История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Особенности мировоззрения в Древней Греции. Особенности мировоззрения древней греции


ОСОБЕННОСТИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ ДРЕВНИХ ГРЕКОВ

Древнегреческая цивилизация развивалась на юге Балкан­ского полуострова, островах Эгейского и Ионического морей и вприбрежных регионах Малой Азии. На ее развитие оказали влияние два географических фактора:

• выход к морю;

• территория, разбитая горами на многочисленные до­лины, что затрудняло политическую общность и как след­ствие привело к образованию городов-государств (полисов ).

Греция на протяжении многих веков не представляла собой единого географического пространства. Каждая область Гре­ции имела свою особенность ландшафта, свои индивидуаль­ные особенности культуры.

Не представляла собой единства античная Греция и в соци­ально-политическом плане: она существовала в рамках осо­бой государственной системы — независимых городов-госу­дарств, полисов, Чьи рубежи чаще всего определялись при­родными границами. Различие в культуре полисов проявля­лись в языковых диалектах, собственных календарях, моне­тах, почитаемых богах и уважаемых героях.

Города-полисы не только соперничали, но и воевали друг с другом, как Афины и Спарта.

Несмотря на региональные и культурные различия антич­ная культура обладала определенной целостностью. Един­ство выражалось не только в общности интересов и необхо­димости объединения против общего врага, но и в едином ми­ровосприятии, в характерных особенностях всей античной культуры .

Во-первых , античная культура отличается космологичностью . Космос противостоит Хаосу своим совершенством и упорядоченностью, своей красотой. Сама по себе красота заключена в природе, поэтому подражать ей следовало всем без исключения художникам. Так складывались эстетические категории, тесно связанные между собой, исходящие из космологичности мышления и пронизывающие всю античную культуру, все искусство: красота, гармония, мера.

Красота, согласно Аристотелю, объективно существует в настоящем мире. Красота в понимании древних греков есть соразмерность,органичность, гармоничность.

Мера — исходный принцип существования чего-либо оп­ределенного. По словам Демокрита, «прекрасное есть надле­жащая мера во всем». Понятие меры должно быть присуще не только людям, занимающимся искусством, но и политикам и философам.

Как основная черта бытия особо выделялось понятие гар­монии как выражения чувства меры, единства в многообра­зии, как «внутренняя природа вещей». Мера есть наивысшее выражение гармонии. Образцом для произведений искусст­ва является гармония в космосе, природе, гармония общества и человека.

Во-вторых , античную культуру объединял антропоцент­ризм . Лучшее определение антропоцентризма заключено в словах Протагора: «Человек есть центр всей Вселенной и мера всех вещей». Космологизм греческой культуры предпо­лагал антропоцентризм. Космос постоянно соотносится с че­ловеком. Сопоставление макрокосма — Вселенной и микро­косма — человека предполагало гармонию существования. Поэтому для древнегреческой культуры был свойственен поиск «пропорции связи вещей», математических законов кра­соты и гармонии, поиск идеала человеческого тела и духа. Тело человека подверглось тщательному геометрическому изучению, в результате чего выявились идеальные пропорции гармоничной человеческой фигуры, установлены правила про­порционального соотношения его частей. Предполагается, что теоретиком пропорций является скульптор Поликлет.Тело, прекрасное само по себе, было лишь частью гармони­ческой личности. Идеал, к которому должен был стремиться каждый гражданин полиса, — калокагатия . Смысл этого понятия в том, что прекрасный и хороший человек соединяет в себе красоту безупречного тела и нравственное совершенство. Это положение определяет «телесный» характер культуры Древней Греции. Красота те­лосложения почиталась высоко и достигалась физическими упражнениями и гимнастикой, т. е. достигнуть идеала можно было упражнениями, образованием, воспитанием.

Культ тела определялся и более прагматическими причи­нами: ловкость, сила были необходимы для защитника оте­чества, т. е. для военных целей.

Соотнесение природных объектов с человеческим телом оп­ределило отношение греков к земной жизни: любовь к повсед­невным радостям утверждалась в качестве своеобразного иде­ала, преимущество жизни над смертью огромно, понимание его составляет смысл античного мировоззрения. Культ тела повлиял на совершенно особенное отношение к наготе, а само тело стало мерилом всех форм греческой культуры: филосо­фия, математика, скульптура и архитектура, поэзия и драма, даже риторика определяли человека своим критерием.

В-третьих,общим в культуре античной Греции была состя­зательность.Эта черта была порождена полисным характе­ром культуры. Состязательность характеризует все сферы жизни. Главную роль играли состязания спортивные, конные, художественные — поэтические и музыкальные, состязания философов и т. п.

Агон(состязание, борьба) олицетворял характерную чер­ту свободного грека, гражданина полиса: его личные заслуги и качества проявлялись только тогда, когда выражали идеи и ценности городского коллектива.

Состязательный характер античной культуры проявляется и в таких ее чертах, как праздничность, зрелищность, красоч­ность. Праздники сопровождали все состязания и сельскохозяйственные работы и являлись неотъемлемой частью соци­альной жизни древних греков.

Культура античной Греции, отмеченная перечисленными характерными чертами, представляет собой единый процесс становления и развития различных форм материальной и ду­ховной деятельности. В конкретные исторические периоды приоритеты отдавались разным ее видам).

Рассмотрим особенности важнейших сфер культуры Древней Греции.

РЕЛИГИЯ И МИФОЛОГИЯ

Религия античной Греции имеет две главные характерис­тики. Первая – это политеизм (многобожие). При всем множестве греческих богов можно выделить 12 главных. Пантеон общегреческих богов сложился в эпоху классики. Каждое божество в греческом пантеоне выполняло строго определенные функции:

§ Зевс — главный бог, властитель неба, громовержец, олицетворял силу и власть.

§ Гера — жена Зевса, богиня брака, покровительница семьи.

§ Посейдон — бог моря, брат Зевса.

§ Афина — богиня мудрости, справедливой войны.

§ Афродита — богиня любви и красоты, рожденная из мор­ской пены.

§ Арес — бог войны.

§ Артемида — богиня охоты.

§ Аполлон — бог солнечного света, светлого начала, покро­витель искусств.

§ Аид – бог подземного мира.

§ Гермес — бог красноречия, торговли и воровства, вестник богов, проводник душ умерших в царство Аида.

§ Гефест — бог огня, покровитель ремесленников и особен­но кузнецов.

§ Деметра — богиня плодородия, покровительница земле­делия.

§ Гестия — богиня домашнего очага.

Древнегреческие боги жили на заснеженной горе Олимп.

Кроме богов существовал культ героев — полубожеств, родившихся от брака богов и смертных. Гермес, Геракл, Тезей, Ясон, Орфей являются героями многих древнегреческих поэм и мифов.

Второй особенностью древнегреческой религии является антропоморфизм — человекоподобие богов. Что древние греки понимали под божеством? Абсолют. Космос – абсолютное божество, а античные боги – это те идеи, которые воплощаются в космосе, это законы природы, которые им управляют. Поэтому все достоинства и все недо­статки природы и человеческой жизни отражаются в богах. Древнегреческие боги имеют облик человека, похожи на него не только внешне, но в поведении: они имеют жен и мужей, вступают во взаимоотношения, подобные человечес­ким, имеют детей, влюбляются, ревнуют, мстят, т.е. обла­дают теми же достоинствами и недостатками, что и смерт­ные. Можно сказать, что боги — это абсолютизированные люди. Эта черта очень повлияла на весь характер древнегре­ческой цивилизации, определила главную ее черту — гума­низм.

Античная культура вырастает на основе пантеизма древне­греческой религии, который возникает как результат чув­ственного понимания космоса: идеальные боги являются только обобщением соответствующих областей природы, как разумной, так и неразумной. Это судьба, осознанная как не­обходимость, и выйти за ее пределы нельзя. Из этого можно сделать вывод, что античная культура развивается под знаком фатализма(предопределенности, предрешённости), который античный человек преодолевает с легко­стью, борясь с судьбой, как герой. В этом — смысл жизни. Поэтому культ героя особенно характерен для древнегречес­кой культуры. В античности присутствует удивительный син­тез фатализма и героизма, вытекающий из особого понима­ния свободы. Свобода поступка порождает героизм. Панте­изм и культ героев наиболее ярко выражены в древнегреческой мифологии.

МИФОЛОГИЯ.

Мифология всегда играла в культуре античности огромную роль. Ее понимание менялось, она по-разному трактовалась, но все же оставалась основой античного мировоззрения. Греческая мифология существовала в далеких тысячелети­ях до новой эры и закончила свое развитие с концом общинно-родового строя. В мифе живут особой жизнью и природа, и сами общественные формы, перерабо­танные художественным образом, наделенные эстетической направленностью, отражающие мифологическую картину всего космоса, богов, героев, которая принимает законченно-систематический вид. В греческих мифах действуют боги, ге­рои (потомки богов и смертных), гиганты (мифологические чудовища), стихии (огонь, вода, воздух) и духи стихий (Океаниды, Гарпии, Ним­фы, Нереиды, Дриады, Сирены), обычные земные люди. Место действия надземное и подземное цар­ства (Олимп и Тартар). В них обретают персонифицированные об­разы судьба (Мойра), мудрость (Мать-Земля), время (Кронос) и т.д. Греческая мифология — это красота героических подвигов, поэтическое определение мирового по­рядка, Космоса, его внутренняя жизнь, описание мироустрой­ства, сложных взаимоотношений, освоение духовного опыта.

ПРАЗДНИКИ.

С богами связаны все древнегреческие празд­ники и спортивные игры. Знаменитые Олимпийские игры , которые Древняя Греция подарила миру, были в эпоху антич­ности не единственными. Истоки первых олимпиад теряют­ся в древности, но в 776 г. до н. э . на мраморной доске впер­вые было записано имя победителя в беге, поэтому принято считать именно этот год началом исторического периода Олимпийских игр. Местом Олимпийских празднеств была священная роща Альтис в Олимпии. В храме Зевса Олимпийского находилась ста­туя бога, созданная скульптором Фидием , которая считалась одним из семи чудес света. В священную рощу съезжались тысячи зрителей. Помимо зрелищ состязаний атлетов, здесь заключались торговые сделки, проходили публичные выступ­ления поэтов и музыкантов, выставки работ скульпторов и ху­дожников. Здесь оглашались новые законы, договоры, обсуж­дались важные документы. С момента объявления священно­го месяца игр все враждующие стороны прекращали военные действия. Известно, что в спортивных играх принимали уча­стие лишь мужчины из числа свободных граждан, никогда не привлекавшиеся к суду и никогда не уличенные в бесчестных поступках. Женщины не допускались даже в качестве зрите­лей под страхом смерти. Для них существовали свои состяза­ния — в беге.

На играх соревновались в борьбе, в беге на различные дистанции, метании копья, молота, диска, плава­нии, кулачных боях, беге в полном вооружении, в гонках на ко­лесницах, подъеме тяжестей, панкратии (комбинация бокса и борьбы). Атлеты соревновались только обнаженными, что­бы продемонстрировать красоту своего тела. В этом нагляд­но проявлялась телесность древнегреческой культуры. Культ тела был настолько велик, что нагота не вызывала чувства стыдливости. Правила запрещали убивать противника, при­бегать к недозволенным приемам, спорить с судьями. Торже­ственно происходило и награждение победителей. Победите­ли игр (олимпионики ) награждались венками из дикой оли­вы, росшей около храма Зевса. В последний день праздника устраивалась торжественная процессия в честь победителей, а возвращение олимпионика в родной город превращалось в настоящий триумф. Весь город выходил ему навстречу, город­ские власти устраивали пир, а на площади возводили статую победителя: он становился национальным героем и в течение всей жизни пользовался уважением.

Помимо Олимпийских, в Древней Греции проходили Пифийские игры в Дельфах, посвященные Аполлону, Истмейские игры в честь бога Посейдона, Немейские игры, прослав­ляющие Зевса. Игры давали религиозную санкцию физичес­ким достоинствам — «аретэ», и моральное право властвования над людьми. В них как нигде проявлялась такая черта древнегреческой культуры, как состязательность.

Праздники в честь бога Диониса — Дионисии , связаны с историей возникновения театра. Великие Дионисии празд­новались пять дней, весной и осенью, и включали яркие ше­ствия, сопровождавшиеся культовыми песнями, танцами, драматическими представлениями. Из хоровых песен — ди­фирамбов богу Дионису и возник жанр трагедии. Трагедия в переводе «песнь козлов» или козлопение — сложился из куль­товых песен хором мужчин — Сатиров, одетых в козлиные шкуры и сопровождавших актера, изображавшего Диониса. Комедия родилась из песен, полных обрядовой разнузданно­сти и исполнявшихся толпой поселян во время сельских Ди­онисий. Шествие в этот праздник называлось комос. Коме­дия — песни во время комоса. Комедия отличалась большой вольностью в выборе выражений и сцен, поэтому на такие праздники не допускались женщины и дети.

НАУЧНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ

Знания древних греков во многом носили синкретичный характер, т.е. зачатки многих наук еще не отпочковались в самосто­ятельные отрасли от единого древа человеческого познания. В отличие от древних египтян, развивающих науки в прак­тическом аспекте, древние греки отдавали предпочтение тео­рии. И основой теории стала новая отрасль знания – философия. Греки создали философию (в буквальном переводе - любовь к мудрости). Она стала наукой о всеобщих законах развития природы, об­щества и мышления, системой идей, взглядов на мир и место в нём человека.

Философия и философские подходы к решению любой на­учной проблемы лежат в основе всей древнегреческой науки. По­этому выделить ученых, занимавшихся «чистыми» научными проблемами, нельзя. В Древней Греции все ученые были фи­лософами, мыслителями и обладали знанием основных фи­лософских категорий.

Особенностью греческой философии явилось то, что она не может быть понята без эстети­ки— теории красоты и гармонии. Идея красоты мира проходит через всю античную эстети­ку. В мировоззрении древнегреческих философов нет ни тени сомнения в объективном существовании мира и реаль­ности его красоты. Для первых натурфилософов прекрас­ное — это всеобщая гармония и красота Вселенной. В их уче­нии эстетическое и космологическое выступают в единстве. Во всеобщую картину мира включается представле­ние о его гармонии, красоте. Поэтому сначала все науки в Древней Греции были объединены в одну — космологию.

Величайшими философами Древней Греции являются: Со­крат, Платони Аристотель (был воспитателем Алек­сандра Македонского). Он является основоположником науч­ной философии, логики, учения об основных принципах бы­тия (возможности и осуществления, форме и материи, при­чине и цели). Основные области его интересов — человек, этика, политика, искусство.

В математике выделяется фигура Пифагора , создавшего таблицу умножения и теорему, носящую его имя, изучавше­го свойства целых чисел и пропорций. В области физики можно назвать труды Архимеда , кото­рый явился не только автором всемирно известного закона, но и автором многочисленных изобретений.

ФилософДемокритоткрыл существование атомов, как мельчайших неделимых частиц, из которых все состоит.

Известны труды Гиппократав области медицины и этики. Он — основатель научной медицины, автор учения о целост­ности организма человека, теории индивидуального подхода к больному, традиции ведения истории болезни, трудов по врачебной этике, в которых особое внимание обращал на вы­сокий моральный облик врача, автор знаменитой профессио­нальной клятвы, которую дают все, получающие врачебный диплом. До наших дней дошло его бессмертное правило для врачей: не навреди пациенту. С медициной Гиппократа завер­шился переход от религиозно-мистических представлений о всех процессах, связанных со здоровьем и болезнями челове­ка, к начатому ионийскими натурфилософами их рациональ­ному объяснению. Медицина жрецов сменилась медициной врачей, основанной на точных наблюдениях. Врачи школы Гиппократа также были философами.

