История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Подданство это в древней руси. Сервис в древней руси


Воспитание и образование в Древней Руси

Актуальность вопроса

Вопрос воспитания и образования на Руси заслуживает внимания, поскольку часто считается, что, как и в Европе, население было неграмотным, а церковь противилась образованию. Данные археологии доказывают, что это не так.

Находки берестяных грамот позволяют заключить, что грамотность была обычным явлением в жизни простого народа. Также сюда можно добавить такое специфическое явление, как граффити, особенно известные из Киевского и Новгородского Софийских соборов.

Определение 1

Граффити – в исторической науке термин обозначает процарапанные на стенах и других поверхностях надписи и изображения.

Образование и воспитание в Древнерусском государстве имело свою специфику, отличаясь как от западноевропейского типа, так и от восточного. К моменту принятия христианства у славян сложилась своя педагогическая система, опирающаяся на языческие традиции и опыт соседних народов, с которыми взаимодействовали в ходе заселения новых территорий.

Педагогика в языческой Руси

Воспитание детей в основном проходило в семье. Основой воспитания служили народные традиции. Методы воспитания прослеживаются по данным богатого русского фольклора. В подрастающем поколении стремились развить те качества, которые признавались у славян добродетелью: почитание старших, смелость, доброта, сила духа, трудолюбие. Общинное проживание славян предполагало высокую ценность взаимопомощи.

До $XII$ века на Руси существовала такая специфическая социально-педагогическая форма как «кормильство».

Эта форма применялась по отношению к знатным детям. В $5-7$ лет ребенка отдавали кормильцу в другую семью, выбранную отцом. Кормилец становился наставником и воспитателем. Чаще такую форму практиковали князья, давая кормильцам заодно в управление отдельную волость. Таким образом, кормилец обязан был сформировать компетенции ребенка в интеллектуальной, нравственной областях, сделать из него хорошего воина и грамотного правителя.

Еще один вариант воспитания детей – «дядьки». При такой форме ребенка отдавали в семью брата матери, а его отец принимал детей своей сестры. Дядьки становились наставниками и учителями своих племянников, а те – помощниками по хозяйству.

Воспитание и образование после принятия христианства

С принятием христианства, традиции и формы воспитания и обучения неизбежно начали меняться. Первые учебные заведения начали появляться сразу после Крещения. Согласно летописи в $988$ году Владимир начал собирать детей знати для обучения, так в Киеве появилась дворцовая школа.

Церковь и княжеская власть поощряли развитие грамотности. В городах открывались школы при епископских кафедрах, где детей обучали грамоте и основам христианства. Поначалу образование касалось только знатных детей, но вскоре в орбиту просвещения включили и простой народ. С появлением «мастеров грамоты» обучение стали проводить миряне, а не только священники. Мальчиков учили либо священники, либо «мастера грамоты». Девочек обучали в женских монастырях.

Пример 1

Например, в конце $XI$ века в Киеве при одном из женских монастырей в училище обучали чтению, пению, письму и шитью.

Замечание 1

Следует отметить, что родители часто были против того, чтобы отрывать ребенка от семьи, поскольку языческие и общинные традиции были очень сильны. Кроме того, каждый подросший член семьи должен был стать помощником по хозяйству. Ярослав Мудрый открыл школы в Новгорое, Переяславле, Ростове, Муроме и др.

Школы «книжного ученья» по рангу были выше простых. В них изучали предметы тривиума – риторику, грамматику и диалектику, что роднило их с школами Европы.

Особенно престижной была школа Киево-Печерского монастыря.

В $XII-XIII$ веках появилась сеть школ при монастырях. Они были открыты в Смоленске, Владимире, Ростове, Нижнем Новгороде.

Для обучения брали, в основном, переводную литературу. Грамоту изучали буквослагательным методом, математику – с помощью образных примеров, пальцевого счета и прототипа счетов. Христианству и представлениям о мире обучали «Изборники», подобие хрестоматий.

spravochnick.ru

Подданство это в древней руси

Государственная служба в России имеет глубокие исторические корни, а ее традиции уходят в глубины времени более чем на тысячу лет.

В Древней Руси закладывались основы государственного управления и государственной службы, которые первоначально были нераздельны с военной организацией и строились на принципах вассалитета. Западный институт вассалитета хотя и предполагал равноправие сторон, но включал понятие свободы. Вольный сеньор на оскорбление со стороны короля имел право ответить объявлением войны. Подданные западноевропейских монархов имели привилегии, а сам король был лишь «первым из дворян». Он мог, например, распорядиться жизнью и смертью дворянина, но не мог ударить его. Вассальные отношения были отношениями двух юридически значимых сторон, каждая из которых была связана взаимными правами и обязанностями. Такой же тип отношений складывался и в Киевской Руси.

Великий Князь в решении вопросов государственного управления, защиты территории и др. опирался на дружину – вооруженный конный отряд, который всегда находился при князе.

Дружинники служили князю опорой, им отводились наиболее почетные и ответственные должности: воевод, тысяцких, сотских и т.д. В XI – XII веках многие дружинники становились слугами при дворе и в княжеском хозяйстве (тиуны), а также сборщиками налогов (вирниками), писцами.

Князь заботился о содержании, «кормлении» дружины, которая обеспечивалась за счет военной добычи от завоевательных походов, отчислений от дани, судебных сборов и пр. Главные средства на содержание дружина получала в виде военной добычи, но дружинники постепенно обрастали собственностью. С XII века им давались волости в «кормление» и управление.

