История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Четыре столицы Древней Руси. Старая Ладога, Новгород, Киев, Владимир. Легенды и памятники (Е. Нелидова). Ладога столица древней руси


Старая Ладога - древняя столица Северной Руси

"Взбираемся на бугор, и перед нами один из лучших русских пейзажей" - писал Николай Рерих о Старой Ладоге

По реке, скрипя веслами, неспешно плывет лодка, перевозя пассжира и очень нужный груз. Паломники кучно стоят у входа в один из монастырей, а туристическая группа прогуливается по Варяжской улице, по которой многие сотни или даже тысячи лет назад маршировали далекие предки скандинавов.

1

Брошенные дома соседствуют с отреставрированными церквями - дух старины буквально витает в воздухе.

2

Под древними курганами, охраняющими покой святой земли, в утренние часы собираются десятки рыбаков.

3

Это Старая Ладога - село в Волховском районе Ленинградской области, расположившееся в красивом и уютном месте на берегах реки Волхов и Ладожка в 120 километрах к востоку от Петербурга.

4

Раньше оно называлось просто Ладога и возникло задолго до образования Руси, став свидетелем и участником зарождения нашего государства.

5

Ладога приютила и первого князя, взявшего на себя бремя управления Северной Русью.

6

До 1703 года село было городом. В 1704 году Петр I основал в устье реки Волхов Новую Ладогу и повелел жителям переехать туда. А Ладогу "разжаловал" до села и прибавил приставку "Старая".

7

Когда в году 2003 нынешняя Северная столица праздновала 300-летие, Староладожцы отмечали аж 1250-летие.

8

В доисторические времена в этих местах располагались стоянки первопроходцев, а с началом активных торговых связей между Востоком и Западом по Волхову пролегали великие водные пути «из варяг в арабы» и «из варяг в греки», но несмотря на это большинство ладожан занимались не торговлей, а земледелием и ремёслами.

9

Первыми поселенцами в Ладоге были скандинавы. Но уже в те древние времена в регионе пересеклись интересы древних славян, древних германцев и местных финно-прибалтов.

10

В 2015 году тут была найдена стоянка древнего человека эпохи неолита (3000 до н.э.)

11

За долгие годы существования Ладога подвергалась многочисленным нападениям ,в основном, наших вечных "друзей" шведов и несколько раз была разрушена.

12

"Село-город" овеяно легендами и преданиями. По одной из них (Если верить Новгородской летописи, но доподлинно не известно) здесь, под десятиметровым курганом был похоронен великий русский князь Вещий Олег. Ежедневно предполагаемое место захоронения посещают сотни туристов. Курган находится на самой высокой точке окрестностей, и с его вершины открывается великолепный вид на реку Волхов.

Вот это место на картине 1833 года (Заболоцкий П.Е. Вид Старой Ладоги. Холст, масло. Государственный Русский музей.)

13

а это моя фотография, сделанная на 181 год позже.

14

Интересный факт: с 780-х годов в Ладоге научились варить стеклянные бусы - «Глазки». Это были первые русские деньги. За один стеклянный «глазок» можно было купить раба или рабыню.

15

Нынешние размеры Старой Ладоги не впечатляют. Сейчас в селе проживают около 2000 человек. Но не каждое село может гордиться такой богатой и древней историей, и, поверьте, тут есть на что посмотреть. До нашего времени сохранилось множество достопримечательностей среди которых можно отметить следующие:

Староладожская крепость (входит в состав историко-архитектурного и археологического музея-заповедника). Первая была построена IX—X в. Во времена Новгородской Руси она была стратегически важным местом. Сегодня это центр Старой Ладоги.

16

На ее территории находится деревянная церковь Дмитрия Солунского (XVII в)

17

И Георгиевская церковь - памятник архитектуры федерального значения. Белокаменный храм (XII в) - один из древнейших сохранившихся храмов России. Наряду с собором Староладожского Успенского монастыря является самым северным русским каменным храмом домонгольского периода. В храме сохранились фрагменты уникальных фресок XII века.

18

Староладожский Никольский монастырь, основанный Александром Невским после победоносного сражения со шведами в Невской битве в устье реки Ижоры.

19

Церковь Рождества Иоанна Предтечи - пятиглавый собор расположенный на северной окраине Старой Ладоги. Упоминается с 1276 года, современное здание построено в 1695 году.

20

Староладожский Успенский монастырь - женский православный монастырь, в который была переведена из Суздаля первая жена Петра I Евдокия Лопухина.

21

На его территории, помимо хозяйственных построек, находится Церковь Успения Пресвятой Богородицы и пара часовен.

22

Во время поездки в Старую Ладогу, удалось прокатиться и по противоположному берегу реки Волхов. Там тоже есть интересные места.

23

Например, деревня Иссад, в которой находится церковь Святой Живоначальной Троицы

24

Далее можно заехать на Горчаковщинский водопад - самый высокий в Ленинградской области.

25

Деревня Лопино находится прямо напротив Старой Ладоги.

26

В вечернее время можно полюбоваться красивым видом Старой Ладоги в закатном свете.

27

А в расположенной неподалеку деревне Чернавино посетить Церковь Василия Кессарийского

28

и недействующую Спасо-Преображенская церковь.

29

Много и долго можно рассказывать про Старую Ладогу, но это не является моей целью. Лучше посетите это уникальное место самостоятельно или с экскурсией...

30

nice-flowers.com

Старая Ладога-Первая столица Руси

Старая Ладога - первая столица Руси

Старая Ладога, древнейшие археологические слои которой датируются серединой VIII века, была, по-видимому, крайней точкой расселения самого северного славянского племени — ильменских словен. Волхов, более полноводный, чем сейчас, был в те времена важной частью пути «из варяг в греки», по значению в жизни тогдашней Евразии сравнимого разве что с Великим шелковым путем. По этим же водам встречь славянам с северо-запада шли серьезные люди — норманны. Викинги. Варяги.

Буйным было здешнее население, беспокойной его жизнь. Отношения между варягами и славянами строились по принципу рэкета. Славяне работали и торговали, получая относительно неплохой доход. Но тут приходил «из-за моря» свейский, готский или датский конунг с «братвой» — дружиной, — и... нужно было делиться. Впрочем, славяне могли за себя постоять. Археологические исследования показали, что первое варяжское воинское поселение на территории Старой Ладоги просуществовало пару десятилетий, после чего было уничтожено огнем и не скоро возобновлено. Надо полагать, славяне на какое-то время избавились от опасных соседей.

Но ненадолго. Об этом свидетельствуют погребения скандинавского или смешанного скандинавско-славянского происхождения, утварь, оружие, остатки жилых строений, обнаруженные в археологических слоях второй половины IX века. Видимо, «деловые» варяжские предводители утвердились здесь раньше, чем где бы то ни было в Восточной Европе. Вот тогда и призвали новгородцы Рюрика в качестве надежной «крыши» — «володеть и княжить». На момент призвания он уже «володел» Ладогой.

Так сложился союз варягов и славян, в коем смешались обычаи, верозания, культуры. Этот-то союз и получил у современников наименование «Русь». Первым центром этого объединения была Ладога. Так что она с полным правом может претендовать на титул первой столицы Руси.

Упоминается Ладога и в связи с женитьбой князя Ярослава Владимировича, будущего Мудрого, на дочери шведского короля Олафа Ингегерде (в крещении Ирине): жених подарил ей Ладогу в вено. Это уже начало XI века, время, когда Русь мало-помалу становилась христианской. Первые церкви, еще деревянные, появляются в Ладоге. Где? Точно мы не знаем, но, скорее всего, на тех местах, где позднее были выстроены каменные. Такие места, где молитва возносилась издавна, называют намоленными.

В XII веке Ладога становится важнейшим укрепленным пунктом, прибывавшим Новгород с севера. В правление князя Мстислава Мономашича и его сына Всеволода здесь строится «град камен» — один из первых на Руси; все остальные крепости Новгородской земли были тогда еще земляно-деревянными. В 1136 году новгородцы изгнали князя Всеволода Мстиславича. Как предполагают историки, он увел с собой и артель каменщиков. Во всяком случае, в последующие два десятилетия каменные постройки возводятся не в Новгороде, а в Пскове, куда перебрался Всеволод и где он умер.

А в Новгородском государстве дело каменного строительства берет в свои руки глава Церкви, епископ Нифонт. Однако затеянное им и продолженное его преемниками строительство разворачивается не в Новгороде, а в Ладоге. Возможно, причиной тому — некий конфликт между главою «Софийского дома» и мятежными новгородцами, в среде которых, несомненно, еще буйно цвели языческие обычаи. Так или иначе, над излучиной Волхова одна за другой вырастают церкви. Главная среди них — Георгиевская, вознесшаяся в самом сердце Ладоги, в крепости.

