История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Со всеми удобствами. История туалета от горшка до современной уборной. Туалеты в древней руси


Сортирная история: каким был туалет до появления унитаза? | Деньги

В Древнем Риме туалетная культура была очень развита, тогда на улицах появились общественные уборные. Знатные особы там частенько не только отправляли естественные надобности, но и вели дружеские беседы.

— Именно туалетам Древнего Рима мы обязаны одним афоризмом, — рассказала «АиФ» Елена Юрченко, экскурсовод киевского Музея истории туалета. — Когда император Веспасиан предложил обложить налогом общественные туалеты, в его сторону посыпались насмешки.

Император, не смутившись, заявил: «Деньги не пахнут!» Раскопки показывают, что туалеты в Древнем Риме на «М» и «Ж» не делились. Похоже, тогда никто не испытывал чувства неловкости, и уединения никому не требовалось. Разделение шло по сословиям: для бедных — самые простые, для среднего класса — поприличнее и для богатых — роскошно оформленные.

Вонючий Париж

Во времена Средневековья граждане не утруждали себя строительством туалетов. Только в некоторых замках сохранились клозеты со сточной канализацией. Большинство же справляло нужду в горшки, знать — в вазы. Содержимое горшков зачастую выливали прямо из окон. В некоторых домах делали выгребные ямы. Причём располагались они под полом. Запах в комнатах стоял соответствующий. В 1183 г. в Германии в Эрфуртском замке случилась трагикомичная история: пол прогнил под действием испаряющихся нечистот, и император Фридрих с подданными провалился в выгребную яму. Император не пострадал, а вот некоторые подданные захлебнулись.

— После нескольких случаев появилась профессия золотаря, — продолжает Е. Юрченко. — Золотари, спускаясь со скребками в эти шахты, работали без повязок на лице. Из-за обилия инфекции многие из них скоропостижно умирали. В Париже же в конце XIII столетия стоял жуткий запах. К этому времени парижская Академия наук сделала много открытий, Париж претендовал на звание города высокой культуры и науки. Но в то же время ходить по улицам было опасно, можно было запросто испачкаться в чужих испражнениях — люди присаживались по нужде где попало. Узкие улочки Парижа во время дождя превращались в канализационные реки. Именно тогда были изобретены ходули, многие парижане ходили на таких невысоких топтыжках. При этом самих парижан такое положение дел не сильно смущало. Есть исторический факт. Старшая дочь Ярослава Мудрого Анна вышла замуж за французского короля и уехала во Францию. Оттуда она слала отцу гневные письма: «Отец, куда ты меня отдал?! Здесь от всех смердит!» У французов было другое отношение к воде. Боясь испортить свою голубую кровь, они не мылись, а просто обтирались влажными тряпочками«. Дошло до того, что в 1270 г. приняли закон, по которому парижанам запрещалось выливать из верхних окон домов содержимое своих горшков. Но спустя столетие власти поняли: закон не работает — граждане продолжают гадить повсеместно. Тогда издали новый закон: парижанам разрешили выплёскивать горшки из окон, но сначала нужно было предупредить прохожих, крикнув: «Осторожно! Выливаю!»

В Версале на балах у Людовика XIV прекрасные дамы в кринолинах и париках из дворца под кустик не бегали. Поступали проще — скромненько отходили к стене и под музыку облегчались. Некоторые дамы носили с собой бурдалю — узкие горшки, которые было удобно подсовывать под пышные юбки.

Но содержимое бурдалю тоже оказывалось на полу. Правда, у самого Людовика имелось кресло-горшок, богато украшенное, на котором монарх мог принимать гостей прямо со спущенными штанами — чтобы время не терять.

Умный сортир

Леонардо да Винчи, создавший для Милана систему канализации, предложил и французскому королю Франциску I сделать личный туалет. Франциск идеей не проникся и продолжил справлять нужду в горшок и под кусты. И только в эпоху Возрождения в Европе началось массовое строительство канализации. В конце XVI в. Джон Харрингтон смастерил королеве Елизавете I ватерклозет — унитаз с водяным смывом под названием «Метаморфозы Аякса». Правда, воду в бачок нужно было заливать самостоятельно. Елизавета новинку не жаловала, говорят, престарелая королева боялась, что через дырку в унитазе к ней может кто-нибудь пролезть и лишить девственности.

В Киевской Руси никто не позволял себе выплёскивать содержимое горшков из окон на головы прохожим. Русь, пожалуй, больше всех заботилась о своей гигиене, в основном и справляла нужду в деревянных сортирах. Так что мы были значительно чище французов. Только в XIX в. простой слесарь Томас Креппер наконец-то изобрёл унитаз современного образца. К XXI в. в модернизации туалетов особенно преуспели японцы. Они создали унитаз, который принимает и обрабатывает анализы хозяина, а затем сам — через Интернет — отсылает данные врачу.

Смотрите также:

www.aif.ru

Вопрошания о чистоте

Протоиерей Георгий Крылов о традициях Древней Руси …

Старый дом

На днях в переписке озадачил меня петербуржец: «Тут есть вопрос, может быть дурацкий. Где находился туалет в старых северных домах? Сейчас, понятное дело, стараются в доме всё разместить, чтобы не морозиться, а раньше? Вы, как коренной северянин, наверное, знаете...» Так сходу ответить я не смог - хоть и родился на Севере, но сам-то не деревенский. Подумав, составил следующий отчёт:

«Насколько знаю, северные дома обычно состоят из трёх частей: 1) жилой тёплой, 2) холодного сенника, 3) хлева для скота на первом этаже. Так вот туалеты обычно устраивали в сеннике, то есть за пределами избы. Отапливаемая, жилая изба - это как бы отдельный сруб, дом в доме. У моих родственников на Вашке, притоке Мезени, дом состоит из двух таких изб, между которыми под общей крышей устроен огромный сенник. Чтобы попасть в туалет, нужно совершить целое путешествие - ночью без фонарика не дойти, обязательно треснешься обо что-нибудь. Впрочем, сейчас во многих домах туалеты устраивают поближе, в отдельной дощатой пристройке, примыкающей к жилой избе».

Корпя над ответом, я про себя посмеивался: вот ведь чем занимаюсь в рабочее время - про туалеты пишу. А потом вспомнил рассказ одного мужика из деревни Пылема Лешуконского района - как он к сыну в Архангельск ездил. Самым проблемным местом для него в городской квартире оказался как раз туалет, который от кухни отделялся тонкой стенкой. «Тут же кушают - и тут же...» Чужие «звуки» он ещё терпеть мог, но сам в такой туалет пойти ну никак не мог. В общем, мужик терпел весь день, а ночью пошёл на улицу. Из города он вернулся с сознанием, что в деревне «чище живут». И вправду, вопрос не праздный. Может, урбанизируясь, мы что-то теряем - какое-то понятие о всеобъемлющей чистоте?

Поделился своими мыслями с коллегой, коми журналистом. Тот категорически заявил: какие туалеты в доме?! Раньше их вообще не было. А устраивали подальше от жилища отхожее место - потому и отхожим называлось, что от дома отходить надо. Старики говорят, летом пользовались им, а зимой, если большие сугробы наметало, на вооружение брали специальную доску, вытесанную из цельного бревна. Эту доску высовывали на несколько метров из сенника, вроде подмостков. Вначале я коллеге не поверил. Зачем, спрашивается, нашим предкам устраивать себе такие бытовые неудобства? Ведь мастера-умельцы были, огромные хоромы себе рубили, неужели не могли тёплый туалет внутри дома устроить? Конечно, могли. Тогда в чём же дело?

Получив «дополнительную информацию», переправляю её своему собеседнику в Санкт-Петербург. Любопытствую: «А вы православную статью об этом пишете?» Тот отвечает с юмором: «Ну, до статьи о православных туалетах дело ещё не дошло. Но смех смехом, а бытовые вопросы и вправду могут иметь какое-то духовное измерение. Недавно была конференция, посвящённая 210-летию учреждения Единоверия в Русской Православной Церкви, и московский священник Георгий Крылов прочитал очень интересный доклад "Понятие «скверна» («погань») в Средневековой Руси и в современном старообрядчестве". В нём, в частности, говорится, что уборная на Руси всегда считалась "нечистым местом", поэтому её располагали вне жилого помещения и никогда не ориентировали на восток. Вот почему я и спросил, как поступали с этим зимой... Но это лишь один пример. А вообще в старину был целый комплекс богословски обоснованных представлений о чистоте и нечистоте, сейчас почти забытый. Несмотря на скользкость темы скверны, она очень хорошо объясняет подоплёку и историю тех молитв, которые до сих пор ещё сохранились в новообрядческих Требниках и в большей степени в старых Потребниках...»

Заинтересовавшись, связываюсь с организатором конференции и получаю текст доклада. Действительно, большая научная работа. Самое удивительное - многое из собранного автором вроде бы как знакомо и не знакомо, всплывает в памяти отдельными фрагментами: вот этот обычай я там видел, этот - в другой деревне, а этому («очищение после бани») и сам бессознательно следую, наученный в детстве отцом и матерью. А протоиерей Георгий сумел составить из осколков единую картину. Нас, живущих в XXI веке, она может шокировать своим натурализмом и кажущимся обскурантизмом, но... Впрочем, обратимся к самому автору исследования, кандидату богословских наук, настоятелю храма Новомучеников и исповедников Российских в Строгино.

Утраченный мир

- Отец Георгий, почему вы занялись этой темой?

