История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Мифы и религия древнего Египта Миф, как объяснение явлений мира. Религии и мифы древнего египта


Мифы и религия древнего египта миф как объяснение явлений мира - Документ

Мифы и религия древнего Египта

Миф, как объяснение явлений мира.

Миф, в нашем понимании, это есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и мировосприятия человека, ещё не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и соответственной техники логических умозаключений.

Человеку с самого начала его существования приходилось воспринимать различные импульсы из вне и в процессе своей жизненной деятельности реагировать на окружающее.

Когда целеустремлённое, но бессознательное действие встречает препятствие, возникает эмоциональная реакция. Естественный для живого существа перебор проб и ошибок у человека происходит в области воображения. Если успех недостижим, возникают фрустрация и различные заменители удовлетворения. Таким заменителем могу быть агрессия, или иная форма адаптации к возникшей ситуации, включая какое либо её объяснение «в пользу » субъекта - рационализацию, сублимацию.

Однако человеку, поскольку он был Homo Sapiens, приходилось, также с самого начала своего существаования, не только воспринимать известные сигналы из мира и непосредственно реагировать на них (причём реагировать одновременно практически и эмоционально), но, кроме того, и пытаться усвоить связи воздействовавших на него начал мира то есть, оценивать их, воспринимать их как ценность или антиценность.

Итак, сталкиваясь с некоторыми явлениями мира, человек не только испытывает известные эмоции, но и сознательно осмысляет его.

Древний миф был не только попыткой понять и прочувствовать мир, и не только и столько метафорой, передающей её закономерности, но часто и попыткой воздействовать на мир с помощью вытекающих из мифологических, метафорических ассоциаций магических действий, которые тогда казались в определённых областях жизни равноценными средствам рациональным. Поэтому и в верованиях и в культе - как дома, так и в храме - наиболее важную роль играл магический ритуал. [3]

Миф - это умственный и словесный след не только того, о чём думал, полагал, верил и что чувствовал древний человек, но и того, как он думал. Но прежде чем анализировать то о чём он думал, и как он думал, полезно представить себе, каков он был, как и в каких условиях жил. Само понятие «миф » принадлежит позднейшему времени, а древний человек не делал различия между действительным и иллюзорным познанием.

Кажущаяся алогичность, произвольность мифологической фантазии, надо полагать, объясняется именно тем, что осмысление и обобщение явления мира происходят в мифе по семантическим эмоционально-ассоциативным рядам. Так, по семантическим рядам в египетском мифе Солнце, с одной стороны, золотая птица - сокол, парящая в небе, а с другой - глаз бога, охраняемый священной змеёй (семантический ряд «глаз - источник - вода - змея »), скрещивающийся с рядом по иному семантическому ряду, хлеб вырастает из мёртвого тела бога.

Дабы выразить мысль, что небо представляет собой свод и кровлю, опирающуюся на четыре точки горизонта, и одновременно, что оно - нечто, каждый день рождающее солнце, а также звёзды и луну, а в то же время нечто такое, по чему солнце движется ежедневно из конца в конец, можно было сказать, что небо - корова на четырёх ногах, женщина рождающая солнце, и река - по которой плывёт солнце. Это достаточно выражало представление, которое надо было передать, и никто не смущался тем, каким образом небо может быть одновременно коровой, женщиной и рекой, ибо все ясно чувствовали, что на самом деле небо - нечто иное, чем корова, женщина или река. Сравнение, толкование, само наименование предмета или явления воспринималось как нечто неразделимое и вещественное, например имя - как вещественная часть именуемого.

Поэтому не нужно удивляться, что древний египтянин мог приносить небу жертвоприношения и как божественной корове, и как женщине (богине).

Против нашего понимания «небесной коровы » выдвигается возражение такого рода: соответствующие изображения и тексты относятся уже к Новому царству Египта, то есть ко времени уже несомненной идеологизации египетской религии, и сам факт совмещения разных мифов, кодирующих, в сущности, один и тот же феномен, может быть проявлением уже идеологизированного религиозного мышления. [1]

Мифы, слагавшиеся некогда в долине Нила, сохранили нам ценный материал для изучения идеологии древнеегипетского рабовладельческого общества. Они исключительно интересны не только для истории египетской религии, но являются одним из источников для исследования всей культуры Египта. Так, без знакомства с дошедшими до нас записями подобных сказаний мы не сможем составить полной картины египетской литературы, ибо именно мифология была источником ряда литературных произведений. Привлечение мифологического материала необходимо и при исследовании отдельных вопросов истории Египта, в особенности древнейших ее периодов, и для понимания ряда проблем египетского искусства.

Однако значение египетских мифов этим не ограничивается: они дают ценный материал и для сравнительного изучения религиозных представлений на древнем Востоке, и для исследования идеологии греко-римского мира. Бесспорно значение древнеегипетских мифов и для истории возникновения и развития христианства. Происхождение многих элементов христианской догматики, мифологии, иконографии и ритуала, в том числе пасхальной и рождественской обрядности, иконографии «Страшного суда», богоматери и ряда святых - все это осталось бы непонятным без привлечения соответствующего материала из области истории египетской религии и, в частности, мифов.

Трудности в изучения египетских мифов, вызываемые неполнотой материала, увеличиваются, с другой стороны, его крайним разнообразием. Кроме непосредственных записей самих мифов, главнейшими источниками для изучения египетской мифологии служат различные религиозные тексты. Наиболее значительными из них являются так называемые Тексты Пирамид, - древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий (XXVII-XXV вв. до н. э.), затем Тексты Саркофагов, представляющие собой дальнейшее развитие Текстов Пирамид и сохранившиеся на саркофагах XXII-XIX вв. до н. э., и, наконец, Книга Мертвых - сборник текстов, образовавшийся на основе заупокойных ритуалов с сокращением части древних изречений и с добавлением новых глав и песнопений. В ряде случаев очень существенный материал дают религиозные гимны, в которых иногда встречаются изложенные в поэтической форме целые отрывки различных мифов. Не меньшее значение имеют и заговоры, заклятия и другие магические тексты, так как в основе их обычно лежат эпизоды из сказаний о богах, при помощи уподобления которым надеялись обеспечить благополучные исходы болезней или предохранить себя от несчастий. Крайне важны и ритуалы храмовые и заупокойные, содержащие множество ценных сведений.

Однако все эти разнообразные источники относятся к различным временам. Более чем трех тысячелетнее развитие египетской культуры привело, естественно, к тому, что одни и те же явления нередко истолковывались по-разному, сначала - в зависимости от времени, места и среды их возникновения, позже - уже в классовом рабовладельческом обществе, в зависимости от среды, в которой бытовали сказания, или от тех социально-политических целей, в которых они использовались. [2, 13]

Возникновение религии.

Религия Древнего Египта как идеологическая надстройка.

Причиной возникновения религии является, как известно, бессилие первобытного человека перед грозными для него силами природы. Человек тогда был совершенно подавлен трудностями борьбы с природой за свое существование, и поэтому понятно, что при крайне неразвитом производстве эпохи господства первобытно - общинного строя существовала почти полная зависимость человека от сил природы, которых он не понимал и пытался объяснять их себе фантастическим образом, что и привело к сложению наивных религиозных представлений.

Египетская религия - явление не только хронологически протяженное, но и многоаспектное. Это фетишизм и тотемизм, политеизм и монотеистическое мышление, теогония и космогония, культ, необычайно разнообразные и противоречивые мифы, не менее разнообразные и противоречивые представления о загробной жизни, это проблемы взаимодействия религии с этикой, наукой и искусством, организации клира и его положения в обществе, обожествления фараона и т. д. Все эти аспекты с течением времени, естественно, видоизменялись и порой весьма существенно.

Египетская религия, как и всякая другая, является идеологической надстройкой над материальным базисом общества. Возникновение и развитие религии - исторический процесс, а не «волюнтаристский акт ». Религия, как и всякая идеология, раз возникнув, приобретает известную, порой даже большую самостоятельность по отношению к базису. Вспомним, что идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой. Но если религия в своем развитии совершенно отрывается от базиса, она либо вырождается и исчезает, либо ходом истории, так или иначе приводится в соответствие с базисом.

Иначе говоря, религия - это первое мировоззрение человека. Вполне понятно, что с религией теснейшим образом связаны первые шаги человека в любой отрасли знания и искусства, ибо и знание, и искусство были чисто эмпирические и над любой практической деятельностью человека господствовали религиозные воззрения.

Однако не только силы природы, но очень скоро, еще даже в пределах первобытного общества, в религиозных представлениях наряду с силами природы, выступают также и общественные силы, - силы, которые противостоят человеку и так же чужды и первоначально так же необъяснимы для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с такой же кажущейся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь также и общественные атрибуты и становятся представителями исторических сил». [2, 13]

Идеологическое воздействие храма, мифа, обряда, жертвоприношения, жреческого авторитета на население (нельзя сказать на «верующее население », потому что неверующих не было) имело в древнейшие периоды истории Ближнего Востока совсем иной характер, чем в поздних религиях. Само собой понятно, что религия освящала существующий порядок. Иначе и быть не могло, хотя бы потому, что во главе всех культов стоял правитель государства. Но это не могло быть иначе ещё и потому, что при медленности общественного развития того времени мысль об общественных переменах вообще никому не приходила в голову. Египетская мифология эпохи Древнего царства «III тыс. лет до н. э». насквозь пронизана идеологией жёсткой стратификации общества деспотической царской власти. Наиболее важные культы здесь это, во-первых, культ мёртвого царя - вождя и мёртвого бога плодоносящей земли - Осириса и, во-вторых, солнечный культ. Очень разнообразны локальные пантеоны.

Итак, вера не только освящала и отражала существующий порядок, сколько сама была неотъемлемой частью этого порядка. Отказаться от совершения тех или иных действий, предписываемых культом, показалось бы столь же нелепым, как отказаться от того, чтобы есть, пить, рожать детей и возделывать землю. [3]

Развитие производительных сил и производственных отношений, постепенное накопление опыта, освоение технических навыков и изобретений, изменения в общественных отношениях - все это влекло за собой и соответственное отражение в религиозных представлениях. Развитие этих сил, приведшее к тому, что в долине Нила первобытнообщинный строй сменился рабовладельческим государством, в некоторой степени уменьшило зависимость человека от сил природы, но зато оно в еще большей степени связало его растущим социальным гнетом, что и нашло свое выражение в религии. Верования, существовавшие во времена древнеегипетской рабовладельческой деспотии, коренным образом отличались от представлений жителей долины Нила эпохи первобытно - общинного строя. Источники показывают, как в итоге длительного развития, на основе местных культов, сохранившихся и на протяжении всей последующей истории древнего Египта, возникали культы общегосударственные. В руках господствующей рабовладельческой верхушки общества религия стала могучим идеологическим орудием угнетения народных масс и укрепления авторитета этой верхушки и в первую очередь авторитета выразителя ее интересов - фараона, который был провозглашен «сыном по плоти» верховного бога солнца Ра. Всему этому способствовало выделение жречества, появление множества храмов с установившимися ритуалами и сложными богословскими системами.

В образах многочисленных богов отразились теперь уже в иной форме и олицетворения сил природы, и олицетворения общественных сил. Взаимоотношения богов строились по примеру взаимоотношений земных. Во главе богов отныне стоит верховное божество, явно отражающее в себе черты земного владыки - фараона. Почитавшиеся в различных центрах Египта боги, сохраняя господствующее значение в своем собственном городе, в то же время получают особые функции в официальном культе верховного божества. Так, бог города Шмуну Тот становится писцом верховного бога солнца Ра, боги Онурис и Гор - его могучими защитниками и т. д. Соответственно изменяются древние мифы и слагаются новые.

Многобожие Египетской религии.

По всей видимости, в Египте не было единой религии. В каждом номе и городе был собственный пантеон богов. Но Великий пантеон богов в разных формах почитали везде. Эннеада - изначальная девятка богов, древнейшая известная нам космогоническая система.

Атум символизирует первоначальное и вечное единство всего сущего. Согласно гелиопольскому сказанию, Атум, создавший сам себя, возник из первобытного хаоса - Нуна вместе с первозданным холмом. Сам себя оплодотворив, родил, выплюнув изо рта богов-близнецов воздух Шу и влагу Тефнут. Рука Атума - богиня Хатор (Небо). Двойная корона на голове означает власть над Верхним и Нижним Египтами. В Мемфисе Атума отождествляли с Птахом. Причем Птах, создавший богов, предварительно задумал свое творение в сердце и назвал их имена своим языком. Птах творил мыслью и словом.

Появление детей у Атума влечет появление двойственности. Тефнут и Шу породили Геба - бога Земли и Нут - богиню неба, после чего Шу их разделил. Данная интерпретация полярности неба и земли особенность только египетской мифологии. Во всех других известных мифологических системах Земля имеет женское начало, а небо - мужское. Прежде чем Шу разъединил своих детей, у них родились Исида и Нефтида, Осирис и Сет. Каждый бог эннеады держит в правой руке символ жизни - анх, а в левой - символ власти уас. Причем мужские фигуры находятся в движении слева направо. [10]

Отличительной особенностью египетской религии был культ животных. Многие божества изображались с головами животных или птиц на человеческих телах, в храмах жили «живые боги», считавшиеся священными: животные, птицы, змеи. Таких животных и птиц после смерти бальзамировали и хоронили в особых гробах на специальных кладбищах. Эту особенность египетской религии следует рассматривать в свете столь характерного для египетской культуры сохранения ряда пережитков таких явлений, которые возникли еще на предыдущих, порой весьма отдаленных этапах общественного развития, что было обусловлено известной застойностью, свойственной древневосточным рабовладельческим обществам. Причины такой застойности были заложены в самих основах хозяйства этих обществ; в областях искусственного орошения, при существовавшем тогда уровне производительных сил, было необходимо применение простейшей кооперации, которая способствовала длительному сохранению косной восточной соседской общины, не дававшей простора для более полного развития производительных сил.

Нисколько не пренебрегая научными реконструкциями генезиса и древнейшего состояния египетской религии, в интересах полной объективности целесообразно начать ее описание, опираясь на письменные памятники, т. е. со времен Древнего царства. Уже в то отдаленное время египетская религия приобрела в основном все те характерные черты, которые были ей свойственны на всем дальнейшем протяжении ее существования. Это, конечно, не означает, что она не подвергалась изменениям. Но изменения эти не носили такого характера, который мог бы привести к качественно иному состоянию.

Типологически религия древнего Египта относится к тем религиям, которые характерны для древнейших классовых обществ, именно поэтому в египетский пантеон входили и не египетские боги - например, семитские божества Кадеш, Аштарта, Решеп и др.

Очень важно подчеркнуть, что государственной религии, в нашем понимании, в Египте никогда не было, как не было и единой церковной организации. В связи с этим не существовало обязательных для всей страны религиозных догматов, не наблюдалась унификация религиозных воззрений. Египетская религия представляет собой очень сложный феномен, соединение часто противоречивых, а порой и взаимоисключающих верований, возникших в разные времена и в разных частях страны. Было бы несправедливо утверждать, что древние египтяне не ощущали этих противоречий. Наука располагает безусловными доказательствами того, что жреческие коллегия крупных религиозных центров, таких, как Гелиополь, Гермополь, Мемфис, Фивы и др., стремились как-то упорядочить исторически возникшее хаотическое нагромождение религиозных верований и воззрений. Но осуществить это им так и не удалось. По-видимому, отсутствие последовательности, психологическая невозможность отказаться от древних религиозных взглядов, даже если они противоречат новым плодам теологического творчества, глубокая приверженность традициям в высшей степени характерны для религии вообще и египетской в частности.

Мировозрения древних египтян в разные эпохи.

