годится. Тем более если учесть, что поверхность выравнивалась уже после укладки блоков. Это Можно увидеть с края стены, где не все блоки выровнены до конца. А ведь внешняя поверхность не только выровнена, но и отполирована.  

Впрочем для машинного производства это не проблема. Полировка автоматически получается при выравнивании если используется инструмент с напылением мелкой алмазной крошки.

По сохранившимся описаниям, стены Кариканчи были намного выше. Только их верхняя часть была сделана из глины и щебенки. И выглядело все это примерно так, как выглядит до сих пор сохранившаяся стенка в небольшом городке Ракчин к югу от Куско.

Довольно очевидно, что строители верхней части просто не имели возможности и технологий своих предшественников и надстраивали стены как могли. И именно верхняя часть как раз полностью соответствует тому уровню развития, которого достигли инки к моменту прихода испанцев. Более того, прямо посреди комплекса Кариканчи стоит алтарь, который раньше был отделан золотом.

Обычно алтарь считается самым священным и основным элементом любого храма в любой религии. Но то, что мы видим в комплексе Кариканчи — это совершенно четкий пример грубой ручной обработки камня. Ни одной ровной линии, особенно ни одного ровного угла. Старались, но как могли, так и сделали. И при этом вокруг стоят изумительные постройки изумительного качества, построенные из изумительно качественных блоков. Если ты сделал все это вокруг, а самое священное сделал небрежно, абсолютно не стыкуется ни с какой логикой. Это одно из свидетельств того, что инки к Кариканчи не имели никакого отношения.

Смущает только небольшой вес блоков. Вроде как то ни солидно для цивилизации, способной строить из камней весом в десятки и сотни тонн. Но и в небольшом можно увидеть следы удивительных технологий. Например в совсем миниатюрной заплатке размером всего в сантиметр, которую изумленные туристы своими пальцами отполировали до блеска.  

Или в странных мелких выемках на блоках.

Любопытно, что в кладке храма в Кариканчи попадаются отдельные блоки с отполированной поверхностью. Достаточно очевидно, что в процессе обработки камня материал должен стачиваться. Однако внешняя поверхность отполированных блоков наоборот выступает над общим уровнем кладки. 

Возникает ощущение, что и остальные блоки были раньше отполированы, но затем их зачем то снаружи обтесали. И вспоминается древнее придание от уничтожении письменности. Но самое загадочное в комплексе Кариканчи — так называемые ритуальные ворота.

С какой стороны на них не смотри, они никогда не открывались. Просто не могли, не позволяет конструкция. Вряд ли они были воротами. Это нечто другое: то ли это просто кусок разобранной кладки в виде ворот, либо в этом месте к этим камням крепилось какое-то другое дополнительное оборудование.

Между прочим, качество и стилб обработки блоков Кариканчи очень похоже на качество и стиль обработки из того же черного базальта в Ольентамтамбо. Те же плоские грани и очень ровные углы и ребра, как будто они вышли из под руки одного и того же мастера. И уж по меньшей мере тут явно схожие технологии. Но блоки в Ольентамтамбо относятся к самой древней, допотопной части комплекса. Кстати, с этими блоками еще понятно — для их изготовления можно использовать хоть прочную пилу, хоть лазер. Эти же приемы вполне подходят даже для криволинейных стыков полигональной кладки. Однако тут есть такие формы кладки, где подобное оборудование уже не годиться.

Подобное встречается не только в Ольентамтамбо, но скажем и в Куско.

Складывается впечатление, что древние строители обладали каким-то неведомым инструментом, который позволял им совершенно произвольно резать камни во всех трех пространственных направлениях по кривым самой сложной формы. Причем резать не только отдельные камни, но и целые скалы. Например, как в Мучу-Пикчу, где при необходимости строители просто отрезали от гранитной скалы лишний кусок.  

Чтобы потом создать единую конструкцию из скал и блоков.  

Мачу-Пикчу интересен тем, что здесь в одном месте собраны такие примеры каменного зодчества, которые завернут мозги любому думающему человеку.  

Чем все это сделано?

Однако факты остаются фактом. И камни, и скалы изрезаны в совершенно произвольных направлениях. Например, в том же Ольентамтамбо горы вокруг комплекса имеют многочисленные искусственные вырезы, ниши и выступы самой разнообразной формы. Даже при наличии наиболее передовых современных инструментов и технологий, их создание представляло бы собой очень сложную задачу. Это было бы больше похоже на уникальное произведение искусства, а для древних строителей это явно не составляло никаких проблем. Просто махнули чем-то и получили, что хотели.  

К сожалению не все изрезанные скалы есть возможность детально осмотреть. И не только из-за того, что часть из них расположена высоко на отвесных склонах. К тем, что пониже далеко не всегда пускают ретивые местные смотрители.

Одно из очень интересных мест в Ольентамтамбо находится в нескольких сотнях метров от основного комплекса и большинство туристов сюда даже не доходят. А зря! Там явно находятся руины и какие-то сооружения.