- По образованию я медиевист, то есть занимаюсь средневековьем, и литургист. Изучая русское средневековое богослужение, конечно, не мог не коснуться средневекового мировоззрения и мировосприятия. Вообще же любой православный человек, будь то новообрядец или старообрядец, вживаясь в христианский обиход, рано или поздно сталкивается с осколками некогда цельной системы мировосприятия наших православных предков. Они сохранились в форме обычаев, традиций, и мы уважаем это наследие, следуем ему - но зачастую слепо, не понимая глубинного смысла. Вот я и задался целью исследовать этот вопрос, заинтересовался этнографией, стал общаться со староверами, чтобы почувствовать живую традицию средневекового бытия. Очень помогли мне протоиерей Полиект Ефимов и его сын протоиерей Георгий Ефимов, другие старообрядцы, а также несколько специалистов, хорошо знающих средневековую Русь.

- Если кратко, то в чём заключалась «цельность системы мировосприятия» в средневековой Руси? И какое место там занимало понятие скверны?

 

«И вселися в ны, и очисти ны от всякыя скверны». Русская миниатюра XV века

- В своём докладе я это так формулирую. Древнерусский христианин свои тело и душу не воспринимал раздельно, изолированно. Если что-то из внешнего мира оскверняло душу, то одновременно это оскверняло и тело, и наоборот. Духовная скверна переживалась физиологически, а физиологическая - духовно. Каждый свой шаг человек переживал и осмысливал, руководствуясь этими ощущениями и критериями. Это отношение во многом определило литургическую культуру, быт и обиход русского средневековья.

- Осквернение понималось как впадение в грех?

- Не совсем так. Опять же процитирую доклад, уж извините. Понятие скверны пересекается с понятием греха, но это не одно и то же. Скверна - это такая нечистота, которая вызывает духовно-физическое чувство брезгливости, это как бы отторжение нечистоты душою, воспитанной на православной нравственности. А грех - понятие догматическое. Не всякая скверна греховна; например, женская нечистота - это следствие первородного греха, но не греха личного.

Как я уже сказал, физическая и духовная гигиена воспринимались древнерусским христианином «неразрывно и нераздельно», одно обуславливало другое. Современному человеку трудно понять это, потому что сейчас принципиально иная «конструкция бытия» и древняя онтологическая связность и органичность нам недоступна на практике. Только у старообрядцев, да и то не у всех, что-то осталось. Приведу бытовой пример. Священник Георгий Ефимов рассказал мне, как староверы-липоване, живущие в Румынии, относятся к скверне. Там перед заключением брака обычно спрашивают, «признаёт ли невеста погань». То есть понимает ли она, что в этом мире имеется скверна, которую нужно избегать и отмаливать. Если невеста «погани» не признаёт, если в семье не воспитали в ней такого чувства, то она считается плохой невестой.

- Со времён средневековья сохранились ли писания отцов Церкви, которые бы обосновывали такие обычаи?

- Самый известный письменный источник - «Вопрошание» новгородского священника Кирика. Это канонический памятник XII века, написанный в защиту понятия христианской святыни и посвящённый идее чистоты. Там сказано, что сущность нравственных обязанностей христианина заключается главным образом в его отношении к христианской святыне. Христианин Древней Руси представлял Вселенную как мир, в котором христианская святыня выступает против нечистоты в человеке и окружающем мире. Перед христианином стояла задача - сохранить от скверны святыню и тем самым избежать греха. По «Вопрошанию» Кирика видно, что в XII веке чувство священного (благоговение) и ощущение скверного (отвращение) были одной из основ религиозного сознания. Что бы человек ни делал в этом мире, всё оценивалось нравственно, в соотношении «чистое-нечистое». Вся жизнь воспринималась в качестве непрерывного обряда. Сейчас это трудно представить, но так было.

- Никогда не слышал о духовном писателе Кирике. Насколько его «Вопрошание» отражало общие настроения? Может, он был ретроградом даже для своего времени?

 

Антониев монастырь в Великом Новгороде

- Напротив, Кирик Новгородец как раз выделялся образованностью, был математиком, автором «Учения о числах» и поборником грамотности. В Антониевом монастыре он выполнял послушание библиотекаря, и сейчас бы его назвали интеллигентом. В Новгородской Кормчей 1280-х годов сохранился риторический вопрос Кирика: «Нъсть ли въ томь гръха, аже по грамотамъ ходити ногами аже кто изрЪзавъ помечеть, а слова будуть знати?» То есть он видел, как новгородцы, изрезав, роняли на землю берестяные грамоты, а затем ходили по ним, сами будучи при этом грамотными людьми. Хорошо ли это - осознанно надмеваться над письменами? Кирик прямо не осуждал горожан, не ретроградничал, а призывал к спокойному христианскому осмыслению этого вопроса. Что же касается книги «Вопрошание», то полностью её название звучит так: «Се иесть въпрошние Кюриково, иеже въпроша иепископа ноугородьского Нифонта и инехъ». То есть перед нами коллективный труд. Кирик и другие клирики Савва и Илья обращаются с вопросами к духовному авторитету, новгородскому епископу Нифонту, и тот отвечает. Это была вдумчивая беседа выдающихся людей своего времени - и в ней основное внимание уделялось как раз отношению к скверне.

Кувшин в предбаннике

- В наше время многие старые представления кажутся абсурдными и даже смешными. Мы вот тут выясняли, где в древнерусском жилище располагался туалет, - и оказалось, что его вообще в доме не было.

- Уборная на Руси всегда считалась нечистым местом. Точно так же относились и к бане. То, что сейчас в городских квартирах имеются ванная и душ, средневековый человек воспринял бы как осквернение жилища.

- Но ведь в бане, наоборот, очищаются, при чём здесь осквернение?

- Считалось, что после очищения скверна остаётся в бане. В своей работе я привожу примеры. Скажем, ни один из банных предметов не вносился в дом. Почему? Потому что баня воспринималась как место неприсутствия Божия. Сейчас это трудно представить, но после посещения бани в средневековой Руси принято было брать у священника молитву от скверны. У старообрядцев-липован сохранилась традиция обязательного омовения после бани. Для этого в предбанник обычно ставили кувшин с чистой студёной водой. Человек помылся и перед тем, как выйти из бани, должен был с чтением молитвы облиться этой водой. Затем надевали чистую одежду - ни в коем случае не ту, в которой вошли в баню. Это чтобы не входить в дом «поганым». Омовение, кстати, считалось необходимым и после купания в реке или в море.

- Знаете, а ведь только сейчас вспомнил! Отец мой после бани всегда совершал такой ритуал: набирал в пригоршню чистой холодной воды и трижды кропил лицо. Я вот тоже это перенял, бессознательно повторяю обычай, сам не знаю для чего.

- Это можно назвать одним из атавизмов ритуального поведения. К ним относится, например, мытьё рук перед едой. К гигиене такое споласкивание рук имеет отдалённое отношение: микробы не уничтожаются, а «размазываются». Исторически же это типичное ритуальное омовение перед актом богообщения - трапеза ведь считалась продолжением богослужения. То же можно сказать и об утреннем ополаскивании. К подобным литургически-ритуальным атавизмам культуролог Владимир Юрьевич Лебедев относит сметание крошек со стола после обеда в ладошку и их съедание - как на литургии. Он приводит множество подобных примеров в своей монографии «Литургический ритуал в культуре». В народе много обычаев, которые стали просто этнографическим своеобразием. Но у некоторых старообрядцев сохранилась связь традиций с изначальной нравственной их основой.

Отец Георгий Ефимов рассказал мне историю, которая произошла лет тридцать назад на Кавказе в одном старообрядческом приходе. Прислали туда только что рукоположённого молодого священника. Тот понравился прихожанам, хорошо служил. Но подвело его незнание обычаев. Мыться священник ходил в баню к прихожанам. Как заведено, хозяева ставили в предбаннике кувшин с водой для омовения. А потом стали замечать, что кувшин-то после батюшки остаётся полным. И прихожане обратились в Новозыбковскую митрополию с просьбой прислать им другого пастыря. Они всерьёз полагали, что священник после бани не очищался от «погани», как же, мол, к такому подходить под благословение.

- Всё же странный повод...

- Таково мировосприятие этих христиан: в бане вместе с телесной нечистотой как бы смывалась и духовная нечистота. Как я уже говорил, одно обусловливало другое: духовная скверна переживалась физически, и наоборот. У наших православных предков было особо благоговейное отношение к святыне, поэтому в бане мылись перед причащением, перед большими праздниками. А вот в праздничные и особо постные дни мыться запрещалось, после причастия мыться вообще считалось кощунством. На этот счёт во времена Древней Руси имелось даже специальное каноническое правило.

Между скверной и святыней

 

«Трепетен бысть тогда Предтеча и возопи глаголя - Что к рабу пришел еси скверны не имый Господи» (из акафиста Богоявлению Господню)

Как понял я со слов отца Георгия, канонических правил, регулировавших вопрос чистоты и скверны, было довольно много, но ещё больше в православном народе бытовало разных, сейчас малопонятных для нас, благочестивых традиций. С разрешения автора мы публикуем выдержки из его исследования, адаптировав их для газеты. В них даётся перечень как канонических, так и просто обыденных правил:

«Начну с того, что отчасти сохранилось поныне в православном обиходе - с осознания скверны половой. Я имею в виду специальные обрядовые и молитвенные последования для очищения после женских циклов, родов, мужских поллюций, для очищения от блудного телоощущения во сне.

Как было в средние века? Женщина при нечистоте неделю не прикасалась к святыне и не входила в храм. Что касается поллюций, то обязательной считалась вычитка молитв искусных. Особенно подробно эти правила были расписаны для священников. Чин от осквернения, содержащийся в Каноннике (искусные молитвы), вычитывался с 50-ю земными поклонами священником или диаконом после собственного осквернения в случае, если ему необходимо в этот день прикасаться к святыне, служить литургию.