В период Древнего царства (28 - 23 в. до н. э.) Египет является крупным государством, распространявшим своё влияние на области Синайского полуострова, южную Палестину и Нубию. Именно в этот период, унаследовавший многое от более ранних эпох: каменные орудия, культурную особенность составляющих Египет областей с их пёстрым сонмом богов, магию, почитание животных, растений, сокральных предметов и т. д. - выявляется целый ряд особенностей египетской культуры, которые сохраняются до конца эпохи фараонов. И одной наиболее её ярких черт стало причудливое сочетание «первобытности » со сложным и зрелым мировосприятием, отличающим высокоразвитую цивилизацию.

Эпоха Древнего царства воспринималась самими египтянами как время могущественных царей и несравненных великих мудрецов - полубога Имхотепа и Джедефхора, Кагемни и Птаххотепа, как золотой век египетской культуры.

Свою цивилизацию египтяне изначально считали созданной богами. Согласно хронологии Манефона, основанной на священных текстах, до земных царей Египтом правили боги, затем - полубоги. В «Мемфисском богословском трактате », творении жрецов Птаха, восходящим к эпохе Древнего царства, сказано: «Умиротворился Птах, создав все вещи и божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, поместил богов в их святилища, учредил их жертвоприношения, основал их храмы, сотворил их тела ради умиротворения их сердец ».

Существование государства не мыслилось египтянам без Маат - божественного Порядка и Истины. Боги-творцы уничтожают изначальный хаос, и в созданном ими человеческом обществе выступают в роли восстановителей всеобщей гармонии Маат. Подобно богам царь также должен стремиться «утвердить Маат на месте беспорядка «. («Тексты Пирамид»).

Порядок часто понимается как правопорядок, справедливость: боги и цари - как владыки и учредители законов. Не случайно египетские визири, начиная с эпохи Древнего царства, выступают в роли жрецов истины, что соответствовало их судейским обязанностям. Понятие Маат становится центральным в египетской этике. Одно из древнейших известных нам поучений - «Премудрость Птаххтепа «(V династия) - провозглашает Маат принципом, на котором строятся правильные человеческие взаимоотношения: «Велика справедливость, и превосходство (её) непоколебимо, неизменна (она) со времён Осириса, и карают преступающего законы. «

Боги для древних египтян - не только творцы городов, номов, правителей, собственного культа, порядка и законов, но и создателей ремёсел и искусств, письма и счёта, науки магии. Иероглифическое, то есть священное, письмо понималось как «слово бога «, и важнейшая роль здесь принадлежала богу мудрости Тоту. Владыке слова бога, создателю письменности, покровителю литературы и писцов. Сооружение пирамид, этих гигантских усыпальниц - яркое свидетельство того, сколь велика была в Египте вера в особую божественную силу царя, распространявшуюся на подданых и после его смерти. Бог Благой (или Добрый) при жизни, бог Великий посмертно, царь является сосредоточением религиозной жизни, и от его земного благополучия и загробного блаженства, по представлениям египтян, зависела судьба страны.

В конце 5 династии в пирамиде царя Унаса впервые высекаются формулы царского заупокойного ритуала и связанных с ним представлений - «Тексты пирамид «, пронизанные идеей бессмертия и могущества царя, полагающегося теперь на вечность слова, запечатлённого в камне. Из заупокойных текстов Осириса известен как царь загробного мира, вершитель посмертной судьбы каждого египтянина на суде богов. [4]

Ни один другой народ древности не уделял столь пристального внимания загробному миру, как египтяне, для которых смерть была продолжением жизни. О смысле бытия жители Древнего Египта высказались бы примерно так: «Ты живешь, чтобы умереть. И умираешь, чтобы жить». Смерть была для египтян продолжением земного существования, умерший человек, считали они, имеет те же потребности и желания, что и живущий. Гробницу, «дом вечности», обустраивали так, чтобы там всего было в достатке. А для будущего воскрешения человека необходимо было сохранить его тело - то есть мумифицировать.

Изощренную процедуру бальзамирования описал еще Геродот, побывавший в Египте в V веке до нашей эры. Первым делом удаляли крюком через ноздри часть мозга, его остаток растворялся специальными составами. После этого из тела извлекали внутренности - легкие, печень, желудок, кишки. Их тоже бальзамировали и помещали в специальные каменные сосуды - «канопы». Брюшная полость очищалась растертыми специями и пальмовым вином, после чего заполнялась растолченной миррой и другими благовониями. Наконец тело зашивали и, судя по некоторым признакам, засыпали природной содой - натроном, которая вытягивала остатки жидкости.

Процесс бальзамирования продолжался около семидесяти дней. После этого тело в последний раз обмывали и обматывали льняными бинтами, которые пропитывали смолами и благовониями для лучшей сохранности мумии. Под эти бинты клали амулеты, призванные защитить покойного на сложном пути в потусторонний мир. Пальцы, руки и ноги пеленались отдельно, а иногда на пальцы даже надевали золотые футляры.

По рисункам на гробницах сановников и жрецов из Фив (1500-1000 годы до нашей эры) мы можем представить себе, как выглядела траурная процессия в Древнем Египте. Ее непременно сопровождали плакальщицы - специально нанятые девушки и женщины, которые издавали пронзительные вопли и рычания, рвали на себе волосы и посыпали голову песком. Слуги несли за гробом различные погребальные принадлежности: ложе, стулья, подголовники, сандалии, отделанные драгоценными камнями сундуки с одеждой, алебастровые сосуды, наполненные косметикой, украшения и даже настольные игры. У гробницы перед мумией совершали «ритуал отверзания уст и очей»: жрец прикасался к глазам, носу, ушам и рту усопшего особым жезлом в виде крюка. Этот магический обряд предназначался для того, чтобы органы чувств покойного обрели новую жизнь, и он мог и дальше видеть, слышать, обонять, есть и пить, то есть жить. Все это сопровождалось заклинаниями, которые произносил жрец-чтец. Потом наступал черед заупокойной службы; проводили ее специально обученные жрецы. В ходе этой церемонии внутрь гробницы помещались жертвенные дары: мясо, дичь, овощи, виноградные гроздья, хлеб, пиво или вино - чтобы усопший мог питаться. Правда, лишь символически - ведь египтяне вряд ли на самом деле верили, будто покойник станет есть эти дары. За него это делали жрецы - в счет вознаграждения за свои труды.

Религиозная идея мумификации умерших восходит к мифу об Осирисе - судье мертвых и боге загробного мира. Осирис был на земле коварно убит своим братом Сетхом, расчленившим его тело. Исида, сестра и супруга Осириса, собрала эти части и передала их Анубису, богу бальзамирования. Он мумифицировал Осириса, чтобы тот мог ожить и получить власть над загробным миром, поскольку сохранность мумифицированного тела обеспечивала вечную жизнь.

С образом Осириса связывались понятия о справедливости ещё в период 5 династии. Тогда же заметным становится рост этического элемента в общем контексте религиозной культуры Египта. Поступки и заслуги в земной жизни, уже могут оцениваться как угодные богам и царю в этом мире, и в загробной жизни. В гробничных надписях появляются уверования в том, что умерший был «любим своим отцом и хвалим своей матерью «, что он «подавал хлеб и одежды нуждающимся «. «Я - тот, кто говорит благое и сообщает желаемое. Никогда не говорил я дурного властелину против каких-либо людей, ибо хотел я, чтобы было мне хорошо перед Богом Великим», - повествуют о себе вельможи Хуфхор и Пепинахт. В одном из фрагментов «Книги мертвых » (около 1300 года до нашей эры) изображено как, Анубис, бог бальзамирования с телом человека и головой шакала, ведет усопшего в зал суда, где на троне восседает Осирис. Там же находятся весы. На одну их чашу кладется сердце умершего, а на другую -перо, символ Маат, богини истины и справедливости. Бог письма Тот с головой ибиса записывает результат. Если весы оставались в равновесии, значит, сердце человека «пусто от зла всякого» и ему будет позволено продолжать жизнь в потустороннем мире; однако если перевешивало сердце, отягощенное злом, то умершего проглатывала «пожирательница мертвых» - чудовищная химера с крокодильей пастью, туловищем льва и задней частью бегемота, - и он умирал во второй раз, уже окончательно. [6]

textarchive.ru

Мифы и религия древнего Египта: Реферат

Мифы и религия древнего Египта

Миф, как объяснение явлений мира.

Миф, в нашем понимании, это есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и мировосприятия человека, ещё не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и соответственной техники логических умозаключений.

Человеку с самого начала его существования приходилось воспринимать различные импульсы из вне и в процессе своей жизненной деятельности реагировать на окружающее.

Когда целеустремлённое, но бессознательное действие встречает препятствие, возникает эмоциональная реакция. Естественный для живого существа перебор проб и ошибок у человека происходит в области воображения. Если успех недостижим, возникают фрустрация и различные заменители удовлетворения. Таким заменителем могу быть агрессия, или иная форма адаптации к возникшей ситуации, включая какое либо её объяснение " в пользу " субъекта - рационализацию, сублимацию.

Однако человеку, поскольку он был Homo Sapiens, приходилось, также с самого начала своего существаования, не только воспринимать известные сигналы из мира и непосредственно реагировать на них (причём реагировать одновременно практически и эмоционально), но, кроме того, и пытаться усвоить связи воздействовавших на него начал мира то есть, оценивать их, воспринимать их как ценность или антиценность.

Итак, сталкиваясь с некоторыми явлениями мира, человек не только испытывает известные эмоции, но и сознательно осмысляет его.

Древний миф был не только попыткой понять и прочувствовать мир, и не только и столько метафорой, передающей её закономерности, но часто и попыткой воздействовать на мир с помощью вытекающих из мифологических, метафорических ассоциаций магических действий, которые тогда казались в определённых областях жизни равноценными средствам рациональным. Поэтому и в верованиях и в культе - как дома, так и в храме - наиболее важную роль играл магический ритуал. [3]

Миф - это умственный и словесный след не только того, о чём думал, полагал, верил и что чувствовал древний человек, но и того, как он думал. Но прежде чем анализировать то о чём он думал, и как он думал, полезно представить себе, каков он был, как и в каких условиях жил. Само понятие " миф " принадлежит позднейшему времени, а древний человек не делал различия между действительным и иллюзорным познанием.

Кажущаяся алогичность, произвольность мифологической фантазии, надо полагать, объясняется именно тем, что осмысление и обобщение явления мира происходят в мифе по семантическим эмоционально-ассоциативным рядам. Так, по семантическим рядам в египетском мифе Солнце, с одной стороны, золотая птица - сокол, парящая в небе, а с другой - глаз бога, охраняемый священной змеёй (семантический ряд " глаз - источник - вода - змея "), скрещивающийся с рядом по иному семантическому ряду, хлеб вырастает из мёртвого тела бога.

Дабы выразить мысль, что небо представляет собой свод и кровлю, опирающуюся на четыре точки горизонта, и одновременно, что оно - нечто, каждый день рождающее солнце, а также звёзды и луну, а в то же время нечто такое, по чему солнце движется ежедневно из конца в конец, можно было сказать, что небо - корова на четырёх ногах, женщина рождающая солнце, и река - по которой плывёт солнце. Это достаточно выражало представление, которое надо было передать, и никто не смущался тем, каким образом небо может быть одновременно коровой, женщиной и рекой, ибо все ясно чувствовали, что на самом деле небо - нечто иное, чем корова, женщина или река. Сравнение, толкование, само наименование предмета или явления воспринималось как нечто неразделимое и вещественное, например имя - как вещественная часть именуемого.

Поэтому не нужно удивляться, что древний египтянин мог приносить небу жертвоприношения и как божественной корове, и как женщине (богине).

Против нашего понимания " небесной коровы " выдвигается возражение такого рода: соответствующие изображения и тексты относятся уже к Новому царству Египта, то есть ко времени уже несомненной идеологизации египетской религии, и сам факт совмещения разных мифов, кодирующих, в сущности, один и тот же феномен, может быть проявлением уже идеологизированного религиозного мышления. [1]

Мифы, слагавшиеся некогда в долине Нила, сохранили нам ценный материал для изучения идеологии древнеегипетского рабовладельческого общества. Они исключительно интересны не только для истории египетской религии, но являются одним из источников для исследования всей культуры Египта. Так, без знакомства с дошедшими до нас записями подобных сказаний мы не сможем составить полной картины египетской литературы, ибо именно мифология была источником ряда литературных произведений. Привлечение мифологического материала необходимо и при исследовании отдельных вопросов истории Египта, в особенности древнейших ее периодов, и для понимания ряда проблем египетского искусства.

Однако значение египетских мифов этим не ограничивается: они дают ценный материал и для сравнительного изучения религиозных представлений на древнем Востоке, и для исследования идеологии греко-римского мира. Бесспорно значение древнеегипетских мифов и для истории возникновения и развития христианства. Происхождение многих элементов христианской догматики, мифологии, иконографии и ритуала, в том числе пасхальной и рождественской обрядности, иконографии "Страшного суда", богоматери и ряда святых - все это осталось бы непонятным без привлечения соответствующего материала из области истории египетской религии и, в частности, мифов.

Трудности в изучения египетских мифов, вызываемые неполнотой материала, увеличиваются, с другой стороны, его крайним разнообразием. Кроме непосредственных записей самих мифов, главнейшими источниками для изучения египетской мифологии служат различные религиозные тексты. Наиболее значительными из них являются так называемые Тексты Пирамид, - древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий (XXVII-XXV вв. до н. э.), затем Тексты Саркофагов, представляющие собой дальнейшее развитие Текстов Пирамид и сохранившиеся на саркофагах XXII-XIX вв. до н. э. и, наконец, Книга Мертвых - сборник текстов, образовавшийся на основе заупокойных ритуалов с сокращением части древних изречений и с добавлением новых глав и песнопений. В ряде случаев очень существенный материал дают религиозные гимны, в которых иногда встречаются изложенные в поэтической форме целые отрывки различных мифов. Не меньшее значение имеют и заговоры, заклятия и другие магические тексты, так как в основе их обычно лежат эпизоды из сказаний о богах, при помощи уподобления которым надеялись обеспечить благополучные исходы болезней или предохранить себя от несчастий. Крайне важны и ритуалы храмовые и заупокойные, содержащие множество ценных сведений.

Однако все эти разнообразные источники относятся к различным временам. Более чем трех тысячелетнее развитие египетской культуры привело, естественно, к тому, что одни и те же явления нередко истолковывались по-разному, сначала - в зависимости от времени, места и среды их возникновения, позже - уже в классовом рабовладельческом обществе, в зависимости от среды, в которой бытовали сказания, или от тех социально-политических целей, в которых они использовались. [2, 13]

Религия Древнего Египта как идеологическая надстройка.

Причиной возникновения религии является, как известно, бессилие первобытного человека перед грозными для него силами природы. Человек тогда был совершенно подавлен трудностями борьбы с природой за свое существование, и поэтому понятно, что при крайне неразвитом производстве эпохи господства первобытно - общинного строя существовала почти полная зависимость человека от сил природы, которых он не понимал и пытался объяснять их себе фантастическим образом, что и привело к сложению наивных религиозных представлений.

Египетская религия - явление не только хронологически протяженное, но и многоаспектное. Это фетишизм и тотемизм, политеизм и монотеистическое мышление, теогония и космогония, культ, необычайно разнообразные и противоречивые мифы, не менее разнообразные и противоречивые представления о загробной жизни, это проблемы взаимодействия религии с этикой, наукой и искусством, организации клира и его положения в обществе, обожествления фараона и т. д. Все эти аспекты с течением времени, естественно, видоизменялись и порой весьма существенно.

Рекомендуем ознакомится: http://referator.com.ua

worldunique.ru

Мифы и религия древнего Египта Миф, как объяснение явлений мира - Документ

Мифы и религия древнего Египта

Миф, как объяснение явлений мира.

Миф, в нашем понимании, это есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и мировосприятия человека, ещё не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и соответственной техники логических умозаключений.

Человеку с самого начала его существования приходилось воспринимать различные импульсы из вне и в процессе своей жизненной деятельности реагировать на окружающее.