Геродоти Ксенофонтявляются авторами трудов по исто­рии. Геродот положил начало собственно греческой истори­ографии, так как он обращался к центральным, политически значительным событиям современной ему истории, пережи­тых им самим. «Отец истории» стремился к достоверному из­ложению исторических событий, исследовал их в совокупно­сти, однако его труды характеризуют вера в действие религи­озно-этических сил в истории.

Геродот — великий путешественник. Благодаря ему мы имеем многочисленные сведения о народах — современниках Геродота, их обычаях, образе жизни и о странах, в которых они проживали. Описывая географическое положение той или иной страны, Геродот осуществлял повествование как на­стоящий географ.

Но больше в области географии все же известен Птоле­мей— автор знаменитой «Географии», ставшей сводом ан­тичных знаний о мире, и долгое время (вплоть до средних ве­ков) пользовавшейся огромной популярностью.

ЛИТЕРАТУРА.

Огромным успехом в Древней Греции пользо­валась поэзия. Первоначально развивалась ее эпическая фор­ма. В ней наиболее заметна фигура Гомера , автора двух зна­менитых поэм «Илиада» и «Одиссея», которые стали кано­ном поведения и источником знаний, кладезем мудрости. Воспевая подвиг как образ жизни, Гомер заложил основы всей греко-римской поэзии. Эпос, как форма поэтического творчества, на многие века стал носителем высших этичес­ких принципов.

Позже появляется дидактическая и лирическая формы. Ди­дактическая поэзия преследует обучающие и воспитательные цели. Произведения Гесиода«Труды» и «Дни» учат правилам поведения, открывает секреты крестьянского труда. Лиричес­кая поэзия, которая чаще всего пелась под аккомпанемент лиры, почти не сохранилась. До нас дошли только имена ав­торов и фрагменты отдельных произведений. Уникальным явлением античной поэзии была поэтесса Сапфо , автор лю­бовных стихотворений.

Эзоп , основоположник жанра басни в Греции, жил около VIв. до н. э. Его короткие анекдоты, построенные на образах животных, были понятны всем и побуждали к размышлени­ям о морали. Позже римский баснописец Федр перевел про­изведения Эзопа на латинский язык. Они пользовались по­пулярностью и в средние века, и Новое время, и в наши дни, оказав большое влияние на творчество Лютера, Лессинга, Крылова.

ТЕАТР.

Основное представление о мире у греков сводилось к тому, что мир — это театральная сцена, а люди — актеры, которые появляются на этой сцене, играют свою роль и ухо­дят. Приходят с неба уходят туда же, там растворяются. Зем­ля — лишь сцена, где они исполняют свою предназначенную роль. Поэтому древнегреческий театр органичен: в нем про­является возвышенный, высокий и торжественный космологизм.

Древнегреческий театр, возникший из религиозного куль­та бога природы Диониса, развивался очень быстро. Сюже­ты для трагедий и комедий стали брать не только из жизни Диониса. История сохранила пьесы трех великих трагиков древности: Эсхила, Софокла, Эврипида,и комедии Аристо­фана . В трагедиях рассказывалось о героических событиях, происходивших в незапамятные времена. В их основе лежа­ли древние предания, мифы. Боги в трагедиях выступали как грозная сила. Герои вступали с ними в борьбу, иногда погиба­ли, но стойко переносили удары судьбы.

Герои комедий — не легендарные личности, а жители со­временных Аристофану Афин: торговцы, ремесленники, рабы. В комедиях нет такого почтения к богам, как в трагеди­ях. Их иногда даже высмеивали.

Театральные представления по обычаю проходили в празд­ник Великих Дионисий. На круглой площадке — «орхестре» («площадка для пляски») размещался хор. Тут же играли ак­теры. Чтобы выделиться из хора, актер надевал обувь на высо­ких подставках — котурнах. Вначале все роли в пьесе испол­нял один актер. Эсхил ввел второе действующее лицо, сделав действие динамичным; ввел декорации, маски, котурны, лета­тельные и громоносные машины. Софоклввел третье действу­ющее лицо. Но и трем актерам приходилось играть много ро­лей, перевоплощаться в разных лиц. Позади орхестры находи­лось небольшое деревянное строение — «скена» («палатка»), где актеры готовились к выступлению в новой роли. Перевоп­лощение осуществлялось просто: актеры меняли маски, в ко­торых выступали. Маски делались из глины. Каждому опреде­ленному характеру и настроению соответствовала «своя» мас­ка. Так, силу и здоровье представлял смуглый цвет лика маски, болезненность — желтый, хитрость — красный, а гнев — баг­ровый. Гладкий лоб выражал веселое настроение, а крутой — мрачное. Выразительность масок была необходима для нагляд­ности, кроме того, маска выполняла и роль рупора, усиливав­шего голос актера. Театральные представления начинались утром, а заканчивались с заходом солнца. В один день ставили и трагедию, и драму, и комедию. Театральные зрелища были особенно любимы эллинами. Социальные, этические, полити­ческие проблемы, вопросы воспитания, глубокая обрисовка героических характеров, тема гражданского сознания состав­ляют жизнеутверждающую основу древнегреческого театра.

Драматургия. Подлинным основоположником трагедии стал Эсхил.Он автор более семидесяти произведений, из ко­торых до нас дошли только семь: «Персы», «Умоляющие», «Семеро против Фив», «Прикованный Прометей», «Агамем­нон», «Хоэфоры», «Эвмениды». Все пьесы Эсхила прониза­ны сильным религиозным чувством, в их основе — конфликт между человеческими страстями и духовностью. Выдающи­мися мастерами греческой трагедии были Софокл ,Еврипид . Содержание их пьес — в основном, мифы о богах, героях, реже — исторический факт.

Софокл написал 123 драмы, из которых сохранились семь трагедий: «Антигона», «Аякс», «Эдип-царь», «Электра» и др. По мнению Аристотеля, Софокл изображал людей идеаль­ных, тогда как Еврипид — таких, какие они есть на самом деле. Еврипид являлся скорее комментатором, а не участни­ком событий, глубоко интересовался женской психологией. Наиболее известными из 19 дошедших до нас произведений являются «Медея» и «Федра».

Самым известным автором комедии был Аристофан , умев­ший направлять свои сатирические «стрелы» против совре­менных ему политических деятелей, писателей, философов Наиболее яркие его произведения — «Осы», «Лягушки», «Облака», «Лисистрата».

Науки и литература Древней Греции создавались свобод­ными людьми, одаренными поэтически-мифологическим вос­приятием мира. Во всем, что постигал грек, он открывал гар­монию, будь то мироздание или человеческая личность. В сво­ем мифологическом восприятии грек одухотворял все, чего касалось его сознание. Гармоничность и одухотворенность — вот что определяет органичность и целостность греческой культуры и в первую очередь — искусство.

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА.

Основные характеристики греческого искусства: гармония, урав­новешенность, упорядоченность, успокоенность, красота форм, пропорциональность. Оно глубоко гуманистично, ибо рассматривает человека как «центр Вселенной и меру всех ве­щей» Искусство носит идеалистический характер, так как представляет человека в его физическом и моральном совер­шенстве. Главная цель древнегреческого искусства — эсте­тическое наслаждение.

Трехмерность, пластика, скульптурность греческого ис­кусства была отражением целостной и гармоничной модели мира и соответствующего ей целостного бытия греков. В гре­ческом мире индивид идеально вписывался в полис, а поли­сная структура в космос. Соответственно, в греческой моде­ли мира космос, несмотря на свою величественность, был понятен и доступен. Боги в такой модели мира были хоть и высшими существами, но вполне доступными для общения. Более того, боги даже обладали понятными для человека сла­бостями. Человек был уверен, что похож на богов, и с этим связывалась идея свободного владения пространством и вре­менем, воплотившаяся в греческом искусстве.

В античной Греции процветали различные виды искусст­ва, включая пространственные: архитектура, скульптура, ва­зопись. История античного искусства включает в себя не­сколько этапов.

АРХИТЕКТУРА.

Наследие древнегреческой архитектуры ле­жит в основе всего последующего развития мирового зодче­ства и связанного с ним монументального искусства. Причи­ны такого устойчивого воздействия греческой архитектуры заключаются в объективных ее качествах: простоте, правди­вости, ясности композиций, гармоничности и пропорциональ­ности общих форм и всех частей, в пластичности органичной связи архитектуры и скульптуры, в тесном единстве архитектурно-эстетических и конструктивно-тектонических элемен­тов сооружений. Древнегреческая архитектура отличалась полным соответствием форм и их конструктивной основы, со­ставлявших единое целое. Основная конструкция — каменные блоки, из которых выкладывались стены. Колонны, антаблемент (лежащее на опоре-колонне перекрытие) обрабатывались различными профилями, приобретали декоративные детали, обогащались скульптурой. Греки доводили обработку архитектурных со­оружений и всех без исключения деталей декора до высочай­шей степени совершенства и отточенности. Эти сооружения можно назвать гигантскими произведениями ювелирного ис­кусства, в которых для мастера не было ничего второстепен­ного. Именно это непревзойденное совершенство и органичность сделали памятники древнегреческой архитектуры образцами для последующих эпох.

Древнегреческая архитектура развивалась двумя стилис­тическими направлениями или в двух ордерах (дорическом и ионичес­ком), которые сложились в VII в. до н. э. Под ордеромв архи­тектуре понимается определенная система сочетания и взаи­модействия несущих (поддерживающих) и несомых (перекрывающих) элементов. В античной архитектуре это от­дельно стоящие опоры-колонны и лежащее на них перекры­тие — антаблемент .

Главные структурные элементы двух ордеров одни и те же. Основанием для них служит обработанная по всему перимет­ру ступенями площадка — стилобат . На ней, по всему внешнему контуру храма, устанавливались колонны, состоя­щие из трех частей: базы, ствола и капители.

Дорический стильнаиболее простой, лаконичный по сво­ей форме. Главные отличительные особенности этого орде­ра — строгость и простота. Ионический стиль сложнее и на­считывает больше деталей. Главные черты ионического сти­ля — легкость пропорций, большая дифференцированность форм, изящество и относительная декоративность. Помимо двух основных стилей древнегреческая архитектура разра­ботала еще третий — коринфский . Коринфский стиль еще легче ионического и должен рассматриваться как вторичное образование, возникшее на почве ионической архитектуры. В наиболее четко выраженном виде ордерная система вы­ступает в храмах. Древнегреческие храмы отличались неболь­шими размерами по сравнению с древнеегипетскими и были соразмерны человеку. Богослужения происходили вне стен храма, который считался домом богов. В плане храмы пред­ставляли прямоугольник, окруженный по периметру колон­нами, с двускатной крышей. Вход был украшен треугольным фронтоном. В центре храма помещалась статуя того боже­ства, которому был посвящен храм. Композиция греческих храмов различна. Ордерные стилистические элементы ис­пользуются в каждом из типов сооружений особо.

Наибо­лее часто встречающийся тип храмов - периптер . Он окружен колонна­ми со всех сторон, по периметру. Иногда на боковых фасадах размещался не один, а два ряда колонн. Такой тип храма называется диптер .

Греки применяли в своих сооружениях, в том числе и в хра­мах, балочные перекрытия. Расстояния между опорами были невелики и не превышали 10 м. Ордерная система греков представляет собой стоечно-балочную конструкцию. Исключительное значение для последующего развития ми­ровой архитектуры имеют принципы архитектурно-планировочных решений Греции, выраженные наиболее полно в ан­самблях.

Так, в ансамбле Афинского акрополя асимметрия сочета­ется с гармоническим равновесием масс, продумано взаимо­действие отдельных сооружений между собой и учтена пос­ледовательность в восприятии зданий снаружи и внутри ком­плекса, зодчими продумана тесная связь этого архитектурно­го сооружения с окружающим ландшафтом. Афинский акро­поль («верхний город») — природная скала удлиненной формы с плоской вершиной. Ее размеры — около 300 м по длине и 130 м по ширине. В основу ансамбля заложены два последовательно проводимых принципа, которым следовала древнегреческая архитектура: гармоническое равновесие масс и восприятие архитектуры в процессе постепенной, «ди­намической» ее развертки.

Греческие зодчие уделяли исключительное внимание при­родным условиям и стремились всегда обдуманно и с наиболь­шим художественным результатом вводить свои сооружения в окружающий пейзаж. «Жемчужиной» акрополя является храм Парфенон , центральное сооружение ансамбля. Это большой периптер (8 х 17 колонн с высотой 10,5 м). Созданию впечат­ления гармонии и величавой красоты способствует активное применение скульптуры и снаружи, и внутри храма. Именно поэтому Парфенон является одним из ярчайших образцов в мировой архитектуре подлинного и глубокого синтеза искусств.

Помимо храмов греческие зодчие возводили много других архитектурных сооружений общественного характера: ста­дионы, палестры (зал для гимнастических упражнений), жи­лые дома, театры (одеоны). Театры в Греции располагались на склонах холмов. Поперек склона делались подмостки для зрителей, внизу перед ними возводили сценическую площад­ку для выступлений хора — «орхестру», а актеры находились на эстраде, «скене». Самый большой театр вмещал до 25 тыс. зрителей.

В период эллинизма главной темой архитектуры стано­вится градостроительство. Строятся новые города и много­численные торговые центры, строительство проводится в больших масштабах и быстрыми темпами. Появляется необ­ходимость выработать технические приемы и теоретические основы для возведения бесчисленных зданий различного на­значения. Они обобщаются в архитектурных трактатах, ав­торы которых на основе изначальных принципов древнегре­ческого искусства стремятся разработать пути рационально­го строительства и в архитектурно-планировочном, и в техническом отношениях. В это время разрабатывается прин­ципиальная схема планировки города, расчленяемого прямо­линейной сеткой улиц на равновеликие кварталы. В центре города располагались общественные сооружения — народное собрание, городской совет, базилика (судебно-административное здание), гимназии, школы, храмы. Центральная го­родская площадь приобретает характер рыночной (агора). И площадь и улицы окаймлялись портиками, создающими тень. По контуру города опоясывались оборонительными стенами.

СКУЛЬПТУРА.

Древнегреческую архитектуру невозможно представить без скульптуры, являющейся ее неотъемлемой частью. В этом виде искусства греки достигли наи­больших успехов. Скульптура отличается совершенством форм и идеалистичностью. В качестве материалов использо­вали мрамор, бронзу, дерево или применяли смешанную (элефантинную) технику: изготавливали фигуру из дерева, а покрывали тонкими золотыми пластинами, лицо и руки вы­полняли из слоновой кости. Виды скульптуры разнообразны: рельеф (плоская скульп­тура), мелкая пластика, круглая скульптура.

Образцы ранней круглой скульптуры еще далеки от совер­шенства, они грубоваты, статичны. В основном это куросы — мужские фигуры и коры — женские фигуры.

Постепенно древнегреческая скульптура приобретает ди­намику и реализм. В классическую эпоху творят такие маетера, как Пифагор Регийский (480—450 гг. до н. э.): «Маль­чик, вынимающий занозу», «Возничий». Мирон(середина V в. до н. э.): «Дискобол», Поликлет(середина V в.до н. э.): «Дорифор» («Копьеносец»), Фидий(середина V в. до н. э.): скульптуры Парфенона, скульптура богини Афины — «Афи­на Дева», Афина с острова Лемнос. Не сохранилось оригиналов и копий скульптуры Афины Промахос («Победительницы»), стояв­шей на пропилеях акрополя, ее высота достигала 17 м, и статуи Зевса Олимпийского.