А как поступают сейчас? Молитвы искусные клириками обязательно читаются. А вот миряне их уже не читают, хотя прежде священник в определённых случаях давал им молитвы от скверны. И всё же в целом прежнее отношение к этому сохранилось, чего не скажешь о других традициях.

Например, считалось, что супружеский акт тоже привносит скверну, хоть он и не является грехом. Обязательна была смена одежды, и в течение последующего дня нельзя было прикасаться ко святыне, идти в храм. И наоборот, приступив ко святыне, в следующую ночь нельзя было скверниться. Священнику запрещалась супружеская жизнь не только накануне литургии, но и в ночь после служения литургии, и в ночь перед служением вечерней службы, и перед совершением Таинств и любого священнодействия. К нынешнему дню эти правила последовательно забыты, причём забыты настолько, что порою некоторые современные православные авторы готовы объявить половой акт чуть ли не священнодействием.

То же самое относится к послеродовой скверне. Правила относительно этого строго соблюдались в Древней Руси и пришли к нам из Византии. Рожала женщина обычно не в доме, а в бане - нечистом месте. Роды (не только человеческие, но и у животных) способны были осквернить помещение, о чём говорят соответствующие молитвы в Потребнике. Осквернялась баба, принимавшая роды, и все, помогавшие ей, - им читались священником очистительные молитвы. Послеродовые сорок дней в средневековье считалась нечистой не только женщина - нечистым был дом, где она пребывает. В этот период не принимали гостей, женщина не посещала храм. В наше время в новообрядчестве послеродовые очистительные молитвы (молитвы сорокового дня, содержащиеся в Требнике) обычно читаются священником над матерью после крестин младенца, а не после родов.

Молитва и крестное знамение есть священнодействие, и к нему нельзя было приступать осквернённым, не омывшись, в нечистой одежде. Основное назначение подручника (матерчатого плата, который кладётся на пол) - не сквернить рук прикосновением к земле при земном поклоне. Во время богослужения у старообрядцев принято держать руки скрещёнными на груди, а не опущенными вдоль тела, что некоторыми понимается как проявление некоей несмиренности. На самом деле объяснение простое: нечистым считается то, что расположено ниже пояса. У старообрядцев-беспоповцев если на молитве кому случится прикоснуться к чему-либо ниже пояса - бегут мыть руки. Традиционной одеждой старообрядцев-липован является рубаха-косоворотка, подпоясанная, навыпуск: чтобы не прикасаться к ширинке (сообщил прот. Георгий). Также руки омываются, если человек прикоснулся к деньгам. Поэтому в федосеевском храме на Преображенской заставе в Москве сравнительно недавно можно было наблюдать, как сборщики пожертвований после сбора денег мыли руки. Купив свечу в лавке, члены поморской общины несут её от лавки в церковь в бумажке, чтобы не прикасаться руками, державшими деньги. Кажется, мелочь - но в этом проявляется отношение к святыне.

По сей день в старообрядческом понимании человек может оскверниться вследствие сна. Во сне он находится в бессознательном состоянии и по этой причине особенно доступен для бесовского воздействия. По правилам староверов-липован после сна до омовения человек не ликуется (не лобызается с другими), священник не благословляет, невозможно и прикосновение к святыне, вообще ничего нельзя делать и к чему-либо прикасаться.

На чистоту-нечистоту проверялось и время: годовой и суточный круги. В сутках нечистыми были ночь и время после полудня («бес полуденный») - то есть время сна. Поэтому ночное время считалось временем молитвы для монахов и подвижников, которые дерзали искать полной чистоты и бороться со всякой нечистотой. Иногда нечистыми считались дни бывших языческих празднеств».

О посуде и молитвах

Многих смущает обычай некоторых старообрядцев есть из своей посуды, мол, чтобы не опоганиться от «мирских». Видится в этом какое-то превозношение себя над другими. Между тем отец Георгий объясняет так:

 

Трапеза нечестивых.Лубок XVIII века

«Обычай этот возник не на пустом месте. Слово "поганый" сейчас носит ругательный характер, а на самом деле оно означает "языческий". В средние века совместная молитва, совместная трапеза и совместное мытьё в бане с язычниками и иноверцами оскверняли христианина. Также оскверняли и беседы с иноверцами. Древнерусский христианин ощущал иноверцев нечистыми, особенно не богословствуя об их ересях. Нечистота в этом случае была следствием не столько ереси, сколько следствием "несвятости", удалённости от святыни. Поэтому брань против поганых была оправдана на уровне ощущений.

При этом в современном староверии, особенно в беспоповстве, проводится разделение, которое зависит от степени ереси. Одно дело никониане или староверы другого согласия - их пускают в свои дома и храмы, хотя молитвенно не общаются. Другое дело латины, нехристи, язычники - "степень отдаления" здесь больше. Посещение иноверного оскверняет храм, жилище и всякий домашний предмет, особенно посуду (от невозможности совместной трапезы). У беспоповцев существует и чин отмаливания осквернённых иноверцами сосудов. Нельзя ликоваться с иноверцем и еретиком. Приветствие возможно лишь на расстоянии - лёгким поклоном.

Надо понимать, что гонения на старообрядцев, замкнутость старообрядческой культуры привели к гипертрофированности отдельных традиций, к вырыванию их из общего культурного контекста. В беспоповстве в крайних видах это приводило к появлению личных подручников и личной посуды, к которым не прикасался даже никто из единоверцев. Конечно, ничего подобного в средневековье на Руси не было. А было осмысленное, христианское неприятие скверны».

За и против

Выше уже упоминалось «Вопрошание» Кирика, по которому можно судить о средневековом отношении к чистоте и скверне. А есть ли ещё письменные источники? Или все эти обычаи - выдумка нынешних старообрядцев? Протоиерей Георгий отвечает так:

«Достаточно заглянуть в древнерусские епитимийные номоканоны - и там увидим, в сколь многих случаях осквернения налагались епитимьи. Или можно обратиться к молитвенной практике того времени - к правилу «искусившемуся во сне» из Большого Канонника 1651 года и к ряду других молитв. Приведу пример. В Большом Потребнике только к одному храмовому циклу относится сразу шесть молитв против скверны:

Чин на отверзение церкви, от еретик оскверншейся,

Молитва на отверзение церкви от язык оскверншейся,

Молитва во отверзение церкви в ней же случится некоему животну умрети,

Молитва о еже аще случится животному некоему родити в церкви,

Молитва во отверзение церкви, в нейже случится умрети человеку нужною смертию,

Чин на очищение церкви, егда пёс вскочит в церковь, или от неверных внидет кто, или от пияных проказ, или от младенца скверна.

У нас есть много правил, установлений, которые вроде не отменены, но просто не соблюдаются. Даже то малое, что сохранилось, постепенно выводится из жизненного обихода. В начале ХХ века в обновленческой по духу церковно-критической литературе нередко появлялся протест против правил о женской нечистоте. И сейчас во многих православных нерусских приходах в Западной Европе и в Америке эти правила и традиции забыты, напоминание о них опять-таки встречает протест. Там вполне возможно участие в таинствах, в причастии при женской нечистоте. Наблюдаются такие тенденции и у нас в России.

В Интернете в последнее время современными «обновленцами» довольно активно ведётся пропаганда отмены последних сохранившихся в этой сфере запретов. Например, Александр Боженов пишет: «Ни сущностных, ни догматических или канонических препятствий к причащению женщин во время месячных и послеродового периода нет. Запреты в этой области идут от ветхозаветных традиций исполнения иудейского Закона, не имеющих никакого отношения к христианству». От этих запретов, по «наблюдению» автора, женщина ввергается в смущение и ложное самоуничижение и даже испытывает унижение.

Как видно, Боженов исходит из «гуманистической» системы ценностей, которая чужда традиционному христианству. То, что он называет унижением женщины, на самом деле является смиряющим, духовно целительным фактором. Женщины и мужчины отличаются друг от друга и физически, и психически, и нельзя ровнять всех под одну гребёнку. Женщины, например, склонны легко подменять внутреннее внешним. Внешне моделируя обстановку святости и праведности - обычаи, святыни, иконы, поклоны, посты, отсутствие больших грехов и прочее, - она может бессознательно распространить эту «святость» и на внутреннее, на собственную душу. Это начало того состояния, которое в духовной литературе называется прелестью: когда человек возвеличивает самого себя в собственных глазах, почитая почти святым. Конечно, такому же искушению подвержены и мужчины, но всё же для мужской природы более характерно трезвение, мужчине легче ощутить собственную греховность. А вот у женщин - и опытные духовники подтвердят мои слова - это ощущение собственной греховности нередко затмевается. Именно поэтому Бог как Премудрый Педагог дал женщине физиологическую возможность регулярно и часто переживать состояние собственной скверны. Это «явление нечистого», опыт скверны призван помочь женщине физиологически прочувствовать и ощутить собственную греховную немощь и покаяться, а покаяние - путь к благоговению и радости.