Улица Варяжская ведет от Успенского монастыря к центру поселка, к тому месту, где много столетий назад возникло первое поселение при впадении в Волхов речки Ладожки. Варяжской эта улица стала называться не со времен князя Рюрика, а лишь со времен первых раскопок, проведенных в Старой Ладоге в конце XIX века. Никто никогда не скажет про эту улицу, что она особенная. Домики. Огороды. Куры бродят. А между тем это самая старая улица России. Заложенные археологами шурфы показали, что точно так же улица проходила, и дома так же стояли едва ли не с IX века.

За Ладожкой — крепость. Частично сохранившиеся доныне стены и башни построены в конце XV века, когда между Московией и Швецией разыгрывалось очередное кровавое действо тысячелетней войны за Ладожское озеро. Три башни и прясла стен между ними ныне восстановлены (точнее, отстроены заново на сохранившейся нижней части старых стен) в обличье того времени.

Под стенами крепости — многометровый культурный слой, в котором даже турист, покопавшись, может найти кусочек древности: обломок старинной керамики, пуговицу, а то и монетку. А на самом краю, над обрывистым берегом, белеет чудный храм. Святой Георгий, всадник-Победоносец, осенил его с неба своим благословением. Храм возвышается над землей и водой, как бы порываясь взлететь в небо. Он похож на ангела в белоснежных ризах. Он по-ангельски юн и порывист. А ему ведь более 800 лет.

Церковь Георгия Победоносца в Старой Ладоге — четырёхстопный одноглавый трехапсидный храм, почти квадратный в плане. Западный, северный и южный фасады расчленены лопатками на три прясла, увенчанные закомарами с двойными арочными обрамлениями. Особенностью храма является асимметрия его боковых фасадов, восточные прясла которых значительно уже западных, и, вследствие этого, смещенность барабана со шлемовидным куполом от центра здания к востоку. Построен храм из известняка и плинфы. Высота — около 15 метров, площадь фундамента — 72 квадратных метра.

Когда построен Георгиевский храм точно не известно. Не раньше 1160-х и не позже 1190-х годов. Сразу же после постройки его внутреннее пространство было украшено фресками. Часть росписи сохранилась. В южной апсиде храма изображен святой Георгий.

В сумраке и холоде Георгиевского собора, под куполом, под арочными сводами, парят ангелы и святые. Силы небесные на крыльях своих несут небо, уходящее в бесконечность. Праведники и пророки глядят в глубину человеческого существа — и страшно, и добродушно. И из ниши южной апсиды выезжает на коне святой Георгий Победоносец. Стройный белый конь ступает изящными ногами. Сидящий на нем всадник тонким копьем — не оружием, а молитвой — поражает зеленого дракона, смиренно лежащего под копытами коня. Как будто святой ведет на поводке маленького добродушного крокодильчика. Вечная одухотворенность, невыносимая осмысленность сотворенного Богом мира звучит в тусклых красках и тонких прорисях фресок, в белых стенах и в бесконечно высоком куполе, которым по человеческому счету 800 лет, а по-настоящему — нет времени и границы.

www.sentstory.ru

Ладога - первая столица Руси

Первыми обитателями окрестностей Ладоги были чудские племена. В 6 в. они построили в месте впадения в Волхов речки Любши свою дерево-земляную крепость, в которой находилась рыболовецкая стоянка с языческим святилищем. Население занималось в основном рыболовством, также подсечным земледелием и скотоводством.

Лепная орнаментированная керамика, 1-я пол. 1-го тыс. н.э.

Кремневый наконечник стрелы, 1-я пол. 1-го тыс. н.э.

Гладильный камень, 1-я пол. 1-го тыс. н.э.

Каменный скребок, 1-я пол. 1-го тыс. н.э

 Костяные наконечники стрел и дротиков, 6-7 вв.

Бронзовый поясной набор, 6-7 вв.

Железная и бронзовая нагрудные булавки, 6-7 вв.

Железный серповидный нож

Железная бритва

 Около 700 г. крепость чуди была сожжена пришедшими с юга словенами, которые построили на ее месте свою каменно-земляную крепость (первую каменную крепость на Руси). Внутренняя часть вала из каркасных деревянных конструкций, засыпанных глиной и утрамбованных. На валах деревянные сооружения. С наружной стены вал обнесен подпорной стеной из колотой известняковой плиты. Крепость около двух столетий господствовала на Волховском пути. У крепости располагались посад и гавань с рынком и мастерскими. Починка речных и морских судов (много находок ладейных заклепок, корабельных скреп и частей такелажа). Развитое кузнечное производство (сталь и трехслойные ножи с высокой технологией производства). Ювелирное производство (уникальная по количеству и качеству предметов коллекция: славянские проволочные височные кольца с плотно закрученной на одном конце спиралью, балтские пластинчатые височные украшения, трапециевидные подвески, подковообразные железные фибулы).

Место впадения в Волхов речки Любши

Остатки каменной стены Любшанской крепости

Реконструкция фрагмента укреплений Любшанской крепости, 8-9 вв.

Реконструкция западнославянской крепости такого же вида на среднем Дунае в Австрии

Фрагмент железной кольчуги, 8-9 вв.

Костяная накладка на лук, 8-9 вв.

Железные наконечники стрел, 8-9 вв.

Дротики, 8-9 вв.

Костяное навершие головной булавки со стилизованным птицевидным декором, 8-9 вв.

Железные подковообразные фибулы, 7-9 вв.

Серебряная орнаментированная подвеска-пуговица, 8-9 вв.

Височное кольцо, 8-9 вв.

Реконструкция женского головного убора, 8-9 вв.

Ладейные заклепки, 8-9 вв.

На картине Николая Рериха "Заморские гости" крепость изображена в точности на месте Любшанского городища

Скандинавы впервые появились в Ладоге около 750 г. К этому времени относится основание открытого поселения на нынешнем Земляном городище. Его центром был ремесленный комплекс 750 – начала 780 гг. с кузницей в середине. Основатели, видимо, были выходцами с острова Готланд. На рубеже 760-770-х гг. скандинавское поселение было сожжено – видимо, словенами. Последующая материальная культура Ладоги представляет собою уже сплав славянских и скандинавских традиций. На месте ремесленного комплекса возникла усадебная застройка и стеклодельные мастерские (просуществовали до 830-х гг.). В конце 8 в. был открыт Волжский путь на восток. Во 2-й трети 9 в. в Ладоге произошел резкий демографический и экономический подъем. По берегам Ладожки появились парцеллы 6 м в ширину с канавами между ними (такая же планировка наблюдается в городе Рибе в Дании). Именно на 830-870-е гг. приходится существование первой Руси (посольства к Константинополь и Ингельгейм в 837-839 г., поход на Сурож в 852 г., поход на Константинополь в 860 г. и первое крещение Руси). Потом между слоями 840-860 гг. и 860-920 гг. (или 860/870-890 гг.) археологи фиксируют огромный пожар, отражающий период междоусобиц, о котором говорит русская летопись: «въста родъ на род, и быша усобице в них, и воевати сами на ся почаша». В огне междоусобной войны погибли и все остальные известные крепости Руси (Новые Дубовики, Сясьское городище, Холопий городок, Рюриково городище, Труворово городище, Камно и др.). На этот период приходится 1-й кризис серебра в Восточной Европе (в 860-е гг. на севере Руси шел рост монетных кладов. В 1-й половине 870-х гг. они еще многочисленны везде, кроме района Волхова. В последней четверти 9 в. всего 2 клада. Нижняя точка серебра в России и Скандинавии – между 880 и 890 г. Их количество вновь растет в 1-м десятилетии 10 в.). Война закончилась в конце 9 в. призванием Рюрика. Около 894 г. в Ладоге на месте мастерских был построен большой дом из частей разобранных судов (дворец князя Рюрика). В его середине располагался очаг, на нижнем ярусе широкие лавки для дружинников, на втором ярусе полати. Дворец просуществовал около 30 лет. В 930-х гг. был построен новый деревянный дворец из двух жилых зданий, соединенных крытым переходом (дворец князя Игоря). На противоположном берегу Волхова находился скандинавский могильник в урочище Плакун. Особое внимание археологов привлекло захоронение № 11, относящееся примерно к 900 г. Оно включало первое на Руси захоронение в деревянном гробу, установленном в деревянной камере, что было тогда характерной датской чертой. Возможно, это захоронение Рюрика.

Инструменты из мастерской кузнеца

Навершние с изображением Одина и воронов из мастерской кузнеца

Ладожские украшения

Украшение в виде драконьей головы

Языческий идол

Обувь древнего ладожанина

Остатки построек древней Ладоги

Реконструкции построек древней Ладоги

Реконструкция ладожских парцелл

Деревянный настил дворца Рюрика

Реконструкция дворца Рюрика

Ладожские сопки

Возможное место захоронения Рюрика в урочище Плакун

Место впадения Ладожки в Волхов. Слева видны дома, стоящие по Варяжской улице – самой древней улице России (существует с 8-го века)

Окрестности Ладоги

источник

historicaldis.ru

«Четыре столицы Древней Руси. Старая Ладога, Новгород, Киев, Владимир. Легенды и памятники» — Е. Нелидова

© ООО «Издательство АСТ»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Переиздание книги Е. Нелидовой «Русь в ее столицах» посвящается 1150-й годовщине российской государственности, отмечаемой в 2012 году.

