История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Остракизм. Остракизм в древних афинах


Что такое Остракизм - Как это подвергнуть остракизму

Часто в политических передачах можно слышать, как ораторствующие типы употребляют слово «остракизм». Что это значит и откуда возник данный термин, вы узнаете прямо сейчас.

  1. Итак, остракизм – это презрение, отвержение или неприятие кого-то со стороны общества. Но это в широком смысле.
  2. На самом же деле, этимология данного слова восходит к греческому языку, на котором «остракизм» обозначает скорлупу или черепок, которые в данном контексте использовались для голосования.

Что значит подвергнуть остракизму

В древних Афинах проводили народное голосование практически по любому поводу. Наверное, то и была единственная демократия за всю историю человечества. Итак, если какой-либо политик представлял, по мнению общества, опасность для демократии вообще или для государства в частности, граждане устраивали голосование.

Они приходили на площадь и писали на черепках (остракизмах) имя деятеля, вызвавшего сомнения в своей политической благонадёжности. Если таких черепков набиралось 6000 и более, голосование считалось состоявшимся. Это значило, что человека подвергли остракизму, и теперь он в десятидневный срок должен был покинуть пределы государства на целых 10 лет.

kak-podvergali-ostrakizmuЧеловек, подверженный остракизму, покидает пределы государства на 10 лет

По окончании данного времени он спокойно возвращался в свои владения, которые за это время строго охранялись законом, ожидая своего хозяина из изгнания.

Интересен тот факт, что остракизм не являлся наказанием, а считался превентивной мерой. То есть, я тебя люблю, — но ты уходи, чтобы чего не вышло! :)

Кстати говоря, остракизму подвергли отца Перикла (Ксантиппа), а также Фемистокла и Алкивиада. Это наиболее известные случаи, хотя в целом их было больше.

ostrakizmyi-cherepkiТак выглядят дошедшие до наших дней черепки-остракизмы, с помощью которых греки голосовали

Ну, вот еще одно умное слово в Вашей копилке знаний. Теперь будет кто-то из знакомых или коллег на работе шутить над вами, пригрозите, что можете подвергнуть его остракизму.

Главное запомнить, что в наше время это слово чаще употребляется просто как отвержение или неприятие обществом кого-либо, чем как голосование и изгнание из страны.

Еще бы, попробовали бы нас «остракизмнуть» в древнегреческом понимании за политическую неблагонадежность! :)

Если Вам нравятся интересные факты и удивительные истории о разных людях и событиях мира, — подписывайтесь на InteresnyeFakty.org в любой социальной сети.

Понравился пост? Нажми любую кнопку:

Интересные факты:

interesnyefakty.org

Остракизм - это... Что такое Остракизм?

Остраконы из Афин с надписями: «Перикл, сын Ксантиппа», «Кимон, сын Мильтиада», «Аристид, сын Лисимаха»

Остраки́зм (др.-греч. ὁ ὀστρακισμός, от τὸ ὄστρακον, «черепок, скорлупа») — в ряде древнегреческих полисов, в том числе в Древних Афинах — изгнание гражданина из государства посредством голосования черепками. В широком смысле остракизм — презрение, неприятие, осмеяние со стороны окружающего общества. Однако следует подчеркнуть, что остракизм - это не наказание за какое-либо деяние, а превентивная мера во избежание, например, захвата власти и т.п. [1]

В литературе часто этот термин ошибочно переводят как «суд черепков» (дословный перевод термина — «черепковать» или «вычерепковать»).

История возникновения

Как утверждает Аристотель, обычай введён автором демократических реформ Клисфеном после свержения тирании Писистратидов, то есть около 508 г. до н. э., как профилактическая мера против возможных новых тиранов; однако фактически он начал действовать несколько позже, после Марафонской битвы, когда народ, по словам Аристотеля, «почувствовал себя увереннее». Первым изгнанным (в 487 г. до н. э.), действительно, оказался тесть бывшего тирана Гиппарх, сын Харма; Аристотель утверждает, что именно его и имел в виду Клисфен, когда вводил закон об остракизме (по гипотезе современного исследователя, Клисфен хотел лишь обезвредить этого деятеля и получить его поддержку, шантажируя его угрозой изгнания — поэтому остракизм и не применялся на практике первые 20 лет[2]). Очень быстро остракизм превратился в метод решения межпартийных споров (Аристотель считает первой жертвой собственно партийной борьбы Ксантиппа, отца Перикла, изгнанного в 484 или 483 г.). В этом смысле остракизм содействовал стабильности афинской демократии; его отрицательная роль заключалась в том, что он устранял от общественной и военной деятельности многих выдающихся лиц.

В разное время остракизму были подвергнуты Аристид Справедливый, Фемистокл, Кимон; черепки с их именами, как и с именем Перикла и других, менее видных, деятелей были найдены при археологических раскопках в Афинах. Иногда такие черепки содержат любопытные приписки, мотивирующие позицию голосующего: например на одном черепке рядом с именем Аристида приписано: «брат Датиса» (персидский полководец в Марафонской битве), с намёком на его якобы проперсидскую ориентацию. Широко известен анекдот о том, как Аристид по просьбе неграмотного крестьянина написал для него на черепке своё собственное имя.

Процедура остракизма

Остракизм в афинском полисе проводился следующим образом. В январе (в шестую пританию, по афинскому административному календарю) председатели Совета пятисот (пританы) должны были поставить на голосование в Народном Собрании вопрос о необходимости остракизма.

