История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Глава 2. День в Кноссе. Шесть дней древнего мира


Шесть дней Древнего мира - Ростислав Кинжалов

 

1

В настоящее время читательский интерес к истории, в первую очередь к историческому прошлому нашей родины, заметно возрос. Это понятно: нельзя правильно ориентироваться в настоящем, строить будущее, не зная уроков (порою трагических) прошлого. Надо знать своих предков и их историю.

Неуклонно увеличивается интерес и к культурам древнего мира. Это касается не только отдаленных, кажущихся экзотическими регионов (Центральная и Южная Америка, например), но и стран, традиционно считающихся колыбелью человеческой культуры вообще (Египет, Вавилон, Греция, Рим). Книги по такой тематике не залеживаются на прилавках магазинов. Детство человечества обладает непреодолимой притягательной силой, кроме того, с понятием древности обычно связываются представления о всяческих непознанных тайнах и загадках. Этим, кстати, довольно часто пользуются некоторые любители сенсаций, сочиняя или основанные на недоразумениях или просто на вымышленных фактах самые невероятные истории (к примеру, об инопланетном происхождении египетской царицы Нефертити или датах прошлого и будущего, запечатленных в размерах пирамиды Хеопса). А между тем история древнего мира достаточно интересна, во многом еще загадочна и без таких нелепых и просто ненужных и вредных вымыслов.

Цель этой небольшой книги, лежащей сейчас перед читателем, рассказать (или показать) вкратце, как протекала жизнь человечества в нескольких городах — центрах крупных цивилизаций — в определенный исторический период. Разумеется, на двух-трех десятках страниц нельзя, дать, полную картину той или иной древней культуры, показать ее истоки и пути развития, все характерные черты самобытности и т. д. Автор вполне осознает невозможность этого. При таком подходе потребовалось бы написать по меньшей мере шесть книг и куда большего объема. Цель данных очерков значительно скромнее — ввести читателя в удивительный мир древних цивилизаций и, если какая-либо из них заинтересует его, побудить пуститься в увлекательное плавание по книжному морю. Ведь каждой из упомянутых в книге древних культур посвящено великое множество и специальных научных статей (часто с прямо противоположными точками зрения), и книг самого различного спектра, начиная от строгих научных исследований и кончая историческими романами. Поэтому мы ограничимся лишь самой общей картиной той или иной культуры, системой ценностей, реализующейся в ней.

Все эти явления предлагается рассмотреть на этнографических материалах древнего мира. Понятие «древний мир» берется здесь не в чисто хронологическом, но в стадиальном аспекте, то есть в него включаются все ранние цивилизации безотносительно времени и географического места их существования. Культуры народов Центральной и Южной Америки до испанского завоевания развивались по тем же основным законам сложения раннеклассовых обществ, что и древнеегипетская или вавилонская, хотя их отделяют тысячи лет и огромные географические пространства. Поэтому для историка культуры эти общества являются такими же представителями стадиальной древности, что и классические древневосточные.

Основная задача данной книги — показать на наглядных примерах специфику развития древней культуры человечества, механизмы передачи культурных традиций от одного народа к другому, постепенное освобождение рациональных знаний от ритуализованных оболочек мифов и религиозных верований. Мы очень тесно связаны с прошлым, хотя и не чувствуем этого, а порою и просто не знаем, чем обязано современное человечество древним культурам, что было получено от них и что оказалось отброшенным в ходе исторического развития. Не говоря уже о великих, но неизвестных творцах, создавших первую керамику, колесо, научившихся обрабатывать металл, мы в большом долгу перед древними цивилизациями. Отдаем ли мы себе отчет в том, что первые ванны и канализационные системы появились на Европейском континенте, на острове Крит (и это было серьезным гигиеническим достижением, открытием), а первые зубные протезы — в Древнем Египте, что земной магнетизм был впервые открыт в Древнем Китае и (самостоятельно) у ольмеков Древней Мексики? Что шарообразность Земли была впервые осознана и доказана греко-египетскими учеными?

