История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Магия прядения, вязания, плетения у древних славян. Прядение у древних людей


Примечание XVI Грузики для прялок и прядение у древних. Троя

Примечание XVI

Грузики для прялок и прядение у древних

После всего, что было сказано в этой и предыдущих моих работах о предметах, которые встречаются в таких огромных количествах среди руин Трои и которые я назвал пряслицами, поскольку они напоминают пряслица (или пряслена), используемые вместе с веретеном во время ручного прядения (было ли это их единственное применение или нет), я решил, что уместно будет сказать несколько слов об этом почти забытом искусстве. Было бы интересно узнать, сколько из моих читателей точно представляют себе это ремесло, которое давно уже, по крайней мере в цивилизованных странах, было вытеснено сначала колесной прялкой, которая потом, в свою очередь, уступила машинам. Небольшой рассказ об этом процессе кажется мне здесь более уместным, ибо он ведет нас назад, в глубокую древность, когда жили и работали первые поселенцы Трои.

Как и другие начала цивилизации, искусство прядения наглядно представлено нам на первобытных памятниках Египта, изображения не только оказываются настолько живыми, что едва ли нужно какое-либо описание, но они к тому же снабжены иероглифическими подписями, среди которых мы постоянно находим слово saht, которое по-коптски означает «скручивать»[404]. По большей части этим ремеслом занимались женщины, и именно поэтому незамужняя женщина все еще называется spinster («прядильщица»)[405]. Чудесные настенные росписи в погребальных гротах Бени-Хасана эпохи XII династии сохранили почти на сорок столетий графическое изображение прядения и ткачества, которое мы здесь схематически представляем читателю (рис. 139а).

То, что мужчины также использовались для такой работы (как мимоходом замечают Геродот и Софокл)[406], доказывает другая роспись из Бени-Хасана (рис. 139Ь).

Египетские веретена «были в основном небольшими, примерно один фут три дюйма в длину, и многие из них были найдены в Фивах и теперь хранятся в музеях Европы. В основном веретена были деревянные, и, чтобы увеличить энергию вращения, шарообразная головка (отвечающая назначению пряслица) была иногда сделана гипсовой или составной; некоторые, однако, были легкими и плетеными и делались из камыша или пальмовых листьев, окрашивались в разные цвета и снабжались петлей из тех же материалов для закрепления нити после наматывания» (см. рис. 139с).

Здесь особое внимание обращает на себя веретено 2 с. 294, поскольку оно дает параллель ко множеству веретен, обнаруженных доктором Виктором Гроссом в швейцарских озерных жилищах, все еще воткнутых в терракотовое пряслице, а также тот факт, что на фиванской прялке, которую можно видеть в Британском музее, все еще сохранились привязанные к ней льняные нити.

Рис. 139 а. Египетские женщины ткут и прядут. Бени-Хасан[407]I и 3 – ткачество, 2 – ткацкий станок, 4 – мужчина-надзиратель, 5 – женщина, треплющая лен, б – женщина скручивает двойную нить для утка. 7, 8 и 9 показывают скручивание одиночных нитей с помощью веретена. Иероглифы следующие: a (sxet) – «прядение»; Ь (mersxet) – «начальница станка»; с (m sua) – «напротив»; d (sta) – «вытягивание»; е (sitga) – «тканье»; / (xes) – «прядение»

Рис. 139 b. Мужчины за прядением и изготовлением сетей. Бени-Хасан[408]1 – прядущий мужчина, а – шест и сосуд. 2, 3 – мужчины делают сети; Ь – подставка, с – сеть

Рис. 139 с. Египетские веретена, обнаруженные в Фивах.

Британский и Берлинский музеи I – представляет нечто вроде трости, расколотой наверху, чтобы придать ей шарообразную форму, 2 – имеет головку или пряслице из гипса, 3 – целиком состоит из дерева с кромкой для пряслица, 4 – плетеное в виде косички или корзинки, 5 – с петлей для наматывания нити, 6 – кольцо из дерева для закрепления нити

Замечательно, что ни на одной египетской картине мы не видим прялкщ однако следует заметить, что в некоторых случаях (8 и 9, рис. 139а) веретено и нить изображены без той массы (шерсти или льна), из которой вытягивали нить, так что могла быть и прялка, которую просто не изображали. Но скорее пряжа находилась в вазе (или корзине), как та, что показана на рис. 139а (7) и рис. 139Ь (l), где нить вытягивают из такой вазы через что-то похожее на рогатку. Обратите также внимание на две вазы у ног женщины на рис. 139а (9).