Предисловие

В 1862 году Российская империя торжественно отметила тысячелетнюю годовщину своей государственности. По этому случаю в одной из прежних столиц страны – Новгороде Великом – был сооружен великолепный многофигурный памятник Тысячелетию России. 80 лет спустя, во время Великой Отечественной войны немцы разобрали его на части, дабы увезти в Германию на переплавку, словно бы признавая некоторую историческую ошибочность сооружения монумента. На самом деле немцам во время войны банально не хватало металла, к тому же к СССР, равно как и к России и ее истории они питали самую искреннюю ненависть, а памятник служил великолепным зримым символом величия русской истории… Ведь его не рискнули уничтожить даже большевики, к отечественной старине тоже не питавшие особой привязанности.

Именно немцам, точнее немецким историкам, служившим в России на рубеже XVIII–XIX столетий, принадлежит сомнительная честь определения памятной даты тысячелетия Руси. На самом деле 862 год по Рождестве Христовом отмечен всего лишь приглашением на Русь князя-варяга Рюрика. Это скромное по историческим меркам событие – наем очередного стороннего специалиста-менеджера, выражаясь современным языком, – позволило немцам подвести базу для своей пресловутой норманнской теории. Основной ее смысл заключался в том, что русские-де не могли сами справиться ни с населением, ни с территорией страны, правильно ее организовать – говоря проще, были дебилами, и только цивилизованные европейцы смогли все устроить на Руси как полагается, да и то ненадолго.

Богоматерь Нерушимая Стена.

Мозаика Киевского собора Святой Софии

На самом деле история Руси к этому периоду насчитывала уже не первое тысячелетие, но то была бесписьменная история, история, от которой не сохранилось документальных источников, а иные свидетельства вроде огромного числа небольших городков-крепостей, археологических и иных материальных памятников в расчет намеренно не брались. Обнаруженные на рубеже ХIХ – ХХ столетий рунические письменные источники, как предполагается, насчитывающие более тысячи лет, по сию пору вызывают такие большие споры и сомнения, что пользоваться ими приходится с большой долей осторожности, цитируя преимущественно в сугубо научных публикациях, и то с большими оговорками.

К тому же пресловутая норманнская теория оказалась очень удобной для продворянски настроенных историков и генеалогов, вьющих лавровые венки для дворянских родословных деревьев. Для них важнейшим фактором стало происхождение сиятельных родов отечественной знати первой величины исключительно от князя Рюрика, как будто бы имевшиеся до него правители Руси на протяжении нескольких столетий не обладали соответствующими органами и размножались исключительно почкованием и выдающихся потомков не оставили. Немало сил потратили русские историки, начиная с великого Сергея Михайловича Соловьева, на разоблачение норманнской теории, но победа над норманнистами и сейчас иногда кажется призрачной. Достаточно открыть сочинения иных современных генеалогов из бывших инженеров и энергетиков…

Все течет, все изменяется. Как ни удивительно, но эта прописная истина имеет отношение не только ко всей многовековой истории России, но и к истории столиц нашей страны. Менялись экономические, политические и иные условия существования государства, а с ними вместе менялись и центры притяжения экономических, политических и иных сил страны, менялись столицы – и древней Руси, и Российской империи, и страны Советов. Самая громкая замена разумеется, связана с основанием на берегах Невы «града Петра» и затем возвращением столицы уже большевистской России на берега Москвы-реки, но столь важное событие, по понятным причинам, не нашло отражения на страницах этой книги.

Прибыв на русское княжение в 862 году по Рождеству Христову, Рюрик высадился отнюдь не на пустынный берег Ладожского озера. Здесь уже имелась мощная система городов-крепостей, позволявшая сдерживать завоевательные походы «добрых соседей». Было хорошо развито производство – гончарное, металлургическое. Не требовало современного «импортозамещения» сельское хозяйство, проще говоря – выращивали и потребляли все свое. Одевались в одежду и обувь собственного производства. Их делали из собственного, а не привозного сырья. При этом внутри российские экономические связи развивались вполне успешно – Древнюю Русь объединял хорошо поставленный товарообмен. В стране имелось сравнительно немного хороших дорог в их более или менее современном понимании, но вполне надежными путями сообщений служили реки, тогда еще очень полноводные и рыбой чрезвычайно обильные…

Каналов между реками славяне, разумеется, не копали, но существовала развитая система волоков, соединявших водные пути. Так что Москва стала «портом пяти морей» задолго до того, как «великий вождь и учитель народов земли» опоясал ее системой каналов. Кстати, волоки – своеобразные перекрестки водных дорог – часто становились и местами зарождения будущих городов. Таких волоков имелось несколько в ближайших окрестностях того места, где впоследствии суждено было появиться и граду Москве – первоначально в виде небольшого городка-крепости, о будущих столичных функциях которого, разумеется, еще никто не мог и помыслить. Тогда столица располагалась совсем в ином месте…

730 год принято считать датой основания Старой Ладоги – одного из древнейших городов России и первой ее столицы. Князь Рюрик после 862 года провел тут совсем немного времени, перенеся свою столицу-резиденцию в «господин Великий Новгород», какового тогда в природе еще не существовало – имелось только место, которое начало активно осваиваться и застраиваться.

Старая Ладога долгое время выполняла функции одной из рядовых цитаделей-крепостей, покуда надобности в них окончательно не отпали. К концу XVIII столетия память об исторических заслугах города улетучилась окончательно. Отношение к Старой Ладоге оказалось весьма характерным для отношения к памятникам русской старины вообще. Подобное случалось и в Москве, и в Киеве, и во Владимире. Ведь это не анекдот, а историческая реальность, когда иконостас работы очень почитаемого и в те времена преподобного Андрея Рублева во Владимире был заменен на более торжественный, в стиле пышного классицизма. «Сделали красиво…», а Рублев в конце концов оказался на колокольне под дождем и снегом.

Рюриковские укрепления вокруг церкви Святого Георгия в Старой Ладоге.

Фотография С.М. Прокудина-Горского. 1909 г.

В Новой Ладоге, которая административно заменила Ладогу Старую, во второй половине XVIII века стоял Новоладожский полк. Его командир – выдающийся русский полководец Александр Васильевич Суворов историей не особенно интересовался. Его больше занимали проблемы войсковых учений. Для подготовки солдат к штурму крепостей он использовал… укрепления Старой Ладоги. Использовал, разумеется, в качестве вражеских, с применением всех тогдашних новейших способов ведения осады и штурма крепостей, включая артиллерию. Далеко не все древние постройки города выдержали натиск суворовских «чудо-богатырей», хотя и сооружались на совесть, а не как-нибудь…

Не отставали от Суворова и служители церкви. Вот что сообщал о состоянии исторических памятников, описанных в настоящей книге, граф Алексей Константинович Толстой – великий русский поэт, драматический и исторический писатель, знаток и почитатель отечественной старины, глубоко верующий человек, что важно отметить. Сообщал достаточно регулярно своему другу детства и постоянному корреспонденту, которого обыкновенно звал просто Сашей. По счастью для русских древностей, Саша по совместительству оказался еще и императором Всероссийским Александром II Освободителем. Однако последствия даже из этого обстоятельства для памятников отечественной старины проистекали не всегда благоприятные. Находилось немало цивилизованных способов послать Самодержца, равно как и желающих сохранить древности… Читатель, надеюсь, сам догадается, как далеко и уж точно что надолго…

«Ваше Величество!

Вследствие нового жестокого приступа моей болезни я несколько дней не был в состоянии двигаться и так как еще и сейчас не могу выходить, то лишен возможности лично довести до сведения Вашего Величества следующий факт: профессор Костомаров, вернувшись из поездки с научными целями в Новгород и Псков, навестил меня и рассказал, что в Новгороде затевается неразумная и противоречащая данным археологии реставрация древней каменной стены, которую она испортит. Кроме того, когда великий князь Михаил высказал намерение построить в Новгороде церковь в честь своего святого, там, вместо того чтобы просто исполнить это его желание, уже снесли древнюю церковь святого Михаила, относившуюся к XIV веку. Церковь святого Лазаря, относившуюся к тому же времени и нуждавшуюся только в обычном ремонте, точно так же снесли. Во Пскове в настоящее время разрушают древнюю стену, чтобы заменить ее новой в псевдостаринном вкусе. В Изборске древнюю стену всячески стараются изуродовать ненужными пристройками. Древнейшая в России Староладожская церковь, относящаяся к XI веку (!!!), была несколько лет тому назад изувечена усилиями настоятеля, распорядившегося отбить молотком фрески времен Ярослава, сына святого Владимира, чтобы заменить их росписью, соответствующей его вкусу…

Когда спрашиваешь у настоятелей, по каким основаниям производятся все эти разрушения и наносятся все эти увечья, они с гордостью отвечают, что возможность сделать все эти прелести им дали доброхотные датели, и с презрением прибавляют: «О прежней нечего жалеть, она была старая!» И все это бессмысленное и непоправимое варварство творится по всей России на глазах и с благословения губернаторов и высшего духовенства. Именно духовенство отъявленный враг старины, и оно присвоило себе право разрушать то, что ему надлежит охранять, и насколько оно упорно в своем консерватизме и косно по части идей, настолько оно усердствует по части истребления памятников.