Открытие Нового Света более чем в два раза увеличило наши пищевые, медицинские и технологические ресурсы. Разве можно представить себе современную жизнь без картофеля, подсолнечника, кукурузы, томатов, каучука, какао, ванили, хинина, различных бобовых растений?… Мы не всегда помним, что корни многих наших идеологических представлений (в том числе и таких неоднозначных, как религиозные культы, суеверия, пренебрежительное отношение к определенным видам труда) также восходят к далекому прошлому.

Поэтому особенно важно правильно воспринимать и осмысливать имеющиеся в нашем распоряжении исторические факты. Следует стремиться к акту точного познания тех или иных исторических явлений, а не переносить на них наши современные представления, возникшие под воздействием позднейших идеологических потребностей и требований времени. Ритуальное людоедство ацтеков было для них таким же религиозным актом, как современный обряд причащения в христианстве, иначе мы вольно или невольно становимся на позиции испанских инквизиторов. Только таким диалектическим путем можно понять факты истории и только так можно и должно извлечь из них необходимые уроки. Исходя из таких позиций, можно правильно осознать и черты своеобразия той или иной древней культуры (формы экономики и идеологии, этнографические особенности, зависящие от природных условий, специфику этнической психологии и другое). Наглядные примеры из жизни древних обществ, находящихся на одинаковом (стадиально) уровне социально-экономического развития, но территориально настолько удаленных друг от друга, что какие-либо контакты между ними были невозможны (например, Египет и Древнее Перу), хорошо показывают как сходные (зависящие прежде всего от экологии), так и совершенно различные черты развития культуры.

В изучении древних цивилизаций главными вопросами являются: специфика развития, уровень их экономики, этнический состав данной цивилизации, социальное устройство общества и его иерархическая система, общее и особенное в культуре, степень развитости религиозных представлений, стадиальные и региональные связи между различными центрами, их наследство в современном мире. Далеко не на все эти вопросы можно сейчас ответить с достаточной убедительностью, иногда имеющийся материал из-за своей скудности не дает возможности даже для построения удовлетворительных гипотез.

Очень важную роль в культуре древнего мира играла религия (мифология и ритуал). Она составляла ту основу, на которой воздвигался фундамент изобразительного искусства, а позднее — философия и наука. Это объясняется в первую очередь тем, что в отличие от людей нашего времени с их способностью расчленять и анализировать явления и процессы древние воспринимали окружающий их мир как некое единство, мысля себя его неотторжимой частью. Поэтому древние системы мировоззрения были окутаны покровом мифологической символики. Сакральный смысл ее, образные комплексы и иносказательность (с нашей точки зрения) подчас больше скрывают, чем разъясняют специфику такого мировоззрения. Поэтому в ряде случаев приходится объяснять (переводить) эти мифологические образы на современный понятийный язык, передавать их в системе наших представлений и знаний.

Естественно, что многое из прошлого кажется человеку современного мира или непонятным, или ненужным, обременяющим. Но при этом необходимо помнить, что древнему человеку обряд или миф казался столь же социально важным и полезным, как подлинный творческий акт, — скажем, создание нового типа корабля. Важно также помнить, что выдвинутый французскими энциклопедистами XVIII века тезис, что всякий служитель того или иного религиозного культа — сознательный обманщик, неприложим к древнему миру. И жрец, и прибегающие к его действиям члены общины искренне верили, что только божество может им помочь. В процессе постепенного развития науки и накопления позитивных знаний выявляются ложность и бесполезность религиозных постулатов. И утилитарная, и эстетическая, и религиозно-магическая стороны в культуре древнего мира связаны неразрывно, их нельзя отделить без ущерба друг от друга. К. Маркс следующим образом характеризовал особенности мышления людей древности в этой связи, он писал, что религия есть «общая теория этого мира, его энциклопедический компендиум, его логика в популярной форме, его спиритуалистический point d’honneur, его энтузиазм, его моральная санкция, его торжественное восполнение, его всеобщее основание для утешения и оправдания». Иными словами, ритуал и мифология являлись необходимыми на данной ступени формами историко-социального наследования.

litresp.ru

1. Шесть дней Древнего мира

В настоящее время читательский интерес к истории, в первую очередь к историческому прошлому нашей родины, заметно возрос. Это понятно: нельзя правильно ориентироваться в настоящем, строить будущее, не зная уроков (порою трагических) прошлого. Надо знать своих предков и их историю.