Когда целеустремлённое, но бессознательное действие встречает препятствие, возникает эмоциональная реакция. Естественный для живого существа перебор проб и ошибок у человека происходит в области воображения. Если успех недостижим, возникают фрустрация и различные заменители удовлетворения. Таким заменителем могу быть агрессия, или иная форма адаптации к возникшей ситуации, включая какое либо её объяснение «в пользу » субъекта - рационализацию, сублимацию.

Однако человеку, поскольку он был Homo Sapiens, приходилось, также с самого начала своего существаования, не только воспринимать известные сигналы из мира и непосредственно реагировать на них (причём реагировать одновременно практически и эмоционально), но, кроме того, и пытаться усвоить связи воздействовавших на него начал мира то есть, оценивать их, воспринимать их как ценность или антиценность.

Итак, сталкиваясь с некоторыми явлениями мира, человек не только испытывает известные эмоции, но и сознательно осмысляет его.

Древний миф был не только попыткой понять и прочувствовать мир, и не только и столько метафорой, передающей её закономерности, но часто и попыткой воздействовать на мир с помощью вытекающих из мифологических, метафорических ассоциаций магических действий, которые тогда казались в определённых областях жизни равноценными средствам рациональным. Поэтому и в верованиях и в культе - как дома, так и в храме - наиболее важную роль играл магический ритуал. [3]

Миф - это умственный и словесный след не только того, о чём думал, полагал, верил и что чувствовал древний человек, но и того, как он думал. Но прежде чем анализировать то о чём он думал, и как он думал, полезно представить себе, каков он был, как и в каких условиях жил. Само понятие «миф » принадлежит позднейшему времени, а древний человек не делал различия между действительным и иллюзорным познанием.

Кажущаяся алогичность, произвольность мифологической фантазии, надо полагать, объясняется именно тем, что осмысление и обобщение явления мира происходят в мифе по семантическим эмоционально-ассоциативным рядам. Так, по семантическим рядам в египетском мифе Солнце, с одной стороны, золотая птица - сокол, парящая в небе, а с другой - глаз бога, охраняемый священной змеёй (семантический ряд «глаз - источник - вода - змея »), скрещивающийся с рядом по иному семантическому ряду, хлеб вырастает из мёртвого тела бога.

Дабы выразить мысль, что небо представляет собой свод и кровлю, опирающуюся на четыре точки горизонта, и одновременно, что оно - нечто, каждый день рождающее солнце, а также звёзды и луну, а в то же время нечто такое, по чему солнце движется ежедневно из конца в конец, можно было сказать, что небо - корова на четырёх ногах, женщина рождающая солнце, и река - по которой плывёт солнце. Это достаточно выражало представление, которое надо было передать, и никто не смущался тем, каким образом небо может быть одновременно коровой, женщиной и рекой, ибо все ясно чувствовали, что на самом деле небо - нечто иное, чем корова, женщина или река. Сравнение, толкование, само наименование предмета или явления воспринималось как нечто неразделимое и вещественное, например имя - как вещественная часть именуемого.

Поэтому не нужно удивляться, что древний египтянин мог приносить небу жертвоприношения и как божественной корове, и как женщине (богине).

Против нашего понимания «небесной коровы » выдвигается возражение такого рода: соответствующие изображения и тексты относятся уже к Новому царству Египта, то есть ко времени уже несомненной идеологизации египетской религии, и сам факт совмещения разных мифов, кодирующих, в сущности, один и тот же феномен, может быть проявлением уже идеологизированного религиозного мышления. [1]

Мифы, слагавшиеся некогда в долине Нила, сохранили нам ценный материал для изучения идеологии древнеегипетского рабовладельческого общества. Они исключительно интересны не только для истории египетской религии, но являются одним из источников для исследования всей культуры Египта. Так, без знакомства с дошедшими до нас записями подобных сказаний мы не сможем составить полной картины египетской литературы, ибо именно мифология была источником ряда литературных произведений. Привлечение мифологического материала необходимо и при исследовании отдельных вопросов истории Египта, в особенности древнейших ее периодов, и для понимания ряда проблем египетского искусства.

Однако значение египетских мифов этим не ограничивается: они дают ценный материал и для сравнительного изучения религиозных представлений на древнем Востоке, и для исследования идеологии греко-римского мира. Бесспорно значение древнеегипетских мифов и для истории возникновения и развития христианства. Происхождение многих элементов христианской догматики, мифологии, иконографии и ритуала, в том числе пасхальной и рождественской обрядности, иконографии «Страшного суда», богоматери и ряда святых - все это осталось бы непонятным без привлечения соответствующего материала из области истории египетской религии и, в частности, мифов.

Трудности в изучения египетских мифов, вызываемые неполнотой материала, увеличиваются, с другой стороны, его крайним разнообразием. Кроме непосредственных записей самих мифов, главнейшими источниками для изучения египетской мифологии служат различные религиозные тексты. Наиболее значительными из них являются так называемые Тексты Пирамид, - древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий (XXVII-XXV вв. до н. э.), затем Тексты Саркофагов, представляющие собой дальнейшее развитие Текстов Пирамид и сохранившиеся на саркофагах XXII-XIX вв. до н. э., и, наконец, Книга Мертвых - сборник текстов, образовавшийся на основе заупокойных ритуалов с сокращением части древних изречений и с добавлением новых глав и песнопений. В ряде случаев очень существенный материал дают религиозные гимны, в которых иногда встречаются изложенные в поэтической форме целые отрывки различных мифов. Не меньшее значение имеют и заговоры, заклятия и другие магические тексты, так как в основе их обычно лежат эпизоды из сказаний о богах, при помощи уподобления которым надеялись обеспечить благополучные исходы болезней или предохранить себя от несчастий. Крайне важны и ритуалы храмовые и заупокойные, содержащие множество ценных сведений.

Однако все эти разнообразные источники относятся к различным временам. Более чем трех тысячелетнее развитие египетской культуры привело, естественно, к тому, что одни и те же явления нередко истолковывались по-разному, сначала - в зависимости от времени, места и среды их возникновения, позже - уже в классовом рабовладельческом обществе, в зависимости от среды, в которой бытовали сказания, или от тех социально-политических целей, в которых они использовались. [2, 13]

Возникновение религии.

Религия Древнего Египта как идеологическая надстройка.

Причиной возникновения религии является, как известно, бессилие первобытного человека перед грозными для него силами природы. Человек тогда был совершенно подавлен трудностями борьбы с природой за свое существование, и поэтому понятно, что при крайне неразвитом производстве эпохи господства первобытно - общинного строя существовала почти полная зависимость человека от сил природы, которых он не понимал и пытался объяснять их себе фантастическим образом, что и привело к сложению наивных религиозных представлений.

Египетская религия - явление не только хронологически протяженное, но и многоаспектное. Это фетишизм и тотемизм, политеизм и монотеистическое мышление, теогония и космогония, культ, необычайно разнообразные и противоречивые мифы, не менее разнообразные и противоречивые представления о загробной жизни, это проблемы взаимодействия религии с этикой, наукой и искусством, организации клира и его положения в обществе, обожествления фараона и т. д. Все эти аспекты с течением времени, естественно, видоизменялись и порой весьма существенно.

Египетская религия, как и всякая другая, является идеологической надстройкой над материальным базисом общества. Возникновение и развитие религии - исторический процесс, а не «волюнтаристский акт ». Религия, как и всякая идеология, раз возникнув, приобретает известную, порой даже большую самостоятельность по отношению к базису. Вспомним, что идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой. Но если религия в своем развитии совершенно отрывается от базиса, она либо вырождается и исчезает, либо ходом истории, так или иначе приводится в соответствие с базисом.

Иначе говоря, религия - это первое мировоззрение человека. Вполне понятно, что с религией теснейшим образом связаны первые шаги человека в любой отрасли знания и искусства, ибо и знание, и искусство были чисто эмпирические и над любой практической деятельностью человека господствовали религиозные воззрения.

Однако не только силы природы, но очень скоро, еще даже в пределах первобытного общества, в религиозных представлениях наряду с силами природы, выступают также и общественные силы, - силы, которые противостоят человеку и так же чужды и первоначально так же необъяснимы для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с такой же кажущейся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь также и общественные атрибуты и становятся представителями исторических сил». [2, 13]

Идеологическое воздействие храма, мифа, обряда, жертвоприношения, жреческого авторитета на население (нельзя сказать на «верующее население », потому что неверующих не было) имело в древнейшие периоды истории Ближнего Востока совсем иной характер, чем в поздних религиях. Само собой понятно, что религия освящала существующий порядок. Иначе и быть не могло, хотя бы потому, что во главе всех культов стоял правитель государства. Но это не могло быть иначе ещё и потому, что при медленности общественного развития того времени мысль об общественных переменах вообще никому не приходила в голову. Египетская мифология эпохи Древнего царства «III тыс. лет до н. э». насквозь пронизана идеологией жёсткой стратификации общества деспотической царской власти. Наиболее важные культы здесь это, во-первых, культ мёртвого царя - вождя и мёртвого бога плодоносящей земли - Осириса и, во-вторых, солнечный культ. Очень разнообразны локальные пантеоны.

Итак, вера не только освящала и отражала существующий порядок, сколько сама была неотъемлемой частью этого порядка. Отказаться от совершения тех или иных действий, предписываемых культом, показалось бы столь же нелепым, как отказаться от того, чтобы есть, пить, рожать детей и возделывать землю. [3]

Развитие производительных сил и производственных отношений, постепенное накопление опыта, освоение технических навыков и изобретений, изменения в общественных отношениях - все это влекло за собой и соответственное отражение в религиозных представлениях. Развитие этих сил, приведшее к тому, что в долине Нила первобытнообщинный строй сменился рабовладельческим государством, в некоторой степени уменьшило зависимость человека от сил природы, но зато оно в еще большей степени связало его растущим социальным гнетом, что и нашло свое выражение в религии. Верования, существовавшие во времена древнеегипетской рабовладельческой деспотии, коренным образом отличались от представлений жителей долины Нила эпохи первобытно - общинного строя. Источники показывают, как в итоге длительного развития, на основе местных культов, сохранившихся и на протяжении всей последующей истории древнего Египта, возникали культы общегосударственные. В руках господствующей рабовладельческой верхушки общества религия стала могучим идеологическим орудием угнетения народных масс и укрепления авторитета этой верхушки и в первую очередь авторитета выразителя ее интересов - фараона, который был провозглашен «сыном по плоти» верховного бога солнца Ра. Всему этому способствовало выделение жречества, появление множества храмов с установившимися ритуалами и сложными богословскими системами.

В образах многочисленных богов отразились теперь уже в иной форме и олицетворения сил природы, и олицетворения общественных сил. Взаимоотношения богов строились по примеру взаимоотношений земных. Во главе богов отныне стоит верховное божество, явно отражающее в себе черты земного владыки - фараона. Почитавшиеся в различных центрах Египта боги, сохраняя господствующее значение в своем собственном городе, в то же время получают особые функции в официальном культе верховного божества. Так, бог города Шмуну Тот становится писцом верховного бога солнца Ра, боги Онурис и Гор - его могучими защитниками и т. д. Соответственно изменяются древние мифы и слагаются новые.

Многобожие Египетской религии.

По всей видимости, в Египте не было единой религии. В каждом номе и городе был собственный пантеон богов. Но Великий пантеон богов в разных формах почитали везде. Эннеада - изначальная девятка богов, древнейшая известная нам космогоническая система.

Атум символизирует первоначальное и вечное единство всего сущего. Согласно гелиопольскому сказанию, Атум, создавший сам себя, возник из первобытного хаоса - Нуна вместе с первозданным холмом. Сам себя оплодотворив, родил, выплюнув изо рта богов-близнецов воздух Шу и влагу Тефнут. Рука Атума - богиня Хатор (Небо). Двойная корона на голове означает власть над Верхним и Нижним Египтами. В Мемфисе Атума отождествляли с Птахом. Причем Птах, создавший богов, предварительно задумал свое творение в сердце и назвал их имена своим языком. Птах творил мыслью и словом.

Появление детей у Атума влечет появление двойственности. Тефнут и Шу породили Геба - бога Земли и Нут - богиню неба, после чего Шу их разделил. Данная интерпретация полярности неба и земли особенность только египетской мифологии. Во всех других известных мифологических системах Земля имеет женское начало, а небо - мужское. Прежде чем Шу разъединил своих детей, у них родились Исида и Нефтида, Осирис и Сет. Каждый бог эннеады держит в правой руке символ жизни - анх, а в левой - символ власти уас. Причем мужские фигуры находятся в движении слева направо. [10]

Отличительной особенностью египетской религии был культ животных. Многие божества изображались с головами животных или птиц на человеческих телах, в храмах жили «живые боги», считавшиеся священными: животные, птицы, змеи. Таких животных и птиц после смерти бальзамировали и хоронили в особых гробах на специальных кладбищах. Эту особенность египетской религии следует рассматривать в свете столь характерного для египетской культуры сохранения ряда пережитков таких явлений, которые возникли еще на предыдущих, порой весьма отдаленных этапах общественного развития, что было обусловлено известной застойностью, свойственной древневосточным рабовладельческим обществам. Причины такой застойности были заложены в самих основах хозяйства этих обществ; в областях искусственного орошения, при существовавшем тогда уровне производительных сил, было необходимо применение простейшей кооперации, которая способствовала длительному сохранению косной восточной соседской общины, не дававшей простора для более полного развития производительных сил.

Нисколько не пренебрегая научными реконструкциями генезиса и древнейшего состояния египетской религии, в интересах полной объективности целесообразно начать ее описание, опираясь на письменные памятники, т. е. со времен Древнего царства. Уже в то отдаленное время египетская религия приобрела в основном все те характерные черты, которые были ей свойственны на всем дальнейшем протяжении ее существования. Это, конечно, не означает, что она не подвергалась изменениям. Но изменения эти не носили такого характера, который мог бы привести к качественно иному состоянию.

Типологически религия древнего Египта относится к тем религиям, которые характерны для древнейших классовых обществ, именно поэтому в египетский пантеон входили и не египетские боги - например, семитские божества Кадеш, Аштарта, Решеп и др.

Очень важно подчеркнуть, что государственной религии, в нашем понимании, в Египте никогда не было, как не было и единой церковной организации. В связи с этим не существовало обязательных для всей страны религиозных догматов, не наблюдалась унификация религиозных воззрений. Египетская религия представляет собой очень сложный феномен, соединение часто противоречивых, а порой и взаимоисключающих верований, возникших в разные времена и в разных частях страны. Было бы несправедливо утверждать, что древние египтяне не ощущали этих противоречий. Наука располагает безусловными доказательствами того, что жреческие коллегия крупных религиозных центров, таких, как Гелиополь, Гермополь, Мемфис, Фивы и др., стремились как-то упорядочить исторически возникшее хаотическое нагромождение религиозных верований и воззрений. Но осуществить это им так и не удалось. По-видимому, отсутствие последовательности, психологическая невозможность отказаться от древних религиозных взглядов, даже если они противоречат новым плодам теологического творчества, глубокая приверженность традициям в высшей степени характерны для религии вообще и египетской в частности.

Мировозрения древних египтян в разные эпохи.

В период Древнего царства (28 - 23 в. до н. э.) Египет является крупным государством, распространявшим своё влияние на области Синайского полуострова, южную Палестину и Нубию. Именно в этот период, унаследовавший многое от более ранних эпох: каменные орудия, культурную особенность составляющих Египет областей с их пёстрым сонмом богов, магию, почитание животных, растений, сокральных предметов и т. д. - выявляется целый ряд особенностей египетской культуры, которые сохраняются до конца эпохи фараонов. И одной наиболее её ярких черт стало причудливое сочетание «первобытности » со сложным и зрелым мировосприятием, отличающим высокоразвитую цивилизацию.