Полуфигура Христа. Фреска Георгиевской церкви в Старой Ладоге

Храм Покрова на Нерли во время разлива

Что пощадили татары и огонь, оно берется уничтожить…

Государь, я знаю, что Вашему Величеству не безразлично то уважение, которое наука и наше внутреннее чувство питают к памятникам древности, столь малочисленным у нас по сравнению с другими странами. Обращая внимание на этот беспримерный вандализм, принявший уже характер хронического неистовства, заставляющего вспомнить о византийских иконоборцах, я, как мне кажется, действую в видах Вашего Величества, которое, узнав обо всем, наверное, сжалится над нашими памятниками старины и строгим указом предотвратит опасность их систематического и окончательного разрушения…»

К этому стоит прибавить и такой «милый» исторический факт – только отсутствие финансов не позволило пустить на щебень одну из самых поэтичных жемчужин русской архитектуры – церковь Покрова на Нерли.

А будь бывший стольный град Владимир чуть побогаче, вполне мог бы найтись меценат-благодетель из «ухарей-купцов»…

Справедливости ради следует сказать, что и в среде православного духовенства имелось определенное число просвещенных деятелей, активно исследовавших и сохранявших по мере возможностей, весьма скромных, церковную старину. К ним можно отнести, к примеру, архимандрита Леонида (Кавелина).

В 1863 году было создано Императорское Московское археологическое общество, которое разогнали только большевики. Общество имело весьма куцые права в области сохранения исторического наследия, но шустрое на «поновление» старины купечество вкупе с благодушным духовенством побаивалось его председателей – семейную пару графов Уваровых, особенно Прасковью Сергеевну. Недаром не посмел подступиться к ней влюбленный граф Лев Николаевич Толстой – он чувствовал женщин, которые сильнее его, а что уж говорить о сословии купцов-меценатов.

Император Александр II подарил Археологическому обществу палаты дьяка Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной Москвы-реки, а император Александр III, сам бывший вполне профессиональным историком, выделил 10 тысяч рублей из личных средств на издание трудов…

Многое удалось спасти обществу. Так, даже московские купцы-толстосумы не смогли по собственному желанию обстроить лавками или окончательно снести древнюю стену Китай-города, а также провести линию трамвая непосредственно посередине Красной площади – графиня Уварова не позволила. Сохранилось немало жалоб и провинциальных деятелей разного уровня на то, что Археологическое общество не дозволяет «немного улучшить и украсить» памятники местной старины. Понятно, что общество не пришлось к большевистскому двору, и органы НКВД разогнали его задолго до приснопамятного 1929 года, когда канули в Лету многие вполне невинные с идеологической точки зрения общественные объединения.

Составной частью Археологического общества была образованная в 1909 году комиссия «Старая Москва». Ей повезло несколько больше, и она смогла просуществовать в Советской России вплоть до начала 1930 года. Последний доклад на его заседании должен был сделать молодой библиотекарь Виктор Васильевич Сорокин. Он и сделал его в восстановленной при Государственной публичной исторической библиотеке России «Старой Москве» день в день, но ровно 60 лет спустя. К сожалению, об общественных успехах в сохранении памятников отечественной старины в начале XXI века лучше умолчать.

mybook.ru

Четыре столицы Древней Руси. Старая Ладога, Новгород, Киев, Владимир. Легенды и памятники (Е. Нелидова)

© ООО «Издательство АСТ»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Переиздание книги Е. Нелидовой «Русь в ее столицах» посвящается 1150-й годовщине российской государственности, отмечаемой в 2012 году.

В 1862 году Российская империя торжественно отметила тысячелетнюю годовщину своей государственности. По этому случаю в одной из прежних столиц страны – Новгороде Великом – был сооружен великолепный многофигурный памятник Тысячелетию России. 80 лет спустя, во время Великой Отечественной войны немцы разобрали его на части, дабы увезти в Германию на переплавку, словно бы признавая некоторую историческую ошибочность сооружения монумента. На самом деле немцам во время войны банально не хватало металла, к тому же к СССР, равно как и к России и ее истории они питали самую искреннюю ненависть, а памятник служил великолепным зримым символом величия русской истории… Ведь его не рискнули уничтожить даже большевики, к отечественной старине тоже не питавшие особой привязанности.

Именно немцам, точнее немецким историкам, служившим в России на рубеже XVIII–XIX столетий, принадлежит сомнительная честь определения памятной даты тысячелетия Руси. На самом деле 862 год по Рождестве Христовом отмечен всего лишь приглашением на Русь князя-варяга Рюрика. Это скромное по историческим меркам событие – наем очередного стороннего специалиста-менеджера, выражаясь современным языком, – позволило немцам подвести базу для своей пресловутой норманнской теории. Основной ее смысл заключался в том, что русские-де не могли сами справиться ни с населением, ни с территорией страны, правильно ее организовать – говоря проще, были дебилами, и только цивилизованные европейцы смогли все устроить на Руси как полагается, да и то ненадолго.

Богоматерь Нерушимая Стена.

Мозаика Киевского собора Святой Софии

На самом деле история Руси к этому периоду насчитывала уже не первое тысячелетие, но то была бесписьменная история, история, от которой не сохранилось документальных источников, а иные свидетельства вроде огромного числа небольших городков-крепостей, археологических и иных материальных памятников в расчет намеренно не брались. Обнаруженные на рубеже ХIХ – ХХ столетий рунические письменные источники, как предполагается, насчитывающие более тысячи лет, по сию пору вызывают такие большие споры и сомнения, что пользоваться ими приходится с большой долей осторожности, цитируя преимущественно в сугубо научных публикациях, и то с большими оговорками.

К тому же пресловутая норманнская теория оказалась очень удобной для продворянски настроенных историков и генеалогов, вьющих лавровые венки для дворянских родословных деревьев. Для них важнейшим фактором стало происхождение сиятельных родов отечественной знати первой величины исключительно от князя Рюрика, как будто бы имевшиеся до него правители Руси на протяжении нескольких столетий не обладали соответствующими органами и размножались исключительно почкованием и выдающихся потомков не оставили. Немало сил потратили русские историки, начиная с великого Сергея Михайловича Соловьева, на разоблачение норманнской теории, но победа над норманнистами и сейчас иногда кажется призрачной. Достаточно открыть сочинения иных современных генеалогов из бывших инженеров и энергетиков…

Все течет, все изменяется. Как ни удивительно, но эта прописная истина имеет отношение не только ко всей многовековой истории России, но и к истории столиц нашей страны. Менялись экономические, политические и иные условия существования государства, а с ними вместе менялись и центры притяжения экономических, политических и иных сил страны, менялись столицы – и древней Руси, и Российской империи, и страны Советов. Самая громкая замена разумеется, связана с основанием на берегах Невы «града Петра» и затем возвращением столицы уже большевистской России на берега Москвы-реки, но столь важное событие, по понятным причинам, не нашло отражения на страницах этой книги.

Прибыв на русское княжение в 862 году по Рождеству Христову, Рюрик высадился отнюдь не на пустынный берег Ладожского озера. Здесь уже имелась мощная система городов-крепостей, позволявшая сдерживать завоевательные походы «добрых соседей». Было хорошо развито производство – гончарное, металлургическое. Не требовало современного «импортозамещения» сельское хозяйство, проще говоря – выращивали и потребляли все свое. Одевались в одежду и обувь собственного производства. Их делали из собственного, а не привозного сырья. При этом внутри российские экономические связи развивались вполне успешно – Древнюю Русь объединял хорошо поставленный товарообмен. В стране имелось сравнительно немного хороших дорог в их более или менее современном понимании, но вполне надежными путями сообщений служили реки, тогда еще очень полноводные и рыбой чрезвычайно обильные…

Каналов между реками славяне, разумеется, не копали, но существовала развитая система волоков, соединявших водные пути. Так что Москва стала «портом пяти морей» задолго до того, как «великий вождь и учитель народов земли» опоясал ее системой каналов. Кстати, волоки – своеобразные перекрестки водных дорог – часто становились и местами зарождения будущих городов. Таких волоков имелось несколько в ближайших окрестностях того места, где впоследствии суждено было появиться и граду Москве – первоначально в виде небольшого городка-крепости, о будущих столичных функциях которого, разумеется, еще никто не мог и помыслить. Тогда столица располагалась совсем в ином месте…

730 год принято считать датой основания Старой Ладоги – одного из древнейших городов России и первой ее столицы. Князь Рюрик после 862 года провел тут совсем немного времени, перенеся свою столицу-резиденцию в «господин Великий Новгород», какового тогда в природе еще не существовало – имелось только место, которое начало активно осваиваться и застраиваться.