Следующее по древности упоминание о прядении как о женском деле, происходит в двух (и только двух) пассажах в Ветхом Завете: «И все женщины, мудрые сердцем, пряли своими руками» (Исх., 35: 25), и в знаменитом описании добродетельной женщины, вложенном в уста царя Лемуила: «Протягивает руки свои к прялке, и персты ее берутся за веретено» (Притч., 31: 19). Так мы читаем в английском авторизованном переводе, однако специалисты по древнееврейскому языку говорят нам, что «слово прялка следует отбросить, и термин, который так переводится, означает само веретено, в то время как то, что переводится как веретено, – на самом деле пряслице (или пряслен) веретена (verticillus. Плиний. Естественная история, XXXVII, 11): к прялке присоединялась пуговица или круглый ободок, который придавал стабильность ее круговому вращению. Во времена Плиния пряслица сирийских женщин делались из янтаря»[409].

Если эта интерпретация древнееврейских слов правильна, то перед нами – замечательный пример использования пряслиц в глубокой древности.

Теперь, переходя к Гомеру, мы находим среди других пассажей о прядении один, который особенно нас интересует, так как находится в связи с Египтом. Среди даров, подаренных Елене «умной Алькандрой, супругой Полиба, в египетских Фивах жившего», была серебряная корзинка с золотым или позолоченным ободком, заполненная сученой пряжей, на которой лежала ??????? «с шерстью волнистой пурпурного цвета»[410]. Обычно это слово означает прялку, в то время как веретено называется ????????, однако ??????? может значить и то и другое, и этим словом называются различные предметы в форме веретена – камыш, коленце камыша, стрела, вершина мачты и т. п. В данном пассаже сэр Гарднер Уилкинсон[411] считает, что речь идет о прялке, что согласуется с тем, что на нее намотана пурпурная шерсть. Однако с другой стороны, это могло означать и веретено, особенно если корзинка наполнена сученой шерстью, и если подарок был полным набором принадлежностей для прядения, а ??????? значит прялка – то где же тогда веретено, без которого нельзя обойтись в этой работе? Таким образом, мы склоняемся к тому, чтобы признать здесь корзину и веретено, которые мы видим на картинах из Бени-Хасана. (Однако к корзине мы еще вернемся.)

Как бы то ни было, в исторические времена сочетание прялки и веретена было – и оставалось в новое время – необходимым для прядения, и об этом нельзя сказать лучше, чем словами знаменитого археолога г-на Джеймса Йейтса[412]: «Веретено (????????, fusus) всегда в ходе использования было неразлучно с прялкой (????????, colus) и являлось неотъемлемой частью одного и того же приспособления[413]. Приготовив шерсть, лен или другой материал для прядения и иногда окрасив их[414], скатывали пряжу в шар (??????, glomus)[415], который был достаточно рыхлым, чтобы рука прядильщицы могла свободно ссучивать из него нить. Верхнюю часть прялки втыкали в эту массу льна или шерсти (colus comta)[416] и нижнюю ее часть держали в левой руке, в таком положении, которое было наиболее удобно для работы. Нити вытягивали и одновременно скручивали по спирали, в основном используя указательный и большой пальцы правой руки[417]; полученную таким образом нить (????, от ?є? – «пряжа»; filum, stamen) наматывали на веретено до тех пор, пока на нем было место.

Веретено представляло собой палочку длиной десять или двенадцать дюймов, у которой на одном конце была зазубрина или петля (?????????, dens)[418], к которой прицеплялась нить, так что вес веретена мог постоянно вытягивать нить по мере ее формирования. Нижний конец веретена вставляли в небольшое колесико, именуемое пряслицем (verticillum или verticillus) и сделанное из дерева, камня или металла[419], назначением которого было сделать веретено более устойчивым и способствовать его вращению (см. рис. 139d). Дело в том, что прядущий (обычно это была женщина) постоянно вращал веретено правой рукой[420], чтобы еще сильнее перекрутить нить; и каждый раз, когда нить вытягивалась так, что веретено опускалось на землю, женщина вынимала ее из зазубрины, наматывала на веретено и, снова вложив нить в зазубрину, вытягивала и свивала следующую порцию. Обо всем этом в деталях пишет Катулл[421].