Неуклонно увеличивается интерес и к культурам древнего мира. Это касается не только отдаленных, кажущихся экзотическими регионов (Центральная и Южная Америка, например), но и стран, традиционно считающихся колыбелью человеческой культуры вообще (Египет, Вавилон, Греция, Рим). Книги по такой тематике не залеживаются на прилавках магазинов. Детство человечества обладает непреодолимой притягательной силой, кроме того, с понятием древности обычно связываются представления о всяческих непознанных тайнах и загадках. Этим, кстати, довольно часто пользуются некоторые любители сенсаций, сочиняя или основанные на недоразумениях или просто на вымышленных фактах самые невероятные истории (к примеру, об инопланетном происхождении египетской царицы Нефертити или датах прошлого и будущего, запечатленных в размерах пирамиды Хеопса). А между тем история древнего мира достаточно интересна, во многом еще загадочна и без таких нелепых и просто ненужных и вредных вымыслов.

Цель этой небольшой книги, лежащей сейчас перед читателем, рассказать (или показать) вкратце, как протекала жизнь человечества в нескольких городах — центрах крупных цивилизаций — в определенный исторический период. Разумеется, на двух-трех десятках страниц нельзя, дать, полную картину той или иной древней культуры, показать ее истоки и пути развития, все характерные черты самобытности и т. д. Автор вполне осознает невозможность этого. При таком подходе потребовалось бы написать по меньшей мере шесть книг и куда большего объема. Цель данных очерков значительно скромнее — ввести читателя в удивительный мир древних цивилизаций и, если какая-либо из них заинтересует его, побудить пуститься в увлекательное плавание по книжному морю. Ведь каждой из упомянутых в книге древних культур посвящено великое множество и специальных научных статей (часто с прямо противоположными точками зрения), и книг самого различного спектра, начиная от строгих научных исследований и кончая историческими романами. Поэтому мы ограничимся лишь самой общей картиной той или иной культуры, системой ценностей, реализующейся в ней.

Все эти явления предлагается рассмотреть на этнографических материалах древнего мира. Понятие «древний мир» берется здесь не в чисто хронологическом, но в стадиальном аспекте, то есть в него включаются все ранние цивилизации безотносительно времени и географического места их существования. Культуры народов Центральной и Южной Америки до испанского завоевания развивались по тем же основным законам сложения раннеклассовых обществ, что и древнеегипетская или вавилонская, хотя их отделяют тысячи лет и огромные географические пространства. Поэтому для историка культуры эти общества являются такими же представителями стадиальной древности, что и классические древневосточные.

Основная задача данной книги — показать на наглядных примерах специфику развития древней культуры человечества, механизмы передачи культурных традиций от одного народа к другому, постепенное освобождение рациональных знаний от ритуализованных оболочек мифов и религиозных верований. Мы очень тесно связаны с прошлым, хотя и не чувствуем этого, а порою и просто не знаем, чем обязано современное человечество древним культурам, что было получено от них и что оказалось отброшенным в ходе исторического развития. Не говоря уже о великих, но неизвестных творцах, создавших первую керамику, колесо, научившихся обрабатывать металл, мы в большом долгу перед древними цивилизациями. Отдаем ли мы себе отчет в том, что первые ванны и канализационные системы появились на Европейском континенте, на острове Крит (и это было серьезным гигиеническим достижением, открытием), а первые зубные протезы — в Древнем Египте, что земной магнетизм был впервые открыт в Древнем Китае и (самостоятельно) у ольмеков Древней Мексики? Что шарообразность Земли была впервые осознана и доказана греко-египетскими учеными?

Открытие Нового Света более чем в два раза увеличило наши пищевые, медицинские и технологические ресурсы. Разве можно представить себе современную жизнь без картофеля, подсолнечника, кукурузы, томатов, каучука, какао, ванили, хинина, различных бобовых растений?… Мы не всегда помним, что корни многих наших идеологических представлений (в том числе и таких неоднозначных, как религиозные культы, суеверия, пренебрежительное отношение к определенным видам труда) также восходят к далекому прошлому.