По мере укрепления государства традиционные племенные границы постепенно стирались. Низшими административными работниками являлись биричи, которые объявляли княжеские указы, собирали подати, вызывали ответчиков в суд и т.д. За свою работу все эти должностные лица на местах получали «корм» за счет специальных сборов с населения. Так складывалась система кормлений.

Постоянное отслоение значительной части дружины, отход от практической управленческой и военной деятельности вызывали потребность в формировании профессионального слоя вольных военных слуг (служащих). В конце XII века на смену дружинной организации управления пришла иная, основу которой составляло дворянство. В период раздробленности каждое княжество, земля представляли собой суверенное политическое образование. В состав княжеской и вотчинной администрации, составлявшей в совокупности «княжий двор», - аппарат управления – входили военные, административные, финансовые, судебные, хозяйственные и другие кадры (воеводы, наместники (глава местного управления), посадники, волостели, тысяцкие и т.д.). Высшие, наиболее значимые должности занимали бояре, остальные дворяне (люди княжеского двора). Материальное обеспечение их осуществлялось за счет передачи им части доходов от управления («кормления») или же пожалованием земель в вотчину (наследственная собственность).

Выделение управленческой деятельности в важную самостоятельную профессиональную сферу, появление многочисленного слоя государственных служащих произошло со становлением централизованного русского государства (XV- XVII века) и формированием самодержавия (царства). Общественная система в период Московского государства строилась на принципах подданства – как на Востоке, а не вассалитета – как в Древней Руси. К концу XV века произошла сакрализация власти на основе православных постулатов. Великий князь, а затем царь рассматривался как наместник Бога на земле.

Любое несогласие, а тем более выступление против власти рассматривалось как выступление против Бога. Соответственно и для государственных служащих полное подчинение государю было обязательным.

Высший слой «служивых людей» делился на чины: думные (члены Боярской Думы), высшие придворные чины (дворецкие, кравчие, постельничие, ловчие, сокольничие, ясельничие), московские чины (стольники, стряпчие, «большие» дворяне, дьяки, шатерничие, жильцы) и «выбор из городов» (представители дворян от уездных корпораций).

Формируется сложная иерархия чинов в Московском государстве. Конюший становится старшим боярином. Окольничий занимался организацией переговоров с иностранными послами.

Множество должностей было связано с ритуалом царского двора: спальники – дежурили в комнате государя, чашник – ведал погребами, стольник – обслуживал царя за обедом, сокольничий – заведовал царской охотой.

Со времен Ивана IV Грозного каждое сословие, исходя из своего места в структуре общества, обязано было служить самодержавной и религиозной власти.

Рубежным событием, придавшим службе подлинно государственное предназначение, стала утвержденная Петром Великим 24 января 1722 года «Табель о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных».

Когда Петр I короновал себя императором, следуя европей­ской традиции, то он прежде всего обозначил себя, высшим и победоносным военачальником. Этим актом верховная власть была поставлена над территорией, населением и властью, призвана управлять страной. Все население страны рассматри­валось равно подданными императора, независимо от его нацио­нального, религиозного и социального состава. Таким подходом закладывалась уникальность Российской империи, в которой не было господствующего народа, как и не было деления на метро­полию и колонии. Развитие разных местностей общей территории определялось их условиями, ресурсами и населением, что, разу­меется, не исключало присущего тому времени деспотизма, как общегосударственного, так и местного.

В отличие от Людовика XIV, французского короля (1643—1715), правившего почти в тот же период и считавшего, что «государ­ство — это я», Петр I полагал себя отцом страны, несущим всю ответственность за ее судьбу. Такой взгляд на статус императора многое предопределял в идеологии, организации и правовом ре­гулировании явлений государственности. Не случайно немало русских исследователей в верховной власти усматривали идеал на­рода.

Табель о рангах представляет собой выдающееся событие в отечественной истории. Это очень значимый интеллектуальный продукт, плод мысли множества людей и, главным образом, гения Петра I; актуальный и действенный нормативный акт, заложивший основы многих явлений и отношений в российской государственном строительстве.

Можно выделить следующие принципиальные моменты, которые характеризуют Табель о рангах.

Во-первых, этот документ принимался в определенную исто­рическую эпоху. Переход из XVII в XVIII век по всей Европе отмечался «грубым» средневековьем, рассветом феодализма, кре­постничества, становлением национальных государств и их борь­бой между собой за расширение территорий и зон «влияния». В эти годы шли войны: англо-испанская, англо-французская, за испанское наследство, франко-австрийская, с Оттоманской им­перией, а не только русско-шведская. Вся Европа бурлила в военных схватках. Неспокойно было и внутри страны (восстания Кондратия Булавина, восстание башкир, бунт «служилых» лю­дей в Сибири, заговор сына царевича Алексея и т. д.).

Во-вторых, Табель о рангах является особым правовым, явле­нием в истории России. Если Судебники 1497 и 1550 годов были сугубо русским творением, основанным на традициях, идущих от Русской Правды и более древних источников, то Табель представ­ляет собой документ, составленный на базе изучения и заимство­вания опыта законодательства европейских абсолютистских госу­дарств. Изучалось законодательство о чинах Англии, Франции, Голландии, Дании, Пруссии. Некоторые исследователи указывают, что наибольшее влияние на табель оказали правовые нормы Шведского, датско-Норвежского и Прусского королевств.

