История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

ЧЕРНАЯ СОТНЯ (ЧЕРНОСОТЕНЦЫ). Сотня в древней руси это


ЧЕРНАЯ СОТНЯ (ЧЕРНОСОТЕНЦЫ) - это... Что такое ЧЕРНАЯ СОТНЯ (ЧЕРНОСОТЕНЦЫ)?

массовое общественно-политическое движение русского народа, всесословное по своему составу, возглавляемое представителями русской культурной и интеллектуальной элиты, возникшее для борьбы с революцией в начале ХХ в. путем самоорганизации русских православных людей и опиравшееся в своей идеологии на формулу гр. С. С. Уварова «Православие, Самодержавие, Народность». Исторически «черными сотнями» называлась древнейшая форма самоуправления и самоорганизации русского народа в условиях общины.

По свидетельству В.О.Ключевского, первые известия о черных сотнях появляются в русских летописях еще в XII в. В допетровские времена, отмечал Ключевский, «общество делилось на два разряда людей — «служилые» и «черные». «Черные» назывались еще земскими. Это были горожане и сельчане — свободные крестьяне. Из этих «черных» или «земских людей» и образовались «разряды или местные общества», которые назывались «черные сотни». В столице «люди черных сотен» составляли массу торговопромышленного населения, соответствовавшую позднейшему мещанству». Т. о. черные сотни объединяли в своих рядах всех русских людей, за исключением тех, кто состоял на государственной службе. В Древней Руси понятие черной сотни было тождественно понятию мира, или общины. В терминах того времени «черносотенцами», «черными» назывались люди, жившие в условиях общины. Как отмечал историк И. Д. Беляев, черные люди разделялись на общины, которые в городах назывались улицами, слободами, а вне города — селами, деревнями и починками. Объединение подавляющей части русского народа в черные общины и сотни делали его хорошо организованной силой, способной противостоять любому врагу. Недаром огромную роль черные сотни сыграли в формировании народного ополчения 1612 под руководством Козьмы Минина и кн. Пожарского. В н. XX в. либералы и революционеры стали называть словом «черносотенцы» представителей право-монархического движения. Враги исторической России стремились придать этому слову ругательный смысл, в их устах оно становится тождественным понятию «враг революции».

Впрочем, некоторые образованные люди из числа революционеров, напр., Г.В.Плеханов, были против того, чтобы называть противников революции «черной сотней», поскольку понимали, что, противопоставляя себя простому, «черному», народу, революционеры тем самым сами себя изобличают. Сами монархисты по-разному относились к имени «черносотенцы». Некоторые лидеры правых избегали называть монархическое движение «черной сотней». Однако большинство лидеров русского патриотического движения не только сознательно пользовались именем «черносотенцы», но и пытались объяснить и обосновать правомерность этого названия. Так один из основателей Союза Русского Народа (СРН) художник А. А. Майков в своей брошюре, названной «Черносотенцы и революционеры», утверждал, что нет никаких оснований стыдиться такого имени, поскольку «первыми поднявшими знамя «За Веру, Царя и Отечество» были большею частью русские люди простого звания, крестьяне, мещане, а простой народ в прежние времена назывался «чернью», «черными людьми». А один из лидеров правых редактор газеты «Московские ведомости» В. А. Грингмут даже написал специальную статью «Руководство черносотенца-монархиста», в которой на поставленный им вопрос: «Почетное ли это название «черная сотня»?» — без обиняков заявлял: «Да, очень почетное. Нижегородская черная сотня, собравшаяся вокруг Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков и русских изменников, и к этой славной черной сотне присоединился и князь Пожарский с верными Царю русскими боярами. Все они были настоящими «черносотенцами», и все они стали, как и нынешние «черносотенцы-монархисты», на защиту Православного Монарха, Самодержавного Царя».