Любопытная деталь — высота этажей в этом странном сооружении явно маловата не только для среднего европейца, но и для инков. То же можно видеть и для других аналогичных вырезах в скалах, чем то напоминающих трон или ниши для медитации. Получается, что строители были очень небольшого роста: ну если и не гномики, то низкорослые это точно. На это же косвенно указывают и некоторые другие детали конструкции.

Зачем тратить столько труда — здесь все отшлифовано и четко выровнено. Туда максимум влезет только башка или стакан с вином, больше ничего.

Аналогичные формы есть не только внизу среди руин, но и на самой скале поблизости, только ниши тут еще меньше. Причем если один элемент вырезан прямо в скале и составляет с ней единое целое, то материал второго явно отличается. Его сделали из какого-то другого куска горы и поставили сюда, предварительно подрезав под него гранитную скалу. 

Это просто фантастические технологии. Но чем это сделано, каким инструментом? Любой инструмент оставляет после себя следы и по этим следам можно определить вид этого инструмента и ту технологию, которая была использована. Например, для разделки таких твердых пород камня, как гранит мы до сих пор используем довольно простую технологию забивания клиньев. После них остаются вполне характерные и узнаваемые следы: углубления в местах сколов. Историки полагают, что материал для всех сооружений в Перу добывался таким же способом. Только из за отсутствия прочных стальных инструментов инки якобы использовали деревянные клинья, которые после забивания поливались водой, разбухали и раскалывали камень. В этом случае тоже остаются вполне характерные следы.

Такие следы с готовностью демонстрирует в Мачу-Пикчу гиды, которые с упоением рассказывают доверчивым туристам о том, как именно индейцы якобы создавали удивительные громадные сооружения вокруг. При этом гиды почему то забывают упомянуть одну маленькую, но очень важную деталь. Инки к этим следам клиновой разделки не имеют абсолютно никакого отношения. С другой стороны известен факт, что в 1950 году после землетрясения в Перу два перуанских инженера, которые были приверженцами именно этой версии колки камней, просто пытались расколоть на Мачу-Пикчу этот блок. Теперь спустя пол века его показывают как пример работы древних перуанцев. И это один единственный след клиновой технологии на все древние сооружения в Перу. Да и тот по сути подделка.

Впрочем, глядя на изящные формы построек, идеальные стыки в блоках и ровные вырезы в скалах понимаешь, что о примитивной технологии тут не может быть и речи. Но тогда что за инструменты были использованы для создания всего этого. Неужели действительно лазером типа меча джедаев из фильма «Звездные войны». Придется остановить разгулявшееся воображение. Похоже инструмент был какой-то другой. Дело в том, что луч лазера должен оставлять следы оплавления, пусть и очень небольшие. Но количество осмотренных изрезанных скал настолько велико, что невозможно не обнаружить следы оплавления если бы все это резалось лазерным лучом, даже с учетом того, что прошло очень много времени, которое обычно стирает подобные следы. Но не только это заставляет отказаться от варианта лазера. Совсем рядом со странными нишами для «канделябров» на скале остались следы обработки, которые вполне определенно указывают на принципиально иной вид инструмента. Там есть следы дисковой пилы.

 Эти бороздки сделаны явно из утилитарных соображений, как мы в метро иногда можем видеть на гранитных ступеньках такие прорези, так чтобы нога на мокрой поверхности не скользила. Наличие прорезей в гранитной скале говорит о том, что инструмент был очень прочным. Тем более, что судя по оставленным следам, ширина режущей кромки у этой дисковой пилы была всего чуть больше миллиметров.

Сейчас если где то и используют подобные пилы, то только для изготовления ювелирных и сувенирных изделий при работе с камнями небольших размеров. А тут резка скал в промышленных масштабах. Получается, что древние строители имели в своем распоряжении достаточно большое количество подобных инструментов. Инструментов мобильных, которые легко можно было доставить на любую высоту на отвесных скалах. Причем это было именно машинное производство, поскольку вручную диск раскрутить настолько, чтобы он легко резал гранит невозможно. А значит были механизмы, позволяющие раскрутить дисковую пилу до необходимой скорости вращения. Были и источники энергообеспечения этих механизмов. Была и целая система производства всего необходимого. Ну и где все это?

Скорей всего эти инструменты до нас не дожили, потому что если камень может стоять там 10-20 тысяч лет, то эти инструменты должны были в следствии окисления полностью исчезнуть. Поэтому мы можем искать только следы этих инструментов.

След инструмента обнаружился в самом неожиданном месте — прямо на скале напротив знаменитых стен Саксайумана. Здесь виден след фрезы.

Кому-то зачем-то понадобилось вырезать небольшой блок. Он довольно небрежно махнул несколько раз дисковой пилой и отрезал кусок скалы очень твердой породы. Кто это сделал и зачем? Вряд ли мы это узнаем. Но тип инструмента по следам виден очень четко. Это след круглой фрезы.

