История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Ганнибал – краткая биография. Ганнибал история древнего мира


ГАННИБАЛ У ВОРОТ!. История Древнего мира [с иллюстрациями]

ГАННИБАЛ У ВОРОТ!

Предоставьте мечу

решать судьбу мира.

Лукиан .

Великая война Рима с Карфагеном была столкновением двух разных миров, удивительным образом оказавшихся на одной планете. Мир римлян — это был мир крестьян, идущих за плугом, но ещё не разучившихся воевать и хранящих в своих глинобитных хижинах воинские доспехи. Мир карфагенян был миром торговли, миром далёких морей, натянутых ветром парусов — и миром золота, которое двигало эту торговлю. Карфаген был городом, где поклонялись золотому тельцу, городом роскошных вилл с бассейнами и чернокожими наложницами, городом банков, где бородатые финикийцы перебирали холеными пальцами блестящие золотые кружочки. Золото означало власть, и, хотя финикийцы давно разучились сражаться, золото позволяло нанимать воинственных и жестоких варваров, галлов или нумидийцев, которым было всё равно, кого убивать.

В 264 году римляне по приглашению враждовавших между собой сицилийцев впервые высадились на этом благодатном острове — в ответ карфагенский флот начал опустошать берега Италии. У римлян не было флота, но они мобилизовали граждан, разобрали на части случайно попавшую к ним карфагенскую полиеру и по ее образцу за несколько месяцев построили 120 судов. В передней части своих кораблей римляне соорудили перекидные мостики, цеплявшиеся за борта судов противника — это новшество позволило им выиграть несколько морских сражений. Однако Карфаген был сильным противником, и война за Сицилию продолжалась 23 года; римляне высадились в Африке и подступили к самому Карфагену — но навстречу им вышли сотни боевых слонов, буквально раздавившие маленькую римскую армию. Римские моряки были неопытны и несколько раз попадали в шторм; морская пучина поглотила сотни кораблей и десятки тысяч римлян; побережье на многие мили было покрыто обломками судов. В конце концов, карфагеняне потерпели поражение, отдали Риму свои крепости на Сицилии и выплатили большую контрибуцию — но они не оставили мысли о реванше.

Карфагенскими наемниками в Сицилии командовал знаменитый полководец Гамилькар по прозвищу Барка — "Молния". Гамилькар ненавидел римлян и заставил своего 9-летнего сына Ганнибала поклясться отомстить Риму — если это не удастся сделать ему самому. Готовясь к новой войне, Гамилькар принялся расширять испанские владения Карфагена; он одержал много побед, подчинил местные иберийские племена, но, в конце концов, погиб в бою с воинственными варварами. Преемником Гамилькара на посту командующего армией стал его зять Гасдрубал, а затем подросший сын Ганнибал. Ганнибал был воспитан в военном лагере и с детства познал искусство войны, искусство маневров и военных хитростей. Военная добыча позволяла ему содержать армию и вести войну на свой страх и риск, в 218 году он неожиданно двинулся со своим 60-тысячным войском из Испании в Италию.

На пути Ганнибала лежали покрытые снегом Альпы, и римляне считали карфагенского полководца безумцем. Армия двигалась по единственной обледенелой тропинке, воины тысячами срывались в пропасти и замерзали в снегах, засевшие на вершинах горцы сбрасывали сверху огромные валуны. Больше половины солдат нашло могилу во льдах, но для Ганнибала это были всего лишь наёмники-варвары; спустившись с гор, он мог навербовать новых. За горами, в долине реки По, Ганнибала ждали давние враги Рима, галлы — они пополнили поредевшее войско и вдохнули в него новые силы. Ганнибал вёл войну с помощью военных хитростей и засад — римлянам ещё не приходилось сталкиваться с таким противником. Сначала одна римская армия была окружена и разбита на реке Требии, затем, весной 217 года, на берегу Тразименского озера попала в засаду другая армия — это было страшное побоище, когда погибло 25 тысяч римлян. В Риме вспыхнула паника, и сенат вручил власть диктатору Фабию Максиму, опытному полководцу, который старался изнурять противника, не вступая в крупные сражения.

Летом 216 года пришедшие в себя римляне решили дать решающий бой; под знаменами прославленных легионов собралось 80 тысяч воинов. Римские легионеры были одеты в кирасы из железных пластин, в то время как галльские наёмники Ганнибала имели лишь щиты и мечи; обладая полуторным численным превосходством, римский консул Варрон не сомневался в успехе — но Ганнибал сумел найти слабое место римлян. Римская конница была слабее карфагенской, навербованной среди кельтов и африканских кочевников-нумидийцев. В разыгравшейся близ города Канны знаменитой битве кельты и нумидийцы сумели опрокинуть стоявшую на флангах римскую конницу и, развернувшись, ударили в тыл легионам. Римляне были окружены, началась резня, в которой погибла почти вся римская армия.

Битва при Каннах вошла в историю военного искусства как символ окружения и разгрома — повторить Канны было мечтой всех европейских полководцев Нового времени. Однако победа при Каннах не принесла победы в войне; Рим сохранил свое могущество — ведь это был не только город, но и государство, включавшее тысячи деревень, населённых крестьянами, в домах которых хранились воинские доспехи. Результаты победы Ганнибала ограничились переходом на его сторону нескольких издавна враждебных Риму италийских племен; несколько племен и тридцать тысяч ненадёжных наемников — это было всё, что мог противопоставить Риму победитель при Каннах. Рим ответил на Канны всеобщей мобилизацией — он выставил на поле боя четыре новые армии и 230 тысяч воинов. Началась долгая война на истощение; избегая больших сражений, римляне шаг за шагом оттесняли Ганнибала на юг полуострова. Карфагеняне были разбиты в Испании; наконец, в 204 году римский полководец Сципион высадился в Африке. Ганнибал погрузил свою армию на суда, перебил солдат, не желавших уходить из Италии, и поспешил на защиту Карфагена; весной 202 года близ города Зама произошла решающая битва. Превосходство в кавалерии было теперь у римлян и Сципион сумел окружить войска Ганнибала — точно так же, как это сделал Ганнибал при Каннах.

