История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

В древности не произошла промышленная революция. Революции в древнем мире


РЕВОЛЮЦИЯ. История Древнего мира [с иллюстрациями]

Тиран становится из среды народа против знатных,

чтобы народ не терпел от них никакой несправедливости.

Аристотель. Политика.

Спарта располагалась на крайнем юге Балканского полуострова, в благодатной долине Эврота. На зеленой равнине вокруг города были разбросаны хутора илотов, а дальше, у подножия окружающих долину гор, располагались деревни пэриеков. Пэриеки — «живущие вокруг» — были потомками ахейцев, они сохраняли свою свободу и жили по своим законам, но платили Спарте дань и в случае нужды посылали своих воинов на подмогу спартанцам. На севере, за горами, располагались другие дорийские общины — Коринф, Аргос, Мегары; здесь тоже была своя знать, свои пэриеки и илоты, но илотов было меньше, и часть дорийцев была вынуждена вместе с простолюдинами работать в поле. За Коринфским перешейком лежала Аттика, плоская равнина, посреди которой недалеко от моря возвышался обрывистый холм; на его вершине в крепости-"акрополе" укрепилась еще одна община завоевателей, называвшая себя эвпатридами, «потомками благородных отцов». У подножия холма располагались рыночная площадь, «агора», и около сотни крытых черепицей домов — этот маленький городок назывался Афины.

Жизнь Греции текла своим чередом, крестьяне пахали поля и прислуживали своим господам, поселки постепенно разрастались в города, и, в конце концов, стала ощущаться нехватка земли. Привыкшие сражаться за землю спартанцы двинулись на запад, в Мессению, и в середине VIII века завоевали эту плодородную область. Мессенцы были обращены в илотов, и Спарта была надолго обеспечена хлебом — но для других общин наступило время голода. Крестьянские наделы дробились и не могли прокормить земледельцев; простолюдины брали в долг у знати — к концу VII века большая часть земель Аттики была заложена богачам-эвпатридам. Потерявшим свои наделы оставалось идти, куда глаза глядят — а глаза всей Греции издавна смотрели на море. Море плескалось у подножия холмов и билось о борта рыбачьих лодок, а за морем лежали пустынные, ещё не освоенные берега, где каждый мог найти свое поле. Вслед за финикийцами греки ещё раз открыли великий секрет спасения от голода: когда наступал голод, бедняки садились на корабли и плыли в дальние страны — основывать переселенческие колонии и поднимать целину в Италии или в Крыму. В VII веке берега Средиземного и Черного морей оказались усеянными поселками греческих колонистов; со временем эти поселки превратились в города; сицилийские Сиракузы, крымский Херсонес, Мессалия в устье Роны могли сравниться с крупнейшими городами Греции.

Колонизация отсрочила наступление Сжатия, но не смогла остановить ход событий. Как всегда, повышение демографического давления принесло с собой голод, войны и социальные революции. В 657 году вспыхнула революция в Коринфе; поставленный народом диктатор Кипсел частью истребил, частью изгнал дорийскую знать, а её имущество и земли роздал простонародью. "Лучшие люди в изгнаньи, а городом подлые правят", — писал один из "лучших людей", "аристократов". В 594 году народ поднялся против аристократов в Афинах, после долгой борьбы противники обратились за посредничеством к знаменитому мудрецу Солону. Побывавший на Востоке Солон предложил реформу наподобие восточной "Справедливости": он аннулировал долги, освободил долговых рабов и вернул крестьянам их заложенные земли. Солон отменил прежнее деление на благородных-эвпатридов и простонародье; он разделил народ на четыре класса в зависимости от размеров имущества; реальная власть принадлежала немногочисленным состоятельным гражданам, способным купить вооружение гоплита. Реформа Солона не остановила революцию; вождем простого народа, "демоса", стал известный полководец Писистрат; в 560 году он овладел акрополем во главе отряда вооруженных дубинами крестьян. В конце концов, афинские аристократы разделили судьбу своих коринфских собратьев, одни из них пали в сражениях, другие бежали из страны; дубины простонародья одержали верх над мечами гоплитов.

Как и в других странах, греческое Сжатие породило революцию и монархию. Ненавидевшие новых монархов аристократы называли их "тиранами" и душителями свободы — но в действительности "тирания" была лишь продолжением "демократии", "власти народа".

—  Ну так давай рассмотрим, милый друг, каким образом возникает тирания, — говорил великий философ Платон в одном из своих диалогов. — Что она получается из демократии — это-то, пожалуй, ясно. Разве народ не привык особенно отличать кого-то одного, ухаживать за ним и возвеличивать? Значит, это-то уж ясно, что когда появляется тиран, он вырастает именно из этого корня, то есть как ставленник народа. Карая изгнанием и приговаривая (знать) к страшной казни, он, между тем, будет сулить отмену задолженности и ПЕРЕДЕЛ ЗЕМЛИ…

Философы далеких времен прекрасно понимали суть происходивших событий: ведь история творилась на их глазах. Повсюду, в Греции и на Востоке, события развивались по одному сценарию, и Платон лишь повторял на свой лад вступление к древним, как мир, законам Востока:

—  Тогда-то меня, Хаммурапи, назвали по имени, дабы Справедливость в стране была установлена, дабы погубить беззаконных и злых, дабы сильный не притеснял слабого, дабы плоть людей была удовлетворена…

Еще более точный перевод этих бессмертных строк дал другой великий ученый Греции, Аристотель:

—  ТИРАН СТАНОВИТСЯ ИЗ СРЕДЫ НАРОДА ПРОТИВ ЗНАТНЫХ, — писал Аристотель, — ЧТОБЫ НАРОД НЕ ТЕРПЕЛ ОТ НИХ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ… СПРАВЕДЛИВОСТЬ ЖЕ, ПО ОБЩЕМУ УТВЕРЖДЕНИЮ, ЕСТЬ НЕКОЕ РАВЕНСТВО…

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Джек Голдстоун - Революции. Очень краткое введение

Приверженность к какой-то конкретной идеологии или этнической идентичности делает новые революционные режимы особенно нетерпимыми к меньшинствам, которых часто превращают в козлов отпущения, сваливая на них вину за нерешенные социальные проблемы и объявляя их предателями или врагами. В некоторых случаях, таких как нацистская революция в Германии и кхмерская революция в Камбодже, нападки режима на меньшинства доходили до геноцида. Расовым и религиозным меньшинствам обещают многое, но для постреволюционных обществ подлинное равенство не характерно. Например, как в США после эмансипации, так и в коммунистической Кубе чернокожее население продолжало страдать от дискриминации, несмотря на провозглашенное формальное равенство.

Еще одной областью, в которой результаты революций неизменно разочаровывали своих сторонников, являются права женщин. В течение долгого времени женщины устраивали шествия, демонстрации и боролись наряду с мужчинами за социальную справедливость. В 1789 г. парижанки пошли походом на Версаль, требуя продовольствия и достойных условий существования для своих семей и детей, а в 1791 г. Мари Гуз опубликовала "Декларацию прав женщины". В Мексике ведущими организаторами и авторами политических работ были Долорес Хименес-и-Муро и Эрмила Галиндо. Тысячи женщин сражались в революционных армиях как soldaderas[4]. В России и Германии Александра Коллонтай, Надежда Крупская и Роза Люксембург входили в руководство коммунистических и социалистических партий. На Кубе важную роль в революции играли Селия Санчес и Вильма Эспин, а в Никарагуа более 30% вооруженных сандинистов составляли женщины.

Сольдадеры - женщины Мексиканской революции.

В обмен на исключительное мужество и жертвы революционные лидеры часто обещают женщинам равное положение в новом революционном режиме. Однако вплоть до настоящего времени все происходит таким образом, что как только революционный режим берет власть в свои руки, мужчины неизменно захватывают большинство главных политических, военных и экономических постов, а женщин уговаривают вернуться в семьи и заниматься исключительно домашним хозяйством. Даже там, где женщинам предоставляется возможность получить образование, работу и войти в профессиональное сообщество, их труд оплачивается хуже, чем труд мужчин, и им все еще приходится выполнять большую часть обязанностей, касающихся воспитания детей и ведения домашнего хозяйства. И хотя в некоторых случаях в результате революций женщины становились национальными лидерами - примерами служат Индира Ганди в Индии, Виолета Чаморро в Никарагуа и Корасон Акино на Филиппинах, - они добились этого как преемницы своих отцов или мужей, видных политиков, и были не в состоянии изменить доминирующий патриархальный характер своих обществ. Как и этнические и религиозные меньшинства, женщин систематически обманывали, обещая им равенство. Успеха же они достигали только тогда, когда организовывали собственные массовые кампании в защиту избирательных и других прав.