Эпоха Древнего царства воспринималась самими египтянами как время могущественных царей и несравненных великих мудрецов - полубога Имхотепа и Джедефхора, Кагемни и Птаххотепа, как золотой век египетской культуры.

Свою цивилизацию египтяне изначально считали созданной богами. Согласно хронологии Манефона, основанной на священных текстах, до земных царей Египтом правили боги, затем - полубоги. В «Мемфисском богословском трактате », творении жрецов Птаха, восходящим к эпохе Древнего царства, сказано: «Умиротворился Птах, создав все вещи и божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, поместил богов в их святилища, учредил их жертвоприношения, основал их храмы, сотворил их тела ради умиротворения их сердец ».

Существование государства не мыслилось египтянам без Маат - божественного Порядка и Истины. Боги-творцы уничтожают изначальный хаос, и в созданном ими человеческом обществе выступают в роли восстановителей всеобщей гармонии Маат. Подобно богам царь также должен стремиться «утвердить Маат на месте беспорядка «. («Тексты Пирамид»).

Порядок часто понимается как правопорядок, справедливость: боги и цари - как владыки и учредители законов. Не случайно египетские визири, начиная с эпохи Древнего царства, выступают в роли жрецов истины, что соответствовало их судейским обязанностям. Понятие Маат становится центральным в египетской этике. Одно из древнейших известных нам поучений - «Премудрость Птаххтепа «(V династия) - провозглашает Маат принципом, на котором строятся правильные человеческие взаимоотношения: «Велика справедливость, и превосходство (её) непоколебимо, неизменна (она) со времён Осириса, и карают преступающего законы. «

Боги для древних египтян - не только творцы городов, номов, правителей, собственного культа, порядка и законов, но и создателей ремёсел и искусств, письма и счёта, науки магии. Иероглифическое, то есть священное, письмо понималось как «слово бога «, и важнейшая роль здесь принадлежала богу мудрости Тоту. Владыке слова бога, создателю письменности, покровителю литературы и писцов. Сооружение пирамид, этих гигантских усыпальниц - яркое свидетельство того, сколь велика была в Египте вера в особую божественную силу царя, распространявшуюся на подданых и после его смерти. Бог Благой (или Добрый) при жизни, бог Великий посмертно, царь является сосредоточением религиозной жизни, и от его земного благополучия и загробного блаженства, по представлениям египтян, зависела судьба страны.

В конце 5 династии в пирамиде царя Унаса впервые высекаются формулы царского заупокойного ритуала и связанных с ним представлений - «Тексты пирамид «, пронизанные идеей бессмертия и могущества царя, полагающегося теперь на вечность слова, запечатлённого в камне. Из заупокойных текстов Осириса известен как царь загробного мира, вершитель посмертной судьбы каждого египтянина на суде богов. [4]

Ни один другой народ древности не уделял столь пристального внимания загробному миру, как египтяне, для которых смерть была продолжением жизни. О смысле бытия жители Древнего Египта высказались бы примерно так: «Ты живешь, чтобы умереть. И умираешь, чтобы жить». Смерть была для египтян продолжением земного существования, умерший человек, считали они, имеет те же потребности и желания, что и живущий. Гробницу, «дом вечности», обустраивали так, чтобы там всего было в достатке. А для будущего воскрешения человека необходимо было сохранить его тело - то есть мумифицировать.

Изощренную процедуру бальзамирования описал еще Геродот, побывавший в Египте в V веке до нашей эры. Первым делом удаляли крюком через ноздри часть мозга, его остаток растворялся специальными составами. После этого из тела извлекали внутренности - легкие, печень, желудок, кишки. Их тоже бальзамировали и помещали в специальные каменные сосуды - «канопы». Брюшная полость очищалась растертыми специями и пальмовым вином, после чего заполнялась растолченной миррой и другими благовониями. Наконец тело зашивали и, судя по некоторым признакам, засыпали природной содой - натроном, которая вытягивала остатки жидкости.

Процесс бальзамирования продолжался около семидесяти дней. После этого тело в последний раз обмывали и обматывали льняными бинтами, которые пропитывали смолами и благовониями для лучшей сохранности мумии. Под эти бинты клали амулеты, призванные защитить покойного на сложном пути в потусторонний мир. Пальцы, руки и ноги пеленались отдельно, а иногда на пальцы даже надевали золотые футляры.

По рисункам на гробницах сановников и жрецов из Фив (1500-1000 годы до нашей эры) мы можем представить себе, как выглядела траурная процессия в Древнем Египте. Ее непременно сопровождали плакальщицы - специально нанятые девушки и женщины, которые издавали пронзительные вопли и рычания, рвали на себе волосы и посыпали голову песком. Слуги несли за гробом различные погребальные принадлежности: ложе, стулья, подголовники, сандалии, отделанные драгоценными камнями сундуки с одеждой, алебастровые сосуды, наполненные косметикой, украшения и даже настольные игры. У гробницы перед мумией совершали «ритуал отверзания уст и очей»: жрец прикасался к глазам, носу, ушам и рту усопшего особым жезлом в виде крюка. Этот магический обряд предназначался для того, чтобы органы чувств покойного обрели новую жизнь, и он мог и дальше видеть, слышать, обонять, есть и пить, то есть жить. Все это сопровождалось заклинаниями, которые произносил жрец-чтец. Потом наступал черед заупокойной службы; проводили ее специально обученные жрецы. В ходе этой церемонии внутрь гробницы помещались жертвенные дары: мясо, дичь, овощи, виноградные гроздья, хлеб, пиво или вино - чтобы усопший мог питаться. Правда, лишь символически - ведь египтяне вряд ли на самом деле верили, будто покойник станет есть эти дары. За него это делали жрецы - в счет вознаграждения за свои труды.

Религиозная идея мумификации умерших восходит к мифу об Осирисе - судье мертвых и боге загробного мира. Осирис был на земле коварно убит своим братом Сетхом, расчленившим его тело. Исида, сестра и супруга Осириса, собрала эти части и передала их Анубису, богу бальзамирования. Он мумифицировал Осириса, чтобы тот мог ожить и получить власть над загробным миром, поскольку сохранность мумифицированного тела обеспечивала вечную жизнь.

С образом Осириса связывались понятия о справедливости ещё в период 5 династии. Тогда же заметным становится рост этического элемента в общем контексте религиозной культуры Египта. Поступки и заслуги в земной жизни, уже могут оцениваться как угодные богам и царю в этом мире, и в загробной жизни. В гробничных надписях появляются уверования в том, что умерший был «любим своим отцом и хвалим своей матерью «, что он «подавал хлеб и одежды нуждающимся «. «Я - тот, кто говорит благое и сообщает желаемое. Никогда не говорил я дурного властелину против каких-либо людей, ибо хотел я, чтобы было мне хорошо перед Богом Великим», - повествуют о себе вельможи Хуфхор и Пепинахт. В одном из фрагментов «Книги мертвых » (около 1300 года до нашей эры) изображено как, Анубис, бог бальзамирования с телом человека и головой шакала, ведет усопшего в зал суда, где на троне восседает Осирис. Там же находятся весы. На одну их чашу кладется сердце умершего, а на другую -перо, символ Маат, богини истины и справедливости. Бог письма Тот с головой ибиса записывает результат. Если весы оставались в равновесии, значит, сердце человека «пусто от зла всякого» и ему будет позволено продолжать жизнь в потустороннем мире; однако если перевешивало сердце, отягощенное злом, то умершего проглатывала «пожирательница мертвых» - чудовищная химера с крокодильей пастью, туловищем льва и задней частью бегемота, - и он умирал во второй раз, уже окончательно. [6]

refdb.ru

Статья - Мифы Древнего Египта

РЕФЕРАТ

по теме:

«Мифы Древнего Египта»

Оглавление

Введение

1.Борьба двух начал в египетских мифах

2.Культ зверобогов

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Известно, что можно выделить два типа трансляции культуры в обществе: традиционный и современный. Традиционное общество — общество допромышленное, т.е. древнее и средневековое, общество, в котором господствуют обычаи и традиции прошлого. Передача опыта из поколения в поколение в традиционном обществе происходит в форме передачи традиций, обычаев, то есть целостных, нерасчлененных «блоков» деятельности, воспроизводимых в неизменном виде в определенной ситуации. Индивид должен усвоить определенную последовательность действий, унаследованных от предков: как пахать, сеять, убирать урожай, изготовить необходимые орудия труда, строить, лечить и т.д. Тем самым он обретает различные навыки и умения, практическое «знание», которое может быть в той или иной степени осознанным и вербализованным, выраженным в словах и понятиях. Современная культура, в том числе и философия, была создана не на пустом месте, она впитала в себя элементы предшествующих форм мировоззрения.

Актуальность настоящей работы определяется необходимостью рассмотреть процесс становления человеческой культуры от самых ее истоков, что будет способствовать более глубокому пониманию общечеловеческих проблем, рассматриваемых философией. Древний Египет до сих пор привлекает людей загадками своих памятников, своего языка и своей мифологией.

Цель настоящей работы – понять, как и почему возникают мифологические представления икаковы особенности мифологического мировоззрения в Древнем Египте.

В соответствии с поставленной целью, можно выделить две задачи, которые необходимо решить в ходе данного исследования:

— рассмотреть дуализм как часть мифологической системы Древнего Египта;

— описать культ древнеегипетских зверобогов, как наиболее характерное явление древнеегипетской мифологии.

Реферат состоит из 5 разделов. В первом сформулированы цель и задачи исследования, во втором описываются особенности мифологического дуализма, характерного для мировоззрения Древнего Египта, в третьем дается обзор природных культов, связанных с обожествлением животных, в четвертом сделаны основные выводы по содержанию работы, в пятом указаны первоисточники по теме работы.

1. Борьба двух начал в египетских мифах

Для мышления древних египтян характерен дуализм в понимании мира, сводящем целое к единству и борьбе двух начал, которые отражаются и в двойственном характере царской власти, и в противопоставлении черной земли и белого песка пустыни, Верхнего и Нижнего Египта. Это мышление подчиняется двум принципам магического мироощущения, ибо исходит из того, что между предметом и его определением имеется взаимосвязь, а именно: слова воплощают предметы и явления — отсюда значение игры слов в историях о сотворении мира, — а речь упорядочивает их.

Вместе с тем слова богов (иероглифическая система письма, составленная из картинок, срисованных с натуры, возникшая одновременно с графическим искусством Древнего Египта) представляли собой отражение реальности. Изображение живого существа, непременно сопровождающееся его именем, становится как бы сдвоенным.

Почти маниакальная страсть заключать реальность в рамки устойчивых вербальных и графических символов, дабы закрепить ее с помощью одной из высших форм волшебства — вот основная черта древнеегипетской культуры времен фараонов, объясняющая природу ее удивительных памятников и надписей.

Именно в рамках этого мироощущения функционирует своеобразная картина мироздания: бесконечная водная пучина окружает твердь мироздания; на Земле эти воды принимают форму морей, они наполняют небесный свод, по которому прокладывают свой путь звезды, они питают русло подземной реки (по ночам солнце плавает по ней с запада на восток) и каждый год заново омывают землю, разливаясь по ней паводком Нила.

Этот океан, этот мир тьмы заполняет собой все пространство Вселенной до тех пор, пока солнце, Атум-Ра, не поднимется над ней, оттеснив назад густой мрак. С высоты своего положения бог дал форму окружающему миру, вдохнул в него воздух, свет и жизнь, вступив в бой с силами бездны. Потом он создал богов и людей, животных и растения. Но это было лишь начало.

Каждый вечер бог солнца становился стариком: каждое утро, вновь помолодевший, омытый в водах вечности, он снова создавал мир и вступал в схватку, но каждый день огромный змей Апоп гнал солнце к закату. Человечество восстало, заставив Ра подняться в небо но он продолжал охранять порядок, маат, им установленный и ставший его жизнью. И вот всем живым существам приходится стареть и вновь становиться молодыми, здесь, на земле, подобно солнцу, подчиняясь бесконечному круговращению жизни, пока их не коснется перст смерти и они не войдут, как Осирис, в застывшее царство мертвых. Когда же и Атум вернется к своему изначальному покою, время и пространство перестанут существовать.

Несколько разных мифов и толкований каждый по-своему рассказывают об одном, едином для всех творце. Согласно главенствующему учению, зародившемуся в Гелиополе, именно Атум-Ра указал каждой вещи ее место, однако жрецы Мемфиса утверждали, что первым появился Птах (Земля), который создал небо и пустил по нему солнце. Мудрецы говорили, что он выносил идею сотворения мира в своем сердце (а сердце — «седалище мысли») и дал ей жизнь движением языка (своим животворящим словом).

Такова версия французского ученого Ж. Юайотта. Однако существует и другой сюжет, когда «… люди перестали почитать бога-царя и даже «замыслили против него злые дела». Тогда Ра собрал совет старейших богов во главе с прародителем Нуном (или Атумом), на котором было решено наказать людей. На них напустили солнечное око, любимую дочь Ра, называемую в мифе Сехмет или Хатор. Богиня в образе львицы стала убивать и пожирать людей, их истребление приняло такие размеры, что Ра решил остановить ее. Однако богиня, разъяренная вкусом крови, не унималась… Тогда ее хитростью напоили красным пивом, и она, опьянев, уснула и забыла о мести. Ра же… продолжал править миром...» [8, с.424].

Во времена фараонов деление всего сущего на мужское и женское начало считалось неотъемлемой чертой жизни. Творец создал две божественные четы, олицетворяющие физическое устройство мира: это — воздух и свет-огонь, земля и небо. Боги следующего поколения, стоящие ближе к человеку, сами во многом напоминают людей своей борьбой за власть и смертью. Убитый Сетом Осирис с помощью Исиды и Нефтиды обрел новую жизнь, восторжествовал над смертью и стал победителем царства мертвых.

Его сын Гор, рожденный после смерти отца, стал властелином Земли, победив родного дядю Сета, который хотя и был вечным «нарушителем спокойствия», но в те времена еще не отождествлялся с высшей силой зла и был неоднозначной фигурой. Его божественная ярость настигала с неотвратимостью судьбы, заставляя живых поворачиваться навстречу вечности, и помогала Ра и фараону одерживать верх над иноземцами и змеем бездны. О Сете рождались различные легенды. Так, в одной из них Гор и Сет делили между собой власть над Темной и Красной землями, в другой — Сет стал властелином Юга, а Гор — Севера (неразрывно связанных между собой). Но чаще всего Гор представал изгоняющим Сета и воцаряющимся над теперь уже навсегда упорядоченным миром.

Все эти идеи и образы служили основой обожествления власти фараона. Литература отождествляет фараона с Гором — правит он землею так, как бог правит небом, фараон является тем, который находится под покровительством двух богинь, охраняющих его власть, является владыкой Верхнего и Нижнего Египта, Золотым Гором, а также Гором — победителем бога Сета. Фараон, как наследник создателя и владыки мира (в конце Древнего царства), обладает властью над целым космосом. Именно этот монументальный аспект древнеегипетской власти выражается в статуях фараонов раннего периода, и прежде всего в величайшем шедевре среди них — пирамиде Хефрена. Властный, невозмутимый, с глазами, устремленными в далекий горизонт, где царствует его отец Ра, фараон собственной особой сохраняет равновесие мира, которому каждый момент грозит возврат хаос.

Вывод:

Характерной чертой мифов Древнего Египта является дуализм, предполагающий извечную борьбу добра и зла, черного и белого. Победа доброго начала символизирует вечное торжество жизни, доминирование благого в жизни, но также и отражает цикличность, круговорот явлений природы и социальной жизни.

