История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Книга "Астрономия Древней Руси" из жанра История - Скачать бесплатно, читать онлайн. Астрономия в древней руси


Прадеды о звёздах. Астрономия в древней Руси. (часть 1)

 Д.О.Святский ОЧЕРКИ ИСТОРИИ АСТРОНОМИИ В ДРЕВНЕЙ РУСИ (Историко-астрономические исследования, вып.VIII)

 

 

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ УСТРОЙСТВЕ ВСЕЛЕННОЙ

 

Мы попробуем исторически проследить смену взглядов на мироздание в древней Московской Руси, существовавших в культурных слоях того времени среди книжников, "списателей" различных книг, монахов-летописцев и наиболее образованных представителей духовенства.

Астрономия, предметом которой является мироздание вообще, ближе, чем какая-либо другая наука, соприкасалась с религией и потому казалась опаснее всякой другой науки. Ее смешивали с астрологией, она представлялась подозрительной и нечистой, еретической "прелестью". В поучительных наставлениях Древней Руси делались предостережения от занятия "науцей смрадною -- халдейской остронумией". "Богомерзостен перед богом всяк любяй геометрию, а се душевнии греси учитися астрологии и еллинским книгам...; проклинаю прелесть тех, иже зрят на круг небесный: своему разуму верующий, удобь впадает в прелести различныя; люби простыню (простоту) паче мудрости",-- так наставительно предостерегает один из русских книжников своих читателей.

Однако, несмотря на то, что на астрономию в Московской Руси смотрели очень подозрительно, все же очень чувствовалась потребность объяснить мироздание, составить определенный взгляд на устройство вселенной, но такой, чтобы он не расходился со священным писанием и святоотеческими толкованиями!

В Византии еще с конца VI в. появилась рукопись купца из Александрии, по торговым делам предпринимавшего путешествия, а позднее сделавшегося монахом, Космы Индикоплова, т. е. пловца в Индию, под названием "Христианская топография". В этой книге Косма сделал попытку изложить представление о системе мира на основании священного писания. В самой Византии эта книга не пользовалась особой популярностью. Патриарх Фотий писал болгарскому царю Михаилу о ней как не заслуживающей внимания, указывал на абсурдность заключенных в ней представлений о небе и видел в авторе "более рассказчика басен, чем повествователя истины". Тем не менее книга эта получила в средние века широкое распространение в Западной Европе, а на Русь проникла еще в домонгольский период и приобрела потом широкую популярность среди богобоязненных русских книжников. Это была как раз та книга, которую так хотелось иметь "невысокоумствующему", чуждому "еллин-ских борзостей философии" русскому читателю. В ней он нашел ответы на все свои недоуменные вопросы, касавшиеся мироздания. С XIV в. книга Индикоплова становится как бы обязательным чтением в христианских семьях. В русских списках она носит название "Книга, нарицаемая Козма Индикоплов, избранна от божественных писаний благочестивым и повсюду славимым кир Козмою". В XVI и XVII вв. книга Космы еще пользовалась на Руси значительным авторитетом и вошла даже в состав Четьи-Минеи Макария под 23--31 августа, а в так называемой Кирилловой книге, где были приведены списки полезных и вредных книг, книга "Кир Космы" была внесена в список "свято отеческих творений".

Косма Индикоплов является ярым противником птолемеевой системы мира, поскольку в этой системе утверждалась шарообразность Земли и неба; Косма непримирим в отношении этой "круглообразной ереси" и самым решительным образом отрицает существование "противноходцев", т. е. антиподов. В своем сочинении Косма поместил даже иронический рисунок -- Землю в виде шара и четырех человек с четырех ее сторон, с надписью "что всуе излагаете от внешних противноходци, како убо мощно прияти сия лжая изложения?" В тексте Косма говорит: "ноги бо человеку инем ногам человека исподе противно прикасаеми, како обрящутся обои прави? Како убо един просто по естеству стоит, другий же чрез естество стоит, долу главою обретаяся -- аще бо стремглав хожение".

По мнению Космы, учение о "круглообратности" небесного свода ведет начало от вавилонского столпотворения. С верху вавилонской башни первым людям могло, действительно, казаться, что "ово убо звезды приходяще (из-под земли), ово отходяще (под землю), и мнеша первии: кругло-обратно быти небеси!" Но если небо кругло, то, следовательно, оно не имеет конца, рассуждает Косма, а в Писании сказано: "от конец небес исход его (бога) и сретение его до конец небес". Ангелы при втором пришествии будут созывать трубным звуком народы также "от конец небес до конец их". Далее, если небо "круглообратно" и, следовательно, не прикасается краями к земному шару, то как же тогда люди при всеобщем воскресении будут всходить от земли на небо, в будущую жизнь, уготованную им в небесном раю? Этими по-детски наивными аргументами Косма думал сокрушить учение о шарообразности Земли и "круглообратности" неба.

Мир по представлению Космы Индикоплова.

 

Славянский переводчик книги Космы осыпает последователей "круглообразной" ереси всякими нелестными эпитетами: "кощунами", "нечестивыми", "невеждами", "льстящимися христианами". Учение же Космы предлагается как единственно правильное мировоззрение, согласное с духом священного писания.

Вселенная Космы Индикоплова -- несложный механизм. Земля имеет форму прямоугольника, длина которого между востоком и западом вдвое больше ширины -- между севером и югом. Сверху прямоугольник Земли возвышается в гору, верхушка которой наклонена к северо-западу, и по склону этой земли-горы от севера до юга живут разные народы. Между прочим, на севере живут гипербореи, а несколько южнее "великая русь". Восточные страны находятся у подошвы земли-горы; солнце, шествуя в своем дневном пути вокруг земли-горы и склоняясь к югу, проходит ближе к южным, нежели к северным странам; поэтому первые "зело согреваеми суть". Северные же и западные страны, расположенные на верхушке земли-горы, "далече от солнца стояще, студена суть, тем и телеса тамо живущих бела суть от студени". По той же причине --"не вся земля живо-ма есть; северные убо части до конца студены неживома есть, и полуденные страны от зельные теплоты неживома остала".

Кругом земли-горы обтекает море, "зовомое океян", с четырьмя "пучинами", вдающимися в сушу. Это, во-первых, море, "от греческой земли исходящее до западной" (Средиземное море), во-вторых, "Иаровейское море, нарицаемое Чермное" (Красное море), в-третьих, "Перское море Ливанские земли" (Аравийское море) и, в-четвертых, "от северные страны, нарицаемое Каспийское", "Окрест же окея-на, идеже живяхом человецы на востоке, прежде бывшего потопа при Ной рай есть".

Таким образом, Земля делилась океаном на две части -- землю-гору, "на ней же живем ныне вси человецы", и землю заокеанскую, где находится рай. И благочестивый москвитянин, слушая в церкви молитву священника: "Упование всех концов земли и сущих в море далече", понимал землю совсем не так, как понимаем ее мы, -- в смысле материков и островов, а воображал ее четырехсторонней площадью с райским островом, находящимся где-то недоступно далеко за морем-океаном.

На краю заокеанской земли, по учению Космы, возвышается твердая, но прозрачная стена небесного свода, она непосредственно соединена с землей --"край с краем связана, друг с другом совокуплена и неподвижно пребываста". Так как земля четырехугольна, то и прилегающее к ней небо имеет вид комары -- четырехстороннего шатра: "кома-рою сотворь широты край земли и небеси, от долу до высоты стену сотворь и загради вместо дом".

Этот небесный шатер является первым небом, созданным в первый день. Второе же небо -- твердь, создано во второй день. Оно имеет вид кожи, простирающейся над первым небом. Косма об этом повествует так: "Исайя поставль небо, яко комару, и распрострь яко сень пребывати; ово убо, яко комару -- о первом небеси, а еже распростер яко сень -- о втором небеси: являя яко дом, идеже живут; и паки Давид, прострый небо, яко кожю, о тверди глаголя, яко покрывания сверху покрываема на сени, якоже аще суть или власяны ризы -- кожа бо в истину наричается".

Поверх тверди, по словам Космы, находятся воды, отделенные от тех, которые остаются на земле: "и бысть твердь посреде воды, разлучающи воду, иже бе над твердию, от воды, иже бе под твердию".

Немного ниже тверди помещаются небесные светила -- Солнце и Луна. Солнце движется с востока на запад, затем скрывается за землей-горой и тем "творит нощь, дондеже, окружая вверху океяна по северным странам, приидет паки на востоки".

Солнце является "присно светящимся". Луна же "овогда облачается светом, овогда совлагает доброту света. Луна не сама по естеству убывает, но зрак света своего спряты-вает, егда бо приступает к солнцу, отступая же паки являет виден". Тут можно подумать, что Косма правильно объясняет фазы Луны, всегда наполовину освещенной Солнцем, но нам кажущей только часть своей освещенной половины, кроме дня полнолуния. Однако дальше оказывается, что Луна светит вовсе не отраженным от Солнца светом, а каким-то мифическим "светом первого дня творения", который бог в четвертый день, при создании небесных светил, создал, "размесив -- светлейшее в солнце, прочее же в луну и звезды".

Солнце, Луна и звезды, по воззрениям Космы и вообще авторитетов седой церковной старины, "от словесных сил течение и чин совершает", т. е. движутся при помощи ангелов: "хождение звездам кругоносно от невидимых ангел строимо".

Вселенная, по представлениям Индикоплова, соответствовала в точности скинии Моисея, которая была своего рода моделью и масштабом мироздания,-- "яко образ и написание быша всему миру". Моисей, располагая так или иначе предметы в устроенной им скинии или соблюдая известные относительные размеры их, руководствовался, по мнению Космы, планом вселенной. Завеса, отделявшая святилище от святое святых,-- это царство небесное, помещающееся над твердью небесной. Святилище скинии -- это вся поднебесная. Здесь стояли, как известно, в южной стороне светильник с семью лампадами "по чину недельному, образ имуща светил (т. е.семи известных древним планет, соответствующих дням недели) и светящих над трапезою, лежащею на севере, еже есть на землю, на ней же повелевает положить дванадесять хлеба предложения, по чину дванадесять месяцев на кийждо край трапезы по три хлеба" -- это 12 месяцев и четыре времени года. Трапеза была окружена венцом -- это символ годового круговорота; "благословиши венец лета благости твоея, господи" -- этими словами древние люди московские встречали новолетие 1 сентября каждого года. Трапеза в скинии имела длину в два локтя и ширину в один, потому что Земля, говорит Косма, имеет форму прямоугольника, длина которого вдвое больше ширины. Кругом трапезы Моисей устроил "ограждение: се множество вод, сиречь океян", обтекающий Землю.