Что же касается «ветхозаветности», то... Во-первых, Господь не отрицал все предписания Ветхого Завета: «не нарушить пришёл Я, но исполнить» (Мф. 5, 17). Напомню также постановление Первого Апостольского Собора, который, разрешив новокрещённым из язычников не соблюдать Моисеев закон в полноте, оставил, однако, некоторые его обрядовые предписания, касающиеся нечистоты: «...воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда» (Деян. 15, 20). Во-вторых, понимание нечистоты в Ветхом Завете и в христианском средневековье существенно разнятся. Достаточно лишь прочитать ветхозаветные законы о нечистоте: Лев. 11, 15, 19, 25; Исх. 10; Втор. 14, и прочее. На самом деле в ветхозаветные времена было намного больше запретов, но мы о них просто не знаем. Например, древнерусское христианское представление о покойнике лишено ветхозаветного пафоса скверны. Мощи покойника почитаются, с ними прощаются, лобызая их. Место захоронения свято, расположено недалеко от церкви. Тут совсем другое, евангельское отношение к смерти, которую Господь попрал Своим Воскрешением. Новозаветный взгляд принципиально переменил и преобразил прежний взгляд на окружающий мир в свете искупления Христова: приблизилось Царствие Небесное, и двери в рай открыты. Но греховная скверна в этой жизни никуда не исчезла, и её следует отторгать.

В качестве аргумента обновленцы часто приводят 1-е правило св. Афанасия Великого, которое снимает некоторые вопросы нечистоты. При этом они умалчивают, что это правило говорит о мужской нечистоте, а не женской, и касается преимущественно монашеской среды, а не мирян. Между тем есть церковно-канонические установления - 2-е правило св. Дионисия Александрийского, 7-й вопрос Тимофея Александрийского, - однозначно говорящие о женской нечистоте. Как можно с этим спорить?

Надо понимать, что правила, выработанные Церковью в отношении скверны, появились не от хорошей жизни - они предельно практичны, это многовековой результат духовной брани. Они помогают хранить чувство священного в противовес ощущению нечистого, определяют способность человека к религиозной жизни и в конечном счёте - к жизни в раю. Эти чувства и определяют веру христианина. У сектантов-протестантов, например, чувство святыни обычно отсутствует или присутствует неявно, неярко».

На уровне генов

- В наш информационный век, полный искушений, навыки отторжения скверны должны быть, наверное, вновь востребованы и как-то развиты, приспособлены к новым реалиям? - спросил я священника в заключение.

 

Старообрядки

- Что значит должны? - ответил он. - Нельзя их восстановить указом сверху. Лично я сторонник так называемой консервативной революции - мировоззренческого и религиозного возврата в средневековье. Средневековье для меня является если не идеалом, то в любом случае светлым временем, временем благочестия, когда Церковь формировала культуру. Путь, который мы прошли за последующие столетия, - путь апостасии, отступления. Поэтому получается, что путь к благочестию, путь ко Христу - это не движение вперед, не эволюция, а, наоборот, движение назад, к прежним образцам и идеалам. Благо, что мы - единственная страна, которая благодаря староверам сохранила живую средневековую традицию богослужения и быта. Не в наших силах как-то начать это движение в обществе, но мы можем проделать этот путь в «отдельно взятой душе» - в собственной душе.

- Но всё же Церковь должна направлять, - продолжаю настаивать. - Если в древности вынужденное общение с татаро-монголами повлекло за собой усиление некоторых табу, то почему бы сейчас Церкви не усилить запреты? Ведь нынешний глобалистский мир не лучше «поганых» монголов-язычников.

- Нам бы силёнок исполнить то, что уже имеем. Каждый может открыть Евангелие и прочитать, что уста человека оскверняются исходящим из уст. На Руси эти слова понимались как запрет матерной брани, кощунства и произнесения иных табуированных слов и выражений, обычно бесовских имён. Осквернялся в этом случае не только говорящий, но и слышащий - это называлось «осквернение ушес». Разве для нас не актуально? В этот самый наш информационный век?

Повторяю, что возрождение и приспособление к современности навыков и правил отторжения скверны - это не дело Церкви, а дело внутреннего народного христианского иммунитета. Дай Бог, чтобы этот «генный» иммунитет обнаружился!

Записал Михаил СИЗОВфото с сайта edinoverie.com и др. сайтов

 

 

http://www.rusvera.mrezha.ru/621/6.htm 

ruskline.ru

ТУАЛЕТ – ИСТОРИЯ, РАЗНОВИДНОСТИ, ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ | Блог water

Справление человеком естественной нужды (малой и большой) - вещь, необходимая, но не терпящая публичности. Значит, должно быть предназначенное для этого место – туалет, уборная, сортир, клозет – названий множество. Какими были туалеты в разные века и у разных народов? Что в них делали, и был ли этот процесс интимным?

Представляем вам удивительные факты из истории туалета.

Древние люди, как впрочем, и многие более современные, но дикие племена, которых не коснулась цивилизация, какали и писали там, где им приспичило. Как говорится, и под каждым им кустом был готов сортир с листом. Для них это совершенно естественный процесс (как, например, еда), а значит, нет ничего зазорного в его исполнении при свидетелях.

Но в ходе эволюции человеческого общества стали появляться специальные места и приспособления для справления этой нужды.

В древности в общинах стали делать отхожие места, расположенные на краю поселения, из которых накопленное дерьмо затем вычищалось. По мере того, как условия жизни людей улучшались, изменялись в лучшую сторону и их сортиры. В древних городах, где люди жили в домах из камня, стали делать каменные канализационные каналы, выводящие нечистоты за пределы строений.

Интересный факт. Казалось бы, смывание кала и мочи водой – современное изобретение. Но нет, первые ватерклозеты появились несколько тысячелетий назад, просто они не были оценены по достоинству и о них периодически забывали.

Например, при раскопках древних вавилонских и ассирийских городов, возраст которых составляет несколько тысячелетий, археологами были обнаружены канализационные отводы из красного камня, покрытого битумом. Конечно, это было очень затратное дело, которое могли себе позволить лишь очень богатые люди, поэтому у простолюдинов были очень примитивные туалеты.

Но у богачей, живших в роскошных дворцах, и канализация была соответствующая. Древним грекам придумать ее помогла протекающая возле города небольшая речушка. Они направили ее русло в каменную трубу (клоаку), идущую к богатым домам.

Общественный туалет в Древнем Риме

Помимо частных туалетов в домах в крупных римских городах были и общественные туалеты, которые очень полюбились горожанами. Самый древний найденный археологами общественный сортир датируется пятым веком до нашей эры. В Риме, например, их было множество, все нечистоты из них стекались в одну клоаку и выводились за город. Внутри них все было чисто и красиво, поскольку это были не столько отхожие места, сколько места для общения. Сюда люди приходили, чтобы посидеть, поговорить, посмотреть друг на друга, заключить сделки, но и, конечно же, пописать и покакать. Наверное, им приятно было беседовать, ощущая всеобщее зловоние и наслаждаясь потугами соседей по туалету.

Каждое «посадочное» место – каменная плита с отверстием, выложенная плиткой. В центре помещения был фонтанчик, от которого по канавкам вода растекалась к стульчакам. Сделав свое дело, человек специальным кувшинчиком черпал воду и подмывался. Посадочные места, как правило, располагались по кругу, чтобы все видели собеседников.

Интересно, что в этих общественных туалетах не было мужских и женских помещений, а были лишь общие туалеты для богатых, среднего класса и бедняков. В дорогих туалетах каменные плиты грели специальные рабы, чтобы посетители не заморозили свои задницы.

Занимательный факт. Выражение «деньги не пахнут» появилось именно в те времена, когда император Веспасиан сделал общественные туалеты платными.

Древний туалет

Бедные горожане не могли себе позволить ходить в такие туалеты, поэтому для них на улицах ставили специальные сосуды, которые периодически вычищались.

Теперь перейдем к европейским средневековым замкам. Там туалеты располагались либо в выступающих из стены отсеках (при этом нечистоты сразу падали на землю), либо в крайних башнях, из которых по наклонным канавкам нечистоты вытекали наружу. Они текли сначала по стене замка, потом по его территории и выводились в речку или крепостной ров. Чистили эти рвы крайне редко, если вообще это делали. Понятно, что благоухал этот «водоем» весьма скверно. Нередко отхожее место делалось в шахте камина, чтобы там было тепло.

Туалет в замке

Иной раз под полом замка делали большую выгребную яму, например, она была в замке Фридриха Барбароссы – германского короля середины 12 века. Но однажды дело закончилось плохо. Яму не вычистили перед приемом большого количества гостей, собравшихся как раз в зале над этой ямой. Как вы, наверное, догадались, пол провалился и несколько десятков высокородных гостей (и Барбаросса в том числе) провалились в зловонную жижу. Глубина ямы, кстати сказать, была более десяти метров. Понятно, что слуги бросились в первую очередь спасать императора, поэтому он лишь нахлебался дерьма, а вот гостям повезло гораздо меньше – несколько десятков захлебнулись и утонули.

Но это замки, а как обстояло дело в домах средневековых городов? В средневековых городах общественных туалетов не было совсем. Какали и писали в горшки, и выливали их за окно, на уличные мостовые. Причем эти сосуды стали выполнять из дорогого фарфора, расписывать их и всячески украшать. Конечно, это опять могли себе позволить зажиточные граждане.

Само отхожее место представляло собой либо просто ночной горшок, либо стул с дыркой в сиденье, под которую и подставлялся сосуд. Стены в них либо белились, либо облицовывались деревом – все зависело от традиций и благосостояния хозяина.

Кстати, именно этот факт привел к появлению шляп с полями, дабы они защищали людей от попадания на них содержимого горшков. Во Франции в это же время горожане, чтобы не испачкать свою обувь, ходили по улицам на специальных ходулях или топтыжках. В Париже в 1270 году попытались законодательно запретить выплескивать горшки из окон, но безуспешно. Тогда людей обязали перед этим кричать «Поберегись!»