В то же время это не было слепое ко­пирование и не был даже механический синтез. Проделана боль­шая работа самостоятельной мысли, в которой на первом месте стояла русская практика, затем челобитные (просьбы-предложе­ния разных органов и лиц) и лишь на третьем — иностранное за­конодательство. Табель о рангах выдержала испы­тание временем и сыграла важную роль в истории России. Значит, сделана она была по меньшей мере, неплохо.

В третьих, Табель о рангах впервые сформировала в России единую государственную службу. Взамен разных служб, в том числе традиционных, с января 1722 года все вновь введенные чины: воин­ские, гражданские и придворные — были разбиты на 14 классов, или ран­гов, с низшего (14-го) до высшего (1-го). Все равнообязаны были служить императору, что в тех условиях способствовало укрепле­нию Российского государства. Важно отметить, что даже придвор­ная служба, вызванная исключительно потребностями императо­ра и его семьи, рассматривалась в качестве службы Отечеству, что в дальнейшем и подтверждала судьба некоторых фаворитов.

В-четвертых, Табель о рангах была в какой-то мере попыткой преодоления стереотипов родовой аристократии. На смену иерар­хии званий, основанных на знатности происхождения (как это было в XVI—XVII вв.), вводилась иерархия в зависимости от личной выслуги, служебных заслуг, знаний человека.

В-пятых, Табель о рангах была задумана и учреждена в рамках и контексте широкой и комплексной реформы всего Российского государства, и прежде всего тех его составных частей, которые обозначались термином «государственный». Скажем: установле­ние в городах самоуправления (1691), учреждение Сената (1711), реформирование губернского управления (1721), создание прак­тически новой армии и флота, научных и учебных заведений, множества иных структур, заложивших первоосновы Российской империй.

И в-шестых, масштабные деяния Петра I, особенно созидательные по смыслу, были оборваны, как говорится, на взлете. Ведь только после Ништадского мирного договора Россия получила небольшую передышку и могла за­няться приведением себя в порядок. Надо было время для восста­новления сил, закрепления побед, упорядочения социально-эко­номических и государственно-правовых процессов. Это в полную меру касалось и Табели о рангах, преобразующий характер кото­рой мог явиться только через многие годы.

Петр I много сделал для организационно-правового упорядо­чивания Российской империи. Но он не сумел заложить того, что составляло бы конституционно-правовые основы государственности, которая получила бы признание и поддержку в обществе и стала бы обязательной для последующих поколений, с которой должны были бы считаться его наследники по генеалоги­ческой линии семьи Романовых. Известно: Петр I вздыбил Россию, но ведь вздыбленным нельзя стоять, надо скакать, а чтобы скакать, надо управлять.

Послепетровская история объективно подтвердила, что любое начало, каким бы оно ни было высоким и важным, требует удер­жания в институтах, иначе оно не получает продолжения.

Екатерина I, Петр II, Анна Иоанновна, Ели­завета Петровна, Петр III, Екатерина II, Павел I и последующие самодержцы были людьми другого масштаба, по-своему относи­лись к Табели о рангах и ее использованию, корректировали и ин­терпретировали ее по своему разумению. Наиболее существенные изменения были внесены Петром III и Екатериной II. Именно Петр III издал 18 февраля 1762 года Манифест о вольности дворянства, которым освободил дворян от обязательного несения военной и гражданской службы и предоставил им право свободного выезда в другие страны.

Еще большие им привилегии были даны Екатериной II в Жалованной грамоте дворянству (1785). Подтверждалось исклю­чительное право дворян на владение населенными имениями, освобождение их от обязанностей службы, от податей, от телес­ных наказаний и т. п. В руки дворянства отдавалась вся власть на местах. Они в губерниях и уездах образовывали дворянские со­брания, избиравшие из своей среды губернских и уездных предво­дителей дворянства и должностных лиц губернских учреждений. Одновременно (1785) была издана Жалованная грамота городам, поделившая городское население на шесть сословных разрядов, составлявших «общество градское». Предусматривалось избра­ние общей городской думы (раз в 3 года) и назначение из ее среды шести гласных, что привлекало к городскому управлению купе­чество и другие нарождающиеся буржуазные элементы города.

Сами дворяне по-разному относились к факту выведения их за пределы Табели о рангах. Одни из них, невзирая на свободу, предпочитали служить Отечеству, другие уходили от нудных обя­занностей службы. Были, конечно, те, которые использовали от­крывшиеся возможности для самообразования, занятий наукой, литературой, искусством, промышленностью и сельским хозяй­ством. Они немало сделали по развитию страны.

Но в целом дворянство добилось снятия с себя обязанностей перед государством и воз­ложило их на другие сословия.

В годы правления Николая I, Александра II, Николая II произошло фактическое разделение го­сударственной службы. Если еще ранее, в «женский» период императорства, придворная служба утратила признаки государ­ственной, то теперь государственная служба распалась на воен­ную и гражданскую, каждая из которых стала постепенно приоб­ретать свои специфические свойства.

Гражданская служба больше становилась так называемой общественной, связанной с бизнесом и соответственно зараженной коррупцией, стяжательством, личным обогащением чиновников. Военная служба сохраняла и несла дух государственности, что и проявилось в том, что одна часть офицерства долго боролась за восстановление Российской империи, а другая, перешедшая на сторону советской власти, также стремилась укрепить новое государство.

Система налогообложения Древней Руси была достаточно сложной и разделялась на три вида доходов: судебные, торговые и податные.