Карфаген был вынужден просить мира; карфагенские сенаторы, старцы в длинных белых одеждах, пришли к Сципиону, чтобы умолять о милости. Они отказались от владений в Испании, согласились выплатить огромную контрибуцию, перебить боевых слонов и отдать Риму свой военный флот. Сотни великолепных кораблей — краса и гордость Карфагена — были преданы огню, и карфагеняне плакали, глядя с городских стен на огромное зарево. Чтобы заплатить контрибуцию, карфагенская олигархия взвалила на народ непосильные налоги; это вызвало вспышку негодования: в Карфагене уже давно не было мира между бедными и богатыми, и народ не раз поднимался против буржуазии. В 196 году народное собрание вручило диктаторскую власть своему кумиру Ганнибалу, и он сумел заплатить Риму, отняв часть имущества у аристократии. Обобранные олигархи обратились к римлянам и обвинили Ганнибала в подготовке новой войны, на старости лет великому полководцу пришлось бежать из родного города и искать убежища у сирийского царя Антиоха III. Но римляне продолжали преследовать своего кровного врага и, разгромив Антиоха, потребовали выдачи Ганнибала. Окруженный в своем доме врагами, Ганнибал принял яд. "Избавим римлян от давней заботы, раз уж им невтерпеж дожидаться смерти старика", — сказал он, держа в руке чашу с отравой.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Победитель Ганнибала | Древний мир

Журнал: Тайны 20-го века, №14, апрель 2018 годаРубрика: Тени прошлогоАвтор: Виктор Горбачёв

Военный консул

Фото: Сципион АфриканскийСципион провёл в сражениях все 17 лет Второй Пунической войны между двумя могущественными средиземноморскими державами. Начало этой войны ознаменовалось победами Ганнибала. Самое страшное поражение он нанёс римской армии в августе 216 года до нашей эры в битве при Каннах (город в Апулии на юго-востоке Италии). Римляне потеряли тогда убитыми почти 50 тысяч человек.В сражении участвовал военный консул второго легиона 19-летний патриций Публий Корнелий Сципион. Он был ранен, но сумел вывести с поля боя четыре тысячи своих уцелевших солдат.Римляне были в отчаянии. Есть легенда, что несколько командиров легиона задумали бежать из погибающей республики. Однажды ночью, собравшись в палатке одного из заговорщиков, они решали, к какому правителю пойти на службу. Узнав об этом, Сципион ворвался к ним с обнажённым мечом, заявил, что убьёт любого предателя, и заставил их снова присягнуть Риму. Возможно, так произошло на самом деле. Юному полководцу действительно нравились театральные жесты, особенно в драматических ситуациях.После Канн Ганнибал не пошёл на Рим. Его армия была слишком мала для того, чтобы штурмовать мегаполис с миллионным населением. Не надеясь только на свои силы, он искал союзников среди других, ещё не забывших о независимости от Рима городов и сохранившихся племён. На его сторону встал второй по величине город Италии — Капуя. В это время римляне собрали новую армию, но избегали крупных сражений. Война приняла затяжной характер.В 211 году до нашей эры из Испании, которую также пытались завоевать Рим и Карфаген, пришла весть о гибели в проигранном сражении отца Сципиона. Он командовал там римской армией. Сенат не мог найти ему замену. Никто не хотел отправиться туда, где побеждает Карфаген, хотя Испания была для Рима очень важна. Через неё Ганнибал получал подкрепления по суше, потому что на море Рим был сильнее. Тогда Сципион сам вызвался заменить отца. Сенат утвердил его командующим.

Победы в Испании

В Испании Сципиона ждали три вражеские армии. Двумя командовали братья Ганнибала. Почти вся страна находилась под властью Карфагена. Его союзниками были многие населявшие Испанию ибер-ские и кельтские племена. Они стали первыми противниками Сципиона. Однако он все же пытался искать среди них союзников, овладевая искусством военной дипломатии.Однажды легионеры привели Сципиону пленную девушку невиданной красоты — невесту молодого вождя побеждённых кельтиберов (группа племён в Центральной и Северной Испании). Сципион приказал вернуть невесту жениху вместе с выкупом, который тот прислал за суженую. Заодно он отпустил и других пленников. После этого вождь присоединился к нему со своими воинами. Кельтиберы заговорили о благородстве молодого римского полководца.Сципиону удалось восстановить римскую власть на утраченных территориях. Он перешёл в наступление и взял штурмом испанскую столицу врага — недавно возведённый Новый Карфаген (сейчас Картахена). К городу на берегу моря, казалось, невозможно подступиться, потому что с суши его ограждает лагуна. Как поступить, посоветовал вождь местного дружественного племени. Он подсказал, что во время морского отлива лагуна мелеет, и воины могут форсировать её пешком. Воспользовавшись советом, Сципион захватил город.Пришло время крупных полевых сражений. В решающем из них Сципион разгромил 70-тысячную карфагенскую армию. Он отвоевал Испанию у Карфагена и с триумфом вернулся в Рим.Пока Сципион шесть лет воевал в Испании, Рим с трудом сдерживал Ганнибала в Италии.

Знаете ли вы что…

В Древнем Риме в расположенных неподалёку от гладиаторских арен специальных киосках можно было купить жир животных и пот гладиаторов. Женщины использовали эти вещества в качестве косметических средств.

На Карфаген!

По возвращении Сципион был избран на пост консула. Он сразу предложил сенату перенести войну на карфагенскую территорию в Африке. Однако его план показался сенаторам слишком смелым. Они боялись отправлять войска за море, пока Ганнибал остаётся в Италии. Дело было не только в разном понимании военной обстановки. Политические интриги, соперничество в борьбе за власть, личная неприязнь были свойственны римской парламентской жизни. Многие законодатели невзлюбили Сципиона. Одни завидовали его военной славе, политическому влиянию и богатству Другие не понимали его интереса к философии. Третьих раздражала его якобы неримская манера носить тогу.Тем не менее Сципион добился своего. В 204 году до нашей эры он с 30 тысячами легионеров переправился из Сицилии в Африку и осадил второй по величине карфагенский прибрежный город Утику. Направленная против него 80-тысячная армия не смогла сбросить римлян в море, хотя вынудила снять осаду с города. Сципион немного отступил. Противники расположились рядом, наблюдая друг за другом.Сципион сумел заключить перемирие, которое сам же и нарушил. Он предпринял неожиданный ночной штурм карфагенского лагеря. Военная хитрость, которую можно назвать и коварством, принесла римлянам полную победу.Карфаген быстро собрал новую армию. Произошло ещё одно крупное сражение. Снова победили римляне. Ганнибалу пришлось вернуться из Италии, чтобы спасать Карфаген.