Бурдалу

А в императорском дворце Людовика XIV дело обстояло так. Сам правитель во время бала мог сидеть на кресле с дыркой, под которым стоял бурдалу – роскошно украшенный горшок. Людовик и присутствовал в зале, и мог, когда нужно, тут же снять штаны и справить нужду.

А как же дамы? Они либо писали прямо у стены зала, либо приносили с собой миниатюрные бурдалу, справляли нужду в них, а потом куда-нибудь все выливали. И это хваленая Франция!

Дама с бурдалу

В парижских дворцах, во время балов, естественно была потребность в большом количестве горшков. Так в Лувре для мужчин и женщин отводились разные помещения. Представители сильного пола справляли нужду за специальной шторкой возле бального зала, а дамы уходили чуть дальше, в скрытое лестницами помещение. Сопровождали их туда галантные кавалеры, которые задирали им юбки и помогали усесться на горшок, дабы дама не промахнулась и не шлепнулась на пол. Трусы в то время были не в моде, поэтому красоткам нужно было лишь умудриться не описать себе подол платья. Вот так.

Именно в средние века появилась профессия золотарь (или ассенизатор) – очень почетная, хотя эти люди быстро умирали. В их обязанности входила чистка общих туалетов и вывоз дерьма из города.

Ватерклозеты древнего Рима в Европу пришли в конце 16 века. Это были туалеты с бачком, наполненным водой, смывом и канализацией. Впервые такой «санузел» в своем дворце сделала королева Елизавета I.

Именно после этого стали оборудоваться комнаты – туалеты, в которых удобно посидеть и сделать свое дело. Как правило, они располагались позади ванных комнат.

И лишь в 18 веке всех обязали строить дома с туалетами и именно в это время появились первые европейские общественные туалеты.

Туалет

На Руси в средние века туалеты были более примитивными, но здесь, по крайней мере, дерьмо не текло по улице. Люди пользовались деревянными постройками, похожими на современные деревенские уборные. А сортир со сливом, по образу европейского, первым в России сделал в своем доме князь Меньшиков.

Первый унитаз «увидел свет» в 1837 году, его придумал слесарь из Англии Томас Крэппер. Но название сие изобретение получило в 1909 году, когда унитазы массово стала выпускать испанская фирма «Untas». Покупатели переделали название в созвучное слово «унитаз», и оно прижилось.

В разных странах в туалетах есть свои особенности.

В Китае вход должен быть сбоку, причем туалет должен находиться в северном углу квартиры.

В Испании и Португалии унитаз должен быть с самозакрывающейся крышкой.

А в странах с жарким климатом туалет должен быть с душем.

В Японии и Великобритании сейчас все большую популярность приобретают унитазы, которые, помимо основных функций, могут подогревать воду для подмывания, подсчитывать уровень холестерина в моче и отправлять анализ лечащему врачу.

А много веков назад японцы выгребали из туалетов нечистоты и использовали их в качестве удобрения.

Компания «Twyford» пошла еще дальше. Она с 2006 года выпускает унитазы, реагирующие на голос того, кто собирается сесть. При этом унитаз, идентифицируя посетителя, производит анализы мочи, кала и определяет состояние здоровья человека. Если есть необходимость, плохие анализы направляются лечащему врачу, а в ближайший магазин посылается заявка на заказ диетической пищи.

Во многих странах есть музеи унитаза, памятники унитазу, существует и Всемирная унитазная организация, а также Всемирный день туалета (19 ноября).

Удивительно, но в наш современный век большой процент людей вообще не знают, что такое туалет и унитаз.

Но те, кто знает, стали относиться к туалетной комнате с благоговейным почтением. Многие любят тут посидеть и подумать, и почитать. И не только, например, писательница Агата Кристи любила мыть посуду не на кухне, а в раковине рядом с унитазом. Она говорила, что в такой обстановке ей лучше думается.

Есть приметы про туалет. Крышка унитаза обязательно должна быть закрыта, чтобы в него не утекли деньги и благополучие. Убираться тоже нужно сначала в туалете, а лишь потом в квартире. Нельзя курить в туалете, чтобы с дымом не развеялось счастье семьи.

Туалет на корабле называется гальюн, в прошлые века он располагался в самой высоко поднятой части носа корабля.

Еще некоторые интересные факты о туалетах и унитазах.

Унитаз с мухой

В одном аэропорту Амстердама в унитазах есть наклейки мух. Сделано это для «разжигания спортивного интереса» у мужчин, чтобы они писали не мимо, а старались попасть на муху.

В Испании на рождество делают каганеры - фигурки какающих человечков.

Каганеры

В последние годы германские мужчины стали писать сидя, считая, что это более гигиенично и удобно.

Туалет в баобабе

В ЮАР есть туалет, расположенный в стволе гигантского баобаба.

А в Пентагоне до середины прошлого века были отдельные туалеты для белых и темнокожих сотрудников.

https://morefactov.ru/fact/tua...

Очарование Парижа: общественные туалеты XIX века на улицах французской столицы

Общественной туалеты XIX века на улицах французской столицы

Столица Франции всегда славилась тем, что самые обычные и, казалось бы, неприглядные вещи приобретают в этом городе особое очарование. Даже общественные парижские туалеты, построенные столетия назад, отличаются утончённым шармом.

Особое очарование Парижа.

Чарльз Марвиль - французский фотограф, который в 1860-е годы снимал Париж и был официально признан фотолетописцем Парижа. До 1879 года, до своей смерти, он снимал богатство и разнообразие бурно растущего в эпоху индустриализации города. Коллекции его фотографий в настоящее время размещены в библиотеке Bibliothèque Historique de la Ville de Paris, а впервые общественности увидела их на парижской выставке в 1878 году. И среди фотографий этой коллекции особое место занимают городские писсуары.

На Парижских улицах.

Общественные туалеты как часть парижской архитектуры.

Общественные туалеты на главных бульварах столицы впервые появились в Париже весной 1830, но их довольно быстро разобрали на материалы для уличных баррикад во время Французской революции.

Туалеты французской столицы.

Особенности парижской архитектуры.

Такая неожиданная архитектура Парижа.

Вновь туалеты вернулись на улицы в 1840-е годы, когда в Париже начали устанавливать довольно необычные на вид сооружения цилиндрической формы, известные как Colonnes Rambuteau. Они служили одновременно для двух функций: являлись туалетами и местом размещения плакатов и рекламы. В 1870-х годах, власти столицы начали строить более современные сооружения с большим количеством кабинок, которые получили название «vespasiennes». Марвиль тщательно документировал все различные формы и размеры туалетов и писсуаров в Париже, как старых, так и новых.

Парижские писсуары.

Добро пожаловать в Париж!

Писсуары, возведённые в ранг архитектурных шедевров.

На пике распространения общественных туалетов (в 1930-х годах) в Париже их насчитывалось 1 230 штук, но к 1966 году их число сократилось до 329. К сожалению, уникальные сооружения, которые похожи на настоящие произведения искусства, постоянно исчезают - их заменяют на современные здания.

Очень удобное городское изобретение.

Источник: http://www.kulturologia.ru/blo...

×

cont.ws

Со всеми удобствами. История туалета от горшка до современной уборной | История | Общество

Античная роскошь

На сегодняшний день самым древним туалетом считается каменное сооружение на территории современного Пакистана с сиденьем, соединённым с канализацией. Возраст этого туалета весьма почтенный — около 4,5 тысячи лет.

Подобные уборные строили и в Китае, и в Египте, и в Древнем Риме.

Причём римская цивилизация уделяла удобствам особенное внимание. Ведь именно там появились первые общественные туалеты. Когда император Веспасиан предложил взимать плату за посещение этих уборных, его сын Тит был возмущён, он считал, что не пристало пополнять императорскую казну таким грязным способом. Точку в споре поставил Веспасиан, который изрёк знаменитую фразу: «Деньги не пахнут!», и с тех пор общественные туалеты на территории Римской империи стали платными.

Общественные туалеты в древнем городе Эфес в Измире, Турция Общественные туалеты в древнем городе Эфес в Измире, Турция Фото: Shutterstock.com/ Thitima Decha

А платить было за что. Самые роскошные уборные предназначались для патрициев. Они были отделаны мрамором, кругом курились благовония, а рабы грели сиденья своими телами. В туалете даже играл оркестр, чтобы заглушать неприятные звуки.

Народ попроще довольствовался дешёвыми туалетами, которые представляли собой дощатые сооружения с дыркой в полу. Впрочем, существовали способы и справить нужду бесплатно. Для этого нужно было отправиться на рынок и отыскать кожевенников. Они с удовольствием предоставляли всем желающим сосуды для справления малой нужды. Дело в том, что моча использовалась для выделки кож, поэтому никто не оставался внакладе.

Средневековая грязь

С крушением античных цивилизаций ушли в небытие городские канализации, и посещение туалета перестало доставлять удовольствие даже столпам общества.

Туалеты в средневековых замках были, но соперничать с римскими уборными они уже не могли. Отхожие места располагались в выступающих частях здания, а нечистоты лились прямо в ров, окружающий замок. Благодаря такому подходу любой путник мог учуять замок приблизительно за пару километров.

Туалет в старинном замке, Франция. Туалет в старинном замке, Франция. Фото: Shutterstock.com/ Stephane Debove

Впрочем, иногда никакого рва вокруг замка не было, и тогда резервуар для отходов устраивали прямо под зданием. В 1183 году в Эрфурдском замке в Германии проломился пол, и император Фридрих вместе со своими придворными провалился прямо в яму с нечистотами. Императора чудом спасли, но многие из его приближённых утонули.