2. Культ зверобогов

Еще одной особенностью древнеегипетской религии является огромное значение, которое играл в ней культ живой природы. Многочисленные животные и растения почитались и сами по себе и как воплощения различных богов. Почитание крокодила, считавшегося воплощением бога Себека, было распространено более чем в двадцати районах Верхнего и Нижнего Египта; многие имена, и даже имена фараонов, звучали как Себекмесаф («Себек защита его») и Себекхотеп («Себек доволен»). Культ крокодила принимал часто весьма экзотические для человека другой культуры формы. Ниже мы приведем описание греческим географом Страбоном процедуры кормления животного, увиденной им при посещении храма Себека в городе Арсиное: «Кормят животное хлебом, мясом и вином; эту пищу всегда приносят с собой чужеземцы, которые приходят созерцать священное животное. Наш хозяин, одно из должностных лиц, который посвящал нас там в мистерии, пришел вместе с нами к озеру, захватив от обеда какую-то лепешку, жареного мяса и кувшин с вином, смешанным с медом. Мы застали крокодила лежащим на берегу озера. Когда жрецы подошли к животному, то один из них открыл его пасть, а другой всунул туда лепешку, затем мясо, а потом влил медовую смесь. Тогда животное прыгнуло в озеро и переплыло на другой берег. Но когда подошел другой чужеземец, тоже неся с собой приношение из начатков плодов, то жрецы взяли от него дары; затем они направились бегом вокруг озера и, найдя крокодила, подобным же образом отдали животному принесенную пищу.»

Культ крокодила был далеко не единственным в Египте. Тем же Страбоном описывается и мемфисский Серапиум — грандиозный некрополь, в котором позднее при раскопках было обнаружено 64 мумии быков Аписов, причем рядом, на специальных стеллах, с точностью до одного дня царствования того или иного фараона указывались даты рождения и смерти каждого быка, а также начало выполнения им ритуальных функций. В некоторых текстах Апис представлен как ба бога Пта, а в некоторых — как посредник, через которого бог выражал свою волю. Аналогичным посредником для Ра служил в Гелиополе бык Мневис, а в Гермонте для бога Монту — бык Бухис. Сокол (или ястреб) почитался по всему Египту как воплощение бога Гора, но мог отождествляться также и с другими богами, например с Монту. Богиня Мути, жена бога Амона, видилась египтянам в образе коршуна, а бог мудрости Тот — в образе ибиса. Баран считался в разных местах воплощением бога Хнума, но и фиванского бога Амона изображали иногда бараном с загнутыми вниз рогами. Более шестидесяти богов и богинь изображалось в облике льва. Наиболее известной из них является, наверное, мемфисская богиня Сехмет. Почитались и имели божественные прообразы также кошки, змеи, шакалы, различные рыбы и т.д.

В этом неуемном почитании всех и вся мы можем выделить два взаимодополняющих аспекта. Во-первых, наличие множества священных животных, культ которых принимал часто весьма экзотические формы. Во-вторых, сохранение большинством богов зооморфного облика или формы, в которой соединены человеческое и животное начала (например, Гор представлялся как человек с головой сокола). Попытаемся связать эти факты между собой.

Наиболее расхожее их объяснение отсылает к термину «тотемизм», который выражает идею покровительства отдельных животных определенному племени, связанному обычно с ними единством происхождения. Концепция тотемизма была очень популярна в конце прошлого — начале нынешнего века. Некоторые крупные ученые (например, французский социолог Э. Дюркгейм) видели в тотемизме зародыш всех остальных форм религиозного восприятия мира. Однако дальнейшие исследования показали, что подобные представления являются научным мифом. Под именем «тотемизм» в таких исследованиях были объединены разнородные явления, почти никогда не встречающиеся вместе: называние отдельных племен именами животных; культовые запреты, связанные с животными и их религиозное почитание; признание некоторыми племенами общности своего происхождения с определенными видами животных. Соответственно и при анализе зооморфных представлений древнеегипетской религии слово «тотемизм» тоже мало что объясняет.

Образуемые древними египтянами комплексы чрезвычайно сложны и разветвленны. Легко возникающий религиозный синкретизм, приводящий к отождествлению различных богов или объявлению одного бога частью другого, а также столь длительное сохранение зооморфных представлений являются частным проявлением комплексного мышления, в котором мы узнаем наследие первобытной культуры. Для разрушения подобных комплексов, для отделения друг от друга различных их составляющих необходим рост рефлексии, вызываемый, в свою очередь, появлением сложных социально-политических структур, становящихся предметом осознания. В Египте, как мы уже неоднократно отмечали, этого осознания не произошло.

Вывод:

Египетская религия начиналась с обожествления природных стихий, животных и растений, окружавших каждый ном, и возникновения множества маленьких пантеонов весьма аморфной структуры. Затем, по мере формирования единого государства, происходила «социализация» богов, они наделялись новыми для себя властными полномочиями в социуме, и одновременно маленькие пантеоны образовали один большой пантеон, впрочем, не менее аморфный.

Заключение

Мир древнего человека делится на качественно различные сферы: верх — низ, правое — левое и т.д. В противоположность этому, с точки зрения современной науки, пространство однородно, равно самому себе в каждой его части.Совершенно несущественно, совершается какое-то событие на севере или на юге, справа или слева от нас. Везде действуют одни и те же законы, открытые наукой. Современная наука, собственно, начинается с идеи однородности пространства, доказательства того, что повсюду в мире действуют одни и те же силы и в этом плане «небо» ничем не отличается от земли.

Для мифологического сознания нет ничего устойчивого, все способно превращаться во все и все связано со всем. Представление о связи всего со всем было основой магии, колдовства, гадания, различных обрядов. Для мифологического сознания в мире нет ничего безличного, неодушевленного, в основе любого явления или события лежит скрытая сила, воля. В конечном счете, воля богов управляет миром. Ряд мифологических представлений сохранился в мировоззрении современного человека, и напоминает нам о преемственности явлений культуры.

Египетская религия характеризуется длительным сохранением зооморфных представлений, что является частным проявлением комплексного мышления, в котором мы узнаем наследие первобытной культуры. Для разрушения подобных комплексов, для отделения друг от друга различных их составляющих необходим рост рефлексии, вызываемый, в свою очередь, появлением сложных социально-политических структур, становящихся предметом осознания. В Египте, как мы уже неоднократно отмечали, этого осознания не произошло.

Список использованной литературы

1. Асман Я. Египет: теология и благочестие ранней цивилизации. – М.: Присцельс, 1999.

2. В преддверии философии. Духовные искания древнего человека. – — М., 1984.

3. Великовский П. Народы мира. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

4. Всемирная галерея: Древний Восток. – СПб.: Греция, 1994.

5. Жак К. Египет великих фараонов: история и легенда. – — М., 1992.

6. Иллюстрированная история религий. Т.1. – М.: Изд-во Валаамского монастыря, 1992. Китай, Египет, Вавилон.

7. История Древнего Востока. Учебник. – М.: Высшая школа, 1998

8. Рубинштейн Р.И. Египетская мифология // Мифы народов мира. М., 1991. Т. 1. С. 424.

www.ronl.ru

Мифы и религия древнего Египта

Киевский Национальный Университет им. Т. Г. Шевченка

Реферат по предмету « Историческая антропология»

студента 5 курса

Радиофизического факультета

кафедры ТТЕ

Цяпы Сергея Михайловича

Мифы и религия древнего Египта .

Преподаватель Кругляков А. И.

2000 г.

План.

2.1 Религия Древнего Египта как идеологическая надстройка. 6

2.2 Многобожие Египетской религии. 9

2.3 Мировозрение древних египтян в разные эпохи. 12

2.4 Загробный мир во времена XVIII-XX династий. 16

2.5 Аменхотеп IV. 18

2.5.1 Причины религиозного переворота. 20

2.5.2 Извержения на острове Санторин. 20

2.5.3 Роль Нефертити во взглядах Эхнатона. 23

3. Египет и Библия. 25

4. Список литературы. 31

Миф, в нашем понимании, это есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и мировосприятия человека, ещё не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и соответственной техники логических умозаключений.

Человеку с самого начала его существования приходилось воспринимать различные импульсы из вне и в процессе своей жизненной деятельности реагировать на окружающее.

Когда целеустремлённое, но бессознательное действие встречает препятствие, возникает эмоциональная реакция. Естественный для живого существа перебор проб и ошибок у человека происходит в области воображения. Если успех недостижим, возникают фрустрация и различные заменители удовлетворения. Таким заменителем могу быть агрессия, или иная форма адаптации к возникшей ситуации, включая какое либо её объяснение « в пользу » субъекта – рационализацию, сублимацию.

Однако человеку, поскольку он был Homo Sapiens, приходилось, также с самого начала своего существаования, не только воспринимать известные сигналы из мира и непосредственно реагировать на них (причём реагировать одновременно практически и эмоционально), но, кроме того, и пытаться усвоить связи воздействовавших на него начал мира то есть, оценивать их, воспринимать их как ценность или антиценность.

Итак, сталкиваясь с некоторыми явлениями мира, человек не только испытывает известные эмоции, но и сознательно осмысляет его.

Древний миф был не только попыткой понять и прочувствовать мир, и не только и столько метафорой, передающей её закономерности, но часто и попыткой воздействовать на мир с помощью вытекающих из мифологических, метафорических ассоциаций магических действий, которые тогда казались в определённых областях жизни равноценными средствам рациональным. Поэтому и в верованиях и в культе – как дома, так и в храме – наиболее важную роль играл магический ритуал. [3]

Миф – это умственный и словесный след не только того, о чём думал, полагал, верил и что чувствовал древний человек, но и того, как он думал. Но прежде чем анализировать то о чём он думал, и как он думал, полезно представить себе, каков он был, как и в каких условиях жил. Само понятие « миф » принадлежит позднейшему времени, а древний человек не делал различия между действительным и иллюзорным познанием.

Кажущаяся алогичность, произвольность мифологической фантазии, надо полагать, объясняется именно тем, что осмысление и обобщение явления мира происходят в мифе по семантическим эмоционально-ассоциативным рядам. Так, по семантическим рядам в египетском мифе Солнце, с одной стороны, золотая птица – сокол, парящая в небе, а с другой – глаз бога, охраняемый священной змеёй (семантический ряд « глаз – источник – вода - змея »), скрещивающийся с рядом по иному семантическому ряду, хлеб вырастает из мёртвого тела бога.

Дабы выразить мысль, что небо представляет собой свод и кровлю, опирающуюся на четыре точки горизонта, и одновременно, что оно – нечто, каждый день рождающее солнце, а также звёзды и луну, а в то же время нечто такое, по чему солнце движется ежедневно из конца в конец, можно было сказать, что небо – корова на четырёх ногах, женщина рождающая солнце, и река - по которой плывёт солнце. Это достаточно выражало представление, которое надо было передать, и никто не смущался тем, каким образом небо может быть одновременно коровой, женщиной и рекой, ибо все ясно чувствовали, что на самом деле небо – нечто иное, чем корова, женщина или река. Сравнение, толкование, само наименование предмета или явления воспринималось как нечто неразделимое и вещественное, например имя – как вещественная часть именуемого.

Поэтому не нужно удивляться, что древний египтянин мог приносить небу жертвоприношения и как божественной корове, и как женщине (богине).

Против нашего понимания « небесной коровы » выдвигается возражение такого рода: соответствующие изображения и тексты относятся уже к Новому царству Египта, то есть ко времени уже несомненной идеологизации египетской религии, и сам факт совмещения разных мифов, кодирующих, в сущности, один и тот же феномен, может быть проявлением уже идеологизированного религиозного мышления. [1]

Мифы, слагавшиеся некогда в долине Нила, сохранили нам ценный материал для изучения идеологии древнеегипетского рабовладельческого общества. Они исключительно интересны не только для истории египетской религии, но являются одним из источников для исследования всей культуры Египта. Так, без знакомства с дошедшими до нас записями подобных сказаний мы не сможем составить полной картины египетской литературы, ибо именно мифология была источником ряда литературных произведений. Привлечение мифологического материала необходимо и при исследовании отдельных вопросов истории Египта, в особенности древнейших ее периодов, и для понимания ряда проблем египетского искусства.

Однако значение египетских мифов этим не ограничивается: они дают ценный материал и для сравнительного изучения религиозных представлений на древнем Востоке, и для исследования идеологии греко-римского мира. Бесспорно значение древнеегипетских мифов и для истории возникновения и развития христианства. Происхождение многих элементов христианской догматики, мифологии, иконографии и ритуала, в том числе пасхальной и рождественской обрядности, иконографии "Страшного суда", богоматери и ряда святых - все это осталось бы непонятным без привлечения соответствующего материала из области истории египетской религии и, в частности, мифов.

Трудности в изучения египетских мифов, вызываемые неполнотой материала, увеличиваются, с другой стороны, его крайним разнообразием. Кроме непосредственных записей самих мифов, главнейшими источниками для изучения египетской мифологии служат различные религиозные тексты. Наиболее значительными из них являются так называемые Тексты Пирамид, - древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий (XXVII-XXV вв. до н. э.), затем Тексты Саркофагов, представляющие собой дальнейшее развитие Текстов Пирамид и сохранившиеся на саркофагах XXII-XIX вв. до н. э., и, наконец, Книга Мертвых - сборник текстов, образовавшийся на основе заупокойных ритуалов с сокращением части древних изречений и с добавлением новых глав и песнопений. В ряде случаев очень существенный материал дают религиозные гимны, в которых иногда встречаются изложенные в поэтической форме целые отрывки различных мифов. Не меньшее значение имеют и заговоры, заклятия и другие магические тексты, так как в основе их обычно лежат эпизоды из сказаний о богах, при помощи уподобления которым надеялись обеспечить благополучные исходы болезней или предохранить себя от несчастий. Крайне важны и ритуалы храмовые и заупокойные, содержащие множество ценных сведений.

Однако все эти разнообразные источники относятся к различным временам. Более чем трех тысячелетнее развитие египетской культуры привело, естественно, к тому, что одни и те же явления нередко истолковывались по-разному, сначала - в зависимости от времени, места и среды их возникновения, позже - уже в классовом рабовладельческом обществе, в зависимости от среды, в которой бытовали сказания, или от тех социально-политических целей, в которых они использовались. [2, 13]

2.1 Религия Древнего Египта как идеологическая надстройка.

Причиной возникновения религии является, как известно, бессилие первобытного человека перед грозными для него силами природы. Человек тогда был совершенно подавлен трудностями борьбы с природой за свое существование, и поэтому понятно, что при крайне неразвитом производстве эпохи господства первобытно - общинного строя существовала почти полная зависимость человека от сил природы, которых он не понимал и пытался объяснять их себе фантастическим образом, что и привело к сложению наивных религиозных представлений.

Египетская религия - явление не только хронологически протяженное, но и многоаспектное. Это фетишизм и тотемизм, политеизм и монотеистическое мышление, теогония и космогония, культ, необычайно разнообразные и противоречивые мифы, не менее разнообразные и противоречивые представления о загробной жизни, это проблемы взаимодействия религии с этикой, наукой и искусством, организации клира и его положения в обществе, обожествления фараона и т. д. Все эти аспекты с течением времени, естественно, видоизменялись и порой весьма существенно.

Египетская религия, как и всякая другая, является идеологической надстройкой над материальным базисом общества. Возникновение и развитие религии - исторический процесс, а не « волюнтаристский акт ». Религия, как и всякая идеология, раз возникнув, приобретает известную, порой даже большую самостоятельность по отношению к базису. Вспомним, что идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой. Но если религия в своем развитии совершенно отрывается от базиса, она либо вырождается и исчезает, либо ходом истории, так или иначе приводится в соответствие с базисом.