Лицом к лицу

Сражение между Сципионом и Ганнибалом произошло у города Замы в 120 километрах от Карфагена. Их армии насчитывали примерно по 40 тысяч человек, но Ганнибал привёл 80 боевых слонов.Перед битвой полководцы впервые увидели друг друга. Они встретились на открытой площадке между двух лагерей. Оба говорили о мире, но каждый был уверен в своей победе. Сципиону показались недостаточными территориальные уступки Карфагена. Ганнибал отвёрг обвинения в нападении на Рим и требование денежной компенсации за войну. Ни одного из полководцев не устраивали условия, на которых можно было заключить мир.Как и ожидал Сципион, Ганнибал начал сражение атакой слонов. Тяжёлая римская пехота, сохранив строй и отпугивая животных громкими звуками горнов, грохотом барабанов и звоном оружия, пропустила их через специально оставленные широкие проходы между когортами. Во второй линии лучники и лёгкая пехота остановили слонов градом стрел и дротиков. Гигантские животные бросились назад и буквально разметали первую линию карфагенской армии. Ганнибалу удалось восстановить порядок, после чего он предпринял вторую атаку. Непревзойдённые римские когорты немного отступили, но устояли и сами пошли вперёд. Они подавили фланги карфагенской армии, а конница ударила с тыла и замкнула кольцо. Сам Ганнибал вырвался из окружения, но его армия была разгромлена. На поле боя осталось 20 тысяч убитых. Ещё 10 тысяч солдат попали в плен.В результате был заключён мир. Карфаген отказался от Испании и своих островов в Средиземном море, передал Риму военный флот и боевых слонов, согласился на контрибуцию. Сципион, вопреки требованиям сената, пообещал не разрушать город и сдержал слово.

Осень триумфатора

Полное римское имя Сципиона дополнил агномен (личное прозвище) Африканский. Он стал самым влиятельным человеком в республике и занимал высшие государственные посты консула и принцепса (спикера) сената. Однако спустя 10 лет ему пришлось снова взяться за оружие.В 192 году до нашей эры началась война Рима с мощной азиатской монархией Селевкидов, чьи владения раскинулись от Средиземного моря до Пакистана. Война развернулась в Греции и Сирии. Таланты главнокомандующего римской армией на востоке, брата Сципиона консула Луция, вызывали сомнения, поэтому сенат отправил с ним самого Сципиона. Ему снова противостоял покинувший Карфаген, чтобы спастись от выдачи Риму, Ганнибал. Он был советником при селевкидском царе Антиохе.Древнегреческий историк Плутарх написал о второй встрече давних противников в Сирии. Сципион спросил Ганнибала, кого он считает лучшим полководцем. Первым карфагенянин назвал Александра Македонского, вторым — царя Пирра, а третьим — себя.— А если бы я тебя не победил? — спросил Сципион.— Тогда я был бы первым, — ответил Ганнибал.Братья Сципионы разгромили Антиоха и Ганнибала. Чтобы по условиям мирного договора царь не выдал его Риму, карфагенянин бежал на Крит.Пока Сципион воевал в Азии, политические враги подготовили заговор против него в сенате. По возвращении в Рим полководца и его брата обвинили в измене. Они якобы за взятку от Антиоха заключили с ним мир на невыгодных для Рима условиях. Сципиона оправдали, но его авторитет был подорван. Он отказался от дальнейшей борьбы и уехал в своё имение в Кампании. Там он мирно занимался хозяйством и писал военные мемуары. К сожалению, они не сохранились.Полководец, не проигравший ни одного сражения, тихо умер в 183 году до нашей эры. Ему было 52 года. На надгробной плите, согласно его завещанию, выбиты слова: «Неблагодарное отечество, да оставит тебя и прах мой».В том же году ушёл из жизни Ганнибал. Он укрывался тогда от римской мести в причерноморской Вифинии. Узнав, что местный царь собирается выдать его Риму, вечный враг Вечного города принял яд.

bagira.guru

Характер Ганнибала. Ганнибал. Военная биография величайшего врага Рима

Характер Ганнибала

Поразительно, насколько предвзято в римских описаниях жизни Ганнибала сообщается о его характере. Даже признавая военный талант Ганнибала, авторы спешат подчеркнуть его недостатки, которые, предположительно, являлись отличительной особенностью его характера. Для народов античного мира история не являлась рассказом с изложением фактов, не была средством для преподавания моральных уроков, в которых делался упор на характер личности и его достоинства.[46] Очернение характера Ганнибала вполне может быть следствием традиционного римского консерватизма — глубокая убежденность в своем моральном превосходстве.[47] Таким образом, римские авторы в своих сочинениях о войне с Ганнибалом подчеркивали достоинства римлян и отсутствие должных качеств, в том числе моральных, у противника.[48]

Обвинения, выдвинутые против Ганнибала римскими историками, включают жадность, жестокость и зверства, сексуальную распущенность и даже каннибализм! Полибий, самый справедливый в оценке характера карфагенянина, утверждает, что «карфагеняне считали Ганнибала корыстолюбивым, а римляне жестоким».[49] Аппиан обвиняет Ганнибала в том, что он «предается роскоши и любви» в Лукании[50], в то время как Плиний сообщает нам, что в Апулии «есть город под названием Сальпия, известный, потому что там у Ганнибала была совершенно особенная проститутка».[51] Ливий рассказывает, что, когда Ганнибал планировал маршрут перехода через Альпы, обсуждался вопрос продовольственного снабжения. Один из офицеров, Ганнибал Мономах по прозвищу Единоборец, сказал, что для того, чтобы успешно преодолеть Альпы и выжить, придется есть умерших.[52] Полибий приписывает это предложение Единоборцу, однако Ливий обвиняет Ганнибала в том, что он не возразил, а значит, фактически одобрил эту идею. История получила широкую огласку в Риме, хотя, возможно, Единоборец своим высказыванием просто хотел подчеркнуть те трудности, которые были связаны с вторжением в Италию.