К концу периода классики скуль­птурные образы становятся более эмоциональными, одухот­воренными, как в работах Праксителя , Скопаса , Лисиппа . Эллинистическая скульптура более реалистична и сложна композиционно. Художников привлекают новые темы: ста­рость, страдание, борьба («Лаокоон с сыновьями», «Ника Са­мофракийская»).

ЖИВОПИСЬ, ВАЗОПИСЬ И ОРНАМЕНТ.

В период классики происходил бурный расцвет гречес­кой живописи. Кэтому времени относится замеча­тельное живописное новшество, утраченное впоследствии и как бы заново открытое лишь в эпоху Возрождения: искусство све­тотени. Первым включил в свою палитру полутона Аполлодор Афинский, за что получил прозвище Тенеписец. Введе­ние светотени имело для развития реалистической живописи огромное значение. Известны и другие живопис­цы: Зевксис, Паррасий, Тиманф. Их творчество отмечено эмо­циональностью, реализмом.

Однако монументальная живо­пись не получила такого масштабного развития, как вазопись. Керамические изделия покрывались орнаментальными (часто геометрическими) и сюжетными росписями. С течением времени менялся и стиль росписей. Ранняя керамика отмечена так называемым черно-фигурным стилем— черные изображения на красном фоне. Позже появился краснофигурныйили чернолаковый стиль , когда черным лаком покрывался фон между росписями, кото­рые на этом фоне контурно выступали, сохраняя тон основ­ного материала – обожженной красной глины. Этот тип вазописи позволял передать пространство, объем и движение. Античные вазы рас­ширяют и уточняют наши представления о греческом искус­стве, интерьерах, быте, костюмах людей той эпохи, об осо­бенностях мифологического видения мира.

В архитектуре и в произведениях прикладного искусства Древней Греции видное место занимает орнамент. Греки обнаруживали исключительное чувство меры и изобретательность в прорисовке различных декора­тивных элементов и деталей, применяя их в разнообразных вариациях, сочетаниях и ритмах, используя стилизацию. Интерьер и домашняя мебель и утварь отличались строгостью, лаконизмом, умеренностью. Греческие мастера выработали свои особые формы, отличав­шиеся изяществом линий, пластичностью, комфортностью, тем совершенством, которое обеспечило последующее влия­ние греческого искусства на стили поздних эпох, прежде все­го классицизма.

__________________

Таким образом, особенностью культуры Древней Греции является то, что окружающий человека мир, способы ориентации в нем и спо­собы его оценок были обоснованы применительно к челове­ку, ставшему «мерой вещей», т. е. заявившему о своем нрав­ственном и политическом самоопределении. Литература, ис­кусство, философия Древней Греции стали отправной точкой в развитии всей европейской культуры.

studlib.info

Особенности мировоззрения древних греков - Культура

Древнегреческая цивилизация развивалась на юге Балкан­ского полуострова, островах Эгейского и Ионического морей и вприбрежных регионах Малой Азии. На ее развитие оказали влияние два географических фактора:

• выход к морю;

• территория, разбитая горами на многочисленные до­лины, что затрудняло политическую общность и как след­ствие привело к образованию городов-государств (полисов).

Греция на протяжении многих веков не представляла собой единого географического пространства. Каждая область Гре­ции имела свою особенность ландшафта, свои индивидуаль­ные особенности культуры.

Не представляла собой единства античная Греция и в соци­ально-политическом плане: она существовала в рамках осо­бой государственной системы — независимых городов-госу­дарств, полисов, Чьи рубежи чаще всего определялись при­родными границами. Различие в культуре полисов проявля­лись в языковых диалектах, собственных календарях, моне­тах, почитаемых богах и уважаемых героях.

Города-полисы не только соперничали, но и воевали друг с другом, как Афины и Спарта.

Несмотря на региональные и культурные различия антич­ная культура обладала определенной целостностью. Един­ство выражалось не только в общности интересов и необхо­димости объединения против общего врага, но и в едином ми­ровосприятии, в характерных особенностях всей античной культуры.

Во-первых, античная культура отличается космологичностью. Космос противостоит Хаосу своим совершенством и упорядоченностью, своей красотой. Сама по себе красота заключена в природе, поэтому подражать ей следовало всем без исключения художникам. Так складывались эстетические категории, тесно связанные между собой, исходящие из космологичности мышления и пронизывающие всю античную культуру, все искусство: красота, гармония, мера.

Красота, согласно Аристотелю, объективно существует в настоящем мире. Красота в понимании древних греков есть соразмерность,органичность, гармоничность.

Мера — исходный принцип существования чего-либо оп­ределенного. По словам Демокрита, «прекрасное есть надле­жащая мера во всем». Понятие меры должно быть присуще не только людям, занимающимся искусством, но и политикам и философам.

Как основная черта бытия особо выделялось понятие гар­монии как выражения чувства меры, единства в многообра­зии, как «внутренняя природа вещей». Мера есть наивысшее выражение гармонии. Образцом для произведений искусст­ва является гармония в космосе, природе, гармония общества и человека.

Во-вторых, античную культуру объединял антропоцент­ризм. Лучшее определение антропоцентризма заключено в словах Протагора: «Человек есть центр всей Вселенной и мера всех вещей». Космологизм греческой культуры предпо­лагал антропоцентризм. Космос постоянно соотносится с че­ловеком. Сопоставление макрокосма — Вселенной и микро­косма — человека предполагало гармонию существования. Поэтому для древнегреческой культуры был свойственен поиск «пропорции связи вещей», математических законов кра­соты и гармонии, поиск идеала человеческого тела и духа. Тело человека подверглось тщательному геометрическому изучению, в результате чего выявились идеальные пропорции гармоничной человеческой фигуры, установлены правила про­порционального соотношения его частей. Предполагается, что теоретиком пропорций является скульптор Поликлет. Тело, прекрасное само по себе, было лишь частью гармони­ческой личности. Идеал, к которому должен был стремиться каждый гражданин полиса, — калокагатия. Смысл этого понятия в том, что прекрасный и хороший человек соединяет в себе красоту безупречного тела и нравственное совершенство. Это положение определяет «телесный» характер культуры Древней Греции. Красота те­лосложения почиталась высоко и достигалась физическими упражнениями и гимнастикой, т. е. достигнуть идеала можно было упражнениями, образованием, воспитанием.

Культ тела определялся и более прагматическими причи­нами: ловкость, сила были необходимы для защитника оте­чества, т. е. для военных целей.

Соотнесение природных объектов с человеческим телом оп­ределило отношение греков к земной жизни: любовь к повсед­невным радостям утверждалась в качестве своеобразного иде­ала, преимущество жизни над смертью огромно, понимание его составляет смысл античного мировоззрения. Культ тела повлиял на совершенно особенное отношение к наготе, а само тело стало мерилом всех форм греческой культуры: филосо­фия, математика, скульптура и архитектура, поэзия и драма, даже риторика определяли человека своим критерием.

В-третьих, общим в культуре античной Греции была состя­зательность. Эта черта была порождена полисным характе­ром культуры. Состязательность характеризует все сферы жизни. Главную роль играли состязания спортивные, конные, художественные — поэтические и музыкальные, состязания философов и т. п.

Агон (состязание, борьба) олицетворял характерную чер­ту свободного грека, гражданина полиса: его личные заслуги и качества проявлялись только тогда, когда выражали идеи и ценности городского коллектива.

Состязательный характер античной культуры проявляется и в таких ее чертах, как праздничность, зрелищность, красоч­ность. Праздники сопровождали все состязания и сельскохозяйственные работы и являлись неотъемлемой частью соци­альной жизни древних греков.

Культура античной Греции, отмеченная перечисленными характерными чертами, представляет собой единый процесс становления и развития различных форм материальной и ду­ховной деятельности. В конкретные исторические периоды приоритеты отдавались разным ее видам).

Рассмотрим особенности важнейших сфер культуры Древней Греции.

РЕЛИГИЯ И МИФОЛОГИЯ

Религия античной Греции имеет две главные характерис­тики. Первая – это политеизм(многобожие). При всем множестве греческих богов можно выделить 12 главных. Пантеон общегреческих богов сложился в эпоху классики. Каждое божество в греческом пантеоне выполняло строго определенные функции:

§ Зевс — главный бог, властитель неба, громовержец, олицетворял силу и власть.

§ Гера — жена Зевса, богиня брака, покровительница семьи.

§ Посейдон — бог моря, брат Зевса.

§ Афина — богиня мудрости, справедливой войны.

§ Афродита — богиня любви и красоты, рожденная из мор­ской пены.

§ Арес — бог войны.

§ Артемида — богиня охоты.

§ Аполлон — бог солнечного света, светлого начала, покро­витель искусств.

§ Аид – бог подземного мира.

§ Гермес — бог красноречия, торговли и воровства, вестник богов, проводник душ умерших в царство Аида.

§ Гефест — бог огня, покровитель ремесленников и особен­но кузнецов.

§ Деметра — богиня плодородия, покровительница земле­делия.

§ Гестия — богиня домашнего очага.

Древнегреческие боги жили на заснеженной горе Олимп.

Кроме богов существовал культ героев — полубожеств, родившихся от брака богов и смертных. Гермес, Геракл, Тезей, Ясон, Орфей являются героями многих древнегреческих поэм и мифов.

Второй особенностью древнегреческой религии является антропоморфизм— человекоподобие богов. Что древние греки понимали под божеством? Абсолют. Космос – абсолютное божество, а античные боги – это те идеи, которые воплощаются в космосе, это законы природы, которые им управляют. Поэтому все достоинства и все недо­статки природы и человеческой жизни отражаются в богах. Древнегреческие боги имеют облик человека, похожи на него не только внешне, но в поведении: они имеют жен и мужей, вступают во взаимоотношения, подобные человечес­ким, имеют детей, влюбляются, ревнуют, мстят, т.е. обла­дают теми же достоинствами и недостатками, что и смерт­ные. Можно сказать, что боги — это абсолютизированные люди. Эта черта очень повлияла на весь характер древнегре­ческой цивилизации, определила главную ее черту — гума­низм.

Античная культура вырастает на основе пантеизма древне­греческой религии, который возникает как результат чув­ственного понимания космоса: идеальные боги являются только обобщением соответствующих областей природы, как разумной, так и неразумной. Это судьба, осознанная как не­обходимость, и выйти за ее пределы нельзя. Из этого можно сделать вывод, что античная культура развивается под знаком фатализма (предопределенности, предрешённости), который античный человек преодолевает с легко­стью, борясь с судьбой, как герой. В этом — смысл жизни. Поэтому культ героя особенно характерен для древнегречес­кой культуры. В античности присутствует удивительный син­тез фатализма и героизма, вытекающий из особого понима­ния свободы. Свобода поступка порождает героизм. Панте­изм и культ героев наиболее ярко выражены в древнегреческой мифологии.

МИФОЛОГИЯ.

Мифология всегда играла в культуре античности огромную роль. Ее понимание менялось, она по-разному трактовалась, но все же оставалась основой античного мировоззрения. Греческая мифология существовала в далеких тысячелети­ях до новой эры и закончила свое развитие с концом общинно-родового строя. В мифе живут особой жизнью и природа, и сами общественные формы, перерабо­танные художественным образом, наделенные эстетической направленностью, отражающие мифологическую картину всего космоса, богов, героев, которая принимает законченно-систематический вид. В греческих мифах действуют боги, ге­рои (потомки богов и смертных), гиганты (мифологические чудовища), стихии (огонь, вода, воздух) и духи стихий (Океаниды, Гарпии, Ним­фы, Нереиды, Дриады, Сирены), обычные земные люди. Место действия надземное и подземное цар­ства (Олимп и Тартар). В них обретают персонифицированные об­разы судьба (Мойра), мудрость (Мать-Земля), время (Кронос) и т.д. Греческая мифология — это красота героических подвигов, поэтическое определение мирового по­рядка, Космоса, его внутренняя жизнь, описание мироустрой­ства, сложных взаимоотношений, освоение духовного опыта.

ПРАЗДНИКИ.

С богами связаны все древнегреческие празд­ники и спортивные игры. Знаменитые Олимпийские игры, которые Древняя Греция подарила миру, были в эпоху антич­ности не единственными. Истоки первых олимпиад теряют­ся в древности, но в 776 г. до н. э. на мраморной доске впер­вые было записано имя победителя в беге, поэтому принято считать именно этот год началом исторического периода Олимпийских игр. Местом Олимпийских празднеств была священная роща Альтис в Олимпии. В храме Зевса Олимпийского находилась ста­туя бога, созданная скульптором Фидием, которая считалась одним из семи чудес света. В священную рощу съезжались тысячи зрителей. Помимо зрелищ состязаний атлетов, здесь заключались торговые сделки, проходили публичные выступ­ления поэтов и музыкантов, выставки работ скульпторов и ху­дожников. Здесь оглашались новые законы, договоры, обсуж­дались важные документы. С момента объявления священно­го месяца игр все враждующие стороны прекращали военные действия. Известно, что в спортивных играх принимали уча­стие лишь мужчины из числа свободных граждан, никогда не привлекавшиеся к суду и никогда не уличенные в бесчестных поступках. Женщины не допускались даже в качестве зрите­лей под страхом смерти. Для них существовали свои состяза­ния — в беге.

На играх соревновались в борьбе, в беге на различные дистанции, метании копья, молота, диска, плава­нии, кулачных боях, беге в полном вооружении, в гонках на ко­лесницах, подъеме тяжестей, панкратии (комбинация бокса и борьбы). Атлеты соревновались только обнаженными, что­бы продемонстрировать красоту своего тела. В этом нагляд­но проявлялась телесность древнегреческой культуры. Культ тела был настолько велик, что нагота не вызывала чувства стыдливости. Правила запрещали убивать противника, при­бегать к недозволенным приемам, спорить с судьями. Торже­ственно происходило и награждение победителей. Победите­ли игр (олимпионики) награждались венками из дикой оли­вы, росшей около храма Зевса. В последний день праздника устраивалась торжественная процессия в честь победителей, а возвращение олимпионика в родной город превращалось в настоящий триумф. Весь город выходил ему навстречу, город­ские власти устраивали пир, а на площади возводили статую победителя: он становился национальным героем и в течение всей жизни пользовался уважением.

Помимо Олимпийских, в Древней Греции проходили Пифийские игры в Дельфах, посвященные Аполлону, Истмейские игры в честь бога Посейдона, Немейские игры, прослав­ляющие Зевса. Игры давали религиозную санкцию физичес­ким достоинствам — «аретэ», и моральное право властвования над людьми. В них как нигде проявлялась такая черта древнегреческой культуры, как состязательность.

Праздники в честь бога Диониса — Дионисии, связаны с историей возникновения театра. Великие Дионисии празд­новались пять дней, весной и осенью, и включали яркие ше­ствия, сопровождавшиеся культовыми песнями, танцами, драматическими представлениями. Из хоровых песен — ди­фирамбов богу Дионису и возник жанр трагедии. Трагедия в переводе «песнь козлов» или козлопение — сложился из куль­товых песен хором мужчин — Сатиров, одетых в козлиные шкуры и сопровождавших актера, изображавшего Диониса. Комедия родилась из песен, полных обрядовой разнузданно­сти и исполнявшихся толпой поселян во время сельских Ди­онисий. Шествие в этот праздник называлось комос. Коме­дия — песни во время комоса. Комедия отличалась большой вольностью в выборе выражений и сцен, поэтому на такие праздники не допускались женщины и дети.

