История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Китайско-конфуцианская традиция-цивилизация. Цивилизация древнего китая конфуцианство


1.Китай: конфуцианская цивилизация

     Китайская цивилизация пережила переход от древности к средневековью незаметно, без глобальных трансформаций и разрушения всех основ, как это было на Западе. Более того, средневековый Китай во многом напоминал Китай древний. Но изменения все же происходили. Средние века в Китае, в сущности, начались гораздо раньше, чем в Европе. Зарождение феодальных отношений (в особой форме, о которой будет сказано ниже) историки датируют временем от XI до IV в. до н.э., хотя считается, что наилучшие возможности для развития они получили приблизительно к III в. н. э. Постепенно, медленно изживалось рабовладение. Формировались феодальные отношения в их своеобразном, «восточном», варианте. Серьезные трансформации шли в духовной жизни, пересоздавалась государственная структура и ее нравственные основы. В этом смысле переломным моментом в истории Китая стало появление конфуцианства.

     В середине первого тысячелетия до н. э. философ Конфуций (551—479 гг. до н. э.) создал учение, которому было суждено стать плотью и кровью цивилизации. Цель его философской системы состояла в том, чтобы сделать государство идеальным, основанным на твердых нравственных принципах, с гармоничными социальными отношениями.

     Идеи Конфуция, на первый взгляд далекие от реальности, спустя несколько веков стали государственной религией и на протяжении более чем двух тысячелетий, почти не изменившись, сохраняли ведущую роль в духовной жизни китайского общества.

       Конфуцианство: спасение на земле

      Конфуцианство — очень «земная» религия. Рациональность и практицизм настолько сильно выражены в нем, что некоторые ученые вообще не считают его религией в полном смысле слова.

     Методы управления государством, регулирование отношений между разными социальными слоями, принципы семейной жизни, этические нормы, которым должен следовать человек, — вот что в первую очередь интересовало Конфуция и его последователей.

     Однако мир потусторонний все-таки незримо присутствует в учении: древнее божество — Небо — воспринимается как средоточие высшего блага и гармонии, как образец для подражания. И основные принципы конфуцианства как раз зиждутся на подражании небесной гармонии, они нацеливают человека на создание своего рода Царства Божьего на земле.

     Государство, которое Конфуций стремился привести в строгое соответствие с Божественным порядком, определялось как большая семья. В этой семье каждый должен занимать свое место и вести себя так, как подобает при его положении.

     Стержнем, на котором держится государство, были для философа преданность и покорность. Эти качества должны пронизывать всю жизнь общества сверху донизу. Дети почитают родителей, младшие братья и сестры — старших, а подданные — своих правителей.

     Однако принцип большой семьи означал и другое: не только покорность нижестоящих по отношению к вышестоящим, но и полную ответственность властей перед народом. Только в этом случае народ будет доверять своим правителям, а без доверия не может существовать прочное государство.

     «Преданность государю и забота о людях » — вот те основы, на которых, по мысли китайского философа, зиждется благополучие страны. Конфуций стремился сделать государственную власть гуманной.

     Поэтому Конфуций придавал большое значение нравственному облику чиновников — представителей власти, непосредственно осуществляющих управление страной и напрямую связанных с народом. К ним философ предъявлял очень высокие требования, создавая образ чиновника-рыцаря — бескорыстного борца за справедливость, духовно совершенного человека, готового всем пожертвовать во имя своих идеалов.

     Конфуций и приверженцы его учения пытались перевести теорию в практику: создавали специальные школы, в которых готовили новую бюрократическую элиту к выполнению высокой миссии. Впоследствии, когда конфуцианство превратилось в государственную религию, учение философа вошло как основной предмет в систему государственных экзаменов: только те, кто блестяще знал работы Конфуция, могли претендовать на получение должности чиновника.

     Реальность нередко расходилась с высокими идеями философа: среди чиновников, наизусть знавших конфуцианский «моральный кодекс», попадалось немало корыстолюбцев, жестоких и нечестных людей. Однако были и другие, относившиеся к своим обязанностям именно так, как хотел основатель учения. Так, в XVI в. чиновники-инспекторы, обеспокоенные бедственным положением в стране, стали обращаться к императору с предложениями о реформах и с критикой деятельности правительства — от экономики до внешней политики. На эти смелые доклады власть ответила жестокими репрессиями: неугодных казнили, ссылали, лишали должности; некоторые чиновники, чтобы доказать свое бескорыстие, кончали жизнь самоубийством. Несмотря на расправы, поток критики не ослабевал, и в конце концов правительство было вынуждено уступить и согласиться на некоторые преобразования.

      Конфуцианство с его идеей гуманности и нравственности государственной власти укрепило бюрократический аппарат, а в конечном счете и саму государственность.

      Конечно, конфуцианство не определяло полностью духовную жизнь Китая. Оно существовало в обстановке соперничества с другими религиозными учениями; почти одновременно с конфуцианством, в VI—V вв. до н.э., появилось учение философа Лао-Цзы — даосизм, в котором проповедовалось духовное совершенствование и созерцательный образ жизни (недеяние), слияние с природой. В IV—V вв. н. э. в Китае стал широко распространяться буддизм. И буддизм, и даосизм имели много поклонников и в верхах общества, и особенно в народной среде, однако никогда не вытесняли конфуцианства полностью. Скорее, они дополняли это рационалистическое, исполненное практицизма учение мистическим осмыслением мира и человека.

     Конфуцианство выдержало и борьбу с политической школой легистов (от слова lех — закон), которые претендовали на ведущую роль в управлении страной. Легисты видели основу благополучия государства в строгом, суровом культе закона. Выполнение законов поощрялось, малейшее отступление от них преследовалось.

     Во времена Конфуция политика китайских правителей почти целиком находилась под влиянием легистов. Но в конце концов (и это очень примечательный факт) власть сделала ставку на конфуцианство, пророчески оценив это гуманное учение как цементирующую цивилизацию силу. 

     Циклы китайской истории

     Государственность конфуцианского Китая является своего рода образцом долголетия и устойчивости: ведь на протяжении почти двух тысячелетий она со­хранялась практически в неизменном виде. Между тем история Китая в средние века была весьма бурной. Страна переживала времена процветания и жесточайших бедствий, гражданского мира и кровопролитных восстаний, единства и раздробленности.

     Еще в древности китайские историки заметили, что в чередовании этих периодов есть определенный ритм, действующий с четкостью часового механизма. Каждая новая династия как бы начинала новый цикл и действовала весьма успешно. Но спустя некоторое время в стране все сильнее и сильнее проявлялись признаки упадка: разорялось крестьянство, среди чиновников росла коррупция, крупные земельные собственники отстаивали свою независимость от центральной власти. Под конец всеобщий развал завершался народным восстанием, участники которого требовали смены правящей «плохой» династии.

     Именно в таких условиях — жесточайшего эконо­мического и социального кризиса, голода и распада административной системы, восстаний — в 206 г. до н. э. начала свое существование первая конфуцианская империя, которой правила династия Хань. Ее основателем был крестьянин, один из вождей восставших. Новая династия вновь объединила страну, отменила многие казарменные законы прежних времен, снизила налоги. В систему управления стали вводиться конфуцианские нормы; ставка была сделана не столько на насилие, сколько на моральные принципы и древние почитаемые традиции. Однако уже с середины II в. н. э. империя вступила в роковую полосу упадка.

     В III в. Китай распался на три самостоятельных государства. Правда, в конце III в. была предпринята попытка вернуться к централизации, но новой династии Цзинь удалось объединить Китай лишь на несколько десятилетий.

     В начале IV в. с севера на Китай хлынули орды кочевников, в том числе гуннов. Население бежало из районов, занятых чужеземцами-варварами, а на севере страны возникло множество мелких государств, созданных захватчиками. Они довольно быстро китаизировались, перенимая местную культуру, обычаи и систему управления.

     Следующий этап централизации был осуществлен при династии Суй, которая в конце VI в. объединила север и юг, но была свергнута в начале VII в.

     Эпоха истинного расцвета Китая связана с династией Тан, правившей достаточно долго (с начала VII по начало X в.) и династией Сун (X—XIII вв.). В ту эпоху по всей стране строились дороги, каналы и новые города, необычайного расцвета достигли ремесло и торговля, все изящные искусства и особенно поэзия.

     Правление Сунской династии закончилось трагически для Китая, пережившего новую волну вторжения кочевых племен. В течение XIII в. империя была завоевана монголами, и великий хан Хубилай основал новую монгольскую династию Юань (1280—1368). Экономика страны в ходе долгих войн (Китай сопротивлялся монголам около 40 лет) была разрушена, ирригационные сооружения, от которых зависело сельское хозяйство, не ремонтировались, огромное число китайцев было обращено в рабство.

     Хотя монголы довольно быстро стали ассимилироваться, недовольство их правлением возрастало. Древняя буддийская секта Белый Лотос, которая к XIV в. превратилась в тайное общество, объединила восставший народ. Руководитель движения, Чжу Юань-Чжан, родом из крестьян, бывший послушник буддийского монастыря, опираясь на свои войска и примкнувших к нему ученых-конфуцианцев, разгромил монголов и в 1368 г. объявил себя императором династии, получившей символическое название Мин (Свет).

     Минское правительство сумело восстановить экономику страны; было отменено рабство, сокращены налоги, выходцы из низов получили большие возможности продвигаться вверх по иерархической лестнице. Но в конце XVI в. последовал очередной кризис, закончившийся весьма драматично: в начале XVII в. небольшое племя маньчжуров стало набирать силу и, объединившись с соседними племенами, повело вооруженную борьбу с Китаем, и во второй половине XVII в. в стране снова воцарилась иноземная династия Цин. Маньчжуры со временем удивительно органично вписались в структуру китайской империи и конфуцианскую культуру. Очевидно, именно в этом была причина долголетия династии, которая просуществовала вплоть до начала XX в.