Такова была вселенная в представлении Космы. Основной принцип устройства этой вселенной -- неподвижность Земли и неба, под сводами которого течение светил управляется ангелами. Ангелы, по представлениям старины, управляли механизмом вселенной. Ветрами четырех главных румбов заведовали, по словам Космы, также четыре ангела или эола, которые, дуя в трубы, производили ветер. Один из этих ангелов-эолов находится у пролива, ведущего от океана на восток, в рай, и своим дуновением не пускает тех, кто пытается проплыть в запретную райскую страну.

Теперь нам все это кажется детской наивной сказкой, а ведь наши предки читали эту книгу с благоговением!

"Ангелы, движущие звезды" (из славянского перевода книги Космы Индикоплова).

 

 

Другой авторитет в Древней Руси по части космографических представлений -- Епифаний Кипрский, творения которого не менее уважались, полагал, что ангелы, управляющие на небе движением небесных светил, собирают трубами морскую воду, чтобы пустить ее снова в виде дождя на землю. До какой степени все это было житейски просто и по-детски понятно!

которого не менее уважались, полагал, что ангелы, управляющие на небе движением небесных светил, собирают трубами морскую воду, чтобы пустить ее снова в виде дождя на землю. До какой степени все это было житейски просто и по-детски понятно!

Русский летописец также отдает дань этому верованию. Так, под 6618 г. Начальной летописи находим следующее описание небесного знамения, с любопытными комментариями к нему: "В 11 день февраля месяца в Печерстем монастыре явился столп огнен от земли до небеси, а молния осве-тиша всю землю, и в небеси погреме в час первый нощи; се же столп первее ста на трапезнице каменной, яко не ви-дети бысгь креста, и постояв мало, соступи на церковь и ста над гробом феодосьевым, и потом ступи на верх, аки к востоку лицеи, и потом невидим бысть. Се же беша не огненный столп, но вид ангелеск: ангел бо сице является, ово столпом огненным, ово же пламенней, якоже рече Давид: "творя ангелы своя духи и слуги свои огонь палящ".

Явление, описанное летописцем, могло быть огнями св. Эльма, появляющимися в виде огненных языков на остроконечных предметах, но они бывают тихим разрядом электричества, без грома. Упоминание же о громе скорее дает повод думать, что огненный столб -- это след метеора, пролетевшего над монастырем. След этот мог держаться долго после полета, деформироваться и перемещаться на небе от одного церковного креста до другого. Но монах-летописец использовал это "знамение" по-своему, как указание особенного благоволения ангелов к святости Печерского монастыря.

Одновременно с книгой Космы в Древней Руси обращалось и другое религиозно-космографическое сочинение, составленное по разным источникам Иоанном, экзархом болгарским, и носившее название "Шестоднев". Оно дошло до нас в древней рукописи, восходящей к 1263 г. Но это сочинение на Руси было менее популярно.

Просматривая "Шестоднев", трудно даже сказать, придерживался ли автор его столь примитивного и несложного мировоззрения, как Косма? Наряду с рассуждениями о "прилеплении небеси к земли", мы находим в нем и вполне здравые астрономические представления и рассуждения. Встречается даже признание Зодиака, который не нравился Косме: "Солнце единый живот минует и на скончание двою-надесять месяцев проходит круг, иже зовут животным" (зодиакальный, от слова гооп -- животное), так говорится в "Шестодневе" и тут же прибавляется: "яве иже хытрость сувыкли астрономийскую, мы же не быхом николи же прилагали к церковному учению сего разума, аще не быхом ведели стройна суща на разумения временная и летнаа". Это звучит уже оправдательной оговоркой на случай упрека в ереси.

Солнце, по словам Иоанна, свое шествие совершает в ночное время "под земный пол" и "на восточный предел приходе и пакы повыше земнаго поля гредет на запад -- та-ко бо круговное обхождение небеснаго величьства от въсхода на западное". Здесь не говорится, однако, какую форму имеет этот "земной пол" -- круглую или прямоугольную, но, по-видимому, автор "Шестоднева" -- сторонник круглой площади, так как ему небезызвестно разделение Земли по климатическим поясам. "Во всей земли пять плас,-- говорит он,-- две есть крайние, на нею же никто не живет, рекше -- на северной и на южной, идеже изрядная студень есть" (Арктика и Антарктика). Посреди же находится "третья пласа"; на ней будто бы тоже никто не живет, но по другой причине: "жегуй есть на ней зной -- равноденный, того бо пояс зовут пожженный. А по двумя пласами вси живут живости, имже добра есть растворени ни зело студене, ни зело топле".

Из сравнения этого отрывка с подобным же вышеприведенным местом космографии Космы видно, что автор "Шестоднева" смотрит более здраво на распределение климатических поясов, чем Косма, не знавший о существовании южного полушария. Автору же "Шестоднева" знакомо и такое явление, как отклонение тени в южном полушарии к югу. От жителей северной пласы, говорит он,-- на ней же и мы живем, стеневе (тени) на северную страну преклонены суть, а жители южные пласы на южную страну преклонены имуть стени своих телес".

Соответственно делениям "земного пола на пять плас" автору "Шестоднева" знакомо и деление небесной сферы: "един круг, его же зовут арктик от утвержденных звезд на нем медведных (Arktos -- название медведя), другый же пакы противу тому антарктик". Здесь употребляются уже прямо астрономические термины и впервые на Руси упоминается "книжное" название созвездия Большой Медведицы, известное в народе более под другими именами.

От звезд автор отличает планеты -- "рекше, плавающие, иже не прямь грядут, но аки заблудившие шествие творят от запада к востоку".

К астрологии Иоанн относился отрицательно, но вполне допускал возможность предсказания погоды по светилам, приводя целый ряд существовавших в его время примет, так называемых теперь местных признаков погоды, по виду Солнца и Луны, причем упоминаются явления "ложных солнц" -- "егда видят оба полы солнца акы две солнцы" и венца вокруг Луны --"егда акы венец се вскружит от луны".

Третье космографическое сочинение Древней Руси находится в книге Иоанна Дамаскина: "Точное изложение православной веры". Взгляды, изложенные в ней, уже прямо противоположны взглядам Космы. В книге Иоанна Дамаскина Зодиак принимается во всех подробностях, называются 12 зодиакальных знаков и говорится "через тыя дванаде-сят зодий планеты, солнце и луна преходят"; в этом, однако, наши предки видели посягательство на учение об управлении механизмом вселенной ангелами. "Звезды движутся не зверями, а ангелами божиими", говорили они, даже в более позднее время, в XVII в., во времена прений по поводу новшеств, привезенных братьями Лихудами из Вильно в Московскую славяно-греко-латинскую академию.

В книге Дамаскина мы встречаем хорошо и верно описанные солнечные и лунные затмения: "Тогда бо оскудение или затмение солнечное бывает, егда луна телом своим, аки некими средствием, застеняет солнце и не попускает от него подаватися нам свету. И того ради коликую величину телом своим луна закрывает солнце, толикая и затмительная величина бывает; что же меньшия величины есть тело лунное, не чудися: зане солнце от некиих глаголется много большее быти, неже земля, от святых же отец земле равное, и многажды случается, яко и малый облак, или мал холм или стена закрывает е. Лунное же затмение от осенения земли бывает, егда будет 15-я луна, сиречь к пятнадесятому дню приближающаяся, насопротив себе в самом крайнем центре солнце под землею, а луна над землею обрящется: тогда бо земля осенение творит и препятствует солнечному свету освещати луну, почесому она и оскудевает, или затмевается...".    

Титул рукописи Публичной библиотеки в Ленинграде, XVII в. "Планидник", содержащей в себе изображения 12 знаков зодиака.

 

Книга Дамаскина заходит даже настолько далеко, что перечисляет и астрологические "домы планет", но к астрологии относится отрицательно: "поведают убо еллини, яко планет сих, солнца сиречь и луны, восхождением и захождением и противостоянием вся у нас сущая управляются (в сих бо астрология или звездословие упражняется), мы же вопреки глаголем, яко знамения убо из них бывают дождя и вёдра, стужи и теплоты, мокроты и суши, ветров и сим подобных: наших же деяний никакого же". Таким образом, значение астрологии ограничивается только влиянием небесных светил на погоду.    

Зодиакальные знаки Овна (март), Тельца (апрель), Близнецов (май), Льва (июль) и Девы (август). Знак для июня изображен в виде двух ослов по старинной традиции (asinus australis и asinus borealis).  Зодиакальные знаки Весов (сентябрь), Скорпиона (октябрь), Стрельца (ноябрь), Козерога (декабрь), Водолея (январь) и Рыб (февраль). Скорпион изображен в виде женщины, держащей яд и змею. Из рукописи XVII века "Планидник".

 

По вопросу о форме Земли книга Дамаскина не высказывает определенного взгляда, приводя оба боровшиеся представления, но все же заметна уже определенная симпатия к "круглообратности": "Кругловидну же неции глаголют землю быти, инии кончатую. Много меншая, неже небо, аки бо малейшая некая в средине его висящая точка".

Небесный свод казался Косметвердым. В книге Иова сказано: "небеса тверды, как литое зеркало" . Северная, епископ Гавальский, которого сочувственно цитирует Косма, полагал, что "твердь держит на себе верхние воды, яко да не разрушится теплотою звезд, но снабдится студенью вод", вследствие чего он называет ее "составлением леденовидным от воды, яко хрусталь". Другие, однако, полагали, что "естество небесного свода составлено от четырех стихий или иное некое от сих четырех".

В книге Дамаскина, отличающейся вообще большой терпимостью в космографических мнениях, приводятся все воззрения на "естество неба", но сочувственно цитируется взгляд Василия Великого: "сего небесе божественный Василий тонкое быти, глаголет, естество, аки дым", а немного ниже говорится: "нецыи убо возмниша, яко весь мир окружает небо, и само кругловидно есть, и везде превышшую часть имать; яко оное равномерно отстоит и не касается земли ни с вышше, ни с боков, ни снизу; яко небо кругодвижно обтекает землю, и сообносит быстрейшим движением своим солнце, луну и звезды; и егда над землею светит солнце, тамо бывает и день, егда же под землею, тогда нощь; и вопреки: егда под землею зайдет солнце, зде нощь, а тамо день".

Вслед за этим птолемеевским пониманием мироздания приводится, однако, воззрение, родственное Косме: "Инии же полукружие небо возмечташа отсюду, яко богоглаголивый Давид рече: простирали небо, яко кожу", и затем примирительно добавляется: "Впрочем, аще тако, аще же ина-ко, вся сия божиим повелением быша и утвердишася".

Семь небес Птолемея с яростью отрицал и проклинал Косма, как ересь, и признавал только два неба: "твердь" и "комару". Книга Дамаскина уже не считается с этим взглядом и положительно утверждает: "Еще же седмь поясов глаголют небесных быти; и на коемжде поясе по единой планете имеется; седмь бо планет рекоша быти: солнце, луну, Иовиша (т. е. Юпитера), Меркуриа, Марса, Венеру, Сатурна. Венеру же оную овогда денницею, овогда вечерницею нарицают".