Подати (дань, истужница, полюдье, урок или оброк, вено, почестье и повоз) - это денежные налоги, взимаемые с зависимого населения России до середины XIX века. Социальные группы, платившие этот вид налогов, назывались податным населением. С середины XIX века подати были заменены другими видами налогов и взимались уже со всего населения России.

Сбор податей осуществлялся в соответствии с принципами, которые обеспечивали возможность прогнозировать, какую сумму принесет та или иная область. Это свидетельствует о том, что княжеские налоги были утверждены законом и взимались по определенным правилам, что характеризует уровень развития тогдашнего общества как высокий.

Если на начальном этапе развития налоговой системы подати платились всеми плательщиками одинаково, например, дань и полюдье, то со временем они начали взиматься с доходов и имущества - это повоз, оброк и другие.

Налоговая система, основанная на сборе налогов с дохода или капитала, говорит о существовании в государстве кадастровой системы, содержащей информацию о доходах населения. В противном случае правительство не смогло бы строить количественные прогнозы своих доходов.

kleotur.info

Исихазм в Древней Руси

Замечание 1

Исихазм является одним из самых значительных явлений духовно-мистической мысли византийской философии. Он объединяет в себе как разработку догматических тем, так и непосредственную аскетическую практику восточного монашества.

Исихазм в византийской теолого-философской среде

Появление исихазма в рамках христианской традиции мысли связывается с именем Григория Паламы в $XV$ веке.

Ключевой мыслью исихазма является утверждение, что существует путь к со-причастности с Богом, который открывается в проявляемых Им Энергиях своей непознаваемой природы. Этот путь богопознания связан с тишиной и уединением, не случайно само название духовно-мистического учения, которое происходит от слова молчание. Представитель школы исихазма занимается безмолвием и молитвой. Молитва – одно из средств познания Бога. Кроме того, его отличает аскетический образ жизни, стремление к морально-нравственному идеалу христианства.

Наибольшее развитие исихазм получил в афонских монастырях. Непосредственно практика исихазма охватывает три этапа:

  • первоначально человек под руководством духовного отца занимается «духовным деланием», соблюдает заповеди, упражняется в молитве, занимается физическим трудом;
  • мистическое созерцание – следующий этап, на котором человек обращается к поиску духовного смысла в текстах Библии, продолжает упражняться в молитве, соединяя это с практикой безмолвия;
  • обожение – высшая ступень богопознания в рамках исихазма, которая понимается как сопричастность человека и Бога, что выражается в ощущении человеком присутствия в себе благодати, энергий Бога.

Исихазм в русской культуре и мысли

Исихазм в средневековой Руси развивался параллельно с византийским аналогом. На это во многом повлияли тесные контакты как церковные, так торговые и политические с византийским миром. Практически все русские монастыри строились по образцу афонских (одинаковый устав, правила общежития и т.п.).

Замечание 2

Наиболее ранний этап духовно-мистических практик в Древней Руси связан с киево-печерским монашеством в основном ориентирующемся на аскетические традиции первых веков христианства (египетское и палестинское монашество).

Наибольшего расцвета исихазм достиг в $XIV-XV$ вв., что повлияло на расцвет монашества в средневековой Руси. К исихазму так или иначе относятся многие, впоследствии причисленные Церковью к лику святых, русские монахи. В этот период к основным, византийским источникам исихазма, добавляются южно-славянские (сербские и болгарские) источники. На традицию исихазма оказал влияние спор нестяжателей и иосифлян о природе монашеской жизни и статусе монастыря. После победы иосифлян и признания за монастырями владения землями и хозяйством, что в большей степени сделано их административно-экономическими единицами, концепция исихазма переживает относительный кризис.

Этап кризиса исихазма относится к $XVII$ в. Во второй половине $XVIII$ в. он заканчивается, что связывают с появлением перевода «Добротолюбия» Паисия Величковского. Также окончание кризиса ознаменовало собой появлением в Русской Церкви Тихона Задонского, старцев Оптиной пустыни, Серафима Саровского, Феофана Затворника.

В это время в своих богословских трудах Игнатий Брянчанинов переосмысливает в терминах понятных человеку $XIX$ века духовно-мистическое богатство христианского учения.

В этот период основным явлением, имеющим исихастскую природу, становится старчество. Институт старчества смог совместить в себе духовно-мистическую составляющую с практикой социального служения.

Исходя из этого, можно утверждать, что основным отличием русского исихазма является направленность (трансляция) его идеалов и ценностей в мир с помощью проповеди монашеского сообщества. Для исихазма в России в большей степени характерна практическая направленность. Характерно, что богословское учение Григория Паламы о Сущности и Энергиях Бога появилось в России достаточно поздно и то в рамках исследований ученых-византологов.

spravochnick.ru

КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД В ИЗУЧЕНИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ. Предварительная программа

IV Международная научная конференция КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД В ИЗУЧЕНИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ2-5 октября 2007 г.Конференция организованаНаучным журналом “Древняя Русь. Вопросы медиевистики” Государственной Третьяковской галереей и Институтом славяноведения РАН при финансовой поддержке РГНФ (грант 07-01-14017г)