Грингмут прямо проводил линию преемственности от ополченцев Минина и Пожарского к монархистам-черносотенцам. 4 дек. 1905 в Казани под председательством проф. В. Ф. Залеского состоялось патриотическое собрание, на котором было учреждено Царско-Народное Русское Общество. На собрании обсуждался и вопрос «о взгляде общества на название всех несогласных с революционерами, черносотенцами». Выступивший по этому вопросу домовладелец С. А. Соколовский заявил, что «было время, когда крест считался позорным, а теперь кресту все поклоняются», а собрание единогласно постановило: «Так как революционеры попугайски окрестили «черносотенцами» всех тех, кто в чем-либо не согласен с их взглядами, стремлениями и деяниями, т. е. всех людей противоположного им лагеря, то в этом смысле принять на себя черносотенные термины и признать их для себя почетными». Харьковский священник, один из руководителей местного отдела СРН о. П. Н. Скубачевский 22 окт. 1907 в своей речи на чествовании члена Государственной Думы проф. А. С. Вязигина объяснил, почему монархисты согласны с именем «черносотенцы». Он заявил, что враги «обозвали нас Черной Сотней, в своей злобе желая оттенить ту мысль, что под наше знамя пошел простой народ, живущий тяжелым, черным трудом... И мы не отрекаемся от этого народа, он дорог нам и, слившись с ним в чувстве братской любви, мы принимаем название — Черная Сотня... Да, мы— Черная Сотня! И радуется, ликует теперь Черная Сотня! Чувствует она, что крепнет не по дням, а по часам!» Сам виновник торжества, избранный членом Думы известный русский историк Вязигин, растроганный проявлениями уважения и любви, в своем прощальном послании, уезжая из Харькова в Петербург, обратился к харьковским монархистам так: «Моя дорогая, многотысячная харьковская Черная Сотня! Еще раз шлю тебе свой низкий поклон и сердечную благодарность за ласку, за любовь, за неизменную поддержку и усердно прошу верно пестовать наше общее детище — «Харьковский Союз Русского Народа»». Кстати, органом Харьковского отдела СРН была газета, которая называлась «Черная Сотня». Один из лидеров екатеринославских монархистов депутат Государственной Думы В. А. Образцов в 1908 прочитал и опубликовал специальный отчет, который нарочито назвал «Доклад черносотенца о Государственной Думе 3-го созыва».

А 2 дек. 1910, когда А. И. Дубровин был вынужден приостановить издание газеты «Русское знамя», в газете была опубликована прощальная заметка редактора Н. И. Еремченко (Полтавца), в которой были такие слова: «Пожмите, читатель, нам руку крепким, надежным, верным, черносотенным рукопожатием и бодро, смело и радостно взглянем в будущее, верные нашим заветам: обожаемому Государю Императору, Вере Христовой Православной и Великой Неделимой России». В 1906–1908 черносотенцы были самым массовым общественно-политическим движением России. Изданный в к. 1906 список включал 272 право-монархических организации, действовавших в более чем 200 городах и селах Российской Империи. По подсчетам Департамента полиции в это время черносотенцев насчитывалось около 500 тыс. чел. Ю. И. Кирьянов, опираясь на эти данные и скрупулезно проверив их, называет для 1908 близкую цифру — ок. 400 тыс. чел. Сами черносотенцы числили в своих рядах значительно большее число единомышленников — до трех миллионов. Расхождение в цифрах объясняется разной методологией подсчета (полиция, несомненно, подсчитывала только более-менее активных участников движения, монархисты считали и тех, кто разделял идеологию Черной сотни, заявлял о своем согласии с целями и практическими действиями черносотенцев). Кстати, практически все тогдашние партии России имели расплывчатые критерии членства. Однако во время Первой мировой войны численность черносотенных организаций снизилась на порядок и составляла, по подсчетам Ю. И. Кирьянова, не более 50 тыс. чел. На снижение численности повлияли многие факторы: война, расколы в монархическом движении 1909–1912 и др. Черная сотня была единственным всесословным общественно-политическим движением эпохи. В составе монархических организаций были представлены все сословия России: от рабочих, крестьян и мещан до представителей старинных аристократических семейств. Нередко руководителями местных организаций были священники и архиереи. Руководящую роль играли и представители русской национальной интеллигенции, научной и культурной элиты России. Членами Главного Совета СРН и руководителями местных организаций были выдающиеся деятели отечественной науки и культуры: филолог акад. А. И. Соболевский, один из столпов отечественной дерматологии проф. П. В. Никольский, историк проф. А. С. Вязигин, филолог проф. И. П. Созонович, писатель кн. М. Н. Волконский, философ и математик бар. М. Ф. Таубе, философ права и экономист проф. В. Ф. Залеский, юрист и литературовед проф. Б. В. Никольский, ректор Новороссийского ун-та проф. С. В. Левашев и др. В составе монархических организаций было много ремесленников, кустарей, мелких служащих и других городских жителей, однако подавляющее большинство черносотенцев составляли крестьяне. Особенно активной поддержкой со стороны крестьянства пользовалась Черная сотня в тех губерниях, где был силен инородческий и иноверческий гнет. Напр., в Волынской губ., где Почаевская Лавра, возглавляемая архим. Виталием (Максименко), была Черная cотня —Екатеринославский Союз Русских Рабочих центром не только православной борьбы с католическим прозелитизмом, но и оплотом национальной борьбы с еврейским гнетом, в отделы СРН крестьяне записывались целыми селами. Активно участвовали в монархическом движении наемные рабочие. На целом ряде фабрик и заводов С.-Петербурга существовали довольно сильные отделы СРН, особенно на Путиловском и Невском судостроительном (Семянниковском) заводах. Рабочие Иваново-Вознесенска создали Иваново-Вознесенскую Самодержавно-Монархическую Партию, которая состояла в основном из представителей рабочего класса и депутацию от которой 16 февр. 1906 принял Государь Николай II.