Таким образом, компромиссная система книги Иоанна Дамаскина явилась у нас на Руси проводником птолемеевых взглядов на мироздание.                                                  ( по материалам http://www.pereplet.ru/ )

www.galaxy-science.ru

Астрономия

Астрономия

Потребности ориентации и определения времени рано выделили астрономию среди других областей научного знания в отдельную отрасль. Среди первых богов человечества -олицетворенные в светилах солнце и луна. На обширной территории, которую впоследствии заняли восточнославянские племена, издавна существовал разработанный культ светил, звезд и, возможно, астрономических явлений, связанный со знанием дневного пути солнца, изменением фаз лунного диска, расположением созвездий на видимом небосклоне. У древних полян, например, существовал специальный календарь, посвященный земледелию. К сожалению, пиктограммы найденного в окрестностях Киева кувшина воспроизводят лишь счет летних дней. Наиболее характерные моменты годичного кругооборота солнца (период солнцестояния) отмечались «колядами», праздником Ивана Купалы.

Астрономия Киевской Руси продолжала развиваться на основании точного знания движения светил и лунных фаз, которые получали определенные названия: первая четверть - новая «перекра» и др.

После принятия христианства византийского образца на Руси пантеон языческих богов был заменен. Тем ни менее, специальная литература, излагавшая сущность нового учения, была понятна лишь священнослужителям, князьям, боярам, редко - дружинникам и торговцам. Неизбежность параллельного существования в течение длительного времени язычества и христианства обусловили противоположные представления об окружающем мире различных слоев населения древнего русского общества. Вместе с тем, даже представители великокняжеской фамилии, являясь сторонниками новой религии в официальной жизни, в быту окружали себя языческой символикой (украшения хоромов, амулеты-обереги, изображения на одежде и посуде и др.)

Идея божественности власти, возникшая на Руси еще до христианства, была воплощена в Солнце, карающем и дарующем жизнь. Заступницей перед ним за весь род людской выступала богиня Земли. Таким образом, христианство на Руси нашло уже взгляды, которые соответствовали его идее, и оставалось только провести формальную замену одних богов на других.

Каждое явление природы «священным писанием» было объяснено раз и навсегда волей и деятельностью бога-творца. Все видимое создано в неизменных формах, все многообразие явлений природы было лишь проявлением активности святого духа. Поэтому проследить развитие идей о сути природных явлений в древней Руси X-XVII вв. можно по практической астрономии, летописям и переводной богословской и отчасти научной литературе, поступавшей из Византии и Западной Европы.

Познания русских в астрономии не ограничивались лишь фиксацией природных явлений. Диакон Новгородского Антониева монастыря Кирик, живший в первой половине XII в., например, в своем учении говорил о високосном и лунном годе, о принципе вычисления пасхалий; знал такие сложные понятия из теории календаря, как «эпакт» (возраст луны в определенный день года), «индикт» (пятнадцатилетний цикл), двадцативосьмилетний «солнечный круг» и др.

Не называя причины солнечных и лунных затмений, например, летописцы давали в совокупности довольно точную картину их (протуберанцы, солнечные пятна, наблюдение звезд, размеры видимого диска, география и время явлений). Правда, счет часов в течение суток, как и в Западной Европе, был приблизителен. Более точная фиксация времени началась с появления в Москве одних из первых в Европе башенных часов (1404), Новгороде (1436) и Пскове (1477). Регулировали их по моментам восхода и захода солнца, заранее вычисленным. Счет же часов от полуночи впервые появился в XVII в. в Новгороде, а окончательно был введен по всей России в 1700 г. Петром I. Эта практическая астрономия дополнялась переводными трактатами.

Переводная литература нашла широкий отклик в Новгороде. Город был политико-административным центром восточных и западных славян и угро-финнов на заре русской государственности, крупнейшим в Северной Европе международным рынком X-XV вв.; являлся членом европейского торгового союза Ганзы в XIII-XV вв., наконец, городом-республикой среди средневековых монархий; а также русским центром культуры и искусства, где родились великие шедевры. Первые вольнодумцы - «еретики», отрицавшие официальную церковь (не признавали церковную иерархию, осуждали алчность и нравственные пороки духовенства), также появились одними из первых в Новгороде. Неудивительно, что в Новгороде, где еще в церковных кругах жива была память о «еретиках» и где церковные официальные лица отличались особенной жестокостью в искоренении всевозможных направлений, находила отзвук не только богословская, но и научная литература. Так, в «Шестодневе» И. Болгарского и «Богословии» И. Дамаскина сообщалось читателю о размерах небесных тел, сферичности неба, знаках зодиака, причинах затмений. По поводу солнечных затмений говорилось, что они бывают лишь спустя определенное количество дней, часов и минут, прошедших с полнолуния. А лунные затмения происходят по истечении известного промежутка времени и за определенное количество знаков зодиака от солнца по прямой линии.

Занятия естественными науками (и астрономией) у новгородских «еретиков» были неизбежны в силу направленности их полемики. Этот кружок, занимаясь в первую очередь борьбой с русской христианской ортодоксией, был организацией, объединявшей людей, стремящихся к знанию. Так, новгородские «еретики» конца XV в. пользовались математическим аппаратом «Шестокрыла» для предсказания времени затмений. Написанный в XIV в. итальянским евреем И. бен Якобом, он попадает в западную Русь, где и был сделан его перевод, а оттуда - в Новгород. Еще в одном переводном трактате - «Космографии» - давалось описание системы сфер, земля признавалась неподвижной, луна - самой малой из всех планет, описывался зодиак и периоды движения по нему планет. Причина лунных затмений объяснялась нахождением между солнцем и луной земли и падением тени ее на луну. В такой же последовательности луна закрывает от нас солнце. По сути, перед нами формула затмений средневековых астрологов-астрономов: лунные затмения происходили тогда, когда проекции луны и солнца на небесную сферу оказывались в противоположных узлах, а солнечные - когда они находились в одних и тех же узлах.

По «священному писанию», находясь на сфере «неподвижных звезд», созданные творцом звезды неподвижны и не могут падать на землю. Вместе с тем в отечественных литературных сводах XIII-XVI вв. отмечалось массовое выпадение метеоритов или «метеоритных дождей». Однако еще и в XVII в. это чисто астрономическое явление пытались объяснить как метеорологическое.

И. Дамаскин различал два вида комет: «звездовидное собрание огня, имеющее впереди лучи», и «огневидное собрание звезд, испускающее вокруг себя лучи». Русские народные представления напоминают идеи Дамаскина: комета - это скопление звезд и падение ее на землю может вызвать пожар. Русское летописание описывает 37 комет, которые считались вестниками великих бед и несчастий, обычными звездами, только с хвостами.

С падением Константинополя в 1453 г. русская церковь стала себя считать центром православия, что вызвало бурный интерес к греческим книгам, и борцом против католического влияния с Запада. В конце XV в., когда вычисленная в Византии до 1492 г. пасхальная таблица кончилась, православная церковь стала ощущать потребность в людях, владевших астрономическими знаниями. Церковная реакция затормозила распространение западной естественнонаучной литературы на Руси в XVI-XVII вв., что не распространялось на высших представителей феодального сословия. Для Алексея Михайловича составлялся гороскоп (о чем известно из челобитной Пересветова), Борис Годунов расспрашивал астрологов о Венере, которую наблюдал перед смертью; М. Глинский изучал астрологию за границей.

Т аким образом, для русской астрономии X- первой половины XVII вв. характерны накопления сведений о природных явлениях, окрашенных языческими и христианскими легендами, и первые попытки их объяснения, нашедшие подтверждение в летописных сводах. В процессе формирования российской государственности переводные трактаты по астрономии получали все большее распространение. Вместе с тем, из-за своего прикладного характера астрономия на Руси, как область, «принадлежащая богу-творцу», была поставлена на долгое время под контроль церкви.

www.cheluskin.ru

Прадеды о звёздах. Астрономия в древней Руси. (часть 2)

                                                                          ПЕРВЫЕ НАБЛЮДЕНИЯ НЕБА              

Первичные проблески астрономических знаний возникли, несомненно, еще в доисторическую эпоху, у людей каменного века. Грозные явления природы должны были производить сильное впечатление, а звездное небо по ночам уже в очень отдаленное время показывало, что взаимное расположение звездных групп остается постоянным и неизменным, и что звездами можно пользоваться, узнавая направление к своему жилищу при отдаленных отлучках от него и определяя время суток и года. Практическая полезность этих знаний заставляла ценить их и передавать из поколения в поколение. Так зародилась астрономия, считающаяся древнейшей наукой у всех народов.

Б. Медведица на камешке -- пастушеском амулете, найденном в стоянке на берегу Бологовского озера (Ленинградской обл.) П. А. Путятиным.

Следы первобытных познаний доисторического человека, некогда населявшего нашу страну, раскрывает нам археология. Среди них есть и некоторые намеки, показывающие интерес человека каменного века к звездному небу. В археологии известны большие каменные плиты или маленькие изделия из кремня или. других камней с изображением на них чашеобразных углублений, сочетающихся в разнообразные группы. Некоторые археологи допускали, что эти изображения представляют собою как бы доисторические звездные карты. Два таких камешка были найдены П. А. Путятиным еще в 80-х годах прошлого века в неолитической стоянке на берегу Бологовского озера. Он считал их пастушескими амулетами. На одном из них, более крупном, среди ряда ямочек можно выделить наиболее отчетливые в своем сочетании, действительно представляющие фигуру Большой Медведицы, причем Мицар изображен двойным. Другой, меньший камешек представляет собой группу ямочек, напоминающую фигуру Плеяд. Изображение этого камешка приводится здесь среди других подобных же изображений Плеяд, на камнях и доисторических вазах по данным археологов Бодуэна и Путятина, причем для сравнения под 2 помещена действительная конфигурация Плеяд, как они видны простым глазом.

Изображение Плеяд в доисторическом искусстве.

Отчетливое изображение Б. Медведицы уже более позднего времени, эпохи бронзового века, можно видеть на кованой медной игле из собрания В. И. Бястова в юго-западной Руси.

Изображения Б. Медведицы на медной игле из собрания В. И. Бястова (отчет Румянцевского музея за 1912 г.).

Кроме этих археологических изображений и данных фольклора, которыми мы в достаточной степени уже пользовались, до нас не дошло других памятников древнейших астрономических познаний наших предков, но с XI в. мы располагаем уже другими, несравненно более богатыми и ценными источниками для суждения об этом,-- это наши русские летописи.

Авторами летописей, их редакторами и переписчиками были главным образом монахи. Под монашеской одеждой летописца часто скрывались культурные люди того времени из княжеско-дружинной среды, как, например, Нестор, киевский летописец. Это были наиболее знающие и образованные люди своей эпохи, они много читали, собирали старые рукописные книги и записки отдельных лиц и в тиши монастырских келий обрабатывали весь этот материал, присоединяя и свои личные впечатления и собранные наблюдения, которых авторы их приводят сообщения о наблюдавшихся "знамениях небесных".