В городах дела обстояли ещё хуже: жители пользовались ночными горшками, которые выливали прямо из окон. Известно, что улицы средневекового Парижа представляли собой реки с нечистотами, а городской ров приходилось время от времени прочищать, ведь существовала опасность, что неприятель заберётся на крепостные стены по горе экскрементов.

К счастью, запах нечистот стимулировал инженерную мысль. И в 1596 году Джон Харингтон преподнёс английской королеве особую ночную вазу, оснащённую сливным бачком. Увы, канализации и водопровода у королевы не было, поэтому под чудесный горшок пришлось поставить резервуар для воды. Такая возможность была не у каждого, и удивительная кон­струкция не получила распространения.

Это не помешало английскому часовщику Джону Каммингсу усовершенствовать конструкцию Харингтона. Каммингс изобрёл водяное запорное устройство, которое мешало выходу запахов из унитаза. С тех пор туалеты стали называть ватерклозетами — от английского «water» («вода») «closet» («шкаф»).

Затем научная мысль шагнула ещё дальше, появились стульчаки, совершенствовались сливные бачки.

Но избавиться от нечистот на городских улицах удалось лишь в ХIХ веке, когда после страшных холерных эпидемий власти европейских городов занялись строительством полноценных канализаций и очисткой воды. Тогда же в Европе появились и первые общественные туалеты. 2 февраля 1852 года в Лондоне заработал публичный туалет для мужчин. Женщинам пришлось подождать ещё несколько дней. Дам­скую уборную открыли 11 февраля того же года.

Русские дворики

Вплоть до ХIХ века улицы российских городов мало чем отличались от европейских. Прохожим приходилось то и дело перебираться через потоки нечистот и вдыхать отнюдь не приятный запах.

Впрочем, проблемой всё же занимались. Первым сунул нос в туалетные дела царь Пётр I. Именно он издал особый указ о соблюдении чистоты в Москве.

Однако указ делу не помог, состояние улиц не улучшилось. Газета «Русская летопись» в 1871 году так описывала столицу: «У памятника Минину и Пожарскому — настоящая зараза от текущих по сторонам вонючих потоков. Около памятника будки, на манер парижских писсуаров, к ним и подойти противно».

Да, общественные туалеты в ту пору уже существовали — их начали строить с середины ХIХ века. Обычно туалет располагался во дворе и был похож на обычную сельскую уборную — деревянную, с дыркой в полу.

Чуть позже в столице появились каменные уборные, украшенные крестиками. Впрочем, крестьянский люд новшества не оценил — землепашцы назначения каменных строений не понимали и лишь крестились у входа.

После революции каменные уборные были переделаны в квартиры, а общественные туалеты исчезли совсем. Их строительство возобновилось уже в 30‑е годы ХХ века.

Что касается канализации, то она появилась в Москве лишь в 1898 году. Система обслуживала только дома в пределах Садового кольца. В тогдашней столице Санкт-Петербурге канализации на тот момент не было. Полноценные же канализационные системы с очисткой воды появились в Москве в 30‑е годы прошлого века, а в Ленинграде — ещё позже.

Строить общественные туалеты в Москве начали после проведения военных парадов в 30‑е годы XX века. Военных привозили в столицу для репетиций и плотно кормили. А вот об отхожих местах никто не позаботился. Поэтому бравые солдаты справляли нужду в подъездах жилых домов. Только это заставило власти задуматься о проблеме.

www.aif.ru

История туалетов. Часть 3. Россия.

Обстояло по этой части дело в Москве не лучше, нежели в ихнем Париже. Даже по самой главной Тверской улице текли зловонные ручьи, вытекавших из-под деревянных заборов, огораживающих дворы. Ров возле Крепостного вала, шедшего по Садовым улицам, в дождливую погоду наполнялся водой, которая в сухое время загрязнялась нечистотами. Аналогичное зрелище представляли Болото, Балчуг и Садовники, весной затоплявшиеся полой водой Москвы-реки, потом в течение всего лета подсыхавшие, благоухая плавающим дерьмом. Речка Неглинная (давно упрятанная под землю), о которой мы так долго ностальгически вздыхали, славилась своим амбре. Как во многих городах, в Москве кое-где были проложены сточные канавы, каналы и подземные трубы - для отвода дождевой воды и хозяйственных стоков. Увы, как и парижане, москвичи сбрасывали в них "золотце". Со временем в разных местах дворов стали рыть глубокие ямы для надворных клозетов. Когда яма заполнялась, рыли другую, нужник переносили. Золотарное дело было неразвито. Обыкновения такого не было - вывозить дерьмо из города. Ну а раз не было спроса на этот вид промысла - не было и предложения.

Нынешние московские экологи могут пометить красным цветом в календape дату 9 апреля. В этот день в 1699 году Петр Первый издал указ "о соблюдении чистоты в Москве и о наказании за выбрасывание сору и всякого помету на улицы и переулки". Но указ указом, а санитарное состояние столицы не улучшалось. Даже в Кремле дело обстояло неважно, особенно после того, как Петр разместил там Коллегии со всей их обслугой. Примечательна запись в Журнале Оружейной палаты, сделанная 25 октября 1727 года начальством Казенного двора: "От старого и доимочного приказов всякой пометной и непотребный сор от нужников и от постою лошадей, подвергает царскую казну немалой опасности, ибо от тоего является смрадный дух, а от тоего духа Его Императорского Величества золотой и серебряной посуде и иной казне ожидать опасной вреды, отчего б не почернела". При таком уровне санитарии Москву, как и прочие европейские города, то и дело посещали всякие "моры", уносившие от четверти до половины населения. В 1771 году (!) пронесшаяся над Москвой "моровая язва" (эпидемия чумы) унесла в могилу больше трети населения и даже вызвала "чумной бунт", во время которого был убит архиепископ московский Амвросий. Пытаясь предотвратить распространение заразы, он запретил устраивать крестные ходы и массовые моления, за что и был растерзан толпой. Еще одно свидетельство, относящееся уже к 1871 (!) году. Газета "Русская летопись" описывает Красную площадь. У памятника Минину и Пожарскому - "настоящая зараза от текущих по сторонам вонючих потоков. Около памятника будки, на манер парижских писсуаров, к ним и подойти противно. Ручьи текут вниз по горе около самых лавок с фруктами..." * С середины XIX века в московских двориках стали строить публичные деревянные туалеты «для прохожего человека», а с конца 1890-х годов в центре города, у вокзалов и рынков появились и каменные. Они были украшены кирпичными крестиками, и их помпезно называли «общественные ретирады». Московская городская дума обязала всех владельцев многоэтажных доходных домов иметь во дворе такую ретираду. Историки уверяют, что предписание практически не нарушалось.****

В 1900-е годы о кирпичом строении на Смоленской площади, сложенном крестами, в городе говорили много и непременно со смешком. По распоряжению ородской думы там построили первый в городе публичный туалет, названный, чтобы не говорить грубо, вполне по-иностранному - "ретирадой". В самом деле, это было французское слово, но его хорошо понимали купцы из немцев. Оно означало "убежище" - и на их языке, и на польском. Удивительно, но без объяснений понимали это чужое слово только военные, потому, что оно было в старом морском уставе 1720 года. Что касается гласных Московской городской думы, то они, утверждая постановление о закладке первой в городе публичной уборной, ни разу не вымолвили "общественная уборная". Чтобы никто не смел говорить, что гласные не понимают благородной речи, веселыми, но неуверенными голосами они длинно рассуждали о пользе "ре-ти-ра-ды", нового общественного заведения, которое принесет хороший тон в Первопрестольную. Но, вынужденные приводить цифры (для составления сметы городских расходов), гвоорили, опуская глаза, что "ре-ти-ра-да" рассчитана на столько-то "мест и посещений в сутки по-большому" и на столько "мест и посещений по-маленьким делам". 

Публика же сторонилась этого красивого слова, избегали произносить его вслух даже студенты. В ретираду сначала смело заходили только наглые мужчины, люди бывалые, городские, образованные. Крестьяне же из шумного Сенного рынка, на Смоленской площади, весь день уставленного возами, избегали этой ретирады. Рассказывали, что, видя малое непонятное кирпичное здание на площади, построенное крестами, крестьяне преданно смотрели на него и на потеху озорникам крестились. Иные даже клали поклоны. Это ретираде-то! При острой нужде, не спрашивая местных людей, они по-прежнему смело открывали любую незапертую калитку на улице и, теряя смелость, входили в первый же попавшийся двор, искали самое в нем малое дощатое строеньице, потому, что давним распоряжением городской же Думы в каждый двор разрешалось заходить любым "случившимся" пешеходам. Потом Дума все-таки откровенно назвала то слово, которого она избегала, и выпустила "обязательное постановление" о "постройке в каждом домовладении публичных туалетов с водяным смывом"**

В московском жилом усадебном доме ретирада была, как правило, одна и располагалась в бельэтаже, в холодных сенях, соседствуя обычно (чере коридор или глухую стенку) с кухней - оба этих функционально несхожих помещения пользовались общим выгребом. *** Слева - белые палаты на Пречистенке. За фото спасибо dedushkin1 .

