История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Древнегреческая и римская наука. Науки в древнем риме


Наука о праве в Древнем Риме

⇐ ПредыдущаяСтр 3 из 33Следующая ⇒

Интеллектуальная культура Древнего Рима – важный этап развития науч­ной рациональности. Основное содержание этого этапа заключается в утилита­ризации рационализма - подчинении его принципу пользы и институциализа­ции знания, связанной с обмирщением рационализма, его превращением в ору­дие политической власти. Необходимо отметить, что Древний Рим заимствует многие достижения древнегреческой интеллектуальной культуры, тем не ме­нее, присущий ему идеал незаинтересованности, умозрительности знания от­вергается как малоэффективный. Общая ориентация культуры Древнего Рима на утилитарные цели и ценности обусловливает выдвижение на первый план прикладного знания. Однако прагматическое отношение к знанию носило од­носторонний характер – знание рассматривалось как социальная и политиче­ская сила; производственный потенциал знания был мало востребован, по­скольку в древнеримском обществе идеал потребления стоял выше идеала про­изводства.

Обмирщение рационального знания ведет к сращиванию «науки» и обра­зования. В Риме утверждается греческая система образования, но с определен­ными коррективами. Математические науки отходят на второй план, уступая место юридическим, языки и литература изучаются в тесной связи с римской историей, в которой особое внимание уделяется примерам достойного поведе­ния предков. Занятия музыкой и гимнастикой заменяются обучением более практическим навыкам верховой езды и фехтованию. На высшей стадии обуче­ния особое внимание, в отличие от Греции, уделяется не философии, но рито­рике. Цицерон упрекал греков за их увлечение теоретическими науками, в ча­стности математикой и считал, что необходимо ограничить развитие этой науки «надобностями денежных расчетов и земельных межеваний». В целом образование Древнего Рима было направлено на подготовку государственных чиновников, адвокатов. Науки приспосабливаются к практической, политико-правовой, торговой, военной, строительной деятельности. Система образования подчиняется государству. Получая жалование из государственной казны, пре­подаватели превращаются в служащих государственной власти. Наука и обра­зование подвергаются рассудочному воздействию римского права. Стремление все подчинить рассудочной схеме влечет систематизацию образования и суще­ствующего в его рамках знания. В результате создается система школ, опреде­ляется порядок обучения, набор обязательных для изучения «наук». Выдвига­ется идеал принудительного обучения. Обучение превращается в формализо­ванную систему общения, с жестко регламентированными ограничениями и правилами. Главным требованием становится дисциплинированность ученика и учителя, в результате знание начинает рассматриваться не как теория, а как дисциплина. А.П. Огурцов полагает, что дисциплинарный образ науки возни­кает в результате актуализации подхода к знанию с позиций учителя и ученика: для обучаемого знание есть дисциплина, для обучающего – доктрина(2). Одно­временно выдвигаются новые формы изложения знания: энциклопедия – сис­тематический свод знаний, и научный трактат - определенным образом орга­низованное и репрезентированное знание.

Культура Древнего Рима – важнейший этап становления юридической науки. Именно в этой культуре берет начало процесс отделения научного ра­ционализма от рационализма философского и, соответственно, юриспруденции как науки от философии права. Разумеется эмансипация юридической науки в Древней Риме – не разовая акция, но процесс, осуществляемый усилиями це­лого ряда мыслителей.

Марк Туллий Цицерон (106–43 гг. до н.э.) – знаменитый римский оратор, юрист, государственный деятель - стоит у истоков юридизации понятия госу­дарства. Государство в определении Цицерона, есть не только выражение инте­ресов всех его членов, но также их согласованное правовое общение. Государ­ство, таким образом, предстает в репрезентации Цицерона как правовое обра­зование, «общий правопорядок», публично-правовая общность. Цицерон, по­мимо этого, обосновал принцип юридического равенства граждан, согласно ко­торому права граждан одного и того же государства должны быть одинако­выми. Цицерон превратил естественное право из предмета философских раз­мышлений в предмет конкретно-научного рассмотрения. Наконец, Цицерон сформулировал понятие юридического лица – правовой личности.