В Киеве был создан Киевский Союз Русских Рабочих под председательством рабочего К. И. Цитовича, который объединял в своих рядах свыше 3000 чел. В Екатеринославе на заводе Брянского общества был создан отдел, в котором состояло свыше 4000 чел. В национальном отношении, черная сотня была, прежде всего, движением русского народа. Но активное участие в патриотическом движении принимали и обрусевшие инородцы, нередко занимавшие руководящие посты. Это: немцы В. А. Грингмут и бар. В. Ф. Таубе, поляки В. Ф. Залеский и С. К. Глинка-Янчевский, молдаване П. А. Крушеван и Г. В. Бутми-де-Кацман, француз гр. В. Ф. Доррер, голландец гр. Н. Ф. Гейден и другие. В приеме в ряды монархических организаций отказывалось только евреям, а в вероисповедном отношении только иудеям. Позитивное отношение к словосочетанию «черная сотня» характерно и для патриотической поэзии. Один из видных монархистов философ барон М. Ф. Таубе в своем стихотворении «Черносотенец» называл «природным черносотенцем» того, кто «предан родине навек», в ком жив «дух исконный, дух народный», кто «сердцем русский человек». А священник Ф.Пестряков писал «нас сотней считают, но нас миллионы». Наиболее емкое определение понятия «черносотенец» дано в поэтическом посвящении 3-му Всероссийскому съезду Русских Людей в Киеве 1–7 окт. 1906 (Всероссийский съезд Людей Земли Русской), подписанном «харьковскими обывателями»: «Кто молитву творя,/ Чтит народ и Царя,/ В ком ни сердце, ни ум не шатается,/ Кто под градом клевет/ Русь спасает от бед, —/ Черносотенцем тот называется!».

Лит.: Грингмут В. А. Руководство черносотенца-монархиста. Изд. 2-е. М., 1911; Кирьянов Ю. И. Правые партии в России. 1911–1917. М., 2001; Майков А. А. Революционеры и черносотенцы. СПб., 1907; Образцов В. А. Доклад черносотенца о Государственной Думе 3-го созыва. Харьков, 1908; Платонов О., Степанов А. Черная Сотня // Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003; Соколовский С. А.«Революционеры» и «Черная сотня». Казань, 1906; Список отдельных патриотических организаций России. СПб., 1906; Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве. Киев, 1906; Чествование члена Государственной Думы профессора А. С. Вязигина. Харьков, 1908. А. Степанов

Черная сотня. Историческая энциклопедия 1900–1917. — М.: Институт русской цивилизации. Сост. А. Д. Степанов, А. А. Иванов. Отв. ред. О. А. Платонов. 2008.

black_hundred.academic.ru

Чёрная сотня - Забытые истории

«Черносотенец» сегодня ассоциируется у большинства людей с образом здоровенного, неграмотного мужика, для которого нет большей радости, чем побить студента, интеллигента или еврея, в общем «прогрессивную часть человечества». Усилия леволиберальной, а затем и советской пропаганды не пропали зря. А ведь еще в «Малом толковом словаре русского языка» П. Е. Стояна (Пг., 1915) напротив слов черносотенец или черносотенник стояло — «русский монархист, консерватор, союзник».«Чёрная сотня» - исконно русский социальный термин, употребляемый в летописях и документах с XII века. В допетровской Руси чёрными назывались те сословия, которые несли «тягло», т. е. платили налоги. В тогдашнем черносотенстве не было ничего зазорного. Напротив, Нижегородская черная сотня, собравшаяся вокруг Козьмы Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков.