Если решение было положительным, в восьмую пританию (март-апрель) проводился сам остракизм. В назначенный день каждый гражданин в собрании писал на принесённом с собой черепке (остракон) имя человека, которого, по его мнению, следует изгнать; затем входил в особое огороженное пространство и клал черепок, держа его надписью вниз. Затем производился подсчёт, сначала общего количества черепков; если их было менее шести тысяч, голосование считалось несостоявшимся. В противном случае их раскладывали в соответствии с именами, и тот, против кого было подано наибольшее количество голосов, должен был в десятидневный срок (10 дней давались на улаживание личных дел) уйти в изгнание. Причем изгнание это продолжалось столько времени, сколько считалось нужным в видах угрожавшей опасности (обыкновенно — 10 лет).

Изгнанные не лишались прав гражданства и собственности. По окончании срока изгнания они вновь вступали в обладание своим имуществом, которое, за время их отсутствия, должно было оставаться неприкосновенным. Бывали случаи (например перед нашествием Ксеркса), когда изгнанному позволялось на время вернуться на родину. Для этого требовалось народное постановление, принятое по крайней мере 6000 голосов.[3]

Отказ от использования остракизма

Остракизм имел смысл, пока на авансцене политической жизни заправляли представители влиятельных аристократических родов; он утратил значение, когда после смерти Перикла приобрели вес незнатные политики, так называемые «демагоги», и без остракизма целиком зависевшие от милости народа. Он перестал производиться после 417 г. до н. э. по следующему поводу.

В Афинах боролись две мощные партии, имевшие разногласия по ряду принципиальных политических вопросов: сторонники Никия и сторонники Алкивиада. Остракизм 417 г. должен был разрешить этот спор в пользу кого-то из них. Но поскольку ни одна партия не была уверена в своей победе, то их сторонники сговорились и написали имя второразрядного демагога Гипербола, который неожиданно для всех и оказался изгнанным. Как свидетельствует Плутарх, такой исход сначала позабавил, но затем возмутил афинян, считавших, что Гипербол был недостоин такого наказания. В итоге дискредитировавший себя институт перестал применяться.

Комик Платон, комментируя этот случай с Гиперболом, написал:

Хоть поделом он принял наказание,

С его клеймом никак не совместить егоСуд черепков не для таких был выдуман.

Известно, что аналогичные обычаи были также в Аргосе, Мегаре, Сиракузах, Милете, Ефесе и некоторых других городах Пелопоннеса и Великой Греции. В частности, в Сиракузах такой обычай назывался «петализм» (от греч. πέταλον, «лист»), так как имя будущего изгнанника писали на листе оливкового дерева, а изгнание длилось 5 лет.

Известные остракизмы

Наиболее известные случаи остракизма афинских политиков:

См. также

Примечания

Литература

Источники

  • Аристотель. Афинская полития.
  • Плутарх. «Аристид Справедливый», «Никий», «Алкивиад».

Монографии и статьи

dic.academic.ru

Остракизм — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Остраки́зм (др.-греч. ὁ ὀστρακισμός, от τὸ ὄστρακον — «черепок, скорлупа») — в древних Афинах народное голосование, во время которого граждане на глиняных черепках писали имя гражданина, который угрожал демократии государства; если имя одного и того же человека написали 6 000 и более человек, его изгоняли на 10 лет[1]. Однако следует подчеркнуть, что остракизм — это не наказание за какое-либо деяние, а превентивная мера во избежание, например, захвата власти и т. п.[2] В литературе часто этот термин ошибочно переводят как «суд черепков» (дословный перевод термина — «черепковать» или «вычерепковать»).

В широком смысле остракизм — гонение, неприятие, отвержение, презрение со стороны окружающего общества.

История возникновения

Как утверждает Аристотель, обычай введён автором демократических реформ Клисфеном после свержения тирании Писистратидов, то есть около 508 г. до н. э., как профилактическая мера против возможных новых тиранов; однако фактически он начал действовать несколько позже, после Марафонской битвы, когда народ, по словам Аристотеля, «почувствовал себя увереннее». Первым изгнанным (в 487 г. до н. э.), действительно, оказался тесть бывшего тирана Гиппарх, сын Харма; Аристотель утверждает, что именно его и имел в виду Клисфен, когда вводил закон об остракизме (по гипотезе современного исследователя, Клисфен хотел лишь обезвредить этого деятеля и получить его поддержку, шантажируя его угрозой изгнания — поэтому остракизм и не применялся на практике первые 20 лет[3]). Очень быстро остракизм превратился в метод решения межпартийных споров (Аристотель считает первой жертвой собственно партийной борьбы Ксантиппа, отца Перикла, изгнанного в 484 или 483 г.). В этом смысле остракизм содействовал стабильности афинской демократии; его отрицательная роль заключалась в том, что он устранял от общественной и военной деятельности многих выдающихся лиц.

В разное время остракизму были подвергнуты Аристид Справедливый, Фемистокл, Кимон; черепки с их именами, как и с именем Перикла и других менее видных деятелей, были найдены при археологических раскопках в Афинах. Иногда такие черепки содержат любопытные приписки, мотивирующие позицию голосующего: например на одном черепке рядом с именем Аристида приписано: «брат Датиса» (персидский полководец в Марафонской битве), с намёком на его якобы проперсидскую ориентацию. Широко известен анекдот о том, как Аристид по просьбе неграмотного крестьянина написал для него на черепке своё собственное имя.

Процедура остракизма

Остракизм в афинском полисе проводился следующим образом. В январе (в шестую пританию, по афинскому административному календарю) председатели Совета пятисот (пританы) должны были поставить на голосование в Народном Собрании вопрос о необходимости остракизма.