Сопровождающая иллюстрация взята из серии барельефов, изображающих искусства Минервы на фризе на форуме Паллады в Риме. На барельефе показано прядение в тот момент, когда женщина вытянула пряжу на достаточную длину, чтобы свивать ее, поворачивая веретено большим и указательным пальцами правой руки, и собирается вытащить ее из зазубрины, чтобы намотать на уже сформировавшуюся бобину (??????).

Рис. 139 d. Прядущая женщина. Рисунок г-на Г. Шарфа с римского барельефа

Сама прялка была примерно в три раза длиннее веретена, мощной и достаточно толстой в пропорции; обычно ее делали из дерева или камыша с выступом сверху, которого должно было хватать, чтобы клубок не сползал. Иногда прялка была и из более дорогих материалов и украшенной. Феокрит написал стихотворение[422] на посылку прялки из слоновой кости жене друга. Золотые прялки и веретена посылали в качестве подарков знатным дамам; золотые прялки Гомер и Пиндар приписывают богиням и другим высокопоставленным женщинам[423]: они называют их ????????????[424].

«Было принято иметь корзинку (???????, ??????????, calathus, calathiscus, также ???????), по-латыни qualus и quasillus, в которой держали прялку и веретено с пряжей, приготовленной для прядения, и ьслубки уже спряденной ьперсти»[425]. Как замечает г-н Йейтс в другой статье[426]: «Поллукс (X. 125) говорит о ??????? (плетенке) и ?????????? (корзиночке) как о «женских принадлежностях», и в другом пассаже (VII. 29) он называет их в связи с прядением и говорит, что ??????? и ?????????? – это одно и то же. Эти корзинки делались из ивы или камыша[427], поэтому мы читаем у Поллукса (VII. 173): «плести плетенки и корзиночки», и у Катулла (LXIV. 319):

Возле же ног их лежала, хранясь в плетеных корзинках (virgati… calathisci),

Тонкая, нежная шерсть, руна белоснежного волна[428].

Они часто изображаются в росписях на вазах, и часто, как замечает Беттингер[429], говорят о том, что представленная сцена происходит в гинекее, или женских покоях. На следующей гравюре, воспроизводящей рисунок на вазе[430], рабыня, принадлежащая к разряду quasillariae, приносит своей хозяйке корзину (calathus)».

Поразительный социальный факт: это искусство, которое считалось у греков достойным богинь и царевен (хотя им занимались и служанки), стало во времена римской роскоши чем-то унизительным, ибо рабыни – quasillariae (носительницы рабочей корзинки или прядильщицы) принадлежали к низшему классу рабов. Это было возвращение к египетским нравам, где мы видим, как вездесущий начальник стоит над прядущими и ткущими женщинами и в обоих случаях прибегает и к розге.

Рис. 139с. Рабыня приносит рабочую корзину хозяйке. В руке хозяйки видно нечто, похожее на нижний конец прялки

С особым интересом я цитирую замечания г-на Йейтса (в статье Fusus) о сакральных ассоциациях предметов, использовавшихся для прядения: «Прялку и веретено с шерстью и нитями на них несли в свадебных процессиях, и – без шерсти и нитей – женщины часто вешали их как приношения в качестве религиозной благодарности, особенно в старости или отказываясь от постоянного их использования[431]. Чаще всего они были посвящены Палладе, покровительнице прядения и связанных с ним искусств. Сам троянский палладий был грубым изображением богини с прялкой и веретеном»[432]. Это посвящение прялки и веретена является полным аналогом приношению пряслиц Афине Эргане, которое я постоянно предполагал. Это вполне соответствует их использованию для прядения: поскольку их окончательное предназначение в качестве приношений было бы достаточной причиной для того, чтобы украшать их религиозными эмблемами. Отдельные образцы нескольких пряслиц с воткнутыми в них палочками или веретенами, найденных доктором Виктором Гроссом в швейцарских озерных жилищах (с. 61), и одно, найденное мною, с гвоздем, которым оно могло быть прибито к стене храма (с. 119, рис. 37), могут, таким образом, служить типами общего и сакрального использования этих предметов, которые теперь стали знакомыми для археологической науки.