Иначе говоря, религия - это первое мировоззрение человека. Вполне понятно, что с религией теснейшим образом связаны первые шаги человека в любой отрасли знания и искусства, ибо и знание, и искусство были чисто эмпирические и над любой практической деятельностью человека господствовали религиозные воззрения.

mirznanii.com

Мифы и религия древнего Египта Миф, как объяснение явлений мира

Мифы и религия древнего Египта Миф, как объяснение явлений мира. Миф, в нашем понимании, это есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и мировосприятия человека, ещё не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и соответственной техники логических умозаключений. Человеку с самого начала его существования приходилось воспринимать различные импульсы из вне и в процессе своей жизненной деятельности реагировать на окружающее. Когда целеустремлённое, но бессознательное действие встречает препятствие, возникает эмоциональная реакция. Естественный для живого существа перебор проб и ошибок у человека происходит в области воображения. Если успех недостижим, возникают фрустрация и различные заменители удовлетворения. Таким заменителем могу быть агрессия, или иная форма адаптации к возникшей ситуации, включая какое либо её объяснение «в пользу » субъекта - рационализацию, сублимацию. Однако человеку, поскольку он был Homo Sapiens, приходилось, также с самого начала своего существаования, не только воспринимать известные сигналы из мира и непосредственно реагировать на них (причём реагировать одновременно практически и эмоционально), но, кроме того, и пытаться усвоить связи воздействовавших на него начал мира то есть, оценивать их, воспринимать их как ценность или антиценность. Итак, сталкиваясь с некоторыми явлениями мира, человек не только испытывает известные эмоции, но и сознательно осмысляет его. Древний миф был не только попыткой понять и прочувствовать мир, и не только и столько метафорой, передающей её закономерности, но часто и попыткой воздействовать на мир с помощью вытекающих из мифологических, метафорических ассоциаций магических действий, которые тогда казались в определённых областях жизни равноценными средствам рациональным. Поэтому и в верованиях и в культе - как дома, так и в храме - наиболее важную роль играл магический ритуал. [3] Миф - это умственный и словесный след не только того, о чём думал, полагал, верил и что чувствовал древний человек, но и того, как он думал. Но прежде чем анализировать то о чём он думал, и как он думал, полезно представить себе, каков он был, как и в каких условиях жил. Само понятие «миф » принадлежит позднейшему времени, а древний человек не делал различия между действительным и иллюзорным познанием. Кажущаяся алогичность, произвольность мифологической фантазии, надо полагать, объясняется именно тем, что осмысление и обобщение явления мира происходят в мифе по семантическим эмоционально-ассоциативным рядам. Так, по семантическим рядам в египетском мифе Солнце, с одной стороны, золотая птица - сокол, парящая в небе, а с другой - глаз бога, охраняемый священной змеёй (семантический ряд «глаз - источник - вода - змея »), скрещивающийся с рядом по иному семантическому ряду, хлеб вырастает из мёртвого тела бога. Дабы выразить мысль, что небо представляет собой свод и кровлю, опирающуюся на четыре точки горизонта, и одновременно, что оно - нечто, каждый день рождающее солнце, а также звёзды и луну, а в то же время нечто такое, по чему солнце движется ежедневно из конца в конец, можно было сказать, что небо - корова на четырёх ногах, женщина рождающая солнце, и река - по которой плывёт солнце. Это достаточно выражало представление, которое надо было передать, и никто не смущался тем, каким образом небо может быть одновременно коровой, женщиной и рекой, ибо все ясно чувствовали, что на самом деле небо - нечто иное, чем корова, женщина или река. Сравнение, толкование, само наименование предмета или явления воспринималось как нечто неразделимое и вещественное, например имя - как вещественная часть именуемого. Поэтому не нужно удивляться, что древний египтянин мог приносить небу жертвоприношения и как божественной корове, и как женщине (богине). Против нашего понимания «небесной коровы » выдвигается возражение такого рода: соответствующие изображения и тексты относятся уже к Новому царству Египта, то есть ко времени уже несомненной идеологизации египетской религии, и сам факт совмещения разных мифов, кодирующих, в сущности, один и тот же феномен, может быть проявлением уже идеологизированного религиозного мышления. [1] Мифы, слагавшиеся некогда в долине Нила, сохранили нам ценный материал для изучения идеологии древнеегипетского рабовладельческого общества. Они исключительно интересны не только для истории египетской религии, но являются одним из источников для исследования всей культуры Египта. Так, без знакомства с дошедшими до нас записями подобных сказаний мы не сможем составить полной картины египетской литературы, ибо именно мифология была источником ряда литературных произведений. Привлечение мифологического материала необходимо и при исследовании отдельных вопросов истории Египта, в особенности древнейших ее периодов, и для понимания ряда проблем египетского искусства. Однако значение египетских мифов этим не ограничивается: они дают ценный материал и для сравнительного изучения религиозных представлений на древнем Востоке, и для исследования идеологии греко-римского мира. Бесспорно значение древнеегипетских мифов и для истории возникновения и развития христианства. Происхождение многих элементов христианской догматики, мифологии, иконографии и ритуала, в том числе пасхальной и рождественской обрядности, иконографии «Страшного суда», богоматери и ряда святых - все это осталось бы непонятным без привлечения соответствующего материала из области истории египетской религии и, в частности, мифов. Трудности в изучения египетских мифов, вызываемые неполнотой материала, увеличиваются, с другой стороны, его крайним разнообразием. Кроме непосредственных записей самих мифов, главнейшими источниками для изучения египетской мифологии служат различные религиозные тексты. Наиболее значительными из них являются так называемые Тексты Пирамид, - древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий (XXVII-XXV вв. до н. э.), затем Тексты Саркофагов, представляющие собой дальнейшее развитие Текстов Пирамид и сохранившиеся на саркофагах XXII-XIX вв. до н. э., и, наконец, Книга Мертвых - сборник текстов, образовавшийся на основе заупокойных ритуалов с сокращением части древних изречений и с добавлением новых глав и песнопений. В ряде случаев очень существенный материал дают религиозные гимны, в которых иногда встречаются изложенные в поэтической форме целые отрывки различных мифов. Не меньшее значение имеют и заговоры, заклятия и другие магические тексты, так как в основе их обычно лежат эпизоды из сказаний о богах, при помощи уподобления которым надеялись обеспечить благополучные исходы болезней или предохранить себя от несчастий. Крайне важны и ритуалы храмовые и заупокойные, содержащие множество ценных сведений. Однако все эти разнообразные источники относятся к различным временам. Более чем трех тысячелетнее развитие египетской культуры привело, естественно, к тому, что одни и те же явления нередко истолковывались по-разному, сначала - в зависимости от времени, места и среды их возникновения, позже - уже в классовом рабовладельческом обществе, в зависимости от среды, в которой бытовали сказания, или от тех социально-политических целей, в которых они использовались. [2, 13] Возникновение религии. Религия Древнего Египта как идеологическая надстройка. Причиной возникновения религии является, как известно, бессилие первобытного человека перед грозными для него силами природы. Человек тогда был совершенно подавлен трудностями борьбы с природой за свое существование, и поэтому понятно, что при крайне неразвитом производстве эпохи господства первобытно - общинного строя существовала почти полная зависимость человека от сил природы, которых он не понимал и пытался объяснять их себе фантастическим образом, что и привело к сложению наивных религиозных представлений. Египетская религия - явление не только хронологически протяженное, но и многоаспектное. Это фетишизм и тотемизм, политеизм и монотеистическое мышление, теогония и космогония, культ, необычайно разнообразные и противоречивые мифы, не менее разнообразные и противоречивые представления о загробной жизни, это проблемы взаимодействия религии с этикой, наукой и искусством, организации клира и его положения в обществе, обожествления фараона и т. д. Все эти аспекты с течением времени, естественно, видоизменялись и порой весьма существенно. Египетская религия, как и всякая другая, является идеологической надстройкой над материальным базисом общества. Возникновение и развитие религии - исторический процесс, а не «волюнтаристский акт ». Религия, как и всякая идеология, раз возникнув, приобретает известную, порой даже большую самостоятельность по отношению к базису. Вспомним, что идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой. Но если религия в своем развитии совершенно отрывается от базиса, она либо вырождается и исчезает, либо ходом истории, так или иначе приводится в соответствие с базисом. Иначе говоря, религия - это первое мировоззрение человека. Вполне понятно, что с религией теснейшим образом связаны первые шаги человека в любой отрасли знания и искусства, ибо и знание, и искусство были чисто эмпирические и над любой практической деятельностью человека господствовали религиозные воззрения. Однако не только силы природы, но очень скоро, еще даже в пределах первобытного общества, в религиозных представлениях наряду с силами природы, выступают также и общественные силы, - силы, которые противостоят человеку и так же чужды и первоначально так же необъяснимы для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с такой же кажущейся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь также и общественные атрибуты и становятся представителями исторических сил». [2, 13] Идеологическое воздействие храма, мифа, обряда, жертвоприношения, жреческого авторитета на население (нельзя сказать на «верующее население », потому что неверующих не было) имело в древнейшие периоды истории Ближнего Востока совсем иной характер, чем в поздних религиях. Само собой понятно, что религия освящала существующий порядок. Иначе и быть не могло, хотя бы потому, что во главе всех культов стоял правитель государства. Но это не могло быть иначе ещё и потому, что при медленности общественного развития того времени мысль об общественных переменах вообще никому не приходила в голову. Египетская мифология эпохи Древнего царства «III тыс. лет до н. э». насквозь пронизана идеологией жёсткой стратификации общества деспотической царской власти. Наиболее важные культы здесь это, во-первых, культ мёртвого царя - вождя и мёртвого бога плодоносящей земли - Осириса и, во-вторых, солнечный культ. Очень разнообразны локальные пантеоны. Итак, вера не только освящала и отражала существующий порядок, сколько сама была неотъемлемой частью этого порядка. Отказаться от совершения тех или иных действий, предписываемых культом, показалось бы столь же нелепым, как отказаться от того, чтобы есть, пить, рожать детей и возделывать землю. [3] Развитие производительных сил и производственных отношений, постепенное накопление опыта, освоение технических навыков и изобретений, изменения в общественных отношениях - все это влекло за собой и соответственное отражение в религиозных представлениях. Развитие этих сил, приведшее к тому, что в долине Нила первобытнообщинный строй сменился рабовладельческим государством, в некоторой степени уменьшило зависимость человека от сил природы, но зато оно в еще большей степени связало его растущим социальным гнетом, что и нашло свое выражение в религии. Верования, существовавшие во времена древнеегипетской рабовладельческой деспотии, коренным образом отличались от представлений жителей долины Нила эпохи первобытно - общинного строя. Источники показывают, как в итоге длительного развития, на основе местных культов, сохранившихся и на протяжении всей последующей истории древнего Египта, возникали культы общегосударственные. В руках господствующей рабовладельческой верхушки общества религия стала могучим идеологическим орудием угнетения народных масс и укрепления авторитета этой верхушки и в первую очередь авторитета выразителя ее интересов - фараона, который был провозглашен «сыном по плоти» верховного бога солнца Ра. Всему этому способствовало выделение жречества, появление множества храмов с установившимися ритуалами и сложными богословскими системами. В образах многочисленных богов отразились теперь уже в иной форме и олицетворения сил природы, и олицетворения общественных сил. Взаимоотношения богов строились по примеру взаимоотношений земных. Во главе богов отныне стоит верховное божество, явно отражающее в себе черты земного владыки - фараона. Почитавшиеся в различных центрах Египта боги, сохраняя господствующее значение в своем собственном городе, в то же время получают особые функции в официальном культе верховного божества. Так, бог города Шмуну Тот становится писцом верховного бога солнца Ра, боги Онурис и Гор - его могучими защитниками и т. д. Соответственно изменяются древние мифы и слагаются новые. Многобожие Египетской религии. По всей видимости, в Египте не было единой религии. В каждом номе и городе был собственный пантеон богов. Но Великий пантеон богов в разных формах почитали везде. Эннеада - изначальная девятка богов, древнейшая известная нам космогоническая система. Атум символизирует первоначальное и вечное единство всего сущего. Согласно гелиопольскому сказанию, Атум, создавший сам себя, возник из первобытного хаоса - Нуна вместе с первозданным холмом. Сам себя оплодотворив, родил, выплюнув изо рта богов-близнецов воздух Шу и влагу Тефнут. Рука Атума - богиня Хатор (Небо). Двойная корона на голове означает власть над Верхним и Нижним Египтами. В Мемфисе Атума отождествляли с Птахом. Причем Птах, создавший богов, предварительно задумал свое творение в сердце и назвал их имена своим языком. Птах творил мыслью и словом. Появление детей у Атума влечет появление двойственности. Тефнут и Шу породили Геба - бога Земли и Нут - богиню неба, после чего Шу их разделил. Данная интерпретация полярности неба и земли особенность только египетской мифологии. Во всех других известных мифологических системах Земля имеет женское начало, а небо - мужское. Прежде чем Шу разъединил своих детей, у них родились Исида и Нефтида, Осирис и Сет. Каждый бог эннеады держит в правой руке символ жизни - анх, а в левой - символ власти уас. Причем мужские фигуры находятся в движении слева направо. [10] Отличительной особенностью египетской религии был культ животных. Многие божества изображались с головами животных или птиц на человеческих телах, в храмах жили «живые боги», считавшиеся священными: животные, птицы, змеи. Таких животных и птиц после смерти бальзамировали и хоронили в особых гробах на специальных кладбищах. Эту особенность египетской религии следует рассматривать в свете столь характерного для египетской культуры сохранения ряда пережитков таких явлений, которые возникли еще на предыдущих, порой весьма отдаленных этапах общественного развития, что было обусловлено известной застойностью, свойственной древневосточным рабовладельческим обществам. Причины такой застойности были заложены в самих основах хозяйства этих обществ; в областях искусственного орошения, при существовавшем тогда уровне производительных сил, было необходимо применение простейшей кооперации, которая способствовала длительному сохранению косной восточной соседской общины, не дававшей простора для более полного развития производительных сил. Нисколько не пренебрегая научными реконструкциями генезиса и древнейшего состояния египетской религии, в интересах полной объективности целесообразно начать ее описание, опираясь на письменные памятники, т. е. со времен Древнего царства. Уже в то отдаленное время египетская религия приобрела в основном все те характерные черты, которые были ей свойственны на всем дальнейшем протяжении ее существования. Это, конечно, не означает, что она не подвергалась изменениям. Но изменения эти не носили такого характера, который мог бы привести к качественно иному состоянию. Типологически религия древнего Египта относится к тем религиям, которые характерны для древнейших классовых обществ, именно поэтому в египетский пантеон входили и не египетские боги - например, семитские божества Кадеш, Аштарта, Решеп и др. Очень важно подчеркнуть, что государственной религии, в нашем понимании, в Египте никогда не было, как не было и единой церковной организации. В связи с этим не существовало обязательных для всей страны религиозных догматов, не наблюдалась унификация религиозных воззрений. Египетская религия представляет собой очень сложный феномен, соединение часто противоречивых, а порой и взаимоисключающих верований, возникших в разные времена и в разных частях страны. Было бы несправедливо утверждать, что древние египтяне не ощущали этих противоречий. Наука располагает безусловными доказательствами того, что жреческие коллегия крупных религиозных центров, таких, как Гелиополь, Гермополь, Мемфис, Фивы и др., стремились как-то упорядочить исторически возникшее хаотическое нагромождение религиозных верований и воззрений. Но осуществить это им так и не удалось. По-видимому, отсутствие последовательности, психологическая невозможность отказаться от древних религиозных взглядов, даже если они противоречат новым плодам теологического творчества, глубокая приверженность традициям в высшей степени характерны для религии вообще и египетской в частности. Мировозрения древних египтян в разные эпохи. В период Древнего царства (28 - 23 в. до н. э.) Египет является крупным государством, распространявшим своё влияние на области Синайского полуострова, южную Палестину и Нубию. Именно в этот период, унаследовавший многое от более ранних эпох: каменные орудия, культурную особенность составляющих Египет областей с их пёстрым сонмом богов, магию, почитание животных, растений, сокральных предметов и т. д. - выявляется целый ряд особенностей египетской культуры, которые сохраняются до конца эпохи фараонов. И одной наиболее её ярких черт стало причудливое сочетание «первобытности » со сложным и зрелым мировосприятием, отличающим высокоразвитую цивилизацию. Эпоха Древнего царства воспринималась самими египтянами как время могущественных царей и несравненных великих мудрецов - полубога Имхотепа и Джедефхора, Кагемни и Птаххотепа, как золотой век египетской культуры. Свою цивилизацию египтяне изначально считали созданной богами. Согласно хронологии Манефона, основанной на священных текстах, до земных царей Египтом правили боги, затем - полубоги. В «Мемфисском богословском трактате », творении жрецов Птаха, восходящим к эпохе Древнего царства, сказано: «Умиротворился Птах, создав все вещи и божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, поместил богов в их святилища, учредил их жертвоприношения, основал их храмы, сотворил их тела ради умиротворения их сердец ». Существование государства не мыслилось египтянам без Маат - божественного Порядка и Истины. Боги-творцы уничтожают изначальный хаос, и в созданном ими человеческом обществе выступают в роли восстановителей всеобщей гармонии Маат. Подобно богам царь также должен стремиться «утвердить Маат на месте беспорядка «. («Тексты Пирамид»). Порядок часто понимается как правопорядок, справедливость: боги и цари - как владыки и учредители законов. Не случайно египетские визири, начиная с эпохи Древнего царства, выступают в роли жрецов истины, что соответствовало их судейским обязанностям. Понятие Маат становится центральным в египетской этике. Одно из древнейших известных нам поучений - «Премудрость Птаххтепа «(V династия) - провозглашает Маат принципом, на котором строятся правильные человеческие взаимоотношения: «Велика справедливость, и превосходство (её) непоколебимо, неизменна (она) со времён Осириса, и карают преступающего законы. « Боги для древних египтян - не только творцы городов, номов, правителей, собственного культа, порядка и законов, но и создателей ремёсел и искусств, письма и счёта, науки магии. Иероглифическое, то есть священное, письмо понималось как «слово бога «, и важнейшая роль здесь принадлежала богу мудрости Тоту. Владыке слова бога, создателю письменности, покровителю литературы и писцов. Сооружение пирамид, этих гигантских усыпальниц - яркое свидетельство того, сколь велика была в Египте вера в особую божественную силу царя, распространявшуюся на подданых и после его смерти. Бог Благой (или Добрый) при жизни, бог Великий посмертно, царь является сосредоточением религиозной жизни, и от его земного благополучия и загробного блаженства, по представлениям египтян, зависела судьба страны. В конце 5 династии в пирамиде царя Унаса впервые высекаются формулы царского заупокойного ритуала и связанных с ним представлений - «Тексты пирамид «, пронизанные идеей бессмертия и могущества царя, полагающегося теперь на вечность слова, запечатлённого в камне. Из заупокойных текстов Осириса известен как царь загробного мира, вершитель посмертной судьбы каждого египтянина на суде богов. [4] Ни один другой народ древности не уделял столь пристального внимания загробному миру, как египтяне, для которых смерть была продолжением жизни. О смысле бытия жители Древнего Египта высказались бы примерно так: «Ты живешь, чтобы умереть. И умираешь, чтобы жить». Смерть была для египтян продолжением земного существования, умерший человек, считали они, имеет те же потребности и желания, что и живущий. Гробницу, «дом вечности», обустраивали так, чтобы там всего было в достатке. А для будущего воскрешения человека необходимо было сохранить его тело - то есть мумифицировать. Изощренную процедуру бальзамирования описал еще Геродот, побывавший в Египте в V веке до нашей эры. Первым делом удаляли крюком через ноздри часть мозга, его остаток растворялся специальными составами. После этого из тела извлекали внутренности - легкие, печень, желудок, кишки. Их тоже бальзамировали и помещали в специальные каменные сосуды - «канопы». Брюшная полость очищалась растертыми специями и пальмовым вином, после чего заполнялась растолченной миррой и другими благовониями. Наконец тело зашивали и, судя по некоторым признакам, засыпали природной содой - натроном, которая вытягивала остатки жидкости. Процесс бальзамирования продолжался около семидесяти дней. После этого тело в последний раз обмывали и обматывали льняными бинтами, которые пропитывали смолами и благовониями для лучшей сохранности мумии. Под эти бинты клали амулеты, призванные защитить покойного на сложном пути в потусторонний мир. Пальцы, руки и ноги пеленались отдельно, а иногда на пальцы даже надевали золотые футляры. По рисункам на гробницах сановников и жрецов из Фив (1500-1000 годы до нашей эры) мы можем представить себе, как выглядела траурная процессия в Древнем Египте. Ее непременно сопровождали плакальщицы - специально нанятые девушки и женщины, которые издавали пронзительные вопли и рычания, рвали на себе волосы и посыпали голову песком. Слуги несли за гробом различные погребальные принадлежности: ложе, стулья, подголовники, сандалии, отделанные драгоценными камнями сундуки с одеждой, алебастровые сосуды, наполненные косметикой, украшения и даже настольные игры. У гробницы перед мумией совершали «ритуал отверзания уст и очей»: жрец прикасался к глазам, носу, ушам и рту усопшего особым жезлом в виде крюка. Этот магический обряд предназначался для того, чтобы органы чувств покойного обрели новую жизнь, и он мог и дальше видеть, слышать, обонять, есть и пить, то есть жить. Все это сопровождалось заклинаниями, которые произносил жрец-чтец. Потом наступал черед заупокойной службы; проводили ее специально обученные жрецы. В ходе этой церемонии внутрь гробницы помещались жертвенные дары: мясо, дичь, овощи, виноградные гроздья, хлеб, пиво или вино - чтобы усопший мог питаться. Правда, лишь символически - ведь египтяне вряд ли на самом деле верили, будто покойник станет есть эти дары. За него это делали жрецы - в счет вознаграждения за свои труды. Религиозная идея мумификации умерших восходит к мифу об Осирисе - судье мертвых и боге загробного мира. Осирис был на земле коварно убит своим братом Сетхом, расчленившим его тело. Исида, сестра и супруга Осириса, собрала эти части и передала их Анубису, богу бальзамирования. Он мумифицировал Осириса, чтобы тот мог ожить и получить власть над загробным миром, поскольку сохранность мумифицированного тела обеспечивала вечную жизнь. С образом Осириса связывались понятия о справедливости ещё в период 5 династии. Тогда же заметным становится рост этического элемента в общем контексте религиозной культуры Египта. Поступки и заслуги в земной жизни, уже могут оцениваться как угодные богам и царю в этом мире, и в загробной жизни. В гробничных надписях появляются уверования в том, что умерший был «любим своим отцом и хвалим своей матерью «, что он «подавал хлеб и одежды нуждающимся «. «Я - тот, кто говорит благое и сообщает желаемое. Никогда не говорил я дурного властелину против каких-либо людей, ибо хотел я, чтобы было мне хорошо перед Богом Великим», - повествуют о себе вельможи Хуфхор и Пепинахт. В одном из фрагментов «Книги мертвых » (около 1300 года до нашей эры) изображено как, Анубис, бог бальзамирования с телом человека и головой шакала, ведет усопшего в зал суда, где на троне восседает Осирис. Там же находятся весы. На одну их чашу кладется сердце умершего, а на другую -перо, символ Маат, богини истины и справедливости. Бог письма Тот с головой ибиса записывает результат. Если весы оставались в равновесии, значит, сердце человека «пусто от зла всякого» и ему будет позволено продолжать жизнь в потустороннем мире; однако если перевешивало сердце, отягощенное злом, то умершего проглатывала «пожирательница мертвых» - чудовищная химера с крокодильей пастью, туловищем льва и задней частью бегемота, - и он умирал во второй раз, уже окончательно. [6]