Если решение было положительным, в восьмую пританию (март-апрель) проводился сам остракизм. В назначенный день каждый гражданин в собрании писал на принесённом с собой черепке (остракон) имя человека, которого, по его мнению, следует изгнать; затем входил в особое огороженное пространство и клал черепок, держа его надписью вниз. Затем производился подсчёт, сначала общего количества черепков; если их было менее шести тысяч, голосование считалось несостоявшимся. В противном случае их раскладывали в соответствии с именами, и тот, против кого было подано наибольшее количество голосов, должен был в десятидневный срок (10 дней давались на улаживание личных дел) уйти в изгнание. Причем изгнание это продолжалось столько времени, сколько считалось нужным в видах угрожавшей опасности (обыкновенно — 10 лет).

Изгнанные не лишались прав гражданства и собственности. По окончании срока изгнания они вновь вступали в обладание своим имуществом, которое, за время их отсутствия, должно было оставаться неприкосновенным. Бывали случаи (например перед нашествием Ксеркса[4]), когда изгнанному позволялось на время вернуться на родину. Для этого требовалось народное постановление, принятое по крайней мере 6000 голосов.[5]

Отказ от использования

Остракизм имел смысл, пока на авансцене политической жизни заправляли представители влиятельных аристократических родов; он утратил значение, когда после смерти Перикла приобрели вес незнатные политики, так называемые «демагоги», и без остракизма целиком зависевшие от милости народа. Он перестал производиться после 417 г. до н. э. по следующему поводу.

В Афинах боролись две мощные партии, имевшие разногласия по ряду принципиальных политических вопросов: сторонники Никия и сторонники Алкивиада. Остракизм 417 г. должен был разрешить этот спор в пользу кого-то из них. Но поскольку ни одна партия не была уверена в своей победе, то их сторонники сговорились и написали имя второразрядного демагога Гипербола, который неожиданно для всех и оказался изгнанным. Как свидетельствует Плутарх, такой исход сначала позабавил, но затем возмутил афинян, считавших, что Гипербол не заслуживал такого наказания. В итоге дискредитировавший себя институт перестал применяться.

Комик Платон, комментируя этот случай с Гиперболом, написал:

Хоть поделом он принял наказание,

С его клеймом никак не совместить егоСуд черепков не для таких был выдуман.

Известно, что аналогичные обычаи были также в Аргосе, Мегаре, Сиракузах, Милете, Ефесе и некоторых других городах Пелопоннеса и Великой Греции. В частности, в Сиракузах такой обычай назывался «петализм» (от греч. πέταλον, «лист»), так как имя будущего изгнанника писали на листе оливкового дерева, а изгнание длилось 5 лет.

Известные остракизмы

Наиболее известные случаи остракизма афинских политиков:

См. также

Напишите отзыв о статье "Остракизм"

Примечания

  1. ↑ Остракизм // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.</span>
  2. ↑ Суриков И. Е. 2005. Институт остракизма в античной Греции: к общей оценке феномена. История и современность, № 2, с. 113—131[уточнить]. [www.socionauki.ru/journal/articles/145620/]
  3. ↑ [sno.pro1.ru/projects/pisistratides/varia/ginsburg.htm C.И. Гинзбург — О дате издания закона об остракизме в Афинах]
  4. ↑ [www.timeshistory.ru/history-78.html 480-479 гг. до н. э. — поход Ксеркса на Грецию — кульминационный пункт греко-персидских войн]
  5. ↑ Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона
  6. ↑ [www.vehi.net/brokgauz/index.html Фемистокл]. ЭСБЕ. Проверено 18 декабря 2011. [www.webcitation.org/64vurVhrk Архивировано из первоисточника 24 января 2012].
  7. </ol>

Литература

Источники

  • Аристотель. Афинская полития.
  • Плутарх. «Аристид Справедливый», «Никий», «Алкивиад».

Монографии и статьи

  • Гинзбург С. И. [cheloveknauka.com/ostrakizm-kak-sredstvo-politicheskoy-borby-v-afinah-v-v-v-do-n-e Остракизм как средство политической борьбы в Афинах в V в. до н.э.]
  • Суриков И. Е. Остракизм в Афинах / Маринович Л. П.. — М.: Языки славянских культур, 2006. — 640 с. — 800 экз. — ISBN 5-9551-0136-5.
  • Суриков И. Е. 2004: [elar.uniyar.ac.ru/jspui/handle/123456789/1671 Остракизм как политический институт Афинского полиса классической эпохи]: Авт. дисс… д.и.н. М.
  • Carcopino J. L'ostracisme athénien. — P., 1935. — 263 с.