В заключение я не могу отказать себе в удовольствии добавить к этому фактическому очерку пассаж из художественной литературы, в котором король всех романистов описывает это ремесло в Британии, называя его уже умирающим. Уже более «шестидесяти лет назад»[433]* сэр Вальтер Скотт в «Антикварии» дал живую картину хижины рыбака с портретом старухи Элспет; воображение влечет нас к тому, чтобы перенести этот образ в дни первобытной Трои. «Держа прялку у груди и веретено в руке, она неторопливо и почти бессознательно предавалась старинному занятию шотландских женщин. Малыши, ползая под ногами у взрослых, следили за движением крутящегося бабушкиного веретена и время от времени хватали его, когда оно танцевало на полу, выделывая причудливые скачки, каких не увидишь теперь при наших усовершенствованных самопрялках, так что злосчастная принцесса из сказки могла бы путешествовать по всей Шотландии, не рискуя уколоть палец о веретено и умереть»[434]*. Что ж! С тех пор Парки продолжают тянуть свою нить; уже и колесо последовало за прялкой, сохранившись лишь в самых отдаленных лачугах, или как игрушка дам, или же в оперном хоре[435]* – могучий ткацкий станок на фабрике заставил его замолчать; и, если мы можем перефразировать Аристофана:

Царит какой-то Вихрь, а прялку он давно прогнал[436]*.

Я могу добавить, что старый способ ручного прядения все еще в общем употреблении у жен пастухов на горе Парнас и в горах Пелопоннеса.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Магия прядения, вязания, плетения у древних славян

- 2321 Магия прядения, вязания, плетения у древних славянМагия прядения, вязания, плетения у древних славян

Образы Богинь судьбы часто связываются с образом нити, прялки, веретена. В народе женщины-рукодельницы, имеющие дело с полотном и нитью, также наделяются пониманием тайной природы вещей и умело используют свое знание. При помощи нити воздействуют на все сферы жизни: «какова нить, такова и жизнь». Судьба человека воспринимается как нить, выпряденная на прялке божеством, и затем оформленная (уже человеческими руками) в виде символического шитья, магического вязания, ткачества и т.п. – с целью предначертания будущего новорожденному или же с целью корректировки уже предопределенной судьбы. Божества могут изменить судьбу человека в моменты ритуальной смерти, т.е. при инициации, замужестве, отказе от рода и пр.Колесо прялки стало колесом времени (или же понимание цикличности процессов в природе оказалось там просто объяснить посредством вращающегося колеса) – рождения, жизни и смерти, а символ круга означал солнце, вечность, образы Бога и мира как точки отсчета. Колесо символично и цифре 0 — замкнутый круг, беспредельное, начало и конец, символ абсолюта. Узоры на прялке связывали человеческую жизнь с мифическим актом ткачества мироздания. В восточно-славянской культуре центральная часть прялки, с которой соприкасалась кудель, часто украшалась знаками-символами солнца и суточного круговорота. Колесо крутится – жизнь-нить прядется, солнышко по небу катится.Время в мифологии осмыслялось как конкретная предметная стихия – кудель на прялке, челнок или ткань на станке богов. В некоторых традициях определенный отрезок времени так и назывался «пряжей» («бабий счет по пряже»).Если на нити (читай – на прямом течение силы/жизни/энергии) завязывался узелок, это изменяло заданное течение. В одних случаях узелки на нитях могли выступать в качестве оберегов от болезней и вреда, в других – наоборот, свидетельствовать о наведении порчи (например, при родах). Спутывая или перекручивая нить – по аналогии переносили действие на жизнь человека, спутывая, сбивая, либо наоборот — выпрямляя. Создавая изделие, вместе в нитью вплетали свои желания, посулы, мечты. Умельцы вязания узелков на нити с целью изменения жизни/сеобытия назывались наузниками, а сами колдовские узелковые нити — наузами.Колдовская нить прялась ради изменения (коррекции) судьбы, т.е. изменения чего-то в настоящем и будущем. Однако иногда чтобы изменить будущее, надо вернуться назад, в прошлое – в обрядовом ткачестве это выполняется кручением нити против часовой стрелки (т.е. открываются запирающие барьеры, пряха оказывается в потоке времени). В этот момент она создает новый посыл/желание, и вплетает его в ткань овеществленной реальности.Важность прядения в человеческой жизни нашло выражение и в делении изб на на «пряху» и «непряху (если печь располагалась при входе справа от двери ее устье было обращено к свету — изба «пряха»; если печь помещалась слева от входа — изба «непряха»).