Старая Ладога долгое время выполняла функции одной из рядовых цитаделей-крепостей, покуда надобности в них окончательно не отпали. К концу XVIII столетия память об исторических заслугах города улетучилась окончательно. Отношение к Старой Ладоге оказалось весьма характерным для отношения к памятникам русской старины вообще. Подобное случалось и в Москве, и в Киеве, и во Владимире. Ведь это не анекдот, а историческая реальность, когда иконостас работы очень почитаемого и в те времена преподобного Андрея Рублева во Владимире был заменен на более торжественный, в стиле пышного классицизма. «Сделали красиво…», а Рублев в конце концов оказался на колокольне под дождем и снегом.

Рюриковские укрепления вокруг церкви Святого Георгия в Старой Ладоге.

Фотография С.М. Прокудина-Горского. 1909 г.

В Новой Ладоге, которая административно заменила Ладогу Старую, во второй половине XVIII века стоял Новоладожский полк. Его командир – выдающийся русский полководец Александр Васильевич Суворов историей не особенно интересовался. Его больше занимали проблемы войсковых учений. Для подготовки солдат к штурму крепостей он использовал… укрепления Старой Ладоги. Использовал, разумеется, в качестве вражеских, с применением всех тогдашних новейших способов ведения осады и штурма крепостей, включая артиллерию. Далеко не все древние постройки города выдержали натиск суворовских «чудо-богатырей», хотя и сооружались на совесть, а не как-нибудь…

Не отставали от Суворова и служители церкви. Вот что сообщал о состоянии исторических памятников, описанных в настоящей книге, граф Алексей Константинович Толстой – великий русский поэт, драматический и исторический писатель, знаток и почитатель отечественной старины, глубоко верующий человек, что важно отметить. Сообщал достаточно регулярно своему другу детства и постоянному корреспонденту, которого обыкновенно звал просто Сашей. По счастью для русских древностей, Саша по совместительству оказался еще и императором Всероссийским Александром II Освободителем. Однако последствия даже из этого обстоятельства для памятников отечественной старины проистекали не всегда благоприятные. Находилось немало цивилизованных способов послать Самодержца, равно как и желающих сохранить древности… Читатель, надеюсь, сам догадается, как далеко и уж точно что надолго…

«Ваше Величество!

Вследствие нового жестокого приступа моей болезни я несколько дней не был в состоянии двигаться и так как еще и сейчас не могу выходить, то лишен возможности лично довести до сведения Вашего Величества следующий факт: профессор Костомаров, вернувшись из поездки с научными целями в Новгород и Псков, навестил меня и рассказал, что в Новгороде затевается неразумная и противоречащая данным археологии реставрация древней каменной стены, которую она испортит. Кроме того, когда великий князь Михаил высказал намерение построить в Новгороде церковь в честь своего святого, там, вместо того чтобы просто исполнить это его желание, уже снесли древнюю церковь святого Михаила, относившуюся к XIV веку. Церковь святого Лазаря, относившуюся к тому же времени и нуждавшуюся только в обычном ремонте, точно так же снесли. Во Пскове в настоящее время разрушают древнюю стену, чтобы заменить ее новой в псевдостаринном вкусе. В Изборске древнюю стену всячески стараются изуродовать ненужными пристройками. Древнейшая в России Староладожская церковь, относящаяся к XI веку (!!!), была несколько лет тому назад изувечена усилиями настоятеля, распорядившегося отбить молотком фрески времен Ярослава, сына святого Владимира, чтобы заменить их росписью, соответствующей его вкусу…

Когда спрашиваешь у настоятелей, по каким основаниям производятся все эти разрушения и наносятся все эти увечья, они с гордостью отвечают, что возможность сделать все эти прелести им дали доброхотные датели, и с презрением прибавляют: «О прежней нечего жалеть, она была старая!» И все это бессмысленное и непоправимое варварство творится по всей России на глазах и с благословения губернаторов и высшего духовенства. Именно духовенство отъявленный враг старины, и оно присвоило себе право разрушать то, что ему надлежит охранять, и насколько оно упорно в своем консерватизме и косно по части идей, настолько оно усердствует по части истребления памятников.

Полуфигура Христа. Фреска Георгиевской церкви в Старой Ладоге

Храм Покрова на Нерли во время разлива

Что пощадили татары и огонь, оно берется уничтожить…

Государь, я знаю, что Вашему Величеству не безразлично то уважение, которое наука и наше внутреннее чувство питают к памятникам древности, столь малочисленным у нас по сравнению с другими странами. Обращая внимание на этот беспримерный вандализм, принявший уже характер хронического неистовства, заставляющего вспомнить о византийских иконоборцах, я, как мне кажется, действую в видах Вашего Величества, которое, узнав обо всем, наверное, сжалится над нашими памятниками старины и строгим указом предотвратит опасность их систематического и окончательного разрушения…»

К этому стоит прибавить и такой «милый» исторический факт – только отсутствие финансов не позволило пустить на щебень одну из самых поэтичных жемчужин русской архитектуры – церковь Покрова на Нерли.

А будь бывший стольный град Владимир чуть побогаче, вполне мог бы найтись меценат-благодетель из «ухарей-купцов»…

Справедливости ради следует сказать, что и в среде православного духовенства имелось определенное число просвещенных деятелей, активно исследовавших и сохранявших по мере возможностей, весьма скромных, церковную старину. К ним можно отнести, к примеру, архимандрита Леонида (Кавелина).

В 1863 году было создано Императорское Московское археологическое общество, которое разогнали только большевики. Общество имело весьма куцые права в области сохранения исторического наследия, но шустрое на «поновление» старины купечество вкупе с благодушным духовенством побаивалось его председателей – семейную пару графов Уваровых, особенно Прасковью Сергеевну. Недаром не посмел подступиться к ней влюбленный граф Лев Николаевич Толстой – он чувствовал женщин, которые сильнее его, а что уж говорить о сословии купцов-меценатов.

Император Александр II подарил Археологическому обществу палаты дьяка Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной Москвы-реки, а император Александр III, сам бывший вполне профессиональным историком, выделил 10 тысяч рублей из личных средств на издание трудов…

Многое удалось спасти обществу. Так, даже московские купцы-толстосумы не смогли по собственному желанию обстроить лавками или окончательно снести древнюю стену Китай-города, а также провести линию трамвая непосредственно посередине Красной площади – графиня Уварова не позволила. Сохранилось немало жалоб и провинциальных деятелей разного уровня на то, что Археологическое общество не дозволяет «немного улучшить и украсить» памятники местной старины. Понятно, что общество не пришлось к большевистскому двору, и органы НКВД разогнали его задолго до приснопамятного 1929 года, когда канули в Лету многие вполне невинные с идеологической точки зрения общественные объединения.

Составной частью Археологического общества была образованная в 1909 году комиссия «Старая Москва». Ей повезло несколько больше, и она смогла просуществовать в Советской России вплоть до начала 1930 года. Последний доклад на его заседании должен был сделать молодой библиотекарь Виктор Васильевич Сорокин. Он и сделал его в восстановленной при Государственной публичной исторической библиотеке России «Старой Москве» день в день, но ровно 60 лет спустя. К сожалению, об общественных успехах в сохранении памятников отечественной старины в начале XXI века лучше умолчать.

Две войны и революции, пронесшиеся над страной в первой половине ХХ столетия, нанесли немалый урон древностям всех столиц Руси. Методическому уничтожению исторического наследия страны посвящено немало специальных изданий. Столетней давности книга Е. Нелидовой «Русь в ее столицах» стала не просто рассказом об исторических событиях, но и своеобразным путеводителем по исчезнувшим памятникам.

Возросший интерес к историческому прошлому России весьма содействовал появлению к началу 1970-х годов системы комплексных музеев-заповедников в исторических городах СССР. Статус музея-заповедника позволяет более или менее прочно сохранять большую часть городской территории от разрушения, тем более что многие из древних городов по сию пору раскопаны археологами едва наполовину, а то и меньше.

В 1971 году в Старой Ладоге был открыт Государственный краеведческий музей, обретший к середине 1990-х статус музея-заповедника. Былые руины исторических укреплений крепости постепенно восстанавливаются, проводятся большие археологические раскопки. Эти работы позволят не только сделать Старую Ладогу привлекательным туристическим объектом, но и раскрыть многие загадки старого города, особенно его подземной части. Бывшая столица теперь, кстати, административно числится селом или сельским поселением…

Новгород, Псков, Изборск и другие города северо-запада Древней Руси теперь тоже обрели заповедный статус. Новгородские раскопки, на которых вот уже более полувека работает специальная археологическая экспедиция, дали сенсационные результаты. Главный среди них – собрание берестяных грамот, свидетельствующих о широком распространении грамоты среди простого городского населения. Грамоты найдены также в других исторических городах России и даже в Москве, благо береста прекрасно сохраняется на протяжении столетий во всяком грунте. Об этом читатель может узнать из увлекательной книги историка и археолога В.Л. Янина «Я послал тебе бересту».