НАУЧНЫЕ ДОСТИЖЕНИЯ

Знания древних греков во многом носили синкретичный характер, т.е. зачатки многих наук еще не отпочковались в самосто­ятельные отрасли от единого древа человеческого познания. В отличие от древних египтян, развивающих науки в прак­тическом аспекте, древние греки отдавали предпочтение тео­рии. И основой теории стала новая отрасль знания – философия. Греки создали философию (в буквальном переводе - любовь к мудрости). Она стала наукой о всеобщих законах развития природы, об­щества и мышления, системой идей, взглядов на мир и место в нём человека.

Философия и философские подходы к решению любой на­учной проблемы лежат в основе всей древнегреческой науки. По­этому выделить ученых, занимавшихся «чистыми» научными проблемами, нельзя. В Древней Греции все ученые были фи­лософами, мыслителями и обладали знанием основных фи­лософских категорий.

Особенностью греческой философии явилось то, что она не может быть понята без эстети­ки — теории красоты и гармонии. Идея красоты мира проходит через всю античную эстети­ку. В мировоззрении древнегреческих философов нет ни тени сомнения в объективном существовании мира и реаль­ности его красоты. Для первых натурфилософов прекрас­ное — это всеобщая гармония и красота Вселенной. В их уче­нии эстетическое и космологическое выступают в единстве. Во всеобщую картину мира включается представле­ние о его гармонии, красоте. Поэтому сначала все науки в Древней Греции были объединены в одну — космологию.

Величайшими философами Древней Греции являются: Со­крат, Платон и Аристотель(был воспитателем Алек­сандра Македонского). Он является основоположником науч­ной философии, логики, учения об основных принципах бы­тия (возможности и осуществления, форме и материи, при­чине и цели). Основные области его интересов — человек, этика, политика, искусство.

В математике выделяется фигура Пифагора, создавшего таблицу умножения и теорему, носящую его имя, изучавше­го свойства целых чисел и пропорций. В области физики можно назвать труды Архимеда, кото­рый явился не только автором всемирно известного закона, но и автором многочисленных изобретений.

ФилософДемокрит открыл существование атомов, как мельчайших неделимых частиц, из которых все состоит.

Известны труды Гиппократа в области медицины и этики. Он — основатель научной медицины, автор учения о целост­ности организма человека, теории индивидуального подхода к больному, традиции ведения истории болезни, трудов по врачебной этике, в которых особое внимание обращал на вы­сокий моральный облик врача, автор знаменитой профессио­нальной клятвы, которую дают все, получающие врачебный диплом. До наших дней дошло его бессмертное правило для врачей: не навреди пациенту. С медициной Гиппократа завер­шился переход от религиозно-мистических представлений о всех процессах, связанных со здоровьем и болезнями челове­ка, к начатому ионийскими натурфилософами их рациональ­ному объяснению. Медицина жрецов сменилась медициной врачей, основанной на точных наблюдениях. Врачи школы Гиппократа также были философами.

Геродот и Ксенофонт являются авторами трудов по исто­рии. Геродот положил начало собственно греческой истори­ографии, так как он обращался к центральным, политически значительным событиям современной ему истории, пережи­тых им самим. «Отец истории» стремился к достоверному из­ложению исторических событий, исследовал их в совокупно­сти, однако его труды характеризуют вера в действие религи­озно-этических сил в истории.

Геродот — великий путешественник. Благодаря ему мы имеем многочисленные сведения о народах — современниках Геродота, их обычаях, образе жизни и о странах, в которых они проживали. Описывая географическое положение той или иной страны, Геродот осуществлял повествование как на­стоящий географ.

Но больше в области географии все же известен Птоле­мей — автор знаменитой «Географии», ставшей сводом ан­тичных знаний о мире, и долгое время (вплоть до средних ве­ков) пользовавшейся огромной популярностью.

ЛИТЕРАТУРА.

Огромным успехом в Древней Греции пользо­валась поэзия. Первоначально развивалась ее эпическая фор­ма. В ней наиболее заметна фигура Гомера, автора двух зна­менитых поэм «Илиада» и «Одиссея», которые стали кано­ном поведения и источником знаний, кладезем мудрости. Воспевая подвиг как образ жизни, Гомер заложил основы всей греко-римской поэзии. Эпос, как форма поэтического творчества, на многие века стал носителем высших этичес­ких принципов.

Позже появляется дидактическая и лирическая формы. Ди­дактическая поэзия преследует обучающие и воспитательные цели. Произведения Гесиода «Труды» и «Дни» учат правилам поведения, открывает секреты крестьянского труда. Лиричес­кая поэзия, которая чаще всего пелась под аккомпанемент лиры, почти не сохранилась. До нас дошли только имена ав­торов и фрагменты отдельных произведений. Уникальным явлением античной поэзии была поэтесса Сапфо, автор лю­бовных стихотворений.

Эзоп, основоположник жанра басни в Греции, жил около VIв. до н. э. Его короткие анекдоты, построенные на образах животных, были понятны всем и побуждали к размышлени­ям о морали. Позже римский баснописец Федр перевел про­изведения Эзопа на латинский язык. Они пользовались по­пулярностью и в средние века, и Новое время, и в наши дни, оказав большое влияние на творчество Лютера, Лессинга, Крылова.

ТЕАТР.

Основное представление о мире у греков сводилось к тому, что мир — это театральная сцена, а люди — актеры, которые появляются на этой сцене, играют свою роль и ухо­дят. Приходят с неба уходят туда же, там растворяются. Зем­ля — лишь сцена, где они исполняют свою предназначенную роль. Поэтому древнегреческий театр органичен: в нем про­является возвышенный, высокий и торжественный космологизм.

Древнегреческий театр, возникший из религиозного куль­та бога природы Диониса, развивался очень быстро. Сюже­ты для трагедий и комедий стали брать не только из жизни Диониса. История сохранила пьесы трех великих трагиков древности: Эсхила, Софокла, Эврипида, и комедии Аристо­фана. В трагедиях рассказывалось о героических событиях, происходивших в незапамятные времена. В их основе лежа­ли древние предания, мифы. Боги в трагедиях выступали как грозная сила. Герои вступали с ними в борьбу, иногда погиба­ли, но стойко переносили удары судьбы.

Герои комедий — не легендарные личности, а жители со­временных Аристофану Афин: торговцы, ремесленники, рабы. В комедиях нет такого почтения к богам, как в трагеди­ях. Их иногда даже высмеивали.

Театральные представления по обычаю проходили в празд­ник Великих Дионисий. На круглой площадке — «орхестре» («площадка для пляски») размещался хор. Тут же играли ак­теры. Чтобы выделиться из хора, актер надевал обувь на высо­ких подставках — котурнах. Вначале все роли в пьесе испол­нял один актер. Эсхилввел второе действующее лицо, сделав действие динамичным; ввел декорации, маски, котурны, лета­тельные и громоносные машины. Софокл ввел третье действу­ющее лицо. Но и трем актерам приходилось играть много ро­лей, перевоплощаться в разных лиц. Позади орхестры находи­лось небольшое деревянное строение — «скена» («палатка»), где актеры готовились к выступлению в новой роли. Перевоп­лощение осуществлялось просто: актеры меняли маски, в ко­торых выступали. Маски делались из глины. Каждому опреде­ленному характеру и настроению соответствовала «своя» мас­ка. Так, силу и здоровье представлял смуглый цвет лика маски, болезненность — желтый, хитрость — красный, а гнев — баг­ровый. Гладкий лоб выражал веселое настроение, а крутой — мрачное. Выразительность масок была необходима для нагляд­ности, кроме того, маска выполняла и роль рупора, усиливав­шего голос актера. Театральные представления начинались утром, а заканчивались с заходом солнца. В один день ставили и трагедию, и драму, и комедию. Театральные зрелища были особенно любимы эллинами. Социальные, этические, полити­ческие проблемы, вопросы воспитания, глубокая обрисовка героических характеров, тема гражданского сознания состав­ляют жизнеутверждающую основу древнегреческого театра.

Драматургия. Подлинным основоположником трагедии стал Эсхил. Он автор более семидесяти произведений, из ко­торых до нас дошли только семь: «Персы», «Умоляющие», «Семеро против Фив», «Прикованный Прометей», «Агамем­нон», «Хоэфоры», «Эвмениды». Все пьесы Эсхила прониза­ны сильным религиозным чувством, в их основе — конфликт между человеческими страстями и духовностью. Выдающи­мися мастерами греческой трагедии были Софокл,Еврипид. Содержание их пьес — в основном, мифы о богах, героях, реже — исторический факт.

Софокл написал 123 драмы, из которых сохранились семь трагедий: «Антигона», «Аякс», «Эдип-царь», «Электра» и др. По мнению Аристотеля, Софокл изображал людей идеаль­ных, тогда как Еврипид — таких, какие они есть на самом деле. Еврипид являлся скорее комментатором, а не участни­ком событий, глубоко интересовался женской психологией. Наиболее известными из 19 дошедших до нас произведений являются «Медея» и «Федра».

Самым известным автором комедии был Аристофан, умев­ший направлять свои сатирические «стрелы» против совре­менных ему политических деятелей, писателей, философов Наиболее яркие его произведения — «Осы», «Лягушки», «Облака», «Лисистрата».

Науки и литература Древней Греции создавались свобод­ными людьми, одаренными поэтически-мифологическим вос­приятием мира. Во всем, что постигал грек, он открывал гар­монию, будь то мироздание или человеческая личность. В сво­ем мифологическом восприятии грек одухотворял все, чего касалось его сознание. Гармоничность и одухотворенность — вот что определяет органичность и целостность греческой культуры и в первую очередь — искусство.

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА.

Основные характеристики греческого искусства: гармония, урав­новешенность, упорядоченность, успокоенность, красота форм, пропорциональность. Оно глубоко гуманистично, ибо рассматривает человека как «центр Вселенной и меру всех ве­щей» Искусство носит идеалистический характер, так как представляет человека в его физическом и моральном совер­шенстве. Главная цель древнегреческого искусства — эсте­тическое наслаждение.

Трехмерность, пластика, скульптурность греческого ис­кусства была отражением целостной и гармоничной модели мира и соответствующего ей целостного бытия греков. В гре­ческом мире индивид идеально вписывался в полис, а поли­сная структура в космос. Соответственно, в греческой моде­ли мира космос, несмотря на свою величественность, был понятен и доступен. Боги в такой модели мира были хоть и высшими существами, но вполне доступными для общения. Более того, боги даже обладали понятными для человека сла­бостями. Человек был уверен, что похож на богов, и с этим связывалась идея свободного владения пространством и вре­менем, воплотившаяся в греческом искусстве.

В античной Греции процветали различные виды искусст­ва, включая пространственные: архитектура, скульптура, ва­зопись. История античного искусства включает в себя не­сколько этапов.

АРХИТЕКТУРА.

Наследие древнегреческой архитектуры ле­жит в основе всего последующего развития мирового зодче­ства и связанного с ним монументального искусства. Причи­ны такого устойчивого воздействия греческой архитектуры заключаются в объективных ее качествах: простоте, правди­вости, ясности композиций, гармоничности и пропорциональ­ности общих форм и всех частей, в пластичности органичной связи архитектуры и скульптуры, в тесном единстве архитектурно-эстетических и конструктивно-тектонических элемен­тов сооружений. Древнегреческая архитектура отличалась полным соответствием форм и их конструктивной основы, со­ставлявших единое целое. Основная конструкция — каменные блоки, из которых выкладывались стены. Колонны, антаблемент (лежащее на опоре-колонне перекрытие) обрабатывались различными профилями, приобретали декоративные детали, обогащались скульптурой. Греки доводили обработку архитектурных со­оружений и всех без исключения деталей декора до высочай­шей степени совершенства и отточенности. Эти сооружения можно назвать гигантскими произведениями ювелирного ис­кусства, в которых для мастера не было ничего второстепен­ного. Именно это непревзойденное совершенство и органичность сделали памятники древнегреческой архитектуры образцами для последующих эпох.

Древнегреческая архитектура развивалась двумя стилис­тическими направлениями или в двух ордерах (дорическом и ионичес­ком), которые сложились в VII в. до н. э. Под ордером в архи­тектуре понимается определенная система сочетания и взаи­модействия несущих (поддерживающих) и несомых (перекрывающих) элементов. В античной архитектуре это от­дельно стоящие опоры-колонны и лежащее на них перекры­тие — антаблемент.

Главные структурные элементы двух ордеров одни и те же. Основанием для них служит обработанная по всему перимет­ру ступенями площадка — стилобат. На ней, по всему внешнему контуру храма, устанавливались колонны, состоя­щие из трех частей: базы, ствола и капители.

Дорическийстильнаиболее простой, лаконичный по сво­ей форме. Главные отличительные особенности этого орде­ра — строгость и простота. Ионическийстиль сложнее и на­считывает больше деталей. Главные черты ионического сти­ля — легкость пропорций, большая дифференцированность форм, изящество и относительная декоративность. Помимо двух основных стилей древнегреческая архитектура разра­ботала еще третий — коринфский. Коринфский стиль еще легче ионического и должен рассматриваться как вторичное образование, возникшее на почве ионической архитектуры. В наиболее четко выраженном виде ордерная система вы­ступает в храмах. Древнегреческие храмы отличались неболь­шими размерами по сравнению с древнеегипетскими и были соразмерны человеку. Богослужения происходили вне стен храма, который считался домом богов. В плане храмы пред­ставляли прямоугольник, окруженный по периметру колон­нами, с двускатной крышей. Вход был украшен треугольным фронтоном. В центре храма помещалась статуя того боже­ства, которому был посвящен храм. Композиция греческих храмов различна. Ордерные стилистические элементы ис­пользуются в каждом из типов сооружений особо.

Наибо­лее часто встречающийся тип храмов - периптер. Он окружен колонна­ми со всех сторон, по периметру. Иногда на боковых фасадах размещался не один, а два ряда колонн. Такой тип храма называется диптер.

Греки применяли в своих сооружениях, в том числе и в хра­мах, балочные перекрытия. Расстояния между опорами были невелики и не превышали 10 м. Ордерная система греков представляет собой стоечно-балочную конструкцию. Исключительное значение для последующего развития ми­ровой архитектуры имеют принципы архитектурно-планировочных решений Греции, выраженные наиболее полно в ан­самблях.

Так, в ансамбле Афинского акрополя асимметрия сочета­ется с гармоническим равновесием масс, продумано взаимо­действие отдельных сооружений между собой и учтена пос­ледовательность в восприятии зданий снаружи и внутри ком­плекса, зодчими продумана тесная связь этого архитектурно­го сооружения с окружающим ландшафтом. Афинский акро­поль («верхний город») — природная скала удлиненной формы с плоской вершиной. Ее размеры — около 300 м по длине и 130 м по ширине. В основу ансамбля заложены два последовательно проводимых принципа, которым следовала древнегреческая архитектура: гармоническое равновесие масс и восприятие архитектуры в процессе постепенной, «ди­намической» ее развертки.

Греческие зодчие уделяли исключительное внимание при­родным условиям и стремились всегда обдуманно и с наиболь­шим художественным результатом вводить свои сооружения в окружающий пейзаж. «Жемчужиной» акрополя является храм Парфенон, центральное сооружение ансамбля. Это большой периптер (8 х 17 колонн с высотой 10,5 м). Созданию впечат­ления гармонии и величавой красоты способствует активное применение скульптуры и снаружи, и внутри храма. Именно поэтому Парфенон является одним из ярчайших образцов в мировой архитектуре подлинного и глубокого синтеза искусств.

