История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Переводная словесность Древней Руси: богослужебные и библейские тексты. Богослужебная литература древней руси


Переводная словесность Древней Руси: богослужебные и библейские тексты

Кириллин В. М.

Что представляла собой переводная древнерусская словесность?

Первое, что следует отметить в связи с ее характеристикой, это ее большое разнообразие. Однако ее главный корпус (в количественном аспекте, а также с точки зрения средневековых ценностных представлений) представлен текстами именно типикарного, или сугубо конфессионального содержания и назначения. Значительнейшее место в ее составе занимали богослужебные книги, что обусловлено было потребностями Церкви. Из них многие восходили через южно- и отчасти западнославянское посредство к кирилло-мефодиевскому комплексу переводов. Большинство из сохранившихся до нашего времени книг — новозаветные. Причем первоначально они бытовали в кратком виде. Такой тип текста назывался по-гречески ¥prakoj (буквально — недельный) и представлял собой подборку необходимых чтений, распределенных в порядке недельного, триодного и годового богослужебного цикла. Соответственно, различались Евангелия-апракос и Апостолы-апракос (на западе аналогичные типы книг назывались лекционариями), краткие — с чтениями на воскресные дни и праздники, и полные — с чтениями на весь год. Между прочим, апракосный тип новозаветных чтений, принятый на Руси, вполне соответствовал византийской традиции: Библия как единая книга Ветхого и Нового заветов была и у греков нетипичной формой хранения Священного Писания. На Руси же полный корпус библейских книг появляется только в конце XV в. — Геннадиевская Библия 1499 г. и вероятно, как факт заимствования из латино-немецкого книжного обихода.

Древнейшим апракосным Евангелием является легендарное Реймское. Написано оно было на глаголице и кириллице в начале XI в. — где, неизвестно. Однако какое-то время оно принадлежало семье Ярослава Мудрого. В 1049 г. этот князь выдал свою дочь Анну замуж за французского короля Генриха I Капетинга (1031-1060) и, по-видимому, благословил этой книгой брак своей дочери. Вместе с Анной книга попала во Францию, а там королева подарила ее епископу шалонскому Рогеру, который возглавлял французское посольство в Киев, высватавшее русскую княжну. Рогер же, в свою очередь, подарил Евангелие Реймскому собору, и там оно хранилось вплоть до Французской революции. Известно, что по крайней мере на протяжении двух столетий французские короли — начиная с Франциска II (1559-1569) до Людовика XVI (1774-1793) присягали на нем. Известно также, что в свое время его как драгоценную реликвию показывали Петру I. Потом оно некоторое время считалось пропавшим, но в начале XX в. было обнаружено в городской библиотеке Реймса.

Сохранились и другие Евангелия-апракосы. Например, старейшим датированным является Остромирово Евангелие, написанное в 1056-57 гг. в Новгороде для новгородского посадника Остромира неким дьяконом Григорием. В пространной приписке к книге Григорий сообщает, что преподносит свой труд не только самому посаднику, но и «подружии» (то есть жене) его Феофане, и чадам их, и «подружиям» чад их.

Далее переписчик обращается к тем, кто пишет лучше его, с просьбой читая не проклинать его, грешного, но исправлять невольно сделанные им ошибки. По этой записи можно судить и о широкой распространенности книжного дела на Руси в середине XI в., и о достаточно широком распространении грамоты. Замечательным памятником данного типа является Архангельское Евангелие 1092 г. Оно интересно тем, что в нем зафиксированы особенности фонетики древнерусского языка. До нас дошли и многие другие рукописи подобного содержания.

Реже употреблялись на Руси Евангелия тетр, содержавшие полный текст всех четырех евангельских книг. Они предназначались для келейного чтения вне богослужения как источник вероучения. Древнейшей датированной рукописью подобного содержания является, например, Галицкое Еванге-лие 1144 г. Однако есть основания полагать, что полные Евангелия появились у славян еще в X в.

Что же касается Апостолов, то древнейший апракосный относится к XII в., а полный — к XIII в.