Отрывок, характеризующий Остракизм

– Гм… эта excellence мальчишка… я его определил в коллегию, – оскорбленно сказал князь. – А сын зачем, не могу понять. Княгиня Лизавета Карловна и княжна Марья, может, знают; я не знаю, к чему он везет этого сына сюда. Мне не нужно. – И он посмотрел на покрасневшую дочь. – Нездорова, что ли? От страха министра, как нынче этот болван Алпатыч сказал. – Нет, mon pere. [батюшка.] Как ни неудачно попала m lle Bourienne на предмет разговора, она не остановилась и болтала об оранжереях, о красоте нового распустившегося цветка, и князь после супа смягчился. После обеда он прошел к невестке. Маленькая княгиня сидела за маленьким столиком и болтала с Машей, горничной. Она побледнела, увидав свекора. Маленькая княгиня очень переменилась. Она скорее была дурна, нежели хороша, теперь. Щеки опустились, губа поднялась кверху, глаза были обтянуты книзу. – Да, тяжесть какая то, – отвечала она на вопрос князя, что она чувствует. – Не нужно ли чего? – Нет, merci, mon pere. [благодарю, батюшка.] – Ну, хорошо, хорошо. Он вышел и дошел до официантской. Алпатыч, нагнув голову, стоял в официантской. – Закидана дорога? – Закидана, ваше сиятельство; простите, ради Бога, по одной глупости. Князь перебил его и засмеялся своим неестественным смехом. – Ну, хорошо, хорошо. Он протянул руку, которую поцеловал Алпатыч, и прошел в кабинет. Вечером приехал князь Василий. Его встретили на прешпекте (так назывался проспект) кучера и официанты, с криком провезли его возки и сани к флигелю по нарочно засыпанной снегом дороге. Князю Василью и Анатолю были отведены отдельные комнаты. Анатоль сидел, сняв камзол и подпершись руками в бока, перед столом, на угол которого он, улыбаясь, пристально и рассеянно устремил свои прекрасные большие глаза. На всю жизнь свою он смотрел как на непрерывное увеселение, которое кто то такой почему то обязался устроить для него. Так же и теперь он смотрел на свою поездку к злому старику и к богатой уродливой наследнице. Всё это могло выйти, по его предположению, очень хорошо и забавно. А отчего же не жениться, коли она очень богата? Это никогда не мешает, думал Анатоль. Он выбрился, надушился с тщательностью и щегольством, сделавшимися его привычкою, и с прирожденным ему добродушно победительным выражением, высоко неся красивую голову, вошел в комнату к отцу. Около князя Василья хлопотали его два камердинера, одевая его; он сам оживленно оглядывался вокруг себя и весело кивнул входившему сыну, как будто он говорил: «Так, таким мне тебя и надо!» – Нет, без шуток, батюшка, она очень уродлива? А? – спросил он, как бы продолжая разговор, не раз веденный во время путешествия. – Полно. Глупости! Главное дело – старайся быть почтителен и благоразумен с старым князем. – Ежели он будет браниться, я уйду, – сказал Анатоль. – Я этих стариков терпеть не могу. А? – Помни, что для тебя от этого зависит всё. В это время в девичьей не только был известен приезд министра с сыном, но внешний вид их обоих был уже подробно описан. Княжна Марья сидела одна в своей комнате и тщетно пыталась преодолеть свое внутреннее волнение. «Зачем они писали, зачем Лиза говорила мне про это? Ведь этого не может быть! – говорила она себе, взглядывая в зеркало. – Как я выйду в гостиную? Ежели бы он даже мне понравился, я бы не могла быть теперь с ним сама собою». Одна мысль о взгляде ее отца приводила ее в ужас. Маленькая княгиня и m lle Bourienne получили уже все нужные сведения от горничной Маши о том, какой румяный, чернобровый красавец был министерский сын, и о том, как папенька их насилу ноги проволок на лестницу, а он, как орел, шагая по три ступеньки, пробежал зa ним. Получив эти сведения, маленькая княгиня с m lle Bourienne,еще из коридора слышные своими оживленно переговаривавшими голосами, вошли в комнату княжны. – Ils sont arrives, Marieie, [Они приехали, Мари,] вы знаете? – сказала маленькая княгиня, переваливаясь своим животом и тяжело опускаясь на кресло. Она уже не была в той блузе, в которой сидела поутру, а на ней было одно из лучших ее платьев; голова ее была тщательно убрана, и на лице ее было оживление, не скрывавшее, однако, опустившихся и помертвевших очертаний лица. В том наряде, в котором она бывала обыкновенно в обществах в Петербурге, еще заметнее было, как много она подурнела. На m lle Bourienne тоже появилось уже незаметно какое то усовершенствование наряда, которое придавало ее хорошенькому, свеженькому лицу еще более привлекательности. – Eh bien, et vous restez comme vous etes, chere princesse? – заговорила она. – On va venir annoncer, que ces messieurs sont au salon; il faudra descendre, et vous ne faites pas un petit brin de toilette! [Ну, а вы остаетесь, в чем были, княжна? Сейчас придут сказать, что они вышли. Надо будет итти вниз, а вы хоть бы чуть чуть принарядились!] Маленькая княгиня поднялась с кресла, позвонила горничную и поспешно и весело принялась придумывать наряд для княжны Марьи и приводить его в исполнение. Княжна Марья чувствовала себя оскорбленной в чувстве собственного достоинства тем, что приезд обещанного ей жениха волновал ее, и еще более она была оскорблена тем, что обе ее подруги и не предполагали, чтобы это могло быть иначе. Сказать им, как ей совестно было за себя и за них, это значило выдать свое волнение; кроме того отказаться от наряжения, которое предлагали ей, повело бы к продолжительным шуткам и настаиваниям. Она вспыхнула, прекрасные глаза ее потухли, лицо ее покрылось пятнами и с тем некрасивым выражением жертвы, чаще всего останавливающемся на ее лице, она отдалась во власть m lle Bourienne и Лизы. Обе женщины заботились совершенно искренно о том, чтобы сделать ее красивой. Она была так дурна, что ни одной из них не могла притти мысль о соперничестве с нею; поэтому они совершенно искренно, с тем наивным и твердым убеждением женщин, что наряд может сделать лицо красивым, принялись за ее одеванье. – Нет, право, ma bonne amie, [мой добрый друг,] это платье нехорошо, – говорила Лиза, издалека боком взглядывая на княжну. – Вели подать, у тебя там есть масака. Право! Что ж, ведь это, может быть, судьба жизни решается. А это слишком светло, нехорошо, нет, нехорошо! Нехорошо было не платье, но лицо и вся фигура княжны, но этого не чувствовали m lle Bourienne и маленькая княгиня; им все казалось, что ежели приложить голубую ленту к волосам, зачесанным кверху, и спустить голубой шарф с коричневого платья и т. п., то всё будет хорошо. Они забывали, что испуганное лицо и фигуру нельзя было изменить, и потому, как они ни видоизменяли раму и украшение этого лица, само лицо оставалось жалко и некрасиво. После двух или трех перемен, которым покорно подчинялась княжна Марья, в ту минуту, как она была зачесана кверху (прическа, совершенно изменявшая и портившая ее лицо), в голубом шарфе и масака нарядном платье, маленькая княгиня раза два обошла кругом нее, маленькой ручкой оправила тут складку платья, там подернула шарф и посмотрела, склонив голову, то с той, то с другой стороны. – Нет, это нельзя, – сказала она решительно, всплеснув руками. – Non, Marie, decidement ca ne vous va pas. Je vous aime mieux dans votre petite robe grise de tous les jours. Non, de grace, faites cela pour moi. [Нет, Мари, решительно это не идет к вам. Я вас лучше люблю в вашем сереньком ежедневном платьице: пожалуйста, сделайте это для меня.] Катя, – сказала она горничной, – принеси княжне серенькое платье, и посмотрите, m lle Bourienne, как я это устрою, – сказала она с улыбкой предвкушения артистической радости. Но когда Катя принесла требуемое платье, княжна Марья неподвижно всё сидела перед зеркалом, глядя на свое лицо, и в зеркале увидала, что в глазах ее стоят слезы, и что рот ее дрожит, приготовляясь к рыданиям.