В историческом развитии человечества революционные процессы и результаты эволюционировали. Идея гражданства, берущая начало во времена революций в древнегреческих городах-государствах, получила новую жизнь в эпоху Возрождения, а затем воодушевляла революции XVIII в. в Америке и Франции. Мечта о социализме, появившаяся на свет в XIX в., повлияла на коммунистические революции XIX и XX вв. Возникшая в Европе идея национализма как права этнических сообществ на самоуправление в более поздний период породила антиколониальные революции против европейских держав. Иначе говоря, революции оказывали постоянное влияние на политику, государства и международные отношения, способствуя их пересмотру и корректировке.

Не будь революций, не было бы и современного мира демократических и конституционных правительств, борьбы за свободу и права человека и концепций гражданства и национального государства. Однако за это пришлось заплатить высокую цену. В результате французской революции более миллиона мужчин и женщин погибли в восстаниях, гражданских войнах и войнах между государствами. Из тех, кто жил в предреволюционной Франции, погиб примерно каждый двадцатый. Десятки миллионов погибли в мексиканской, русской и китайской коммунистических революциях, примерно каждый десятый в каждой из этих стран. Некоторые недавние революции были не такими кровавыми, например, "бархатные революции" против коммунизма в Восточной Европе. В отличие от них, во время революции красных кхмеров в Камбодже, в ходе войны и в результате геноцида, погибло почти 30% населения. Таким образом, революции заслуживают того, чтобы рассматривать их не только как героические, но и как трагические события.

Глава 4. Революции в Древнем мире

Революции почти так же стары, как мир. Попытки свергнуть власть ради большей социальной справедливости и заменить одну совокупность государственных институтов другой предпринимались начиная со времен, от которых до нас дошли самые первые записи о государстве и налогах, то есть со времен египетских фараонов. Однако по мере того, как характер правления менялся, менялись и революции. Со временем изменилось даже представление (и среди революционеров, и среди политологов) о том, что влекут за собой революции. В разные эпохи термин "революция" означал все что угодно - политические преобразования, восстановление естественного порядка, насильственные и необратимые политические изменения, а сегодня он означает еще ненасильственное отстаивание демократических прав.

Революции от фараонов до Греции и Рима

Царствование Пиопи II, последнего фараона Древнего царства, в XXII в. до н.э., по-видимому, закончилось революцией. Фараон терял власть, которая переходила к местным магнатам, и, когда центральное правление ослабло, люди начали нападать на дома богачей и захватывать их имущество. Магистратов изгоняли из канцелярий, а дворцы грабили. Древний папирус, описывающий это событие, повествует, как, посреди голода и разрухи, пал общественный строй: "Бедняк полон радости. В каждом селении говорят: "Свергнем начальников среди нас..." Теперь сын знатного человека ничем не отличается от того, у кого нет такого отца... Смотрите, обладатели мантий [теперь] в лохмотьях, [а] у того, кто просил подаяние, наполненные до краев чаши... Царя прогнали нищие"[5]. Местные олигархии пришли к власти и правили более ста лет, пока новый фараон не основал первую династию Среднего царства. Во время египетской революции 2011 г. египтяне с гордостью рассказывали эту историю о первой известной миру народной революции, доказывая, что издавна боролись против несправедливости.

Археологи нашли также следы нападений на дворцы в восточном Средиземноморье в XIII в, до н.э., хотя и неясно, были это грабежи или революции. Однако ближе к VIII в. до н.э. в Греции мы находим неоспоримые свидетельства конфликта, который привел к конституционным преобразованиям.

Примерно до 800 г. до н.э. стоимость бронзового оружия и колесниц была столь высока, что позволить их себе могли только аристократы. Цари правили, опираясь на аристократов и жрецов. По сути дела, в Египте, Персии и других странах правители заявляли о себе как о богах или полубогах. Население редко предпринимало попытки изменить природу правления.

По мере роста народонаселения развивалась торговля, и приобрести оружие стало проще. На смену аристократическим воинам на боевых колесницах пришла тяжеловооруженная пехота (гоплиты). Это подорвало господство аристократов, и в греческих обществах начались организованные конфликты между элитами и остальными группами населения. Эти конфликты приводили к периодической смене власти, а в некоторых случаях к важным изменениям государственных институтов. В период между 700 г. до н.э. и 100 г. н.э. революции впервые в истории стали вполне ординарными событиями.

Греки признавали пять главных форм правления: монархию, при которой царская семья притязает на наследственные права на власть; аристократию, при которой власть принадлежит привилегированной элите; тиранию (мы назвали бы ее диктатурой), при которой некий индивид получает власть при помощи силы и правит, делая все, что ему заблагорассудится; олигархию, при которой небольшая группа граждан (обычно самых богатых) устанавливает законы и принимает решения за всех остальных; и демократию, при которой все активные граждане мужского пола собираются вместе, чтобы принимать законы, судебные решения и выбирать лидеров. Платон и Аристотель наблюдали за этим разнообразием форм правления в Греции и писали о причинах, вызывающих смену режимов.

profilib.net

РЕВОЛЮЦИЯ. История Древнего мира [с иллюстрациями]

Если реку запрудить, а она прорвет

запруду, то от этого непременно

пострадает множество людей.

Народ подобен реке.

Сыма Цянь. Шицзи.

Песни колесничих воинов оглашали Великую Равнину вплоть до середины I тысячелетия — затем наступило время перемен. Население постепенно росло, деревни становились всё более многолюдными и, в конце концов, стала ощущаться нехватка земли. Среди благородных родов начались войны за земли, и возглавлявшийся Сыном Неба союз родов-племён распался на родовые княжества. Эти княжества были похожи на греческие полисы и индийские ганы, их центрами были укреплённые города, в них было народное собрание, но на деле вся власть принадлежала знати. Почувствовав земельную тесноту, сражавшиеся на колесницах «большие люди» стали требовать выделения своей «заслуженной доли» — так появились знатные кланы, «дафу», владевшие обширными поместьями. Младшие родовичи получили при разделе по несколько дворов «ванминь» и превратились в благородных воинов-"ши"; впрочем, были и такие, которым пришлось самим пахать землю. Земля общин «ванминь» тоже была поделена между крестьянами; первое время она регулярно переделялась (эта система называлась «цзинь-тянь»), а потом превратилась в частную собственность.

Мир стремительно изменялся, среди крестьян появились богатые и бедные; опутанные долгами бедняки отдавали свою землю ростовщикам и уходили на заработки в города. Города стали большими и многолюдными, с огромными деревянными храмами и обширными ремесленными кварталами. Ремесленники ткали шелк и шерсть, ковали железные топоры и мотыги; купцы доставляли на оживленные рынки товары из окрестных стран. Рынки были сосредоточием городской жизни, от них расходились улицы, тянувшиеся между тростниковыми обмазанными глиной заборами. Легкие дома за заборами тоже строились из тростника и бамбука, и в них не было никакой мебели — её заменяли плетёные циновки. Стены богатых домов украшались вышитыми шелками, а крыши выкладывались черепицей; опорные балки покрывались лаком. Богачи угощали гостей рисовой брагой (винограда в Китае не знали) и подавали на стол мясо, которое было разрешено есть лишь "дафу". Разбогатевшие купцы ездили в отделанных золотом колесницах и соревновались в числе слуг с вождями знатных кланов — отныне деньги давали и власть, и знатность; всё измерялось звонкой монетой — этой новой мерой всех вещей.

Обедневшие аристократы с неприязнью смотрели на новых богачей, выскочек из числа купцов — но им приходилось приспосабливаться к новой жизни. Младшие члены знатных кланов становились солдатами-наёмниками, а жрецы открывали школы и учили всех желающих тому, что ещё недавно составляло тайну аристократии — родовым обрядам и преданиям. Одним из первых частных учителей был знаменитый Конфуций, Учитель Кун, или по-китайски Кун-цзы (551-479 гг.). Конфуций принадлежал к обедневшему знатному роду, долгое время был жрецом, а затем решил открыть частную школу. Он учил главным образом ритуалам, "ли", — и одновременно ездил по стране, собирая сведения об обрядах, записывая предания и народные песни. Он оставил после себя "Книгу ритуалов", "Лицзы", "Книгу песен", "Шицзин", два сборника летописей, "Шуцзин" и "Чунцю", и утерянную ныне книгу об обрядовой музыке, "Юэцзин". Он записал все, что до той поры передавалось из уст в уста, и остался в памяти поколений как великий мудрец и первый китайский философ — хотя он не придумал ничего нового, он лишь собирал и записывал древние предания.