     Чем же можно объяснить регулярно повторяющиеся периоды расцвета и упадка, централизации и децентрализации в истории Китая? Многие китайские историки считают, что в этих циклах отражается борьба двух космических сил — добра и зла, попеременно одерживающих победу. Но если перевести разговор из плана метафизического в конкретно-исторический, то объяснение получится иным.

      В борьбе с частной собственностью

      Сильная централизованная государственная власть в Китае имела древние и прочные традиции. Ее важнейшей опорой было право верховной собственности на землю. Государство, осуществляющее жесткий контроль над обществом (как и во всех восточных деспотиях), издавна взяло на себя функцию управления экономикой. «Земледелие, торговля и управление — три основные функции государства» — так реформатор-легист Шан Ян (390—338 гг. до н. э.) сформулировал концепцию, которой правительство руководствовалось в своей деятельности на протяжении практически всей истории Китая.

     Направляя экономические процессы, власть стремилась ограничить частную собственность (прежде всего на землю), сохранить свою монополию в использовании природных богатств, пыталась поставить под контроль торговлю и ремесло. Главным, разумеется, был вопрос о земле и положении земледельцев. Крестьяне, составлявшие 90% населения страны, всегда были объектом внимания и заботы. Их благополучие являлось условием существования крепкой централизованной власти, ибо все они были для государ­ства в первую очередь налогоплательщиками.

     В Китае, конечно, существовало крупное частное землевладение (так называемые «сильные дома»), относительно независимое от центральной власти, но именно по этой причине и невыгодное для правительства. Как только начинало расти крупное землевладение, доходы казны резко падали: обезземеленные, разорившиеся крестьяне становились арендаторами у богатых землевладельцев, которые всеми возможными способами старались сократить сумму налогов, выплачиваемых государству. В результате возрастали сила и влияние (в том числе и политическое) местной знати, в провинциях усиливался произвол администрации, авторитет центральной власти падал. А в ответ начинался протест снизу — в виде восстаний, участники которых требовали возврата земли и восстановления принципа уравнительности. Выступления против «недобродетельных» правителей, допускающих беззаконие, освящались конфуцианством.

     Вновь созданная династия обычно начинала свое правление с реформ, призванных установить социальную гармонию. При этом в вопросе о частной собственности правительство, казалось бы, не слишком расходилось с требованиями восставших масс: оно тоже отстаивало принцип уравнительности, разумеется, преследуя свои цели и интересы.

     Поэтому реформы обычно сводились к гигантскому, в рамках всей Поднебесной империи, переделу земли — с тем чтобы каждый трудоспособный крестьянин получил свой участок. Иногда правительство даже шло на конфискацию земель у богатых землевладельцев. Использовались и другие средства: на некоторое время запрещалась продажа земли. Крупные владения облагались повышенными налогами. Обезземеленным крестьянам выдавались наделы из фонда государственных земель, причем на выгодных условиях. Те, кто обрабатывал пустоши, в течение определенного времени освобождались от налогов.

     Таким образом, вновь восстанавливалась система «равных полей», которая всегда считалась в Китае идеалом. Конечно, несмотря на эти меры, невозможно было совсем остановить рост частного землевладения, но государственная власть была достаточно сильна, чтобы на определенном этапе резко сокращать его. Поэтому в Китае, как и в других восточных цивилизациях, сформировался государственный феодализм.

     Правительство сделало ставку на мелкое крестьянское хозяйство, которому отводились наделы при условии выплаты налогов. Чиновники получали землю в зависимости от ранга — доходы с нее, точнее, то, что от них оставалось после уплаты налогов государству, шли в счет жалованья. Такие владения нельзя назвать феодом: понижение в должности означало и утрату земли; чиновник в качестве землевладельца был полностью зависим от государства.

     Примерно такая же политика осуществлялась и по отношению к ремесленникам и купечеству. С древнейших времен власть стремилась утвердить свою монополию на разработку недр и использование водоемов; постепенно в руках государства оказалось производство и продажа важнейших предметов потребления: соли, чая, меди, железа и других металлов. В XIV— XVII вв. государственное производство охватывало изготовление фарфора, судостроение, добычу угля, литейный промысел и др. Центральная власть регулировала рыночные цены, а иногда даже ссудный процент, борясь с ростовщичеством. Государственная торговля не всегда выдерживала конкуренцию с частной, но правительство компенсировало это тем, что облагало купцов большими налогами, закупало у них товары по твердым ценам, установленным казной.

     Кроме того, правительство разрешало заниматься торговлей чиновникам, освобождая их от налогов и превращая таким образом в силу, противостоящую частной торговле.

     Только в XVI—XVII вв. в Китае произошел некоторый сдвиг: расширилось крупное землевладение, стали создаваться мануфактуры с использованием наемного труда (в том числе и рассеянные). Хотя государство по-прежнему имело монополию на добычу и обработку полезных ископаемых, в отдаленных горных районах тайно возникали частные предприятия по добыче угля и серебра. Цинское правительство закрывало глаза на рост частного землевладения. Возможно, потому, что интенсификация сельского хозяйства давала возможность даже в этих условиях получать большую сумму налогов.

     Буржуазные отношения отстаивали свое право на существование, но, как правило, проигрывали в неравной борьбе с государственной властью, а потому остались неоформленными.

      Слабый народ — сильное государство

      Власть, игравшая роль покровителя и управителя в большой семье, персонифицировалась в лице императора. Все остальные социальные слои, на какой бы ступени иерархической лестницы они ни стояли, являлись подданными непосредственно императора. Поэтому в феодальном Китае не зародилась, как это было в Западной Европе, система вассалитета; единственным сюзереном было государство.

     Характеризуя такие отношения между властью и обществом, немецкий философ XIX в. Ф. Гегель писал, что в Китае не может существовать большого раз­личия между рабством и свободой, так как перед императором все равны, т. е. все одинаково бесправны. Насколько справедлива эта оценка, ставшая классической при определении восточных деспотий? Конечно, общество в Китае не сумело добиться тех прав, какие оно получило в Западной Европе. Там не оформились сословия, которые могли бы претендовать на участие в государственной политике и с интересами которых власть вынуждена была считаться.

     Одним словом, народ (т. е. подданные) в Китае действительно был слабым, если иметь в виду его политическое безгласие. Прекрасный тому пример — положение многочисленного городского населения, которое так и не сумело добиться внутреннего самоуправления. Города — эти очаги вольности в Европе —находились в Китае под жестким контролем государства. Цехи использовались для того, чтобы распределять повинности, взимать налоги. Ремесленники были приписаны к определенному месту жительства и не могли покидать город без разрешения властей.

     Государство оказывало давление на общество самыми разнообразными способами. В том числе использовался знаменитый тезис Конфуция о большой семье, означающий, что необходимо повиноваться власти, поступаться личными интересами ради общих, т. е. государственных. В Китае была распространена система коллективной ответственности. Так, за преступление отца мог поплатиться сын, а то и вся семья; староста в деревне подвергался наказанию, если на его

 Важнейшие центры ремесленного и мануфактурного производства в Китае в XV - XVII вв.

  

территории была не полностью обработана земля; в таком же положении оказывались и уездные чиновники.

    Однако установка на коллективизм имела и обратную сторону. В Китае огромную силу приобрели семейно-клановые связи, освященные и возвеличенные конфуцианством. Большие кланы, включавшие много семей, и богатых, и бедных, представляли собой, как правило, мощные и крепкие организации, основанные на принципах солидарности и взаимопомощи. Кроме того, были распространены всякого рода землячества, тайные общества, секты. Все эти общности представляли собой вполне реальную социальную силу, с кото­рой власти приходилось считаться, что создавало некоторый баланс сил, хотя и неполноценный, не закрепленный юридически.

     В китайском обществе действовал принцип равных возможностей. Каждый, независимо от своего происхождения, мог стать чиновником, т. е. войти в элитный слой китайского общества. Для этого нужно было лишь сдать государственные экзамены. Конечно, к этим сложным экзаменам, требовавшим многолетней подготовки, у верхов общества допуск был гораздо шире, чем у низов. Но здесь помогали клановые и об­щинные связи: жители деревни, например, могли объединенными усилиями дать образование наиболее способным детям и выдвинуть своих кандидатов на экзамены в расчете на их будущее покровительство. В результате в Китае был создан поистине уникальный для средних веков бюрократический аппарат, в котором ранг во многом зависел от личных достоинств.

 

     В XVII—XVIII вв. Китай представлял собой могущественную державу с хорошо налаженной экономикой, сильной армией и достаточно большими внутренними потенциями, что и позволило ему сохранить независимость в отношениях с Европой. Слабость традиционного конфуцианского Китая проявилась позднее, в XIX в., когда Запад стал все больше активизировать свою колониальную политику.

studfiles.net

Конфуцианская цивилизация Китая

В китайской цивилизации переход от древности к средневековью произошел почти незаметно, без тех потрясений, которые сопровождали этот процесс на Западе.

Переломным моментом в истории Китая стало появление конфуцианства. Его сбздателем был философ и педагог Конфуций (Кун-цзы, 551-479 гг. до н. э.), стремившийся к созданию идеального государства, основанного на твердых нравственных принципах и гармоничных социальных отношениях. Учение Конфуция, спустя несколько веков ставшее государственной религией, на протяжении двух тысячелетий было основой духовной жизни китайского общества и в значительной степени определяло его социально-экономическое развитие.