Мало того, совсем рядом еще более удивительный след, который тянется аж метров на десять. Здесь скалу чуть надрезали тем же инструментом на глубину чуть более сантиметра, а затем откололи от нее громадную глыбу.

После довольно продолжительных попыток удалось отколоть небольшой кусочек со следами распила и забрать его с собой. Позднее анализ микровкраплений под электронным микроскопом выявил пару важных деталей. Во первых, на обработанной поверхности — там где след инструмента — оказалось довольно много частиц магнетита, который содержится в космической пыли и осаждается на открытых поверхностях. Следовательно, надрез был сделан очень давно. А во вторых, среди микровкраплений нет абсолютно никаких следов меди и олова. Так что инки, с их медными и бронзовыми инструментами, не имеют к отрезанию куска скалы никакого отношения. Но только механической обработкой с помощью дисковых пил древние строители явно не ограничивались. Совсем рядом - в том же Саксайуамане другой удивительный камень со следами принципиально иной технологии, которую мы условно назвали пластилиновой, потому что с твердым камнем древние мастера обращались, как с мягким пластилином. Здесь место, как будто резали горячим ножом по сливочному маслу.  

Честно говоря пластилиновая версия не очень нравится. Это какой то способ, когда камни доводятся до состояния чуть ли не пластелина. То есть камень размягчался, потом обрабатывался и застывал, принимая прежнюю твердость. Дело в том, что мы сейчас не имеем вообще никаких аналогов по технологии обработки камня. Да, мы можем размягчать камень, мы можем воздействовать на него химически плавиковой кислотой. Можно воздействовать пламенем, но при этом достигается температура в тысячи градусов. При таких технологиях обрабатывать камень как пластелин не очень сподручно. После химических способах воздействия камень не приобретает прежней твердости. То есть, нам надо искать совершенно не известные нам технологии. Что это мог быть за процесс даже трудно представить. Но нельзя отрицать того, что существуют камни, на которых очень сложно объяснить происхождения следов обработки.

Пара таких камней обнаружилась на самом верху комплекса Ольентамтамбо. Впрочем, след на одном блоке из них, со стороной обработанной только на половину, мы сначала приняли за след пилы.

Однако при детальном осмотре от версии пилы пришлось отказаться. Пила оставила бы совсем другой след. Совсем рядом, буквально в нескольких метрах — другой не менее удивительный блок. Такое впечатление, что с поверхности убрали слой в пару миллиметров просто рукой, как будто это не твердый гранит, а очень мягкий пластилин.  

Причем обработанная поверхность настолько сохранила мельчайшие колебания руки, что повтор движения оказывается очень гармоничным по ощущениям. Здесь обработанная поверхность заметно отличается по цвету от части, оставленной без обработки. Такое впечатление, что камень подвергся какому-то химическому воздействию.

Древние предания говорят о том, что индейцы использовали жидкость, которая приготавливалась из сока какого-то растения. Но если представить себе весь тот объем камня, который переработан только в Перу, и представить сколько нужно растений для подобной обработки, то окажется, что нужно вырубить всю местную флору и засадить только этим кустарником. В другом случае, какие-то остатки плантаций данного растения существовали бы и в нашем мире, но никакого подобного растения до сих пор не найдено. Хотя эти легенды известны с момента прихода испанцев, и наверняка не только мы первыми интересовались данным вопросом.

Поражает легкость с которой обработаны скалы.

Для древних мастеров это явно абсолютно не составляло никаких проблем. Какие бы технологии они при этом не использовали бы много тысяч лет назад, для нас это технологи будущего. Если бы мы имели такие же инструменты, насколько проще было бы решать такие задачи, как строительство жилья из экологически чистых материалов. Или, например, осваивать труднодоступные горные районы. Можно даже создавать постоянные станции на других планетах: не надо доставлять за миллион километров готовые конструкции или стройматериалы. Увы подобные технологии для нас еще впереди. Однако ясно, что есть смысл искать эти технологии, поскольку они в принципе возможны. Для этого мы имеет зримые доказательства в Перу и не только. Например, знаменитые древнеегипетские пирамиды имеют довольно много общего с древними перуанскими сооружениями, как в обработке камня, так и в строительных приемах. Это хорошо видно на примере третьей пирамиды на плато Гиза. Тут блоки гранитной облицовки имеют такие же выступы и такую же полуобработанную внешнюю поверхность, как блоги мегалитической кладки в Перу. Так же как и в Перу, внешняя поверхность кладки пирамиды выравнивалась уже после сборки. И так же как и в Перу, блоки на пирамиде все разные: нет единых размеров и стандартов.

То, что сейчас нам кажется сложным и то, что оказывается более простым при наличии развитых технологий позволяет решать не только проблему стройматериалов. Такой тип кладки с сопряжениям по криволинейным поверхностям позволял достичь хорошей сейсмоустойчивости. Кроме того такая кладка крепилась между собой с помощью шипов и проушин. Все попытки современной реставрации заканчиваются тем, что землетрясение разрушает весь новодел, а старая кладка остается в неприкосновенности. 

xsfera.ucoz.ru