В этом историческом смысле термин «чёрная сотня» к XVIII веку вышел из употребления. Но на рубеже XIX-XX веков он начинает иронически применяться к разным монархическим группировкам и прежде всего к созданному в 1905 году Союзу русского народа (еше часть черносотенного движения возникла из народного движения за трезвость).

Главный пункт программы Союза русского народа гласил: «Убежденно исповедуя, что благо родины — в самодержавном единения Царя с народом, Союз отмечает, что современный бюрократический строй, заслонивший светлую личность русского Царя от народа и присвоивший себе часть прав, составлявших исконную принадлежность русской самодержавной власти, привел отечество наше к тяжелым бедствиям и потому подлежит коренному изменению... путем учреждения Государственной Думы, как органа, являющего из себя создание непосредственной связи между державною волею Царя и правосознанием народа».

В п. 5 говорится о народности русской и ее положении в России: «Русской народности, собирательнице земли Русской, создавшей великое и могущественное государство, принадлежит первенствующее значение в государственной жизни и в государственном строительстве.

Примечание 1. Союз не делает различия между великороссами, белороссами и малороссами.

Примечание 2. Все учреждения государства Российского объединяются в прочном стремлении к неуклонному поддержанию величия России и преимущественных прав русской народности, но на строгих началах законности, дабы множество инородцев, живущих в нашем отечестве, считали за честь и благо принадлежать к составу Российской империи и не тяготились бы своей зависимостью».

Впрочем, для евреев вступление в Союз было невозможно «даже в том случае, если они примут христианство» (п. 15, прим. 2).

Заметим, что черносотенцы никогда не призывали к убийству кого бы то ни было — ни по политическим, ни по религиозным мотивом. Приписываемые им погромы — фальшивка большевистской (и вообще левой) агитации (достаточно сказать, что основные погромы прошли в то время, когда черносотенных организаций фактически не существовало, в в 1906 г. было три погрома, но все в Царстве Польском, где черносотенцы не имели серьезного влияния). Однако они вели непримиримую борьбу с Революцией и, в частности, этот организованный отпор не позволил смуте 1905-1907 годов разнести вдребезги Российское государство. Обыкновенно считается, что с 1905 и по 1909 год ежедневно от рук революционеров погибало от 12 до 18 человек — чиновников, жандармов, офицеров, гражданских лиц. По данным, которые приводил в своей книге «Борьба за правду» присяжный поверенный П. Ф. Булацель (расстрелян чекистами в 1919 году), только с февраля 1905 по ноябрь 1906 года были убиты и тяжело ранены 32 706 человек из простого народа, не считая государственных служащих и военных. Вот «обычный» для того времени террористический акт: 14 мая 1906 г. днем на Соборной площади в Севастополе от взрыва бомбы погибает 8 человек, из них 2 детей, не менее 40 получают тяжелые ранения. Дума в лице социалистов и кадетов потребовала амнистии террористу.

Не случайно, революция 17-го года уже готовилась как обычный заговор — левые не забыли полученный урок народного сопротивления.

Шествие Московского отделения Союза русского народа по Красной площади

Революционеры, в свою очередь, отвечали черносотенцам лютой ненавистью и бешеным террором. В частности, В.И. Ленин из своего женевского далека требовал в октябре 1905 года: "Отряды революционной армии должны тотчас же изучить, кто, где и как составляет чёрные сотни, а затем не ограничиваться одной проповедью (это полезно, но этого одного мало), а выступать и вооружённой силой, избивая черносотенцев, убивая их, взрывая их штаб-квартиры и т. д. и т. д."

И большевистские боевики старались вовсю. Только в марте 1908 года в в городе Бахмаче Черниговской губернии была брошена бомба в дом председателя местного Союза русского народа, в городе Нежине был подожжён дом председателя союза, причём погибла вся семья, в селе Домьяны убит председатель отдела, в Нежине убиты два председателя отделов.

Кто же были те люди, которые составляли лицо черносотенного движения, кого призывал избивать и взрывать Ильич?