Становление юридической науки во многом было обусловлено развитием юридической практики, ее секуляризацией, т.е. освобождением от диктата ре­лигии. В III в. до н.э. юридическая практика становится делом профессиональ­ных юристов, которые вытесняют из этой сферы жрецов-понтификов. Необхо­димо отметить, что деятельность римских юристов была ориентирована на удовлетворение потребностей правовой практики - адаптацию действующих правовых норм к изменяющимся потребностям правового общения. Выдаю­щиеся римские юристы – Цельс (II в.), Помпоний (II в.), Гай (II в.), Папиниан (II– III вв.), Павел (II–III вв.), Ульпиан (II–III вв.), Модестин (II–III вв.) и др. занимались консультацион­ной деятельностью, связанной с ответами на юридические вопросы частных лиц; оказанием помощи и сообщением нужных формул при заключении сде­лок; сообщением формул для ведения дел в суде. При этом они письменно оформляли свое мнение по делу в виде обращения к судьям или в виде прото­кола, который содержал запись устной консультации и составлялся при свиде­телях. Именно консультационная деятельность римских юристов рождала по­требность интерпретации права. Древнеримские юристы детально разработали правила и приемы толкования норм права. Однако, опираясь на источники дей­ствовавшего права (обычное право, Законы XII таблиц, законодательство на­родных собраний, эдикты магистратов, сенатусконсульты и конституции импе­раторов), юристы при разборе тех или иных дел не только интерпретировали существовавшие правовые нормы, но изменяли старую норму с учетом новых представлений о справедливости. Таким образом, деятельность римских юри­стов не ограничивалась лишь правоприменением, но включала также элементы правотворчества. В комментариях и ответах по конкретным делам, а также в сочинениях учебного профиля римские юристы разработали целый ряд обще­теоретических положений. Необходимо отметить, что благодаря деятельности древнеримских юристов право стало развиваться и совершенствоваться. Рим­ский юрист Помпоний утверждал, что: «право не может существовать в отсут­ствии правоведов, посредством которых оно могло бы ежедневно подвигаться к совершенству».

Это означало, что римские юристы занимались не только юридической практикой, но и юридической теорией, при этом теоретизирование римских юристов опиралось на конкретное эмпирическое знание. Иными словами, есть все основания рассматривать римских юристов как ученых, а их деятельность как научную.

Справедливости ради необходимо заметить, что римские юристы чрезвы­чайно осмотрительно относились к формулировке общеправовых принципов и определений, это было обусловлено тем, что такого рода обобщения приобре­тали значение общих правоположений. Римские юристы занимались по-пре­имуществу разработкой конкретных правовых вопросов и лишь на этой основе делали те или иные обобщения. Связь юридической практики и юридической теории была самой непосредственной. Поэтому римская юридическая наука была по преимуществу прикладной наукой.

Становление юридической науки в творчестве римских юристов связано с тем как они позиционируют объект исследований. Дело в том, что объектом исследований становится не право вообще, но право в его конкретно-историче­ской форме. Показательно в этой связи, что римские юристы дают принципи­ально новую трактовку естественного права - естественное право предстает не как божественный порядок или идеальная теоретическая конструкция, но как компонент действующего права. В частности к естественно-правовым принци­пам относились такие принципы как принцип справедливости и принцип ра­венства. Эти принципы выступали как главные ориентиры в процессах как пра­вопреобразования, так и правообразования. По утверждению Павла, слово «право» означает то, что «всегда является справедливым и добрым – каково ес­тественное право». В целом, право рассматривалось древнеримскими юристами как феномен, одновременно, аксиологический (ценностный), рациональный, общеимперативный, социальный и политический. В таком же сложном ра­курсе рассматривался закон. Папиниан полагал: «Закон есть предписание, ре­шение мудрых мужей, обуздание преступлений, совершаемых намеренно или по неведению, общий обет государства».

Древнеримские юристы создают классификацию права, опирающуюся не на онтологический (бытийный, философский), но на социологический (кон­кретно-научный) критерий. В частности, действующее право подразделяется на публичное и частное. Ульпиан предложил классификацию права исходя из представлений о благе, которое защищено правом. В видении Ульпиана это благо может быть общественным или частным, соответственно, право может быть публичным, относящимся к пользе Римского государства и частным, от­носящимся к пользе отдельных лиц. Частное право подразделяется Ульпианом на три вида: естественное право, право народов, цивильное право.

В центре внимания древнеримских юристов находились проблемы ци­вильного права, наиболее глубоко ими были разработаны вопросы собственно­сти, завещаний, договоров, правовых статусов личности, семьи и др.

Необходимо отметить, что сочинения древнеримских юристов отлича­лись высокой интеллектуальной культурой – глубиной анализа, аргументиро­ванностью выводов, четкостью формулировок, широтой проблематики обще­теоретического, отраслевого и юридико-технологического профиля.

Во II веке до н.э. в Древнем Риме появляются первые правоведческие ис­следования, а в I веке до н.э. существовала обширная юридическая литература, представленная трудами Муция Сцеволы, Сервия Сульпиция Руфа и др. Позд­нее к ней присоединяются труды Папиниана, Павла, Ульпиана, Модестина и др.