Помимо храмов греческие зодчие возводили много других архитектурных сооружений общественного характера: ста­дионы, палестры (зал для гимнастических упражнений), жи­лые дома, театры (одеоны). Театры в Греции располагались на склонах холмов. Поперек склона делались подмостки для зрителей, внизу перед ними возводили сценическую площад­ку для выступлений хора — «орхестру», а актеры находились на эстраде, «скене». Самый большой театр вмещал до 25 тыс. зрителей.

В период эллинизма главной темой архитектуры стано­вится градостроительство. Строятся новые города и много­численные торговые центры, строительство проводится в больших масштабах и быстрыми темпами. Появляется необ­ходимость выработать технические приемы и теоретические основы для возведения бесчисленных зданий различного на­значения. Они обобщаются в архитектурных трактатах, ав­торы которых на основе изначальных принципов древнегре­ческого искусства стремятся разработать пути рационально­го строительства и в архитектурно-планировочном, и в техническом отношениях. В это время разрабатывается прин­ципиальная схема планировки города, расчленяемого прямо­линейной сеткой улиц на равновеликие кварталы. В центре города располагались общественные сооружения — народное собрание, городской совет, базилика (судебно-административное здание), гимназии, школы, храмы. Центральная го­родская площадь приобретает характер рыночной (агора). И площадь и улицы окаймлялись портиками, создающими тень. По контуру города опоясывались оборонительными стенами.

СКУЛЬПТУРА.

Древнегреческую архитектуру невозможно представить без скульптуры, являющейся ее неотъемлемой частью. В этом виде искусства греки достигли наи­больших успехов. Скульптура отличается совершенством форм и идеалистичностью. В качестве материалов использо­вали мрамор, бронзу, дерево или применяли смешанную (элефантинную) технику: изготавливали фигуру из дерева, а покрывали тонкими золотыми пластинами, лицо и руки вы­полняли из слоновой кости. Виды скульптуры разнообразны: рельеф (плоская скульп­тура), мелкая пластика, круглая скульптура.

Образцы ранней круглой скульптуры еще далеки от совер­шенства, они грубоваты, статичны. В основном это куросы — мужские фигуры и коры — женские фигуры.

Постепенно древнегреческая скульптура приобретает ди­намику и реализм. В классическую эпоху творят такие маетера, как Пифагор Регийский (480—450 гг. до н. э.): «Маль­чик, вынимающий занозу», «Возничий». Мирон (середина V в. до н. э.): «Дискобол», Поликлет (середина V в.до н. э.): «Дорифор» («Копьеносец»), Фидий (середина V в. до н. э.): скульптуры Парфенона, скульптура богини Афины — «Афи­на Дева», Афина с острова Лемнос. Не сохранилось оригиналов и копий скульптуры Афины Промахос («Победительницы»), стояв­шей на пропилеях акрополя, ее высота достигала 17 м, и статуи Зевса Олимпийского.

К концу периода классики скуль­птурные образы становятся более эмоциональными, одухот­воренными, как в работах Праксителя, Скопаса, Лисиппа. Эллинистическая скульптура более реалистична и сложна композиционно. Художников привлекают новые темы: ста­рость, страдание, борьба («Лаокоон с сыновьями», «Ника Са­мофракийская»).

ЖИВОПИСЬ, ВАЗОПИСЬ И ОРНАМЕНТ.

В период классики происходил бурный расцвет гречес­кой живописи. Кэтому времени относится замеча­тельное живописное новшество, утраченное впоследствии и как бы заново открытое лишь в эпоху Возрождения: искусство све­тотени. Первым включил в свою палитру полутона Аполлодор Афинский, за что получил прозвище Тенеписец. Введе­ние светотени имело для развития реалистической живописи огромное значение. Известны и другие живопис­цы: Зевксис, Паррасий, Тиманф. Их творчество отмечено эмо­циональностью, реализмом.

Однако монументальная живо­пись не получила такого масштабного развития, как вазопись. Керамические изделия покрывались орнаментальными (часто геометрическими) и сюжетными росписями. С течением времени менялся и стиль росписей. Ранняя керамика отмечена так называемым черно-фигурным стилем — черные изображения на красном фоне. Позже появился краснофигурный или чернолаковый стиль, когда черным лаком покрывался фон между росписями, кото­рые на этом фоне контурно выступали, сохраняя тон основ­ного материала – обожженной красной глины. Этот тип вазописи позволял передать пространство, объем и движение. Античные вазы рас­ширяют и уточняют наши представления о греческом искус­стве, интерьерах, быте, костюмах людей той эпохи, об осо­бенностях мифологического видения мира.

В архитектуре и в произведениях прикладного искусства Древней Греции видное место занимает орнамент. Греки обнаруживали исключительное чувство меры и изобретательность в прорисовке различных декора­тивных элементов и деталей, применяя их в разнообразных вариациях, сочетаниях и ритмах, используя стилизацию. Интерьер и домашняя мебель и утварь отличались строгостью, лаконизмом, умеренностью. Греческие мастера выработали свои особые формы, отличав­шиеся изяществом линий, пластичностью, комфортностью, тем совершенством, которое обеспечило последующее влия­ние греческого искусства на стили поздних эпох, прежде все­го классицизма.

__________________

Таким образом, особенностью культуры Древней Греции является то, что окружающий человека мир, способы ориентации в нем и спо­собы его оценок были обоснованы применительно к челове­ку, ставшему «мерой вещей», т. е. заявившему о своем нрав­ственном и политическом самоопределении. Литература, ис­кусство, философия Древней Греции стали отправной точкой в развитии всей европейской культуры.

student2.ru

Особенности мировоззрения в Древней Греции — доклад

В «Эанте» душевное состояние героя определено событием, предшествующим действию трагедии, и то, что составляет её содержание, это — решимость Эанта на самоубийство, когда он почувствовал весь позор деяния, совершенного им в состоянии безумия.

Особенно ярким  образчиком манеры поэта служит «Электра». Матереубийство предрешено Аполлоном, и исполнитель его должен явиться лице сына преступной Клитемнестры, Ореста; но героиней трагедии избрана Электра; она приходит к решению, согласному с божеской волей, независимо от оракула, глубоко оскорбленная в своём дочернем чувстве поведением матери. То же самое мы видим в «Филоктете» и «Трахинянках». Выбор подобных сюжетов и подобная разработка основных тем сокращали роль сверхъестественных факторов, божеств или судьбы: места для них остается мало; с легендарных героев почти снимается печать сверхчеловечности, какая отличала их в первоначальных о них сказаниях. Как Сократ свёл философию с неба на землю, так трагики раньше его низвели полубогов с их пьедесталов, а богов устранили от непосредственного вмешательства в людские отношения, оставив за ними роль верховных руководителей судеб человека. Катастрофа, постигающая героя, достаточно подготовлена его личными качествами в зависимости от окружающих условий; но когда катастрофа разразилась, зрителю даётся понять, что она согласна с волей богов, с требованиями высшей правды, с божеским определением, и последовала в назидание смертным за вину самого героя, как в «Эанте», или его предков, как в «Эдипе» или «Антигоне». Вместе с отдалением от людской суеты, от людских страстей и столкновений, божества становятся более спиритуалистическими, а человек более свободным в своих решениях и поступках и более за них ответственным. С другой стороны, приговор о виновности человека ставится в зависимость от его побуждений, от степени его сознательности и преднамеренности. В самом себе, в собственном сознании и совести герой носит или осуждение, или оправдание себе, и требование совести совпадает с приговором богов, хотя бы оно оказывалось в явном противоречии и с положительным законом, и с исконными верованиями. Эдип — сын преступного отца, и он повинен терпеть кару за вину родителя; и отцеубийство, и кровосмешение с матерью предустановлены божеством и предсказаны ему оракулом. Но он лично, по своим собственным качествам, не заслуживает столь тяжкой доли; преступления совершены им в неведении, и к тому же искуплены рядом унижений и душевных испытаний. И этот самый Эдип снискивает себе милостивое участие богов; он получает не только полное прощение, но и славу праведника, удостоенного приобщиться к сонму богов. К тому же дому, запятнанному злодеяниями, принадлежит Антигона; она нарушает царскую волю и за то осуждена на казнь. Но она нарушила закон из чистого побуждения, желая облегчить участь умершего брата, и без того несчастного, и убежденная в том, что её решение будет угодно богам, что оно согласуется с их установлениями, существующими от века и более обязательными для людей, нежели какие бы то ни было законы, людьми придуманные. Антигона гибнет, но как жертва заблуждения Креонта, менее чуткого к требованию человеческой природы. Она, погибшая, оставляет по себе память достойнейшей женщины; её великодушие, правота её оценены после смерти всеми фиванскими гражданами, засвидетельствованы воочию богами и раскаянием самого Креонта. В глазах не одних греков смерть Антигоны стоит той жизни, на какую обречена сестра её Исмена, из страха смерти уклонившаяся от участия в исполнении лежащего на ней долга, и ещё в большей мере стоит той жизни, какую осуждён влачить Креонт, не находящий себе поддержки и оправдания ни в окружающих, ни в собственной совести, по своей вине потерявший всех близких ему и дорогих, под бременем проклятия любимой супруги, из-за него же погибшей. Так воспользовался поэт именами и положениями, созданными задолго до него в ином настроении, для иных целей народной фантазией и поэтами. В рассказы о громких подвигах героев, действовавшие на воображение многих поколений, о чудесных приключениях с полубогами, он вдохнул новую жизнь, понятную его современникам и последующим поколениям, силой своей наблюдательности и художественного гения вызвал к деятельному проявлению глубочайшие душевные эмоции и возбуждал в своих современниках новые мысли и вопросы.

Как новизной и  смелостью вопросов, поднимаемых автором, так ещё больше склонностью афинян к диалектике, объясняется общая особенность софокловых трагедий по сравнению с новой драмой, а именно: основная тема трагедии развивается в словесном состязании между двумя противниками, причём каждая сторона доводит защищаемое ею положение до его крайних последствий, отстаивая своё право; благодаря этому, пока состязание длится, читатель получает впечатление как бы относительной только справедливости или ошибочности того и другого положения; обыкновенно стороны расходятся, выяснивши многие подробности спорного вопроса, но не предлагая постороннему свидетелю готового заключения. Это последнее должно быть извлечено читателем или зрителем из всего хода драмы. Вот почему в новой филологической литературе существуют многочисленные и разноречивые попытки ответить на вопрос: как смотрит на предмет спора сам поэт, за какой из состязающихся сторон следует вместе с поэтом признавать перевес правды или всю правду; прав ли Креонт, запрещающий хоронить останки Полиника, или права Антигона, вопреки царскому запрещению совершающая обряд погребения над телом брата? Виновен ли, или не виновен Эдип в содеянных им преступлениях, и следовательно заслужено ли бедствие, его постигающее? и т. п. Однако, герои Софокла не только состязаются, они переживают на сцене тяжёлые душевные муки от постигающих их бедствий и только находят себе облегчение от страданий в сознании правоты своей, или того, что преступление их совершено по неведению или предопределено богами. Сцены, исполненные глубокого пафоса, захватывающие и нового читателя, имеются во всех уцелевших трагедиях Софокла, и нет в этих сценах ни напыщенности, ни риторики. Таковы великолепные плачи Деяниры, Антигоны, Эанта перед смертью, Филоктета, обманом попавшего в руки злейших врагов, Эдипа, убедившегося в том, что он сам — тот нечестивец, который накликал на фиванскую землю гнев богов. Этим соединением в одном и том же лице высокого героизма, когда необходимо защитить попираемую правду или совершить славный подвиг, и нежной чувствительности к обрушившемуся бедствию, когда долг уже исполнен или роковая ошибка непоправима, этим соединением Софокл достигает высшего эффекта, вскрывая в своих величавых образах черты, которые роднят их с обыкновенными людьми и вызывают к ним больше участия.

[править] Трагедии

До нас дошло  семь трагедий Софокла, из которых по содержанию три принадлежат фиванскому циклу сказаний: «Эдип», «Эдип в  Колоне» и «Антигона»; одна к Гераклову  циклу — «Деянира», и три к  троянскому: «Эант», наиболее ранняя из трагедий Софокла, «Электра» и «Филоктет». Кроме того, у разных писателей сохранилось около 1000 фрагментов. Кроме трагедий, древность приписывала Софоклу элегии, пеаны и прозаическое рассуждение о хоре.

В основу «Трахинянок» легло сказание о Деянире. Томление любящей женщины в ожидании супруга, муки ревности и безысходная скорбь Деяниры при известии о страданиях отравленного Геракла составляют главное содержание «Трахинянок».

В «Филоктете», поставленном на сцену в 409 г. до н. э., поэт с изумительным искусством развивает трагическое положение, созданное коллизией трёх различных характеров: Филоктета, Одиссея и Неоптолема. Действие трагедии относится к десятому году троянской войны, а местом действия служит остров Лемнос, где греки ещё на пути под Трою покинули фессалийского вождя Филоктета после того, как на Хрисе он был укушен ядовитой змеей, а полученная от укуса рана, распространяя зловоние, сделала его неспособным к участию в военном деле. Покинут он по совету Одиссея. Одинокий, забытый всеми, нестерпимо страдающий от раны, Филоктет добывает себе жалкое пропитание охотой: он искусно владеет доставшимся ему луком и стрелами Геракла. Однако, по словам оракула, Троя может быть взята греками не иначе, как при помощи этого чудесного лука. Тогда только греки вспоминают о несчастном страдальце, а Одиссей берет на себя труд доставить во что бы то ни стало Филоктета под Трою или по крайней мере завладеть его оружием. Но он знает, что Филоктет ненавидит его, как своего злейшего врага, что ему самому никогда не удастся склонить Филоктета к примирению с греками или силой овладеть им, что нужно будет действовать хитростью и обманом, и орудием своего замысла он избирает юношу Неоптолема, не участвовавшего в обиде, к тому же сына Ахилла, любимца Филоктета. Греческое судно уже пристало к Лемносу, и греки высадились на берег. Перед зрителем открывается пещера, убогое жилище славного героя, затем и сам герой, измученный болезнью, одиночеством и лишениями: постель его — древесные листья на голой земле, тут же деревянный кувшин для питья, огниво и замаранные кровью и гноем рубища. Благородный юноша и сопровождающий его хор сподвижников Ахилла глубоко тронуты видом несчастного. Но Неоптолем связал себя словом, данным Одиссею, овладеть Филоктетом при помощи лжи и обмана, и обещание своё он выполнит. Но если жалкий вид страдальца вызывает участие в юноше, то полное доверие, любовь и ласка, с какими относится к нему старик Филоктет с первого момента и отдаёт ему себя в руки, от него единственного ожидая конца своим мучениям, повергают Неоптолема в тяжёлую борьбу с самим собой. Но в то же время Филоктет непреклонен: он не может простить грекам обиды, ему нанесённой; он ни за что не пойдет под Трою, не поможет грекам победоносно окончить войну; он возвратится домой, и Неоптолем отвезет его в родную дорогую землю. Только мысль о родине давала ему силы нести бремя жизни. Природа Неоптолема возмущается против обманных коварных действий, и только личное вмешательство Одиссея делает его обладателем оружия Филоктета: доверием старца пользуется юноша для того, чтобы погубить его. Наконец, все соображения о необходимости для славы греков добыть оружие Геракла, о том, что он связал себя обещанием перед Одиссеем, о том, что не Филоктет, а он, Неоптолем, будет с этого времени врагом греков, уступают в юноше голосу его совести, возмущающейся против обмана и насилия. Он возвращает лук, приобретает снова доверие и готов сопровождать Филоктета на родину. Только появление Геракла на сцене (deus ex machina) и его напоминание, что Зевс и Судьба повелевают Филоктету отправиться под Трою и помочь грекам довершить начатую борьбу, склоняют героя и вместе с ним Неоптолема следовать за греками. Главное действующее лицо трагедии — Неоптолем. Если Антигона по требованию своей совести считает для себя обязательным нарушить волю царя, то по тому же самому побуждению Неоптолем идёт дальше: он нарушает данное обещание и отказывается путём коварства против доверившегося ему Филоктета действовать в интересах всего греческого войска. Ни в одной из своих трагедий поэт не выступал с такой силой за право человека согласовать своё поведение с понятием высшей правды, хотя бы оно противоречило самым хитрым умствованиям (греч. άλλ ? εί δικαια τών σοφών κρείσσω τάδε). Важно, что сочувствие поэта и зрителей к великодушному и правдивому юноше неоспоримо, тогда как коварный и неразборчивый на средства Одиссей рисуется в самом непривлекательном виде. Правилу, что целью оправдываются средства, произносится в этой трагедии решительное осуждение.