konesh.ru

Мифы и религия древнего Египта Миф, как объяснение явлений мира

Мифы и религия древнего Египта

Миф, как объяснение явлений мира.

Миф, в нашем понимании, это есть способ массового и устойчивого выражения мироощущения и мировосприятия человека, ещё не создавшего себе аппарата абстрактных обобщающих понятий и соответственной техники логических умозаключений.

Человеку с самого начала его существования приходилось воспринимать различные импульсы из вне и в процессе своей жизненной деятельности реагировать на окружающее.

Когда целеустремлённое, но бессознательное действие встречает препятствие, возникает эмоциональная реакция. Естественный для живого существа перебор проб и ошибок у человека происходит в области воображения. Если успех недостижим, возникают фрустрация и различные заменители удовлетворения. Таким заменителем могу быть агрессия, или иная форма адаптации к возникшей ситуации, включая какое либо её объяснение «в пользу » субъекта - рационализацию, сублимацию.

Однако человеку, поскольку он был Homo Sapiens, приходилось, также с самого начала своего существаования, не только воспринимать известные сигналы из мира и непосредственно реагировать на них (причём реагировать одновременно практически и эмоционально), но, кроме того, и пытаться усвоить связи воздействовавших на него начал мира то есть, оценивать их, воспринимать их как ценность или антиценность.

Итак, сталкиваясь с некоторыми явлениями мира, человек не только испытывает известные эмоции, но и сознательно осмысляет его.

Древний миф был не только попыткой понять и прочувствовать мир, и не только и столько метафорой, передающей её закономерности, но часто и попыткой воздействовать на мир с помощью вытекающих из мифологических, метафорических ассоциаций магических действий, которые тогда казались в определённых областях жизни равноценными средствам рациональным. Поэтому и в верованиях и в культе - как дома, так и в храме - наиболее важную роль играл магический ритуал. [3]

Миф - это умственный и словесный след не только того, о чём думал, полагал, верил и что чувствовал древний человек, но и того, как он думал. Но прежде чем анализировать то о чём он думал, и как он думал, полезно представить себе, каков он был, как и в каких условиях жил. Само понятие «миф » принадлежит позднейшему времени, а древний человек не делал различия между действительным и иллюзорным познанием.

Кажущаяся алогичность, произвольность мифологической фантазии, надо полагать, объясняется именно тем, что осмысление и обобщение явления мира происходят в мифе по семантическим эмоционально-ассоциативным рядам. Так, по семантическим рядам в египетском мифе Солнце, с одной стороны, золотая птица - сокол, парящая в небе, а с другой - глаз бога, охраняемый священной змеёй (семантический ряд «глаз - источник - вода - змея »), скрещивающийся с рядом по иному семантическому ряду, хлеб вырастает из мёртвого тела бога.

Дабы выразить мысль, что небо представляет собой свод и кровлю, опирающуюся на четыре точки горизонта, и одновременно, что оно - нечто, каждый день рождающее солнце, а также звёзды и луну, а в то же время нечто такое, по чему солнце движется ежедневно из конца в конец, можно было сказать, что небо - корова на четырёх ногах, женщина рождающая солнце, и река - по которой плывёт солнце. Это достаточно выражало представление, которое надо было передать, и никто не смущался тем, каким образом небо может быть одновременно коровой, женщиной и рекой, ибо все ясно чувствовали, что на самом деле небо - нечто иное, чем корова, женщина или река. Сравнение, толкование, само наименование предмета или явления воспринималось как нечто неразделимое и вещественное, например имя - как вещественная часть именуемого.

Поэтому не нужно удивляться, что древний египтянин мог приносить небу жертвоприношения и как божественной корове, и как женщине (богине).

Против нашего понимания «небесной коровы » выдвигается возражение такого рода: соответствующие изображения и тексты относятся уже к Новому царству Египта, то есть ко времени уже несомненной идеологизации египетской религии, и сам факт совмещения разных мифов, кодирующих, в сущности, один и тот же феномен, может быть проявлением уже идеологизированного религиозного мышления. [1]

Мифы, слагавшиеся некогда в долине Нила, сохранили нам ценный материал для изучения идеологии древнеегипетского рабовладельческого общества. Они исключительно интересны не только для истории египетской религии, но являются одним из источников для исследования всей культуры Египта. Так, без знакомства с дошедшими до нас записями подобных сказаний мы не сможем составить полной картины египетской литературы, ибо именно мифология была источником ряда литературных произведений. Привлечение мифологического материала необходимо и при исследовании отдельных вопросов истории Египта, в особенности древнейших ее периодов, и для понимания ряда проблем египетского искусства.

Однако значение египетских мифов этим не ограничивается: они дают ценный материал и для сравнительного изучения религиозных представлений на древнем Востоке, и для исследования идеологии греко-римского мира. Бесспорно значение древнеегипетских мифов и для истории возникновения и развития христианства. Происхождение многих элементов христианской догматики, мифологии, иконографии и ритуала, в том числе пасхальной и рождественской обрядности, иконографии «Страшного суда», богоматери и ряда святых - все это осталось бы непонятным без привлечения соответствующего материала из области истории египетской религии и, в частности, мифов.

Трудности в изучения египетских мифов, вызываемые неполнотой материала, увеличиваются, с другой стороны, его крайним разнообразием. Кроме непосредственных записей самих мифов, главнейшими источниками для изучения египетской мифологии служат различные религиозные тексты. Наиболее значительными из них являются так называемые Тексты Пирамид, - древнейшие тексты заупокойных царских ритуалов, вырезанные на стенах внутренних помещений пирамид фараонов V и VI династий (XXVII-XXV вв. до н. э.), затем Тексты Саркофагов, представляющие собой дальнейшее развитие Текстов Пирамид и сохранившиеся на саркофагах XXII-XIX вв. до н. э., и, наконец, Книга Мертвых - сборник текстов, образовавшийся на основе заупокойных ритуалов с сокращением части древних изречений и с добавлением новых глав и песнопений. В ряде случаев очень существенный материал дают религиозные гимны, в которых иногда встречаются изложенные в поэтической форме целые отрывки различных мифов. Не меньшее значение имеют и заговоры, заклятия и другие магические тексты, так как в основе их обычно лежат эпизоды из сказаний о богах, при помощи уподобления которым надеялись обеспечить благополучные исходы болезней или предохранить себя от несчастий. Крайне важны и ритуалы храмовые и заупокойные, содержащие множество ценных сведений.

Однако все эти разнообразные источники относятся к различным временам. Более чем трех тысячелетнее развитие египетской культуры привело, естественно, к тому, что одни и те же явления нередко истолковывались по-разному, сначала - в зависимости от времени, места и среды их возникновения, позже - уже в классовом рабовладельческом обществе, в зависимости от среды, в которой бытовали сказания, или от тех социально-политических целей, в которых они использовались. [2, 13]

^

Религия Древнего Египта как идеологическая надстройка.

Причиной возникновения религии является, как известно, бессилие первобытного человека перед грозными для него силами природы. Человек тогда был совершенно подавлен трудностями борьбы с природой за свое существование, и поэтому понятно, что при крайне неразвитом производстве эпохи господства первобытно - общинного строя существовала почти полная зависимость человека от сил природы, которых он не понимал и пытался объяснять их себе фантастическим образом, что и привело к сложению наивных религиозных представлений.

Египетская религия - явление не только хронологически протяженное, но и многоаспектное. Это фетишизм и тотемизм, политеизм и монотеистическое мышление, теогония и космогония, культ, необычайно разнообразные и противоречивые мифы, не менее разнообразные и противоречивые представления о загробной жизни, это проблемы взаимодействия религии с этикой, наукой и искусством, организации клира и его положения в обществе, обожествления фараона и т. д. Все эти аспекты с течением времени, естественно, видоизменялись и порой весьма существенно.

Египетская религия, как и всякая другая, является идеологической надстройкой над материальным базисом общества. Возникновение и развитие религии - исторический процесс, а не «волюнтаристский акт ». Религия, как и всякая идеология, раз возникнув, приобретает известную, порой даже большую самостоятельность по отношению к базису. Вспомним, что идеи, овладевшие массами, становятся материальной силой. Но если религия в своем развитии совершенно отрывается от базиса, она либо вырождается и исчезает, либо ходом истории, так или иначе приводится в соответствие с базисом.