В III века до н.э. начинается публичное изучение юриспруденции, кото­рая постепенно превращается в самостоятельную учебную дисциплину. Част­ные юридические школы появляются в I веке. Процесс обучения включал чте­ние лекций, проведение диспутов. Учащиеся изучали произведения древнерим­ских юристов Папиниана, Павла. В IV—V веках юридические школы с четы­рехлетним сроком обучения действуют в Риме, Константинополе, Афинах, Александрии. Таким образом, можно говорить о формировании системы юри­дического образования.

Социальный статус древнеримских юристов был очень высок - многие из юристов были доверенными советниками при императорах и занимали высокие должности в правительстве.

Древнеримские юристы разработали целый ряд фундаментальных право­ведческих положений, что способствовало превращению юриспруденции в са­мостоятельную научную дисциплину. Их творческие достижения оказали большое влияние на последующее развитие правовой мысли. Целый ряд совре­менных юридических понятий, терминов и теоретических построений восходят к римскому праву и римским юристам. И, тем не менее, Древний Рим едва ли можно считать родиной науки юриспруденции. Наука как социальный инсти­тут, форма культуры, способ познания мира формируется значительно позднее. В Древнем Риме мы имеем дело, скорее всего, с высокоразвитой юридической практикой, которая вызывает к жизни исследовательскую – научную деятель­ность древнеримских юристов. Однако научная деятельность не отделяется от практической, соответственно, не создается профессия ученого, наука не оформляется как особый социальный институт. Эта нерасчлененность юриди­ческой практики и юридической науки, делает последнюю чрезвычайно уязви­мой и зависимой от нужд повседневной жизни. Это обстоятельство плачевно отражается на судьбе древнеримской юридической науки - со второй половины III в. намечается упадок римской юриспруденции, в значительной мере связан­ный с тем, что приобретение императорами законодательной власти прекра­тило правотворческую деятельность юристов. Со времен Диоклетиана импера­торы, получив неограниченную законодательную власть, перестали давать юристам право на ответы на юридические вопросы частных лиц.

Таким образом, в интеллектуальной культуре Древнего Рима начинается процесс отделения научного рационализма как от рационализма философского, так и от рационализма практического, однако этот процесс не получает завер­шения.

Читайте также:

lektsia.com

Наука о праве в Древнем Риме

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника ⇐ ПредыдущаяСтр 6 из 51Следующая ⇒

Интеллектуальная культура Древнего Рима – важный этап развития науч­ной рациональности. Основное содержание этого этапа заключается в утилита­ризации рационализма - подчинении его принципу пользы и институциализа­ции знания, связанной с обмирщением рационализма, его превращением в ору­дие политической власти. Необходимо отметить, что Древний Рим заимствует многие достижения древнегреческой интеллектуальной культуры, тем не ме­нее, присущий ему идеал незаинтересованности, умозрительности знания от­вергается как малоэффективный. Общая ориентация культуры Древнего Рима на утилитарные цели и ценности обусловливает выдвижение на первый план прикладного знания. Однако прагматическое отношение к знанию носило од­носторонний характер – знание рассматривалось как социальная и политиче­ская сила; производственный потенциал знания был мало востребован, по­скольку в древнеримском обществе идеал потребления стоял выше идеала про­изводства.

Обмирщение рационального знания ведет к сращиванию «науки» и обра­зования. В Риме утверждается греческая система образования, но с определен­ными коррективами. Математические науки отходят на второй план, уступая место юридическим, языки и литература изучаются в тесной связи с римской историей, в которой особое внимание уделяется примерам достойного поведе­ния предков. Занятия музыкой и гимнастикой заменяются обучением более практическим навыкам верховой езды и фехтованию. На высшей стадии обуче­ния особое внимание, в отличие от Греции, уделяется не философии, но рито­рике. Цицерон упрекал греков за их увлечение теоретическими науками, в ча­стности математикой и считал, что необходимо ограничить развитие этой науки «надобностями денежных расчетов и земельных межеваний». В целом образование Древнего Рима было направлено на подготовку государственных чиновников, адвокатов. Науки приспосабливаются к практической, политико-правовой, торговой, военной, строительной деятельности. Система образования подчиняется государству. Получая жалование из государственной казны, пре­подаватели превращаются в служащих государственной власти. Наука и обра­зование подвергаются рассудочному воздействию римского права. Стремление все подчинить рассудочной схеме влечет систематизацию образования и суще­ствующего в его рамках знания. В результате создается система школ, опреде­ляется порядок обучения, набор обязательных для изучения «наук». Выдвига­ется идеал принудительного обучения. Обучение превращается в формализо­ванную систему общения, с жестко регламентированными ограничениями и правилами. Главным требованием становится дисциплинированность ученика и учителя, в результате знание начинает рассматриваться не как теория, а как дисциплина. А.П. Огурцов полагает, что дисциплинарный образ науки возни­кает в результате актуализации подхода к знанию с позиций учителя и ученика: для обучаемого знание есть дисциплина, для обучающего – доктрина(2). Одно­временно выдвигаются новые формы изложения знания: энциклопедия – сис­тематический свод знаний, и научный трактат - определенным образом орга­низованное и репрезентированное знание.