Конфуций учил, что, как принято в благородных родах, сын должен свято почитать отца и беспрекословно ему подчиняться, что младшие должны быть покорны старшим, а старшие — заботиться о младших. В те времена ещё не было разницы между родом и государством, ваны и хоу были старшими родичами, простолюдины — младшими, и родовое княжество представляло собой "большую семью". Отношения в этой семье были отнюдь не идиллическими, и страдавшие от голода "младшие" с ненавистью взирали на дворцы "старших" — так что обстановка не благоприятствовала проповеди "братской любви". Простолюдины прислушивались к другим проповедям и к другим Учителям — таким, как Учитель Мо, Мо-цзы. "Простой народ имеет три бедствия, — говорил Учитель Мо. — Голодающие не имеют пищи, замерзающие не имеют одежды, уставшие не имеют отдыха… Мой замысел состоит в том, чтобы уничтожить это… Кто не работает — тот не ест!" Середина I тысячелетия стала временем народных восстаний и революций; в 543 году революция охватила центр Сжатия, княжество Чжэн, расположенное посредине Великой Равнины. Избранный народом "первый министр" Цзы Чань приказал "провести межевые канавы на полях" — то есть поделить между крестьянами земли знати. Началась гражданская война; крестьяне объединились в "пятёрки" и "десятки" и создали народное войско, сумевшее остановить боевые колесницы аристократов. В 536 году на огромном бронзовом треножнике "Синшу" был вырезан текст новых законов — законов, которые не делали различий между простолюдинами и знатью. Аристократы были лишены своих регалий и ритуальных одежд, их замки были сожжены, разбитые дружины скрывались в лесах.

Отняли наши одежды и спрятали их,

Отняли наши поля и отдали их «пятёркам»,

Мы поддержим того, кто убьёт Цзы Чаня!

—  говорилось в песне "благородных". Революция свершилась, победившие крестьяне работали на своих новых полях; их детям не угрожал больше голод, и они приветствовали Цзы Чаня криками: "десять тысяч лет жизни!" — так, как потом приветствовали императоров и царей.

Мы имеем детей и младших братьев,

Цзы Чань заботится о них.

Мы имеем поля,

Цзы Чань преумножает их.

Если Цзы Чань умрёт,

Кто будет руководить нами?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Социальная революция в Иудее | Древний мир

Иудейская война 66 г. историками изображается только как нациоиальное восстание евреев против Рима. Поэтому, хотя движение было окончательно разгромлено только в 73 г., концом в восстания обычно считают 70 год — год разрушения Иерусалима — и говорят о восстании 66-70 гг. По той же причине руководство восстнием приписывается фарисеям, и крайним крылом повстанцев считают зелотов. Эта трактовка иудейского восстания проникнута националистическим духом и обнаруживает влияние раввинской литературы, которая по вполне понятным причинам выставляет рвение к вере — единственной движущей причиной восстания.

Журнал: Вестник древней истории, №1, 1937 годАвтор: А.Б. Ранович

Большинство буржуазных историков, в особенности же еврейские богословы и националисты, объявляют фарисеев друзьями народа, носителями его идеалов, защитниками его национальной самобытности и политической свободы. К этой богословской точке зрения примыкает и К. Каутский, называющий фарисеев «представителями народной массы»1.Сторонники этого взгляда ссылаются на слова Иосифа Флавия («Anliqu.», XVIII, 1.3) о влиянии, которым пользовались фарисеи в народе. Но ещё Ю. Вельтгаузен правильно указал, что делать отсюда вывод о демократических убеждениях: фарисеев — всё равно, что объявить средневековых монахов и клир демократами, ведь и они были весьма популярны и пользовались громадным влиянием на массы2. «Демократичность» фарисеев ясно сказывается в поведении и учении.Самый термин фарисеи — евр. perusim, отдалённые, обособленные — свидетельствует о том, что они отгораживались от массы, считали несовместимым общение с ней.

________1 К. Каутский — Присхождение христианства. М. 1930, стр. 243.2 J. Welthausen — Die Pharisaer und die Sadducaer. Hanuower? S. 20.

Другим названием для фарисеев chaber (товарищ), и весьма правдоподобно предположение Ш. Юнга, что наименование perusim дали им люди из простонародья,выражая этим свою враждебность к спесивым «учёным», «мудрецам», толкователям «закона» и его блюстителям. На почве учительства хаберов строжайше соблюдать ритуальную чистоту разрабатывается система запретов, свидетельствующая о глубочайшем призрении этих «представителей народной массы» к простонародью, ам-гаарец.Презрение к ам-гаарец — крестьянам, ремесленникам, торговцам (как бы вообще и за людей не считались), вполне отчётливо выражено у Иисуса Сираха (XXXVIII, 25-33). Но хаберы, считавшие себя солью земли, пошли гораздо дальше Сираха. Ам-гаарец для него нечто ритуально нечистое, от которого надо держаться подальше. Платье ам-гаарец — мидрас (источник осквернения) для фарисеев. «Кто берёт на себя быть хабером, не должен продавать ам-гаарец ни влажного, ни сухого, не должен покупать у него мучного, не должен ходить к нему в гости, ни принимать его у себя в его платье» (Demai, II, 3). «Жена хабера может одолжать у жены ам-гаареца сито и решето, может помогать ей просевать, молоть и встряхивать, но лишь только в муку влита вода1, как всякая помощь жене ам-гаарец прекращается, ибо не позволяется помогать грешникам. Впрочем, и первое дозволено только для поддержания мира» (Gitl., V, 9=Sebiit, V, 9). «Шесть вещей сказали ам-гаарец: им не дают свидетельства и не принимают их свидетельства, не открывают им тайны, не назначают их опекунами над вратами, не назначают их наблюдателями над кружкой благотворительности, не составляют с ними компании в дороге. А некоторые говорят также, что об их потерях не делают объявления». «Пусть всегда человек продаст всё, что есть у него, возбмёт в жены дочь талмид-хахама; не нашёл он дочери талмид-хахама, пусть возьмёт дочь великих мира сего; не нашёл дочери великих мира, пусть возьмёт дочь главарей синагоги; не нашёл дочери главарей синагоги, пусть возьмёт дочь казначеев благотворительности; не нашёл дочери казначеев благотворительности, пусть возьмёт дочь учителей маленьких детей, но пусть не берет дочери ам-гаарец, ибо они — мерзость, их жены — гады, а об их дочерях сказано: «проклят, кто ляжет со скотом» (Второз., XXVII, 31).Сказал р. Элеазар: ам-гаарец разрешается убить даже в судный день выпавишй в субботу… Сказал р. Иохаиан: ам-гаарец можно ободрать, как рыбу» (ib.).Не удивительно, что при всём почтении, которое внушали фарисеи талмид-хахамы массам, находившимся во власти религиозного дурмана ам-гаарец питали к этим ханжам жгучую ненависть. Об этом свидетельствуют сами фарисеи. «Р. Элеазар говорит: если бы мы им (ам-гаарсц) не нужны были для деловых отношений, они бы нас убили».

________1 Тесто по талмудистским поззрениям, «восприимчиво» к нечистоте больше, чем мука.

«Велика ненависть ам-гаарец к талмид-хахамам — больше чем ненависть, которою язычники ненавидят израильтян». «Р. Акиба» говорит: когда я был ам-гаарец1, я говорил: если бы мне попался учёный (фарисей), я бы укусил его, как осел. Сказали ему ученики рабби, скажи: «как собака». Он сказал им: тот кусает и ломает при этом кость, а эта кусает, но не ломает кости» (Pesach., 49 b).Как же фарисеи вели себя во время восстания? Несомненно, религиозный фанатизм толкал и фарисейски настроенные элементы на путь восстания против римлян, и среди агитаторов, призывавших к оружию, попадались, надо полагать, и рядовые фарисеи. Но руководители фарисеев, забыв свой вековечный спор с садукеями, объединились с ними для совместного подавления восстания которое грозило превратиться в революцию. «Ввиду серьёзного и опасного характера движения представители властей, перносвященники и знатнейшие фарисеи собрались вместе для совещания о положении дел. Решено было попытаться урезонить недовольных добрыми словами (Jos. F1.-Bell, hid., II, 13,3). Фарисеи, столь ревниво оберегавшие свою святость, поступились по этому случаю своими принципами и стали доказывать законность принесения жертвы за императора и приёма храмом даров от язычников. А когда восстание всё-таки началось, и повстанцы «заставили перейти на свою сторону находившихся ещё в городе римских друзей», коалиция из саддукеев, фарисеев и римских ставленников умышленно назначила полководцами для ведения войны таких людей, которые способны были только провалить дело. В числе их оказался и Иосиф Флавий, который продал порученное ему дело и перешёл на сторону римлян. Зато в полководцы вовсе не попал фактический вождь восстания Элеазар бен Симон, а один из инициаторов восстания Элеазар бен Анания был удалён из Иерусалима под благовидным предлогом назначения на пост военачальника незначительной провинции Идумеи («Bell, i II, 20, 3).Когда положением овладели фанатичпые «ревнители» — зелоты, а сикарии, занявшие укреплённую позицию в Иерусалиме, пустили восстание в гражданскую войну, все силы реакции, в том числе и фарисеи, объединились. «Влиятельнейшие мужи» во главе со знатным фарисеем, одним из столпов талмуда Симоном бен Гамлии зажигали народ в Собраниях и в речах, обращённых к отдельным лицам и побуждали их наказать, наконец, губителей свободы и очистить святилище от кровопийц. И самые уважаемые из первосвященников Иосиф, сын Гамалы, и Анан, сын Анана, открыто упрекали и в бездеятельности и подстрекали его против зелотов» («Bell. iud. 3,10). Иоханан бен Заккай, которого еврейские националисты и богословы до сих пор превозносят, как величайший «светоч Израиля» сыграл, согласно талмудическим преданиям (Gill. 56а. Л : di R. Nalhan, IV), роль шпиона и предателя и бежал тайком из осаждённого города в лагерь Тита.