wiki-org.ru

Остракизм требуют наши сердца - Мастерок.жж.рф

Что такое Остракизм? А кое кто говорит, что это очень необходимая сейчас процедура.

Узнайте о ней больше ...

Остракизм - в древних Афинах так называли народное голосование, во время которого граждане на глиняных черепках писали имя гражданина, который угрожал демократии государства; если имя одного и того же человека написали 6 000 и более человек, его изгоняли на 10 лет. Однако следует подчеркнуть, что остракизм — это не наказание за какое-либо деяние, а превентивная мера во избежание, например, захвата власти. В литературе часто этот термин ошибочно переводят как «суд черепков» (дословный перевод термина — «черепковать» или «вычерепковать»).

В широком смысле остракизм — гонение, неприятие, отвержение, презрение со стороны окружающего общества.

История возникновения

Как утверждает Аристотель, обычай введён автором демократических реформ Клисфеном после свержения тирании Писистратидов, то есть около 508 г. до н. э., как профилактическая мера против возможных новых тиранов; однако фактически он начал действовать несколько позже, после Марафонской битвы, когда народ, по словам Аристотеля, «почувствовал себя увереннее». Первым изгнанным (в 487 г. до н. э.), действительно, оказался тесть бывшего тирана Гиппарх, сын Харма. Аристотель утверждает, что именно его и имел в виду Клисфен, когда вводил закон об остракизме (по гипотезе современного исследователя, Клисфен хотел лишь обезвредить этого деятеля и получить его поддержку, шантажируя его угрозой изгнания — поэтому остракизм и не применялся на практике первые 20 лет). Очень быстро остракизм превратился в метод решения межпартийных споров (Аристотель считает первой жертвой собственно партийной борьбы Ксантиппа, отца Перикла, изгнанного в 484 или 483 г.). В этом смысле остракизм содействовал стабильности афинской демократии; его отрицательная роль заключалась в том, что он устранял от общественной и военной деятельности многих выдающихся лиц.

В разное время остракизму были подвергнуты Аристид Справедливый, Фемистокл, Кимон; черепки с их именами, как и с именем Перикла и других менее видных деятелей, были найдены при археологических раскопках в Афинах. Иногда такие черепки содержат любопытные приписки, мотивирующие позицию голосующего: например, на одном черепке рядом с именем Аристида приписано: «брат Датиса» (персидский полководец в Марафонской битве), с намёком на его якобы проперсидскую ориентацию. Широко известен анекдот о том, как Аристид по просьбе неграмотного крестьянина написал для него на черепке своё собственное имя.

Процедура остракизма

Остракизм в афинском полисе проводился следующим образом. В январе (в шестую пританию, по афинскому административному календарю) председатели Совета пятисот (пританы) должны были поставить на голосование в Народном Собрании вопрос о необходимости остракизма.

Если решение было положительным, в восьмую пританию (март-апрель) проводился сам остракизм. В назначенный день каждый гражданин в собрании писал на принесённом с собой черепке (остракон) имя человека, которого, по его мнению, следует изгнать; затем входил в особое огороженное пространство и клал черепок, держа его надписью вниз. Затем производился подсчёт, сначала общего количества черепков; если их было менее шести тысяч, голосование считалось несостоявшимся. В противном случае их раскладывали в соответствии с именами, и тот, против кого было подано наибольшее количество голосов, должен был в десятидневный срок (10 дней давались на улаживание личных дел) уйти в изгнание. Причем изгнание это продолжалось столько времени, сколько считалось нужным в видах угрожавшей опасности (обыкновенно — 10 лет).

Изгнанные не лишались прав гражданства и собственности. По окончании срока изгнания они вновь вступали в обладание своим имуществом, которое, за время их отсутствия, должно было оставаться неприкосновенным. Бывали случаи (например, перед нашествием Ксеркса), когда изгнанному позволялось на время вернуться на родину. Для этого требовалось народное постановление, принятое по крайней мере 6000 голосов.