Культура Древнего Рима – важнейший этап становления юридической науки. Именно в этой культуре берет начало процесс отделения научного ра­ционализма от рационализма философского и, соответственно, юриспруденции как науки от философии права. Разумеется эмансипация юридической науки в Древней Риме – не разовая акция, но процесс, осуществляемый усилиями це­лого ряда мыслителей.

Марк Туллий Цицерон (106–43 гг. до н.э.) – знаменитый римский оратор, юрист, государственный деятель - стоит у истоков юридизации понятия госу­дарства. Государство в определении Цицерона, есть не только выражение инте­ресов всех его членов, но также их согласованное правовое общение. Государ­ство, таким образом, предстает в репрезентации Цицерона как правовое обра­зование, «общий правопорядок», публично-правовая общность. Цицерон, по­мимо этого, обосновал принцип юридического равенства граждан, согласно ко­торому права граждан одного и того же государства должны быть одинако­выми. Цицерон превратил естественное право из предмета философских раз­мышлений в предмет конкретно-научного рассмотрения. Наконец, Цицерон сформулировал понятие юридического лица – правовой личности.

Становление юридической науки во многом было обусловлено развитием юридической практики, ее секуляризацией, т.е. освобождением от диктата ре­лигии. В III в. до н.э. юридическая практика становится делом профессиональ­ных юристов, которые вытесняют из этой сферы жрецов-понтификов. Необхо­димо отметить, что деятельность римских юристов была ориентирована на удовлетворение потребностей правовой практики - адаптацию действующих правовых норм к изменяющимся потребностям правового общения. Выдаю­щиеся римские юристы – Цельс (II в.), Помпоний (II в.), Гай (II в.), Папиниан (II– III вв.), Павел (II–III вв.), Ульпиан (II–III вв.), Модестин (II–III вв.) и др. занимались консультацион­ной деятельностью, связанной с ответами на юридические вопросы частных лиц; оказанием помощи и сообщением нужных формул при заключении сде­лок; сообщением формул для ведения дел в суде. При этом они письменно оформляли свое мнение по делу в виде обращения к судьям или в виде прото­кола, который содержал запись устной консультации и составлялся при свиде­телях. Именно консультационная деятельность римских юристов рождала по­требность интерпретации права. Древнеримские юристы детально разработали правила и приемы толкования норм права. Однако, опираясь на источники дей­ствовавшего права (обычное право, Законы XII таблиц, законодательство на­родных собраний, эдикты магистратов, сенатусконсульты и конституции импе­раторов), юристы при разборе тех или иных дел не только интерпретировали существовавшие правовые нормы, но изменяли старую норму с учетом новых представлений о справедливости. Таким образом, деятельность римских юри­стов не ограничивалась лишь правоприменением, но включала также элементы правотворчества. В комментариях и ответах по конкретным делам, а также в сочинениях учебного профиля римские юристы разработали целый ряд обще­теоретических положений. Необходимо отметить, что благодаря деятельности древнеримских юристов право стало развиваться и совершенствоваться. Рим­ский юрист Помпоний утверждал, что: «право не может существовать в отсут­ствии правоведов, посредством которых оно могло бы ежедневно подвигаться к совершенству».

Это означало, что римские юристы занимались не только юридической практикой, но и юридической теорией, при этом теоретизирование римских юристов опиралось на конкретное эмпирическое знание. Иными словами, есть все основания рассматривать римских юристов как ученых, а их деятельность как научную.

Справедливости ради необходимо заметить, что римские юристы чрезвы­чайно осмотрительно относились к формулировке общеправовых принципов и определений, это было обусловлено тем, что такого рода обобщения приобре­тали значение общих правоположений. Римские юристы занимались по-пре­имуществу разработкой конкретных правовых вопросов и лишь на этой основе делали те или иные обобщения. Связь юридической практики и юридической теории была самой непосредственной. Поэтому римская юридическая наука была по преимуществу прикладной наукой.