Киевская Русь, Киев – мать городов русских – вроде бы давно перевернутая страница истории Отечества; красивая, величественная, но – перевернутая. Однако события конца ХХ столетия, к большому сожалению, показали всю актуальность этой темы. Е. Нелидова в своем очерке о Киеве излагает «прогрессивные» исторические взгляды начала ХХ столетия, которые не в последнюю очередь привели после октября 1917 года к созданию очередной «самостийной Украины». Наука история, которая, как известно, никого и ничему не учит, наверное, покажет, во что оборачивается «незалежность» в наши дни.

Археологическая история Киева, насчитывающая уже не одно столетие, находится сейчас на подъеме. Исследованиям киевских древностей посвящена обширная литература. Большие споры в научных кругах вызвала реставрация, а точнее, восстановление древних киевских Золотых ворот, выполненная с использованием ближайшего аналога – Золотых ворот Владимира. На самом деле реставрация показала не только техническую возможность, но и реальную перспективу восстановления частей древнего Киева, органическое вживление таких исторических реконструкций в ткань современного города.

В начале ХХ столетия на пышных холмах высокого берега Клязьмы уютно располагался небольшой провинциальный городок Владимир – губернский центр. Огороды и вишневые сады составляли главное украшение его улиц. Немногое напоминало о былом столичном величии города, и немногие вспоминали об этом.

Однако нельзя сказать, что Владимир был совершенно забыт высшими властями, подобно Старой Ладоге. Русские цари и императоры регулярно навещали былую столицу, приказывали здесь кое-что поновить, а позднее и отреставрировать. Особенно способствовал этому император Николай 1, искренне любивший и гордившийся отечественной стариной. Другое дело, что реставрационная наука, наука сохранения исторического наследия, пребывала в то время в самом зачаточном состоянии. Это обстоятельство привело к некоторым печальным ошибкам, но важнее стало другое – «поновители» постепенно начали восприниматься в качестве губителей, а не «спасителей» русской старины.

При большевиках Владимир утратил даже свой былой губернский статус, превратившись в районный центр Ивановской промышленной области. Соответствующим образом смотрели власти и на владимирские древности. Для их полного сноса недоставало только полновесного финансирования.

Во Владимирском крае живет такая легенда. Как-то раз, уже после войны, Суздаль посетил один из представителей рода Ротшильдов. Иностранную фамилию иной раз называют другую, что не особенно меняет суть дела. Суздаль, где буквально каждый камень наполнен древней историей, тогда представлял собою некое подобие только что оставленного врагом-разрушителем города. Древности лежали в руинах, хотя немецкие фашисты побывали здесь исключительно в качестве военнопленных. Ротшильд обратился к властям восстановленной в 1944 году Владимирской области с предложением сдать ему в аренду Суздаль на сто лет. Обещал платить хорошую арендную плату и все отреставрировать. Иностранному гостю отказали, но и сами власти взялись за ум.

К концу хрущевской «оттепели», когда осуществлялись последние массовые сносы владимирских храмов, начался медленный процесс восстановления исторических городов Владимирщины. Был создан Владимиро-Суздальский музей-заповедник, ставший одним из крупнейших и самых посещаемых музеев русской провинции. Вереницы автобусов с советскими и иностранными туристами буквально брали в осаду исторические города туристического Золотого кольца. Оказалось, что история не только в Европе может приносить весьма ощутимый доход в бюджеты как местные, так и всей страны.

Печальные 1990-е годы основательно умерили туристический поток в Центральной России. На владимирские красоты стало возможно взглянуть без привычных туристических толп. Стоя возле древнего Димитриевского собора, мне не раз довелось почувствовать ту головокружительную красоту, которой много столетий тому назад восхищались жители древнего Киева, когда впервые побывали на высоком берегу Клязьмы, когда выбирали место для нового города, для новой столицы. Старый Владимир как никакой другой город России позволяет ощутить неразрывную связь времен, цепь истории, каковой соединены все прежние и нынешняя столица нашей прекрасной Родины – России.

* * *

К началу ХХ столетия в России активно складывалась система учебных книг – не только непосредственно учебников, но и дополнительных изданий, предназначенных для домашнего чтения. «Русь в ее столицах» – одна из таких книг. Министерством народного просвещения издание было отмечено и «внесено в список книг, заслуживающих внимания при пополнении бесплатных народных читален и библиотек».

Е. Нелидова, автор книги, которую держит в руках читатель, принадлежала всего лишь к скромным историкам-популяризаторам, а не теоретикам науки, чьи работы оказались обращены преимущественно к учащейся молодежи. Взгляды автора, в том числе и антинорманнские, вполне объективны, хотя отражают не только общее состояние, но и серьезную борьбу взглядов русской исторической мысли начала ХХ века, которая имела место ровно сто лет тому назад. Отголоски этой борьбы можно наблюдать и по сей день.

К сожалению, найти какие-либо достоверные сведения о самой Е. Нелидовой оказалось практически невозможно – ее имя отсутствует в самых подробных словарях отечественных литераторов и переводчиков, хотя шанс обнаружить некоторые подробности жизни автора «Руси в ее столицах» еще есть. По образованию и кругу литературных занятий она принадлежала к Петербургу. К началу ХХ столетия в Северной столице была выстроена неплохая система высшего женского образования. Выпускницы высших женских учебных заведений имели неплохой шанс заниматься конкретным делом, а не сидеть дома на шее у мужа.

Нелидова, судя по библиографии, много и удачно переводила произведения европейских писателей, публиковалась в различных петербургских издательствах. Видимо, «Русь в ее столицах» осталась единственной самостоятельной работой автора. Фамилия Нелидовой в каталоге Российской национальной библиотеки встречается только единожды, в связи с «Русью».

По некоторым сведениям, она входила в круг знакомых писателя-демократа Владимира Галактионовича Короленко. После революции ее имя исчезает из литературного процесса навсегда. О причинах остается только догадываться, хотя – как знать, вдруг где-нибудь в частных руках найдутся ее мемуары или иные сочинения. Кстати, подробный указатель персональных фондов в отечественных архивохранилищах фамилии Нелидовой не упоминает.

Со времени создания «Руси в ее столицах» прошло целое столетие. За это время отечественная историческая наука накопила немало новых данных. Во всех четырех городах, исполнявших столичные функции Руси и описанных в книге, проводились большие археологические раскопки и исследовательские реставрационные работы на сохранившихся памятниках, которые частью опровергли, но по большей части подтвердили и дополнили изложенные автором исторические сведения.

Если об авторе «Руси» сведения имеются самые приблизительные, то вот об издательстве, которое выпустило книгу, можно сказать многое. В советское время говорить полагалось преимущественно плохое. Сейчас времена и мнения вроде бы несколько изменились.

Создатель издательства «Товарищество А.С. Суворина – “Новое время”» – Алексей Сергеевич Суворин (1834–1912) родился в доме под соломенной крышей в селе Коршево Бобровского уезда Воронежской губернии. Большую часть жизни прожил в Петербурге, который искренне не любил и откуда частенько сбегал отдохнуть душой и телом в любимую Москву. Начинал Суворин полунищим учителем. Умер Суворин миллионером, заработав деньги собственным неустанным трудом, в том числе и писательским. У него имелось издательство, крупнейшая национальная газета «Новое время» и даже Суворинский театр. Алексей Сергеевич был не только большим поклонником театра, но и вполне приличным драматургом. К тому же его единственная дочка Анастасия Алексеевна наивно полагала себя актрисой, что при больших деньгах отца некоторыми поддерживалось.

Алексей Сергеевич Суворин. Фотография

Суворина ругали и при жизни, и по смерти. Иногда справедливо, но вот чего никак нельзя отнять у Алексея Сергеевича, так это его пристрастия к учебной книге для массового читателя – сказывалась учительская закваска. В издательском репертуаре Суворина учебная книга, книга научно-популярного жанра занимала почетное место. Издания эти не приносили большого дохода, но небольшая цена очень способствовала их широкому распространению по стране солидными тиражами, при которых каждая копейка прибыли с книжки оборачивалась общим тысячным доходом.

«Русь» Нелидовой была издана уже после смерти Алексея Сергеевича, когда у руля его дела встал сын Алексей Алексеевич (писавший под псевдонимом Алексей Порошин), продолжавший общее направление отца, хотя идейно они частенько расходились, в полном согласии с тургеневской теорией «Отцов и детей». Суворинское «Новое время» по-прежнему пользовалось большим политическим влиянием. Не случайно большевики ликвидировали «Новое время» среди первых буржуазных газет. Суворин-младший пытался продолжить издательскую деятельность в эмиграции, но с исчезновением денег интерес к ней в эмигрантских кругах быстро иссяк. Влиять оказалось не на кого.