Идеология конфуцианства пронизана рациональностью и практицизмом. Конфуций и его последователи разработали методы управления государством, систему отношений в обществе и в семье, этические нормы. Средоточием высшего блага и гармонии, образцом для подражания в конфуцианстве считается Небо - древнее божество. Подражание небесной гармонии нацеливает человека на создание своего рода Царства Божьего на земле.

Государство в конфуцианстве определяется как большая семья, где у каждого есть строго отведенное место, соответственно которому следует себя вести. Стержнем, на котором держится все государство, по Конфуцию, являются преданность и покорность. Они должны пронизывать всю жизнь общества сверху донизу: дети почитают родителей, младшие братья и сестры - старших, а подданные - своих правителей. Но принцип большой семьи подразумевал и предельную ответственность власти (“родителей”) перед народом. Только тогда в государстве (“семье”) будет царить взаимное доверие, без которого немыслимо стабильное существование.

Особое значение Конфуций придавал нравственному облику чиновников - опоре власти и ее представителям. В Китае существовали специальные школы, где тщательно готовили новую бюрократическую элиту. А когда конфуцианство превратилось в официальную религию, оно стало основным предметом в системе государственных экзаменов.

Чиновником мог стать только тот, кто блестяще знал труды Конфуция.

Конечно, реальность нередко расходилась с благородными идеями великого философа: иные чиновники могли наизусть знать его “моральный кодекс”, но на практике быть нечестными и корыстолюбивыми. Однако, судя по всему, тех, кто искренне и ревностно исполнял свои обязанности, было значительно больше. Известно, что в XVI в. чиновники-инспекторы, обеспокоенные бедственным положением населения, периодически предлагали императору широкую программу реформ. Вначале власть отвечала на это репрессиями: смелых чиновников казнили, ссылали, в лучшем случае - лишали должности. Многие, не дожидаясь расправы, кончали с собой. Но, в конце концов правительство вынуждено было пойти на некоторые преобразования. Таким образом, конфуцианство, с его идеей гуманности власти, укрепляло бюрократический аппарат и в итоге - саму государственность.

Китайский этнос создал особый тип культуры, отличающий его от культур других народов. Социальная этика и административная практика здесь всегда играли более значительную роль нежели мистика и индивидуалистические поиски спасения. Здравомыслящий китаец никогда не задумывался над таинствами бытия и проблемами жизни и смерти, зато он всегда видел перед собой эталон высшей добродетели и считал своим священным долгом ему подражать. Величайшими и общепризнанными пророками здесь считались те, кто учил жить достойно, в соответствии с принятой нормой, жить ради жизни, а не ради блаженства на том свете или спасения от страданий. Не религия как таковая, но прежде всего ритуализированная этика формировала облик традиционной китайской культуры.

Все это сказалось на характере эволюции представлений об образе мира. Так, например, заслуживает внимания то обстоятельство, что религиозной структуре Китая всегда была свойственна незначительная роль духовенства. Чаще всего ученые выполняли важнейшие функции жрецов в честь Неба - высшей всеобщности, абстрактной и холодной, безразличной к человеку. Именно они были уважаемым и привилегированным сословием в Китае. Однако они были не столько жрецами, сколько чиновниками.

Пожалуй, нигде в истории культура не была столь доверчива к миру природы, как в Китае. "Никогда человек не достигал таких небесных вершин нежности сердца и чистоты души, чистоты и совершенства восприятия мира... Нигде восприятие мира природы и души не было так пронизано светом, сочувствием и любовью, детски чистой доверчивостью и наивностью, беспредельной мудростью бытия в этом мире! Какая же внутренняя природная сила и гармония должны были наполнять тайным светом и души, и сердца этих людей, не сробевших, не постеснявшихся в те далекие и жестокие времена - открыться и земле, и небу, и людям...".

Интуитивная доверчивость людей к мудрости природы позволила китайцам создать оригинальную картину мира, где не было места ни враждебности, ни несовершенству, ни дисгармонии. Эта картина мира поражает своей цельностью и гармоничностью. Мир в представлении китайцев - это мир абсолютного тождества противоположностей, где многое и единое не отрицают друг друга, все различия относительны. В каждом явлении природы, будь то цветок, животное, или водопад, просвечивается богатство всей природы. Каждое воплощает в себе ее мудрость.

Мир изначально совершенен, гармония внутренне присуща ему, поэтому его не нужно переделывать. Напротив, нужно самоустраниться, уподобиться природе, чтобы не мешать осуществлению гармонии. Изначально природе присущи пять совершенств: человечность (жень), чувство долга (и), благопристойность (ли), искренность (синь) и мудрость (чжи).

Китайская культура не ориентирует на деятельное начало, а призывает к действию, сообразуемому с космическим ритмом. Творчество принадлежит Небу. Поэтому китайский мудрец говорил: "Я излагаю, а не говорю". С точки зрения Конфуция, личность получает свое содержание непосредственно от природы. Природа награждает ее талантом, и ее талант - следствие могучего творческого процесса в природе.

Таким образом, в основе гармонии общества и природы лежала идея социо-этико-политического порядка, санкционированного великим Небом. И эта идея поддерживалась и развивалась в учениях даосизма и конфуцианства. Не испортил эту идею и буддизм, составивший вместе с даосизмом и конфуцианством философско-религиозную триаду (сань цзяо), духовный стержень китайской культуры.

В средневековом Китае постепенно сложились и были канонизированы определенные нормы и стереотипы поведения каждого человека в зависимости от занимаемого им места в социально-чиновной иерархии. Они нашли свое наиболее наглядное отражение в том, что обычно именуется "китайскими церемониями".

В любой момент жизни, на любой случай - всегда и во всем существовали строго фиксированные и обязательные для всех правила поведения. В эпоху Хань был составлен подробный свод этих правил внешней учтивости и церемониала - трактат Ли-цзы, сжатое, суммарное изложение конфуцианских норм, имевших обязательную силу на протяжении двух с лишним тысяч лет. Все записанные в этом обряднике правила следовало знать и применять на практике, причем с тем большей тщательностью, чем более высокое положение в обществе человек занимал.

Отталкиваясь от, сконструированного им социального идеала, Конфуций сформулировал основные принципы того социального порядка, который хотел бы видеть в Поднебесной: "Пусть отец будет отцом, сын - сыном, государь - государем, чиновник - чиновником", т.е. в этом мире все станет на свои места, все будут знать свои права и делать то, что им положено.

Такой социальный порядок Конфуций и все его последователи считали вечным и неизменным, идущим от мудрецов легендарной древности. Речь шла, таким образом, о том, чтобы привести все вещи в соответствие с их былым значением. При всех отклонениях от нормы к ней следует возвращаться.

Упорядоченное таким образом общество должно иметь дуальную структуру, состоящую из верхов и низов: тех, кто думает и управляет, и тех, кто трудится и повинуется.

Критерием разделения общества на верхи и низы должны были служить не знатность происхождения и, тем более, не богатство, а знание и добродетель, точнее - степень близости к идеалу цзюнь-цзы.

Формально это открывало путь наверх для любого, и сам Конфуций гордился тем, что давал свои знания всякому, кто приносил "связку сушеного мяса", т.е. платил плату за обучение. Но фактически дело обстояло намного сложнее. Сословие чиновников было отделено от народа труднопреодолимой преградой - "стеной иероглифов", то есть грамотностью, которая определяла социальное положение и имущественный ценз человека на протяжении всей истории Китая.

Взгляды Конфуция (Кун-цю, или Кун фу-цзы, означает мудрец, учитель) были не только спустя несколько веков были возведены в ранг официальной идеологии, но и по сегодняшний день являются характерной чертой общей и политической культуры Китая (до 1949 г. - официальная идеология), составной частью культурной матрицы Дальневосточной, конфуцианской цивилизации. Это единственная цивилизация на Земле названная именем конкретного человека.

Конфуций пытался восстановить весь комплекс сложившихся веками обычаев, определявших каждый шаг китайцев “ли”, пример же в их исполнении должны были показывать высшие и средние чиновники. Характерно, что он достаточно скептически относился к попыткам управления посредством создания новых жестоких законов. Таким путем можно вызвать страх, но не достигнуть нравственного обновления.

Следование ритуалу, обычаю позволяло, по его мнению, избежать насилия и острых социальных конфликтов. Конфуций также обращал внимание на важность использования принципа “исправления имен”: приведения обозначения различных статусных групп общества в соответствии с их реальностью. Многие афоризмы Конфуция широко распространены:

“Если наставлять приказами и насаждать порядок наказаниями, то люди будут стараться обойти запреты и потеряют чувство стыда. Если наставлять добродетелью и поддерживать порядок посредством ритуала, люди будут знать, что такое стыд и будут вести себя пристойно”.

“Не беспокойся о том, что не занимаешь высокий пост. Беспокойся о том, хорошо ли служишь на том месте, где находишься. Не беспокойся о том, что тебя не знают. Беспокойся о том, достоин ли ты того, чтобы тебя знали”.

“Секрет доброго правления: правитель да будет правителем, подданный - подданным, отец - отцом, а сын - сыном”.

“Благородный муж берет своей основой чувство долга, претворяет его в жизнь посредством ритуала, являет миру в своей скромности, а приводит к завершению правдивостью своих слов”.

“Когда верхи чтят ритуал, никто из простолюдинов не посмеет быть непочтительным; когда верхи чтят долг, никто из простолюдинов не посмеет быть непокорным; когда верхи любят доверие, никто из простолюдинов не посмеет быть нечестным”.

“Когда богатства распределяются равномерно, то не будет бедности; когда в стране царит гармония, то народ не будет малочисленен; когда царит мир в отношениях между верхами и низами, не будет опасности свержения правителя”.