Все эти критические высказывания не более чем желание римлян показать, насколько они выше в нравственном отношении своего злейшего врага. Едва ли кого-то может удивить, что во время войны мужчины пользовались любыми возможностями вступить в сексуальную связь, и нет никаких причин считать, что Ганнибал должен был вести себя иначе, хотя Юстин пишет, что у Ганнибала был умеренный сексуальный аппетит.[53] Обвинение в жадности вызывает сомнение. Полибий признается, что о жадности Ганнибала узнал в Карфагене от Масиниссы, нумидийского царя, который предал Ганнибала и перешел на сторону Сципиона, и от некоторых политических врагов Ганнибала; эти источники едва ли можно считать достоверными. Ганнибал воевал на протяжении многих лет и, вероятно, использовал большую часть добычи на зарплату своим воинам. Непонятно, как при отсутствии соответствующей логистической системы Ганнибал на протяжении шестнадцати лет отправлял награбленное из Италии, не владея ни одним морским портом. Скорее всего, обвинение в жадности основывается на сложившемся стереотипе; образ жадного финикийского купца, предубеждение против морских торговцев можно найти в большей части древней литературы.[54]

По результатам действий в военное время Ганнибал был обвинен в жестокости и склонности к зверствам. Список преступлений, составленный римскими историками, длинный и по большей части вызывающий сомнения. Ганнибал обвиняется в следующих злодеяниях: 1) взятых в плен в Каннах, за которых не был получен выкуп, утопили, и их тела использовали в качестве моста для перехода армии Ганнибала; 2) военнопленных — друзей и родственников — заставляли драться друг с другом до смерти; 3) воинов Ганнибала приучили есть человеческое мясо; 4) пять тысяч военнопленных были преданы смерти, чтобы сбежать из ловушки, расставленной Фабием; 5) старейшины города Нуцерия были брошены в бани и задушены; 6) жители Казилина были проданы в рабство после того, как заплатили выкуп за свободу; 7) перед отплытием из Италии в Карфаген Ганнибал зарезал двадцать тысяч своих воинов-италиков в святыне Юноны Лацинии в Кротоне, чтобы «они не могли служить врагу»; 8) Ганнибал разрушил много южных италийских городов, жестоко обращался с местным населением и зачастую убивал; 9) Ганнибал, в ответ на попытку одного аристократа из города Арпи предать его, приказал сжечь заживо его и его семью; 10) Ганнибал приказал убить всех мужчин призывного возраста города Сагунта.[55]

Большую часть этих обвинений, хотя и не все, можно легко отвергнуть, поскольку, как замечает Моммзен, это «жалкие выдумки, сами себя опровергающие».[56] Коротко остановимся на этих опровержениях. Пять тысяч военнопленных, которых Ганнибал использовал для того, чтобы выбраться из ловушки, расставленной Фабием, в другом сочинении оказываются двумя тысячами волов (или быков), к рогам которых привязали головешки и отправили по дороге, чтобы отвлечь внимание римлян, в то время как Ганнибал ушел по другой дороге. Старейшины Нуцерия не могли быть задушены в городских банях, поскольку в то время были только простые сидячие ванны, которые рабы заполняли горячей водой. Знаменитые римские термы, в которых использовалась система подогрева горячим воздухом, появились намного позже.[57] Жители Сагунта были действительно проданы в рабство, поскольку Ганнибал не считал, что связан обязательством, которое дал жителям города младший офицер. В любом случае в древние времена во время войн сложился обычай продавать жителей вражеского города в рабство (часто римским торговцам рабами!). Обвинение Диодора и Аппиана в убийстве двадцати тысяч италийских союзников перед отъездом из Италии не вызывает ничего, кроме смеха. Римляне считали этих воинов предателями, и если бы захватили их, то либо убили, либо продали в рабство. Ганнибал не мог взять их с собой, поскольку у него не хватало кораблей. Проблема была настолько острой, что, по словам Диодора, Ганнибал был вынужден убить четыре тысячи лошадей, чтобы они не достались римлянам, — поступок, вполне оправданный условиями военного времени. В любом случае армия, которую Ганнибал переправлял в Карфаген, была меньше (18 тысяч человек), чем количество предположительно убитых италийских воинов. Кроме того, большая часть этого войска сформировала последнюю линию в битве при Заме. Они погибли, находясь на службе у Ганнибала.[58]

Однако следует признать, что некоторые обвинения в адрес Ганнибала правомерны. Заявление Ливия, что Ганнибал, захватив Сагунт, убил всех мужчин призывного возраста, близко к истине. Однако Ливий отмечает, что резня началась только после того, как Ганнибал предоставил им шанс спастись при условии, что они сдадутся, отдадут собственность и переселятся в другое место, которое он им выберет. Мужчины Сагунта поклялись бороться до конца и даже убивали своих родных и сжигали имущество, чтобы ничего не досталось карфагенянам. Ливий признает, что у Ганнибала практического не было иного выбора, как убить оставшихся мужчин, которые бы в любом случае погибли в бою.[59] Также Ливий обвиняет Ганнибала в том, что он приказал заживо сжечь жену и детей некоего Дария Алтиния из Арпи. Однако Ливий сообщает, что этот человек дважды был дезертиром, низким и презренным врагом, который пытался выдать город римлянам. Ганнибал вполне мог прилюдно заживо сжечь предателя и его семью в назидание другим, так что, скорее всего, обвинение правомерно. Для полководца, который был свидетелем публичного распятия на кресте потерпевших поражение карфагенских командующих, участь Алтиния, вероятно, не казалась ужасной.