Частью — это были те же рабочие, об улучшении жизни которых будто бы так заботились большевики. В Киеве был создан Союз русских рабочих под председательством рабочего Клеоника Цитовича (расстрелян чекистами в 1919 году), который объединял в своих рядах свыше 3000 человек. В Екатеринославе на заводе Брянского общества был создан отдел, в котором состояло свыше 4000 человек. По поручению Петербургского комитета РСДРП (б) было осуществлено вооружённое нападение на чайную «Тверь», где собирались рабочие Невского судостроительного завода, состоявшие членами Союза русского народа. Сначала большевистские боевики бросили две бомбы, а затем расстреляли из револьверов выбежавших из чайной людей. Были убиты двое и ранены 15 рабочих.

В "Чёрные сотни" также массово вступали мещане и прочие городские обыватели. Только в течение зимы и весны 1905 г. черносотенные организации возникли более чем в 60 городах, а до конца 1907 года открылось почти 3000 отделений Союза русского народа. По подсчетам Департамента полиции, черносотенцев насчитывалось около 500 тысяч человек. Сами же черносотенцы числили в своих рядах до трех миллионов единомышленников. По-видимому, это была самая массовая организация русского народа за всю его историю. Для сравнения: октябристы числили в своих рядах около 80 тысяч человек, кадеты — до 70 тысяч; эсеры — около 50 тысяч; социал-демократы (всех толков и течений) — около 30 тысяч человек.

Верхушку же черносотенного движения составляли без преувеличения лучшие люди России, которыми гордится русская наука и культура. Вот несколько фамилий навскидку. Товарищем (то есть заместителем) председателя Главного совета Союза русского народа был выдающийся филолог своего времени академик Соболевский. В черносотенные организации входили 32 епископа, среди них будущий патриарх Тихон и митрополит Антоний Храповицкий, который в юные годы был близок с Достоевским и явился прототипом образа Алеши Карамазова.

Св. Иоанн Кронштадтский и его заявление о вступлении в Союз русского народа

В списке членов черносотенных организаций найдем также создателя первого в России оркестра народных инструментов Андреева, одного из крупнейших медиков профессора Боткина, великую актрису Савину, известного всему миру византиниста академика Кондакова, талантливых поэтов Константина Случевского и Михаила Кузмина, превосходных живописцев Константина Маковского и Николая Рериха, выдающегося книгоиздателя Сытина, историка Иловайского, по книгам которого училась вся Россия, знаменитого ученого Мичурина, командира крейсера «Варяг» Руднева, а также вдову Достоевского, Анну Григорьевну. Рисунок Хоругви Русской Монархической партии была выполнена иконописцем Гурьяновым и знаменитым художником В. М. Васнецовым.

Знак Союза русского народа

Назвать этих людей подонками общества едва ли возможно.

Сдается, что и сам Федор Михайлович, доживи он до этого времени, подался бы в черносотенцы. Ведь стал же он на сторону мясников, поколотивших студентов, которые явились в Охотный ряд с революционными лозунгами. Простая истина: чем чаще экстремисты получают по физиономии, тем спокойнее живется обычным гражданам.

sergeytsvetkov.livejournal.com

Что значит сотня - Значения слов

ж. сто, десять десятков, два с половиною сорока. Встарь полки делились на сотни; жители Новгорода и пригородов его, по промыслам, делились на сотни, и писались: сотня гостиная, суконная и пр. Казачьи полки и ныне разделены на сотни, в которой однако же полагается более ста человек. Не нашу сотню рубят, Агеевскую! стар. Не славится твоя сотнишка. Без рубля не полна сотня. Без одной, не сотня. Первой сотни, да не первой тысячи. Занял сотнягу, сотняжку рублей, надо отдать. Сотенки две добыл. Сотный и сотенный, к сотне относящийся. Сотная грамота, стар. выданная сотне на права и преимущества. Сотная лихва, незаконные росты. А сотенные и торговые (люди) подносили хлебы с солью, Котошихин Слитно, есть разница или оттенок между сотный и сотенный: пятисотенный, семисотенный казачий полк, и: пятисотные, семисотные версты. Сотенный голова или сотник, начальник сотни. Рече Павел сотнику и воином, Деян. Тех служилых людей сотенным головам, без воеводского ведома, не распускать, Уложение. Сотник стрельцов. Казачий сотник, армии поручик. Сотница стар. купеческая и городовая сотня. И тех людей придали к городу в тягло, да и в сотницу их написали.

Сотня снопов. Ужато с государевой десятинной пашни 96 сотниц ржи. 1680 г.