Из книг Ветхого Завета наиболее распространенной была Псалтирь. Использование этой книги на Руси было многообразным. Соответственно, сохранились ее разные виды: помимо богослужебных встречаются толковые Псалтири (с толкованиями Афанасия Александрийского и Феодорита Киррского), учительные (ведь по Псалтири учились читать и писать) и даже гадательные. Древнейшие рукописи относятся к XI в. О популярности этой книги говорит огромное количество цитат из нее в оригинальных памятниках древнерусской словесности.

В славянской рукописной традиции известно два вида служебных Псалтирей — простая и следованная. Обе разновидности представляют собой сборник сложного состава. Набор текстов в обеих разновидностях сильно колеблется и в рукописях, и в позднейших старопечатных изданиях. Простая Псалтирь в самом кратком варианте содержит: собственно Псалтирь в 20 кафизмах; Библейские песни, псалмы избранные — выборки из псалмов для службы на праздники, сопровождающиеся величаниями. Часто к этому присоединяются заупокойные службы, отдельные каноны, уставные указания, пасхальные таблицы. Следованная Псалтирь состоит из простой Псалтири в любом составе и присоединенного к ней Часослова, то есть последования дневных служб. В следованную Псалтирь могло входить до 50 отдельных частей. Она являлась универсальной богослужебной книгой.

Другие ветхозаветные тексты известны были на Руси прежде всего по Паремийникам (от греч. paroimˆa — притча, пословица), содержавшим выбранные отрывки из различных ветхозаветных книг, которые предназначались для чтения на вечернем богослужении и накануне праздников. Древнейший из них — Захарьинский Паремийник — был написан в Пскове в 1271 г. С XIV в. паремийные чтения стали включать в состав Триодей, а в XVII в. этот тип богослужебного сборника практически вышел из употребления. Хотя по «Житию святого Мефодия» известно, что под его руководством были переведены все канонические ветхозаветные книги, их корпус, по-видимому, был очень рано утрачен.

mirznanii.com

Литература Древней Руси и религиозная традиция

Книжное слово приходит на Древнюю Русь вместе с христианством

До того времени все предания существовали исключительно в устной форме – они не были записаны и передавались от одного лица к другому.

Христианское слово, напротив, уже было оформлено в книгу – Евангелие. Для знакомства с этим Словом и нужны были книги. Поначалу их просто привозили. (Греция, Византия, Болгария).  В основном «удобными» для прочтения были болгарские источники, так как в них использовался славянский алфавит. Первый такой перевод сделал монах Кирилл, затем совместно с братом Мефодием им были переведены и прочие богослужебные тексты.

В период принятия новой веры на Руси книг было чрезвычайно мало, писаны они были на латыни, греческом. Само переписывание книги было очень долгим процессом, к тому же и сложным. Такие книги даже не переписывались, а перерисовывались (это называлось «писать уставом» и  означало вырисовывать каждую букву, причем отдельно от прочих. Привычное для нас слитное письмо возникает только в 15 веке).

Поэтому и самая древняя книга того времени, что дошла до нынешнего поколения – это, конечно же, Евангелие. По имени заказавшего ее перевод новгородского посадника в 11 веке её именуют Остромирово Евангелие.

Жанровая традиция религиозных текстов

Среди жанров религиозной традиции, читаемых в то время книг на Руси, были:

  • Тексты отцов церкви или святоотеческая литература

где пояснялась догматика, основы веры, а также присутствовало наставление людей.

  • Жития – или агиография

Рассказы о реально живших людях, получивших за свой мирской подвиг статус святого. Писались такие книги уже после смерти святого или святой, когда их святость была подтверждена церковью. Одними из самых первых примеров житийственной литературы, знакомыми в Древней Руси народу, были тексты об Алексие Человеке Божьем, об Антонии Великом, о святой Ирине и т.д.

  • Апокрифы (потаенный – греч.)

Это тексты, которые не были включены в Библейский канон, так как не имели подтверждения своей точности.

Меж тем уже в 11 веке начинает возникать и оригинальная литература Руси, написанная в христианской традиции. Преимущественно эти сочинения не имели точной жанровой аналогии с переводными книгами, они не были богослужебными, но представляли собой национальное переосмысление и понимание Евангелия в современных им художественных образах. Напр., таковыми можно назвать:

«Слово об полку Игореве», «Поучения Мономаха», «Моление Даниила Заточника» и др.