Наиболее серьезно следует отнестись к обвинениям Полибия, поскольку он имел собственный военный опыт. Полибий упоминает всего два случая проявления Ганнибалом жестокости, о которых не говорится ни у одного автора. Он рассказывает, что после Тразименской битвы воины Ганнибала, опустошая Умбрию и Пицену, убили большое число мирных жителей.[60] Ганнибал и его воины только что одержали внушительную победу у Тразименского озера. Страдая от ранений и болезней, воины разграбили области, чтобы пополнить запасы, подлечиться, а по ходу убили много мирных жителей. Кроме того, вероятно, пережив переход через Альпы, проведя три сражения с римлянами, воины вышли из-под контроля Ганнибала и стали неуправляемыми.

Полибий подтверждает, что Ганнибал выгнал жителей из нескольких италийских городов и переправил их в другие места и что его воины жестоко обращались с местным населением.[61] Не вызывает сомнений, что Ганнибал переправлял жителей некоторых городов в другие места, но он делал это исходя из соображений военной необходимости и не желая никого и ничего оставлять римлянам. Во время этих операций, вероятно, случались какие-то злоупотребления. Вопрос в том, приказывал Ганнибал оскорблять гражданское население, убивать мирных жителей, потворствовал действиям своих воинов или причиной этих злодеяний была разнузданность и недисциплинированность отдельных солдат. Трудно поверить, что Ганнибал приказывал издеваться над мирными жителями и убивать их, если учесть, что Полибий, Ливий, Плутарх, Диодор и Аппиан отмечают, что он даже к пленным относился гуманно.[62]

Полибий воздерживается от строгих суждений, поскольку Ганнибалу, по его мнению, приходилось воевать в «экстраординарных» условиях и на его поведение «сильно влияли и часто направляли его не только внушения друзей, но еще больше обстоятельства».[63] Далее он отмечает, что «относительно Ганнибала и государственных людей вообще нелегко произнести верное суждение; ибо некоторые утверждают, что природа человека проявляется в чрезвычайных обстоятельствах, причем одни люди выдают себя в счастье и власти, другие, наоборот, в несчастье, как бы те и другие ни сдерживали себя ранее того. Со своей стороны, суждение это я нахожу неверным». В результате Полибий, похоже, понял Ганнибала лучше всех римских авторов и оправдал его за недостаточностью улик. Он, вероятно, согласился бы с высказыванием Моммзена, что в «сочинениях о Ганнибале нет ничего, что не могло бы оправдать его действий в тех обстоятельствах».[64]

Любопытно, что римские историки сосредоточили внимание на жестокости Ганнибала, в то время как в любом сочинении перечень римских злодеяний намного длиннее и чудовищнее. После взятия Капуи римляне казнили сенаторов, граждан продали в рабство и жестоко разграбили город. Резня в Локрах и жестокое обращение с гражданами командующего Сципиона Племиния шокировали даже римский сенат. Племиний подверг разграблению святилище города. Римляне взяли Казилин, пообещав не убивать пленных, но сдержали обещание только для первых пятидесяти человек. Все остальные были уничтожены. В Испании в Оронгисе воины Сципиона окружили невооруженных жителей города, пытавшихся сдаться, и убили их. На Сицилии римляне убили всех жителей сдавшегося города Энна. Резня последовала после взятия римлянами Сиракуз, Тарента и Нового Карфагена. Комментируя взятие Нового Карфагена войсками Сципиона. Полибий отмечает, что для римлян было обычным делом «уничтожать любую форму жизни, с которой они столкнулись, не сохраняя ни одной. Римляне поступают так с целью навести ужас на врагов. Вот почему часто можно видеть в городах, взятых римлянами, не только трупы людей, но и разрубленных пополам собак и отсеченные члены других животных».[65]

Напрашивается вывод, что Ганнибал был менее жесток, чем его времена, и более человечен, чем римские полководцы, с которыми он воевал, и для которых жестокость была обычным явлением. Ганнибал относился к побежденным римским полководцам с уважением, что, как известно, не было присуще римским командующим. Ганнибал отдавал воинские почести и устраивал похороны римским полководцам, которых убил в сражении. Среди этих полководцев были Фламиний, Эмилий Павел, Семпроний Гракх и Марк Марцелл. Были случаи, когда он искал тела убитых противников, чтобы воздать им почести, но не мог найти. А теперь сравните поведение Ганнибала с поведением римского полководца Клавдия Нерона, который одержал победу над войском Гасдрубала в сражении у реки Метавр. Нерон отрубил Гасдрубалу голову, привез ее в Капую, а затем ее подбросили в лагерь Ганнибалу. По сравнению с поведением римлян грехи Ганнибала кажутся незначительными.

Ганнибал, безусловно, сильно унизил и оскорбил римлян, и в их сочинениях о войне сознательно искажается характер карфагенянина и его подвиги, чтобы преуменьшить пережитое унижение. Однако даже в этом случае правда вылезает наружу. Так, Юстин отмечает, что он «никогда не был жертвой обмана и предательства, хотя враги часто пытались вызвать к нему отвращение».[66] Это противоречит заявлению Ливия, что Ганнибал часто изменял внешность из опасения быть убитым собственными воинами! По словам Диона Кассия, все союзники Карфагена против Рима, вместе взятые, не могли сравниться с Ганнибалом как с солдатом и стратегом. Он тщательно продумывал каждый шаг трудного похода и, прежде чем начать его, собирал максимум информации, чтобы иметь возможность «точно оценить все обычное и необычное и встретить каждый случай соответствующим словом и делом». Эта способность «не только врожденная, но и приобретенная благодаря умственной работе».[67] Все эти черты — врожденные способности, желание учиться, ясный ум, гибкость, способность понять природу необычных обстоятельств — характерны для великих полководцев древности.[68] Все великие полководцы в истории обладали этими качествами.