Повествуют о них летописцы, в большинстве случаев "не мудрствуя лукаво", описывая небесные явления так, как видели их на небе. Иногда же, пускаясь в рассуждения и приводя мнения других, они отражают старинные верования и заблуждения, также представляющие большой интерес для истории знания.

Обычай летописцев указывать не только год (лето) явления, но и дату и даже час, в который оно наблюдалось, оказывается особенно ценным при решении вопросов хронологической достоверности описываемых ими исторических событий, давая возможность чисто астрономическим путем проверить как само описание явления, так и время его наблюдения.

Мы уже видели выше, что первое солнечное затмение, отмеченное автором Лаврентьевской летописи, относится к 1064 г. или 6572 г. от сотворения мира1).

1) До реформы Петра, в 1700 г., во всех литературных русских источниках датировка событий велась от "Сотворения мира", которая условно начиналась за 5508 лет до начала современной эры счисления. Таким образом, чтобы перевести года наших летописей на современное летосчисление, из первых надо всегда вычитать 5508 лет (6572--5508= 1064). При этом, однако, надо помнить, что если летопись велась по сентябрьскому стилю (т. е. новый год считался с сентября), то для событий, случившихся в сентябре-декабре, следует вычитать 5509, чтобы получить верную датировку. Если же летопись велась по мартовскому стилю (т. е. новый год считался с марта), то для событий, случившихся в январе и феврале, следует вычитать из данного числа 5507, чтобы получить верную современную дату.

Большинство записей затмений в наших летописях стояло в с связи с различными политическими событиями того времени. Так, солнечное затмение 21 мая 1091 г., по мнению летописцев, предзнаменовало смерть Всеволода I Ярославича, затмение 23 января 1115 г. -- смерть Олега Святославича. Затмение 4 сентября 1187г. произошло в то время, когда иерусалимские депутаты вели переговоры с Саллах-Эддином, обложившим Иерусалим осадою. Оно произвело большое впечатление на умы юго-западной Руси как потому, что там оно было полным, так и потому, что дела Востока на юге России были лучше известны, чем на севере. "Солнце погибе,-- пишет киевский летописец,-- и небо погоре облаки огнепрозрачными. Таковая бо знамения не на добро бывают. В той бо день взят бысть Иерусалим безбожными сарацины... В Галиче [Галиция] солнцу померкшу и звезды видети среди дня". В 1236 г. солнечное затмение 3 августа оказалось предвестием "пленения земли христианской от безбожных измаелит", так как оно произошло всего за полгода до несчастной битвы русских с татарами при реке Сити.

Под 1161 г. в летописи подробно описано лунное затмение, сведения о котором более скудны, вероятно, потому, что лунное затмение не производило столь сильного впечатления на наших предков, как солнечное. Но это затмение Луны ставилось тогдашними политиками в связь с судьбою киевского князя Изяслава Давидовича, вступившего в Киев как раз в день затмения -- 12 февраля. Поэтому-то летописец и останавливается на затмении очень подробно. "В то же время,-- говорит он,-- бысть знамение в луне страшно и дивно: идяше бо луна через все небо от въстока до запада, изменяючи образы своя: бысть первое (т. е. первая четверть) и убывание (т. е. ущерб) помалу, дондеже вся погибе, и бысть образ ея яко сукно черно, и паки бысть яко кровава, и потом бысть яко две лици имущи, едино зелено, а другое желто". До сих пор у летописца верно и картинно изображен весь ход лунного затмения. Но затем уже начинается то, что видел в затмении суеверный глаз истолкователя небесного знамения в зловещем для князя смысле: "И посреде ея (Луны) яко два ратьная секущееся мечена, и одному ею яко кровь идяше из главы, а другому бело акы млеко течаще. Сему же рекоша старии людие: не благо есть сяково знамение, се прообразует княжю смерть -- еже и бысть". Последняя приписка показывает, что запись о затмении сделана была уже после смерти князя, и потому-то первоначальное наблюдение разрослось в целую фантасмагорию. Но кровавый цвет затмившейся Луны -- характерная подробность лунного затмения -- играла главную роль в созданной фантасмагории. Через год Изяслав был убит в сражении; сталитогда вспоминать, не было ли каких-нибудь божественных предупреждений, и нашли его в грозном небесном знамении 12 февраля 1161 г., которое, правда, случилось целый год назад, но зато обратили внимание, что оно произошло в день вступления князя в Киев.

Самым интересным затмением, отмеченным в летописях, надо признать солнечное затмение 1185 г. О нем сохранились обстоятельные и ценные даже в научном отношении записи наших "книжных" монахов, как оказывается, -- внимательных наблюдателей небесных явлений. Это затмение связано с судьбой князя Игоря Святославича; о нем же упоминается и в "Слове о полку Игорове", этой драгоценной жемчужине светской древнерусской поэзии, где рассказывается о несчастном походе князя против половцев, окончившемся полным поражением и взятием в плен Игоря.

"Тогда Игорь воззре на светлое солнце и виде от него тьмою вся своя воя прикрыты. И рече Игорь к дружине своей:  Братие и дружина! Лучше ж бы потяту быти, неже полонену быти! А всядем, братие, на свои борзые комони, да позрим синего Дону!". Спала князю ум похоть, и жалость ему знаменье заступи'искусити Дону великого".

Итак, по "Слову" выходит, что затмение Солнца было как бы поводом объявить поход на половцев. Но эта поэтическая вольность автора "Слова" расходится с действительностью. На самом же деле, как это видно из повествования Ипатьевской летописи, где под 6693 (1185) годом описан поход Игоря, последний выехал в поход из Новгорода Северского еще до затмения и постепенно к нему стали присоединяться его братья. Около реки Донца союзники соединились и хотели уже переходить ее в землю половецкую, как вдруг Игорь, посмотревши на небо, увидел знамение: "...идущим же им к Донцу реке, в год (в час) вечерний, Игорь же, воззрев на небо и виде солнце, стояще як месяц, и рече бояром своим:  Видите ли, что есть знамение се?". Они же узревше и ви-диша вси и поникоша главами и рекоша мужи:  Княже, се есть не на добро знамение се". Игорь же рече: Братья и дружина, тайны божия никтоже весть, а знамению творец бог и всему миру своему, а нам что сотворит бог или на добро, или на наше зло, а тоже нам видити"".

Как видим, Игорь пытается развивать мысли, расходящиеся с общенародным взглядом на значение знамений небесных, опасаясь, чтобы предпринятый поход не расстроился. Поход решено было продолжать, и войска перешли Донец. Половцы разбили союзников и взяли в плен самого князя. Автор Ипатьевской летописи, приводя речь Игоря, этим хочет показать, что взгляд, развивавшийся князем, противоречил византийскому миросозерцанию, по которому "бывают сица знаменья не на добро... Знаменья бо в небеси или звездах, ли солнци на благо бывают, но знаменья сица на зло бывают" (Лаврентьевская летопись под 6572 г.).

В Новгородских летописях, совершенно независимо от судьбы Игоря, о которой даже ничего не рассказывается, описывается, однако, то же самое затмение по наблюдениям, по-видимому, самого автора летописи, в Новгороде: "Месяца Майя в 1 день, в звонение вечернее, бысть знамение в солнци: морочно бысть вельми, яко на час и более, и звезды виде-ти, и человеком воочию яко зелено бяше, и в солнци учинися яко месяц, из рог его яко угль жаров исхожаше: страшно бе видети человеком знаменье божие".

Отсюда заключаем, что когда Игорь видел на берегу Донца, в пределах современной Курской области, частное затмение, летописец в Новгороде наблюдал его полным в то же самое время ("в год вечерний"--"в звонение вечернее"). Что затмение было полным в Новгороде, это следует из указания на видимость на небе звезд. Действительно, I мая 1185 г. центральная линия полного затмения пересекала Новгородскую область по направлению с Финского залива на Кострому и Казань. Новгород лежал в полосе тени, и полная фаза затмения, по вычислениям М. А. Вильева, продолжалась там три минуты. В Курской же области, на берегу Донца, затмение это могло наблюдаться, конечно, только как частное, хотя и в большой фазе (0,8 диска Солнца), так что действительно "солнце стояше, яко месяц". Но полной темноты и звезд на небе уже не могло быть. Историк Татищев, выписавший в своей рукописи описание затмения из Ипатьевской и Новгородской летописей рядом, в печатном издании своей истории слил их в одно целое: "(Игорь) продолжал путь свой к Донцу; на вечер же майя 1 дня увидел затмение солнечное, которого осталась часть, яко луна трех дней, в рогах его, яко уголь горящий был, и звезды были видимы, и в очах было зелено..." В примечании к этому месту он говорит, что в Новгороде затмения быть не могло. Он думал, по-видимому, что Новгородская запись сделана по рассказам, идущим с Донца. Астрономические вычисления, однако, разъяснили, в чем тут дело: новгородская запись оказалась совершенно самостоятельным, местным! наблюдением, и ее никоим образом нельзя смешивать с тем, что описано в Ипатьевской летописи. Вот прекрасный пример того, как астрономия может выяснить историческое недоразумение.

Подобно Татищеву совершил ошибку и поэт А. Н. Майков в своем поэтическом переводе "Слова о полку Игореве". Кроле самого "Слова", он пользовался также и летописями, но не понимал того, что в Новгородской летописи описана картина полного затмения, наблюдавшегося в Новгородской же области. Поэтому у него тоже получилось, будто Игорь на берегу Донца видел полное затмение:

У Донца был Игорь, только видит, Словно тьмой полки его прикрыты, И воззрел на светлое он солнце -- Видит: солнце -- что двурогий месяц, А в рогах был словно угль горящий, В темном небе звезды просияли, У людей в глазах позеленело.

С научной точки зрения описание летописцем новгородского наблюдения нгоревского затмения имеет большую ценность, так как оно заключает в себе указание на большой протуберанец, выступивший от Солнца из-за диска Луны даже еще до наступления полной фазы -- "из рог его яко угль жаров исхожаше".

Розоватый язык протуберанца автор летописи вполне мог сравнить с "жаром", как и до сего времени в народе называются красноватые, уже начинающие тлеть угольки. Рога затмившегося Солнца могли быть упомянуты летописцем еще и потому, что этим он хотел указать тот край солнечного диска, из-за которого он потом, во время полной фазы, увидел протуберанец.

Замечательно, что это вообще первое историческое упоминание о протуберанце, наблюдавшемся простым глазом. Подобное же наблюдение, записанное в западноевропейских хрониках, относится к затмению 1239 г., как об этом говорит Секки. Вообще же протуберанцы были открыты для науки лишь в XIX в.