Сотница или сотничиха, жена сотника. Сотников, -ничихин, что лично их; сотничий, к ним относящ. Сотничество, звание сотника. Сотничать, быть сотником, занимать должность эту; сотничанье, действ. и сост. по глаг. Сотенник арх. зажиточный человек, у кого сотни рублей в запасе. Сотельник каз. копна во сто снопов. Сотка, знак на щебенной дороге, через сто саж. Сотский, род полицейского надзирателя, по выбору из крестьян; звание крайне униженное: сотские, как и десятские, обратились в служителей и в рассыльных чинов полиции. Встарь, в Новг. под тысяцким было десять сотских, кроме кончанских и уличанских старост, да по одному в малых пригородах.

Свадебные полудолжностные, либо поезжане, низшего разряда. Как просватали невесту, так всяк сотский да тысяцкий! Сотый, следующий, по счету, за девяносто девятым. В сотый раз я говорю тебе, не делай этого! Сотью нареч. сто раз, и в сотый раз, и во-сто раз: стократно, то же.

xn--b1algemdcsb.xn--p1ai

Черная сотня. Историческая энциклопедия - черная сотня (черносотенцы)

массовое общественно-политическое движение русского народа, всесословное по своему составу, возглавляемое представителями русской культурной и интеллектуальной элиты, возникшее для борьбы с революцией в начале ХХ в. путем самоорганизации русских православных людей и опиравшееся в своей идеологии на формулу гр. С. С. Уварова «Православие, Самодержавие, Народность». Исторически «черными сотнями» называлась древнейшая форма самоуправления и самоорганизации русского народа в условиях общины.

По свидетельству В.О.Ключевского, первые известия о черных сотнях появляются в русских летописях еще в XII в. В допетровские времена, отмечал Ключевский, «общество делилось на два разряда людей — «служилые» и «черные». «Черные» назывались еще земскими. Это были горожане и сельчане — свободные крестьяне. Из этих «черных» или «земских людей» и образовались «разряды или местные общества», которые назывались «черные сотни». В столице «люди черных сотен» составляли массу торговопромышленного населения, соответствовавшую позднейшему мещанству». Т. о. черные сотни объединяли в своих рядах всех русских людей, за исключением тех, кто состоял на государственной службе. В Древней Руси понятие черной сотни было тождественно понятию мира, или общины. В терминах того времени «черносотенцами», «черными» назывались люди, жившие в условиях общины. Как отмечал историк И. Д. Беляев, черные люди разделялись на общины, которые в городах назывались улицами, слободами, а вне города — селами, деревнями и починками. Объединение подавляющей части русского народа в черные общины и сотни делали его хорошо организованной силой, способной противостоять любому врагу. Недаром огромную роль черные сотни сыграли в формировании народного ополчения 1612 под руководством Козьмы Минина и кн. Пожарского. В н. XX в. либералы и революционеры стали называть словом «черносотенцы» представителей право-монархического движения. Враги исторической России стремились придать этому слову ругательный смысл, в их устах оно становится тождественным понятию «враг революции».

Впрочем, некоторые образованные люди из числа революционеров, напр., Г.В.Плеханов, были против того, чтобы называть противников революции «черной сотней», поскольку понимали, что, противопоставляя себя простому, «черному», народу, революционеры тем самым сами себя изобличают. Сами монархисты по-разному относились к имени «черносотенцы». Некоторые лидеры правых избегали называть монархическое движение «черной сотней». Однако большинство лидеров русского патриотического движения не только сознательно пользовались именем «черносотенцы», но и пытались объяснить и обосновать правомерность этого названия. Так один из основателей Союза Русского Народа (СРН) художник А. А. Майков в своей брошюре, названной «Черносотенцы и революционеры», утверждал, что нет никаких оснований стыдиться такого имени, поскольку «первыми поднявшими знамя «За Веру, Царя и Отечество» были большею частью русские люди простого звания, крестьяне, мещане, а простой народ в прежние времена назывался «чернью», «черными людьми». А один из лидеров правых редактор газеты «Московские ведомости» В. А. Грингмут даже написал специальную статью «Руководство черносотенца-монархиста», в которой на поставленный им вопрос: «Почетное ли это название «черная сотня»?» — без обиняков заявлял: «Да, очень почетное. Нижегородская черная сотня, собравшаяся вокруг Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков и русских изменников, и к этой славной черной сотне присоединился и князь Пожарский с верными Царю русскими боярами. Все они были настоящими «черносотенцами», и все они стали, как и нынешние «черносотенцы-монархисты», на защиту Православного Монарха, Самодержавного Царя».