Организационный комитет конференцииВ. П. Аникин, доктор филологических наук, профессор, зав. каф. русского устного народного творчества филологического факультета МГУ им. М. В. ЛомоносоваИ. Г. Добродомов, доктор филологических наук, профессор, зав. каф. общего языкознания МПГУЛ. И. Иовлева, заслуженный деятель искусств, зам. директора Государственной Третьяковской галереиМ. А. Йовчева, доктор филологии, доцент, сотрудник Кирилло-Мефодиевского научного центра Болгарской Академии наукА. М. Камчатнов, доктор филологических наук, профессор каф. общего языкознания МПГУВ. М. Кириллин, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института мировой литературы РАН, зав. каф. филологии, профессор Московской Духовной АкадемииЕ. Л. Конявская, доктор филологических наук, ак. РАЕН, главный редактор журнала “Древняя Русь. Вопросы медиевистики”, профессор каф. мировой литературы УРАО, председатель Оргкомитета конференцииС. В. Конявская, кандидат филологических наук, зав. редакционно-издательским сектором ВНИИПВТИ, редактор журнала «Древняя Русь. Вопросы медиевистики», преподаватель каф. защиты информации МФТИН. Ф. Котляр, доктор исторических наук, член-корреспондент НАН Украины, главный научный сотрудник Института истории Украины НАН УкраиныИ. А. Кочетков, кандидат искусствоведения, ведущий научный сотрудник Государственной Третьяковской ГалереиО. Ф. Кудрявцев, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАНЮ. А. Лабынцев, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАНК. А. Максимович, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русского языка РАНВ. В. Мильков, доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАНА. В. Назаренко, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАНА. Е. Петров, кандидат исторических наук, ученый секретарь историко-филологического отделения РАНИгуменТихон (Полянский), кандидат философских наук, настоятель Троицкой церкви с. Захарово Клинского округа Московской епархииА. А. Турилов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института cлавяноведения РАНБ. Н. Флоря, доктор исторических наук, член-корреспондент РАН, заведующий отделом истории Средних Веков Института славяноведения РАН, профессор исторического факультета МГУМ. С. Фомина, кандидат филологических наук, ассоциированный член Института стран Восточной Европы Торонто (Канада)С. М. Шамин, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института русского языка им. А. С. ПушкинаЕ. М. Юхименко, доктор филологических наук, главный научный сотрудник Государственного Исторического музеяВ. Л. Янин, доктор исторических наук, профессор, академик РАН, советник Президиума РАН, заведующий кафедрой археологии исторического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова

Место проведения конференции – Конференц-зал Государственной Третьяковской галереи (Инженерный корпус), Конференц-зал ВНИИПВТИ.

ПрограммаIV Международной научной конференции“Комплексный подход в изучении Древней Руси” (Москва)

2 октября (ГТГ)

Регистрация 9–30 – 10–30Начало заседания 10–30Приветственные выступления:

В. П. Гребенюк, доктор филологических наук, зам. председателя Совета РГНФЛ. И. Иовлева, заслуженный деятель искусств, зам. директора Государственной Третьяковской галереи

Вступительное слово ак. РАН В. Л. ЯнинаДокладыФлоря Б. Н. (чл.-корр. РАН, Москва) Методологические основы комплексного изучения прошлых эпохКаштанов С. М. (чл.-корр. РАН, Москва) О комплексном подходе в изучении древнерусских грамотКучкин В. А. (д.и.н., Москва) Тысяцкие средневековой РусиКириллин В. М. (д.ф.н., Москва) Система и состояние образования на Руси ХI–XVI в.Суботин Т. (Белград) Празднование «Николы летнего» у сербовКотляр Н. Ф. (чл.-корр. НАН, Киев) Повесть о Ростиславе Мстиславиче (в составе Киевской летописи ХII в.)Рождественская М. В. (д.ф.н., СПб) Древнерусский апокриф «Слово о воскресении Лазаря»: новые аспекты изученияКонявская Е. Л. (д.ф.н., Москва) Литература Твери XIV–XV в.: к проблеме изучения региональных литературНазаренко А. В. (д.и.н., Москва) Киевский митрополит Иоанн I

Дискуссия

Обед

14–30

Штайндорф Л. (проф., д-р, Киль) Чужая война: военные походы монголов (1237–1242) в древнерусских и латинских летописяхАзбелев С. Н. (д.ф.н., Санкт-Петербург) Древнерусские героические сказания в международном контекстеАникин В. П. (д.ф.н., Москва) Отношение книжников древней Руси к фольклору (к вопросу о характере устных традиций и о практике современных публикаторов)Йовчева М. (д-р, София) Новые тенденции в развитии переводной и оригинальной болгарской гимнографии XIV в.Елесиевич С. (м-р, Белград) К исследованию общих служб в славянской кириллической письменностиТурилов А. А. (к.и.н., Москва) К вопросу о времени и обстоятельствах возникновения Спасо-Каменного монастыря (из истории ярославских уделов в XIV в.)Бошков М. ( м-р, Нови Сад) К вопросу о протографе сербских хронографовГромов М. Н. (д.филос.н., Москва) Вербальное и невербальное в Древней РусиГусева Э. К. (Москва) К вопросу об атрибуции «Троицы» Андрея РублеваНикитенко Н. Н. (Киев). Княжеский портрет в Софии Киевской в свете новых исследований фрескиМарголина И. Е. (Киев) Ктиторская композиция ХІІ в. в Киево-Кирилловской церкви в контексте проблемы создания храмаЗвездина Ю. Н. (к.иск., Москва) Некоторые особенности изучения аллегорических композиций на полях списков образа «Богоматерь Ильинская Черниговская» 1696 г.Пуцко В. Г. (Калуга) О локальных традициях русской средневековой иконописи