В «Эанте» завязка драмы в том, что спор между Эантом (Аяксом) и Одиссеем из-за вооружения Ахилла решен ахейцами в пользу последнего. Он поклялся было отмстить прежде всего Одиссею и Атридам, но Афина, заступница ахейцев, лишает его рассудка, и он в исступлении принимает домашних животных за врагов своих и избивает их. Рассудок вернулся к Эанту, и герой чувствует себя тяжко опозоренным. С этого момента начинается трагедия, заканчиваясь самоубийством героя, которому предшествует знаменитый монолог Эанта, прощание его с жизнью и её радостями. Между Атридами и единокровным братом Эанта Тевкром возгорается спор. Хоронить ли останки умершего, или покинуть их на жертву псам, спор, который решается в пользу погребения.

[править] Этика

Что касается религиозно-этических  воззрений, проводимых в трагедиях  Софокла, то они мало отличаются от Эсхиловых; преобладающая особенность их — спиритуализм, по сравнению с теми представлениями о богах, какие были унаследованы от творцов греческой теологии и теогонии, от древнейших поэтов. Зевс — всевидящее, всесильное божество, верховный владыка мира, устроитель и распорядитель. Судьба не возвышается над Зевсом, скорее она тожественна с его определениями. Будущее в руках одного Зевса, но человеку не дано постигать божеские решения. Совершившийся факт служит показателем божеского соизволения. Человек — существо слабое, обязанное покорно переносить посылаемые богами бедствия. Бессилие человека ввиду непроницаемости божеских предопределений тем полнее, что изречения оракулов и гадателей бывают часто двусмысленны, темны, иногда ошибочны и лживы, и кроме того, человек склонен к заблуждению. Божество Софокла гораздо более мстительное и карающее, нежели предохраняющее или спасительное. Боги наделяют человека разумом от рождения, но они же попускают грех или преступление, иногда ниспосылают помрачение рассудка на того, кого решили покарать, но от этого мера наказания виновного и его потомков не смягчается. Хотя таковы преобладающие отношения богов к человеку, но есть случаи, когда боги проявляют своё милосердие к невольным страдальцам: на этом последнем представлении построена вся трагедия «Эдип у Колона»; точно также Орест, матереубийца, находит защиту от мести Эриний в Афине и Зевсе. Намерение Деяниры, когда она посылала праздничное одеяние любимому супругу, хор называет честным и похвальным, и Гилл оправдывает мать перед Гераклом. Словом, устанавливается разница между вольным и невольным прегрешением, принимаются во внимание побуждения виновного. Этим способом, нередко в определённых выражениях, отмечена несообразность божеской мстительности, распространяемой на весь род виновного, если страдалец по своим личным качествам не склонен к преступлению. Вот почему Зевс иногда называется сострадательным, разрешителем печалей, отвратителем несчастий, спасительным, как и другие божества. Спиритуалистическое божество гораздо больше, нежели у Эсхила, удалено от человека; собственные его наклонности, намерения и цели получают гораздо больший простор. Обыкновенно герои Софокла наделены такими личными свойствами и поставлены в такие условия, что каждый шаг их, каждый момент драмы достаточно мотивированы чисто естественными причинами. Все случающееся с героями изображается Софоклом как ряд законообразных явлений, находящихся в причинной связи между собой или по крайней мере в возможной, вполне вероятной последовательности. Трагедия у Софокла носит более светский характер, нежели у Эсхила, как можно судить по обработке одного и того же сюжета у двух поэтов: «Электре» Софокла соответствуют эсхиловы «Девушки, несущие возлияния» («Хоэфоры»), а трагедия «Филоктет» была с тем же именем и у Эсхила; эта последняя не дошла до нас, но мы имеем сравнительную оценку двух трагедий у Диона Хрисостома, который отдаёт предпочтение Софоклу перед Эсхилом. Не сын, как у Эсхила, но дочь — главное действующее лицо в софокловой «Электре». Она — постоянная свидетельница поругания над родным домом славного Агамемнона порочной матерью; она сама непрестанно подвергается обидам от матери и её незаконного сожителя и соучастника в злодеянии, она для самой себя ждет насильственной смерти от рук, запятнанных кровью великого родителя. Всех этих мотивов вместе с любовью и благоговением к убитому отцу достаточно для того, чтобы Электра приняла твёрдое решение отмстить виновным; вмешательством божества ничего не изменяется и не прибавляется для внутреннего развития драмы. Клитемнестра у Эсхила — справедливо карающая Агамемнона за Ифигению, у Софокла сладострастная, наглая женщина, жестокая до беспощадности к родным детям, готовая насилием освободиться от них. Она поминутно оскорбляет дорогую память отца Электры, низводит её на положение рабыни в родительском доме, поносит её за спасение Ореста; она молится Аполлону о гибели сына, открыто торжествует при известии о его гибели, и только ждет Эгисфа, чтобы покончить с ненавистной дочерью, смущающей её совесть. Религиозный элемент драмы значительно ослаблен; мифологическая или легендарная фабула получала значение только исходного пункта или тех пределов, в которых совершалось внешнее событие; данные личного опыта, сравнительно богатый запас наблюдений над человеческой природой обогатили трагедию психическими мотивами и сблизили её с действительной жизнью. Согласно со всем этим сократилась роль хора, выразителя общих суждений о ходе драматического события в смысле религии и общепринятой морали; он более органически, нежели у Эсхила, входит в круг исполнителей трагедии, как бы превращаясь в четвёртого актёра.

Древнегреческая лирика зародилась в VII в. до н. э., в период становления рабовладения и бурного  роста полисов — городов-государств, пришедших на смену старому родовому обществу. В них развивались всевозможные ремесла. Вместе с тем труд рабов начал постепенно вытеснять труд свободного человека: он был дешев, а приток рабов нескончаем. Тяжелый физический труд целиком ложился на плечи рабов, и потому свободный человек мог жить творческой жизнью, создавать великолепные произведения литературы, архитектуры, ваяния. Благодаря тысячам безвестных рабов могли быть созданы бессмертные памятники прошлого.

В новых общественных условиях развивается и человеческая личность. Усложняются ее культурные и социальные запросы. Гражданин греческого полиса живет интересами города, участвуя в его управлении, защите, торговой и ремесленной деятельности. Чем больше развивается. человек, тем шире открываются перед ним горизонты, тем больше его стремление выразить свои личные чувства, переживания. Так рождается лирическая поэзия.

Греческое слово  «лирика» в переводе означает «песнь под аккомпанемент лиры». В древности  стихотворения пели под аккомпанемент  музыкальных инструментов: лиры, кифары, форминги, флейты и др. Зачастую древнегреческий поэт был автором текста и композитором. До нас дошло немного лирических стихотворений, но по ним можно судить, как богата была лирическая поэзия древних греков разнообразием тем и стихотворных размеров.

В зависимости  от стихотворного размера греческую лирику подразделяют на два вида: декламационную (элегия и ямб) и мелическую, песенную поэзию (от греческого слова «мелос» — «песнь»).

Первая (декламационная) — нечто вроде речитатива в  сопровождении кифары (лиры), вторая (мелическая) — самая настоящая песнь, исполняемая отдельным певцом или хором.

Античная  лирика не существует вне музыки, так  же как античная музыка не существует сама по себе, в чистом виде. Греческая  лирика не нуждается в рифме. Она  опирается на четкость, гибкость и  разнообразие ритма, возможности которого безграничны, так как стихотворная строка не скандируется, а произносится нараспев или поется.

Содержание  лирического произведения и его  размер тесно связаны с ритмикой музыкального сопровождения. Так, стремительный, живой ямб прекрасно выражает насмешку и критический задор поэта. Элегический стих (чередование гекзаметра и пентаметра), плавный и задумчивый, хорош для размышления — любовного, философского, общественно-политического. Этот характер ямба и элегии сохранялся на протяжении всей античности. Теперь мы называем элегией стихотворение грустного характера.

turboreferat.ru

Особенности мировоззрения в Древней Греции — доклад

Архилох с острова Парос (середина VII в. до н. э.) — один из первых поэтов-ямбографов и элегиков, прославившийся сарказмом и беспощадной сатирой. Наемный солдат, бродяга, сын богатого человека и рабыни (поэтому он был лишен гражданских прав), Архилох мстит своим острым стихом врагам и отвернувшейся от него невесте. Он как бы ведет беседу сам с собой, обращаясь к своему сердцу.

Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой. Ободрись и встреть их грудью, и ударим на врагов!

(Перевод  В. Вересаева.)

И далее мудро  замечает: «В меру радуйся удаче, в  меру в бедствиях горюй», ибо главное  — познать скрытый ритм жизни. Поэт-элегик Тертей (VII в. до н. э.) призывает спартанцев к борьбе и победе. Философ Ксенофан (VI — V вв. до н. э.) в стихах размышляет об идеале человека, а политик и законодатель Солон — о гармонии общества и гражданина.

Известны  три мелических поэта, писавших для  исполнения соло: Алкей, Сафо, Анакреонт.

Алкей (VII — VI вв. до н. э.), будучи участником политической борьбы в родном городе Митиленах на острове Лесбос, воспевает в своих песнях мятеж и восстание. Излюбленный образ Алкея — корабль-государство, попавший в бурю. Паруса его изодраны, он дал течь, мачта сломана, но корабль все еще держится на воде и гордо принимает на себя бурные ветры. Но не только мятеж и восстание воспевает Алкей. Он замечает первые зеленые всходы весны, и пушистые шапки камыша, и журчанье весенних ручьев, «хоры птиц на дубах», «гулко-болтливую» кукушку и «тонкое теньканье» ласточек под крышей («Весна»). Буря жизни с ее ливнями и громами, посылаемыми Зевсом, умеряется у Алкея дружескими беседами, веселым огнем в очаге («Зима»).

Сафо  (конец VII — VI в. до н. э.) также уроженка острова Лесбос, друг и современница Алкея, поэтесса, глава «дома муз» — школы для молодых поэтесс, всегда окруженная своими ученицами. Сафо называли десятой музой, и ее профиль был отчеканен на монетах. Поэтесса создала много песен, удивительных по искренности и трепетному чувству любви к земле, небу, друзьям. Наследие Сафо, как и большинства лирических поэтов, дошло до нас в фрагментах, отрывках, но иной раз даже две строки поражают своей выразительностью. Для поэтессы мир прекрасен цветами, травами, ароматами, красками и птичьими голосами. В упоении Сафо восклицает:

Я негу люблю, юность люблю, радость люблю и  солнце. Жребий мой — быть в солнечный  свет и в красоту влюбленной.

(Перевод  В. Иванова.)

Миф и реальность переплетаются в песнях поэтессы глубоко и искренне.

Поэт Анакреонт (ок. 570 — 487 до н. э.) с острова Теос (Малая Азия) легкостью и беззаботностью мироощущения резко отличается от лесбосских лириков. В стихах этого странствующего певца заметна характерная для лирики автобиографичность. Он стар и сед, над ним весело смеются девушки «в разноцветных сандалиях», но его не страшит ни холод царства смерти, ни насмешки. Анакреонт готов неустанно «нежные песни петь нежной девушке милой». Его поэзия искрится беззаботностью, легкостью и весельем. Имя Анакреонта было столь популярно, что в дальнейшем с ним стали связывать собрание изящных и легких стихов, называя их анакреонтическими. Анакреонтике отдали дань такие русские поэты, как Державин, Батюшков, Пушкин.

Великому  делу единения всех греков и укреплению их национального самосознания служила хоровая лирика Пиндара, Симонида Кеосского и Вакхилида (V в. до н. э.). Хоровые песни исполнялись обычно на празднествах. Это были гимны в честь богов: пеаны (песни-молитвы) — в честь Аполлона, дифирамбы — в честь Диониса и т. д. Кроме того, исполнялись эпиникии — хоровые песни, прославлявшие героев, победителей спортивных состязаний. Тысячеголосый хор исполнял сложнейшие по ритмике песни, воздавая хвалу лучшему из атлетов.

Бессмертную славу принесли эпинпкии Пиндару (конец VI — начало V в. до н. э.). Его песни составили четыре книги соответственно четырем местам спортивных общегреческих состязаний: Олимпийские, Пифийские, Истмийские, Немейские.

Герои Фермопил, триста спартанцев во главе с царем  Леонидом, были воспеты Симонидом Кеосским. Эпитафий Симонида — надгробная песнь героям — провозглашает павшим воинам «память вместо рыданий» и «похвалу вместо жалости». Он воздвиг им алтарь «вечной славы». Племянник Симонида — Вакхилид кроме эпиникиев пишет пеаны. Один из этих пеанов посвящен мифу о поездке афинского царевича Тезея на Крит («Тезей, или Молодежь»). Единственный дошедший из всей античной поэзии дифирамб «Тезей» также принадлежит Вакхилиду. Греческие лирики оказали неизгладимое влияние на дальнейшую поэзию. Они создали размеры и строфы, которые мы находим в творчестве и современных поэтов.   

 Медея. Софокл

МЕДЕЯ Трагедия (431 до н. э.) Есть миф о герое Ясоне, вожде аргонавтов. Он был наследным  царем города Иолк в Северной Греции, но власть в городе захватил его  старший родственник, властный Пелий, и, чтобы вернуть ее, Ясон должен был совершить подвиг: с друзьями-богатырями на корабле "Арго" доплыть до восточного края земли и там, в стране Колхида, добыть священное золотое руно, охраняемое драконом. (Об этом плавании потом Аполлоний Родосский написал поэму "Аргонавтика".) В Колхиде правил могучий царь, сын Солнца; дочь его, царевна-волшебница Медея, полюбила Ясона, они поклялись друг другу в верности, и она спасла его. Во-первых, она дала ему колдовские снадобья, которые помогли ему сперва выдержать испытательный подвиг - вспахать пашню на огнедышащих быках, а потом усыпить охранителя - дракона. Во-вторых, когда они отплывали из Колхиды, Медея из любви к мужу убила родного брата и разбросала куски его тела по берегу; преследовавшие их колхидяне задержались, погребая его, и не смогли настичь беглецов. В-третьих, когда они вернулись в Иолк, Медея, чтобы спасти Ясона от коварства Пелия, предложила дочерям Пелия зарезать их старого отца, обещав после этого воскресить его юным. И они зарезали отца, но Медея отказалась от своего обещания, и дочери-отцеубийцы скрылись в изгнание. Однако получить Иолкское царство Ясону не удалось: народ возмутился против чужеземной колдуньи, и Ясон с Медеей и двумя маленькими сыновьями бежали в Коринф. Старый коринфский царь, присмотревшись к Ясону, предложил ему в жены свою дочь и с нею царство, но, конечно, с тем, чтобы он развелся с колдуньей. Ясон принял предложение: может быть, он сам уже начинал бояться Медею. Он справил новую свадьбу, а Медее царь послал приказ покинуть Коринф. На солнечной колеснице, запряженной драконами, она бежала в Афины, а детям своим велела: "Передайте вашей мачехе мой свадебный дар: шитый плащ и златотканую головную повязку". Плащ и повязка были пропитаны огненным ядом: пламя охватило и юную царевну, и старого царя, и царский дворец. Дети бросились искать спасения в храме, но коринфяне в ярости побили их камнями. Что стало с Ясоном, никто точно не знал.