Поэтому особенно важно правильно воспринимать и осмысливать имеющиеся в нашем распоряжении исторические факты. Следует стремиться к акту точного познания тех или иных исторических явлений, а не переносить на них наши современные представления, возникшие под воздействием позднейших идеологических потребностей и требований времени. Ритуальное людоедство ацтеков было для них таким же религиозным актом, как современный обряд причащения в христианстве, иначе мы вольно или невольно становимся на позиции испанских инквизиторов. Только таким диалектическим путем можно понять факты истории и только так можно и должно извлечь из них необходимые уроки. Исходя из таких позиций, можно правильно осознать и черты своеобразия той или иной древней культуры (формы экономики и идеологии, этнографические особенности, зависящие от природных условий, специфику этнической психологии и другое). Наглядные примеры из жизни древних обществ, находящихся на одинаковом (стадиально) уровне социально-экономического развития, но территориально настолько удаленных друг от друга, что какие-либо контакты между ними были невозможны (например, Египет и Древнее Перу), хорошо показывают как сходные (зависящие прежде всего от экологии), так и совершенно различные черты развития культуры.

В изучении древних цивилизаций главными вопросами являются: специфика развития, уровень их экономики, этнический состав данной цивилизации, социальное устройство общества и его иерархическая система, общее и особенное в культуре, степень развитости религиозных представлений, стадиальные и региональные связи между различными центрами, их наследство в современном мире. Далеко не на все эти вопросы можно сейчас ответить с достаточной убедительностью, иногда имеющийся материал из-за своей скудности не дает возможности даже для построения удовлетворительных гипотез.

Очень важную роль в культуре древнего мира играла религия (мифология и ритуал). Она составляла ту основу, на которой воздвигался фундамент изобразительного искусства, а позднее — философия и наука. Это объясняется в первую очередь тем, что в отличие от людей нашего времени с их способностью расчленять и анализировать явления и процессы древние воспринимали окружающий их мир как некое единство, мысля себя его неотторжимой частью. Поэтому древние системы мировоззрения были окутаны покровом мифологической символики. Сакральный смысл ее, образные комплексы и иносказательность (с нашей точки зрения) подчас больше скрывают, чем разъясняют специфику такого мировоззрения. Поэтому в ряде случаев приходится объяснять (переводить) эти мифологические образы на современный понятийный язык, передавать их в системе наших представлений и знаний.

Естественно, что многое из прошлого кажется человеку современного мира или непонятным, или ненужным, обременяющим. Но при этом необходимо помнить, что древнему человеку обряд или миф казался столь же социально важным и полезным, как подлинный творческий акт, — скажем, создание нового типа корабля. Важно также помнить, что выдвинутый французскими энциклопедистами XVIII века тезис, что всякий служитель того или иного религиозного культа — сознательный обманщик, неприложим к древнему миру. И жрец, и прибегающие к его действиям члены общины искренне верили, что только божество может им помочь. В процессе постепенного развития науки и накопления позитивных знаний выявляются ложность и бесполезность религиозных постулатов. И утилитарная, и эстетическая, и религиозно-магическая стороны в культуре древнего мира связаны неразрывно, их нельзя отделить без ущерба друг от друга. К. Маркс следующим образом характеризовал особенности мышления людей древности в этой связи, он писал, что религия есть «общая теория этого мира, его энциклопедический компендиум, его логика в популярной форме, его спиритуалистический point d’honneur, его энтузиазм, его моральная санкция, его торжественное восполнение, его всеобщее основание для утешения и оправдания»[1]. Иными словами, ритуал и мифология являлись необходимыми на данной ступени формами историко-социального наследования.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