Дискуссия

3 октября (ВНИИПВТИ)

10–00

Максимович К. А. (д.ф.н., Москва) Западнославянские элементы в русском книжно-письменном языке раннего периодаГиппиус А. А. (д.ф.н., Москва) Языковая гетерогенность и качество нарративав «Повести временных лет»Введенский А. М. (СПб) Лингвистические критерии выявления источников устного происхождения в летописании (на примере расположения энклитики ‘ся’ в тексте ПВЛ)Севальнев А. В. (Москва) Был ли Герман Воята летописцем?Михеев С. М. (Москва) Как использовалась в Новгороде рукопись Начального свода?"Толочко А. П. (д.и.н., Киев) Об источнике одной ошибки в географическом введении «Повести временных лет»: Кавказские иначе Карпатские горыРычка В. М. (д.ф.н., Киев) Христианские черты князя Владимира-КрестителяАртамонов Ю. А. (к.и.н, Москва) К вопросу об источниках агиографических легенд Повести временных летШайкин А. А. (д.ф.н., Орел) Заглавие и центральные идеи Повести временных летСтефанович П. С. (к.и.н., Москва) «Дружина» в древнейшем русском летописанииШеков А. В. (к.и.н., Тула) Заметки о черниговском летописании XII в.Успенский Ф. Б. (д.ф.н.), Литвина А. Ф. (к.ф.н.) (Москва) Из начальной истории монастыря св. Симеона в КиевеФомина М. С. (к.ф.н., Торонто) Успенский сборник как тип книгиФилипповский Г. Ю. (д.ф.н., Ярославль) О происхождении ранней краткой редакции «Жития св. Леонтия Ростовского»Иг. Тихон (Полянский) (к.филос.н., Клин) Этические аспекты в антилатинских произведениях митрополита Никифора Сатаров Р. Т. (Ташкент) Изучение проявлений шаманских практик в раннегородских условиях (на примере дохристианской духовной системы Древней Руси)Кашаев Т. М. (Ташкент) Толерантность в язычестве: идеология и мировоззрение древних славян

Дискуссия

Обед

14–30

Мильков В. В. (д.филос.н., Москва) Идейное своеобразие религиозных и нравственных воззрений Кирилла ТуровскогоГордиенко Э. А. (д.и.н., СПб) Древнейший русский Пролог и участие новгородского архиепископа Антония в его созданииЕгорьков А. Н., (к.т.н.), Кильдюшевский В. И., (к.и.н.), Курбатов А. В. (СПб) К традициям стеклоделия в древнем ВладимиреЧугунова К. С. (СПб) Исследование состава металла круглых решетчатых подвесок (по материалам погребальных комплексов)Родина М. Е. (к.и.н., Владимир) Находки актовых печатей князя Святослава Всеволодовича во ВладимиреЛукин П. В. (к.и.н., Москва) Представления о социальной структуре в древнерусской «Повести о взятии крестоносцами Константинополя в 1204 г.»Юрасов М. К. (к.и.н., Москва) Последствия женитьбы Калмана Книжника на Евфимии Владимировне для освоения русскими ЗакарпатьяКузнецов А. А. (к.и.н., Н.Новгород) Два эпизода из биографии Ярослава Владимировича Вилкул Т. Л. (к.и.н., Киев) О так называемой «Промежуточной» редакции Александрии Хронографической в Еллинском летописцеГладкова О. В. (к.ф.н., Москва) Житие Евстафия Плакиды и Сказание о Феодоровской иконе: вопросы текстологии, поэтики и идеологии Печников М. В. (к.и.н., Москва) К истории церковного собора 1273 г.Селезнев Ю. В. (к.и.н., Воронеж) «И жаловася Александр на брата своего…»: к вопросу о вокняжении Александра Невского в 1252 г.Васильев С. В. (к.и.н., СПб) «Извод пред 12 человека» Русской Правды и постановление «о взыскании долга» Закона Вестьетов (WESTGOTALAG)Пудалов Б. М. (к.ф.н., Н. Новгород) К проблеме регламентации заключения браков в Древней Руси

Дискуссия

4 октбяря (ВНИИПВТИ)

10–00

Горский А. А. (д.и.н., Москва) Русь «от рода франков»Пауткин А. А. (д.ф.н., Москва) «Столпы красни несказанни» О некоторых особенностях древнерусских архитектурных описанийДергачева И. В. (д.ф.н., Москва) Палея: круг литературных источниковДуханина А. В. (Москва) Специфика употребления глагольных форм в Похвальном слове Сергию Радонежскому в сравнении с другими сочинениями Епифания ПремудрогоЧеркасова М. С. (д.и.н., Вологда) Северная Русь в эпоху ордынского игаЧернов С. З. (д.и.н., Москва) Радонеж: от волости к княжескому уделу (1336–1456)Богданов С. В. (к.и.н., Тверь) Великокняжеский титул с определением «всея Руси» (по материалам актов XIV-XV в.)Добродомов И. Г. (д.ф.н., Москва) К толкованию слова ‘капторга’ в Духовной грамоте Ивана КалитыПанова С. И. (Москва) Диатаксис патриарха Филофея Коккина в славянской книжной традиции. Вопрос о происхождении особой русской редакцииАфанасьева Т. И. (к.ф.н., СПб) К вопросу о редакциях славянского перевода Диатаксиса патриарха Филофея КоккинаКоробейников А. Г. (СПб) Темпоративы во второй выборке Новгородской Карамзинской летописиПентковская Т. В. (к.ф.н., Москва) Видение монаха Козьмы в составе Стишного ПрологаШибаев М. А. (к.и.н., СПб) Кодикологическое исследование рукописей Кирилло-Белозерского монастыря XV в.: итоги и перспективыТрофимова Н. В. (д.ф.н., Москва) Повесть о битве на Скорнищеве в летописании XV-XVII в. Савельева Н. В. (д.ф.н., СПб) Апокрифическая статья «О всей твари»: Проблема происхождения, источники и параллели