Отказ от использования

Остракизм имел смысл, пока на авансцене политической жизни заправляли представители влиятельных аристократических родов; он утратил значение, когда после смерти Перикла приобрели вес незнатные политики, так называемые «демагоги», и без остракизма целиком зависевшие от милости народа. Он перестал производиться после 417 г. до н. э. по следующему поводу.

В Афинах боролись две мощные партии, имевшие разногласия по ряду принципиальных политических вопросов: сторонники Никия и сторонники Алкивиада. Остракизм 417 г. должен был разрешить этот спор в пользу кого-то из них. Но поскольку ни одна партия не была уверена в своей победе, то их сторонники сговорились и написали имя второразрядного демагога Гипербола, который неожиданно для всех и оказался изгнанным. Как свидетельствует Плутарх, такой исход сначала позабавил, но затем возмутил афинян, считавших, что Гипербол не заслуживал такого наказания. В итоге дискредитировавший себя институт перестал применяться.

Комик Платон, комментируя этот случай с Гиперболом, написал: «Хоть поделом он принял наказание, с его клеймом никак не совместить его, суд черепков не для таких был выдуман.»Известно, что аналогичные обычаи были также в Аргосе, Мегаре, Сиракузах, Милете, Ефесе и некоторых других городах Пелопоннеса и Великой Греции. В частности, в Сиракузах такой обычай назывался «петализм» (от греч. πέταλον, «лист»), так как имя будущего изгнанника писали на листе оливкового дерева, а изгнание длилось 5 лет.Наиболее известные случаи остракизма афинских политиков:

  • Алкивиад Старший
  • Андротион
  • Дамон (учитель Перикла)
  • Каллий (сын Дидимия)
  • Каллий (сын Кратия)
  • Мегакл (в 486 до н. э.)
  • Менон Фарсальский
  • Гиппарх (сын Харма), родственник тирана Писистрата (в 487 до н. э.)
  • Гипербол в 417 году до н. э.
  • Ксантипп, отец Перикла (в 484 до н. э.)
  • Аристид Справедливый (в 482 до н. э.)
  • Фемистокл (в 470 до н. э.)[6]
  • Кимон (в 461 до н. э.)
  • Фукидид, сын Мелесия, политический противник Перикла (в 443 до н. э.)

Кстати, в Сиракузах изгнание называлось «петализм» (греч. petalismos, от petalon – «листок»), и имя виновника наносилось не на черепок, а на лист оливы. А срок ссылки был более щадящим – пять лет.

При чрезвычайных ситуациях или в случае опасности, грозящей государству, по особому решению Народного собрания ссыльного отзывали обратно. Например, в период греко-персидских войн, перед битвой при Саламине, сосланный отец Перикла вернулся в Афины. Остракизм напоминает советскую «политическую ссылку» 1930-х годов, которая была более жестокой.

Остракизм, можно сказать, являлись «антивыборами». В наше время безудержной толерантности, покрывающей злодеяния и преступления, было бы очень актуально.

[источники]Источники:http://www.diplomat.am/load/diplo_reading_rus/ostrakizm/2-1-0-17https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BA%D0%B8%D0%B7%D0%BC

masterok.livejournal.com

Остракизм — WiKi

Остраконы из Афин с надписями: «Перикл, сын Ксантиппа», «Кимон, сын Мильтиада», «Аристид, сын Лисимаха»

Остраки́зм (др.-греч. ὁ ὀστρακισμός, от τὸ ὄστρακον — «черепок, скорлупа») — в древних Афинах народное голосование, во время которого граждане на глиняных черепках писали имя гражданина, который угрожал демократии государства; если имя одного и того же человека написали 6 000 и более человек, его изгоняли на 10 лет[1]. Однако следует подчеркнуть, что остракизм — это не наказание за какое-либо деяние, а превентивная мера во избежание, например, захвата власти и т. п.[2] В литературе часто этот термин ошибочно переводят как «суд черепков» (дословный перевод термина — «черепковать» или «вычерепковать»).

В широком смысле остракизм — гонение, неприятие, отвержение, презрение со стороны окружающего общества.

История возникновения

Как утверждает Аристотель, обычай введён автором демократических реформ Клисфеном после свержения тирании Писистратидов, то есть около 508 г. до н. э., как профилактическая мера против возможных новых тиранов; однако фактически он начал действовать несколько позже, после Марафонской битвы, когда народ, по словам Аристотеля, «почувствовал себя увереннее». Первым изгнанным (в 487 г. до н. э.), действительно, оказался тесть бывшего тирана Гиппарх, сын Харма; Аристотель утверждает, что именно его и имел в виду Клисфен, когда вводил закон об остракизме (по гипотезе современного исследователя, Клисфен хотел лишь обезвредить этого деятеля и получить его поддержку, шантажируя его угрозой изгнания — поэтому остракизм и не применялся на практике первые 20 лет[3]). Очень быстро остракизм превратился в метод решения межпартийных споров (Аристотель считает первой жертвой собственно партийной борьбы Ксантиппа, отца Перикла, изгнанного в 484 или 483 г.). В этом смысле остракизм содействовал стабильности афинской демократии; его отрицательная роль заключалась в том, что он устранял от общественной и военной деятельности многих выдающихся лиц.