Древнерусская летопись и христианская традиция

Древнерусская летопись стала самым первым в ряду национальных оригинальных жанров, появившихся в 11 веке. Закончилась же практика таких летописаний в нашей литературе только в 17 веке, т.е., в целом, просуществовав около 6 столетий.  Конечно, с первого взгляда эти летописи схожи с византийскими хрониками, они так же состоят из прошлых исторических повествований и описания современных им событий.

Назовемся несколько характерных черт древнерусских летописей:

  • Располагаются события по годам

Но для автора в таком форматировании важна именно последовательность, а не фактическая продолжительность событий.

  • Изложение ведется от отдаленного прошлого

В летописях непременно повторяются события прошлого перед изложением текущего описания. Здесь можно акцентировать связь жанра с христианской традицией изложения. Летописцы были преимущественно монахами, значит, и взгляд их на историю был христианским. Это подразумевало свое понимание времени, когда современные события были обязательно содержательно связаны с прошлыми, являлись их итогом и, в свою очередь, причинами будущих времен. Так понимались законы истории.

Рассказывал же летописец о таком прошлом, переписывая прошлые летописи, выбирая, сокращая или расширяя те или иные сведения по своему усмотрению. Такой выбор, разумеется,  отражал и  его собственную оценку, взгляд и понимание. В числе крупнейших древнерусских летописей —  «Повесть временных лет».

  • Многообразие жанров

Сюжетно и тематически этот текст чрезвычайно разнообразен. Там ведется речь не только о существенных событиях истории, в «Повести» встречаются рассказы о волхвах, скоморохах, праздниках, деловых договорах, военные повествования, языческие предания и т.д.

  • Постоянное обращение к Богу

Молитва к Создателю встречается в летописи регулярно, словом Божьим автор словно проверяет излагаемые им события.

  • Связь событий с сюжетами библейской истории

В текстах летописцы стараются обнаружить связь с этими событиями, провести параллели с ними, видя во всем происходящем и волю Бога, и его замысел.

Все эти особенности «позволяют» летописцу, по словам Д.С.Лихачева, разглядеть события с высоты их «вечного» смысла. Ученый подчеркивает, что в летописях очевидное отсутствие реальных пояснений, установления причин, выяснение мотивов – как раз и служит этому – выделению высшей предопределенности событий.

Житие святых и христианская традиция

Житийственная литература повествует о людях, достигших христианского идеала – святость. Причем, ее герои – обычные люди, значит, этот идеал достижим всяким.

Первым таким текстом в древнерусской литературе было житие Антония Печерского, он не сохранился. Дальше следовало житие князей Глеба и Бориса, изложенное в одноименном «Сказании».

Однако этот текст во многом явился «нарушением» установленных традиций этого жанра. В «Сказании» отсутствовали описания детства героев, их пути, испытания. Читателю предоставлено только главное событие – выбор братьев, когда они должны были решить для себя вопрос приятия или нарушения заповеди.

Еще одно известное житие – это описание жизни Сергия Радонежского, появившееся в начале 15 века. Данный текст, в отличие от приводимого выше в пример «Сказания», более обширен и повествует и о событиях жизни святого, и о чудесах, им творимых.

Интересно, что традиции житийственного канона оказались самыми «жизнеспособными» среди всех жанров древнерусской литературы. Более того, вместе с церковным каноном жития с Нового времени развивается и светская традиция «житийственного» письма.

Например, текст жития, писанный протопопом Аввакумом в  17 веке. От религиозного канона это житие берет форму и структуру данного жанра, соединяя при этом и героя, и автора в одном лице.

В этом тексте есть еще важнейшая черта – его герой в конце жития сталкивается с трагическим конфликтом, не принимая мир. Если церковный житийственный канон не знает трагического героя, так как его святые в конце жизни достигают гармонии, смирения, то светская традиция выводит своего «антигероя» жития. Можно заметить, что «Житие протопопа Аввакума»  — первое такое произведение в новой традиции, которая затем найдет дальнейшее воплощение в текстах великих русских писателей.