Дискуссия

Обед

14–30

Назаров В. Д. (Москва) Государев двор в официальном летописании серед. XVI в.Кузьмин А. В. (Москва) Генеалогия героев житий Стефана Махрищского, Григория и Кассиана Авнежских по данным письменных источников 2-й половины XIV-XVII вв.Мошкова Л. В. (Москва) Проблемы палеографического и кодикологического анализа древнейшей писцовой книги конца XV – начала XVI в Мельник А. Г. (к.и.н., Ростов) «Ростовские патерики» конца XV – XVI в.Сквайрс Е. Р. (д.ф.н., Москва) Новые данные о западных источниках литературных переводов Геннадиевского кружка в Новгороде (ок. 1500 г.)Алексеев А. И. (к.и.н., СПб) К изучению творческой истории «Просветителя» Иосифа Волоцкого Cапожникова О. С. (к.ф.н., СПб) Работа митрополита Даниила над Богословием Иоанна ДамаскинаСукина Л. Б. (д.культ., Переславль-Залесский) Лицевые Синодики – памятники позднесредневековой русской книжности: Опыт исследованияУсачев А. С. (к.и.н., Москва) Великие Минеи Четьи – источник Степенной книги? Гадалова Г. С. (к.и.н., Тверь) К вопросу о редакциях и литературных источниках азбучных стихов об АдамеЛяховицкий Е. А. (СПб) К вопросу о соотношении Стоглава и наказных грамотРыбаков Д. А. (к.и.н., Киев) Временник Ивана Тимофеева как «историографический архив»: хронология составления Исаченко Т. А. (к.ф.н., Москва) Травник Николая Любчанина и его судьба на русской почвеАлпатов С. В. (к.ф.н, Москва) Двуязычные разговорники XVI — XVII веков: фольклорные модели в структуре межкультурной коммуникации

Дискуссия

5 октября (ВНИИПВТИ)

10–00

Ковпик В. А. (Москва) Решето как емкость для воды в фольклорных текстахЛабынцев Ю. А (д.ф.н.)., Щавинская Л. Л. (к.ф.н.) (Москва) Книжное наследие Древней Руси в практике униатской церкви на Брестчине (первая треть XVIII в.)Романова А. А. (к.и.н., СПб) «Мир с Богом человеку» Иннокентия Гизеля: несколько штрихов к истории изданияФедотова М. А. (к.ф.н., СПб) Житие святого Димитрия РостовскогоМайоров А. В. (д.и.н., СПб) Кто предоставил В. Н. Татищеву сведения о проекте Романа Мстиславича?Киянова О. Н. (д.ф.н., Москва) О языке так называемой «Рукописи Филарета» - литературного памятника XVII векаСимонов Р. А. (д.и.н., Москва) Магическое время на русской миниатюре XVII века Солодкин Я. Г. (д.и.н., Нижневартовск) О судьбе патриаршего экземпляра «Утвержденной грамоты» 1598 г.Мошкова Л. В. (Москва) Проблемы изучения Кормчей книгиБелякова Е. В. (к.и.н., Москва) Круг источников по истории Печатной КормчейБашнин Н. В. (Вологда) Синодики Дионисиево-Глушицкого монастыря XVII – XVIII вв.: Проблемы изученияВерещагин Е. М. (д.ф.н., Москва) «Хождение» игумена Даниила в переработке «Путника Иерусалимского» (по рукописи 1747 г.)Одесский М. П. (д.ф.н., Москва) Поэтика ранней русской драмы (Барокко. Риторика. Авангард)Шведова Ю. В. (к.ф.н., Москва) Форма суть в севернорусских житиях местночтимых святых XVII векаДискуссия

Перерыв

14-00

Камчатнов А. М. (д.ф.н., Москва) О символическом употреблении форм двойственного числаЛевшун Л. В. (к.ф.н., Минск) Принципы функционирования системы методов, стилей, жанров в средневековой восточнославянской книжности. Закон риторической имитацииПетров А. Е. (к.и.н., Москва) Куликовская битва после 600-летия: Ракурсы коллективной памятиЖолобов О. Ф. (д.ф.н, Казань) Комплексное изучение древнерусских книг Крутова М. С. (к.ф.н., Москва) Метафоры и символы в названиях рукописных книг XIV-XIX ввБедина Н. Н. (к.ф.н., Архангельск) К вопросу о мариологических мотивах в образе св. кн. ОльгиКонявская С. В. (к.ф.н., Москва) Феномен сингулятивов в истории русского языкаФаизов С. Ф. (к.и.н., Москва) Красный и белый цвета в символике стран света, топонимике, топографии, градостроительной практике и декоративно-прикладном искусстве Руси (до конца XVII в.)Домбровский Д. (д-р, Торунь) Ярослав Изяславич: еще раз о необходимости дальнейших исследований генеалогии РюриковичейИванов А. С. (д.и.н.), Кузнецов А. М. (д.ф.н) (Даугавпилс) О логике доказательств в датировке и атрибуции письменных памятников: пример так называемого Договора неизвестного смоленского князя