Духи прядущие, ткущие, вышивающиеМифические существа любят заниматься прядением и ткачеством, но чаще всего практической пользы это не приносит. «От кикиморы не дождешься пряжи» — говорится в пословице. Народная память сохранила больше историй о нехорошем «исходе» пряденья духами: видеть прядущую кикимору – к смерти в избе; когда кикимора гремит коклюшками – быть беде. Однако если за прялку садится дух (особенно в значимые дни года, благосклонно расположенный к хозяевам), последствия бывают благоприятными – дух может «напрясть» богатство, здоровье, удачу.Чаще всего прядя, дух приговаривает и нашептывает пожелание, чаруя пряжу, домочадцев, скот. Для того, чтобы «не рисковать», старались не оставлять рукоделье на видном месте, вовремя заканчивать работу, и, по большому счету, не ссориться с духами.В прядущих (вяжущих, плетущих, ткущих, шьющих, вышивающих) духах часто узнаваемы божества, предопределяющие судьбу, будущее: духи и люди сосуществуют рядом.Среди Богинь-прях наиболее известна Мокошь , Ма-кош означает “Мать жребия” (в санскрите найдены слова kac – связывать, kac — «быть видимым, проявляться»).Рожаницы, Богини «предопределенности», вместо пряжи прядут судьбу людей, наделяя их счастливым или несчастливым уделом. Одна дева меряет жизнь, другая отрезает нить судьбы, третья, старшая, произносит слово судьбы. (Культ рожаниц постепенно сливался с культом домашних духов). Иногда рожаницам соответствуют «пряхи заговоров», локализуемых на горе (камне, на реке (море), под деревом (на столбе), где «три девицы… прядут, выпрядают, узоры набирают».Сходные функции несли богини судьбы Доля и Недоля (Среча и Несреча).Домовой (либо доможириха, женская ипостась домового), хранитель дома, Предок Рода.Кикимора (вариации мара/жена домового, выглядит как женщина любого возраста с выраженным физическим уродством, связана с культом мертвых) любит прясть в одиночестве – иногда помогая хорошим хозяйкам, а нерадивым вредя.«Лесные жены» дарят людям клубки «неубывающих» ниток.Комоха (персонификация лихорадки) – помимо владения разными инструментами (режет ножом, точит) еще и прядет.Баба Середа (помогающая прясть и белить холсты)Мифическая пряха, живущая в «избушке на курьей ножке, на веретенной пятке… шелк прядет, нитки длинные сучит, веретено крутит…» (по описанию Баба-Яга, либо старуха/ведунья). Пряха веретено крутит, избушка вертится, нить в клубок скручивается – а тот клубок помогает преодолеть пространство и время герою, ищущему свою судьбу.Женщина Иного мира, помогающая кому-то в мире человечьем – используя магические способности она оживляет тканное/вышитое полотно, творя гармонию между мирами – низшим, высшим и срединным.