Становление юридической науки в творчестве римских юристов связано с тем как они позиционируют объект исследований. Дело в том, что объектом исследований становится не право вообще, но право в его конкретно-историче­ской форме. Показательно в этой связи, что римские юристы дают принципи­ально новую трактовку естественного права - естественное право предстает не как божественный порядок или идеальная теоретическая конструкция, но как компонент действующего права. В частности к естественно-правовым принци­пам относились такие принципы как принцип справедливости и принцип ра­венства. Эти принципы выступали как главные ориентиры в процессах как пра­вопреобразования, так и правообразования. По утверждению Павла, слово «право» означает то, что «всегда является справедливым и добрым – каково ес­тественное право». В целом, право рассматривалось древнеримскими юристами как феномен, одновременно, аксиологический (ценностный), рациональный, общеимперативный, социальный и политический. В таком же сложном ра­курсе рассматривался закон. Папиниан полагал: «Закон есть предписание, ре­шение мудрых мужей, обуздание преступлений, совершаемых намеренно или по неведению, общий обет государства».

Древнеримские юристы создают классификацию права, опирающуюся не на онтологический (бытийный, философский), но на социологический (кон­кретно-научный) критерий. В частности, действующее право подразделяется на публичное и частное. Ульпиан предложил классификацию права исходя из представлений о благе, которое защищено правом. В видении Ульпиана это благо может быть общественным или частным, соответственно, право может быть публичным, относящимся к пользе Римского государства и частным, от­носящимся к пользе отдельных лиц. Частное право подразделяется Ульпианом на три вида: естественное право, право народов, цивильное право.

В центре внимания древнеримских юристов находились проблемы ци­вильного права, наиболее глубоко ими были разработаны вопросы собственно­сти, завещаний, договоров, правовых статусов личности, семьи и др.

Необходимо отметить, что сочинения древнеримских юристов отлича­лись высокой интеллектуальной культурой – глубиной анализа, аргументиро­ванностью выводов, четкостью формулировок, широтой проблематики обще­теоретического, отраслевого и юридико-технологического профиля.

Во II веке до н.э. в Древнем Риме появляются первые правоведческие ис­следования, а в I веке до н.э. существовала обширная юридическая литература, представленная трудами Муция Сцеволы, Сервия Сульпиция Руфа и др. Позд­нее к ней присоединяются труды Папиниана, Павла, Ульпиана, Модестина и др.

В III века до н.э. начинается публичное изучение юриспруденции, кото­рая постепенно превращается в самостоятельную учебную дисциплину. Част­ные юридические школы появляются в I веке. Процесс обучения включал чте­ние лекций, проведение диспутов. Учащиеся изучали произведения древнерим­ских юристов Папиниана, Павла. В IV—V веках юридические школы с четы­рехлетним сроком обучения действуют в Риме, Константинополе, Афинах, Александрии. Таким образом, можно говорить о формировании системы юри­дического образования.

Социальный статус древнеримских юристов был очень высок - многие из юристов были доверенными советниками при императорах и занимали высокие должности в правительстве.

Древнеримские юристы разработали целый ряд фундаментальных право­ведческих положений, что способствовало превращению юриспруденции в са­мостоятельную научную дисциплину. Их творческие достижения оказали большое влияние на последующее развитие правовой мысли. Целый ряд совре­менных юридических понятий, терминов и теоретических построений восходят к римскому праву и римским юристам. И, тем не менее, Древний Рим едва ли можно считать родиной науки юриспруденции. Наука как социальный инсти­тут, форма культуры, способ познания мира формируется значительно позднее. В Древнем Риме мы имеем дело, скорее всего, с высокоразвитой юридической практикой, которая вызывает к жизни исследовательскую – научную деятель­ность древнеримских юристов. Однако научная деятельность не отделяется от практической, соответственно, не создается профессия ученого, наука не оформляется как особый социальный институт. Эта нерасчлененность юриди­ческой практики и юридической науки, делает последнюю чрезвычайно уязви­мой и зависимой от нужд повседневной жизни. Это обстоятельство плачевно отражается на судьбе древнеримской юридической науки - со второй половины III в. намечается упадок римской юриспруденции, в значительной мере связан­ный с тем, что приобретение императорами законодательной власти прекра­тило правотворческую деятельность юристов. Со времен Диоклетиана импера­торы, получив неограниченную законодательную власть, перестали давать юристам право на ответы на юридические вопросы частных лиц.