* * *

Во все времена всякую учебную книгу издатели непременно хотели наполнить иллюстрациями – столь любимыми детьми да и взрослыми картинками. В издании Суворина все брошюры цикла сопровождались 16 рисунками в тексте и иногда одной картой. 24 рисунка пришлось только на Киев. При подготовке переиздания книги были сохранены все карты. Большая часть оригинальных старых иллюстраций оказались на самом деле простыми почтовыми открытками, очень популярными не только в те давние времена. К сожалению, полиграфическое качество воспроизводства иллюстраций в издании начала ХХ столетия было далеко не на высоте – сказывались относительно большие тиражи и невозможность при этом работы с деревянными клише. Поэтому при подготовке переиздания книги редакция сочла возможным заменить основную часть иллюстративного ряда аналогичными изображениями этих же объектов, преимущественно старыми открытками, фотографиями и гравюрами. Введено также несколько современных видов описанных памятных мест. Само же количество иллюстраций в книге возросло почти в три раза по сравнению с оригинальным изданием.

В начале ХХ столетия большое путешествие по Центральной России предпринял Сергей Михайлович Прокудин-Горский – создатель русской цветной фотографии, выдающийся фотограф-художник. Его снимки, также воспроизведенные в книге, относятся преимущественно к 1909 году, поэтому в подрисуночных подписях они не датируются. Читателю стоит взглянуть в Интернете на цветное воспроизведение этих работ, осуществленное по авторским негативам, хранящимся в Библиотеке Конгресса США, куда они эмигрировали вместе с Сергеем Михайловичем после событий октября 1917 года. Цвет такой чистоты и насыщенности не дают даже современные цифровые камеры, а ведь Прокудин ухитрялся снимать даже цветное кино, первое в России, поставив одновременно три камеры с разными цветными фильтрами.

Воспроизведенные в книге открытки датируются преимущественно 1910-ми годами. Исключение составляют виды исторических мест Киева. Это не совсем открытки, это тиражные фотографии близкого к открыточному формата, выпускавшиеся в 1870 году, когда открыток в привычном нам виде еще не существовало.

Каждая из четырех частей настоящей книги первоначально издавалась в виде небольшой отдельной брошюры, и теперь, собранные все вместе, они представляют немалую библиографическую ценность. Предпринимавшиеся было попытки их переиздания то одним, то тремя выпусками – обычно без Владимира – свидетельствуют о том, что старые учебные книги на самом деле живут совсем недолго, а их полные комплекты имеются только в крупнейших библиотеках страны.

Текст приводится по изданиям:

Нелидова Е. Русь в ее столицах. I. Старая Ладога. СПб., 1912

Нелидова Е. Русь в ее столицах. II. Новгород. СПб., 1913

Нелидова Е. Русь в ее столицах. III. Киев. Петроград, 1915

Нелидова Е. Русь в ее столицах. IV. Владимир. Петроград, 1916

А.В. Буторов

kartaslov.ru

Старая Ладога. Первая столица России

Ныне это даже не город, а село Волховского района Ленинградской области, правда с богатой и древней историей - Старой Ладоге немного-немало 1250 лет. Если быть более точным, уже 1257. Юбилей, так широко разрекламированный властями, село праздновало в 2003 году. А рекламировать то есть что. Именно сюда, в Ладогу, в 862 пришёл княжить на Русь Рюрик. Здесь было положено начало Русскому государству, и Ладога по праву может именоваться первой столицей России.Старая Ладога. Первая столица России

В небольшом селе сохранилось довольно много интересного: 3 монастыря, крепость и несколько церквей. Пройдём по селу, поподробнее остановившись у наиболее интересных исторических памятников и не только. Желающим более подробно ознакомиться с историей Старой Ладоги, могу посоветовать этот сайтСтарая Ладога. Первая столица РоссииМы на местеСтарая Ладога. Первая столица РоссииГостю села не позабудут напомнить о возрасте Старой Ладоги. На самом деле, поселения выходцев из Северной Европы были основаны здесь гораздо раньше, и место было издревле обжитым. Живших здесь скандинавов захватили словены, а позже сюда пришли варяги. Примерно в 870-е гг. в Старой Ладоге была построена первая крепость. Кстати, жители города, сами того не думая, положили основу русскому государству - в одном из вариантов толкования «Повести временных лет» ладожане в 862 году в целях защиты своих земель от набегов пригласили на княжение варяга Рюрика: "И придоша к словенем первое и срубиша город Ладогу[7] и седее старейшин в Ладоге Рюрик"Старая Ладога. Первая столица РоссииМы стоим на высоком берегу Волхова. На дальнем плане как раз курганы - места первых жителей города Ладога, скандинавов, времён, когда еще мимо города пролегал путь "Из варяг в греки". Кстати казалось бы славянское слово "Ладога" имеет скандинавские корни: слово происходит от — Альдейгья (Aldeigja), предполож. от древне-финск. *Alode-jogi — «нижняя река»Старая Ладога. Первая столица РоссииВид на курганы открывается от бывшего Иоанновского монастыря, от которого ныне сохранилась церковь Иоанна Предтечи 17го века. Храм реставрируется, рабочие на лесах в разговоре обильно матерятся. Вот он, российский уклад: восстанавливаем духовное с матом на устахСтарая Ладога. Первая столица РоссииОтсюда же, с монастырского холма открывается вид на село. Городом Ладога перестала быть в 1703 году, когда царь Пётр переселил многих жителей в устье Волхова и назвал поселение Новой Ладогой - государству был нужен флот и люди, обслуживающие верфи. Бывший город Ладога стал после этого именоваться Старой Ладогой, запустел и превратился в селоСтарая Ладога. Первая столица РоссииСтарая Ладога. Первая столица РоссииСтарая Ладога. Первая столица РоссииМы в Успенском монастыре. Сердце обители - Успенская церковь - по возрасту может вполне соперничать с городом. Ей 900 лет. Архитектура её напоминает новгородскую, а вокруг образовался немалый культурный слойСтарая Ладога. Первая столица РоссииЗдесь же в монастыре довольно милый взору колодец со святой водойСтарая Ладога. Первая столица РоссииДальше я, при всём уважении к духовному, перестал воспринимать Успенский монастырь всерьёз, он стал казаться неким зоопарком, в котором животных возводят в какой-то прибожественный культ, при это поднося всё на уровне детского сада. Здесь коты чувствуют себя как домаСтарая Ладога. Первая столица РоссииВы же можете еще более улучшить положение мурок и барбосов. Увидев эту табличку, еле сумел сдержаться от смеха - на многое видел пожертвования, но на такое впервые , а глиняные кошки напоминают культовый фильм "Операция "Ы" и фразу, советующую на чём тренироватьсяСтарая Ладога. Первая столица РоссииВот и Бобику тоже неплохо. Нет-нет, на нём не тренировались, просто отчего не погреться в лучах солнышка. Правда сначала может показаться, что пожертвований ему на косточки явно не хватило и он.. однако не будем о грустномСтарая Ладога. Первая столица РоссииГлядя на монастырских кур и видя табличку, отчего-то ловишь себя на мысли, что их только солью и кормилиСтарая Ладога. Первая столица РоссииА мы оставим Успенский монастырь и пройдём дальше, к Староладожской крепостиСтарая Ладога. Первая столица РоссииЧерез несколько минут мы у цели. Нас встречают Воротная и Климентовская башни. Я всегда представлял сию крепость наподобие Шлиссельбургской, однако тут мне пришлось слегка разочароваться - территория маленькая, а представленные на картинке башни - единственные не разрушенныеСтарая Ладога. Первая столица РоссииЗайдём внутрьСтарая Ладога. Первая столица РоссииСначала полюбуемся сердцем крепости - Георгиевским собором XII века. Церковь приятна лишь снаружи, внутри смотреть оказалось по сути говоря нечего - блёклые фрески меня не впечатлили, и на одевание-снятие бахил при входе в храм ушло больше времени, чем на нахождение тамСтарая Ладога. Первая столица РоссииПоднимемся на стеныСтарая Ладога. Первая столица России