Как пример, повесть «Шинель». Герой Гоголя своим «смирением» очень похож на героя житийственной традиции. Его ужасная жизнь не вызывает в нем ни ропота, ни бунта, а внешне он и вовсе мог сойти за юродивого. Однако жизнь Башмачкина меняется с самой идеи о новой шинели. Она поселяется в его голове, занимая там все. Он шьет себе шинель и резко меняет всю жизнь. Герой становится антигероем. А дальше его новый идол пропадает, а с ним и новый смысл жизнь героя.

Можно подытожить.

Святой из канонического жития описывается схематично и даже упрощенно. Автор не задается целью рассказывать о его внутренних переживаниях и борьбе. Это лик. Как икона.

Герой «светского жития» — напротив, создается как художественный образ, как часть личности писателя, как отражение его взглядов. Это лицо. Как портрет или описание с натуры.

Вам понравилось? Не скрывайте от мира свою радость - поделитесь

velikayakultura.ru

Древнехристианская книжность на Руси. Роль византийской литературы в формировании древнерусской литературы

АрхеологияАрхитектураАстрономияАудитБиологияБотаникаБухгалтерский учётВойное делоГенетикаГеографияГеологияДизайнИскусствоИсторияКиноКулинарияКультураЛитератураМатематикаМедицинаМеталлургияМифологияМузыкаПсихологияРелигияСпортСтроительствоТехникаТранспортТуризмУсадьбаФизикаФотографияХимияЭкологияЭлектричествоЭлектроникаЭнергетика

Древняя русская литература не только не была изолирована от литератур соседних — западных и южных стран, в частности — от той же Византии, но в пределах до XVII в. мы можем говорить об обратном — об отсутствии в ней четких национальных границ. Мы можем с полным основанием говорить о частичной общности развития литератур восточных и южных славян. Существовали единая литература, единая письменность и единый литературный (церковнославянский) язык у восточных славян (русских, украинцев и белорусов), у болгар, у сербов, у румын. Основной фонд церковнолитературных памятников был общим.Богослужебная, проповедническая, церковно-назидательная, агиографическая, отчасти всемирно-историческая (хронографическая), отчасти повествовательная литература была единой для всего православного юга и востока Европы. Общими были такие огромные памятники литературы, как прологи, минеи, торжественники, триоди, отчасти хроники, палеи разных типов, «Александрия», «Повесть о Варлааме и Иоасафе», «Троянская история», «Повесть об Акире Премудром», «Пчела», космографии, физиологи, шестодневы, апокрифы, отдельные жития и пр., и пр.[1]H. К. Гудзий, возражая мне по этому поводу в статье «Положения, которые вызывают споры», утверждал, что перечисленные мною общие памятники «почти сплошь переводные». Но заявить так никак нельзя. Я включаю в свое перечисление и русские по происхождению памятники], вошедшие в фонд общей южнои восточнославянской литературы, однако можно было бы указать не меньшее число памятников болгарских, сербских и даже чешских, ставших общими для восточнои южнославянских литератур без всякого перевода в силу общности церковнославянского языка. Но дело не в том — были ли общие для всех православных славян памятники переводными или оригинальными (и те и другие представлены в изобилии), а в том, что все они были общими для всех восточнои южнославянских литератур в едином тексте, на одном и том же языке и все они претерпевали общую судьбу. В литературах православного славянства можно наблюдать общие смены стиля, общие умственные течения, постоянный обмен произведениями и рукописями. Памятники были понятны без перевода, и сомневаться в наличии общего для всех православных славян церковнославянского языка не приходится (отдельные «национальные» варианты этого языка не препятствовали его пониманию).Вполне может быть создана единая история литературы южных и восточных славян в пределах до XVI в..

Отъединенность древней русской литературы — миф XIX в. Правда, можно обратить внимание на то, что древнерусская литература была тесно связана с православием и ее связи с литературами Византии, Болгарии, Сербии, Румынии, а в древнейший период — с западными славянами объяснялись главным образом связями вероисповедными. Да, это одно из объяснений, но нельзя говорить только о связях в пределах религиозной литературы, так как эти связи заметны и в хронографии, и в традициях эллинистического романа, в «Александрии», в литературе «естественнонаучной» и т. д. и т. п.

С принятием христианства на Руси начинается процесс трансплантации Византийской православной культуры. Но этот процесс не представляет собой механического соединения в хронологическом порядке разнородного материала. Благодаря высокому уровню развития восточных славян, наличию письменности, самостоятельности книжников, русская культура, усваивая чужую культуру, развивала свою. переведённые или переписанные произведения приспосабливались к местным, национальным условиям, приобретали новые черты, т.е. продолжали жить и развиваться.