Таким образом, в интеллектуальной культуре Древнего Рима начинается процесс отделения научного рационализма как от рационализма философского, так и от рационализма практического, однако этот процесс не получает завер­шения.

mykonspekts.ru

Лента.co

   Читать оригинал публикации на postnauka.ru   

Вместе с Британским Советом в России мы подготовили проект «Британские ученые», посвященный истории британской науки. В этой лекции профессор истории и философии науки Кембриджского университета, директор и куратор музея истории Уиппла Либа Тауб рассказывает об античных взглядах на науку.

Когда речь заходит о древнегреческой и римской науке, мы обычно используем слово «наука», несмотря на то что некоторые люди пожаловались бы, что это анахронизм — использовать термин, который не является соответствующим своему периоду, но, возможно, это лучшее, что мы имеем, потому что, когда мы используем слово «наука», я думаю, что мы обращаемся к нашим попыткам объяснить и понять естественный мир. Я провела бы различие между наукой и технологиями. Думаю, что технологии говорят о наших попытках контролировать естественный мир и что интересный пример, который показывает, как сложно бывает понять, наука ли это или технологии в Древней Греции, — это медицина, потому что мы знаем некоторых древнегреческих врачей, которые были очень заинтересованы в понимании причин здоровья и болезней, а не только в контроле над ними.

Когда я говорю о древнегреческой и римской науке, я говорю о попытках объяснить и понять естественный мир, который включает в себя такие вопросы, как: «Из чего сделаны предметы?», «Как зародился наш мир?» (если он зародился) или «Всегда ли он существовал?», «Отличаются ли животные от людей и какими характеристиками они похожи на нас?», о понимании растений — все различные аспекты естественного мира. Современное английское слово science (‘наука’) произошло от латинского слова scientia, в то время как древнегреческое слово было ἐπιστήμη. Возможно, ни одно из этих двух слов не несет точного значения современного понятия «наука», которое мы используем как условное обозначение для попыток объяснить и понять природу. Слово «технология» имеет относительно другое значение. Я думаю, что оно скорее относится к нашим попыткам контролировать природу, нежели понять ее. Иногда мы можем контролировать ее или пытаемся контролировать, не понимая ее. Иногда мы можем понять природу, не имея возможности контролировать ее.

Откуда мы знаем, что древние греки и римляне думали о природе? Один из лучших способов получить доступ к их идеям — изучать оставленные ими письменные источники. Но нам также посчастливилось иметь несколько артефактов, которые сохранились хорошо, как и их описания. Например, мы знаем, что существовали научные инструменты, такие как астрономические инструменты, которые были изобретены и использованы. Сотни солнечных часов сохранились со времен Древней Греции и Рима. Мы знаем из их записей, что было сделано много наблюдений о естественном мире; мы также имеем отчеты о различных экспериментах, которые были осуществлены. Аристотель является одним из античных философов, который расскажет нам об экспериментах, проведенных им.

У нас есть доступ к знанию о том, как люди взаимодействовали с естественным миром, пытаясь выяснить о нем больше информации и понять его, а также к их идеям через сохранившиеся записи и различные артефакты. В некоторых случаях у нас нет оригиналов, но у нас имеются отчеты и античные записи об оригинальных работах. Так, например, Аристотель рассказывает, что Фалес Милетский, один из его предшественников, был первым человеком, который пытался объяснить естественный мир, но у нас нет никаких записей Фалеса. В действительности мы даже не знаем, вел ли он их. Иногда до нас доходят списки написанных книг. Диоген Лаэртский, поздний автор, часто ссылается на списки работ, которые были написаны разными античными философами. Многие из них писали о естественном мире. В одних случаях, например, это ранние философы, которые зовут себя досократиками, в других случаях мы имеем доступ только к фрагментам их записей или небольшим отрывкам. Там могло быть всего лишь несколько слов или строк, процитированных другим автором. В остальных случаях у нас есть очень длинные, сложные и специализированные работы.

Я думаю, например, об астрономическом труде, известном как «Альмагест», или математическом синтаксисе Клавдия Птолемея — это были астрономические труды, которые послужили основой астрономии не только в Древней Греции, но и в средневековый период, в исламском мире, и они были, конечно, использованы Коперником. У нас также есть различные сохранившиеся артефакты, например сотни солнечных часов, которые использовались в Древней Греции и Риме. Также существует антикитерский механизм, который был найден на месте кораблекрушения в начале XX века и который изучают до сих пор. Современные устройства для формирования изображений позволили нам узнать больше об этих вещах, чем мы знали раньше. Например, 50 лет назад у нас было менее детальное представление об этом.