Предполагается, что изначально каждый день недели связывался с существом прядуще-ткущим, даже само название «сутки» однокоренное с глаголом «ткать» — «то, что соткано» (с’тки). Месяцы года тоже зашифрованы в русской «прядельной» загадке: «Стоит дом в 12 окон/В каждом окне по 4 девицы/У каждой девицы по 7 веретен/У каждого веретена свое имя».Появление прядущих духов приурочено к определенному времени – в «переходные» моменты, когда миры оказываются близко друг к другу, прядение носит не бытовой характер, а судьбоносный. Поэтому «простым смертным» в такое время нельзя притрагиваться к магическому инструменту сотворения полотна жизни – женщины отдыхают, а богини, духи и «знающие» прядут, воздействуя на человеческую жизнь и мироздание. В «переломное» время нельзя вить веревки, скручивать нитки, сматывать клубки, вязать узлы, плести, гнуть… Люди, не подозревающие о скрытой связи вещей (что наверху – то и внизу), могут легко разрушить хрупкое равновесие, позволяя силам хаоса проникнуть в «упорядоченный» мир, принося дисгармонию и асимметрию. Отсюда проистекают страшные истории о наказанных пряхах, пренебрегшим запретом – в их жизни либо что-то рвется, либо путается, либо выходит криво-косо, либо оказывает влияние на погоду или свою семью и рождение детей, естественно, в неблагополучном смысле. Если же человек, вмешавшийся в процесс «плетения невовремя» понял, что рождается сейчас под его руками нечто нехорошее, должен рассечь созданную вещь на части, дабы «вернуть мироздание в исходное состояние».Нельзя прясть в дни солнцеворота (зимний – связывался с культом мертвых, отсюда обычай рядиться, приходить к друг другу в гости ряженными и прясть, сидя на полатях, словно бы не женщины, а кикиморы, ведя при этом разговоры о судьбе молодого поколения), на русальной неделе (переход от весны к лет, по пятницам.Прядения обрядовой нити приходилось на определенные календарные даты. При этом отдельно оговаривались а) время суток: до восхода солнца или в течение дня или ночи; б) место прядения: на пороге дома, «на воде», на ходу, у окна; в) состав исполнителей (женщины, старухи или девочки-«недоростки», часто ни разу до этого момента не прявшие). Необходимо было и соблюдение ритуальной чистоты исполнительниц. Иногда колдовские нити пряли левой рукой с кручением веретена «от себя» (против часовой стрелки).Сезон «прядения» и обработки льна начинался с наступлением зимы (октября). На девичьих посиделках и запрядках (досл. «новая пряжа») женщины и девушки общались, мечтали, пряли (а женская магия предполагает умение мечтая — создавать, вынашивать и рождать желаемое).В ночь зимнего солнцестояния, когда границы миров истончаются, прошлое-настоящее-будущее оказываются рядом, пряли программирующие нити.Заканчивалось прядение 26 марта (по ст.ст.), к этому времени полагалось завершить последнюю пряжу, иначе сделанное «не пойдет впрок».Одежда, созданная в значимое время года подразумевала обновление и возрождение.Используемый в прядении материал — чаще всего шерсть, лен, конопля, хотя иногда в ход идут куриные перья (кикимора и мара) и волосы хозяев (Мокошь). Используя шерсть/перья/волосы духи манипулируют средоточием жизненной силы людей и животных, поэтому такие «нити» обладают более сильным воздействием. Духи-пряхи часто сами могут оборачиваться куделью, и тогда прядется уже не просто шерсть, а их волосы – как сочетание жизненной и магической силы, передаваемой полотну. Одновременно прядущие духи ли, женщины ли, наговаривают на свою работу пожелания.В отличие от простых смертных духи все-таки выполняют свою «работу» сознательно, они существуют на тонком уровне — и видят тонкие плетения — с чего они начаты, как связаны, чем закончатся: поэтому для них «плести» потоки также легко, как для людей нити.Для достижения целей использовали не только разный материал для нитей (шерсть, лен, шелк), но и разную цветовую гамму (красные, белые, суровые, черные), а также разное количество нитей (одна, три или более).Способ повязывания нитей на тело человека можно соотнести с различными украшениями: на шее нить ассоциируется (либо заменяется позже) ожерельем, на руке — браслетом, на пальце – кольцом, на талии – поясом.Также важен был способ крепления нити на теле: обвязывание или крест-на-крест.Использование нити/кудели/веревки в обрядах:Тайный, магический смысл рукоделий оказался известен не только Богам, но и «знающим» людям, колдунам, знахарям. В отличие от простых людей, «знающие» занимались осознанными и целенаправленными манипуляциями с куделью, пряжей, нитью, веревкой и пр. атрибутами рукоделия. Эти действия нашли отражение в гадательных и магических обрядах.1. Прядут «наопак» (наоборот) две нити – одну женихову, другую – невестину, пускают их на залитую водой сковороду, и смотрят: сойдутся, совьются – быть свадьбе, а если разойдутся – не судьба. Отсюда может идти выражение «связать свою судьбу».2. В частушке «нитки рвутся, я вяжу/все на милого гляжу» прослеживается та же идея – если пряхе удается связать рвущуюся нить, судьба сложится, совместная жизнь удастся.3. Гадание на Троицу (Триглав), когда по воде пускают нить (жизни-судьбы, судьбы-смерти), и смотрят – утонет или поплывет.4. Льняной пряжей обвивают конец лучины, втыкают между половиц и поджигают. В какую сторону лучина склонится, оттуда и жениха ждать. Вариант: отмечают, куда летят остатки догоревшей на лучине кудели – к дверям, — жди сватов, от дверей – в девках куковать.5.Новорожденному ребенку, которого впервые клали в колыбель, окручивали зыбку (люльку) нитками, спряденными с молитвами (заговорами) в Концы этой нити потом снимали с зыбки, связывали в единую нить и клали под голову младенцу, тем самым суля ему долгую и счастливую жизнь.6. Программирование жизни молодых при помощи нити и пр. Девушка перед свадьбой шли в баню с колуном, держась за конец пояса. Перед тем, как парить невесту, колдун перевязывал оставшейся частью пояса ей правую руку, правую ногу и грудь, приговаривая: «Ноги к ногам, руки к рукам, к грудине – на восток». Этот обряд «связывал» молодых, чтобы они шли рука об руку, не расходились и любили друг друга. (Интересно, а с мужчинами ничего подобного не проделывали?).7. На свадьбах пряли «нитки долгой жизни», связывая молодых «на долго и счастливо».8. Пояс в бане, надетый на невесту, имел определенное число узлов. По числу узлов рождалось число сыновей.9. По количеству узлов при перевязывании пуповины считали, сколько детей еще родит роженица.10. В детскую колыбель клали пряслице для девочки или лучок для отбивки шерсти для мальчиков, в ряде мест к колыбели привешивали веретено/кудель/лучину/ножницы, считая, что эти предметы отвлекут ночных духов от ребенка (ведь прясть им часто куда интереснее).11. Обряд «отворачивания». Ища или желая вернуть заблудившегося/пропавшего человека/скотину, красной нитью (символ жизни) обвязывали кусочек холста (как существа в целом).12. Тканные изделия (холсты, полотна, особенно украшенные «вычурами») часто связывались с дорогой, соединяющей миры, а также умершими предками и будущими потомками. Понятия «дорога», «ткань», «полотенце», «платок» в мифологии эквивалентны словам «дорога» и «судьба».13. Нить-судьба работает в новоселье, чтобы судьба владельцев дома была прочно связана с новым обиталищем, клубок ниток бросали через порог, а потом по старшинству, держась за «путеводную нить» входили в дом.14.Веревка – это дорога между мирам (чаще, правда, в нижний мир, чем в верхний).15. Веревка выступает как образ общины (то, что сплетено из множества нитей – но по сути является одной).16. К пряже приравнивается и человеческий волос как средоточие жизненной силы (души). Смертную рубаху вышивали волосами, в саван вплетались волосы покойного – так воплощалась идея загробного существования и последующего возрождения.Пересказала Тайгана