“В кругу семьи почитай родителей. Вне семьи почитай старших. Будь честен и милостив с людьми, возлюби добро. Если, соблюдая эти правила, ты еще будешь иметь досуг, используй его для учения”.

“Человек расширяет Путь, а не Путь расширяет человека. Благородный муж помогает людям увидеть то, что в них есть доброго, и не учит людей видеть то, что есть в них дурного. А низкий человек поступает наоборот” 

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо еще раз отметить, что, несмотря на то, что китайская конфуцианская цивилизация зародилась в глубокой древности, ее социально-философская составляющая не потеряла актуальности и на сегодняшний день. Многие положения конфуцианства до сих пор используются в официальной государственной доктрине Китая.

Необходимо отметить, что одной из особенностей китайской культуры, включая и конфуцианство, заключалось в том, что новое в Китае никогда не стремилось к ниспровержению старого, предпочитая сосуществование с ним. Это характерно и для учения Конфуция. Ни одна из его новаций не привела к уничтожению предшествовавшего. Государство оставалось сакральным, однако усиливались светские элементы государственности.

Необходимо отметить, что конфуцианский гуманизм, безусловно, составляет эпоху в духовном развитии всего человечества. Конфуцию принадлежит громадная заслуга привнесения в общественной сознание главной идеи – абстрактного гуманизма к другому, вне зависимости от того, какое место он занимает в обществе. К другому надо подходить как к самому себе с позиций равенства и помнить при этом, что этот другой достоин любви. Впервые идея человеколюбия, гуманности и ответственности за других разрабатывалась в политических учениях об управлении государством. Нравственность и политика, по мнению Конфуция должны быть нераздельны, этические и политические категории рассматриваются в политическом учении не только как равноценные, но именно нравственные ценности должны стать основой политики.

Целью настоящей работы является получение представления о многообразном феномене под названием «китайская конфуцианская цивилизация». Объект исследования, таким образом, китайская цивилизация в ее развитии, предмет исследования – конфуцианство, как идеология развития государственности.

Мир китайской конфуцианской цивилизации рассматривается в реферате с точки зрения ценностного подхода, а именно исследуются практические изменения внесенные Конфуцием в социально-политическую жизнь китайского общества. В дальнейшем имперский режим - политическая культура Китая - был воспринят многими обществами и просуществовал в течение многих столетий. Китайская этика, эстетика, многие виды искусства стали предметом подражания и заимствования

Конфуций и его учениеУчения КонфуцияВнешняя политика России в первой половине ХVIII вКонцепции происхождения Великого княжества ЛитовскогоКонцепции решения национального вопроса в АвстрииКонцепция истории России Л. В. МиловаМосква–Третий РимНаказ Екатерины IIПоявление первых концлагерейКонцлагеряКончина МануилаВосстановление потребительской кооперации в 1920 годы



biofile.ru

Конфуцианская цивилизация Китая

В китайской цивилизации переход от древности к средневековью произошел почти незаметно, без тех потрясений, которые сопровождали этот процесс на Западе.Строго говоря, в Китае средние века начались значительно раньше, чем в Европе. Своеобразные феодальные отношения складывались в Китае на протяжении примерно XI-III вв. до н. э. Важнейшей опорой сильной централизованной власти в стране было право верховной собственности на землю. В Китае, как и во всех восточных деспотиях, государство довольно жестко управляло обществом и экономикой. При этом "власть стремилась ограничить частную собственность (прежде всего на землю) и строго контролировать торговлю, ремесло, использование природных богатств. Следует отметить, что крестьяне (они составляли 90% населения страны) неизменно были объектом внимания и заботы государства: ведь оно рассматривало их в первую очередь как налогоплательщиков, видя в их благополучии залог прочности централизованной власти.Было в Китае, разумеется, и крупное частное землевладение - так называемые сильные дома. Но оно было относительно независимо от центральной власти и потому невыгодно для нее. Рост "сильных домов" приводил к обезземеливанию крестьян, которые становились арендаторами у богатых землевладельцев. Последние же старались всеми правдами и неправдами сократить сумму налогов, идущих государству, и казна скудела. В результате сила и влияние местной знати росли, а авторитет центральной власти падал. В этой обстановке крестьяне нередко восставали, требуя возвращения земли и восстановления принципа уравнительности. Периодически сменявшие друг друга династии, придя к власти, обычно шли навстречу этим требованиям и проводили реформы, призванные восстановить социальную гармонию. После передела земли (при этом правительство порой конфисковывало землю у "сильных домов") каждый трудоспособный крестьянин получал свой участок. И в итоге в очередной раз возрождалась система "равных полей", которая всегда считалась в Китае идеалом.  Однако полностью остановить рост частного землевладения было невозможно. Поэтому в Китае, как и в других восточных цивилизациях, сформировался государственный феодализм. При этом правительство делало основную ставку на мелких крестьян-налогоплательщиков. Крупные наделы земли раздавались чиновникам, и доходы с них (за вычетом уплачиваемых государству налогов) шли владельцам в счет жалованья. Но феодалами в европейском понимании эти владельцы не были: государство могло лишить их земли и нередко делало это (в случае увольнения чиновника со службы или понижения в должности).Подобная же политика проводилась и в отношении ремесленников и купечества. В руки государства постепенно переходил контроль за производством и продажей важнейших предметов потребления: соли, чая, фарфора, меди, железа и т. д. Правда, государственная торговля не всегда выдерживала конкуренцию с частной, но правительство могло повышать налоги на купцов и закупать у них товары по твердым ценам. Власти разрешали заниматься торговлей и чиновникам, освобождая их от налогов и превращая в своего рода противовес частным торговцам.Только в XVI-XVII вв. в стране произошел определенный сдвиг: заметно усилилось крупное землевладение, начали возникать мануфактуры (в том числе и рассеянные) с использованием наемного труда. Государство по-прежнему сохраняло монополию на добычу полезных ископаемых, но в малодоступных горных районах стали появляться тайные частные предприятия по добыче угля и серебра. Правительство перестало препятствовать росту частного землевладения, так как интенсификация сельского хозяйства позволяла, как и раньше, получать большие налоги. При этом буржуазные отношения развивались очень медленно.Переломным моментом в истории Китая стало появление конфуцианства. Его сбздателем был философ и педагог Конфуций (Кун-цзы, 551-479 гг. до н. э.), стремившийся к созданию идеального государства, основанного на твердых нравственных принципах и гармоничных социальных отношениях. Учение Конфуция, спустя несколько веков ставшее государственной религией, на протяжении двух тысячелетий было основой духовной жизни китайского общества и в значительной степени определяло его социально-экономическое развитие.Идеология конфуцианства пронизана рациональностью и практицизмом. Конфуций и его последователи разработали методы управления государством, систему отношений в обществе и в семье, этические нормы. Средоточием высшего блага и гармонии, образцом для подражания в конфуцианстве .считается Небо - древнее божество. Подражание небесной гармонии нацеливает человека на создание своего рода Царства Божьего на земле.Государство в конфуцианстве определяется как большая семья, где у каждого есть строго отведенное место, соответственно которому следует себя вести. Стержнем, на котором держится все государство, по Конфуцию, являются преданность и покорность. Они должны пронизывать всю жизнь общества сверху донизу: дети почитают родителей, младшие братья и сестры - старших, а подданные - своих правителей. Но принцип большой семьи подразумевал и предельную ответственность власти ("родителей") перед народом. Только тогда в государстве ("семье") будет царить взаимное доверие, без которого немыслимо стабильное существование.Особое значение Конфуций придавал нравственному облику чиновников - опоре власти и ее представителям. В Китае существовали специальные школы, где тщательно готовили новую бюрократическую элиту. А когда конфуцианство превратилось в официальную религию, оно стало основным предметом в системе государственных экзаменов. Чиновником мог стать только тот, кто блестяще знал труды Конфуция.Конечно, реальность нередко расходилась с благородными идеями великого философа: иные чиновники могли наизусть знать его "моральный кодекс", но на практике быть нечестными и корыстолюбивыми. Однако, судя по всему, тех, кто искренне и ревностно исполнял свои обязанности, было значительно больше. Известно, что в XVI в. чиновники-инспекторы, обеспокоенные бедственным положением населения, периодически предлагали императору широкую программу реформ. Вначале власть отвечала на это репрессиями: смелых чиновников казнили, ссылали, в лучшем случае - лишали должности. Многие, не дожидаясь расправы, кончали с собой. Но в конце концов правительство вынуждено было пойти на некоторые преобразования. Таким образом, конфуцианство, с его идеей гуманности власти, укрепляло бюрократический аппарат и в итоге - саму государственность.Духовная жизнь Китая не исчерпывалась конфуцианством. С ним соперничали и другие религиозные учения. Современник Конфуция философ Лао-цзы (ряд специалистов считает, что он жил на век или даже два позже Конфуция) создал учение даосизм, проповедовавшее духовное совершенствование и созерцательный образ жизни (недеяние), слияние с природой. В IV-V вв. в Китае довольно широкое распространение получил буддизм. Но обе эти религии, имевшие поклонников не только в народной среде, но и в верхах общества, все-таки не вытеснили конфуцианства.Конфуцианство выдержало натиск и политической школы легистов ("законников"), которые видели основу благополучия государства в строгом, суровом культе закона. Если во времена Конфуция китайские правители находились под сильным влиянием легистов, то в конце концов власть все же сделала ставку на конфуцианство, пророчески оценив это гуманное учение как цементирующую цивилизацию силу. Этим и объясняется уникальный факт: государственность конфуцианского Китая на протяжении почти двух тысячелетий сохранялась практически в неизменном виде. А ведь за это время страна пережила периоды процветания и жесточайших бедствий, гражданского мира и кровопролитных восстаний, единства и раздробленности.В чередовании этих периодов еще древние китайские мыслители усматривали действие некоего четкого ритма. Они считали, что каждая новая династия как бы начинает новый цикл и поначалу действует весьма успешно. Но затем все сильнее проявляются признаки упадка (разоряется крестьянство, растет коррупция среди чиновников, усиливается конфликт между крупными землевладельцами и центральной властью). Процесс всеобщего распада завершается народным восстанием, участники которого требуют смены "плохой" династии.История во многом подтверждает наличие такой цикличности. Так, в 206 г. до н. э. в условиях жесточайшего экономического и социального кризиса возникает первая конфуцианская империя, которой правит династия Хань. Она объединяет страну, отменяет или смягчает слишком строгие законы. Но в середине II в. н. э. наступает роковая полоса упадка, и в 220 г. империя гибнет. Китай после этого распадается на три самостоятельных государства, которые в конце III в. ненадолго объединяет новая династия.Однако уже в начале IV в. на Китай с севера начинают нападать орды гуннов и других кочевников. Население бежит из северных районов, а захватчики создают там множество мелких государств, которые довольно быстро китаизируются, перенимая местную культуру, обычаи и систему управления.В 581-618 гг. династии Суй удается объединить север и юг Китая, но эпоха подлинного расцвета страны связана с продолжительным правлением династий Тан (618-907) и Сун (960- 1279). По всей стране строятся дороги, каналы и новые города, развиваются ремесла и торговля, изящные искусства (особенно поэзия). Но правление Сунской династии прерывает новое вторжение кочевников. Страну завоевывают монголы, которые основывают собственную династию Юань (1280-1368). За десятилетия войн с монголами экономика Китая приходит в упадок, ирригационные сооружения разрушаются, огромное число китайцев обращается в рабство. Правда, завладев страной, монголы также постепенно китаизируются. И все же недовольство их правлением неуклонно возрастает.В результате восстания, которое возглавила древняя буддийская секта "Белый лотос", власть монголов свергнута. Начинается эпоха правления династии Мин (1368-1644). Новое правительство относительно быстро восстанавливает экономику страны, отменяет рабство, снижает налоги. Заметно расширяются возможности для социального возвышения выходцев из низов. Но в конце XVI в. страна вступает в очередной кризис. Вскоре небольшое племя маньчжуров, объединившись с соседними племенами, начинает вооруженную борьбу за власть, и в 1644 г. в Китае воцаряется маньчжурская династия Цин, которая просуществовала до 1911 г. (Маньчжуры, этнически близкие к китайцам, удивительно органично вписались в структуру древней империи и конфуцианскую культуру, именно поэтому Цинской династии было суждено такое долголетие.)Многие историки считают, что в этих регулярно повторявшихся периодах расцвета и упадка отражалась борьба двух космических сил - Добра и Зла. Но уже известные вам особенности формирования феодальных отношений в Китае говорят о том, что причины этой цикличности были вполне земными и конкретными.В условиях чрезвычайно сильной императорской власти в феодальном Китае не сложилась система вассалитета, подобная западноевропейской. Государство считалось единственным и непререкаемым властителем. Поэтому, например, многочисленное городское население так и не смогло добиться самоуправления. Если в Западной Европе города были очагами вольности, то в Китае их жестко контролировало государство. Знаменитый тезис Конфуция о "большой семье", призывавший поступаться личными интересами ради государственных, предоставлял власти широкие возможности для давления на общество. Система коллективной ответственности означала, что за преступление отца мог поплатиться, сын, а то и вся семья, старосту в деревне могли сурово наказать за нерадивость крестьян и т. д.В то же время установка на коллективизм привела к значительному укреплению семейно-клановых связей. Большие кланы, состоявшие из множества семей (и богатых и бедных), по сути дела, представляли собой мощные организации, основанные на принципах солидарности и взаимопомощи. В Китае были также распространены всяческие землячества, секты, тайные общества и т. п. Совокупность всех этих общностей была реальной силой, с которой приходилось считаться властям.В китайском обществе действовал принцип равных возможностей. Формально каждый китаец, независимо от своего происхождения, мог, сдав государственные экзамены, стать чиновником и таким образом войти в ряды элиты. Эти сложные экзамены требовали тщательной подготовки, и, казалось бы, выходцы из верхов общества имели преимущество. Но благодаря клановым и общинным связям нередко даже жители бедной деревни могли отправить способных детей учиться для последующей сдачи экзаменов. А в дальнейшем такие молодые чиновники, естественно, покровительствовали тем, кто помог им выдвинуться. Иными словами, в Китае возник уникальный для средних веков бюрократический аппарат, в котором ранг чиновника во многом зависел от его личных достоинств.В XVII-XVIII вв. Китай был могущественной державой с эффективной экономикой, сильной армией и достаточно мощными внутренними потенциями,, что и позволяло ему сохранять независимость в отношениях с Европой. И только в XIX в., когда Запад активизировал свою колониальную политику, слабости традиционного конфуцианского Китая дали себя знать.