4. Шесть дней Древнего мира

Далекое прошлое отнюдь не было золотым веком человечества, как это может показаться некоторым. Пять описанных цивилизаций принадлежали к разряду раннеклассовых обществ, основанных на жестокой эксплуатации рядовых общинников и рабов (последние, правда, были еще сравнительно малочисленны). Птолемеевский же Египет был уже рабовладельческим государством. Все достигнутые в этих странах культурные достижения В конечном счете были результатом выжимания доходов из трудовой части населения, полученных путем всяких даней, податей, налогов, немыслимого в наше время тягчайшего физического труда. Может возникнуть, конечно, вопрос: почему в таком случае в данных очерках описанию именно этих общественных групп уделено сравнительно меньшее место? Ответ прост: от них (и о них) сохранилось значительно меньше данных, как археологических, так и письменных. Отсюда труднее и реконструкция их жизни. Это явление характерно не только для древних эпох. Известна крылатая фраза академика Е. В. Тарле, что он отдал бы мемуары всех наполеоновских маршалов за приходо-расходную книжку французской хозяйки, матери семьи времен консульства и империи с записями ее трат и поступлений.

В ряде стран древности практиковались многочисленные человеческие жертвоприношения. Причины тому в религиозных представлениях. Даже там, где, казалось бы, этот этап был уже пройден (например, Египет), культ властителей порою требовал большого числа человеческих жизней. Кто может сосчитать: сколько людей унесла, например, постройка Великой пирамиды? А ведь в конечном счете причины опять-таки культовые. Недаром римский ученый Плиний Старший (I век н. э.) осуждающе писал: «Итак, упомянем, хотя бы вкратце, о египетских пирамидах, об этих свидетельствах бессмысленного тщеславия и вызывающего богатства здешних царей. И вправду, как утверждают многие, к созданию их вели всего лишь следующие побуждения: либо стремление властителей не оставить свои сокровища наследникам или врагам, которые их растратят, либо намерение дать работу множеству людей. Это памятники безрассудной заносчивости строителей…»

Как уже указывалось выше, целью этой книги является показ особенностей шести различных культур, развивавшихся в разных областях земного шара. Почти по любому затронутому в каждом очерке вопросу существует много научных работ, в большинстве своем с противоречивыми точками зрения. Изложение их хотя бы вкратце сделало бы книгу трудночитаемой. Поэтому автор останавливается на наиболее приемлемой для него (или представляющейся наиболее вероятной) гипотезе. В силу этого не следует пугаться кажущихся противоречий с утверждениями других авторов популярных книг. Они просто придерживались иной версии.

В некоторых случаях приходилось прибегать к мысленной реконструкции того или иного архитектурного памятника, не сохранившегося до нашего времени. При зтом (например, мавзолей Александра Македонского) использовались как все сообщения античных авторов, так и различные косвенные данные. В нескольких случаях автор позволил себе несколько сместить хронологические акценты для большей выразительности общей картины данной культуры. Так, например, ему, конечно, известно, что египетский текст о памятнике мудреца сохранился в папирусе Честер-Битти IV, датирующемся Новым царством (XVI–XI века до н. э.). Но в это время пирамид уже давно не воздвигали, и оригинал текста безусловно восходит к Древнему царству при всех возможных изменениях. Характерный пример этому явлению можно найти в произведениях древнегреческой литературы.

В заключение автору хочется назвать своих незабвенных учителей, которые ввели его в сложный мир древности: Наталию Давыдовну Флиттнер, Иосифа Моисеевича Тройского, Анну Павловну Иванову и Милицу Эдвиновну Матье.

А теперь, как хорошо писали авторы приключенческих романов Эмилио Сальгари и капитан Майн Рид, дай мне руку, благосклонный читатель! Мы отправляемся в путешествие по далекому прошлому человечества.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Страница не найдена

Каталог AAlib

Авторы:

АБВГДЕЖЗИйКЛМНОПРСТУФХЦЧШЩЭЮЯ

404Запрашиваемая страница не найдена

Популярное:

Дина РубинаРусская канарейка. Желтухинкнига Русская канарейка. ЖелтухинДина РубинаРусская канарейка. Блудный сынкнига Русская канарейка. Блудный сынЕвгений КомаровЗдоровье ребенка и здравый смысл его родственниковкнига Здоровье ребенка и здравый смысл его родственниковАлександра МарининаОборванные нити. Том 1книга Оборванные нити. Том 1Александра МарининаБой тигров в долине. Том 1книга Бой тигров в долине. Том 1Александра МарининаОборванные нити. Том 3книга Оборванные нити. Том 3Мэг ДжейВажные годы. Почему не стоит откладывать жизнь на потомкнига Важные годы. Почему не стоит откладывать жизнь на потомЕвгений КомаровНачало жизни вашего ребенкакнига Начало жизни вашего ребенкаЭрика Леонард ДжеймсНа пятьдесят оттенков светлеекнига На пятьдесят оттенков светлееАлександра МарининаОборванные нити. Том 2книга Оборванные нити. Том 2