Иначе говоря, религия - это первое мировоззрение человека. Вполне понятно, что с религией теснейшим образом связаны первые шаги человека в любой отрасли знания и искусства, ибо и знание, и искусство были чисто эмпирические и над любой практической деятельностью человека господствовали религиозные воззрения.

Однако не только силы природы, но очень скоро, еще даже в пределах первобытного общества, в религиозных представлениях наряду с силами природы, выступают также и общественные силы, - силы, которые противостоят человеку и так же чужды и первоначально так же необъяснимы для него, как и силы природы, и подобно последним господствуют над ним с такой же кажущейся естественной необходимостью. Фантастические образы, в которых первоначально отражались только таинственные силы природы, приобретают теперь также и общественные атрибуты и становятся представителями исторических сил». [2, 13]

Идеологическое воздействие храма, мифа, обряда, жертвоприношения, жреческого авторитета на население (нельзя сказать на «верующее население », потому что неверующих не было) имело в древнейшие периоды истории Ближнего Востока совсем иной характер, чем в поздних религиях. Само собой понятно, что религия освящала существующий порядок. Иначе и быть не могло, хотя бы потому, что во главе всех культов стоял правитель государства. Но это не могло быть иначе ещё и потому, что при медленности общественного развития того времени мысль об общественных переменах вообще никому не приходила в голову. Египетская мифология эпохи Древнего царства «III тыс. лет до н. э». насквозь пронизана идеологией жёсткой стратификации общества деспотической царской власти. Наиболее важные культы здесь это, во-первых, культ мёртвого царя - вождя и мёртвого бога плодоносящей земли - Осириса и, во-вторых, солнечный культ. Очень разнообразны локальные пантеоны.

Итак, вера не только освящала и отражала существующий порядок, сколько сама была неотъемлемой частью этого порядка. Отказаться от совершения тех или иных действий, предписываемых культом, показалось бы столь же нелепым, как отказаться от того, чтобы есть, пить, рожать детей и возделывать землю. [3]

Развитие производительных сил и производственных отношений, постепенное накопление опыта, освоение технических навыков и изобретений, изменения в общественных отношениях - все это влекло за собой и соответственное отражение в религиозных представлениях. Развитие этих сил, приведшее к тому, что в долине Нила первобытнообщинный строй сменился рабовладельческим государством, в некоторой степени уменьшило зависимость человека от сил природы, но зато оно в еще большей степени связало его растущим социальным гнетом, что и нашло свое выражение в религии. Верования, существовавшие во времена древнеегипетской рабовладельческой деспотии, коренным образом отличались от представлений жителей долины Нила эпохи первобытно - общинного строя. Источники показывают, как в итоге длительного развития, на основе местных культов, сохранившихся и на протяжении всей последующей истории древнего Египта, возникали культы общегосударственные. В руках господствующей рабовладельческой верхушки общества религия стала могучим идеологическим орудием угнетения народных масс и укрепления авторитета этой верхушки и в первую очередь авторитета выразителя ее интересов - фараона, который был провозглашен «сыном по плоти» верховного бога солнца Ра. Всему этому способствовало выделение жречества, появление множества храмов с установившимися ритуалами и сложными богословскими системами.

В образах многочисленных богов отразились теперь уже в иной форме и олицетворения сил природы, и олицетворения общественных сил. Взаимоотношения богов строились по примеру взаимоотношений земных. Во главе богов отныне стоит верховное божество, явно отражающее в себе черты земного владыки - фараона. Почитавшиеся в различных центрах Египта боги, сохраняя господствующее значение в своем собственном городе, в то же время получают особые функции в официальном культе верховного божества. Так, бог города Шмуну Тот становится писцом верховного бога солнца Ра, боги Онурис и Гор - его могучими защитниками и т. д. Соответственно изменяются древние мифы и слагаются новые.

^

По всей видимости, в Египте не было единой религии. В каждом номе и городе был собственный пантеон богов. Но Великий пантеон богов в разных формах почитали везде. Эннеада - изначальная девятка богов, древнейшая известная нам космогоническая система.

Атум символизирует первоначальное и вечное единство всего сущего. Согласно гелиопольскому сказанию, Атум, создавший сам себя, возник из первобытного хаоса - Нуна вместе с первозданным холмом. Сам себя оплодотворив, родил, выплюнув изо рта богов-близнецов воздух Шу и влагу Тефнут. Рука Атума - богиня Хатор (Небо). Двойная корона на голове означает власть над Верхним и Нижним Египтами. В Мемфисе Атума отождествляли с Птахом. Причем Птах, создавший богов, предварительно задумал свое творение в сердце и назвал их имена своим языком. Птах творил мыслью и словом.

Появление детей у Атума влечет появление двойственности. Тефнут и Шу породили Геба - бога Земли и Нут - богиню неба, после чего Шу их разделил. Данная интерпретация полярности неба и земли особенность только египетской мифологии. Во всех других известных мифологических системах Земля имеет женское начало, а небо - мужское. Прежде чем Шу разъединил своих детей, у них родились Исида и Нефтида, Осирис и Сет. Каждый бог эннеады держит в правой руке символ жизни - анх, а в левой - символ власти уас. Причем мужские фигуры находятся в движении слева направо. [10]

Отличительной особенностью египетской религии был культ животных. Многие божества изображались с головами животных или птиц на человеческих телах, в храмах жили «живые боги», считавшиеся священными: животные, птицы, змеи. Таких животных и птиц после смерти бальзамировали и хоронили в особых гробах на специальных кладбищах. Эту особенность египетской религии следует рассматривать в свете столь характерного для египетской культуры сохранения ряда пережитков таких явлений, которые возникли еще на предыдущих, порой весьма отдаленных этапах общественного развития, что было обусловлено известной застойностью, свойственной древневосточным рабовладельческим обществам. Причины такой застойности были заложены в самих основах хозяйства этих обществ; в областях искусственного орошения, при существовавшем тогда уровне производительных сил, было необходимо применение простейшей кооперации, которая способствовала длительному сохранению косной восточной соседской общины, не дававшей простора для более полного развития производительных сил.

Нисколько не пренебрегая научными реконструкциями генезиса и древнейшего состояния египетской религии, в интересах полной объективности целесообразно начать ее описание, опираясь на письменные памятники, т. е. со времен Древнего царства. Уже в то отдаленное время египетская религия приобрела в основном все те характерные черты, которые были ей свойственны на всем дальнейшем протяжении ее существования. Это, конечно, не означает, что она не подвергалась изменениям. Но изменения эти не носили такого характера, который мог бы привести к качественно иному состоянию.

Типологически религия древнего Египта относится к тем религиям, которые характерны для древнейших классовых обществ, именно поэтому в египетский пантеон входили и не египетские боги - например, семитские божества Кадеш, Аштарта, Решеп и др.

Очень важно подчеркнуть, что государственной религии, в нашем понимании, в Египте никогда не было, как не было и единой церковной организации. В связи с этим не существовало обязательных для всей страны религиозных догматов, не наблюдалась унификация религиозных воззрений. Египетская религия представляет собой очень сложный феномен, соединение часто противоречивых, а порой и взаимоисключающих верований, возникших в разные времена и в разных частях страны. Было бы несправедливо утверждать, что древние египтяне не ощущали этих противоречий. Наука располагает безусловными доказательствами того, что жреческие коллегия крупных религиозных центров, таких, как Гелиополь, Гермополь, Мемфис, Фивы и др., стремились как-то упорядочить исторически возникшее хаотическое нагромождение религиозных верований и воззрений. Но осуществить это им так и не удалось. По-видимому, отсутствие последовательности, психологическая невозможность отказаться от древних религиозных взглядов, даже если они противоречат новым плодам теологического творчества, глубокая приверженность традициям в высшей степени характерны для религии вообще и египетской в частности.

^

В период Древнего царства (28 - 23 в. до н. э.) Египет является крупным государством, распространявшим своё влияние на области Синайского полуострова, южную Палестину и Нубию. Именно в этот период, унаследовавший многое от более ранних эпох: каменные орудия, культурную особенность составляющих Египет областей с их пёстрым сонмом богов, магию, почитание животных, растений, сокральных предметов и т. д. - выявляется целый ряд особенностей египетской культуры, которые сохраняются до конца эпохи фараонов. И одной наиболее её ярких черт стало причудливое сочетание «первобытности » со сложным и зрелым мировосприятием, отличающим высокоразвитую цивилизацию.

Эпоха Древнего царства воспринималась самими египтянами как время могущественных царей и несравненных великих мудрецов - полубога Имхотепа и Джедефхора, Кагемни и Птаххотепа, как золотой век египетской культуры.

Свою цивилизацию египтяне изначально считали созданной богами. Согласно хронологии Манефона, основанной на священных текстах, до земных царей Египтом правили боги, затем - полубоги. В «Мемфисском богословском трактате », творении жрецов Птаха, восходящим к эпохе Древнего царства, сказано: «Умиротворился Птах, создав все вещи и божественные слова. Он породил богов, создал города, основал номы, поместил богов в их святилища, учредил их жертвоприношения, основал их храмы, сотворил их тела ради умиротворения их сердец ».

Существование государства не мыслилось египтянам без Маат - божественного Порядка и Истины. Боги-творцы уничтожают изначальный хаос, и в созданном ими человеческом обществе выступают в роли восстановителей всеобщей гармонии Маат. Подобно богам царь также должен стремиться «утвердить Маат на месте беспорядка «. («Тексты Пирамид»).

Порядок часто понимается как правопорядок, справедливость: боги и цари - как владыки и учредители законов. Не случайно египетские визири, начиная с эпохи Древнего царства, выступают в роли жрецов истины, что соответствовало их судейским обязанностям. Понятие Маат становится центральным в египетской этике. Одно из древнейших известных нам поучений - «Премудрость Птаххтепа «(V династия) - провозглашает Маат принципом, на котором строятся правильные человеческие взаимоотношения: «Велика справедливость, и превосходство (её) непоколебимо, неизменна (она) со времён Осириса, и карают преступающего законы. «

Боги для древних египтян - не только творцы городов, номов, правителей, собственного культа, порядка и законов, но и создателей ремёсел и искусств, письма и счёта, науки магии. Иероглифическое, то есть священное, письмо понималось как «слово бога «, и важнейшая роль здесь принадлежала богу мудрости Тоту. Владыке слова бога, создателю письменности, покровителю литературы и писцов. Сооружение пирамид, этих гигантских усыпальниц - яркое свидетельство того, сколь велика была в Египте вера в особую божественную силу царя, распространявшуюся на подданых и после его смерти. Бог Благой (или Добрый) при жизни, бог Великий посмертно, царь является сосредоточением религиозной жизни, и от его земного благополучия и загробного блаженства, по представлениям египтян, зависела судьба страны.

В конце 5 династии в пирамиде царя Унаса впервые высекаются формулы царского заупокойного ритуала и связанных с ним представлений - «Тексты пирамид «, пронизанные идеей бессмертия и могущества царя, полагающегося теперь на вечность слова, запечатлённого в камне. Из заупокойных текстов Осириса известен как царь загробного мира, вершитель посмертной судьбы каждого египтянина на суде богов. [4]

Ни один другой народ древности не уделял столь пристального внимания загробному миру, как египтяне, для которых смерть была продолжением жизни. О смысле бытия жители Древнего Египта высказались бы примерно так: «Ты живешь, чтобы умереть. И умираешь, чтобы жить». Смерть была для египтян продолжением земного существования, умерший человек, считали они, имеет те же потребности и желания, что и живущий. Гробницу, «дом вечности», обустраивали так, чтобы там всего было в достатке. А для будущего воскрешения человека необходимо было сохранить его тело - то есть мумифицировать.

Изощренную процедуру бальзамирования описал еще Геродот, побывавший в Египте в V веке до нашей эры. Первым делом удаляли крюком через ноздри часть мозга, его остаток растворялся специальными составами. После этого из тела извлекали внутренности - легкие, печень, желудок, кишки. Их тоже бальзамировали и помещали в специальные каменные сосуды - «канопы». Брюшная полость очищалась растертыми специями и пальмовым вином, после чего заполнялась растолченной миррой и другими благовониями. Наконец тело зашивали и, судя по некоторым признакам, засыпали природной содой - натроном, которая вытягивала остатки жидкости.

Процесс бальзамирования продолжался около семидесяти дней. После этого тело в последний раз обмывали и обматывали льняными бинтами, которые пропитывали смолами и благовониями для лучшей сохранности мумии. Под эти бинты клали амулеты, призванные защитить покойного на сложном пути в потусторонний мир. Пальцы, руки и ноги пеленались отдельно, а иногда на пальцы даже надевали золотые футляры.

По рисункам на гробницах сановников и жрецов из Фив (1500-1000 годы до нашей эры) мы можем представить себе, как выглядела траурная процессия в Древнем Египте. Ее непременно сопровождали плакальщицы - специально нанятые девушки и женщины, которые издавали пронзительные вопли и рычания, рвали на себе волосы и посыпали голову песком. Слуги несли за гробом различные погребальные принадлежности: ложе, стулья, подголовники, сандалии, отделанные драгоценными камнями сундуки с одеждой, алебастровые сосуды, наполненные косметикой, украшения и даже настольные игры. У гробницы перед мумией совершали «ритуал отверзания уст и очей»: жрец прикасался к глазам, носу, ушам и рту усопшего особым жезлом в виде крюка. Этот магический обряд предназначался для того, чтобы органы чувств покойного обрели новую жизнь, и он мог и дальше видеть, слышать, обонять, есть и пить, то есть жить. Все это сопровождалось заклинаниями, которые произносил жрец-чтец. Потом наступал черед заупокойной службы; проводили ее специально обученные жрецы. В ходе этой церемонии внутрь гробницы помещались жертвенные дары: мясо, дичь, овощи, виноградные гроздья, хлеб, пиво или вино - чтобы усопший мог питаться. Правда, лишь символически - ведь египтяне вряд ли на самом деле верили, будто покойник станет есть эти дары. За него это делали жрецы - в счет вознаграждения за свои труды.

Религиозная идея мумификации умерших восходит к мифу об Осирисе - судье мертвых и боге загробного мира. Осирис был на земле коварно убит своим братом Сетхом, расчленившим его тело. Исида, сестра и супруга Осириса, собрала эти части и передала их Анубису, богу бальзамирования. Он мумифицировал Осириса, чтобы тот мог ожить и получить власть над загробным миром, поскольку сохранность мумифицированного тела обеспечивала вечную жизнь.

С образом Осириса связывались понятия о справедливости ещё в период 5 династии. Тогда же заметным становится рост этического элемента в общем контексте религиозной культуры Египта. Поступки и заслуги в земной жизни, уже могут оцениваться как угодные богам и царю в этом мире, и в загробной жизни. В гробничных надписях появляются уверования в том, что умерший был «любим своим отцом и хвалим своей матерью «, что он «подавал хлеб и одежды нуждающимся «. «Я - тот, кто говорит благое и сообщает желаемое. Никогда не говорил я дурного властелину против каких-либо людей, ибо хотел я, чтобы было мне хорошо перед Богом Великим», - повествуют о себе вельможи Хуфхор и Пепинахт. В одном из фрагментов «Книги мертвых » (около 1300 года до нашей эры) изображено как, Анубис, бог бальзамирования с телом человека и головой шакала, ведет усопшего в зал суда, где на троне восседает Осирис. Там же находятся весы. На одну их чашу кладется сердце умершего, а на другую -перо, символ Маат, богини истины и справедливости. Бог письма Тот с головой ибиса записывает результат. Если весы оставались в равновесии, значит, сердце человека «пусто от зла всякого» и ему будет позволено продолжать жизнь в потустороннем мире; однако если перевешивало сердце, отягощенное злом, то умершего проглатывала «пожирательница мертвых» - чудовищная химера с крокодильей пастью, туловищем льва и задней частью бегемота, - и он умирал во второй раз, уже окончательно. [6]

www.do.gendocs.ru