Грингмут прямо проводил линию преемственности от ополченцев Минина и Пожарского к монархистам-черносотенцам. 4 дек. 1905 в Казани под председательством проф. В. Ф. Залеского состоялось патриотическое собрание, на котором было учреждено Царско-Народное Русское Общество. На собрании обсуждался и вопрос «о взгляде общества на название всех несогласных с революционерами, черносотенцами». Выступивший по этому вопросу домовладелец С. А. Соколовский заявил, что «было время, когда крест считался позорным, а теперь кресту все поклоняются», а собрание единогласно постановило: «Так как революционеры попугайски окрестили «черносотенцами» всех тех, кто в чем-либо не согласен с их взглядами, стремлениями и деяниями, т. е. всех людей противоположного им лагеря, то в этом смысле принять на себя черносотенные термины и признать их для себя почетными». Харьковский священник, один из руководителей местного отдела СРН о. П. Н. Скубачевский 22 окт. 1907 в своей речи на чествовании члена Государственной Думы проф. А. С. Вязигина объяснил, почему монархисты согласны с именем «черносотенцы». Он заявил, что враги «обозвали нас Черной Сотней, в своей злобе желая оттенить ту мысль, что под наше знамя пошел простой народ, живущий тяжелым, черным трудом... И мы не отрекаемся от этого народа, он дорог нам и, слившись с ним в чувстве братской любви, мы принимаем название — Черная Сотня... Да, мы— Черная Сотня! И радуется, ликует теперь Черная Сотня! Чувствует она, что крепнет не по дням, а по часам!» Сам виновник торжества, избранный членом Думы известный русский историк Вязигин, растроганный проявлениями уважения и любви, в своем прощальном послании, уезжая из Харькова в Петербург, обратился к харьковским монархистам так: «Моя дорогая, многотысячная харьковская Черная Сотня! Еще раз шлю тебе свой низкий поклон и сердечную благодарность за ласку, за любовь, за неизменную поддержку и усердно прошу верно пестовать наше общее детище — «Харьковский Союз Русского Народа»». Кстати, органом Харьковского отдела СРН была газета, которая называлась «Черная Сотня». Один из лидеров екатеринославских монархистов депутат Государственной Думы В. А. Образцов в 1908 прочитал и опубликовал специальный отчет, который нарочито назвал «Доклад черносотенца о Государственной Думе 3-го созыва».

А 2 дек. 1910, когда А. И. Дубровин был вынужден приостановить издание газеты «Русское знамя», в газете была опубликована прощальная заметка редактора Н. И. Еремченко (Полтавца), в которой были такие слова: «Пожмите, читатель, нам руку крепким, надежным, верным, черносотенным рукопожатием и бодро, смело и радостно взглянем в будущее, верные нашим заветам: обожаемому Государю Императору, Вере Христовой Православной и Великой Неделимой России». В 1906–1908 черносотенцы были самым массовым общественно-политическим движением России. Изданный в к. 1906 список включал 272 право-монархических организации, действовавших в более чем 200 городах и селах Российской Империи. По подсчетам Департамента полиции в это время черносотенцев насчитывалось около 500 тыс. чел. Ю. И. Кирьянов, опираясь на эти данные и скрупулезно проверив их, называет для 1908 близкую цифру — ок. 400 тыс. чел. Сами черносотенцы числили в своих рядах значительно большее число единомышленников — до трех миллионов. Расхождение в цифрах объясняется разной методологией подсчета (полиция, несомненно, подсчитывала только более-менее активных участников движения, монархисты считали и тех, кто разделял идеологию Черной сотни, заявлял о своем согласии с целями и практическими действиями черносотенцев). Кстати, практически все тогдашние партии России имели расплывчатые критерии членства. Однако во время Первой мировой войны численность черносотенных организаций снизилась на порядок и составляла, по подсчетам Ю. И. Кирьянова, не более 50 тыс. чел. На снижение численности повлияли многие факторы: война, расколы в монархическом движении 1909–1912 и др. Черная сотня была единственным всесословным общественно-политическим движением эпохи. В составе монархических организаций были представлены все сословия России: от рабочих, крестьян и мещан до представителей старинных аристократических семейств. Нередко руководителями местных организаций были священники и архиереи. Руководящую роль играли и представители русской национальной интеллигенции, научной и культурной элиты России. Членами Главного Совета СРН и руководителями местных организаций были выдающиеся деятели отечественной науки и культуры: филолог акад. А. И. Соболевский, один из столпов отечественной дерматологии проф. П. В. Никольский, историк проф. А. С. Вязигин, филолог проф. И. П. Созонович, писатель кн. М. Н. Волконский, философ и математик бар. М. Ф. Таубе, философ права и экономист проф. В. Ф. Залеский, юрист и литературовед проф. Б. В. Никольский, ректор Новороссийского ун-та проф. С. В. Левашев и др. В составе монархических организаций было много ремесленников, кустарей, мелких служащих и других городских жителей, однако подавляющее большинство черносотенцев составляли крестьяне. Особенно активной поддержкой со стороны крестьянства пользовалась Черная сотня в тех губерниях, где был силен инородческий и иноверческий гнет. Напр., в Волынской губ., где Почаевская Лавра, возглавляемая архим. Виталием (Максименко), была Черная cотня —Екатеринославский Союз Русских Рабочих центром не только православной борьбы с католическим прозелитизмом, но и оплотом национальной борьбы с еврейским гнетом, в отделы СРН крестьяне записывались целыми селами. Активно участвовали в монархическом движении наемные рабочие. На целом ряде фабрик и заводов С.-Петербурга существовали довольно сильные отделы СРН, особенно на Путиловском и Невском судостроительном (Семянниковском) заводах. Рабочие Иваново-Вознесенска создали Иваново-Вознесенскую Самодержавно-Монархическую Партию, которая состояла в основном из представителей рабочего класса и депутацию от которой 16 февр. 1906 принял Государь Николай II.