Необходимо отметить, что в 1185 г. китайцы наблюдали на Солнце простым глазом пятна 17 и 21 февраля, 4 марта, а в 1186 г. 31 мая и 22 июля. Таким образом, 1185--1186 гг. были эпохой чрезвычайно напряженного максимума солнечной активности, протуберанцы на Солнце могли быть крупные и, следовательно, была большая вероятность их видеть простым глазом во время затмения.

Другое солнечное затмение, произведшее сильное впечатление, произошло 14 мая 1230 г. Оно подробно описано в Лаврентьевской летописи: "Солнце нача погибати, зрящим всем людем, мало остася его и бысть аки месяц три дня, и нача опять полнится, и мнози мняху месяц идуще через небо, зане бяшеть межимесячье то, а друз и мняхуть солнце идуще вспять, понеже оболоцы малии, частии, с полуношные страны борзо бежаху на солнце, на полуденную страну. Того же дни и часа бысть тако и того грознее в Кыеве, всем зрящим, бывшую солнцу месяцем, явишася столпове черлени, зелени, синий, обаполы солнца; таче сниде огнь с небеси аки облак велик над ручай Лыбедь, людем всем отчаявшимся своего житья, мняще уже кончину сущю, целующе друг друга прощение имаху, плачюще горко, возопиша к богови слезами; и милостью своею бог проведе страшный той огнь через весь град без пакости, и паде в Днепр реку, ту и погибе; тако сказаша нам самовидци, бывший там".

Здесь следует различать описание затмения, наблюдавшегося, судя по фазе, где-то на севере, вероятно, в Новгородской области, и затем описание его, переданное летописцу каким-то очевидцем, прибывшим из Киева. Полоса полного затмения проходила в Швеции и Финляндии, а по всей России оно могло наблюдаться только как частное, и поэтому никоим образом нельзя думать, что "огнь с небеси аки облак велик" было явление солнечной короны, как это думал П. И. Мельников-Печерский. Здесь, по-видимому, имеется в виду совпадение трех небесных явлений, наблюдавшихся в Киеве одновременно -- солнечного затмения, радужных столбов (паргелиев) и, вероятно, метеорита, пролетевшего по небу. Солнце во время затмения в Киеве было на востоке, ручей же Лыбедь протекает к югу от Киева (Печерска), и находившееся над ним загадочное облако уже никак, по одному своему местоположению, не могло быть солнечной короной. Поэтому правдоподобнее думать, что здесь описывается огненный шар или метеорит, как это предполагал А. Ф. Гебель ("Об аэролитах в России", стр. 89), быть может, даже наблюдавшийся и не одновременно с затмением, но впоследствии соединенный в одно описание.

1230 г. оказался вообще богат "знамениями". 3 мая произошло большое землетрясение, охватившее всю Россию того времени. Оно было замечено в один и тот же момент, во время литургии и наблюдалось в Киеве, Владимире, Переславле, Новгороде, Ростове и Суздале. В Киеве, в Печерском монастыре, церковь "на четыре части расступися". В ПереславлеЗалесском обвалился потолок в церкви и разбил иконы и люстры. Все эти события, вместе взятые, действительно могли навести ужас на суеверных людей, и эту панику и смятение летописец прекрасно характеризует в своем описании. Любопытно, что русский проповедник того времени Серапион Владимирский произнес поучение, текст которого дошел до нас: "Слышасте, братие, самого господа, глаголаша в Евангелии: и в последняя лета будет знаменья в солнци, и в луне, и в звездах, и труси (землетрясения) по местом, и глади. Тогда реченном господом нашим ныне збысться при последних людех. Колико видехом солнца погибша и луну померькшу, и звездное премененье! Ныне же земли трясение своими очима видихом; земля от начала утверждена и неподвижима, повеленьем божиим ныне движеть, грехы нашими колеблется, беззакония нашего носити не может...".

По-видимому, поучение это было сказано вскоре же после землетрясения 3 мая, но до затмения Солнца 14 мая, потому что Серапион вспоминает небесные явления, бывшие до того "при последних людях", вероятно, имея в виду затмения Солнца и Луны в 1207, 1208, 1216 и 1218 гг., описания которых не все дошли до нас; дождь падающих звезд 1202 г., описанный в наших летописях, и комету Галлея при ее появлении в 1222 г. Затмение Солнца, паргелии и метеорит 14 мая 1230 г. в Киеве могли поселить панику у людей, уже убедившихся в том, что наступают "последние времена", и люди начали плакать и прощаться друг с другом.

Под 1366 г. в наших летописях имеется "Повесть умильна зело" о нападении султана египетского на Антиохию, Иерусалим, Синай, избиении монахов и распятии Антиохийского патриарха Михаила. "И, сего не терпя,-- повествует летописец,-- солнце луча свои скры месяца августа в 7 день, в 3 часа дня, и бысть тогда солнце аки трех дней месяц, щербина убо ему с полуденныя страны, и мраку синю и зелену от запада приходящу, и пребысть тьма велия час един, и обратися солнце на полдень, аки месяц млад, таже обра-тися солнце роги к земле, и бысть аки месяц, и тьма велия, и потом помалу свет своей припущаще, дондеже исполнится солнце все и свет свой паки яви и обычно лучами светлость сияше". Здесь, как мы видим, с величайшей подробностью описан весь ход затмения. Полоса кольцеобразно-полного затмения 7 августа 1366 г. проходила южнее Москвы, близ Тулы и Рязани. Летописное описание, судя по фазе и по положению затмившегося серпа Солнца на небе, относится к Новгородской области, где оно было частным.

Любопытное явление заревого кольца было подмечено летописцем при затмении 7 июня 1415 г. "Тьма бысть по всей земли и звезды явишася, и заря явися утренняя и вечерняя и паки по едином часе господь бог даст просвещение всему миру".

При полном затмении Солнца 24 января 1544 г. наблюдатели заметили, что Солнце во время полной фазы оставалось видимо только "на ножовое тыльце", и на небе появились две звезды--"одна бела, другая червоная". Это затмение было видимо как полное только в Литовской Руси, и потому описания его находятся в летописях юго-западной Руси и в польских хрониках. Выражение "на ножовое тыльце" можно понять, как намек на светлое кольцо солнечной короны вокруг затмившегося Солнца, поскольку тыловая часть черенка ножа иногда окружала деревянную круглую рукоятку. Двумя звездами возле затмившегося Солнца, как показывают вычисления, были Меркурий и Венера.

Обычно в летописях описываются затмения с большой фазой, затмения частные в большинстве случаев проходили незамеченными. В этом отношении любопытно описание затмения 30 сентября 1475г., наблюдавшегося в Коломне, о котором сказано, что "треть его изгибла", т. е. около 0,3 солнечного диаметра. Оно уступает только одному затмению, найденному Ф. Гинцелем в арабских хрониках, которое было отмечено при восходе Солнца в Багдаде и достигало всего 0.2 солнечного диаметра. Однако Гинцель предполагает, что на него обратили внимание только потому, что оно было уже заранее предсказано, что вполне возможно при тогдашнем положении астрономии у арабов. Кроме того, на него могли обратить внимание еще и потому, что при восходе Солнца на него легче бывает смотреть. В Коломне затмение также заметили через час после восхода Солнца.

При описании лунных затмений летописцы почти всегда отмечают окраску затмившейся части луны. Французский астроном А. Данжон обратил внимание на то обстоятельство, что на изменение этой окраски оказывает, по-видимому, влияние пятнообразовательная солнечная деятельность: в течение двух лет, которые следуют за минимумом ее, тень Земли на Луне очень темна, сера и мало окрашена, но по мере удаления от минимума Луна остается в течение затмения все более и более яркой и сильнее окрашенной в красные тона. Таким образом, окраска лунного затмения является индикатором солнечной активности. Просматривая с этой точки зрения лунные затмения в наших летописях, мы видим, что одни затмения характеризуются определенными указаниями на кровавый цвет, в других же случаях об этом умалчивается или определенно указывается темный цвет. Затмения первого типа произошли в 1146, 1161, 1248, 1291, 1360, 1378, 1395, 1406,1471, 1536, 1566, 1682 годах: "луна кровава", "темною кровью покровена", "в кровь приложись", "яко кровь", "аки медь красная". Затмения второго типа были в 1150, 1208, 1276, 1280, 1389, 1399, 1465, 1624 годах: "луна вся погыбе", "помрачена вся", "погибе месяц и долго не бысть", "погибе весь -- не видети его было, оста его мало, аки сукно черно".

За 665 лет, с 1060 по 1715 гг., в России было видно 283 солнечных затмения, из них 147 для Новгородско-Киевской Руси имели фазу 0,5 солнечного диаметра и более. Судя же по летописным указаниям, в России наблюдалось 49 затмений, т. е. 33%, остальные же не попали в летописи; их не заметили, либо было пасмурно, либо, наконец, их описания не дошли до нас, так как многие летописи были утрачены. Что же касается лунных затмений, то за тот же период времени из 618 затмений, бывших в России, попало в летописи только 40, т. е. только 6.3%.

В некоторых случаях в летописях встречаются лишь краткие замечания, в роде "бысть знамение в солнце иль луне и звездах". Если же, при проверке, на указываемую дату не падает солнечного или лунного затмения, остается допущение, что имелись в виду атмосферные явления галосов или паргелиев, которые вообще в летописях также отмечались. Однако в двух случаях "знаменья в солнце" оказались исключительно интересными. Так, в 1365 г. "бысть знамение на небеси, солнце бысть, аки кровь, и по нем места черны и мгла стояла с поллета, и зной, и жары бяху велицы, лесы и болота и земли горяше, и реки презхоша, иныя же места водяные до конца исхоша; и бысть страх и ужас на всех человецех и скорбь велиа". В Никоновской летописи далее под 1371 г. опять встречаем подобное же указание: "Бысть знамение в солнце, места черны по солнцу, аки гвозди, и мгла велика была..." и дальше опять подробное описание грандиозной засухи и лесных пожаров.

В обоих случаях, несомненно, летописцем отмечаются солнечные пятна, сравниваемые с черными шляпками старинных гвоздей, как бы вбитых в солнечный диск. Они были замечены как вследствие своей большой величины, так и благодаря мгле, сквозь которую Солнце проглядывало в виде кровавого диска, который можно было рассматривать без вреда для глаз. Большие солнечные пятна, наблюдавшиеся простым глазом на Солнце, служат хорошим указанием на эпоху повышенной активности Солнца. Исходя из таких наблюдений в Китае, которых не мало было записано в китайских летописях, Вольф и другие астрономы пытались дать схему колебания солнечной активности в историческом прошлом.