________1 Акиба (нриблиз. 50-130 гг.) — крупнейший таннай, был низкого происхождения и выбился в верхи фарисейства уже в зрелом возрасте.

Фарисеи вели себя также, как их предшественники хасидеи во время маккавейского восстания: почуяв, что восстание грозит превратиться в народную революцию, они без колебаний перешли на сторону язычников, «врагов Ягве и осквернителей храма». Когда дело дошло до классовых битв, деление в лагере восставших пошло не по религиозному принципу, и партии образовались по признаку классовому.Бывшие чиновники, богатые рабовладельцы и торговцы, ростовщики, первосвященники и с ними всё жречество, фарисеи — руководители синдериона и главари синагог, все те «себялюбивые мерзавцы», по выражению Энгельса, которые так или иначе приспособились к римскому гнёту и даже извлекали из него выгоду для себя, — всеони объеденились в одну «партию мира». Им не было интереса: тяжесть римского ига они перекладывали на плечи трудящихся, а римские гарнизоны служили для них защитой против недовольства масс.Другую партию, составлявшую ядро восстания, образовали зелоты.По тем разрозненным и искажённым данным, которые приводит личный враг зелотов Иосиф Флавий, зелоты вербовались из среды мелких торговцев, ремесленников и крестьян, которые разорялись и собственными ростовщиками, и римскими грабителями, но особенно чувствительно всегда реагировали на ничем не завуалированное римское иго. Эти разорённые элементы неспособны были к организованным выступлениям и не могли выработать себе ясную политическую программу. Их смутные политические настроения получали религиозное выражение. Зелоты смотрели на себя, как на ревнителей веры; они праведники умирали во имя бога, и только уже в процессе самого восстания они почувствовали, что им с первосвященниками, придворной челядью и богачами не по пути. Но их ослеплял религиозный фанатизм, ранее возгоревшаяся во время осады Иерусалима гражданская война помогла им осознать свои классовые цели и задачи.Но была и третья партия, которую Иосиф не удостаивает названия класса или «партии», а презрительно называет поножовщиками, сикариями (от sica — кинжал). Историки, следуя Иосифу, совершенно не считаются с сикариями как политической группировкой, видя в них только кучку беспринципных террористов или даже просто уголовный элемент среди зелотов. Между тем, даже у Иосифа мы имеем достаточно данных, позволяющих видеть в сикариях революционеров, сражавшихся не только против Рима, но и против классового гнёта «собственных» эксплоататоров. По описанию Иосифа, сикарии — просто закалыватели, хотя свои жертвы они выбирали не случайно; «первым кто таким образом был заколот, был первосвященник1 Ионатан».Но такой характеристике сикариев резко противоречит та оценка, которую сам же Иосиф даёт им в другом месте. В речах, которые он вкладывает в уста вождя сикариев Элеазара («Bell. iud.»,VH,8,6-7), «тиран» и «злодей», как он его обычно называет, выступает в качестве великого героя, для которого интересы его дела, честь и доблесть выше всего, выше жизни.

________1 Вернее — бывший первосвященник (36-37 гг.).

Иосиф отдаёт себе отчёт в том, чт, сикарии не просто разбойники; в одном месте он определённо говорит о «мятеже сикариев», как о самостоятельном движении («Bell. iud.-. VII. 10,1). Не укрылись от Иосифа и классовые противоречия внутри еврейского парода, на почве которых разгоралась гражданская война: «Все наперерывно старались перещеголять друг друга в нечестивых поступках перед богом и в несправедливостях против ближних. Сильные — угнетали простой народ, а масса стремилась извести сильных; те жаждали власти, а эти — насилий и ограбления зажиточных» («Bell. iud.». VII, 8.1).Классовое лицо сикариев становится ясным из дел их. Ворвавшись в верхнюю часть города, они «сожгли дом первосвященника Анании, а также дворцы Агриппы и Вереники; вслед за тем они перенеси: огонь в здание архива, для того, чтобы как можно скорее уничтожить долговые докумеиты и сделать невозможным взыскание долгов. Этим они имели в виду привлечь массу должников на свою сторону и восстановить бедных против состоятельных» («Bell. iud.» V, 17,» 6).В то же время выступил некий Манаим (Менахем). Захватив со своим отрядом Иерусалим, Манаим и его сторонники сожгли дворец, вытащили бывшего первосвященника из водопровода царского дворца, где он скрывался, и убили его вместе с его братом Езекией (II. 17,8-9). «В Акраватском округе Симон бар Гиора набрал массу недовольных и производил разбойничьи набеги, в которых не только грабил дома богатых людей, но и совершал насилия над их личностью (II, 22,2). Впоследствии Симон, присоединившийся было к партизанам, занимавшим крепость Масаду, «расстался с ними, отправился с горы, через вестников обещая рабам свободу, а свободным вознаграждение, и таким образом собрал вокруг себя негодяев со всех сторон. Имея уже сильную шайку, он грабил деревни в горах, но когда, чем дальше — всё больше стекалось к нему людей, он отважился спуститься в долину. Теперь он стал страшным и для городов. Многие из знатных, привлекаемые его могуществом и счастливыми успехами его предприятий, стекались к нему на свою гибель, так что в его войске, кроме рабов и разбойников, было также немало граждан…» (IV, 9, 3-4).Повстанцы-сикарии, вербовавшиеся из среды рабов и закабалённой долгами бедноты, не довольствовались казнью особо ненавистных эксплоататоров и уничтожением долговых обязательств; они стремились к ниспровержению существующего строя. «После того как эти нечестивцы закололи первосвященников для того, конечно, чтобы не осталось ни следа благочестия, они уничтожили также вконец все, что ещё уцелело от общественного порядка, и доставили полное торжество беззаконию» (VII, 8, 1). В своей последовательности они решили внести революцию и в организацию церкви; они отвергли принцип наследственности сана первосвященника.

________1 Анания — прославившийся своей алчностью — был первосвященником в 47-59 гг., но он пользовался значительным влиянием и в то время.

Правда, первосвященники не раз получали свой пост за взятку сирийскому наместнику или римскому прокуратору, а со времени Ирода они, как правило, назначались. Но всё же они назначались из среды нескольких определённых семейств, и принцип наследственности теоретически признавался.Но «разбойники» решили установить здесь принцип демократии и избирать первосвященника по жребию. «Случайно жребий выпал на… Фаннию, сына Самуила, из деревни Афты. Он не только не был достоин носить звание первосвященника, но был настолько неразвит, что ни имел даже представления о значении первосвященника» (IV, 3). Этот Фанния, вернее Пинхас, был вообще последним первосвященником, так как вскоре храм был уничтожен навсегда.Что сикарии представляли собою самостоятельное политическое движение, имеются и другие свидетельства, помимо Иосифа Флавия. В «Деян. ап.», XXI, 38, тысяченачальник говорит Павлу: «Не ты ли тот египтянин, который перед сими днями произвёл возмущение и вывел в пустыню четыре тысячи человек разбойников?». В греческоморигинале здесь сказано σιχαρίων, тогда как во всех других случаях в новозаветных текстах «разбойник» передаётся обычным словом ληστής.Особый интерес представляют упоминания сикариев в Мишне, так как здесь можно уловить следы аграрной революции, произведённой сикариями.Память о сикариях в эпоху редактирования Мишниы (начало III в.) затёрлась. За исключением одного мимолётного замечания, что жители Иерусалима прятали смоквы в воде «из-за сикариев» (Machs., I, 6),Мишна применяет вместо «сикарий» своеобразный термин «сикариконы» представляющий собой греческую форму, образованную из лат. sicarius. Но замечательно, что sikarikon, этимологически означающее усечённое понятие (например «объединение сикариев»), в Мишне означает не только «законоположения, связанные с сикариями», нои отдельного человека, сикария.Сообщения Мишны показывают, что сикария отличали от разбойника: «Возношения, десятины и пожертвования вора, разбойника, насильника действительны только в том случае, если владельцы предметов не заявляют на них претензий. Возношения, десятиныи пожертвования сикарикон действительны» (Tos. Terum, I, 6). Сикарикон в Мишне — незаконный или не вполне законный владелец земли и вместе с тем — раввинское законодательство о таких владельцах. «По той же причине не приносят первин: фермер, арендатор, сикарикон и похититель, ибо сказано: лучшие первинки твоей земли» (Bikk., ср. II, 3). Очевидно, сикарикон с точки зрения талмуда — неполноценный владелец. Это обстоятельство вызвало необходимость в изменении особых законоположений «сикарикон». «В Иудее не было сикарикон до военных убийств1. Со времени военных убийств в ней действовал сикарикон. Как это понимать? Если поле куплено сначала у сикарикон, затем у владельца, то купля недействительна, а если куплено сначала у владельца, а затем у сикарикон, то купля действительна.