В 1831 году в санкт-петербургской типографии А. Смирдина была отпечатана книга А. Федосеева "Руководство к построению деревянных домов". Автор книги рекомендует устанавливать в жилищах "изобретение англичан, называемое ватерклозетом". Впрочем, туалеты с подобным устройством были известны в России много ранее. Первый домашний туалет с проточно-промывной канализацией появился в Северной столице еще до того, как аналогичные устройства возникли в Европе: он был установлен в 1710 году по указанию Петра I в Летнем дворце.*** Что касается, петербургской канализации, то разработка ее проекта была поручена английскому инженеру Линдлею. Он намеревался все нечистоты отводить в Невскую губу, куда "сильное течение уносило бы их вдаль", но забыл про ветры, вызывающие ежегодные наводнения. Эксперты забраковали его проект: "фекалии легко могут ворваться в город". Бог миловал, но дальнейшая история устройства петербургской канализации полна печали. Война первая империалистическая, гражданская, блокада города в Отечественную прогрессу канализационного дела не способствовали. "Завершилось ли создание современной канализации и очистных сооружений в Петербурге - трудно сказать , - раздумчиво констатирует отечественный сортиролог Генрих Штрумпф. - Похоже, этой загадочной истории суждено быть бесконечной".*

К началу XX века из 1063 городов и населенных пунктов Российской империи нормальную сплавную канализацию имели лишь одиннадцать. В их число не входил Петербург, Москва была канализована лишь в пределах Садового кольца. Российские авгиевы конюшни были полны дерьмом под завязку - страна ждала своего Геракла. Первой озаботилась созданием сплавной канализации Одесса - в 1874 году. В 1893 году Москва приступила к строительству сплавной канализации по проекту инженера В.Д. Кастальского. С тех пор "кастальский ручей" растет и ширится и, как мы знаем по опыту, пребывает ныне в достаточно сносном состоянии. Специалисты тоже оценивают состояние московской канализации как удовлетворительное. И это при протяженности сети 7120 километров. (Для сравнения - длина Нила - 6670, Амазонки - 6280, Миссисипи 6215, Янцзы - 5520, Волги - 3531 км). Московская канализация в 1998 году отметила свое столетие.*

В конце XIX века унитазы стали делать из фаянса на посудных фабриках. Творения мастеров из Севра и Мейсена, гарднеровские и кузнецовские изделия хранятся ныне в музеях мира – по большей части, в запасниках, но, судя по тенденции развития, это явление временное. Стоили они значительно дороже, чем столовый сервиз на 36 персон. Массовое производство фаянсовых унитазов началось в Испании в 1909 году. Акционерное общество под звучным названием Unitas (союз, единство) занималось электрификацией страны, для чего заказывало одной из фабрик под Барселоной фаянсовые изоляторы. Та же фабрика поставляла заказчику и унитазы. На всей продукции ставилось клеймо – “Unitas”, “унитас” (с ударением на “и”). Так унитаз обрел свое название. *** После 1917 года в обе столицы устремилась масса людей из провинции, и каменные общественные туалеты были переделаны в квартиры. Деревянные разобрали на дрова. А в 1930-х годах в Москве начались помпезные военные парады. Их участников долго муштровали и плотно кормили. После первого же парада подъезды в центре города еле удалось отмыть. Домофонов и кодовых замков тогда не было, а консьержи (там, где они были) не смогли сдержать натиск людей в погонах. Жившая в центре номенклатура сообразила, что действо будет повторяться регулярно, и Моссовету немедленно дали поручение построить туалеты в самых людных местах. Ни шатко ни валко их строили все советские годы.

Но после очередной революции, в 1991-м, городским туалетам снова не повезло: в городских бюджетах не было денег на содержание школ и больниц, а не то что сортиров. В Москве их начали массово перепрофилировать: в среднем за год закрывали по дюжине. Туалеты на Гоголевском и улице Дмитрия Ульянова стали магазинами, на Варшавке и площади Белорусского вокзала — отделениями милиции. Кафе в одном из бывших сортиров назвали «Сирано».

Слева - переделанный под офис туалет на Воробьевых горах. (Я так думаю, ибо архитектура самая что ни на есть туалетная.) Фото моё.

В большинстве стран Европы закон велит владельцам кафе, ресторанов и торговых центров не просто иметь туалет с такими-то параметрами, а еще и бесплатно пускать в него людей с улицы. У нас же нет такой жесткой законодательной базы, как знаменитый французский Закон о чистоте. Поэтому, заходя в роскошный торговый центр, вы никогда не будете уверены в том, есть ли там туалет и не платный ли он. Ночью же все это просто закрыто. В Англии владельцы торгового центра на ночь выставляют на улицу кабинки, чтобы на их двери в сердцах не гадили. И это не благотворительность: люди просто не хотят терпеть убытки от выпивших пива ночных гуляк. В Европе очень много мелких предпринимателей, чей доход зависит от туристов. Туристы не поедут туда, где негде справить нужду и где все изгажено. ****

В рейтинге туалетного благополучия, который составляют эксперты Всемирной туалетной организации, лидируют страны с авторитарными традициями: Южная Корея, Сингапур и Тайвань. В последнее время их стремительно догоняет не менее авторитарный материковый Китай. Но все азиатские тигры умеют считать доходы от туризма и убытки от эпидемий. В Петербурге санитарные службы стоят насмерть, не разрешая открыть даже самую маленькую кафешку без туалета с умывальником. На фото - автотуалеты на Дворцовой площади СПб.

В небогатой Ялте власти отказываются от пластиковых кабинок из-за их убогого вида и мерзкого запаха. И выкраивают деньги на стационарные сортиры.

ЦИФРЫПо норме Госстроя СССР 1972 года на 1000 человек населения должен приходиться один доступный туалет (городской или в точке общепита). По норме ЕС, один такой туалет должен приходиться на 309 человек.

В Москве, по самым оптимистическим подсчетам, не более 200 бесплатных городских туалетов. В Берлине бесплатных туалетов 1500, а в Сеуле — 2000. Получается, московским властям пока не до гигиены, потому что бюджет Москвы не сильно зависит от туризма?****

Источники: * http://www.lebed.com/2001/art2689.htm ** Анатолий Рубинов "История трех московских магазинов", Новое Литературное Обозрение, 2007. *** Александр Липков "Толчок к размышлению или Всё о сортирах", Москва, "Эксмо" 2005.

****  http://www.ogoniok.com/4961/23/

vizardis.livejournal.com

как были устроены туалеты в дворянских и купеческих домах, когда в стране не было канализации? Тоже на улочку бегали???

Ради тебя я готов на все, даже читать эту ерунду про ватерклозеты)... «Отхожие места», «ретирадники» или «нужники» служили для сбора человеческих испражнений. Слова «уборная» или «туалет» для обозначения этого места стали употребляться лишь в XX веке. Для XIX века слово «уборная» обозначало помещение для одевания, а слово «туалет» имело несколько значений: женский наряд, или приведение в порядок своего внешнего вида («совершать туалет»), или столик с зеркалом, за которым причесываются и накладывают макияж.

Устройство отхожих мест Петербурга XVIII века хорошо известно. Они представлены в музейных экспозициях в Летнем дворце Петра I и в петергофском Монплезире. К началу XIX века они не видоизменились. Чрезвычайно подробное описание отхожих мест дал капитан японской шхуны Дайкокуя Кодаю, попавший после кораблекрушения в Россию и в 1791 году привезенный в Петербург. После возвращения на родину Кодаю подвергли тщательному допросу, и он дал письменные показания о разнообразных сторонах русской жизни. Книга показаний Кодаю, составленная Кацурагавой Хосю, хранилась как государственная тайна и до 1937 года оставалась секретной. Ее русский перевод (переводчик — В.Т. Константинов) издали лишь в 1978 году (X. Кацурагава. «Краткие вести о скитаниях в северных водах»).

Цитирую: «Уборные называются [по-русски] нудзуне, или нужник. Даже в 4-5-этажных домах нужники имеются на каждом этаже. Они устраиваются в углу дома, снаружи огораживаются двух-трехслойной [стенкой], чтобы оттуда не проникал дурной запах. Вверху устраивается труба вроде дымовой, в середине она обложена медью, конец [трубы] выступает высоко над крышей, и через нее выходит плохой запах. В отличие от дымовой трубы в ней посредине нет заслонки, и поэтому для защиты от дождя над трубой делается медный навес вроде зонтика.

Над полом в нужнике имеется сиденье вроде ящика высотой 1 сяку 4-5 сунов [сяку = 30,3 см или 37,8 см; 1 сун = 3,03 см]. В этом [сиденье] вверху прорезано отверстие овальной формы, края которого закругляются и выстругиваются до полной гладкости. При нужде усаживаются поудобнее на это отверстие, так, чтобы в него попадали и заднее, и переднее тайное место, и так отправляют нужду. Такое [устройство] объясняется тем, что [в России] штаны надеваются очень туго, так что сидеть на корточках, как делают у нас, неудобно. Для детей устраиваются специальные сиденья пониже.

Нужники бывают большие, с четырьмя и пятью отверстиями, так что одновременно могут пользоваться три-четыре человека. У благородных людей даже в уборных бывают печи, чтобы не мерзнуть. Под отверстиями сделаны большие воронки из меди, [а дальше] имеется большая вертикальная труба, в которую все стекает из этих воронок, а оттуда идет в большую выгребную яму, которая выкопана глубоко под домом и обложена камнем.

Испражнения выгребают самые подлые люди за плату. Плата с людей среднего сословия и выше — по 25 рублей серебром с человека в год. Очистка производится один раз в месяц после полуночи, когда на улицах мало народа. Все это затем погружается на суда, отвозится в море на 2-3 версты и там выбрасывается».

Отхожие места, расположенные вне дома, во дворе, назывались ретирадниками, они представляли собой небольшой деревянный домик с отверстием в полу над выгребной ямой, очень похожий на современное дачное «удобство». Этими дворовыми ретирадниками пользовались дворники, швейцары, уличные торговцы и жильцы подвальных этажей. В 1881 году в 90 % дворов были выгреба (из 9261 — в 8100). В среднем на двор приходилось 6 ретирадников.