Если, как считает Полибий, Гамилькар был величайшим карфагенским полководцем Первой Пунической войны, то, вне всякого сомнения, Ганнибал был величайшим полководцем Второй Пунической войны. Он воевал с лучшими римскими полководцами, и в армии под его командованием, воевавшей долгих шестнадцать лет, не было мятежей и дезертирства. Ганнибал был превосходным тактиком, хорошим стратегом и самым сильным врагом, с каким сталкивался Рим. В конце концов он потерпел поражение от римского полководца, которому для этого пришлось усилить и переоснастить римский легион и применить новую мобильную тактику. Сципион одержал победу в сражении при Заме над армией, от которой осталась только тень. Но все могло сложиться иначе. Можно только предполагать, какой бы была западная история, если бы победу одержал Ганнибал.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Ганнибал краткая биография - Краткое содержание истории древнего мира, средневековья, нового и новейшего времени

Ганнибал краткая биография

В мировой истории известны имена многих именитых полководцев, и Ганнибал, краткая биография которого будет рассказана дальше, занимает среди них не последнее место. Родился будущий великий полководец в 247 году до н.э. в Карфагене. С самого рождения Ганнибалу был начертан только один путь – военной славы. Его отец – лучший военачальник Карфагена, планировал сделать из своих сыновей заклятых врагов Рима. Ганнибал, в краткой биографии которого отец сыграл большую роль, уже с 9 лет сопровождал его в военных походах. Гамилькар, отец Ганнибала, получил за свою тактику ведения боя почетное прозвище Барка («молния»). Под этим именем известен и его старший сын. В 21 год, после гибели отца, он становится командующим конницей карфагенской армии. В 221 году до н.э. воины избрали его своим полководцем. Это решение было утверждено народным собранием Карфагена.Это было время перемирия между Римом и Карфагеном, но Ганнибал понимал, насколько шаток этот мир. Новая война рано или поздно должна была случиться, и он хотел не ждать, а действовать. Получив от Карфагена разрешение действовать так, как он считает нужным, Ганнибал в 219 году до н.э. начинает военные действия против Сагунта, испанской колонии. После падения города Рим потребовал от Карфагена выдачи полководца, но, получив отказ, объявил войну. Началась Вторая Пуническая война.Рим мог действовать против Карфагена одним способом: часть войска начала бы захват вражеской территории, а часть должна была переправиться в Испанию и там сдерживать армию Ганнибала. Понимая это, он решил навязать свой ход военных действий врагу в Италии. Для этого ему нужно было пересечь Альпы. В 218 году до н.э. он совершил переход через горы за 15 дней. Этот подвиг дорого стоил армии Ганнибала. С ним ушла армия в 70-90 тысяч человек, а в долину Теты спустилось вдвое меньше. Но это не помешало карфагенскому войску успешно одерживать победы над римлянами. К 216 году до н.э. Италия была завоевана, и Ганнибал двинул войска дальше на Апеннинский полуостров. У него была возможность захватить Рим, но она была упущена. К городу были подтянуты римские войска, Карфаген не отвечал на призыв прислать подкрепление, а в 204 году до н.э. Ганнибал получил известие о том, что римляне вторглись на его родную землю. Ему пришлось повернуть армию домой. В 202 году до н.э. войско Ганнибала была впервые разбита римлянами. Через год был заключен унизительный мир с Римом. Карфаген потерпел поражение во Второй Пунической войне. Несколько лет Ганнибал управлял родным Карфагеном, потом был заподозрен властями Рима в заговоре, и вынужден был бежать. Окруженный солдатами Рима, он предпочел выпить яд, чем сдаться. Умер великий полководец в 183 до н. э., в возрасте 70 лет.

antiquehistory.ru

Великие полководцы. Ганнибал Барка » Военное обозрение

В 247 году до н.э. в семье талантливого карфагенского военачальника и государственного деятеля Гамилькара Барка родился сын, известный всему миру как Ганнибал Барка.

Как и любой образованный аристократ, Гамилькар серьёзно относился к обучению своего сына, стараясь, чтобы тот получил образование греческого образца, целью которого было сделать человека всесторонне развитой личностью. Поэтому Ганнибал вместе со своими братьями занимался в лучших школах города, старательно постигая такие дисциплины как ораторское искусство, чтение, арифметику, музыку.

Ганнибалу ещё в юности довелось, как говорится, «понюхать пороху», поскольку, отдавая дань древней традиции, он сопровождал отца в многочисленных походах. Таким образом, Ганнибал участвовал в походе против Испании в период Первой Пунической войны (264-241 гг. до н.э.). Как и взрослые мужчины, он сражался с римскими воинами, защищая право Карфагена на обладание землями плодородной Сицилией и его господство в Средиземном море. Скорее всего, именно в это время Ганнибал впервые возненавидел Рим, и даже поклялся отцу, что его жизнь будет посвящена борьбе с ненавистным государством.

Однако военные походы не помешали Ганнибалу получить образование, впоследствии он продолжал заботиться о пополнении своего интеллектуального багажа. К примеру, уже став главнокомандующим, Ганнибал, благодаря спартанцу Зозилу, сумел настолько хорошо освоить греческий язык, что использовал его при составлении государственных бумаг. Полководец отличался гибкостью и крепостью телосложения, достиг превосходных результатов в беге, в искусстве рукопашного боя, был прекрасным наездником. Его умеренные потребности в пище и отдыхе, неутомимость в походах, безграничная отвага и беззаветная храбрость всегда были примером для солдат. Свой талант стратега Ганнибал проявил ещё в 22-летнем возрасте как начальник конницы у Гасдрубала, который в 229 г. после смерти Гамилькара, стал главным военачальником в Испании. В характере Ганнибала причудливым образом сплеталась горячность со способностью обдумывать действие до мельчайших подробностей, предусмотрительность с энергичностью и способностью настойчиво преследовать намеченную цель.

Кроме того, Ганнибалу были свойственны изобретательность и даже лукавство. Чтобы добиться своей цели он использовал оригинальные и неожиданные средства, различные ловушки и хитрости, тщательно изучая характер своего противника. Не пренебрегавший систематическим шпионажем, Ганнибал всегда получал своевременную информацию о планах неприятеля и умудрялся даже в Риме содержать постоянных шпионов.

Ганнибал умел подчинять себе людей, что отражало беспредельное повиновение его воле разноплеменных и разноязычных войск, никогда не бунтовавших против Ганнибала. Таким человеком был гениальный полководец, после смерти Гасдрубала ставший вождём испанской армии и решившийся на осуществление замыслов своего не менее талантливого отца. К тому же, у него имелись все необходимые средства для достижения этой цели.