 

Обратная связь

aalib.org

Глава 2. День в Кноссе. Шесть дней Древнего мира

Почти все, кто пишет о древней культуре Крита, приводят эти строки Гомера. И неудивительно, текст хорошо рисует и географическое положение острова, и его сложную этническую историю, и загадки здешнего древнего религиозного культа…

В греческой мифологии Крит встречается многократно. Здесь родился Зевс и здесь он умер; сюда владыка Олимпа, приняв облик быка, привез прекрасную финикийскую царевну Европу, родившую ему трех сыновей: Миноса, Радаманта и Сарпедона; здесь афинский герой Тезей победил загадочное чудовище Минотавра и с помощью дочери Миноса Ариадны выбрался из лабиринта со своими спутниками, отсюда он взял, и свою жену Федру, виновницу гибели целомудренного Ипполита. На Крите жил искусный мастер Дедал, построивший лабиринт и создавший первого в мире робота — бронзового гиганта Талоса, оберегавшего берега острова от нападения вражеских кораблей…

Но даже и автор «Одиссеи» не представлял и не мог представить себе, как глубоко в историю уходят корни культуры обитателей Крита, как сложна и драматична была судьба его жителей. Этот остров являлся древнейшим центром цивилизации в Европе, колыбелью одной из самых замечательных и своеобразных культур древнего мира. Современное человечество, само не зная того, пользуется многим из созданного впервые древними критянами. Осознаем ли мы, говоря слова «лабиринт», «кипарис», «гиацинт», «нарцисс», что они дошли до нас из языка древних обитателей Крита?

Географические особенности и само положение Крита в значительной степени определили его исторические судьбы. Большая часть острова представляет собой гористую местность, разделенную на равнины, по которым текут некрупные реки. Вокруг — горные вершины с отходящими от них отрогами. Поэтому почва, пригодная для возделывания, здесь невелика, всего около трех процентов. Зато горные склоны могут служить прекрасными пастбищами, а изрезанные глубокими и узкими заливами берега словно созданы для мореплавателей. Поэтому с глубокой древности Крит являлся своеобразным центром, в котором скрещивались торговые пути, соединявшие Балканский полуостров и острова Эгеиды с Малой Азией, Сирией и Северной Африкой.

Сложная этническая история острова в значительной степени объясняется приведенными выше обстоятельствами. До тех пор, пока не будут расшифрованы иероглифическая письменность (XXII–XVII века до н. э.) и линейное письмо «А» (XVII–XVI века до н. э.), невозможно сказать, кто были древнейшие насельники Крита. Вероятнее всего, они принадлежали по языку к хурритской группе языков, бытовавшей и в Малой Азии. Допустимо, однако, и другое предположение: они были крайними западными представителями огромной группы протодравидских народов, занимавших в древности пространство от Элама до Южной Индии. В середине XV века до н. э. это население, которое Гомер называл пеласгами, было завоевано вторгшимися из материковой Греции ахейцами, которым принадлежат памятники линейного письма «Б». На рубеже XIII–XII веков до н. э. на Крите появилось еще одно греческое племя — дорийцы, продолжавшие жить здесь и в античный период.

Культура древнейшего населения, названная первооткрывателем ее А. Эвансом минойской (от мифического царя Миноса) была высоко развитой и очень яркой. Время возникновения ее относится к рубежу III–II тысячелетий до н. э. Минойская культура, естественно, испытала на себе влияние и древнейших цивилизаций Ближнего Востока и культур придунайской низменности и балканской Греции, но это не мешало оставаться ей самобытной и оригинальной. Чтобы лучше представить себе специфику жизни минойцев, перенесемся назад на три с половиной тысячелетия и попытаемся совершить мысленную прогулку по крупнейшему городу Крита — Кноссу весенним днем 1485 года до н. э. — в период последнего расцвета минойской цивилизации.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Шесть дней Древнего мира. Страница 7

Но объективные интересы развития единой политико-экономической системы, во-первых, и субъективные — борьба за гегемонию одного правителя над другим, во-вторых, влекли за собой войны. Этот мучительный во многих отношениях процесс, характерный для древнего мира вообще, продолжался несколько веков. Наконец примерно во второй половине IV тысячелетия до н. э. на территории нильской долины складываются два крупных государственных объединения: Северное, или Нижнее, царство со столицей в Буто и Южное, или Верхнее, имевшее столицей город Нехен.