www.examen.ru

Китайско-конфуцианская традиция-цивилизация. История религий Востока

Китайско-конфуцианская традиция-цивилизация

Китайско-конфуцианская традиция-цивилизация, основанная на безразличии к религии как таковой с ее верой, богами, мистикой и метафизикой (даосизм и буддизм при всей их социально-идейной значимости играли все же второстепенную роль), характеризуется необычайно строгим акцентом на социальную этику и административно регламентированное поведение. Это вполне компенсировало слабость собственно религиозной основы и обеспечивало как стабильность догматическо-конформистской структуры, так и абсолютное господство социально-политической нормы над индивидуальной волей. Всемогущество политической администрации, опиравшейся на строгий социальный порядок и беспрекословное повиновение подданных, всегда было в Китае направлено на упрочение престижа централизованной власти и детально разработанного правопорядка, под давлением которого все частные интересы и тем более индивидуальные притязания отступали на задний план.

Генеральная установка всей дальневосточной традиции —высшая ценность оптимально организованного социального бытия, фундаментом которого являются как постоянное самоусовершенствование человека, прежде всего призванного руководить обществом и государством мудреца, так и неустанное стремление всего социума во главе с общепризнанными его лидерами-мудрецами к достижению высшей внутренней гармонии. Отсюда постоянная ориентация на всестороннее культивирование этики (конфуцианские добродетели), на этически детерминированное знание и умение реализовывать его на практике, наконец, на строго формализованные и подчиненные принципу патернализма взаимоотношения между людьми (мудрые старшие заботятся о благе неразумных младших, которые беспрекословно подчиняются их воле и почитают их мудрость).

Китайско-конфуцианская традиция осуждала тенденцию к стяжательству и материальной выгоде в ущерб высокой морали и долгу. Социальная активность индивида умело направлялась в престижное русло воспроизводства конфуцианских принципов жизни, успешное овладение которыми гарантировало авторитет, власть и процветание. Эта ориентация, опиравшаяся на предельное напряжение способностей, старание и повседневный тяжелый труд (для свободного владения иероглификой все эти качества были обязательны), в принципе оказывалась оптимальной основой для воспитания творческой активности, энергии и даже предприимчивости, т. е. тех самых качеств, которые столь нужны для частного предпринимателя. Высоко ценившаяся в Китае культура труда – как физического, так и умственного, – равно как и культ знаний и способностей, постоянного самоусовершенствования и соревновательности, могли бы при других обстоятельствах сыграть свою роль в развитии страны. Косвенно об этом свидетельствуют процветание и экономические успехи так называемых хуацяо (тех китайских эмигрантов, которые издавна селились во многих странах, прежде всего в Юго-Восточной Азии, и кое-где, как, например, в Сингапуре, в наши дни составляют этническое большинство) и, если сделать некоторые оговорки, судьба Японии, дочерней по отношению к китайской культуре, в том числе и конфуцианству. Но в самом Китае жесткость уже охарактеризованной имперской структуры ограничивала просторы для реализации экономических способностей и возможностей, оставляя открытым и высокопрестижным лишь путь к социально-политической активности в строгих рамках стабильной и тысячелетиями апробированной системы.

Проблема социального равенства, социальной справедливости всегда была в, центре внимания конфуцианства, решавшего эту нелегкую задачу прежде всего с помощью генерального принципа равных возможностей, провозглашенного еще самим Конфуцием.

В основе его лежал неоспоримый в Китае идеал меритократии: система открывала путь наверх практически перед каждым, кто наиболее глубоко овладевал мудростью конфуцианства и мог лучше других доказать свое умение реализовывать эту мудрость в интересах системы. Однако при всем том конфуцианская структура не игнорировала отставших и непреуспевших: она гарантировала каждому достаточный минимум социальных благ при условии строгого соблюдения признанной этической нормы, сохранения порядка, беспрекословного повиновения авторитету старших. В задачу власти входило создание условий для обеспечения оптимального существования всех. Неумение справиться с этой задачей, ставившее обычно под угрозу само существование структуры (кризис, крестьянские восстания и т. п.), считалось достаточным основанием для свержения администрации и замены ее новой, которая опять-таки будет ревностно стоять на страже незыблемости структуры.

Хотя в плане этической и религиозно-доктринальной (мистика и метафизика даосов и буддистов и даже конфуцианский культ Неба) нормы Китай был близок Индии и в этом смысле составлял с ней единую метатрадицию, незнакомую с монотеизмом и некоторыми другими идейными конструкциями ближневосточ-но-средиземноморского региона, в ряде других весьма важных для его характеристики отношений он явственно обнаруживает определенное сходство с исламской структурой. Прежде всего это организованность и дисциплинированность социума, сила централизованной администрации, всесилие государства. Правда, здесь есть и различия.