Следует отметить, что не все переводные произведения изменялись в одинаковой степени. Совсем не менялись или подвергались незначительным изменениям сочинения, связанные с церковной жизнью и уставом. Произведения светского характера изменялись в гораздо большей степени. Благодаря переводной литературе, трансплантированной на русскую почву, Древняя Русь в короткий срок получила литературу, разнообразную по своим жанрам, а уже через несколько десятков лет по образцу переводных произведений стали создаваться на Руси оригинальные произведения.

 

 

Литература периода древнерусской народности X – начала XIII века. Общая характеристика.

 

Это лит-ра 3 братских народов: русских, белорусов, украинцев. Лит-ра развивается в период активного усвоения христианских ценностей и форм народности. Молодому гос-ву необходимо было заявить о себе, аккумулировать гражданские и духовные ценности, показать своё значение в истории др. гос-в. Лит-ра становится мощным оружием в борьбе за новое гос-во и нового человека. Следует помнить, что церковно-христианская идеология, выросшая на почве византийской культуры, относилась враждебно к народному творчеству, обличая в ней язычество.

Древнехристианская книжность, пришедшая на Русь, была многообразной и многожанровой. В первую очередь переводились церковные сочинения, т.к. основная роль церковно-канонических и богослужебных книг заключалась в пропаганде нового вероучения, в приобщении к христианству русских людей, вчерашних язычников. К церковно-христианской литературе относятся прежде всего книги священного писания - библейские книги Ветхого и Нового заветов. Ветхозаветные книги рассказывали о древних судьбах еврейского народа, а новозаветные — о начальном периоде христианства.

Книги Ветхого и Нового завета были полезны христианскому читателю не в дидактическом отношении, но представляли интерес и в чисто литературном плане. Большой популярностью на Руси пользовались Псалтыри - сборники религиозных песен и гимнов. Они отличались поэтической выразительностью и лиризмом, были отмечены высокими художественными достоинствами.

Разнообразная дидактическая лит-ра. И.Златоуст «Златоструй» Церковно-поучит. Лит-ра была наиболее популярной. Она способствовала развитию красноречия, развитию русс.слова.

Большое распространение на Руси получили жития святых или агиографические произведения (агиос - святой). Агиографическая литература утверждала условный, идеализированный образ христианского героя, чья жизнь и деятельность были призваны пропагандировать церковную идеологию. Отрешившись от всего земного, святой целиком посвящал себя богу и примером своей жизни утверждал истинность основных положений христианского вероучения. Примером может служить житие Алексия, человека божия, житие великомученицы Варвары.

К библейским книгам Ветхого и Нового завета примыкали апокрифы, жития, сочинения «отцов церкви» и др. Апокрифы (гр. - потаённый) - легенды о персонажах библейской истории, но сюжетно отличающиеся от тех, которые содержатся в библейских книгах. Сущ. Ветхозаветных и Новозаветных апокрифов.Апокрифическая литература была предназначена для узкого круга читателей, т.е. это была литература для избранных, и поэтому поддерживалась и поощрялась церковью. Однако со временем в связи с развитием ересей апокрифы были использованы еретиками. Это привело к тому, что они стали подвергаться гонениям со стороны церкви, заноситься в индексы — списки «ложных» или «отречённых» книг.

На протяжении многих веков большой известностью на Руси пользовался апокриф «Хождение богородицы по мукам». Древнейший русский список его относится к XII веку. Этот апокриф тоже был занесён в индекс. Вероятно, это объясняется тем, что в апокрифе подвергается сомнению представление о божеской справедливости, которое поддерживалось официальной церковью. Бог выступает в апокрифе как суровый и неумолимый судья, безучастный к человеческим страданиям. Популярным был и апокриф «Како бог сотвори Адама». В нем равным по силе богу выступает дьявол, который принимает активное участие (наравне с богом) в сотворении человека.