Я думаю, что одним из испытаний в понимании и изучении науки в Древней Греции и Риме является наличие очень широкого представления о том, что есть то, что мы должны изучать. Я думаю, что в прошлом мы ориентировались на великие имена античной науки, так же как мы фокусируемся на великих именах современной науки, и мы ориентировались, например, на работы Аристотеля, Галена, Птолемея и иногда игнорируем работы, которые кажутся нам менее важными. Однако, как и сегодня, наука не делается только людьми, которые выигрывают Нобелевскую премию, — так же и в Античности, помимо таких великих людей, как Архимед, который занимался математикой, много неизвестных нам людей, чьих имен мы не знаем, стоят за некоторыми математическими задачами, которые дошли до нас. У нас также есть тексты, чьих авторов мы не знаем, — я вспоминаю поэму, которая называется «Этна» и описывает этот вулкан. Мы не знаем, кто написал ее. Эта очень интересная работа рассказывает нам о теориях и идеях по крайней мере одного человека о вулканах. Несмотря на то, что мы не знаем, кто написал ее, все равно ее стоит изучать. Одним из испытаний, таким образом, является по-настоящему раскрыть глаза и принять то, что существует гораздо большее количество технической и научной литературы, которую мы еще не изучали. И, конечно, мы всегда надеемся, что обнаружится какой-то новый текст или новый артефакт, который расскажет нам нечто совершенно новое о древнегреческой или римской науке.

Многие люди, чьи труды о естественном мире сохранились, были заинтересованы в таких вещах: из чего сделаны вещи, зачем они здесь, был ли мир создан или всегда существовал — в такого рода вопросах. Совсем немного античных авторов, чьи труды по меньшей мере сохранились, фокусировались на живых предметах. Аристотель является здесь исключением, причем очень важным, ибо он много писал о животных. Его ученик и коллега Теофраст писал о растениях. У нас есть римские аграрные авторы, такие как Катон, Варрон, Колумелла, которые также писали о растениях и в некоторой степени о животных, и вне зависимости от того, рассматриваем ли мы их как науку или нет, я считаю это интересным вопросом. Иногда мы ссылаемся на них как на античных агрономов, но, конечно, по причине того, что они также были фермерами, они пытались также контролировать природу, а не только стараться понять ее. У нас также есть несколько авторов, которые, безусловно, писали для специалистов, у них были технические и сложные знания, и они писали для своих коллег.

Но у нас также есть очень яркие примеры авторов, которые выпускали работы для более широкой аудитории, для людей, которые читали о естественном мире, возможно, для удовольствия. И я думаю, что это очень походит на современные популярные научные публикации и телевизионные шоу, которые им имеем сегодня. Конечно, телевидения в Античности не существовало, но очевидно, что некоторые поэмы, которые были написаны о естественном мире, например поэма Лукреция «О природе вещей», поэма Арата из Сол «Явления» об астрономических феноменах, были предназначены как для развлечения людей, так и для их образования. Я думаю, что важным посланием для нас является то, что наука, пытаясь понять и объяснить естественный мир, была частью более широкой греческой и римской культуры, которая не была занята одними специалистами.

Наш доступ к античным знаниям о естественном мире осуществляется только через написанные тексты. Интересно то, что там есть несколько очень важных текстов. Я думаю, например, о «Тимее» Платона, который описывает создание мира и его математическую структуру. Некоторую часть его повествования можно назвать мифологической, но тем не менее это очень технический текст и, безусловно, исторически очень важный, поскольку он предоставил основу для более поздних научных и математических концепций мира. Это текст, который, к удивлению, нечасто читают. Существуют другие работы Аристотеля. Например, я думаю о его «Метеорологии», и это работа, которую очень небольшое количество людей, занимающихся философией Аристотеля, прочитали. Я думаю, что там достаточно материала, который нам необходимо изучить и более глубоко затронуть. Я также думаю, что, как и в других областях изучения, мы планируем идти определенными путями, которые уже хорошо истоптаны, и, мне кажется, мы должны расширяться и читать больше текстов.