Китайский социум заметно отличен от исламского. Он основан не на вере и покорности, а, скорее, на принципах осознанного долга, восходящего к консенсусу во всем том, что касается этики, нормы, представлений о социальной гармонии, о роли мудрых старших и идентифицируемой с ними администрации, в конечном счете и государства, империи. Как и в исламе, сфера чувств в конфуцианской традиции ограничена и сознательно направлена в сторону преданности системе, мудрости старших, постижения знаний и т. п., так что на долю неформальных связей, особенно между мужчиной и женщиной, обычно оставалось не слишком много. Но существенно то, что культивируемые чувства не имели ничего общего ни с сильными страстями, ни с исступленными радениями, ни с нерассуждающим фатализмом и тем более фанатизмом. Это были хорошо организованные, строго контролируемые (в первую очередь контролируемые изнутри, самообуздываемые) и в нужной форме направленные, общепризнанные для каждого случая эмоции этически грамотного и социально дисциплинированного индивида.

Традиционный китайский социум не принижал индивида в той степени, как это было характерно для ислама, где царил произвол власть имущих (пусть даже и несколько ограниченный шариатом и адатом) и где «поголовное рабство» представляло обычную норму взаимоотношений, а главным средством сделать карьеру оказывались сила и удачный случай. В Китае, где место наверху достигалось за счет способностей, труда и знаний, положение индивида было в социальном смысле более надежным: потенциально каждый мог рассчитывать на лучшее и каждому вполне искренне желали «три много» – много лет, богатства и сыновей. Нерелигиозная же ориентация всей жизни и деятельности индивида способствовала тому, что человек ценил жизнь и стремился достичь в ней как можно больше – фактор весьма важный при сопоставлении китайской традиции с исламской или индуистско-буддийской.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

КИТАЙ: КОНФУЦИАНСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ

 

Китайская цивилизация пережила переход от древности к средневековью незаметно, без глобаль­ных трансформаций и разрушения всех основ, как это было на Западе. Более того, средневековый Китай во многом напоминал Китай древний. Но изменения все же происходили. Средние века в Китае, в сущнос­ти, начались гораздо раньше, чем в Европе. Зарожде­ние феодальных отношений (в особой форме, о кото­рой будет сказано ниже) историки датируют време­нем от XI до IV в. до н.э., хотя считается, что наилучшие возможности для развития они получили приблизительно к III в. н. э. Постепенно, медленно изживалось рабовладение. Формировались феодаль­ные отношения в их своеобразном, «восточном», ва­рианте. Серьезные трансформации шли в духовной жизни, пересоздавалась государственная структура и ее нравственные основы. В этом смысле переломным моментом в истории Китая стало появление конфуци­анства.

В середине первого тысячелетия до н. э. философ Конфуций (551—479 гг. до н. э.) создал учение, кото­рому было суждено стать плотью и кровью цивилиза­ции. Цель его философской системы состояла в том, чтобы сделать государство идеальным, основанным на твердых нравственных принципах, с гармоничными социальными отношениями.

Идеи Конфуция, на первый взгляд далекие от реальности, спустя несколько веков стали госу­дарственной религией и на протяжении более чем двух тысячелетий, почти не изменившись, сохраня­ли ведущую роль в духовной жизни китайского об­щества.

Конфуцианство: спасение на земле

Конфуцианство — очень «земная» религия. Раци­ональность и практицизм настолько сильно выражены в нем, что некоторые ученые вообще не считают его ре­лигией в полном смысле слова.

Методы управления государством, регулирование отношений между разными социальными слоями, принципы семейной жизни, этические нормы, кото­рым должен следовать человек, — вот что в первую очередь интересовало Конфуция и его последователей.

Однако мир потусторонний все-таки незримо при­сутствует в учении: древнее божество — Небо — вос­принимается как средоточие высшего блага и гар­монии, как образец для подражания. И основные принципы конфуцианства как раз зиждутся на подра­жании небесной гармонии, они нацеливают человека на создание своего рода Царства Божьего на земле.

Государство, которое Конфуций стремился привес­ти в строгое соответствие с Божественным порядком, определялось как большая семья. В этой семье каж­дый должен занимать свое место и вести себя так, как подобает при его положении.

Государь должен быть государем, сановник — са­новником, отец — отцом, сын — сыном.

Конфуций

 

Стержнем, на котором держится государство, были для философа преданность и покорность. Эти качест­ва должны пронизывать всю жизнь общества сверху донизу. Дети почитают родителей, младшие братья и сестры — старших, а подданные — своих правителей.

Однако принцип большой семьи означал и другое: не только покорность нижестоящих по отношению к вышестоящим, но и полную ответственность влас­тей перед народом. Только в этом случае народ будет доверять своим правителям, а без доверия не может существовать прочное государство.

« Преданность государю и забота о людях » — вот те основы, на которых, по мысли китайского философа, зиждется благополучие страны. Конфуций стремился сделать государственную власть гуманной.

Зачем, управляя государством, убивать людей? Если вы будете стремиться к добру, то и народ бу­дет добрым.

Конфуций

 

Поэтому Конфуций придавал большое значение нравственному облику чиновников — представителей власти, непосредственно осуществляющих управле­ние страной и напрямую связанных с народом. К ним философ предъявлял очень высокие требования, со­здавая образ чиновника-рыцаря — бескорыстного бор­ца за справедливость, духовно совершенного человека, готового всем пожертвовать во имя своих идеалов.

Конфуций и приверженцы его учения пытались пе­ревести теорию в практику: создавали специальные школы, в которых готовили новую бюрократическую элиту к выполнению высокой миссии. Впоследствии, когда конфуцианство превратилось в государственную религию, учение философа вошло как основной пред­мет в систему государственных экзаменов: только те, кто блестяще знал работы Конфуция, могли претендо­вать на получение должности чиновника.

Реальность нередко расходилась с высокими идея­ми философа: среди чиновников, наизусть знавших конфуцианский «моральный кодекс», попадалось не­мало корыстолюбцев, жестоких и нечестных людей. Однако были и другие, относившиеся к своим обязан­ностям именно так, как хотел основатель учения. Так, в XVI в. чиновники-инспекторы, обеспокоенные бед­ственным положением в стране, стали обращаться к императору с предложениями о реформах и с крити­кой деятельности правительства — от экономики до внешней политики. На эти смелые доклады власть от­ветила жестокими репрессиями: неугодных казнили, ссылали, лишали должности; некоторые чиновники, чтобы доказать свое бескорыстие, кончали жизнь са­моубийством. Несмотря на расправы, поток критики не ослабевал, и в конце концов правительство было вынуждено уступить и согласиться на некоторые пре­образования.

Конфуцианство с его идеей гуманности и нравст­венности государственной власти укрепило бюрокра­тический аппарат, а в конечном счете и саму госу­дарственность.

Конечно, конфуцианство не определяло полно­стью духовную жизнь Китая. Оно существовало в об­становке соперничества с другими религиозными уче­ниями; почти одновременно с конфуцианством, в VI—V вв. до н.э., появилось учение философа Лао-Цзы — даосизм, в котором проповедовалось духовное совершенствование и созерцательный образ жизни (недеяние), слияние с природой. В IV—V вв. н. э. в Китае стал широко распространяться буддизм. И буд­дизм, и даосизм имели много поклонников и в верхах общества, и особенно в народной среде, однако никог­да не вытесняли конфуцианства полностью. Скорее, они дополняли это рационалистическое, исполненное практицизма учение мистическим осмыслением мира и человека.

Конфуцианство выдержало и борьбу с политиче­ской школой легистов (от слова 1ех — закон), которые претендовали на ведущую роль в управлении страной. Легисты видели основу благополучия государства в строгом, суровом культе закона. Выполнение законов поощрялось, малейшее отступление от них преследо­валось.

Во времена Конфуция политика китайских прави­телей почти целиком находилась под влиянием легис­тов. Но в конце концов (и это очень примечательный факт) власть сделала ставку на конфуцианство, проро­чески оценив это гуманное учение как цементирую­щую цивилизацию силу.

Циклы китайской истории

Государственность конфуцианского Китая являет­ся своего рода образцом долголетия и устойчивости: ведь на протяжении почти двух тысячелетий она со­хранялась практически в неизменном виде. Между тем история Китая в средние века была весьма бурной. Страна переживала времена процветания и жесточай­ших бедствий, гражданского мира и кровопролитных восстаний, единства и раздробленности.

Еще в древности китайские историки заметили, что в чередовании этих периодов есть определенный ритм, действующий с четкостью часового механизма. Каждая новая династия как бы начинала новый цикл и действовала весьма успешно. Но спустя некоторое время в стране все сильнее и сильнее проявлялись признаки упадка: разорялось крестьянство, среди чи­новников росла коррупция, крупные земельные собст­венники отстаивали свою независимость от централь­ной власти. Под конец всеобщий развал завершался народным восстанием, участники которого требовали смены правящей «плохой» династии.

Именно в таких условиях — жесточайшего эконо­мического и социального кризиса, голода и распада административной системы, восстаний — в 206 г. до н. э. начала свое существование первая конфуциан­ская империя, которой правила династия Хань. Ее основателем был крестьянин, один из вождей восставших. Новая династия вновь объединила стра­ну, отменила многие казарменные законы прежних времен, снизила налоги. В систему управления стали вводиться конфуцианские нормы; ставка была сдела­на не столько на насилие, сколько на моральные прин­ципы и древние почитаемые традиции. Однако уже с середины II в. н. э. империя вступила в роковую поло­су упадка.

ВIII в. Китай распался на три самостоятельных го­сударства. Правда, в конце III в. была предпринята по­пытка вернуться к централизации, но новой династии Цзинь удалось объединить Китай лишь на несколько десятилетий.