В Киеве был создан Киевский Союз Русских Рабочих под председательством рабочего К. И. Цитовича, который объединял в своих рядах свыше 3000 чел. В Екатеринославе на заводе Брянского общества был создан отдел, в котором состояло свыше 4000 чел. В национальном отношении, черная сотня была, прежде всего, движением русского народа. Но активное участие в патриотическом движении принимали и обрусевшие инородцы, нередко занимавшие руководящие посты. Это: немцы В. А. Грингмут и бар. В. Ф. Таубе, поляки В. Ф. Залеский и С. К. Глинка-Янчевский, молдаване П. А. Крушеван и Г. В. Бутми-де-Кацман, француз гр. В. Ф. Доррер, голландец гр. Н. Ф. Гейден и другие. В приеме в ряды монархических организаций отказывалось только евреям, а в вероисповедном отношении только иудеям. Позитивное отношение к словосочетанию «черная сотня» характерно и для патриотической поэзии. Один из видных монархистов философ барон М. Ф. Таубе в своем стихотворении «Черносотенец» называл «природным черносотенцем» того, кто «предан родине навек», в ком жив «дух исконный, дух народный», кто «сердцем русский человек». А священник Ф.Пестряков писал «нас сотней считают, но нас миллионы». Наиболее емкое определение понятия «черносотенец» дано в поэтическом посвящении 3-му Всероссийскому съезду Русских Людей в Киеве 1–7 окт. 1906 (Всероссийский съезд Людей Земли Русской), подписанном «харьковскими обывателями»: «Кто молитву творя,/ Чтит народ и Царя,/ В ком ни сердце, ни ум не шатается,/ Кто под градом клевет/ Русь спасает от бед, —/ Черносотенцем тот называется!».

Лит.: Грингмут В. А. Руководство черносотенца-монархиста. Изд. 2-е. М., 1911; Кирьянов Ю. И. Правые партии в России. 1911–1917. М., 2001; Майков А. А. Революционеры и черносотенцы. СПб., 1907; Образцов В. А. Доклад черносотенца о Государственной Думе 3-го созыва. Харьков, 1908; Платонов О., Степанов А. Черная Сотня // Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русский патриотизм. Гл. ред., сост. О. А. Платонов, сост. А. Д. Степанов. М., 2003; Соколовский С. А.«Революционеры» и «Черная сотня». Казань, 1906; Список отдельных патриотических организаций России. СПб., 1906; Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве. Киев, 1906; Чествование члена Государственной Думы профессора А. С. Вязигина. Харьков, 1908. А. Степанов

www.xn--80aacc4bir7b.xn--p1ai