Коринфянам тяжело было жить с дурной славой детоубийц  и нечестивцев. Поэтому, говорит предание, они упросили афинского поэта Еври-пида показать в трагедии, что не они убили Ясо-новых детей, а сама Медея, их родная мать. Поверить в такой ужас было трудно, но Еврипид заставил в это поверить. "О, если бы никогда не рушились те сосны, из которых был сколочен тот корабль, на котором отплывал Ясон..." - начинается трагедия. Это говорит старая кормилица Медеи. Ее госпожа только что узнала, что Ясон женится на царевне, но еще не знает, что царь велит ей покинуть Коринф. За сценой слышны стоны Медеи: она клянет и Ясона, и себя, и детей. "Береги детей", - говорит кормилица старому воспитателю.

Хор коринфских женщин в тревоге: не накликала бы Медея худшей беды! "Ужасна царская  гордыня и страсть!. Лучше мир  и мера".

Стоны смолкли, Медея выходит к хору, говорит она твердо и мужественно: "Мой муж для меня был все - больше у меня ничего нет. О жалкая доля женщины! Выдают ее в чужой дом, платят за нее приданое, покупают ей хозяина; рожать ей больно, как в битве, а уйти - позор. Вы - здешние, вы не одинокие, а я - одна". Навстречу ей вступает старый коринфский царь: тотчас, на глазах у всех, пусть колдунья отправляется в изгнание! "Увы! Тяжко знать больше других: от этого страх, от этого ненависть.

Дай мне хоть день сроку: решить, куда мне идти". Царь дает ей день сроку.

"Слепец! - говорит  она ему вслед. - Не знаю, куда  уйду, но знаю, что оставлю вас  мертвыми". Кого - вас? Хор поет  песню о всеобщей неправде: попраны  клятвы, реки текут вспять, мужчины  коварнее женщин! Входит Ясон  и начинается спор. "Я спасла тебя от быков, от дракона, от Пелия - где твои клятвы? Куда мне идти? В Колхиде - прах брата; в Иолке - прах Пелия; твои друзья - мои враги. О Зевс, почему мы умеем распознавать фальшивое золото, но не фальшивого человека!" Ясон отвечает: "Спасла меня не ты, а любовь, которая двигала тобой. За спасение это я в расчете: ты не в дикой Колхиде, а в Греции, где умеют петь славу и мне и тебе. Новый брак мой - ради детей: рожденные от тебя, они неполноправны, а в новом моем доме они будут счастливы".

- "Не нужно  счастья ценой такой обиды". - "О, зачем не могут люди  рождаться без женщин! Меньше  было бы на свете зла". Хор  поет песню о злой любви. 

Медея сделает  свое дело, но куда потом уйти? Здесь  и появляется молодой афинский царь Эгей: он ходил к оракулу спросить, почему у него нет детей, а оракул ответил непонятно. "Будут у тебя дети, - говорит Медея, - если дашь приют в Афинах". Она знает, у Эгея родится сын на чужой стороне - герой Тесей; знает, что этот Тесей выгонит ее из Афин; знает, что потом Эгей погибнет от этого сына - бросится в море при ложной вести о его гибели; но молчит. "Пусть погибну, если позволю выгнать тебя из Афин!" - говорит Эгей. Больше Медее сейчас ничего не нужно. У Эгея будет сын, а у Ясона детей не будет - ни от новой жены, ни от нее, Медеи. "Я вырву с корнем Ясонов род" - и пусть ужасаются потомки. Хор поет песню во славу Афин.

Медея напомнила  о прошлом, заручилась будущим, теперь ее забота - о настоящем. Первая - о  муже. Она вызывает Ясона, просит прощения - "таковы уж мы, женщины!" - льстит, велит детям обнять отца: "Есть у меня плащ и повязка, наследие Солнца, моего предка; позволь им поднести их твоей жене!" - "Конечно, и дай бог им долгой жизни!" Сердце Медеи сжимается, но она запрещает себе жалость. Хор поет: "Что-то будет".

Вторая забота - о детях.

Они отнесли  подарки и вернулись; Медея в  последний раз плачет над ними.

"Вас я родила, вас я вскормила, вашу улыбку  я вижу - неужели в последний  раз? Милые руки, милые губы, царские  лики - неужели я вас не пощажу? Отец украл ваше счастье, отец лишает вас матери; пожалею я вас - посмеются мои враги; не бывать этому! Гордость во мне сильна, а гнев сильнее меня; решено!" Хор поет: "О, лучше не родить детей, не вести дома, жить мыслью с Музами - разве женщины умом слабее мужчин?" Третья забота - о разлучнице.

Вбегает вестник: "Спасайся, Медея: погибли и царевна  и царь от твоего яда!" - "Рассказывай, рассказывай, чем подробнее, тем  слаще!" Дети вошли во дворец, все  на них любуются, царевна радуется уборам, Ясон просит ее быть доброй мачехой для малюток. Она обещает, она надевает наряд, она красуется пред зеркалом; вдруг краска сбегает с лица, на губах выступает пена, пламя охватывает ей кудри, жженое мясо сжимается на костях, отравленная кровь сочится, как смола из коры. Старый отец с криком припадает к ее телу, мертвое тело обвивает его, как плющ; он силится стряхнуть его, но мертвеет сам, и оба, обугленные, лежат, мертвые. "Да, наша жизнь - лишь тень, - заключает вестник, - и нет для людей счастья, а есть удачи и неудачи".

Теперь обратного  пути нет: если Медея не убьет детей  сама - их убьют другие. "Не медли, сердце: колеблется только трус. Молчите, воспоминанья: сейчас я не мать им, плакать  я буду завтра". Медея уходит за сцену, хор в ужасе поет: "Солнце-предок и вышний Зевс! Удержите ее руку, не дайте множить убийство убийством!" Слышатся два детских стона, и все кончено.

Врывается Ясон: "Где она? На земле, в преисподней, в небе? Пусть ее растерзают, мне  только бы спасти детей!" - "Поздно, Ясон", - говорит ему хор. Распахивается дворец, над дворцом - Медея на Солнцевой колеснице с мертвыми детьми на руках. "Ты львица, а не жена! - кричит Ясон. - Ты демон, которыми боги меня поразили!" - "Зови как хочешь, но я ранила твое сердце". - "И собственное!" - "Легка мне моя боль, когда вижу я твою". -"Твоя рука их убила!" - "А прежде того- твой грех".- "Так пусть казнят тебя боги!" - "Боги не слышат клятвопреступников".

Медея исчезает, Ясон тщетно взывает к Зевсу. Хор  кончает трагедию словами: "Не сбывается  то, что ты верным считал, / И нежданному боги находят пути - / Таково пережитое нами".

***

Медея - центральный  персонаж трагедии. Основной характеристикой  образа М. является ее варварский темперамент, который делает чрезмерными все  ее чувства и приводит под конец  к совершенно немыслимому, по словам Ясона, для гречанки поступку - убийству собственных детей. В связи с этим хор вспоминает только одну аналогию - Ино, которая, в отличие от М., была в безумии, когда совершила подобный поступок.

М. считает, что  соперница гораздо ниже ее, поэтому отчаяние в ней соединяется с оскорбленной гордостью - не просто уязвленным женским самолюбием, но попранной честью царской дочери и внучки Гелиоса.

Главным противником  М. на протяжении всей трагедии выступает  Ясон. Первоначально положение М. обрисовано Еврипидом как положение жертвы. Она пассивна, несчастья сыплются на нее одно за другим, измену дополняет изгнание, и она не знает, что противопоставить этому, кроме неоформленного желания мести, которое комментируется хором как совершенно справедливое и законное. Хор также не возражает против ее намерения убить соперницу. Однако сила ответного действия М. постепенно нарастает. Переломным моментом служит появление в ее доме афинского царя Эгея. Эгей бездетен, и его горе, видимо, наводит М. на мысль об убийстве детей, которое будет самой страшной местью. Однако против плана убийства детей хор уже решительно протестует, определяя тем самым границу, преступая которую она обращает ситуацию в противоположную, делая уже Ясона жертвой страшного беззакония. Хор явно сострадает теперь не М., а Ясону, который лишен даже последнего права похоронить своих детей или просто проститься с ними. 

Пересказал М. Л. Гаспаров

В древних Афинах правил царь Тесей. Как у Геракла, у него было два отца — земной, царь Эгей, и небесный, бог Посейдон. Главный свой подвиг он совершил на острове Крите: убил в лабиринте чудовищного Минотавра и освободил Афины от дани ему. Помощницей ему была критская царевна Ариадна: она дала ему нить, следуя которой он вышел из лабиринта. Ариадну он обещал взять в жены, но ее потребовал для себя бог Дионис, и за это Тесея возненавидела богиня любви Афродита.

Второй женой  Тесея была воительница-амазонка; она  погибла в бою, а Тесею оставила сына Ипполита. Сын амазонки, он не считался законным и воспитывался не в Афинах, а в соседнем городе Трезене. Амазонки не желали знать мужчин — Ипполит не желал знать женщин. Он называл себя служителем девственной богини-охотницы Артемиды, посвященным в подземные таинства, о которых рассказал людям певец Орфей: человек должен быть чист, и тогда за гробом он обретет блаженство. И за это его тоже возненавидела богиня любви Афродита.

turboreferat.ru

Особенности античного мировоззрения

Количество просмотров публикации Особенности античного мировоззрения - 100

Влияние античной философии на развитие философского соз­нания человечества трудно переоценить.

Духовной родинои̌ античности является Древняя Греция. С по­ходами Александра Македонского на рубеже 4—3 вв. до н.э. древне­греческое мировоззрение широко распространяется по Восточному Средиземноморью (Малая Азия, Египет и др.). Во 2 в. до н.э. к ан­тичной культуре присоединяется Древний Рим.

Античное мировоззрение имеет свои характерные черты.

1. Преобладание эвдемонистических мотивов в нравственных исканиях античных мыслителей (по их мнению, добродетельный человек должен быть счастлив).

2. Идея гармонии, частным случаем которой является гармония духовного и телесного. Аскетизм и монашество не относятся к отли­чительным чертам классической античности, хотя они ей и извест­ны. Она не стремится, как это было принято в Древней Индии, ра­дикальным путем избавиться от иллюзорной материальной оболоч­ки для слияния с Абсолютом. Наоборот, античность демонстрирует малознакомый другим культурам асексуальный культ тела.

3. Социальная ориентированность этического мышления, взаимо­связь этики и политики. Гражданские добродетели высоко ценятся как в Древней Греции, так и в Древнем Риме. Важную роль играют демократи­ческие ценности. Однако государство для античности, в отличие от Древ-

47

него Китая, не самоцель. Это подтверждает и определенная эволюция со­циально-этических идей. В ранней античности распространено представ­ление о единстве индивида и государства, в поздней возникает противо­поставление внутреннего мира человека и ᴇᴦο социального бытия.

4. Главной характеристикой античного этического мировоззрения является*его рациональность. На это обстоятельство следует обратить осо­бое внимание. Для соединения с высшим Благом, с трансцендентным, потусторонним миром античному человеку не надо было преодолевать материю или создавать совершенное общество˸ он осуществлял это при помощи разума. Трансцендентный мир для античности умопостигаем, носит название ʼʼумногоʼʼ места. Человек в состоянии достигнуть этого места самостоятельно, что утверждает ценность человека как такового в античной этике, ᴇᴦο нравственную самодостаточность и автономность. Отсюда представление о добродетельном человеке, как человеке знающем, а о нравственном поведении — как поведении разумном. Существует оп­ределенная связь между самопознанием и самосовершенствованием, сча­стьем и интеллектуальным удовольствием.

5. Античность подарила мировой культуре такую форму обще­ственного знания, как наука. Эмпирические знания о природе, об­ществе и человеке существовали и в странах Древнего Востока˸ Египте, Индии, Китае и т.д. Однако только в Древней Греции благо­даря общей рационалистической установке эти знания были отделе­ны от мифологии, систематизированы, обобщены в форме теории. Теоретическое обоснование получила и нравственность, именно в Греции возникает наука о морали — этика.

referatwork.ru

Особенности мировоззрения в Древней Греции — доклад

Третьей женой  Тесея была Федра, тоже с Крита, младшая сестра Ариадны. Тесей взял ее в жены, чтобы иметь законных детей-наследников. И здесь начинается месть Афродиты. Федра увидела своего пасынка Ипполита и влюбилась в него смертной любовью. Поначалу она одолевала свою страсть: Ипполита не было рядом, он был в Трезене. Но случилось так, что Тесей убил восставших на него родственников и должен был на год удалиться в изгнание; вместе с Федрой он переехал в тот же Трезен. Здесь любовь мачехи к пасынку вспыхнула вновь; Федра обезумела от нее, заболела, слегла, и никто не мог понять, что с царицей. Тесей уехал к оракулу; в его отсутствие и произошла трагедия.

Собственно, Еврипид  написал об этом две трагедии. Первая не сохранилась. В ней Федра сама открывалась в любви Ипполиту, Ипполит в ужасе отвергал ее, и тогда Федра клеветала на Ипполита вернувшемуся Тесею: будто бы это пасынок влюбился в нее и хотел ее обесчестить. Ипполит погибал, но правда открывалась, и только тогда Федра решалась покончить с собой. Именно этот рассказ лучше всего запомнило потомство. Но афинянам он не понравился: слишком бесстыдной и злой оказывалась здесь Федра. Тогда Еврипид сочинил об Ипполите вторую трагедию — и она перед нами.

Начинается трагедия монологом Афродиты: боги карают гордецов, и она покарает гордеца Ипполита, гнушающегося любовью. Вот он, Ипполит, с песней в честь девственной Артемиды на устах: он радостен и не знает, что сегодня же на него обрушится кара. Афродита исчезает, Ипполит выходит с венком в руках и посвящает его Артемиде — «чистой от чистого». «Почему ты не чтишь и Афродиту?» — спрашивает его старый раб. «Чту, но издали: ночные боги мне не по сердцу», — отвечает Ипполит. Он уходит, а раб молится за него Афродите: «Прости его юношескую надменность: на то вы, боги, и мудры, чтобы прощать». Но Афродита не простит.