В каталоге, составленном по китайским летописям японским астрономом Ш. Хираямой, отмечены солнечные пятна в 1370--1376 гг., причем в 1371 г. одно из них наблюдалось 22 июня, как раз, очевидно, то, о котором говорит наша летопись, т. е. во время летней засухи. О ряде северных сияний, также свидетельствующих о напряженной солнечной активности, находим известие в наших летописях под 1370 г., когда осенью "по многи нощи видяху человецы аки столбы по небу, небо червлено, аки кроваво". Эти сияния как раз соответствуют осенним солнечным пятнам по китайским летописям. Эпоха максимума (7-я для XIV в.) была, как полагал Р. Вольф, вероятно, в 1372 г. (четыре наблюдения пятен в Китае). Что же касается 1365 г., то из Китая известий до нас не дошло, и русское, наблюдение является единственным указанием на время предшествующего (6-го) максимума солнечной активности XIV в.

О северных сияниях, падающих звездах и полете болидов, описанных летописцами, мы говорили в других очерках.

Известны ли были людям в Древней Руси четыре главные и наиболее яркие планеты -- Венера, Юпитер, Марс и Сатурн, т. е. отличали ли они их на небе от звезд и знали ли они особенности их движения? Теоретически "книжные" люди Древней Руси, несомненно, были с ними знакомы, судя по всевозможным описаниям планет, дошедшим до нас в древних рукописях, где они носили названия: для Венеры -- Афродит, она же Чигирь-звезда, Денница; для Юпитера -- Иовиш, звезда Ивока, Зевес; для Марса -- Аррис, для Сатурна --Крон, для Меркурия -- Ермис. Мифологическими изображениями планет, или "заблудших звезд", любили даже украшать царские палаты, называя их "беги небесные" наряду с "кругом животным", т. е. зодиаком, но практически, кроме Венеры, наши предки, по-видимому, с ними не были знакомы. По крайней мере, нигде мы не нашли хотя бы отдаленных указаний на это: ни в фольклоре, ни в литературных источниках, в том числе и в летописях.

Что же касается Венеры, то в качестве утренней и вечерней звезды или Зорницы, Заряницы, Зорянки она хорошо известна в нашем фольклоре, хотя народ часто принимает за нее какую-нибудь другую планету или даже яркую звезду, находящуюся на утреннем или вечернем небосклоне близко к Солнцу, особенно в эпохи соединения Венеры с Солнцем, когда сама она не видна ни утром, ни вечером.

В словаре Даля под именем Чигирь-звезды разумеется Венера и в то же время "чигирь" на Кавказе -- это бадья для поливки виноградников, а чихирь -- красное вино. Г. Н. Потанин еще приводит название для Плеяд у ингушей "чехгэр". Академик А. И. Соболевский считал, что слово "чигирь" имеет еврейское происхождение. Слово "цигр", по-видимому, не что иное, как еврейское название планеты Венеры Zohar в каком-нибудь местном произношении. В "1001 ночи", в сказке о Мудрой Симпатии (268-я ночь) упоминается Эль-Зограт--Венера. В одной русской рукописи "Сказание царя Соломона" название Чигирь определенно производится е "сирского языка": "солнечное восхождение Чигири-звезды, именовавшееся сирским языком". Академик Н. Я. Марр, которого мы спрашивали о значении слова Чигирь, также согласен, что это сирийское название Венеры и имеет прототипом своим вавилонскую Иштар. В упомянутой русской летописи о Чигире еще сказано: "Чигир бо звезда -- пред царем боярин", и проводится сравнение царя и боярина с Солнцем и утренней звездой. Как появление боярина знаменует приход царя, так и блеск Чигирь-звезды знаменует восход Солнца. В этом описании мы действительно узнаем Венеру.

Старинное русское название Венеры, вероятно, было "Денница". Так, в славянском переводе Библии употреблено взамен Венеры именно это слово. У сербов же и до сих пор Венера называется Даницей. Это название указывает на отличительную особенность этого яркого светила,-- на то, что оно бывает видимо среди белого дня.

Венера бывает видна днем лишь в то время, когда ее положение относительно Земли и Солнца бывает для этого наиболее благоприятным. Вычисления и наблюдения показали, что наилучшая видимость Венеры простым глазом соответствует моментам ее удаления от Солнца на 40њ к востоку или западу. Эти положения Венеры, когда она может стать Денницею, повторяются приблизительно через каждые 29 месяцев; случаи же наилучшей возможной видимости днем повторяются приблизительно через восемь лет.

В наших летописях встречаются два указания на дневную видимость Венеры на небе. Первый случай относится к XIVв. В новгородских летописях под 6839 (1331) годом читаем: "Месяца Иуня, пойде преподобный Василий в Волынскую землю к митрополиту на поставление... и паки пришедшим им в Володимер Волынский, и абие... поставиша его на память святого апостола Тита. Тогда явися на небеси знамение, звезда светла над церковию стояща, весь день светяся". Память Тита падает на 25 августа старого стиля. Венера утром, вовремя поставления, могла стоять высоко на небе ("над церковью") только в том случае, если она была в это время удалена к западу от Солнца и, следовательно, светила в качестве утренней звезды. Эти соображения, действительно, подтвердились вычислениями М. А. Вильева. Оказалось, что 25 августа 1331 г. Венера находилась почти в наибольшем удалении от Солнца (-- 42њ) и видна была по утрам.

Второй случай относится уже к началу XVIII в. и имел место в Чернигове. Он описан в Черниговской летописи, которую вел какой-то монах Троицкого черниговского монастыря, внимательный наблюдатель неба, занесший на свои немногочисленные страницы летописи ряд небесных знамений. Самое интересное из них -- это видимость Венеры и Луны днем в 1703 г. Описание это сделано в форме, могущей показаться нам загадочной: "Июль месяц небесный настал в пяток июня 5 числа, и зараз, в неделю о полудню, 7 числа того же месяца, на небе виденный был, и две звезды были близко него, и потом, пред заходом солнца, не видеги было его аж до своего часу звычайного -- в вечер до повня". Вспомнив сказанное нами выше о лунном календаре наших предков, переведем эту запись на современный язык следующим образом: "Новолуние произошло 5 июня в пятницу "книжного" (календарного) месяца, когда родился июльский "небесный" месяц, и сразу же, в воскресенье, в полдень 7 июня, месяц стал быть виденным (на небе недалеко от Солнца), и две звезды были около него, а потом, перед заходом Солнца, месяц был не виден ("утерян из поля зрения") вплоть до своего обычного времени, когда он вновь стал быть виден (после захода Солнца) вечером до петухов (около полуночи месяц уже скрылся под горизонтом)".

Вычисление М. А. Вильева показало, что новолуние было 3 июня в 11 час. 35 мин. гринвичского времени, причем день этот падал на четверг, а 5 июня, следовательно, приходилось в субботу. Если монах действительно наблюдал в пягницу, то это было не 5, а 4 июня 1703 г. Значит, в воскресенье 6 июня наш летописец видел соединение Луны с какими-то яркими звездами, видимыми даже в полдень недалеко от Солнца. Естественно было допустить, что по крайней мере одной из этих звезд была Венера в периоде, близком к видимости ее в качестве Денницы. М. А.Вильев, предпринявший соответствующее вычисление, пришел к этому же заключению. Оказалось, что в воскресенье 6 июня действительно имело место соединение Венеры с Луною около 4 час. вечера для Чернигова, причем Луна прошла на расстоянии 2њ от Венеры. Никакой другой яркой звезды в это время не было, так как Луна проходила созвездие Рака, бедное яркими звездами; других планет близко также не было. Таким образом, остается думать, что наблюдатель был просто введен в заблуждение и принял одну и ту же Венеру в разных ее положениях относительно молодого серпа месяца в полдень и вечером, после захода Солнца, за две разные звезды.                                                                                                                  ( по материалам http://www.pereplet.ru/ )

www.galaxy-science.ru

Даниил Святский. Астрономия Древней Руси. С Каталогом астрономических известий в Русских летописях, составленым М. Л. Городецким (+ карты)

Даниил Святский

Даниил Осипович Святский (14 сентября 1881 — 29 января 1940) — русский и советский астроном, метеоролог.

Биография

Даниил Святский родился в г. Севск, ныне Брянской области. Был активным участником Русского общества любителей мироведения (РОЛМ) и Центрального бюро краеведения.

В молодости Святский побывал в царской тюрьме, за то, что в декабрьские дни 1905 года, призывал рабочих-железнодорожников и крестьян Орловской губернии помочь московскому восстанию.

27 марта 1930 года был арестован по делу РОЛМ. Год ему пришлось провести в тюрьме в ожидании суда. Святский был осуждён на три года и направлен на строительство Беломорско-Балтийского канала. В 1932 году Святского освободили, через три года выслали в Алма-Ату, а в 1937 году уволили с работы «за невозможностью использования». Умер Святский в Актюбинске.

Самый большой труд Святского — «Очерки истории астрономии в Древней Руси» — был опубликован лишь через 20 лет после смерти автора.

Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде

1914—1917 — Большая Разночинная улица, 9.

Работа

Посещение Святским Д. О. дачи в имении Л. М. Тихова «Мирное»

Титульный лист книги

Интерес к истории астрономии и астрологии пробудился у Святского во многом благодаря знакомству с Н. А. Морозовым, которого Святский снабжал астрономической литературой во время тюремного заключения. Будучи увлечён, как и Морозов, темой астрологическо-астрономических влияний в книгах Библии, Святский в 1911 году выпустил брошюру «Страшный суд как астральная аллегория» — историко-астрологический экскурс в область христианской иконографии. Ценным вкладом в изучение истории астрономии и астрологии на Руси явилась книга Святского «Астрономические явления в русских летописях» (1915) с приложением «Канона русских затмений» (с 1060 по 1705 год), составленного известным русским специалистом в области хронологии и истории астрономии М. А. Вильевым (1893—1919).

Святский являлся одним из самых активных членов Русского общества любителей мироведения, крупнейшим знатоком истории астрономии и астральной мифологии. На фото он изображен вторым справа, по центру сидит Товарищ председателя Общества Муратов, Сергей Владимирович с младшим сыном Гелием на коленях, а первая слева — его супруга Муратова Любовь Леонидовна, дочь хозяина имения "Мирное" Тихомирова Леонида Михайловича , в котором на одном из собраний группы энтузиастов было принято решение о создании РОЛМ.

В 1913 году он опубликовал книгу «Под сводом хрустального неба», а также написанную по совету академика Вернадского книгу «Астрономические явления в русских летописях».

По его инициативе стал выходить журнал «Известия РОЛМ», переименованный в 1917 году в «Мироведение». Общество выпускало и другие издания. В частности, в 1915 году вышла книга Святского «Астрономические явления в русских летописях» с приложением «Канона русских затмений», вычисленного замечательным молодым астрономом Вильевым. В этом «Каноне» сообщались все данные о солнечных и лунных затмениях в древней Руси и допетровской России с 1060 по 1715 год. Исследования академика Лазарева о влиянии электронных потоков на мозговую деятельность человека послужили Д. О. Святскому для научного обоснования связи между солнечными пятнами и революционными событиями. В 1914 в соавторстве с журналистом Б. Красногорским выпустил научно-фантастический роман «Острова эфирного океана».