При отсутствии поддержки правительства Карфагена Гамилькар очертил границы новой провинции в Испании, благодаря богатым рудникам которой он смог не только пополнить казну, но и, используя резервы подвластных общин, увеличить в необходимом ему объёме численность вспомогательных войск и наёмников. Римские дипломаты в 226 году заключили договор с Гасдрубалом, запрещающий карфагенянам продвижение за Ибер. Однако на юго-запад от Ибера, в основной части территории Испании карфагенянам была предоставлена полная свобода действий. От отца Ганнибалу досталась полная казна и сильная, привыкшая к победам армия, солдаты которой по-настоящему дорожили честью знамени и были беззаветно преданы своему вождю. Настал подходящий момент, чтобы свести счёты с Римом.

Однако правительство Карфагена совсем не привлекали замыслы молодого полководца, а Ганнибал не хотел начинать войну вопреки воле законной властителей, и тогда он попытался спровоцировать на нарушение мира испанскую колонию Сагунту, которой покровительствовал Рим. Но сагунтцы ограничились отправкой жалобы в Рим. Чтобы выяснить все подробности дела, римский сенат отправил в Испанию комиссаров. Ганнибал был уверен, что резкое обхождение заставит римлян объявить войну, но комиссары, разгадав его намерения, предпочли промолчать, сообщив Риму о надвигающейся грозе. Римляне начали усиленно вооружаться.

И через некоторое время Ганнибал решил действовать. Он написал правительству Карфагена о притеснении карфагенских подданных со стороны сагунтцев, и, не считая нужным дожидаться ответа, начал военные действия. Власти Карфагена были потрясены дерзостью этого решения; шла речь о возможной выдаче Ганнибала Риму.

Однако, возможно потому, что карфагенское правительство опасалось собственной армии больше, чем римских солдат, или же в связи с пониманием невозможности исправить сделанное, а может и из-за обычной нерешительности решили не предпринимать никаких действий, т.е. как не поощрять войну, так и не пытаться её продолжить. И через 8 месяцев осады Сагунт в 218 г. был взят.

Римские послы потребовали выдать Ганнибала но, не дождавшись от карфагенского сената никакого ответа, объявили о начале войны, получившей название Второй Пунической войны.

Ганнибал понимал, что против Рима лучше всего бороться непосредственно в Италии. Он позаботился о безопасности Африки, а также оставил в Испании войско под командованием своего брата Гасдрубала, после чего в 218 г. Ганнибал с армией, состоявшей из 12000 всадников, 80000 пехотинцев и 37 боевых слонов, отправился из Нового Карфагена. Его путь шёл через южное побережье Испании и Галлии. Затем армия Ганнибала спустилась в Южную Галлию, где поджидавшему их консулу Публию Корнелию Сципиону не удалось помешать армии Ганнибала пройти в долину Роны. Римляне поняли, что Ганнибал намерен пробраться в Италию с севера. В связи с этим римляне отказались от первоначально запланированного разделения сил армии и флота между консулами, и обе консульские армии отправились к северу Италии, навстречу Ганнибалу.

В это время армия карфагенского полководца подошла к Альпам. Карфагенянам предстояло преодолеть один из сложнейших этапов похода – перейти обледенелые кручи, узкие горные тропы, нередко пробираясь сквозь снежные бури, ставшие для не имеющих абсолютно никакого представления о снеге и холоде карфагенян, особенно тяжелым испытанием. На переход через Альпы у армии Ганнибала ушло тридцать три дня.

Битва при Заме

В октябре 218 года войско Ганнибала спустя пять с половиной месяцев сложного похода, проведенного в непрерывных сражениях с горцами, спустилось в долину реки По. Однако потери, которые понесла армия Ганнибала за этот период, были настолько огромны, что в Италию с Ганнибалом пришли всего 20000 пехотинцев и 6000 всадников. Практически все боевые слоны пали в пути. В Цизальпинской Галлии, которую не так давно покорили римляне, карфагенский полководец дал отдохнуть своему измученному войску, значительно пополнив его ряды благодаря отрядам местных племён.После занятия и разрушения Турина, Ганнибал разбил римлян в битве у реки Тичино, после чего нанёс им ещё более серьёзное поражение на реке Треббии.

После первых побед войска Ганнибала разбили зимние станы в Цизальпинской Галлии, попутно усиливаясь за счёт прибытия новых бойцов из галльских племен. С наступлением весны 217 г. римляне выдвинули навстречу две армии, задачей которых было перекрытие пути на Рим. Однако Ганнибал решил просто уйти от столкновения с ними, обойдя армию Фламиния с левого фланга, и попутно осложнить возможность её сообщения с Римом. Полководец принял решение вести свою армию кратчайшим путём в направлении Пармы, через Клузиумские болота, к тому же затопленные паводком на реке Арно. Армия Ганнибала дня шла по болоту несколько дней, лишилась всех боевых слонов и большей части лошадей. Преодолев болота, армия Ганнибала пошла на ложный манёвр, имитирующий подготовку к осаде Рима. Купившийся на эту хитрость, Фламиний оставил занятые позиции и спешно организовал преследование Ганнибала, пренебрегая должным боевым охранением. Пользуясь этой оплошностью Фламиния, Ганнибал устроил гениальную засаду у Тразименского озера, засев там целой армией.

Ганнибал, занявший окрестные высоты, ожидал римлян в узкой долине озера. Когда римляне вошли в долину, бойцы Ганнибала атаковали их со всех сторон, нанеся неспособным на организованный отпор застигнутым врасплох римлянам унизительное поражение. Римское войско было разбито полностью, в битве погиб и сам Фламиний.

Никогда прежде Рим не подвергался такой опасности, какая возникла в результате разгрома армии Фламиния. Диктаторская власть в Риме досталась Квинту Фабию Максиму (он же Кунктатор, т.е. Медлитель). Римский диктатор предлагает прибегнуть к тактике избегания крупных сражений, призванной окончательно вымотать противника, и без того изнурённого походами, вызвав у него неразрешимые затруднения в снабжении. Данная тактика подвергалась критике, и после окончании срока правления Фабия в 216 году до н.э. власть и командование перешли к консулам: Гаю Теренцию Варрону и Луцию Павлу Эмилию. В этот момент в распоряжении Рима находилось 90 тысяч пехотинцев, 8100 кавалеристов и 1000 сиракузских стрелков.