Аристократы по отхожим местам не ходили. Отправление естественных надобностей в XVIII веке могло происходить прилюдно, почти не таясь. Существовали переносные сундучки, сидя на которых, даже можно было принимать гостей. Этому способствовало отсутствие у женщин панталон и мода на кринолины, продержавшаяся в России более полутора веков. Один подобный сундучок экспонируется в Туалетной комнате Банного корпуса в Петергофе. Там рядом с ним — фаянсовая с цветочным орнаментом «ночная ваза». У представителей высших и средних городских слоев для отправления естественных надобностей служили фарфоровые или фаянсовые предметы по форме похожие на вазы или супницы, а у низших — простой горшок, жестянка или ведро. Кстати, отсюда и название «детский горшок», использующийся до сих пор.

Бурдалю Бурдалю

Интересно, что, отправляясь куда-либо, знатная дама могла прихватить с собой, спрятав в муфту, «бурдалю». Это подкладные судна, обычно фаянсовые, продолговатые, с одной ручкой, формой немного напоминающие соусники. Свое название они получили от имени известного оратора Франции времен Людовика XIV. Во время его длинных выступлений придворные дамы пользовались этими устройствами. Два бурдалю можно увидеть в помещении теплой ванной комнаты петергофского Банного корпуса.

В первой половине XIX века по мере роста этажности домов в них на черных лестницах стали появляться отхожие места пролетной системы. Находились отхожие места на площадке черной лестницы рядом с окном в неглубокой нише без дверки. Кое-где в старинных домах, не подвергшихся капитальному ремонту, эти ниши и каменные стульчаки с заложенными дырками сохранились по сию пору. Нам трудно представить, как можно пользоваться туалетом без дверей. Но приличие — достаточно условное понятие. К тому же надо учесть, что движение по черным лестницам было более оживленным. Сейчас мы пользуемся лестницей только когда выходим на улицу, все наши бытовые нужды мы удовлетворяем внутри квартиры. А в ХVІІІ-ХІХ веках: и дрова принеси, и воды натаскай, и в погреб да в ледник за провизией сбегай, и в подвал постирать сходи, да на чердаке выстиранное развесь — так целый день вверх-вниз и бегали.

Когда в квартирах стали появляться клозеты, а потом ватерклозеты, отхожими местами на лестницах продолжали пользоваться жильцы квартир верхних этажей и мансард, не имевших этих удобств, и прислуга из квартир, где клозеты имелись, но пользовались ими лишь «господа».

Клозеты и ватерклозеты

С середины XIX века начались попытки перенесения отхожих мест внутрь квартиры в виде клозета. В отличие от незамысловатых упомянутых выше «удобств» клозеты благодаря специальному клапану не пропускали канализационных запахов, и поэтому они устраивались внутри квартир в специальных небольших помещениях, обычно с окном. Клозет представлял собой металлическую воронкообразную чашу, ее выходная труба в месте присоединения к вертикальной трубе домовой канализации перекрывалась специальным клапаном при помощи педали или ручки. Аналогичным устройством мы пользуемся до сих пор в поездах дальнего следования, но там есть водяной смыв, а в клозетах его не было.

Ватерклозет. Конец XIX в. Ватерклозет. Конец XIX в.

Ватерклозеты — это клозеты с водяным смывом. Подобную конструкцию впервые применили в Китае примерно в I веке до н.э., во второй половине XVI века крестник королевы Елизаветы I — поэт и переводчик сэр Джон Харрингтон — изобрел ватерклозет. Изготовили всего два экземпляра этого устройства: для королевы и для самого автора. Он описал его в сатирической книге «Метаморфозы Аякса», кстати, за злые политические пассажи, там содержавшиеся, автора удалили от двора — сослали в родовое поместье.

Только в 1775 году английский часовой мастер А. Камминг получил первый патент на туалет с клапанным смывным устройством. Патент на механизм с шаровым поплавком, автоматически отмеряющим очередную порцию воды в бачке после смыва, выдали в начале XIX века англичанину Т. Крапперу, занимавшемуся изготовлением водопроводной арматуры. Понадобились десятилетия на то, чтобы догадаться сделать гидравлический затвор с S-образной трубой. Без него неприятные запахи из канализации очень легко проникали в помещение. Конечно, далеко не сразу унитазы вытеснили привычные выгребные ямы. В Париже, например, последние вместилища нечистот засыпали только в 1959 году.

Первым в Петербурге появился ватерклозет системы «Монитор» по цене 6 рублей. Этот тип ватерклозетов не имел сливного бачка, и при нажатии специальной ручки (реже — педали) вода из водопроводной трубы поступала прямо в приемную чашу и затем в открывшееся отверстие. Когда ручку отпускали, вода переставала поступать, и клапан-заслонка закрывался, почти не пропуская в квартиру канализационных газов.

Вскоре «Монитор» вытеснило устройство, названное «русской системой», или «русским горшком», по цене 6 рублей 73 копейки, состоявшее из чугунного воронкообразного горшка, соединенного трубой с накопительным бачком для воды. Нововведение восторженные современники сравнивали с Ниагарским водопадом. Вторым нововведением стало колено — гидравлический затвор фановой трубы. Оставшаяся в нем часть воды абсолютно не пропускала в квартиру никаких запахов. «Теперь в туалетных комнатах благоухают только розы», — высокопарно заключали современники.

Этой конструкцией мы пользуемся до сих пор, и вот уже 100 лет ничего принципиально нового не придумано. Дизайнерские же изыски начались еще в конце XIX века. Постепенно стали входить в обиход английские ватерклозеты «Торнадо» и «Пьедестал» с «фаянсовыми чашками особой ладьеобразной формы» и «оригинальной каплевидной формы ручкой, свисающей с бачка на изящной цепочке», она заменила ручку на самом ватерклозете.

Из таблицы 18 видно, сколь мало ватерклозетов в окраинных районах, где преобладали небольшие частные домишки.

По данным переписи 1890 года, ватерклозетами оборудованы были каждая восьмая однокомнатная квартира и каждая третья из двухкомнатных квартир. Две трети средних по размеру (3-5-комнатных) квартир имели ватерклозет. А вот в «барских» квартирах ватерклозеты устанавливались практически в каждой — ватерклозеты имелись в 92 % от общего количества 6-10-комнатных квартир

qna.center

Туалет в Средние века - все ответы на top-voprosov.ru

Хотя прообразы современных унитазов со смывом археологи обнаружили в Древнем Египте, Вавилоне, Риме, Афинах, жители средневековых городов не использовали подобные удобства.

Роль канализации для них выполняли канавы вдоль городских улиц, а место унитазов заняли ночные горшки, которые, впрочем, использовались и днем.

Несмотря на то, что в канавах прокладывались покатые желоба для стока нечистот, Париж утопал в зловонии. В 1270 году был издан закон, запрещающий парижанам выливать помои из окон под угрозой штрафа. Но так как следовали ему очень немногие, закон был смягчен: выливать нечистоты можно, но только после троекратных предупредительных криков: «Осторожно! Выливаю!»

С чистотой были проблемы не только в бедных районах Парижа – в самом Лувре не было ни одного туалета для королевских особ. Знать справляла нужду в садах, аллеях, коридорах, на лестницах. Поэтому периодически все жители дворца покидали его и отправлялись в другой – чтобы слуги могли все помыть и проветрить.

Опорожнять кишечник, устроившись на подоконнике, было опасно, особенно после выпитого алкоголя. Поэтому, заботясь о безопасности гостей, во дворцах стали делать окна до пола, без подоконников, но с решетчатыми заграждениями изогнутой формы – чтобы было удобнее расположиться. Именно такая конструкция получила название «французский балкон».

В средневековых замках отхожие места находились в выступающих частях стен, маленьких балконах без окон – эркерах. Для рыцарей и их семей «тайные покои» устраивались в шахте камина – там справлять нужду было тепло и уютно.

Туалетной бумаги в то время еще не было, ее роль выполняла солома или губка. По трубам, проложенным вдоль стен, нечистоты стекали за пределы замка, а иногда отверстие каменного сиденья открывалось прямо в ров.

Постепенно в городах появились общественные туалеты, но дамы из высшего общества в них не заходили. В путешествии они использовали переносные сосуды, которые были богато расписаны и украшены. Сельский житель вполне мог перепутать фарфоровый горшок для знатной дамы с супницей или соусницей. Горшки имели ручку – чтобы утром служанка могла его взять и опорожнить во время утренней уборки.

Во времена Людовика 14 во Франции жил священник Луис Бурдалу, проповеди которого не отличались краткостью. Не каждая женщина могла выслушать речь полностью, не испытав желания справить малую нужду.

Выходом из положения стали дамские утки особой формы, использовать которые можно было не вставая с места, – пышные юбки и отсутствие белья способствовали незаметности процесса. Их назвали по имени священника – бурдалу. Бурдалу использовались и в длительных путешествиях. Их перевозили в дорожных футлярах, но на прогулке дама могла отдать судно служанке, или даже спрятать в своей муфте.

Для мужчин изготовлялись переносные сосуды другой формы, отвечающие их потребностям и физиологии.

Горшки встраивали в кресла, даже тронные – чтобы король мог не отвлекаться от важных государственных дел, и в лавки в трактирах – чтобы посетители не прерывали обед и выпивку.

Также горшки прятались в комодах, прикроватных ступеньках, а в библиотеках, где проводилось много времени, их маскировали под декоративные колонны.

На дне могло находиться изображение неугодного правителя или злейшего врага.

Другие статьи по теме:

top-voprosov.ru