Входит хор  трезенских женщин: до них дошел слух, что царица Федра больна и бредит. Отчего? Гнев богов, злая ревность, дурная весть? Навстречу им выносят Федру, мечущуюся на ложе, с нею старая кормилица. Федра бредит: «В горы бы на охоту! на цветочный Артемидин луг! на прибрежное конское ристалище» — все это Ипполитовы места. Кормилица уговаривает: «Очнись, откройся, пожалей если не себя, то детей: если умрешь — не они будут царствовать, а Ипполит». Федра вздрагивает: «Не называй этого имени!» Слово за слово: «причина болезни — любовь»; «причина любви — Ипполит»;

«спасение одно — смерть». Кормилица выступает против: «Любовь — всесветный закон; противиться любви — бесплодная гордыня; а от всякой болезни есть лекарство». Федра понимает это слово буквально: может быть, кормилица знает какое-нибудь целительное зелье? Кормилица уходит; хор поет: «О, да минет меня Эрот!»

Из-за сцены —  шум: Федра слышит голоса кормилицы  и Ипполита. Нет, речь была не о зелье, речь была о любви Ипполита: кормилица все ему открыла — и напрасно. Вот они выходят на сцену, он в негодовании, она молит об одном: «Только ни слова никому, ты ведь поклялся!» — «Язык мой клялся, душа моя ни при чем», — отвечает Ипполит. Он произносит жестокое обличение женщин: «О если бы можно было без женщин продолжать свой род! Муж тратится на свадьбу, муж принимает свойственников, глупая жена тяжка, умная жена опасна, — я сдержу клятву молчания, но я проклинаю вас!» Он уходит; Федра в отчаянии клеймит кормилицу: «Проклятие тебе! смертью я хотела спастись от бесчестья; теперь вижу, что и смертью от него не спастись. Осталось одно, последнее средство», — и она уходит, не называя его. Это средство — возвести на Ипполита вину перед отцом. Хор поет: «Ужасен этот мир! бежать бы из него, бежать бы!»

Из-за сцены —  плач: Федра в петле, Федра скончалась! На сцене — тревога: является Тесей, он в ужасе от неожиданного бедствия. Дворец распахивается, над телом Федры начинается общий плач, Но отчего она покончила с собой? В руке у нее — писчие дощечки;

Тесей читает их, и ужас его — еще больше. Оказывается, это Ипполит, преступный пасынок, посягнул на ее ложе, и она, не в силах снести бесчестья, наложила на себя руки. «Отче Посейдон! — восклицает Тесей. — Ты когда-то обещал мне исполнить три моих желания, — вот последнее из них: накажи Ипполита, пусть не переживет он этого дня!»

Появляется Ипполит; он тоже поражен видом мертвой Федры, но еще больше — упреками, которые обрушивает на него отец. «О, почему нам не дано распознавать ложь по звуку! — кричит Тесей. — Сыновья — лживее отцов, а внуки — сыновей; скоро на земле не хватит места преступникам.» Ложь — твоя святость, ложь — твоя чистота, и вот — твоя обличительница. Прочь с глаз моих — ступай в изгнание!«- «Боги и люди знают — я всегда был чист; вот тебе моя клятва, а об иных оправданиях я молчу, — отвечает Ипполит. — Ни похоть меня не толкала к Федре-мачехе, ни тщеславие — к Федре-царице. Вижу я: неправая из дела вышла чистой, а чистого и правда не спасла. Казни меня, если хочешь». — «Нет, смерть была бы тебе милостью — ступай в изгнание!» — «Прости, Артемида, прости, Трезен, простите, Афины! не было у вас человека чище сердцем, чем я». Ипполит уходит; хор поет: «Судьба переменчива, жизнь страшна; не дай мне бог знать жестокие мировые законы!»

Проклятие сбывается: приходит вестник. Ипполит на колеснице выехал из Трезена тропой меж скал и берегом моря. «Не хочу я жить преступником, — взывал он богам, — а хочу лишь, чтобы отец мой узнал, что он не прав, а я прав, живой или мертвый». Тут море взревело, вскинулся вал выше горизонта, из вала встало чудище, как морской бык; кони шарахнулись и понесли, колесницу ударило о скалы, юношу поволокло по камням. Умирающего несут обратно во дворец. «Я отец ему, и я обесчещен им, — говорит Тесей, — пусть же он не ждет от меня ни сочувствия, ни радости».

И тут над сценой является Артемида, богиня Ипполита. «Он прав, ты не прав, — говорит она. — Не права была и Федра, но ею двигала злая Афродита. Плачь, царь; я делю с тобою твою скорбь». На носилках вносят Ипполита, он стонет и молит добить его; за чьи грехи он расплачивается? Артемида наклоняется над ним с высоты:

«Это гнев Афродиты, это она погубила Федру, а Федра Ипполита, а Ипполит оставляет безутешным Тесея: три жертвы, одна несчастнее другой. О, как жаль, что боги не платятся за судьбу людей! Будет горе и Афродите — у нее тоже есть любимец охотник Адонис, и он падет от моей, Артемидиной, стрелы. А тебе, Ипполит, будет в Трезене вечная память, и каждая девушка перед замужеством будет приносить тебе в жертву прядь волоо. Ипполит умирает, простив отца;

хор заканчивает  трагедию словами: «Будут литься потоками слезы о нем — / Если мужа великого рок ниспроверг — / Его смерть незабвенна навеки!»

Софокл

Пересказали М. Л. и В. М. Гаспаровы

В Афинах говорили: «Выше всего в жизни людской — закон, и неписаный закон — выше писаного». Неписаный закон — вечен, он дан природой, на нем держится всякое человеческое общество: он велит чтить богов, любить родных, жалеть слабых. Писаный закон — в каждом государстве свой, он установлен людьми, он не вечен, его можно издать и отменить. О том, что неписаный закон выше писаного, сочинил афинянин Софокл трагедию «Антигона».

Был в Фивах царь Эдип — мудрец, грешник и страдалец. По воле судьбы ему выпала страшная доля — не ведая, убить родного отца и жениться на родной матери. По собственной воле он казнил себя — выколол глаза, чтоб не видеть света, как не видел он своих невольных преступлений. По воле богов ему было даровано прощение и блаженная смерть, О жизни его Софокл написал трагедию «Царь Эдип», о смерти его — трагедию «Эдип в Колоне».

От кровосмесительного брака у Эдипа было два сына — Этеокл и Полигоник — и две дочери — Антигона и Исмена. Когда Эдип отрекся от власти и удалился в изгнание, править стали вдвоем Этеокл и Полиник под надзором старого Креонта, свойственника и советника Эдипа. Очень скоро братья поссорились: Этеокл изгнал Полиника, тот собрал на чужой стороне большое войско и пошел на Фивы войной. Был бой под стенами Фив, в поединке брат сошелся с братом, и оба погибли. Об этом Эсхил написал трагедию «Семеро против Фив». В концовке этой трагедии появляются и Антигона и Исмена, оплакивающие братьев. А о том, что было дальше, написал в «Антигоне» Софокл.

После гибели Этеокла  и Полиника власть над Фивами принял Креонт. Первым его делом был указ: Этеокла, законного царя, павшего за отечество, похоронить с честью, а Полиника, приведшего врагов на родной город, лишить погребения и бросить на растерзание псам и стервятникам. Это было не в обычае: считалось, что душа непогребенного не может найти успокоения в загробном царстве и что мстить беззащитным мертвым — недостойно людей и неугодно богам. Но Креонт думал не о людях и не о богах, а о государстве и власти.

Но о людях и о богах, о чести и благочестии подумала слабая девушка — Антигона. Полиник ей такой же брат, как Этеокл, и она должна позаботиться, чтобы душа его нашла такое же загробное успокоение. Указ еще не оглашен, но она уже готова его преступить. Она зовет свою сестру Исмену — с их разговора начинается трагедия. «Поможешь ли ты мне?» — «Как можно? Мы — слабые женщины, наш удел — повиновение, за непосильное нет с нас спроса:

богов я чту, но против государства не пойду«. — «Хорошо, я пойду одна, хотя бы на смерть, а ты оставайся, коли не боишься богов». — «Ты безумна!» — «Оставь меня одну с моим безумьем». — «Что ж, иди; все равно я тебя люблю».

Входит хор  фиванских старейшин, вместо тревоги  звучит ликование: ведь одержана победа, Фивы спасены, время праздновать и благодарить богов. Навстречу хору выходит Креонт и оглашает свой указ:

герою — честь, злодею — срам, тело Полиника брошено на поругание, к нему приставлена стража, кто нарушит царский указ, тому смерть. И в ответ на эти торжественные слова вбегает стражник со сбивчивыми объяснениями: указ уже нарушен, кто-то присыпал труп землею — пусть символически, но погребение совершилось, стража не уследила, а ему теперь отвечать, и он в ужасе. Креонт разъярен: найти преступника или страже не сносить голов!

«Могуч человек, но дерзок! — поет хор. — Он покорил землю и море, он владеет мыслью и словом, он строит города и правит; но к добру или к худу его мощь? Кто правду чтит, тот хорош; кто в кривду впал, тот опасен». О ком он говорит: о преступнике или о Креонте?

Вдруг хор умолкает, пораженный: возвращается стражник, а за ним — пленная Антигона. «Мы смахнули с трупа землю, сели сторожить дальше, и вдруг видим: приходит царевна, плачет над телом, вновь осыпает землею, хочет совершить возлияния, — вот она!» — «Ты преступила указ?» — «Да, ибо он не от Зевса и не от вечной Правды: неписаный закон выше писаного, нарушить его — страшнее смерти; хочешь казнить — казни, воля твоя, а правда моя». — «Ты идешь против сограждан?» — «Они — со мною, только тебя боятся». — «Ты позоришь брата-героя!» — «Нет, я чту брата-мертвеца». — «Не станет другом враг и после смерти». — «Делить любовь — удел мой, не вражду». На их голоса выходит Исмена, царь осыпает и ее упреками: «Ты — пособница!» — «Нет, сестре я не помогала, но умереть с ней готова». — «Не смей умирать со мной — я выбрала смерть, ты — жизнь». — «Обе они безумны, — обрывает Креонт, — под замок их, и да исполнится мой указ». — «Смерть?» — «Смерть!» Хор в ужасе поет: божьему гневу нет конца, беда за бедой — как волна за волной, конец Эдипову роду: боги тешат людей надеждами, но не дают им сбыться.

Креонту непросто было решиться обречь на казнь Антигону. Она не только дочь его сестры — она еще и невеста его сына, будущего царя. Креонт вызывает царевича: «Твоя невеста нарушила указ;

смерть — ей приговор. Правителю повиноваться должно во всем — в законном и в незаконном. Порядок — в повиновении; а падет порядок — погибнет и государство«. — «Может быть, ты и прав, — возражает сын, — но почему тогда весь город ропщет и жалеет царевну? Или ты один справедлив, а весь народ, о котором ты печешься, — беззаконен?» — «Государство подвластно царю!» — восклицает Креонт. «Нет собственников над народом», — отвечает ему сын. Царь непреклонен: Антигону замуруют в подземной гробнице, пусть спасут ее подземные боги, которых она так чтит, а люди ее больше не увидят, «Тогда и меня ты больше не увидишь!» И с этими словами царевич уходит. «Вот она, сила любви! — восклицает хор. — Эрот, твой стяг — знамя побед! Эрот — ловец лучших добыч! Всех покорил людей ты — и, покорив, безумишь…»

Антигону ведут  на казнь. Силы ее кончились, она горько плачет, но ни о чем не жалеет. Плач Антигоны перекликается с плачем хора. «Вот вместо свадьбы мне — казнь, вместо любви мне — смерть!» — «И за то тебе вечная честь: ты сама избрала себе путь — умереть за божию правду!» — «Заживо схожу я в Аид, где отец мой Эдип и мать, победитель брат и побежденный брат, но они похоронены мертвые, а я — живая!» — «Родовой на вас грех, гордыня тебя увлекла: неписаный чтя закон, нельзя преступать и писаный». — «Если божий закон выше людских, то за что мне смерть? Зачем молиться богам, если за благочестие объявляют меня нечестивицей? Если боги за царя — искуплю вину; но если боги за меня — поплатится царь». Антигону уводят; хор в длинной песне поминает страдальцев и страдалиц былых времен, виновных и невинных, равно потерпевших от гнева богов.

Царский суд  свершен — начинается божий суд. К Креонту является Тиресий, любимец богов, слепой прорицатель — тот, который предостерегал еще Эдипа. Не только народ недоволен царской расправой — гневаются и боги: огонь не хочет гореть на алтарях, вещие птицы не хотят давать знамений. Креонт не верит: «Не человеку бога осквернить!» Тиресий возвышает голос: «Ты попрал законы природы и богов: мертвого оставил без погребения, живую замкнул в могиле! Быть теперь в городе заразе, как при Эдипе, а тебе поплатиться мертвым за мертвых — лишиться сына!» Царь смущен, он впервые просит совета у хора; уступить ли? «Уступи!» — говорит хор. И царь отменяет свой приказ, велит освободить Антигону, похоронить Полиника: да, божий закон выше людского. Хор поет молитву Дионису, богу, рожденному в Фивах: помоги согражданам!

turboreferat.ru

Культура Древней Греции: особенности мировосприятия человека.

Культура Древней Греции — уникальное явление, давшее общекультурные ценности буквально во всех областях духовной и материальной деятельности человечества. Всего три поколения деятелей культуры Древней Греции создали искусство высокой классики, заложили основы европейской цивилизации и образы для подражания на многие тысячелетия. Усвоив культурный опыт Египта и Вавилона, Древняя Греция определила свой собственный путь как в социально-политического развитии общества, так и в философских поисках и художественно-эстетическом осмыслении мира. Античная культура не была отягощена азиатской традицией, хотя древним грекам и были знакомы достижения культуры как Древнего Египта, так и народов Востока. Антропологическое противоречие духа и тела решено было античной культурой в пользу последнего, придав ей «телесный» стиль. Современные исследователи иногда усматривают корни этой «телесности» в античном рабстве. В … рабовладельческом обществе ни полноценность человека, ни сам человек не могли быть поняты, а потому человек и его духовная жизнь осмысливались по типу физических тел или вещей. Так конструируется все античное мировоззрение: наука, религия, философия и искусство. Античный гуманизм прославляет лишь культ тела — физическое совершенство человека, но субъектность личности, ее духовные возможности еще не раскрыты. Эталоном гармонии была телесная развитость человека. Даже греческие боги — прежде всего вечные совершенные тела. Отсюда вытекает соразмерность пропорций греческой архитектуры, расцвет скульптуры. Показательным выражением телесности античного гуманизма было исключительное положение физической культуры в системе общественного воспитания. Однако в античном обществе признавалась биосоциальная природа человека, закрепленная в формуле Аристотеля: «Человек — животное общественное». Тело осмысливалось как эстетический символ греческого города-государства, «полиса». Древние греки пытались через тело и благодаря ему воспитывать в себе соответственно гармонические духовные качества, усматривая в нем наличие чувства и ума в их взаимном единстве и противоречии, но слабое развитие индивидуальности личности не позволило греческой культуре отразить высоты проявления человеческой эмоциональности и духа. Возвеличивая тело, в целом античные искусство и культура, как и на Востоке, решали противоречие между личным и общественным в пользу последнего. Личность считалась полезной обществу лишь благодаря своим гражданским добродетелям. Противоречия объекта н субъекта как сторон человеческой личности можно назвать главным нервом античной культуры. Если во взаимоотношениях с социумом личность находила какой-то выход, то по отношению к судьбе и личность, и общество были лишь объектами, слепыми орудиями Рока. Идея неумолимости Рока тесно связана с античным рабством, ибо в античном мире свободные люди мыслили себя рабами общего мироустройства. Единичные прорывы человеческого духа в античной культуре не стали парадигмой античного мировоззрения, не выразили его сути.

refac.ru