1 По мнению комментаторов, имеются л виду репрессии при Тите.

Такова первая мишна; последующий бет-дин установил: купивший у сикарикон отдаёт хозяину четверть. Когда? Если он сам (т.е. владелец) не в состоянии купить; если же он в состоянии сам купить, он имеет преимущество перед всеми людьми. Рабби собрал суд и было решено: если имущество находилось во владении сикариона 12 месяцев, то первый купивший приобретает на него право, но отдаёт владельцу четверть» (Gitt., V, 6). «В Иудее не действует сикарикон в целях заселения страны. К чему это относится? К убитым до войны и во время войны… В Галилее всегда действовал сикарикон (Tos. Gitt., V, l). Независимо от содержания законодательства «сикарикон» в эпоху составления Мншны, из этих довольно туманных текстов можно сделать один вывод: Мишна знает категорию землевладельцев, получивших свою землю от прежнего владельца путём насилия (например в результате конфискации имущества убитого во время восстания). Авторы Мишны полагают, что если такой «сикарикон» продаёт свой участок, покупатель должен частично удовлетворить и прежнего «законного» владельца. Но обозначение такого незаконного владельца искажённым термином «сикарикон» и связь закикона положений «сикарикон» с «военными убийствами» и «убитыми во время войны» показывает, что здесь сохранилось смутное, искажённое временем воспоминание о сикариях, которые захватывали и раздавали земли богатых землевладельцев. После подавления восстания оказалось, надо полагать, немало владельцев, получивших землю из рук сикариев, и раввинам приходилось разбирать связанные с этим тяжбы. Так возник термин «сикарикон», который сохранился в последующем талмудическом законодательстве, хотя исторические обстоятельства, вызвавшие к жизни законоположения «сикарикон», были уже забыты.Приведённые данные, при правильном их использовании, свидетельствуют, что сикарии отнюдь не были «кинжальщиками». Мы имем здесь революционное движение крестьян, рабов и городской бедноты которое противостоит не только фарисеям, но и зелотам. В то время как зелоты стремились только к свержению римского ига и никаких политических или социальных реформ не выдвигали, сикарии вели на практике борьбу против своих классовых врагов и стремились к политическому и социальному перевороту. Раздоры между зелотами и умеренной партией были вызваны тем, что зелоты вполне основательно не доверяли своим «союзникам», которые взяли на себя руководство восстанием специально для того, чтобы привести его к поражению; сикариев резко отделяла от прочих группировок смутная, искажённая религиозными и националистическими идеями, но революциоиная программа. Поэтому окончание «иудейской войны» против Рима в 70 г. не означало ещё прекращения борьбы сикариями. Ядро их вплоть до 73 г. упорно продолжало борьбу. А когда последняя крепость сикариев — Масада — пала, остатки их пробрались в Александрию и стали там поднимать угнетённых на восстание. Но александрийское еврейское купечество по своей инициативе приняло меры к подавлению движения, и последние остатки сикариев были преданы пыткам и казни.

  • < Назад
  • Вперёд >

www.bagira.guru

В древности не произошла промышленная революция

Почему в древности не произошла промышленная революция и не появились  машины. Энергия является основой современной цивилизации, она создает и рушит нации, определяет внешнюю политику стран. Тем не менее она сравнительно недавно стала определяющим фактором развития цивилизации, а точнее где-то в средневековье, а не раньше.

 

Если бы в древности Греция, Персия, Египет, Ассирия, Рим обратили в свое время внимания на использования имеющихся источников энергии, то несомненно они бы достигли величайших высот в развитии. Увы, не произошло.

Еще три тысячи лет назад египтяне использовали энергию ветра, для плавания по Нилу, но дальше этого они не пошли, и первая ветрянная мельница массово появилась где-то в 7 веке нашей эры, а еще в первом веке до нашей эры греки и римляне использовали воду для нужд помола зерна, но в других частях по преднему использовали животных или людей для этих целей.

В древности были известны и другие источники энергии, как пар, горячий воздух, вода, но дальше, но дальше применения в игрушках или утилитарных приспособления они не пошли.

Греческий инженер Крестибус еще в третьем веке до нашей эры сделал гидровлический орган в котором использовал давление воды на меха. Его часы использовали поток воды для определения времени.

Другой инженер по имени Херо из Александрии использовал в различных механизмах горячий воздух в религиозных храмах, чтоб удивлять публику. Можно приводить много примеров оригинальных изобретений, не приведших к применению в реальных машинах.

Так продолжалось до раннего средневековья, а в более поздние времена этой эпохи вода и ветер полность заменили животных и людей в сельском хозяйстве и других отраслях, что привело к созданию условий для промышленной революции.

Необходимость является матерью изобретения!

Использование греческого огня против вражеских кораблей.

Как известно, древним грекам и римлянам, арабам даже в голову не приходила идея заменить труд человека, что помолоть зерно, даже после того как начали появляться водяные мельницы, хотя людям в Англии это было ясно как дважды два. Кстати, арабы также не преуспели в использовании энергии ветра для своих нужд, хотя в 12 веке ветряные мельницы уже стояли по всей Европе. Арабский инженер того времени писал в своих заметках, что использование ветра для помола зерна — это нонсенс.

Архимед в ванной. Гравюра XIV века

Лишь в средние века технология была внедрена в мыслительный процесс человека

и позволила ему «изобрести» изобретения и вошла в привычку при решении проблем. Поэтому, у древних римлян или греков не было героев легенд, которые посвящали себя изучению природы, экспериментированию, изобретательству.

Поэтому не случайно, Архимед вывел свой закон «на тело, погруженное в жидкость … и так далее» в ванне, задумываясь как проверить честность ювелира, а не для расчета водоизмещения судна.

Использование лучевого оружия для поджога кораблей.

Говорят, что древние греки не использовали энергию воды, потому что у них не было настоящих рек, материалов для изготовления простейших труб и других материалов, что в общем-то неправда. Их соседи римляне и этруски обладали за многие сотни лет необходимыми технологиями.

Что стоит только римский акведук, который работает до сих пор. Видимо, причина в другом, а именно в использовании рабского труда, который был очень дешевым.

Как отмечал, Бенджамин Фаррингтон, автор многочисленных книг по истории древней науки и техники «Рабы были их машинами». Постоянный приток рабов практически задушил древнюю техническую науку.Но это утверждение тоже сомнительно.

Хотя экономика Рима и Греции была основана на труде рабов как объяснить тот факт, что во втором веке до нашей эры они заменили все мельницы, использовавшие рабский труд на, на мельницы с использованием животных.Действительно труд рабов и животных был дешевым, однако уже в третьем веке нашей эры энергия воды стала замещать рабов и животных в сельском хозяйстве.

Катапульты снаряженные зажигательными снарядами

Есть такой древний анекдот. Римскому императору Веспасиону, правившему с 69 по 79 год нашей эры инженер предложил переместить громадную колонну на капитолийский холм за небольшую плату. Веспасион оплатил эту услугу, но отказался от нее, по той причине, что ему надо кормить толпу.

Говорят, что инженер хотел использовать нечто вроде машины для доставки колонны, что сократило бы сроки работы во много раз и разрушило планы владельцев рабов, использовавших их для строительства и лишило их прибыли.

Избыток рабочей силы был, по-видимому, также причиной такого отношения к технике. Есть и противоположная точка зрения. Ряд законов о сельском хозяйстве в Италии, принятых еще во втором веке до нашей эры до сих пор существуют в Италии. Они говорят, что трудности в сельском хозяйстве лежат в отсутствии рабочей силы.

Александр Македонский спускается на дно моря. Старинная французская гравюра.

В свое время Египет был житницей мира, но во времена Александра Македонского ситуация изменилась и стал ощущаться недостаток рабочей силы и упало производство продуктов питания. Это привело к недостаткам продуктов питания в больших городских центрах и затормозило развитие страны.

Династия Птолемеев, правившая с 300 года до нашей эры в течении нескольких столетий, предприняла большие усилия по ирригации страны, внедрению новых сельскохозяйственных культур и другие меры. Они поддерживали местных ученых и инженеров, но им тоже не пришло в голову идея предложить им заняться настоящим делом вместо игрушек.