В процессе создания единой культуры и единого государства складывались и многочисленный пантеон божеств, и сложнейшая религиозно-политическая символика. Боги отдельных центров в ходе политического развития синкретизировались; некогда самостоятельные божества становятся ипостасями, их имена — эпитетами главного бога. Развивается культ правителей, от их физического благоденствия магически зависит благополучие в природе, даже их регалии становятся сакральными (то есть и благодетельными и опасными). Коронация и погребение владык превращаются в сложные обряды. Царь Северного Египта носит причудливую корону красного цвета, его священный символ — пчела, у южного правителя корона белая, в форме кегли, а символом служит тростник.

Два этих царства существовали, вероятно, довольно долгое время. Объединение их в одно египетское государство произошло согласно традиции путем победы царя Южного Египта Менеса над своим северным соперником (начало III тысячелетия до н. э.). На рубеже Верхнего и Нижнего Египта Менее заложил крепость Инбухедж [4] — Белые стены. Около этой крепости впоследствии возник одноименный город, ставший столицей молодого государства. Прежние столицы юга и севера Буто и Нехен утратили свое прежнее политическое значение, но оставались важными культовыми центрами. Греческое название нового города — Мемфис появилось позднее, когда неподалеку от него возникло поселение Меннефер.

Мемфис скоро стал не только крупнейшим политическим, но и интеллектуальным центром страны. Жрецы Птаха — главного божества этого нома — разработали сложные мифологические системы, в которых были заложены многие основные вопросы будущих философских и религиозных учений древности. Так, например, согласно мемфисскому преданию, бог-творец создает мир «сердцем и языком», ибо сердце дает выход всякому знанию, а «язык повторяет все, задуманное сердцем». По велению сердца, высказанному языком, то есть облеченному в слово, Птах, сотворив богов, основал их храмы и создал их тела. В этом учении впервые в мире четко сформулирован основной принцип идеалистического мировоззрения. И не случайно через десятки веков в начале Евангелия от Иоанна возникает известная фраза: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Так, доктрина мемфисских жрецов через позднеэллинистические магические папирусы, через учение о Логосе Филона Александрийского, гностицизм попадает к евангелисту, а затем и в православие.

В более позднюю эпоху в Мемфисе учились и греки: замечательный философ-диалектик Демокрит Абдерский, знаменитый Платон, Эвдокс, врач, математик и астроном, первый ученый, доказавший шарообразность Земли и разделивший ее на географические пояса. Есть Сведения и о том, что крупнейший врач древности Гиппократ имел доступ к храмовой библиотеке прославленного в Египте (а затем и в Греции) целителя Имхотепа.

Объединение долины Нила в единое государство помимо чисто экономических результатов имело большие последствия и для идеологической жизни страны. Это единство воплощалось в персоне фараона, носившего двойную корону царя Верхнего и Нижнего Египта — пшент. Коронование делало его земным богом. Даже имя царствующего владыки не следовало произносить всуе (хотя его полная титулатура состояла в древнейшие времена из трех, а позднее даже пяти «великих имен»). Говоря о нем, надо было прибегать к иносказаниям, например, Великий дом, то есть царский дворец, и в переносном смысле — Тот, кто в нем теперь пребывает. На древнеегипетском это звучало примерно как «пер-аа», превращенное затем греками в «фараон».

Правитель Египта был не только живым богом, но и верховным жрецом, отправлявшим важнейшие ритуалы, высшей законодательной и судебной властью. Вся страна и все ее население рассматривались как его собственность, он мог распоряжаться всем по своей воле [5].