lenta.co

Появление юридической науки в Древнем Риме. — МегаЛекции

После завоевания Древней Греции Древним Римом интенсивность политико- правовых исследований и их плодотворность значительно сократились, а центр развития правовой науки постепенно переместился в Древний Рим. При этом процесс ее формирования, развития шел по трем направлениям. Первое направление составила разработка закономерных основ государства и права, второе — разработка принципов и норм позитивного публичного и частного права, третье — создание специальных образовательных юридических учреждений, ориентированных на подготовку квалифицированных кадров — политиков, юристов-практиков и юристов-ученых.Вклад римских философов и мыслителей в дальнейшее развитие политико- правовых идей древнегреческих мыслителей состоял прежде всего в разработке основополагающих проблем сущности и непосредственного бытия государства и права. Наиболее плодотворными в этом направлении были исследования Цицерона (106—43 гг. до н. э.), Сенеки (4 г. до н. э. — 65 г. н. э.), Марка Аврелия (121 —180 гг. н. э.), других древнеримских философов и юристов. Раскрывая соотношение закона, права и справедливости, Цицерон исходил из признания соответствия права Божественной воле. Он напрямую связывает право с законом, который имеет Божественный характер и определяет поведение человека. Следовательно, по его мнению, право должно соответствовать закону. Лица, между которыми существует общность в виде Божественного закона, объединены также общностью в виде права, требующего жить честно, правильно и справедливо. А лица, имеющие общие Божественные законы и право, принадлежат к одной и той же гражданской общине, одному и тому же гражданскому обществу. При этом впервые в истории правовой науки Цицерон выделил и обосновал один из ведущих принципов права — принцип формального равенства: право устанавливает формальное равенство между фактически неравными и различными между собой людьми. Как и Цицерон, Сенека признавал индивидов равными, поскольку все они, будучи членами единого мирового целого, безусловно, равны между собой фактически, даже преступники — люди. Равенство людей он видел в свободе, полагая, что это свойство присуще всем, даже раб в душе свободен. Несвобода распространяется только на тело. Поэтому господам принадлежит лишь тело раба, но не его дух. Одновременно Сенека признавал людей существами беспомощными, слабыми, постоянно погруженными в грех и зло, практически не способными выбраться из этого состояния. Марку Аврелию удалось воплотить мечту Платона о совмещении должности царя и философа. В целом опыт подтвердил правоту Платона. Период правления Марка Аврелия признается «золотым веком» Древнего Рима. В работе «Наедине с собой» он разрабатывает основные идеи стоицизма — принципы равенства и служения людям. Величайшей заслугой римлян признается детальная разработка ими принципов и норм частного права, большая часть которых действует в современном гражданском праве. «Римляне, — признавал К. Маркс, — собственно, впервые разработали право частной собственности, абстрактное право, частное право, право абстрактной личности. Римское частное право есть частное право в его классическом выражении»22. Некоторые исследователи небезосновательно полагают, что успехи римлян в разработке 22 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 347. Глава 8. История западноевропейской юридической науки 133 частного права стали возможны благодаря заимствованию ими теории и зако- нов Древней Греции. Например, античный историк Страбон признавал, что римляне «действительно заимствовали от ахейцев большую часть своих законов»23. Отсутствие письменных источников частного права Древней Греции, дошедших до нашего времени, не может служить достоверным доказательством его неразработанности и неразвитости. Большая торговля, которую на протяжении нескольких столетий вели греки с соседними странами, не могла не породить права, опосредовавшего отношения договоров купли-продажи, мены, аренды, найма и других имущественных связей и способствующего разрешению конфликтов. Во II—III вв. н. э. вклад в разработку принципов и норм римского права Папиана, Павла, Ульпиана, Модестина был настолько велик и общепризнан, что в 426 г. н. э. специальным законом императора Валентина III доктринальным положениям названных юристов была придана сила закона. Рим по праву признается родиной первых специальных юридических образовательных учреждений. Длительное время знание права и процесса судебного рассмотрения составляло прерогативу жрецов. В 254 г. до н. э. традицию нарушил Тиберий Корунка- ний — первый верховный жрец из плебеев. Он счел необходимым объяснять право каждому желающему. Но потребовалось еще два века для осознания необходимости систематического обучения юриспруденции лиц, ведущих юридическую деятельность на про- фессиональной основе. В I в. н. э. Сабианом была организована частная школа, в которой профессиональные юристы читали лекции и вели диспуты с обучающимися. Опыт деятельности школы получил всеобщее признание, и уже в IV—V вв. н. э. такие школы с четырехгодичным сроком обучения действовали в Александрии, Афинах, Бейруте, Константинополе, Риме, Цезарее. Успехи римлян в развитии правовой науки и юридического образования, как и вся древнеримская культура, были уничтожены с завоеванием Рима варварами. Процесс формирования и совершенствования правовой науки был прерван на целое тысячелетие. Повсеместно наблюдался регресс в действующем законодательстве, выразившийся в замене римского права варварскими правдами и цивилизованного римского суда варварским судом, в котором основным доказательственным средством признавались поединок и ордалии.

megalektsii.ru