27 марта 1930 г. Святский был арестован по делу РОЛМ[1]. Он уже год сидел в царской тюрьме за революционную пропаганду:в декабрьские дни 1905 г, призывал рабочих-железнодорожников и крестьян Орловской губернии помочь московскому восстанию. В. А. Бронштэн рассказывает: «... После года содержания в тюрьме Святского отправили на строительство Беломорско-Балтийского канала «каналоармейцем». Зато судьбу Святского можно проследить весьма детально, благодаря его регулярной переписке с Морозовым и Вернадским. После освобождения в середине 1932 года ему удалось «зацепиться» в Ленинграде, где он проработал два с половиной года. Правда, уже не было РОЛМ, журнал «Мироведение» переехал в Москву, но неутомимый Даниил Осипович, помимо работы в Гидрологическом институте, пишет свои «Очерки по истории астрономии в Древней Руси». За два года он заканчивает этот труд, рекомендованный ему Вернадским, но опубликовать его не успевает.

После убийства Кирова, когда начинается «чистка» Ленинграда, Святскому с женой предлагают срочно выехать в Алма-Ату. Едут они в спальном вагоне, кругом такие же высланные, как они. Святский устраивается метеорологом. Он и его жена не поражены в правах, его то и дело приглашают консультантом в различные комиссии (например, по защите Алма-Аты от селей). Но в 1937 году Святского увольняют с работы «ввиду несоответствия...», пытаются выселить из квартиры. Он посылает жалобы в Москву — в Главное управление гидро-метеослужбы, пишет Молотову.

Неожиданно 1 августа 1938 года его приглашает нарком земледелия Казахской ССР А. Д. Бектасов и предлагает работать агрометеорологом в Актюбинске. Святский вместе с женой переезжает в Актюбинск. Еще до переезда он посылает Вернадскому свой труд, написанный по его совету. Вернадский одобряет работу и передает ее на дополнительное рецензирование астроному — академику Фесенкову. Даниил Осипович с радостью принимает это известие, но отзыв Фесенкова его уже не застает — 29 января 1940 года, за две недели до окончания высылки, Святский скоропостижно скончался. Ему не было еще 60 лет. Его вдова М. Ф. Святская сообщает об этом печальном событии в Географическое общество СССР.

В мае 1940 года ее приглашают в Ленинград, где она передает обществу громадный научный архив мужа. Ей удается прописаться в Волхове, под Ленинградом. Вернадский и Фесенков хлопочут об издании основного труда Святского по истории астрономии в России.

Начало войны, а затем смерть Вернадского надолго задерживают публикацию. Лишь в 1961—1966 годах, благодаря энергии астронома П. Г. Куликовского, эту работу удалось опубликовать в трех выпусках «Историко-астрономических исследований».

Сочинения

  • Под сводом хрустального неба, СПб, 1913.
  • Святский Д. О. Астрономические явления в русских летописях с научно-критической точки врения. М., 1915. Переиздано в

книге Д. О. Святский, Астрономия Древней Руси. М., Русская панорама, 2007.

  • Святский Д. О. Календарь наших пределов, "Известия Русского общества любителей мироведения", 1917, т. VI, N 6 (30),
  • Святский Д. Ценность летописных записей // Мироведение. 1927. Т. 16. № 4. С. 239-242.
  • ) Святский Д. О. Астрономическая книга «Шестокрыл» на Руси XV века // Мироведение. 1927. Т. 16. № 2. С. 72. Примеч. 3.
  • 12 Святский Д. О. Астролог Николай Любчанин и альманахи на Руси XVI в. // Известия Научного института им. П. Ф. Лесгафта. 1929. Т. 15, вып. 1-2. С. 47.

Ссылки

Примечания

  1. ↑ Дело № п–43690 , «НИЦ Мемориал СПб», архив, копийный фонд, Санкт-Петербург, 197343, а/я 131

См. также

Источник: Даниил Святский

dic.academic.ru

Святский Даниил Осипович. Астрономия Древней Руси

Даниил Осипович Святский (14 сентября 1881 — 29 января 1940) — русский и советский астроном, метеоролог.

Биография

Даниил Святский родился в г. Севск, ныне Брянской области. Был активным участником Русского общества любителей мироведения (РОЛМ) и Центрального бюро краеведения.

В молодости Святский побывал в царской тюрьме за то, что в декабрьские дни 1905 года призывал рабочих-железнодорожников и крестьян Орловской губернии помочь московскому восстанию.

27 марта 1930 года был арестован по делу РОЛМ. Год ему пришлось провести в тюрьме в ожидании суда. Святский был осуждён на три года и направлен на строительство Беломорско-Балтийского канала. В 1932 году Святского освободили, через три года выслали в Алма-Ату, а в 1937 году уволили с работы «за невозможностью использования». Умер Святский в Актюбинске. Самый большой труд Святского — «Очерки истории астрономии в Древней Руси» — был опубликован лишь через 20 лет после смерти автора.

Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде

1914—1917 — Большая Разночинная улица, 9.

Работа

Титульный лист книги

Интерес к истории астрономии и астрологии пробудился у Святского во многом благодаря знакомству с Н. А. Морозовым, которого Святский снабжал астрономической литературой во время тюремного заключения. Будучи увлечён, как и Морозов, темой астрологическо-астрономических влияний в книгах Библии, Святский в 1911 году выпустил брошюру «Страшный суд как астральная аллегория» — историко-астрологический экскурс в область христианской иконографии.

Посещение Святским Д. О. дачи в имении Л. М. Тихомирова «Мирное» в Оллила (ныне Солнечное)

Святский являлся одним из самых активных членов Русского общества любителей мироведения, крупнейшим знатоком истории астрономии и астральной мифологии. На фото он изображен вторым справа, по центру сидит Товарищ председателя Общества Сергей Владимирович Муратов с младшим сыном Гелием на коленях, а первая слева — его супруга Любовь Леонидовна Муратова, дочь Леонида Михайловича Тихомирова, хозяина имения «Мирное», в котором на одном из собраний группы энтузиастов было принято решение о создании РОЛМ.

По его инициативе стал выходить журнал «Известия РОЛМ», переименованный в 1917 году в «Мироведение». Общество выпускало и другие издания. В частности, ценным вкладом в изучение истории астрономии и астрологии на Руси явилась, написанная по совету академика А. А. Шахматова, книга Святского «Астрономические явления в русских летописях» (1915) с приложением «Канона русских затмений» (с 1060 по 1705 год), составленного известным русским специалистом в области хронологии и истории астрономии М. А. Вильевым (1893—1919). Исследования академика П. П. Лазарева о влиянии электронных потоков на мозговую деятельность человека послужили Д. О. Святскому для научного обоснования связи между солнечными пятнами и революционными событиями. В 1914 году в соавторстве с журналистом Б. Красногорским выпустил научно-фантастический роман «Острова эфирного океана».

27 марта 1930 года Святский был арестован по делу РОЛМ[1]. Он уже год сидел в царской тюрьме за революционную пропаганду: в декабрьские дни 1905 года призывал рабочих-железнодорожников и крестьян Орловской губернии помочь московскому восстанию. В. А. Бронштэн[2] рассказывает, что после года содержания в тюрьме Святского отправили на строительство Беломорско-Балтийского канала «каналоармейцем». Судьбу Святского можно проследить весьма детально, благодаря его регулярной переписке с Морозовым и Вернадским. После освобождения в середине 1932 года ему удалось «зацепиться» в Ленинграде, где он проработал два с половиной года. Правда, уже не было РОЛМ, журнал «Мироведение» переехал в Москву, но неутомимый Даниил Осипович, помимо работы в Гидрологическом институте, пишет свои «Очерки по истории астрономии в Древней Руси». За два года он заканчивает этот труд, рекомендованный ему академиком Вернадским, но опубликовать его не успевает.

После убийства Кирова, когда начинается «чистка» Ленинграда, Святскому с женой предлагают срочно выехать в Алма-Ату. Едут они в спальном вагоне, кругом такие же высланные, как они. Святский устраивается метеорологом. Он и его жена не поражены в правах, его то и дело приглашают консультантом в различные комиссии (например, по защите Алма-Аты от селей). Но в 1937 году Святского увольняют с работы «ввиду несоответствия…», пытаются выселить из квартиры. Он посылает жалобы в Москву — в Главное управление гидро-метеослужбы, пишет Молотову.

Неожиданно 1 августа 1938 года его приглашает нарком земледелия Казахской ССР А. Д. Бектасов и предлагает работать агрометеорологом в Актюбинске. Святский вместе с женой переезжает в Актюбинск. Ещё до переезда он посылает Вернадскому свой труд, написанный по его совету. Вернадский одобряет работу и передает её на дополнительное рецензирование астроному — академику В. Г. Фесенкову. Даниил Осипович с радостью принимает это известие, но отзыв Фесенкова его уже не застаёт — 29 января 1940 года, за две недели до окончания высылки, Святский скоропостижно скончался. Ему не было ещё 60 лет. Его вдова, М. Ф. Святская, сообщает об этом печальном событии в Географическое общество СССР.

В мае 1940 года её приглашают в Ленинград, где она передаёт обществу громадный научный архив мужа. Ей удается прописаться в Волхове, под Ленинградом. Вернадский и Фесенков хлопочут об издании основного труда Святского по истории астрономии в России.

Начало войны, а затем смерть Вернадского надолго задерживают публикацию. Лишь в 1961—1966 годах, благодаря энергии астронома П. Г. Куликовского, эту работу удалось опубликовать в трёх выпусках «Историко-астрономических исследований».

Основные труды

  • Под сводом хрустального неба. СПб, 1913.
  • Святский Д. О. Астрономические явления в русских летописях с научно-критической точки зрения. М., 1915. Переиздано в книге Святский Д. О. Астрономия Древней Руси. — М.: Русская панорама, 2007.
  • Святский Д. О. Очерки истории астрономии в Древней Руси. Историко-астрономические исследования. — М.: Наука, Вып. VII, 1961, c. 171; Вып. VIII, 1962, c. 9; Вып. IX, 1966, c. 9. Переиздано в книге Святский Д. О. Астрономия Древней Руси. — М.: Русская панорама, 2007.
  • Святский Д. О., Кладо Т. Н. Занимательная метеорология. — Л.: Кооп. изд-во «Время», 1934.