Эта неограниченная власть ранних фараонов нашла наиболее яркое воплощение в грандиозных царских усыпальницах-пирамидах. На воздвижение их привлекались кроме специалистов-каменотесов десятки тысяч крестьян-общинников и военнопленных. Отрыв трудящегося населения от их прямой производственной деятельности, конечно, отрицательно сказывался на экономике страны. Не случайно эпоха строительства пирамид надолго осталась в народной памяти как ужасное время. Об этом красноречиво свидетельствует греческий историк Геродот, посетивший Египет более двух тысяч лет спустя.

Возле пирамид приближенные царя и его родственники строили себе гробницы, чтобы и после смерти пребывать около своего повелителя. Эти прямоугольные невысокие здания, стоящие над подземной погребальной камерой, современные жители Египта называют «мастаба» — скамья. Действительно, они по очертаниям напоминают глинобитную скамью, сооружаемую почти у каждой хижины сельского жителя. Под таким названием эти строения и вошли в египтологическую литературу.

Египетский жрец Манефон (о нем мы еще услышим в третьей главе), живший в конце IV века до н. э., написал историю своей родины, пользуясь доступными ему древними рукописями и надписями. Он излагал ее по династиям фараонов, которых, по его расчетам, со времен Менеса было тридцать. Более крупные периоды в истории Египта Манефон предложил называть Древним, Средним и Новым царствами. Несмотря на определенную схематичность такой периодизации, она с некоторыми уточнениями и дополнениями продолжает оставаться основой в египтологических работах.

Основатель III династии (2778–2723 годы до н. э.) царь Джосер построил первую пирамиду (греческое слово «пюрамис» происходит от древнеегипетского «па’мер»). Продолжали эту традицию его преемники и фараоны следующей, IV династии (2723–2563 годы до н. э.). Самая большая на свете пирамида была воздвигнута в царствование фараона Хуфу (у греческих авторов — Хеопс), сына Снефру, родоначальника IV династии. Во времена этого египетского владыки мы и предпримем нашу воображаемую прогулку по Мемфису, или, как он тогда именовался, «Белым стенам».

Еще совсем рано, заря едва занимается. Не будем терять времени на осмотр внешнего вида дворца фараона, сейчас слишком темно, чтобы увидеть все его детали, проникнем сразу во внутренние покои владыки Египта.

Хотя солнце еще не показалось из-за горных отрогов за Нилом, верховный повелитель страны Кемет [6], его величество царь обеих земель Хнум-Хуфу уже поднялся, совершил омовения и приступает к утренним обрядам. Он спешит к молельне, где находится статуя бога солнца Хора, чтобы помочь ему. В течение ночи Хор путешествовал по подземным глубинам, поэтому его ладья была направлена носом на восток. Хуфу подходит к дверям молельни и открывает их. Это не простое обычное движение, а тоже культовый акт. Храм является небом на земле, действительным залогом пребывания в нем бога. Ритуальные действа, совершавшиеся в нем, служат отражением божественной небесной литургии. Когда фараон открывает утром двери святилища, то это действие равнозначно отверзанию дверей неба, чтобы божество могло явиться миру.

Но вот двери молельни открыты. В глубине ее на широком каменном пьедестале — две небольшие деревянные ладьи. В одной из них, обращенной носом на восток, стоит золотая статуя с человеческим телом, но головой сокола. Это великий бог Египта и всего живого Хор, божество солнца. Фараон своими руками переносит его на вторую ладью — дневную, направленную носом на запад. Статуя тяжелая, и фараон проделывает эту церемонию с заметным усилием. Сейчас бог глядит на запад, Хор может совершать свой дневной путь по небу. Хуфу читает краткую молитву, а прислуживающий ему жрец наполняет курильницу пылающими углями и сыплет на тик пригоршню ладана. Святилище наполняется клубами ароматного дыма. Теперь, когда обряд совершен, и сам фараон, и все его бесчисленные подданные могут быть уверены: день наступит. И действительно, ослепительный диск солнца появляется над горизонтом. Живой бог, Хуфу, помог своему небесному отцу, и тот смилостивился над жителями Кемет и явил на небе свой лик.

www.booklot.ru