Паровой двигатель античности

Но еще большей загадкой является то, что начали появляться машины, но они не применялись. Так, в первом веке до нашей эры появилась механическая косилка. Она применялась ограниченно в районе Гаула, между Реймсом и Тиером. Но она не получила распространения, и крестьяне во основном убирали урожай серпом.

Но еще более удивительно то, что водяные мельницы были известны древним римлянам в 1 веке до нашей эры, а этруски применяли их за много столетий до этого времени. Этруски были хорошими инженерами в области гидравлики и ирригации. Особенно они преуспели в создании подземных каналов для изменения направления и объема потоков воды.

Один из таких каналов в 20 км севернее Рима был 500 метров длинной и залегал на глубине 2,5 метров, чтоб предотвратить эрозию почвы на поверхности, но и отвести часть воды от речки и увеличить скорость течения воды, используемой для водяной мельницы.

В средние века на точно этом же месте построили водяную мельницу взамен древней, и она до сих пор стоит в рабочем состоянии.

Презрительное отношение к умственному и инженерному труду в частности можно найти и в религии греков.

Так, в греческом пантеоне бог войны Арие и бог музыки Апполон выглядят довольно привлекательно, а бог кузнецов Хефаестус выглядел как страшилище.

Греки с удовольствием пользовались плодами рабочих и инженеров, а самих их презирали. Так, Сократа по профессии каменотеса часто видели в мастерских его коллег, а вот его ученика Платона,выходца из богатой афинской семьи никогда.

В его философских трактатах мастеровые и инженеры всегда находились на нижней ступени социальной лестницы. Военным вообще было запрещено заниматься трудом. Как отмечал Аристотель, учитель Александра Великого, в хорошем городе инженеры не должны считаться гражданами.

Одной из причин такого отношения было то, что большинство мастеровых и инженеров были рабы. Если раб данной профессии и получал свободу, то все равно отношение к нему не менялось.

Часто раб и свободный мастеровой работали рука об руку. Оплата за работу была одинаковая, но, если свободный человек оставлял ее себе, то раб отдавал ее хозяину.

В этом отношении показателен Архимед, который все свои изобретения старался применить в военном деле, а не для нужд скажем народного хозяйства, считая, что труд инженера как одномоментный акт достойный только мастерового.

Кроме этого, он считал, что его интеллектуальная работа не должна быть замусорена банальной необходимостью изобретать. Так сказать, это должно быть чистое умственное упражнение.

Также причиной такого отношения ученых древности к инженерному труду было то, что они считали ученый должен искать ответы на явления и законы природы, а не тратить время на разработку технологий, а тем самым вступать на запрещенную территорию.

Военные машины (Древняя Греция и Рим)  а — таран; б — гелеопола

Как рассказывал Херодотус, население Снидоса в ожидании атаки с суши решили прокопать канал и создать непреодолимое препятствие неприятелю. В ходе работ со скальным грунтом многие получали травмы от осколков породы. Обратившись к Дельфийскому оракулу за советом что делать для избежание травматизма. В результате они получили ответ, что волей Зевса эта территория является полуостровом и нельзя идти против его воли и делать ее островом.

Раздел лежащий между наукой и технологией не только ограничивался древностью. Когда сменилась эпоха и древность ушла в историю, наука продолжала жить в арабском мире. В течение последующих 500 лет арабские ученые продолжали писать труды на арабском языке, но это не помогло продвинуть технологии. Идея, что наука должна способствовать развитию техники была сформулирована до середины 15 века и данное положение сохранялось еще длительное время.

Следующей причиной безразличного взгляда древних к технологии было их отношение к прибыли.

Исследователи изучили древний механизм. Антикиферский механизм который можно считать первым компьютером. 

Естественно, древние относились к деньгам, как и современные люди и многие из ученых были состоятельными людьми. Тот же Диоген был богат, но предпочитал бочку дому. Но от современного человека они отличались другим отношением к тому как они достаются и на что их тратить. Их главным убеждением было то, что богатство должно происходить от владения землей и все богатые люди владели огромными земельными участками.

Следующим по значимости была торговля лишь на третьем месте была промышленность, которая полностью зависела от техники и технологии. Отношение к ни мы видели выше и в результате чего индустрия в древние времена не развилась дальше стадии большой мастерской.

Так, гончарное производство было основано на индивидуальном владении и мастерские насчитывали максимум 50 человек. Самая большая оружейная мастерская частного владения насчитывала до 100 человек. Нет ни одного документа древности, в котором отмечалось, что какой-либо город был основан в результате создания производства чего-либо.

Картина последний день Сократа

Мы в основном говорили о нереализованных возможностях создания машин в промышленности Древнего мира. А как насчет сельского хозяйства. Развитие городов и в целом стран было ограничено также нехваткой продовольствия. Во времена Римской империи не было недостатка в плодородных землях во владении крупных землевладельцев.

Однако, как отмечал древний философ Плиний, ничто так плохо не платит, как использование всех ресурсов земли. Причина?

То же негативное отношение к земле как источнику доходов. Владелец земли, даже получив хорошие советы как вести хозяйство на земле, понятия не имел как это делать на практике и главное зачем.Это относилось не только к крупным землевладельцам, но и простым крестьянам. Землевладелец должен быть продавцом, а не производителем еды – было основной идеей.Иначе говоря, не расходуемые, являются заработанными.

Поэтому, не было и такой профессии в сельском хозяйстве как бухгалтер, который занимался бы анализом эффективности производства и расчетами прибыли. Дело бухгалтера было только считать количество запасов и их восполнение.

Напрашивается вывод, что не отсутствие необходимых знаний, вело к технологической отсталости в те времена, а полное отсутствие интереса и мотиваций.

Средние века резко изменили такое положение. Есть теория, что начала повороту к машинному труду положили монахи монастырей, хотя и нет убедительных доказательств.

Суть теории кратко заключается в том, что монахи, что избежать лишней работы и оставить больше времени для молитв и медитации начали активно внедрять машинный труд.

Другая теория говорит о том, что сам характер христианской религии принудил к этому.

Путь к духовному совершенству лежит в труде и всякий труд важен. Такие идеи создали благоприятный климат для развития технологий.

Самые интересные статьи:

Похожее

ezoterik-page.com

Краткая мировая история революций с древности до наших дней. Что они дали народу. Часть 1

Неудачных революций, восстаний и народных войн в мировой истории было много. Но вот успешных – уже значительно меньше. Речь далее пойдет о более-менее победивших революциях и восстаниях, когда народу (или тем, кто выступал от его имени, что гораздо чаще), удавалось пусть на время захватить власть или во всей стране, или на существенной части её территории.

  1. Древний Шумер, примерно 2300 лет до нашей эры

Самая первая временно победившая народная революция в истории человечества зафиксирована в шумерском городе-государстве Лагаше аж в 24 веке до н. э., то бишь, более чем 4300 лет тому назад!! Согласно сохранившимся глиняным клинописным табличкам «дети Лагаша» (так поэтично назвали простой народ) восстали против царя и местной знати, которые перегнули палку в политике страшных злоупотреблений, неуёмных поборов и высоких налогов, чем довели людей до полной нищеты. (Ну, прямо как что в «лихие» 90-е, так и в нынешнем 2013 году почти на всем бывшем СССР!!)

Свергнув царя, победивший народ не додумался до того, чтобы учредить республику или хотя бы вернуться к древней форме правления в виде народного собрания. Новым царем стал чиновник и родственник царя Уруинимгина, который толи возглавил восставших, толи каким-то образом примазался к ним позже. Последняя версия, разделяемая рядом историков, и мне кажется наиболее вероятной. В любом случае, Уруинимгина, хотел он того или нет, хотя бы с целью успокоения народа, но сделал ему ряд серьёзных уступок и уменьшил собираемые с него налоги. Знать же поприжал, урезал их права и заставил немного раскошелиться, правда, не слишком сильно, но даже этим довел местную элиту до полного бешенства.

Последняя стала интриговать, обратилась за помощью к иностранным державам, напугала их опасностью распространения реформ и спровоцировала против города Лагаша войну коалиции нескольких других шумерских городов. В результате Лагаш в неравной войне потерпел поражение. Всё вернулось на круги своя, только масса народу при этом погибла.