ДискуссияЗакрытие конференции

Стендовые доклады:

Адреса: Конференц-зал Государственной Третьяковской галереи: Москва, Лаврушинский пер., д. 12 (Инженерный корпус). Проезд: м. «Третьяковская»Конференц-зал ВНИИПВТИ: Москва, 2-й Кожевнический пер., д. 8 (213 ауд.). Проезд: м. «Павелецкая» (рад.) или «Пролетарская» , 2 ост. трамв. 35, 38 ( «Новоспасскиий мост»)Гостиница ГАСИС-1: Б. Переяславская ул., д. 50. (м. «Рижская», м. «Проспект Мира» или троллейбус № 14 до остановки «Большая Переяславская улица».)

old-rus.livejournal.com

какими были книги древней руси

Рукописными. В основном церковными и очень дорогими. До нашествия Золотой Орды и Крестоносцев в продвинутом городе Великом Новгороде, где была грамотность выше, чем в Европе простые люди писали царапая на бересте, думаю были и такие книги.

О, древнерусская литература х) Как давно я над ней бьюсь Если коротко, то первые книги на Руси были переводными. Так как появление книг тесно переплетено с принятием на Руси христианства (988 год) , то и большинство книг были именно на темы веры - Библия, Часослов, Молитвослов и так далее и переводились они с греческого языка. По внешнему виду книги были написаны от руки, чаще всего - на пергаменте. Главными очагами грамотности были монастыри, где книги переводились и переписывались. Как-то так)

Первые славянские богослужебные книги, изготовленные из пергамена в форме кодекса, появились на Руси после принятия ею христианства в 988 году и писаны кириллицей.

Число сохранившихся рукописных книг XI–XVII вв. насчитывает десятки тысяч. Но даже эта цифра не может дать приблизительного представления о числе книг, написанных и обращавшихся на Руси в то время. Многие уникальные памятники погибли в огне пожаров при набегах половцев, татар, литовцев Смутного времени. Например, в 1240 г. во время нашествия Батыя в Десятинной церкви в Киеве были уничтожены уникальные рукописи. В 1382 г. во время сожжения Москвы Тохтамышем сгорели тысячи книг, которые были свезены в столицу по указанию митрополита Киприана. Первые книги на Руси были обычно переводами с греческого языка, осуществленными славянами в Моравии и Болгарии, а также на Руси. Это были библейские книги: Псалтирь, Евангелие и другие. Оригинальными произведениями русских авторов являются поучения, жития святых, летописи, слова. Большинство книг имело религиозное содержание (творения Святых Отцов, жития святых, богослужебные книги). А вот книг исключительно светского содержания в то время писалось немного. И это было естественным положением вещей, ведь наши древнерусские предки очень трепетно относились к рукописи, считали, что в письменном слове должно было выражаться в первую очередь Слово Божественное. Наиболее ранние из сохранившихся рукописных книг относятся ко второй половине XI – началу XII вв. Самая ранняя – Остромирово Евангелие (1056–1057 гг.). Чуть позже были написаны два «Изборника» князя Святослава Ярославича (первый – в 1073 г., второй – в 1076 г.). В начале XII в. появилось Мстиславово Евангелие (1115 г.). Евангелия и Изборники – великолепные образцы книжного искусства Древней Руси. Они написаны уставным письмом на пергамене. Листы книг богато орнаментированы, украшены миниатюрами. «Остромирово Евангелие» долго считалось вообще первой древнерусской книгой. Однако в 2000 году, во время археологических раскопок в Новгороде были найдены три деревянные дощечки с древнерусскими текстами, которые ученые считают страницами из деревянной книги – «Псалтири». Было установлено, что деревянная «Псалтирь» была создана в конце X–начале XI вв. Исследованием содержания рукописей занимаются филология, источниковедение и, кроме того, палеография (греч. палайос – древний, графо – пишу) – специальная историческая дисциплина, которая исследует закономерности развития письменных источников с их внешней стороны: изменения материала, орудий письма, особенностей почерков и украшений и т. д. Одна из основных задач палеографии – установление времени и места написания источника, подлинности произведения, потому что даты написания, имеющиеся в рукописной книге, часто не соответствуют действительности. Датировать рукопись можно по особенностям материала, на котором она написана, знаков письменности – букв, украшений, особенностей древнерусского языка. Основной материал рукописных книг – пергамен и бумага. Пергамен (от названия города Пергам в Малой Азии) – особо выделанная телячья кожа. В Древней Руси этот материал называли «харатья» (от греч. хартион, или телятина. Слово «пергамен» (перкомент) проникло на Русь уже в XVI в. из польского языка. На пергамене книги писали до второй половины XIV в. С этого времени пергамен начал заменяться бумагой, сначала привозной, а потом и отечественного производства. Уже в XV в. пергамен употреблялся для написания лишь самых ценных книг, потому что он был гораздо дороже бумаги, но и долговечнее ее. Русские рукописи XV–XVII вв. написаны почти исключительно на иностранной бумаге французского, немецкого, польского и голландского производства. Первые попытки завести свое бумажное дело на Руси относятся к XVI в., но тогда бумага получалась низкого качества. Массовое производство русской бумаги началось лишь в XVIII в.

touch.otvet.mail.ru