Распространение получили и патерики, сборники коротких рассказов по большей части о монахах, прославившихся своим благочестием и аскетизмом. Для них были характерны элементы занимательности, которые переплетались с бытовыми эпизодами чисто светского характера. Всё это определило их популярность на Руси. «Патерик Иерусалимский»

Назидательная лит-ра: Авторитарно-энцеклопедического характера. Давала информацию о разных сферах жизни. (Софокл, Диоген,Сократ,Эсхил и т.д.)

Вместе с церковной литературой переводились и светские книги. Например, уже в XI в. на Руси существовало в переводах несколько хроник, которые излагали исторические факты в свете церковно-христианской идеологии. Из них наиболее значительны хроники Иоанна Малалы (VI в.) и Георгия Амартола (IX в.). Они знакомили русских читателей с мировой историей, кроме того, их фактическими данными пользовались древнерусские книжники. В частности, в развитии русского летописания и русской хронографии немалую роль сыграла хроника Георгия Амартола. Из светской литературы распространение на Руси получила «История Иудейской войны» Иосифа Флавия. (!) Историческая повесть не очень распространялась, т.к. относилась к разряду неполезной лит-ры.

Немалое историко-литературное значение имели и естественнонаучные сочинения. «Шестоднев» — произведение, в котором комментируется библейский рассказ о сотворении богом мира и человека за шесть дней. «Шестодневы» характеризуются обилием фантастических элементов. «Физиолог» — книга, содержащая сведения о животных, действительно существующих (льве, орле, муравье, ките, слоне и т.д.) и воображаемых, фантастических (фениксе, сиренах, кентавре и др.), а также о растениях и драгоценных камнях (алмазе, магните, кремне и др.).

Произведения переводной литературы расширяли кругозор древнерусских читателей, приобщали их к мировой истории и культуре. С другой стороны, они способствовали становлению оригинальной литературы, выработке её жанров

Русская школа переводчиков отличалась большой самостоятельностью. Это проявлялось в отборе материала, в оригинальности передачи на родной язык. Характерной чертой русификации переводных текстов является включение в переводные тексты фразеологии, элементов фольклора.

К середине 11 столетия появляется оригинальная ДРЛ. Появление обусловлено ростом политического влияния, патриотического сознания раннефеодального общества, стремящегося упрочить новые формы государственности, утвердить суверенность. Обосновывая идеи политической и религиозной самостоятельности Руси, литература стремится закрепить новые формы христианской этики, авторитет власти светской и духовной, показать незыблемость феодальных отношений, норм правопорядка. Исторические жанры, опираясь на соотв.жанры фольклора, вырабатывает специфические книжные формы повествования «по былинам сего времени».

Ведущий жанр – воинская повесть». Центральный герой – князь-воин, защитник рубежей страны, ревнитель просвещения. Его антипод – князь-крамольник, нарушающий порядок. Исторические повести и сказания входят в состав летописей. Факты изложенные в них не допускали вымысла, были прикреплены к точным датам. В то же время летописи содержали в себе легенды, элементы жития и даже житийные произведения, юридические документы. Одним из величайших памятников является ПВЛ, отразивший становление древнерусского государства, его политический и культурный расцвет, а также начавшийся процесс феод. Дробления. Большое влияние имело «Слово о полку Игореве» на последующее развитие нашей лит-ры.

Жанр поучений – это, прежде всего, поучение Ф.Печерского, Луки Жидяты.

Наряду с ними создаются торжественные, эмоционально-образные проповеди с чётко-выраженной политической направленностью. Одним из них является «Слово о законе и благодати Иллариона», проникнутое пафосом прославления Руси как равноправного гос-ва среди всех гос-в мира. «Поучение Владимира Мономаха», в котором даётся высокий образец служения князя интересам Русской земли.

Жития содействовали упрочению феодальных устоев, окружая личность князя ореолом святости. Образцом является, несомненно, «Сказание о Борисе и Глебе», первых русских святых, «Житие Ф.Печерского».

Уже в 11 столетии начинаются путешествия русских людей на христианский Восток,«ко святым местам», что содействовало расширению и укреплению международных связей Киевской Руси. «Хождение игумена Даниила» имеет не только познавательное, но и нравственное, воспитательное значение.

С середины 11 века начинается процесс развития областной литературы. Наибольший интерес представляет лит-ра южной и юго-западной земель, северо-восточной Руси,

studopedya.ru