В начале IV в. с севера на Китай хлынули орды ко­чевников, в том числе гуннов. Население бежало из районов, занятых чужеземцами-варварами, а на севе­ре страны возникло множество мелких государств, со­зданных захватчиками. Они довольно быстро кита­изировались, перенимая местную культуру, обычаи и систему управления.

Следующий этап централизации был осуществлен при династии Суй, которая в конце VI в. объединила север и юг, но была свергнута в начале VII в.

Эпоха истинного расцвета Китая связана с динас­тией Тан, правившей достаточно долго (с начала VII по начало X в.) и династией Сун (X—XIII вв.). В ту эпоху по всей стране строились дороги, каналы и но­вые города, необычайного расцвета достигли ремесло и торговля, все изящные искусства и особенно поэзия.

Правление Сунской династии закончилось траги­чески для Китая, пережившего новую волну вторже­ния кочевых племен. В течение XIII в. империя была завоевана монголами, и великий хан Хубилай основал новую монгольскую династию Юань (1280—1368). Экономика страны в ходе долгих войн (Китай сопро­тивлялся монголам около 40 лет) была разрушена, ир­ригационные сооружения, от которых зависело сель­ское хозяйство, не ремонтировались, огромное число китайцев было обращено в рабство.

Хотя монголы довольно быстро стали ассимилиро­ваться, недовольство их правлением возрастало. Древ­няя буддийская секта Белый Лотос, которая к XIV в. превратилась в тайное общество, объединила вос­ставший народ. Руководитель движения, Чжу Юань-Чжан, родом из крестьян, бывший послушник буд­дийского монастыря, опираясь на свои войска и примкнувших к нему ученых-конфуцианцев, разгро­мил монголов и в 1368 г. объявил себя императором династии, получившей символическое название Мин (Свет).

Минское правительство сумело восстановить эко­номику страны; было отменено рабство, сокращены налоги, выходцы из низов получили большие возмож­ности продвигаться вверх по иерархической лестнице. Но в конце XVI в. последовал очередной кризис, за­кончившийся весьма драматично: в начале XVII в. не­большое племя маньчжуров стало набирать силу и, объединившись с соседними племенами, повело воору­женную борьбу с Китаем, и во второй половине XVII в. в стране снова воцарилась иноземная династия Цин. Маньчжуры со временем удивительно органично впи­сались в структуру китайской империи и конфуциан­скую культуру. Очевидно, именно в этом была причи­на долголетия династии, которая просуществовала вплоть до начала XX в.

Чем же можно объяснить регулярно повторяющие­ся периоды расцвета и упадка, централизации и де­централизации в истории Китая? Многие китайские историки считают, что в этих циклах отражается борь­ба двух космических сил — добра и зла, попеременно одерживающих победу. Но если перевести разговор из плана метафизического в конкретно-исторический, то объяснение получится иным.

 



infopedia.su

Конфуцианская цивилизация

Содержание

Введение

Конфуцианская цивилизация Китая

Заключение

Список литературы

Мир Китайской Конфуцианской цивилизации . Китай – одно из древнейших государств. За время своего существования оно продемонстрировало устойчивость и динамичность развития, и в связи с этим интересна та система политических, социальных и философских ценностей, которая определила характер и направление государственной идеологии.

Китайская цивилизация, называемая часто конфуцианской, является автохтонной, т.е. возникла автономно и независимо от внешних заимствований, в пятом - втором тысячелетии до н.э. Сложившаяся традиция никогда не прерывалась, несмотря на многие столетия чужеземных владычеств, когда на троне сидели завоеватели. Китай как страна-доминант создал целый очаг культуры в регионе Дальнего Востока: в Японии, Корее, странах Южных морей (ЮВА). Здесь распространилась иероглифическая письменность, конфуцианство, даосизм. Из Китая вышел специфический буддизм чань. Имперский режим - политическая культура Китая - был воспринят здесь и просуществовал в течение многих столетий. Китайская этика, эстетика, многие виды искусства стали предметом подражания и заимствования.

Целью настоящей работы является получение представления о многообразном феномене под названием «китайская конфуцианская цивилизация». Объект исследования, таким образом, китайская цивилизация в ее развитии, предмет исследования – конфуцианство, как идеология развития государственности.

В китайской цивилизации переход от древности к средневековью произошел почти незаметно, без тех потрясений, которые сопровождали этот процесс на Западе.

Переломным моментом в истории Китая стало появление конфуцианства. Его сбздателем был философ и педагог Конфуций (Кун-цзы, 551-479 гг. до н. э.), стремившийся к созданию идеального государства, основанного на твердых нравственных принципах и гармоничных социальных отношениях. Учение Конфуция, спустя несколько веков ставшее государственной религией, на протяжении двух тысячелетий было основой духовной жизни китайского общества и в значительной степени определяло его социально-экономическое развитие.

Идеология конфуцианства пронизана рациональностью и практицизмом. Конфуций и его последователи разработали методы управления государством, систему отношений в обществе и в семье, этические нормы. Средоточием высшего блага и гармонии, образцом для подражания в конфуцианстве .считается Небо - древнее божество. Подражание небесной гармонии нацеливает человека на создание своего рода Царства Божьего на земле.

Государство в конфуцианстве определяется как большая семья, где у каждого есть строго отведенное место, соответственно которому следует себя вести. Стержнем, на котором держится все государство, по Конфуцию, являются преданность и покорность. Они должны пронизывать всю жизнь общества сверху донизу: дети почитают родителей, младшие братья и сестры - старших, а подданные - своих правителей. Но принцип большой семьи подразумевал и предельную ответственность власти (“родителей”) перед народом. Только тогда в государстве (“семье”) будет царить взаимное доверие, без которого немыслимо стабильное существование.

Особое значение Конфуций придавал нравственному облику чиновников - опоре власти и ее представителям. В Китае существовали специальные школы, где тщательно готовили новую бюрократическую элиту. А когда конфуцианство превратилось в официальную религию, оно стало основным предметом в системе государственных экзаменов.

Чиновником мог стать только тот, кто блестяще знал труды Конфуция.

Конечно, реальность нередко расходилась с благородными идеями великого философа: иные чиновники могли наизусть знать его “моральный кодекс”, но на практике быть нечестными и корыстолюбивыми. Однако, судя по всему, тех, кто искренне и ревностно исполнял свои обязанности, было значительно больше. Известно, что в XVI в. чиновники-инспекторы, обеспокоенные бедственным положением населения, периодически предлагали императору широкую программу реформ. Вначале власть отвечала на это репрессиями: смелых чиновников казнили, ссылали, в лучшем случае - лишали должности. Многие, не дожидаясь расправы, кончали с собой. Но, в конце концов правительство вынуждено было пойти на некоторые преобразования. Таким образом, конфуцианство, с его идеей гуманности власти, укрепляло бюрократический аппарат и в итоге - саму государственность .

Китайский этнос создал особый тип культуры, отличающий его от культур других народов. Социальная этика и административная практика здесь всегда играли более значительную роль нежели мистика и индивидуалистические поиски спасения. Здравомыслящий китаец никогда не задумывался над таинствами бытия и проблемами жизни и смерти, зато он всегда видел перед собой эталон высшей добродетели и считал своим священным долгом ему подражать. Величайшими и общепризнанными пророками здесь считались те, кто учил жить достойно, в соответствии с принятой нормой, жить ради жизни, а не ради блаженства на том свете или спасения от страданий. Не религия как таковая, но прежде всего ритуализированная этика формировала облик традиционной китайской культуры.

Все это сказалось на характере эволюции представлений об образе мира. Так, например, заслуживает внимания то обстоятельство, что религиозной структуре Китая всегда была свойственна незначительная роль духовенства. Чаще всего ученые выполняли важнейшие функции жрецов в честь Неба - высшей всеобщности, абстрактной и холодной, безразличной к человеку. Именно они были уважаемым и привилегированным сословием в Китае. Однако они были не столько жрецами, сколько чиновниками .

Пожалуй, нигде в истории культура не была столь доверчива к миру природы, как в Китае. "Никогда человек не достигал таких небесных вершин нежности сердца и чистоты души, чистоты и совершенства восприятия мира... Нигде восприятие мира природы и души не было так пронизано светом, сочувствием и любовью, детски чистой доверчивостью и наивностью, беспредельной мудростью бытия в этом мире! Какая же внутренняя природная сила и гармония должны были наполнять тайным светом и души, и сердца этих людей, не сробевших, не постеснявшихся в те далекие и жестокие времена - открыться и земле, и небу, и людям...".

Интуитивная доверчивость людей к мудрости природы позволила китайцам создать оригинальную картину мира, где не было места ни враждебности, ни несовершенству, ни дисгармонии. Эта картина мира поражает своей цельностью и гармоничностью. Мир в представлении китайцев - это мир абсолютного тождества противоположностей, где многое и единое не отрицают друг друга, все различия относительны. В каждом явлении природы, будь то цветок, животное, или водопад, просвечивается богатство всей природы. Каждое воплощает в себе ее мудрость.

Мир изначально совершенен, гармония внутренне присуща ему, поэтому его не нужно переделывать. Напротив, нужно самоустраниться, уподобиться природе, чтобы не мешать осуществлению гармонии. Изначально природе присущи пять совершенств: человечность (жень), чувство долга (и), благопристойность (ли), искренность (синь) и мудрость (чжи).

Китайская культура не ориентирует на деятельное начало, а призывает к действию, сообразуемому с космическим ритмом. Творчество принадлежит Небу. Поэтому китайский мудрец говорил: "Я излагаю, а не говорю". С точки зрения Конфуция, личность получает свое содержание непосредственно от природы. Природа награждает ее талантом, и ее талант - следствие могучего творческого процесса в природе.