  1. Древний Египет, примерно 2183-2152 года до нашей эры

В конце периода так называемого Древнего Царства при фараоне Меренра II Немтиемсафе, правившем приблизительно в 2184 — 2183 годах до нашей эры после более чем 1300 летней истории с момента образования первых египетских государств и примерно спустя 800 лет после образования единого Египта (точная дата и того и другого историкам неизвестна, слишком давно это было!!) страна была в глубоком кризисе. Как бывшие советские республики по сравнению с СССР, так и тогдашний Египет по сравнению с легендарными временами – тень былого величия. Строительство пирамид и другие достижения остались в далёком прошлом. Провинции, или «номы», очень похожие на феодальные княжества, возглавляемые крупными чиновниками, фактически превратившихся в князей (прямо как нынешние российские, или там украинские и др. губернаторы и национальные Президенты!!), получили большую автономию, близкую к полной независимости. Центральная власть сильно ослабла, впала в политическую и хозяйственную импотенцию (опять же аналогия с современностью бывших советских республик очевидна!!) и уже не могла толком контролировать проведение сельхозработ, строительство каналов, сбор налогов, следить за деятельностью большого количества государственных мастерских и так далее. В Египте начались неурожаи и голод. Массово появились разбойничьи шайки, они же первые в мировой истории народные партизанские отряды. Потом в столице Мемфисе случился народный бунт, переросший в восстание, которое быстро победило. Судьба фараона неизвестна, возможно, он был убит восставшими. Этот период историкам известен очень скудно. Сохранилось лишь несколько письменных источников, которые события описывают поверхностно и предвзято, полностью осуждая восставших. В достаточно известной историкам древней книге «Поучения Ипусера» спустя примерно 500 с хвостиком лет после восстания чиновник Ипусер пишет так: «Смотрите: тот, который не имел своего имущества, стал теперь владельцем богатств. Смотрите: простолюдины страны стали богатыми. Собственники богатств стали неимущими». Одним словом, низы стали верхами, а верхи низами. Как это похоже на строчки «Коммунистического интернационала» спустя почти 4000 лет: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим, кто был ничем, тот станет всем…»!!

Согласно Ипупсеру и другим источникам, бедные убивали богатых только за то, что они богатые. Ну, наверное, не только за это, а потому как у бедняков к «власть и деньги имущим» накопились многочисленные обиды, да еще в условиях тяжёлого кризиса и голода. Что там толком происходило в Мемфисе, документально не зафиксировано, но похоже, что богачей вырезали или разогнали, имущество их разграбили, рабов освободили. Впрочем, рабы тогда составляли меньшинство населения. Так же известно, что власть восставшие имели только в столице и окрестностях. Они так и не смогли организовать сильного правительства. Страна распалась на куски. У восставших не было сил для борьбы с отделившимися провинциями. Местные князья, раздираемые противоречиями, не смогли организовать коалицию для захвата столицы, тем более, что смута расползлась по всему Египту, своих проблем хватало. Но в Египет, воспользовавшись этой смутой, через некоторое время вторглись кочевники с севера и запада. Мемфис интервенты захватили, с жителями города, оказавшим им сопротивление, обошлись весьма сурово. Потом кочевников оттуда всё же выгнало ополчение местных князьков, даже на короткий срок, на 2 года формально восстановили центральную власть, при этом кочевники часть территории северного Египта за собой удержали на долгие годы. Некоторые историки считают, что единство страны вообще тогда не восстановили: последний фараон, точнее фараонша Древнего царства Нейтикерт, - ок. 2152 — 2150, то есть спустя 30 с лишним лет после восстания!!, - это выдуманный и сфальсифицированный спустя столетия в политических целях персонаж. Но, в любом случае, страна от потрясений не оправилась и окончательно распалась на отдельные государства на долгие десятилетия, пока вновь не состоялось объединение в так называемый период Среднего царства. Мемфис же навсегда утратил свое значение столицы и главного города Египта. Таким образом, не смотря на то, что беднякам удалось немного потешить своё самолюбие, устроив хотя бы на части страны богатеям кровавую баню, а так же немного улучшить свою жизнь за счет разграбленного имущества, и для восставших, и для страны эта революция вышла боком. Скорее всего, Древний Египет и без революции распался бы, но всё же, шанс сохранить единство был. А так как случилось – уже без всяких шансов. И опять погибла масса народу.

Продолжение следует

Римский сенатор Катон заканчивал все свои речи ВНЕ ЗАВИСИМОСТИ ОТ СОДЕРЖАНИЯ фразой: «Кроме того, я думаю, что Карфаген должен быть разрушен». По примеру римлянина Катона ВО ВСЕХ СТАТЬЯХ И КОМЕНТАРИЯХ заявляю, что всем бывшим советским республикам требуется: ПРЕЖДЕ ВСЕГО 1. Конфедерация с республиками бывшего СССР со столицей в Киеве, А ТАК ЖЕ 2. Индустриализация 3. Справедливость.

Подробности:

http://maxpark.com/community/4572/content/1427398

maxpark.com

Переворот II в. и его причины - Рим - Древний мир (до 476г. н.э.) - ИСТОРИЯ

Говорить об экономических и социальных переменах II в. как о перевороте можно только в широком смысле слова. Никакого нового способа производства и никакой новой хозяйственной системы в Италии II в. не появлялось, а только в этом случае можно было бы употреблять термин "переворот". Рабовладельческая система возникла в Италии задолго до II в., а этот век в данном отношении ничего принципиально нового с собой не принес, но во II в. в результате внутреннего развития и под влиянием внешних причин, о которых мы сейчас будем говорить, примитивная еще рабовладельческая система III в. быстро превратилась в развитую систему рабства специфически римского типа. В связи с этим и весь социально-экономический строй Италии испытал глубокие изменения. Он также принял своеобразную форму, которую мы нигде в другом месте не встречаем в древности - ни на Востоке, ни в классической Греции, ни в эллинистическом мире. В этом и только в этом смысле можно говорить о перевороте II в. Это - не революция, это - большие количественные изменения, связанные с глубокими качественными сдвигами в области хозяйства и социальных отношений.

Сущность этих изменений в экономике можно свести к следующим трем моментам: 

1) полное развитие рабства как хозяйственной системы, 2) рост крупного землевладения и упадок мелкой земельной собственности, 3) огромное развитие денежно-ростовщического и торгового капитала. 

Этими моментами обусловливались и соответствующие социально-политические явления: 

1) огромное увеличение количества рабов и ухудшение их положения, 2) пауперизация и пролетаризация крестьянства, 3) образование городского люмпен-пролетариата, 4) рост всадничества и формирование новой демократии.

Новые явления в экономике II в. и порожденные ими общественные перемены, с одной стороны, были естественным следствием внутренней эволюции рабовладельческого хозяйства Италии; с другой стороны, они никогда не получили бы такого выражения, а вся римская хозяйственная и социальная система не приобрела бы своей специфической формы, не будь внешнего фактора в виде больших римских завоеваний III - II вв. Эти завоевания сами были вызваны сложным взаимодействием причин, начиная с жадной тяги римского крестьянина к каждому куску плодородной земли в ранний период и кончая агрессией зрелой рабовладельческой системы во II в. Но раз возникнув, римская военная экспансия, сначала примитивная, затем все более сложная, сама начала играть роль решающего фактора в экономике Италии и всего средиземноморского мира. Римские завоевания, порожденные экономикой, в свою очередь оказали сильнейшее обратное влияние на ту же экономику, ускоряя ее развитие в том самом направлении, в котором она уже развивалась. Так, под воздействием войны окончательно сформировалась рабовладельческая система поздней республики с ее хозяйственными и социально-политическими явлениями. Война всегда играла в жизни Рима решающую роль, и римская социальная система всегда была военной в гораздо большей степени, чем .какая-нибудь другая рабовладельческая система древности. В эпоху поздней республики это выступает всего яснее.

Большие римские войны, начиная с I пунийской, выбросили на невольничьи рынки массы рабов, цены на которых в связи с этим сильно упали. Регул в 256 г. захватил в Африке более 20 тыс. пленных. Фабий Максим при взятии Тарента в 209 г. продал в рабство 30 тыс. жителей. Тиберий Семпроний Гракх после покорения в 177 г. внутренних, областей Сардинии в посвятительной надписи Юпитеру заявлял, что он убил и взял в плен более 80 тыс. человек. Во время разграбления Эпира в 167 г. было продано в рабство 150 тыс. человек, Сципиону Младшему в Карфагене сдалось 50 тыс. человек и т. д. Наши источники отмечают только крупные цифры. А сколько людей попало в рабство во время более мелких войн в Цизальпинской Галлии, Иллирии, Испании, Македонии, Греции! Если бы мы могли подсчитать их общее количество, оно измерялось бы миллионами. Легко себе представить, как этот поток дешевых рабов стимулировал развитие рабства во всем Средиземноморье, и особенно в Италии.

Каждая победоносная война сопровождалась поступлением в Рим огромных ценностей в виде контрибуций и военной добычи: после I пунийской войны римское казначейство получило 3,2 тыс. серебряных талантов, после II - 10 тыс.; Филипп V должен был заплатить 1 тыс. талантов, Антиох III - 15 тыс., и т. д. После своего триумфа над Карфагеном в 201 г. Сципион Африканский внес в казначейство 133 тыс. фунтов серебра, а каждому из своих воинов роздал по 400 ассов. Триумф Эмилия Павла, победителя при Пидне, длился три дня.