Добавить комментарий

slawa.su

История древней Руси - » Прядение

Деревообделочные промыслы в деревне

Важнейшей отраслью домашнего производства было изготовление тканей. Лен и конопля были распространены повсеместно. Овечья шерсть также была вполне доступным сырьем. Пряжа прялась из кудели при помощи веретена. На веретено, для ускорения его вращения, надевали глиняное или каменное (из розового шифера) колечко — «пряслень».

На шиферных пряслицах очень часты значки (меты, тамги) и надписи, подтверждающие принадлежность его определенной женщине. Ни один из бытовых предметов древней Руси не удостоился такой чести, как этот маленький розовый кружок; ни на одной категории вещей надписи не встречаются так часто, как [на пряслицах. На одном из киевских пряслиц имеется надпись: «Потворин прясльнь» (раньше эту надпись читали совершенно бессмысленно: «твори нъ прямо... сльнь», но после находки в Дунайской Болгарии пряслица с надписью: «Лолин прясленъ» притяжательная форма надписи не вызывает сомнения). Есть надписи: «Молодило» (Старая Рязань), «Мартыня» (Рюриково городище близ Новгорода), «Невесточь» (Вышгород) и несколько надписей, пока не расшифрованных (Вышгород, Старая Рязань). Иногда вместо надписи дается какая-нибудь запутанная вязь из букв и изображений или рисунок: быки, лошадь с жеребенком, птицы и т. д. Иногда пряслице метили только инициалами. Вероятно, боязнь перепутать веретена на «беседах» и посиделках, где наряду с прядением девушки занимались и различными играми, обусловила такое внимание к пометке пряслиц именем или знаком. Некоторые надписи (как, например, «невесточь»), может быть, являются свидетельством того, что пряслице дарилось девушке.

С процессом обработки льна и получением пряжи связано много различных поверий, обычаев и песен, имевших в свое время обрядовый характер. Предположительно связывают с прядением имя богини Мокоши.

istoiarusi.ru