Понимаю с точки зрения коммерции, но не с точки зрения истории тех, кто восстанавливает Староладожскую крепость. Сразу вспомнилась Йошкар-Ола, где местные власти возводят в центре города кремль из красного кирпича (правильно, не построили в 16м веке, построим сейчас, разница-то). Стоя на строящихся стенах крепости, ощущаешь себя посадником Павлом, в 1116 году заложившем здесь дошедшую до нас крепость по указанию новгородского князя Мстислава Владимировича. Из 5 шведских атак крепость устояла 3 раза. Видимо и сейчас враг не дремлетСтарая Ладога. Первая столица РоссииСо стен открывается неплохая панорама ВолховаСтарая Ладога. Первая столица РоссииПолюбуемся сохранившейся Климентовской..Старая Ладога. Первая столица России..и Воротной башнями изнутри крепости. БОльшее пока не построили)Старая Ладога. Первая столица РоссииДеревянная Дмитровская церковьСтарая Ладога. Первая столица РоссииМожно полазить по стенам. Вернее, по тому, что осталось от стен. Выглянуть наружу...Старая Ладога. Первая столица России..и найти несколько ракурсов Георгиевского собора..Старая Ладога. Первая столица РоссииСтарая Ладога. Первая столица России..потом уже выйти наружу,  на берег речки Елены (Ладожки). Когда-то она была судоходной - в одном из штурмов, предпринятом шведами, вокруг крепости разместились 55 неприятельских судна..Старая Ладога. Первая столица России..снять парадный вид крепости и пойти дальше Старая Ладога. Первая столица России

Старая Ладога. Первая столица РоссииА дальше у нас по пути Никольский монастырь, расположенный также на берегу Волхова. Обитель основана св. Александром Невским после победоносного сражения со шведами в Невской битве в устье реки Ижоры и посвящена имени св. Николая Чудотворца. Табличка на воротах сообщает, что в 2010 году монастырю исполнилось 700 лет.Старая Ладога. Первая столица РоссииПо внешнему виду похоже. Монастырь в таком состоянии, как будто вчера пережил бомбёжкуСтарая Ладога. Первая столица РоссииДревний Никольский собор хоть и в плачевном состоянии, но всё равно величественен и красивСтарая Ладога. Первая столица России

Территории обители. На этом мы заканчиваем своё общение со Старой ЛадогойСтарая Ладога. Первая столица России

alkulikov_87

venividi.ru

Старая Ладога первая столица Руси – Отдыхаем в России.

«Как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хазарам». Мало кто знает, что могила воспетого Пушкиным легендарного князя Олега, защитника Земли русской, находится в 150 километров от Гатчины, в селе Старая Ладога. Для всей российской истории это важнейшее место, именно сюда в 862 году прибыл князь Рюрик, чтобы править русскими землями. Здесь было положено начало династии Рюриковичей и всей нашей Державе. Здесь Вещим Олегом была основана Староладожская крепость. Старая Ладога стала колыбелью русского государства.

Добраться до Старой Ладоги можно через Волхов, оттуда идёт автобус. Если Вы отправляетесь из Санкт-Петербурга, то лучше ехать от станции метро «Девяткино» или «Дыбенко», либо железнодорожным транспортом, на электричке с Московского или Ладожского вокзала.

Археологи считают, что в самом большом кургане Старой Ладоги нашел свое последнее пристанище Вещий Олег. Мурашки по коже идут от одной только мысли о тех временах, когда жил Вещий Олег, когда отмстил он неразумных хазарам.  912 год, в это время на Руси еще не было ни одного каменного здания.

Старая Ладога фото

У Старой Ладоги уникальная судьба. Это сейчас она представляет собой маленькое село на высоком берегу Волхова. Городского статуса Ладогу лишил указ Петра I в 1704 году. Большой, по тем временам город, стал постепенно угасать и теперь нам уже сложно представить, что когда-то здесь кипела жизнь и творилась история.

Туристов в этих краях пока немного, поэтому если решите приехать сюда, то озадачьтесь гостиницей заранее. Цены на проживание приличные, порядка 2000 рублей за ночь. Старая Ладога идеальна для неспешных прогулок по берегу Волхова, который помнит самые ранние страницы истории нашей страны.

Старая Ладога фото2

Улица Варяжская

Впервые упоминается на рубеже XV-XVI веков, ее часто называют старейшей улицей России. По большому счёту, XVI век это формальность, археологи обнаружили здесь слои IX-X столетий. Один из раскопов в двух шагах от Варяжской, а рядом археологический музей. Его экспонаты расскажут о том, что когда-то Ладога было центром международной торговли. Здесь хранятся экспонаты разных эпох и стран: кусочки древних амфор, явно привезённые из Средиземноморья, арабские монеты дирхамы и серебряные германские динарии.

Улица Варяжская

Эквивалентом денег в те далекие времена были ракушки-каури, и даже элементы бус, которые открывают нам ещё одну тайну древней Ладоги. Этот город был сосредоточием высокоразвитых ремесел. Местные мастера почитались далеко за пределами русской земли. Археологические раскопки в Ладоге ведутся больше 100 лет. За это время, как утверждают исследователи, изучено всего 3% территории. Говорят что, самый богатый музей у туристов под ногами.

Успенский монастырь

Но, в основном, в Ладогу едут паломники. Здесь два прекрасных монастыря: мужской Никольский и женский Успенский, который был известен с 1156 года.

Говорят, Успенский собор самый древний из храмов домонгольского периода на северо-западе России. И, кстати говоря, сохранился собор в первозданном виде, а в историю монастырь вошел как место заточения жены Петра Великого, опальной царицы Евдокии Лопухиной. Она жила в скромном домике в  строжайших условиях. В обители тогда отменили все службы, и даже постриги, чтобы ни один незнакомый человек не появился на этой территории. Петр Первый, наверно, ее не любил, но жалел и очень часто сюда приезжал. А ещё Успенский монастырь славится своими пряниками, их в церковной лавке множество: медовые, имбирные, с орехами и джемом. Монастырь открыт для посещения каждый день с 9.00 до 19.00

Успенский собор Старая Ладога

Староладожская крепость

В Средние века город был крупным торговым портом, здесь проходил путь «из варяг в греки», который связывал северные и балтийские земли с Византией. И всё дело в реке Волхов, на которой стоит город. Именно эта река играла важнейшую роль в международной торговле.

На берегу величественного Волхова расположилась легендарная Староладожская крепость, одна из первых крепостей нашей страны. Те стены, что мы можем видеть сейчас, датируются XV столетием, но археологи обнаружили несколько предшественниц нынешней крепости, рекордных по своей давности.

Староладожская крепость

Первым здесь поставил крепость Рюрик, спустя короткое время, в конце IX века, крепость из плит на глине поставил князь Олег, сегодня она открыта. Третья крепость не менее важная, отмеченная летописью, ее поставил Мстислав Владимирович, сын Владимира Мономаха в 1114 году. Позже, став форпостом Московского государства, крепость была перестроена с учетом того, что в военных действиях стало активно применяться огнестрельное оружие.

Стены крепости, которые можно сейчас увидеть XV века. Воротная башня, это официальный вход в крепость, где были ворота, сейчас они восстановлены. Одиннадцать амбразур, которые обеспечивают круговую оборону крепости. А из Климентовской башни есть потайной проход, который связывал оборону каменной крепости с земляной. Из пяти башен восстановлены лишь две, а увидеть крепость целиком теперь можно только на макетах и картах в музее, он располагается прямо в крепостных стенах.

Вход в крепость открыт в июне и августе с 9.00 до 18.00, в остальное время крепость закрывается на час раньше. Билет стоит 150 рублей, а для студентов и пенсионеров 80 рублей, детям вход бесплатный.

Церковь Георгия Победоносца

К счастью, сохранилась уникальная церковь Георгия Победоносца, ее возвели здесь после победы над шведскими войсками, которые долго держали в осаде город.

Наибольший интерес в храме представляет знаменитая фреска «Чудо Георгия о змии». Это древнейшее изображение в древнерусской монументальной живописи на тему данного сюжета. Фреска, потрясающая по всем своим качествам. По легенде именно перед этой фреской молился, уходя на решающую битву со шведами, Александр Невский. Якобы, накануне исторического сражения князь приехала в Старую Ладогу, и посетил церковь Георгия Победоносца.

Чудо Георгия о змии фреска

По сей день этот храм один из лучших образцов древнерусского зодчества и истинное украшение крепости, которую жители очень любят и называют «Ладожской невестой». Посетить храм можно с мая по сентябрь, но только при теплой погоде.

Церковь Георгия Победоносца Старая Ладога

Есть места в России, которые ты ходишь и рассматриваешь, а есть такие, к которым ты прислушиваешься. Неизвестно насколько на самом деле стара эта Ладога, ведь возраст ее может быть гораздо древнее, чем о нем думаю сейчас. Земляное Городище рядом с крепостью, это есть раскоп. Более того, вот на этом самом месте Старая Ладога начиналась и здесь берёт начало вся Ленинградская область. Здесь такое с тобой происходит, что ни одна фотокамера не запечатлит, ни один отзыв в интернете не передаст.

Эта земля всегда была в водовороте исторических событий, всегда была на переднем крае, на защите нашей страны. От Рюриковичей до XX века врагам тут давали отпор, а гостям и купцам были рады.

Древняя земля, колыбель Русского государства.

Похожие статьи в блоге.

otdyhaemvrossii.ru