"Первого дня, - пишет Плутарх, - едва хватило, чтобы на 250 колесницах провезти перед народом захваченные на войне статуи, картины и колоссальные изваяния, которые представляли поразительное зрелище. На следующий день на множестве телег провезли наиболее отличающиеся великолепием и драгоценностью македонское оружие и доспехи... За этими телегами следовали 3 тыс. человек, несших серебряную монету в 750 сосудах, из которых каждый вмещал серебра весом в три таланта и покоился на плечах четырех человек... Далее шли люди с сосудами, полными золотой монеты весом в три таланта каждый, подобно сосудам с серебром. Всех сосудов было 77. За ними несли священную чашу весом в 10 талантов из золота, украшенную драгоценными камнями".

По самым скромным подсчетам в начале II в. из одной Испании за 6 лет было вывезено около 200 тыс. римских фунтов серебра (около 65 тыс. кг) и 5 тыс. фунтов золота (около 1,6 тыс. кг).

В 189 г. после битвы при Магнезии римляне захватили 1230 слоновых клыков, 234 золотых венка, 137 тыс. фунтов серебра, 224 тыс. серебряных греческих монет, 140 тыс. македонских золотых монет и большое количество золотых и серебряных сосудов.

После завоевания обычно начиналось более систематическое ограбление провинций. Каждая провинция облагалась налогами, сбор которых обычно сдавался на откуп, что открывало откупщикам почти неограниченные возможности обогащения. Провинции служили таким же "золотым дном" и для римских наместников и их аппарата. Знаменитый Веррес, бывший пропретором в Сицилии с 73 по 71 г., награбил там 40 млн. сестерций.

Деятельность провинциальных наместников фактически была совершенно бесконтрольной. Правда, после окончания срока их службы можно было жаловаться в сенат. В 149 г. по закону Л. Кальпурния Пизона (lex Calpurnia) была даже учреждена постоянная судебная комиссия по делам о вымогательствах римских магистратов (quaestio repetundarum), но так как члены ее состояли из сенаторов, то они обычно покрывали преступления своих товарищей по сословию. Гай Гракх в 123 г. передал суды в руки всадников. Это несколько обуздало наместников, но зато тот же Гай Гракх ввел откупную систему для сбора налогов с провинций. Это породило такую систему узаконенного грабежа, перед которой поблекли все прежние злоупотребления.

Колоссальная концентрация богатств в Италии вызвала там бурный и в известной степени искусственный подъем экономической жизни. Ценности, выкачиваемые из провинций, вкладывались в сельское хозяйство, торговлю, в откупные и ростовщические операции. Избыток денежного капитала порождал безумную роскошь верхушки правящего класса и накладывал отпечаток нездоровой спекуляции на всю деловую жизнь. Дешевый хлеб из Сицилии и Африки убивал мелкое крестьянское хозяйство, содействуя таким путем концентрации земельной собственности. Так римские завоевания III - II вв. ускорили превращение Италии в страну классического рабства и наложили своеобразную печать на италийскую хозяйственную систему.

Обострение социальных противоречий

К середине II в. социальные противоречия в римском государстве достигли огромной остроты. Основным среди них было противоречие между рабами и рабовладельцами. К моменту окончания первого, самого крупного тура римских завоеваний огромные массы рабов оказались сконцентрированными в Италии, Сицилии, Малой Азии и других областях Средиземноморья. Большинство этих рабов были военнопленные, живо помнившие недавнюю свободу и с тем большей ненавистью относившиеся к своему теперешнему положению. Это был горючий материал, готовый вспыхнуть от любой искры.

Вторым важным противоречием, хотя и не антагонистического характера, было противоречие между имущими и неимущими рабовладельцами. Под последними нужно понимать пеструю массу пауперов и пролетариев начиная с крестьян, умирающих с голоду на своих карликовых наделах, и кончая городскими люмпен-пролетариями. Эта свободная беднота была римскими гражданами, т. е. частью рабовладельческого коллектива, фракцией класса рабовладельцев. Однако материальное положение этой бедноты толкало ее на борьбу с богатыми и тем самым объективно приводило в один лагерь с рабами.

К этому нужно прибавить в целом менее существенное, но иногда имевшее большое значение противоречие между нобилитетом (сенаторами) и всадниками, о чем мы говорили выше.

Наконец, было еще одно противоречие, игравшее в гражданских войнах крупную роль: противоречие между гражданами и негражданами (провинциалами, союзниками и проч.). Оно было очень сложным, потому что как среди граждан, так и неграждан были и богатые собственники, и крестьяне, и люмпен-пролетарии. Здесь выступал запутанный клубок отношений, переплетавшихся друг с другом. Однако существовало некоторое общее противоречие между правящей римской общиной как коллективом эксплуататоров и находящейся вне этой привилегированной организации массой неграждан.

Что такое гражданские войны? Их периодизация

Римляне употребляли термин "гражданские войны" не в том смысле, в каком употребляем его мы. Они называли "гражданскими войнами" в точном значении слова только вооруженную борьбу между римскими гражданами. Так, например, борьба между Марием и Суллой, Цезарем и Помпеем была гражданской войной. Но восстание италиков 91 г. не считалось таковой: это была "союзническая война". Точно так же не считались гражданскими войнами восстания рабов: это были "невольничьи войны". Мы же употребляем термин в более широком смысле, называя "гражданской войной" всякую классовую борьбу, принимающую характер вооруженной борьбы. В таком понимании мы будем употреблять термин "гражданская война" применительно и к римской истории.

Чем же были гражданские войны в Риме? Как определить в терминах марксистской исторической науки тот ряд острых социальных конфликтов, который растянулся более чем на сто лет и привел к падению республики? В современной научной литературе гражданские войны II - I вв. часто называют "революцией". Однако такая терминология основана на неточном, слишком широком употреблении слова "революция". В марксистско-ленинском понимании этот термин должен включать в себя следующие основные моменты (независимо от того, была ли революция завершена): вооруженное восстание, захват политической власти и смена способа производства. К этим трем признакам необходимо добавить еще один: революция не может происходить тогда, когда тот общественный строй, против которого она направлена, находится в периоде своего роста или расцвета. Революция в точном понимании этого слова может начаться только тогда, когда созрели объективные и субъективные предпосылки крушения данной общественно-экономической формации, т. е. когда она уже находится в стадии своего упадка. Всякое же движение, падающее на восходящую кривую данной формации, хотя бы оно и носило характер вооруженной борьбы против существующего строя во имя более высокой системы общественных отношений, не может считаться революцией. Это - революционное движение, но еще не революция.

Если с этой точки зрения мы подойдем к гражданским войнам II - I вв., то в них как раз отсутствует четвертый признак революции: они происходили в эпоху высшего расцвета римской рабовладельческой системы. Поэтому, даже оставляя в стороне сложный вопрос о том, в какой мере в гражданских войнах были налицо три первых признака, мы не имеем права называть их "революцией". О подлинной революции можно говорить только в эпоху поздней империи. Это была революция рабов и колонов, которая вместе с варварским завоеванием положила конец античному обществу.

Гражданские войны II - I вв. были мощным революционным движением, направленным против всей системы социально-политических отношений, сложившихся во II в. Это были восстания рабов против господ, движения крестьян за землю, восстания италиков и провинциалов за гражданские права, борьба всадников с сенаторами за политическую власть. Но все эти революционные движения не могли перерасти в революцию, были подавлены и своим конечным результатом имели только переход к новой политической системе - к системе империи.

Периодизация гражданских войн определяется тем, что они тянулись не сплошным потоком, а прерывались более или менее длительными промежутками реакции. Таким образом, гражданские войны состояли из нескольких крупных взрывов революционного движения, которые каждый раз охватывали значительную часть римской державы. Таких больших революционных кризисов было четыре.

Первый падает на 30-е и 20-е годы II в. К нему относятся: первое восстание рабов в Сицилии, восстания рабов и бедноты в Малой Азии и во многих других местах и, наконец, движение Гракхов.

После этого -наступает период реакции, длившийся около 15 лет В конце II в. разражается второй кризис: новые восстания рабов в Сицилии и в других районах, происходящие одновременно с нападением варваров на северные границы Италии а также острая вспышка революционно-демократического движения в самом Риме.

За реакцией 90-х годов следует новый подъем революционного движения: союзническая война, восстание восточных провинций и борьба между аристократией и демократией в Италии.

Диктатура Суллы (82 - 78 гг.) означает короткий период реакции, после которого разражается грандиозный кризис 70-х годов: испанское восстание Сертория и восстание италийских рабов под руководством Спартака. Это был самый высокий подъем революционной волны. Далее революционное движение постепенно идет на убыль, а политическая борьба окончательно вырождается в борьбу за диктатуру между фракциями класса рабовладельцев и отдельными лицами (Цезарь и Помпей, Октавиан и Антоний).

www.digtime.ru