Таким образом, в основе гармонии общества и природы лежала идея социо-этико-политического порядка, санкционированного великим Небом. И эта идея поддерживалась и развивалась в учениях даосизма и конфуцианства. Не испортил эту идею и буддизм, составивший вместе с даосизмом и конфуцианством философско-религиозную триаду (сань цзяо), духовный стержень китайской культуры.

В средневековом Китае постепенно сложились и были канонизированы определенные нормы и стереотипы поведения каждого человека в зависимости от занимаемого им места в социально-чиновной иерархии. Они нашли свое наиболее наглядное отражение в том, что обычно именуется "китайскими церемониями".

В любой момент жизни, на любой случай - всегда и во всем существовали строго фиксированные и обязательные для всех правила поведения. В эпоху Хань был составлен подробный свод этих правил внешней учтивости и церемониала - трактат Ли-цзы, сжатое, суммарное изложение конфуцианских норм, имевших обязательную силу на протяжении двух с лишним тысяч лет. Все записанные в этом обряднике правила следовало знать и применять на практике, причем с тем большей тщательностью, чем более высокое положение в обществе человек занимал.

Отталкиваясь от, сконструированного им социального идеала, Конфуций сформулировал основные принципы того социального порядка, который хотел бы видеть в Поднебесной: "Пусть отец будет отцом, сын - сыном, государь - государем, чиновник - чиновником", т.е. в этом мире все станет на свои места, все будут знать свои права и делать то, что им положено.

Такой социальный порядок Конфуций и все его последователи считали вечным и неизменным, идущим от мудрецов легендарной древности. Речь шла, таким образом, о том, чтобы привести все вещи в соответствие с их былым значением. При всех отклонениях от нормы к ней следует возвращаться.

Упорядоченное таким образом общество должно иметь дуальную структуру, состоящую из верхов и низов: тех, кто думает и управляет, и тех, кто трудится и повинуется.

Критерием разделения общества на верхи и низы должны были служить не знатность происхождения и, тем более, не богатство, а знание и добродетель, точнее - степень близости к идеалу цзюнь-цзы.

mirznanii.com

Урок 7. Особенности развития цивилизаций Востока в Средние века. Китайско-конфуцианская цивилизация

 

Восток в Средние века, кратко говоря, развивался по своему особому пути.

Восточные цивилизации имели свои особенности и сильно отличались от европейских.

Для них было характерно следующее:

1. земля принадлежала государству;

2. в основе общества находилась сельская община;

3. крупные города играли роль религиозных и торговых центров.

Основу общества и государства в восточных странах составляла сельская община. Восток в Средние века, кратко говоря, имел схожую схему управления во многих странах. Крестьяне и ремесленники, входящие в общину, обрабатывали землю и производили продукт. Право на землю и ресурсы было только у государственного аппарата. Община отдавала излишки произведенного продукта в виде налогов государству. Чем выше ступень в государственном аппарате занимал человек, тем больше ресурсов и власти было в его руках.

В Средние века народы восточных стран не были замкнутыми, они активно вступали в торговые и политические взаимоотношения. При этом они делились техническими новинками, новыми способами производства и обработки земли.

Средневековый Восток являлся для европейцев символом богатства и утонченной роскоши. Жизненный уровень там, вплоть до конца XVIII в., был значительно выше, чем на Западе, города по своей численности превосходили европейские.

В крупных городах Востока развивалось ремесло, достигшее очень высокого для средневековья уровня. Европа покупала на Востоке шелк, фарфор, оружие, пряности, но долгое время она мало что могла предложить взамен.

Между тем жизнь средневекового Востока была неспокойна. Его политическая карта, особенно со времени появления исламской цивилизации, многократно перекраивалась. Распадались старые империи, и на их месте возникали новые государства. Орды кочевников разрушали древние очаги культуры, ставя под угрозу само существование цивилизации. Если Западная Европа уже к XII в. в основном освободилась от этой опасности, то на Востоке еще долгое время спустя продолжалась борьба с кочевниками.

История всех средневековых цивилизаций имеет много общих черт, но вместе с тем именно в ту эпоху особенно отчетливо определяется их разнообразие. Восток отнюдь не представлял собой единого целого: огромная пропасть разделяла кочевые племена и оседлые культуры, различны были исторические пути древних цивилизаций (индийской и китайской) и более молодых, появившихся к VI-VII вв. н. э. (арабской и японской). Их неповторимое своеобразие складывалось под влиянием множества факторов, среди которых важнейшую роль играли религии спасения и выработанные ими системы ценностей, влиявшие на государственность, официальную идеологию, миросозерцание людей и их поведение, трудовую этику и т. д.

Зарождение феодальных отношений (в особой форме) историки датируют временем от XI до IV в. до н. э., хотя считается, что особые возможности для развития они получили приблизительно к III в. н. э. Постепенно, медленно изживалось рабовладение. Формировались феодальные отношения в их особом, "восточном", варианте. Серьезные трансформации шли в духовной жизни, пересоздавалась государственная структура и ее нравственные основы. В этом смысле переломным моментом в истории Китая стало появление конфуцианства.

В середине первого тысячелетия до н. э. философ Конфуций (551-479 гг. до н. э.) создал учение, которому было суждено стать плотью и кровью цивилизации. Цель его философской системы состояла в том, чтобы сделать государство идеальным, основанным на твёрдых нравственных принципах, с гармоничными социальными отношениями.

Конфуцианство - очень "земная" религия. Рациональность и практицизм настолько сильно выражены в нем, что некоторые ученые вообще не считают его религией в полном смысле слова.

Методы управления государством, регулирование отношений между разными социальными слоями, принципы семейной жизни, этические нормы, которым должен следовать человек, - вот что в первую очередь интересовало Конфуция и его последователей.

Государство, которое Конфуций стремился привести в строгое соответствие с Божественным порядком, определялось как большая семья. В этой семье каждый должен занимать свое место и вести себя так, как подобает при его положении.

Стержнем, на котором держится государство, были для философа преданность и покорность. Эти качества должны пронизывать всю жизнь общества сверху донизу. Дети почитают родителей, младшие братья и сестры - старших, а подданные - своих правителей.

Конфуций придавал большое значение нравственному облику чиновников, создавая образ чиновника-рыцаря - бескорыстного борца за справедливость, духовно совершенного человека, готового всем пожертвовать во имя своих идеалов.

Циклы китайской истории

В III в. Китай распался на три самостоятельных государства. Правда, в конце III в. была предпринята попытка вернуться к централизации, но новой династии Цзинь удалось объединить Китай лишь на несколько десятилетий.

В начале IV в. с севера на Китай хлынули орды кочевников, в том числе гуннов. Население бежало из районов, занятых чужеземцами-варварами, а на севере страны возникло множество мелких государств, созданных захватчиками. Они довольно быстро китаизировались, перенимая местную культуру, обычаи и систему управления.

Следующий этап централизации был осуществлен при династии Суй, которая в конце VI в. объединила север и юг, но была свергнута в начале VII в.

Эпоха истинного расцвета Китая связана с династией Тан, правившей достаточно долго (с начала VII по начало X в.) и династией Сун (X-XIII вв.). В ту эпоху по всей стране строились дороги, каналы и новые города, необычайного расцвета достигли ремесло и торговля, все изящные искусства и особенно поэзия.

Правление Сунской династии закончилось трагически для Китая, пережившего новую волну вторжения кочевых племен. В течение XIII в. империя была завоевана монголами, и великий хан Хубилай основал новую монгольскую династию Юань (1280- 1368). Экономика страны в ходе долгих войн (Китай сопротивлялся монголам около 40 лет) была разрушена, ирригационные сооружения, от которых зависело сельское хозяйство, не ремонтировались, огромное число китайцев было обращено в рабство.

Хотя монголы довольно быстро стали ассимилироваться, недовольство их правлением возрастало. Древняя буддийская секта Белый Лотос, которая к XIV в. превратилась в тайное общество, объединила восставший народ. Руководитель движения, Чжу Юань-Чжан, родом из крестьян, бывший послушник буддийского монастыря, опираясь на свои войска и примкнувших к нему ученых-конфуцианцев, разгромил монголов и в 1368 г. объявил себя императором династии, получившей символическое название Мин (Свет).

Минское правительство сумело восстановить экономику страны; было отменено рабство, сокращены налоги, выходцы из низов получили большие возможности продвигаться вверх по иерархической лестнице. Но в конце XVI в. последовал очередной кризис, закончившийся весьма драматично: в начале XVII в. небольшое племя маньчжуров стало набирать силу и, объединившись с соседними племенами, повело вооруженную борьбу с Китаем, и во второй половине XVII в. в стране снова воцарилась иноземная династия Цин. Маньчжуры со временем удивительно органично вписались в структуру китайской империи и конфуцианскую культуру. Очевидно, именно в этом была причина долголетия династии, которая просуществовала вплоть до начала XX в.

Власть, игравшая роль покровителя и управителя в большой семье, персонифицировалась в лице императора. Все остальные социальные слои, на какой бы ступени иерархической лестницы они ни стояли, являлись подданными непосредственно императора. Поэтому в феодальном Китае не зародилась, как это было в Западной Европе, система вассалитета; единственным сюзереном было государство.

В XVII-XVIII вв. Китай представлял собой могущественную державу с хорошо налаженной экономикой, сильной армией и достаточно большими внутренними потенциями, что и позволило ему сохранить независимость в отношениях с Европой. Слабость традиционного конфуцианского Китая проявилась позднее, в XIX в., когда Запад стал все больше активизировать свою колониальную политику.

 

cyberpedia.su