В разное время остракизму были подвергнуты Аристид Справедливый, Фемистокл, Кимон; черепки с их именами, как и с именем Перикла и других менее видных деятелей, были найдены при археологических раскопках в Афинах. Иногда такие черепки содержат любопытные приписки, мотивирующие позицию голосующего: например на одном черепке рядом с именем Аристида приписано: «брат Датиса» (персидский полководец в Марафонской битве), с намёком на его якобы проперсидскую ориентацию. Широко известен анекдот о том, как Аристид по просьбе неграмотного крестьянина написал для него на черепке своё собственное имя.

Процедура остракизма

Остракизм в афинском полисе проводился следующим образом. В январе (в шестую пританию, по афинскому административному календарю) председатели Совета пятисот (пританы) должны были поставить на голосование в Народном Собрании вопрос о необходимости остракизма.

Если решение было положительным, в восьмую пританию (март-апрель) проводился сам остракизм. В назначенный день каждый гражданин в собрании писал на принесённом с собой черепке (остракон) имя человека, которого, по его мнению, следует изгнать; затем входил в особое огороженное пространство и клал черепок, держа его надписью вниз. Затем производился подсчёт, сначала общего количества черепков; если их было менее шести тысяч, голосование считалось несостоявшимся. В противном случае их раскладывали в соответствии с именами, и тот, против кого было подано наибольшее количество голосов, должен был в десятидневный срок (10 дней давались на улаживание личных дел) уйти в изгнание. Причем изгнание это продолжалось столько времени, сколько считалось нужным в видах угрожавшей опасности (обыкновенно — 10 лет).

Изгнанные не лишались прав гражданства и собственности. По окончании срока изгнания они вновь вступали в обладание своим имуществом, которое, за время их отсутствия, должно было оставаться неприкосновенным. Бывали случаи (например перед нашествием Ксеркса[4]), когда изгнанному позволялось на время вернуться на родину. Для этого требовалось народное постановление, принятое по крайней мере 6000 голосов.[5]

Отказ от использования

Остракизм имел смысл, пока на авансцене политической жизни заправляли представители влиятельных аристократических родов; он утратил значение, когда после смерти Перикла приобрели вес незнатные политики, так называемые «демагоги», и без остракизма целиком зависевшие от милости народа. Он перестал производиться после 417 г. до н. э. по следующему поводу.

В Афинах боролись две мощные партии, имевшие разногласия по ряду принципиальных политических вопросов: сторонники Никия и сторонники Алкивиада. Остракизм 417 г. должен был разрешить этот спор в пользу кого-то из них. Но поскольку ни одна партия не была уверена в своей победе, то их сторонники сговорились и написали имя второразрядного демагога Гипербола, который неожиданно для всех и оказался изгнанным. Как свидетельствует Плутарх, такой исход сначала позабавил, но затем возмутил афинян, считавших, что Гипербол не заслуживал такого наказания. В итоге дискредитировавший себя институт перестал применяться.

Комик Платон, комментируя этот случай с Гиперболом, написал:

  Хоть поделом он принял наказание,

С его клеймом никак не совместить егоСуд черепков не для таких был выдуман.

 

Известно, что аналогичные обычаи были также в Аргосе, Мегаре, Сиракузах, Милете, Ефесе и некоторых других городах Пелопоннеса и Великой Греции. В частности, в Сиракузах такой обычай назывался «петализм» (от греч. πέταλον, «лист»), так как имя будущего изгнанника писали на листе оливкового дерева, а изгнание длилось 5 лет.

Известные остракизмы

Наиболее известные случаи остракизма афинских политиков:

См. также

Примечания

Литература

Источники

  • Аристотель. Афинская полития.
  • Плутарх. «Аристид Справедливый», «Никий», «Алкивиад».

Монографии и статьи

ru-wiki.org

Остракизм — Википедия РУ

Остраконы из Афин с надписями: «Перикл, сын Ксантиппа», «Кимон, сын Мильтиада», «Аристид, сын Лисимаха»

Остраки́зм (др.-греч. ὁ ὀστρακισμός, от τὸ ὄστρακον — «черепок, скорлупа») — в древних Афинах народное голосование, во время которого граждане на глиняных черепках писали имя гражданина, который угрожал демократии государства; если имя одного и того же человека написали 6 000 и более человек, его изгоняли на 10 лет[1]. Однако следует подчеркнуть, что остракизм — это не наказание за какое-либо деяние, а превентивная мера во избежание, например, захвата власти и т. п.[2] В литературе часто этот термин ошибочно переводят как «суд черепков» (дословный перевод термина — «черепковать» или «вычерепковать»).

В широком смысле остракизм — гонение, неприятие, отвержение, презрение со стороны окружающего общества.

История возникновения

Как утверждает Аристотель, обычай введён автором демократических реформ Клисфеном после свержения тирании Писистратидов, то есть около 508 г. до н. э., как профилактическая мера против возможных новых тиранов; однако фактически он начал действовать несколько позже, после Марафонской битвы, когда народ, по словам Аристотеля, «почувствовал себя увереннее». Первым изгнанным (в 487 г. до н. э.), действительно, оказался тесть бывшего тирана Гиппарх, сын Харма; Аристотель утверждает, что именно его и имел в виду Клисфен, когда вводил закон об остракизме (по гипотезе современного исследователя, Клисфен хотел лишь обезвредить этого деятеля и получить его поддержку, шантажируя его угрозой изгнания — поэтому остракизм и не применялся на практике первые 20 лет[3]). Очень быстро остракизм превратился в метод решения межпартийных споров (Аристотель считает первой жертвой собственно партийной борьбы Ксантиппа, отца Перикла, изгнанного в 484 или 483 г.). В этом смысле остракизм содействовал стабильности афинской демократии; его отрицательная роль заключалась в том, что он устранял от общественной и военной деятельности многих выдающихся лиц.