Публикации

См. также

Примечания

  1. ↑ Дело № п-43690, «НИЦ Мемориал СПб», архив, копийный фонд, Санкт-Петербург, 197343, а/я 131
  2. ↑ Бронштэн В. А. Советская власть и давление на астрономию

Литература

  • Бронштэн В. А. Разгром Общества Любителей Мироведения // Журнал «Природа», № 10, 1990. с. 122—126.
  • Бронштэн В. А. Даниил Осипович Святский (1881-1940) // Святский Д. О. Астрономия Древней Руси. — М.: Русская панорама, 2007. c. 16—24.

dic.academic.ru

Книга "Астрономия Древней Руси" из жанра История

Последние комментарии

онлайн

онлайн

 
 

Астрономия Древней Руси

Астрономия Древней Руси Автор: Святский Даниил Осипович Жанр: Астрономия, История Язык: русский Год: 2007 Издатель: Русская панорама ISBN: 978-5-93165-102-0 Город: Москва Статус: Закончена Добавил: Admin 11 Июл 15 Проверил: Admin 11 Июл 15 Формат:  PDF (74906 Kb) Скачать бесплатно книгу Астрономия Древней Руси

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Аннотация

Даниил Осипович Святский (1881-1940) - выдающийся русский историк и астроном. Его работы по астрономии Древней Руси не утратили своего значения до наших дней и являются фундаментом для исследований по хронологии и по истории развития научных знаний на Руси. В настоящее издание вошли его обе главные работы: «Астрономические явления в русских летописях с научно-критической точки зрения» (1915), а также «Очерки истории астрономии Древней Руси». Публикуется наиболее полный на настоящей день Каталог астрономических известий в русских летописях (расчеты сделаны специально для настоящего издания).

Объявления

Где купить?

Нравится книга? Поделись с друзьями!

Похожие книги

Комментарии к книге "Астрономия Древней Руси"

Комментарий не найдено
Чтобы оставить комментарий или поставить оценку книге Вам нужно зайти на сайт или зарегистрироваться
 

 

2011 - 2018

www.rulit.me

Удивительная астрономия Руси каменного века

Достаточно совершить поход в музей «Сунгирь» (по названию реки Сунгирь, притока Клязьмы; топоним из русского языка, сунгирьская стоянка, стоянка современного человека эпохи позднего палеолита центра России, расположена близ города Владимир на левом берегу реки Клязьма. Открыта в 1955 г. Наряду с Русанихой, Бызовой, Медвежьей одно из самых высокоширотных поселений первобытного человека на Русской равнине. Древнейшее поселение людей на территории Владимирской области. Археологический памятник федерального значения. Входит в число памятников, охраняемых ЮНЕСКО), чтобы ощущение того, что вы прикоснулись к неизвестной и на самом деле великой цивилизации, вас не покидало уже никогда.

Экспонаты этого музея рассказывают о наших прямых предках, которые жили на этой самой земле 30 тысяч лет назад. Антропологически они ничем не отличались от нас – имели средний рост 180 см, европеоидный облик, но, правда, были несколько мускулистее. Они жили подолгу – обнаруженному на Сунгире мужчине было 56 лет, и он был ещё в расцвете сил. Сунгирийцы были нашими предками, их ДНК несла маркеры гаплогрупп Iи R, тех же самых, которые и сейчас имеются у этнических русских в соотношении I – 20%, R – до 80%.

Но нас интересуют, прежде всего, умения сунгирийцев. Они шили одежду из кожи – курки, штаны, сапоги, шапки – и украшали её бусами. Жили парными браками. Знали сверление, строгание, полировку, точение, гравировку, орнаментирование и все другие способы обработки камни и кости. Они плели сети, изготавливали лодки и знали все способы ловли рыбы. Высокого уровня достигла скульптура. Но наиболее удивительно то, что сунгирийцы знали зачатки геометрии, арифметический счёт, обладали знаниями календаря и навыками астрономии. И эти знания дошли до нас не только в качестве археологических экспонатов, но и зашифрованными в образах героев и событий древнерусской мифологии.

Академик Б.А. Рыбаков в своих многочисленных трудах по археологии Древнейшей и Древней Руси привёл многочисленные доказательства того, что мифология русского народа сформирована ещё в верхнем палеолите, то есть 30 – 40 тысяч лет назад. Он показал, что уже в это время палеорусский народ сложил традиционные представления о божествах – Велесе (боге мудрости), Мокоше (богини Вселенной), Свароге (боге – отце небесном), Ладе (богородице), змее Юше (держащем землю) и других. Обнаружены их многочисленные статуэтки. И представления о них из времени верхнего палеолита дошли в душах русского народа до сегодняшнего дня.

Исследуя эту древнерусскую мифологию, с удивлением приходишь к выводу о том, что эти божества не являются олицетворениями духов стихии – как нам пытались вдолбить ещё со школы. Они были существенно более значимыми персонажами – подтверждением чему служит как глубина памяти о них, так и многочисленность названий рек, озёр, сёл и деревень, образованных от их имён и распространённых по всей территории обитания палеорусского населения – то есть Русской равнины и прилегающим к ней территориям. Закономерности распространения этих топонимов и сейчас полностью соответствуют сюжетам древнерусской мифологии. Более того, эти сюжеты несут в себе знания о карте Земли и карте звёздного неба.

В процессе работы над книгой «История возникновения мировой цивилизации» мне удалось заметить, что главный древнерусский миф – первый по времени, повествующий о самом начале формирования Вселенной, – удивительным образом совпадает как с событиями на звёздном небе, так и с географической картой реальных географических объектов на Русской равнине.

Суть древнерусского мифа такова. В начале времён бог Род создал двух мифических животных – корову Земун и козу Седунь, вскормивших первое поколение древнерусских богов и героев. После этого Род вознёс их на небо, где из молока, вытекающего из сосцов коровы Земун и козы Седунь, образовался Млечный путь – то есть Молочная река. И эта река течёт и поныне среди звёзд.

Звёздное небо в глазах древних русов представлялось в качестве сжатого поля – поэтому обозначение звезды «star» и «astra» имеет тот же корень, что и «стернь» (пенёк от скошенного злака). По звёздной дороге путешественника вели путеводные звёзды, названия которых «zvezda» в древности имело форму «vedette» (звезда).

Современная карта того участка звёздного неба, который находится над Русской равниной, выполнена в виде мифологизированной иллюстрации Яном Гавелом в его Атласе. На рисунке изображены следующие созвездия: Орион, Телец, Плеяды, Арий (Овен), Кит (Cetus). Отметим, Телец изображён в половину, и существует некоторая зона, в которой созвездия Тельца и Ария соприкасаются спинами. Напомним, в русских деревнях и поныне понятие овца и коза зачастую смешаны.

Древнерусский миф имеет продолжение – на лике Земли отражением Млечного пути является Ра-река, сейчас её называют Волгой (влага). Следовательно, мы можем обнаружить и другие аналогии между земной и звёздной частями мифа. Действительно, Волга имеет два истока. Это реки Верхняя Волга – на западе и Кама – на востоке. Но в древности, судя по названию, западным истоком считалась река Москва, потому что её название буквально означает «Корова» (в деревнях мы до сих пор называем коров и быков «мишка» и «машка»). Второй же исток – река Кама – имеет более прозрачное соответствие. Кама – означает «камлатая», «камолая», то есть «рогатая». Так на Руси издревле называют коз. Кроме того, сама река Кама начинается с небольшой речушки, которая так и называется – Коза.

Далее древнерусский миф повествует, что в начале времён по поверхности этой Молочной реки плавала уточка Мокошь. Она плавала-плавала и решила создать землю – нырнула и достала её из глубины вод. Согласно геологическим данным, под Русской равниной залегает самая древняя плита – архейского времени – возрастом 2,7 – 3,5 миллиардов лет. И эта плита находится под нами на глубине 3 – 4-х километров. То есть Русская равнина – это одна из первых суш, которые образовались на поверхности Земли. Другие земли образовались значительно позже. Европа, например, присоединилась только после кайнозоя, а Средиземноморье и Тибет возникли в самую последнюю очередь. Африка причленилась последней, и на её территорию из Евразии перешли человекообразные обезьяны.

На берегу Млечной реки уточка Мокошь сделала себе гнездо и в него отложила семь яиц. В древнерусской астрономии созвездие Плеяды называется Утиным гнездом, в нём обычно различают семь звёзд. Созвездию Плеяды на Земле соответствует Москва (гнездо Мокоши), расположенная на семи холмах (яйцах).

Так вот, весь этот древнерусский миф запечатлён и на небе, и на земле. При наложении карты звёздного неба на географическую карту мы видим полное совпадение. К западу от Ра-реки находится корова Земун (Телец), которая и олицетворяет эти земли, и поэтому все территории, находящиеся к западу от Волги, называется от имени Земун – ЗЕМЛЁЙ (старое – ЗЕМЬ). Мифологическая персонификация этих территорий – Мать-Сыра-Земля. Древнерусское божество.

К востоку от Ра-реки находятся территории козы Седунь, или Камы, поэтому они носят её название – КАМНИ (старое – КЕМЬ), ки и т.п. (Иногда козу заменяют арием-овном, и уже по этому существу называют и местности – Арея, и народы – арии). Ки – это традиционное обозначение земли у восточных народов. Мифологическая персонификация этих территорий – Кибела – божество, аналогичное Матери-Сырой-Земле. Восточное божество.

Кроме этого, многие древнерусские боги и герои западного направления имеют имена, произведённые от коровы, например, Велес (Ваал, Бал, Бэл). А на востоке имена древнерусских героев связаны с козой и овцой, например, герой Арий (овен), герой Кама (козёл) и др. Добавим также, что, как известно, Африке соответствует созвездие Ориона (дикого охотника), а Китаю – созвездие Кита (убийцы).

Итак, Европа совпадает с созвездием Тельца, Зауралье – с Арием (Овном), Китай – с созвездием Кита, Африка – с созвездием Ориона. Но самое главное, срединное место между Тельцом (Земун) и Арием (Седунь) совпадает с расположением места, по которому протекает Молочная Ра-река (Волга). И совсем поразительно то, что расположение Москвы полностью совпадает с нахождением созвездия Утиное гнездо (Плеяды) на звёздном небе.

Исследуя название рек Руси, а также Европы и Зауралья, и сопоставляя их с созвездиями и названиями отдельных звёзд, мы обнаружим дополнительные сходства. И эти сходства позволяют нам сделать очень важный вывод: древние русы уже в палеолите обладали точными знаниями о географии Земли. Поскольку для своих перемещений они пользовались ориентацией по звёздам, то всю земную географию древние русы перенесли на звёздное небо, на котором сформировали созвездия так, чтобы они полностью соответствовали карте земли.

Зачем это было нужно? Затем. Когда путешественник шёл в направлении той звезды, которая соответствовала нужному ему месту на Земле, то в тот момент, когда выбранная звезда оказывалась над путешественником, он и достигал нужного ему географического места. Вот так просто: одна и та же карта – и на Земле, и на небе.

Но это наши предки создали ещё 30 тысяч лет назад!

Кто на самом деле были наши предки? Почем нас так тянет в космос? Почему мы единственные на Земле, кто освоил космическое бытиё? И что за неопознанный двадцатиметровый объект из неизвестного металла лежит в болотах Костромы – известен учёным с 19-го века, но не исследуется ими…

То, не знаю что...

А.А. Тюняев

Источник: ссылка

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

luzerblog.ru