В разное время остракизму были подвергнуты Аристид Справедливый, Фемистокл, Кимон; черепки с их именами, как и с именем Перикла и других менее видных деятелей, были найдены при археологических раскопках в Афинах. Иногда такие черепки содержат любопытные приписки, мотивирующие позицию голосующего: например на одном черепке рядом с именем Аристида приписано: «брат Датиса» (персидский полководец в Марафонской битве), с намёком на его якобы проперсидскую ориентацию. Широко известен анекдот о том, как Аристид по просьбе неграмотного крестьянина написал для него на черепке своё собственное имя.

Процедура остракизма

Остракизм в афинском полисе проводился следующим образом. В январе (в шестую пританию, по афинскому административному календарю) председатели Совета пятисот (пританы) должны были поставить на голосование в Народном Собрании вопрос о необходимости остракизма.

Если решение было положительным, в восьмую пританию (март-апрель) проводился сам остракизм. В назначенный день каждый гражданин в собрании писал на принесённом с собой черепке (остракон) имя человека, которого, по его мнению, следует изгнать; затем входил в особое огороженное пространство и клал черепок, держа его надписью вниз. Затем производился подсчёт, сначала общего количества черепков; если их было менее шести тысяч, голосование считалось несостоявшимся. В противном случае их раскладывали в соответствии с именами, и тот, против кого было подано наибольшее количество голосов, должен был в десятидневный срок (10 дней давались на улаживание личных дел) уйти в изгнание. Причем изгнание это продолжалось столько времени, сколько считалось нужным в видах угрожавшей опасности (обыкновенно — 10 лет).

Изгнанные не лишались прав гражданства и собственности. По окончании срока изгнания они вновь вступали в обладание своим имуществом, которое, за время их отсутствия, должно было оставаться неприкосновенным. Бывали случаи (например перед нашествием Ксеркса[4]), когда изгнанному позволялось на время вернуться на родину. Для этого требовалось народное постановление, принятое по крайней мере 6000 голосов.[5]

Отказ от использования

Остракизм имел смысл, пока на авансцене политической жизни заправляли представители влиятельных аристократических родов; он утратил значение, когда после смерти Перикла приобрели вес незнатные политики, так называемые «демагоги», и без остракизма целиком зависевшие от милости народа. Он перестал производиться после 417 г. до н. э. по следующему поводу.

В Афинах боролись две мощные партии, имевшие разногласия по ряду принципиальных политических вопросов: сторонники Никия и сторонники Алкивиада. Остракизм 417 г. должен был разрешить этот спор в пользу кого-то из них. Но поскольку ни одна партия не была уверена в своей победе, то их сторонники сговорились и написали имя второразрядного демагога Гипербола, который неожиданно для всех и оказался изгнанным. Как свидетельствует Плутарх, такой исход сначала позабавил, но затем возмутил афинян, считавших, что Гипербол не заслуживал такого наказания. В итоге дискредитировавший себя институт перестал применяться.

Комик Платон, комментируя этот случай с Гиперболом, написал:

  Хоть поделом он принял наказание,

С его клеймом никак не совместить егоСуд черепков не для таких был выдуман.

 

Известно, что аналогичные обычаи были также в Аргосе, Мегаре, Сиракузах, Милете, Ефесе и некоторых других городах Пелопоннеса и Великой Греции. В частности, в Сиракузах такой обычай назывался «петализм» (от греч. πέταλον, «лист»), так как имя будущего изгнанника писали на листе оливкового дерева, а изгнание длилось 5 лет.

Известные остракизмы

Наиболее известные случаи остракизма афинских политиков:

См. также

Примечания

Литература

Источники

  • Аристотель. Афинская полития.
  • Плутарх. «Аристид Справедливый», «Никий», «Алкивиад».

Монографии и статьи

http-wikipediya.ru

остракизм

в Древних Афинах процедура, проводившаяся на народном собрании, чтобы прогнать неугодного народу политика. Название происходит от слова "острака" - кусок глиняного черепка, на котором писали имя того, кого хотели изгнать. Ввел остракизм знаменитый реформатор Клисфен в конце VI в. до н.э.

* * *

(гр. ostrakismos, от ostrakon - черепок) - 1) в Др. Греции временное изгнание граждан, представляющих опасность для государства. Решение об О. принималось народным собранием путем тайного голосования подачей черепков, на которых писались имена изгоняемых. Сначала ставился общий вопрос: не находит ли народ нужным изгнать из государства кого-либо, кто в силу своего возросшего влияния и выдающегося положения стал опасным для демократии. Если народ отвечал на этот вопрос утвердительно, то проводилось голосование черепками для определения имени лица, подлежащего изгнанию. Тот, чье имя оказывалось в этом голосовании на большинстве черепков, должен был покинуть Афинское государство, обычно на 10 лет, сохраняя за собой свои имущественные права. Для действительности О. число голосующих черепками должно было достигать 6 тыс. О. рассматривался в Афинах не как наказание, а как мера политического значения. О. было подвергнуто немало деятелей Афинского государства. О. был введен Клисфеном в конце VI в. до н.э., впервые применен в 487-485 гг. до н.э. Впоследствии О. использовался как средство борьбы партий. К 417 г. до н.э. относится последний известный случай применения О. Подобное О. изгнание граждан существовало в Аргосе, Сиракузах и др. полисах; 2) в переносном смысле — изгнание, гонение, притеснение какого-либо лица.

Поделитесь на страничке

slovar.wikireading.ru