Тем временем, многие месяцы и годы походов сказывались на армии Ганнибала не самым лучшим образом. Бойцы были на грани истощения, а пополнения из Карфагена так и не присылалось. Так политические противники Ганнибала решили расшатать его авторитет. Однако карфагенянам, застрявшим в Италии, продолжало везти. Ганнибалу, сами того не желая, помогали римляне. Теренций Варрон, атаковавший карфагенян при Каннах, не учёл особенностей местности, удобной для действий превосходной нумидийской конницы Ганнибала. Перед сражением римские войска насчитывали 80000 пехотинцев и 6000 всадников. Карфагенская пехота уступала римской в численности вдвое, зато в коннице превосходство было более чем двукратным: против римских 6 тысяч Ганнибал выставил 14 тысяч всадников. Римляне потерпели новое ужасное поражение – разгром и позор.Победа Ганнибала в битве при Каннах имела широкий политический резонанс. На его сторону стали переходить многие общины юга Италии. Из состава римского государства фактически вышли провинции Самния и Бруттия, а также значительная часть Лукании.

Победа при Каннах укрепила позиции Карфагена и на международной арене – она меняла геополитическую расстановку сил в мире. Римская гегемония пошатнулась по-настоящему. Ганнибал получал союзнические предложения от македонского царя Филиппа V, а также от правителей Сицилии – на сторону Карфагена перешли Сиракузы. Потеря Римом Сицилии стала практически свершившимся фактом.

Однако одержанная победа всё же не позволила Ганнибалу выступить на Рим, потому как у его армии отсутствовали средства для надлежащего ведения осады. Ему оставалось удовольствоваться переходом на свою сторону многих римских союзников и открытием перед карфагенянами ворот Капуи, второго города республики. Именно здесь Ганнибал позволил немного отдохнуть своим измученным солдатам, однако положение самого Ганнибала практически не изменилось, так как правительство Карфагена, озабоченное исключительно собственными корыстными интересами, упустило возможность окончательно расправиться со своими исконными соперниками – римлянами, по-прежнему почти не поддерживая своего полководца. Недальновидность карфагенского правительства, которое не беспокоила участь находящейся на вражеской территории карфагенской армии, лишённой регулярной связи с метрополией и источника пополнения материальных и людских резервов, роковым образом отразилось на судьбе Ганнибала. За весь этот период в подкрепление армии Ганнибала было выслано лишь 12 тысяч пехотинцев и 1 500 конников. Тем временем Рим успел оправиться и собрать новые войска, после чего в сражении при Ноле консулу Марцеллу удалось одержать первую победу над карфагенянами. После ряда сражений римляне взяли Капую, а Ганнибал был вынужден занять оборонительную позицию.

Не дождавшись подкрепления из отечества, Ганнибал обратился к своему брату Гасдурбалу, который, покинув Испанию, в 207 году отправился с войском в Италию, однако ему не удалось соединиться с Ганнибалом, потому что римляне приняли соответствующие меры для предотвращения этого. После победы над Ганнибалом в битве при Грументуме войска консула Клавдия Нерона соединились с армией другого консула Ливия Сампатора, вместе разбив Гасдрубала. Получив отрубленную голову своего брата в качестве посылки, Ганнибал решил отступить в Бруциум, где продержался ещё в течение 3 лет.

По истечении этого срока правительство Карфагена вызвало полководца для защиты родного города, к которому приближалось войско, возглавляемое консулом Публием Корнелием Сципионом, перенесшим военные действия в Африку.

В 203 году Ганнибал, покинув Италию, переправился в Африку, высадившись при Лептисе, его армия расположилась при Адрумете. Попытка проведения мирных переговоров с римлянами не увенчалась успехом. Наконец, в 202 году состоялось решающее сражение при Заме. Значительная роль в разгроме армии Ганнибала принадлежит нумидийской коннице под командованием царя Масиниссы, перешедшего на сторону римлян. Карфагенское войско было разбито, таким образом была поставлена точка во 2-ой Пунической войне. И уже в 201 году до н.э. враждующие стороны подписали мирный договор, условия которого были тяжким и унизительным бременем для карфагенян. Карфаген должен был отказаться от всех своих заморских владений, в том числе и от Испании. Кроме того, карфагенянам не имели начинать военные действия даже против соседних племён, не получив одобрения римского сената. Также Карфаген обязали выплатить контрибуцию в 10 000 талантов и выдавать Риму все свои военные корабли и боевых слонов.

В мирное время Ганнибал проявил свои таланты в сфере государственного управления; занимая должность претора, Ганнибал сумел упорядочить финансы, обеспечив срочную выплату тяжёлой контрибуции, и в целом, как в период войны, так и в период мира был на высоте.

Тем не менее, Ганнибал не оставлял надежд на возобновление борьбы с Римом и, чтобы повысить шансы на успех, стремился заручиться поддержкой сирийского царя Антиоха III. Узнав об этом, враги Ганнибала сообщили о его действиях в Рим, после чего римляне потребовали от Карфагена выдачи Ганнибала. Это вынудило полководца отправиться на поиски убежища к Антиоху. Впоследствии он даже уговорил его начать войну против Рима, надеясь, что его соотечественники присоединяться к этой борьбе. Однако карфагенское правительство решительно отказалось от участия в войне. В итоге римляне разбили сирийский и финикийский флот, одновременно с этим Корнелий Сципион разгромил Антиоха под Магнезией. После поражения Антиоху III пришлось искать мира, и не последним пунктом в этом договоре была выдача Ганнибала.

Очередное требование римлян выдать Ганнибала, в 189 году вынудило его бежать. Некоторые историки считают, что какое-то время Ганнибалу покровительствовал армянский царь Артаксий, которому карфагенский полководец помог в основании города Арташат на р. Аракс. После Ганнибал попал на о. Крит, а затем оказался у вифинского царя Прузия. Здесь он возглавил союз Прузия и соседних с ним властителей, созданный для борьбы с римским союзником, пергамским царём Эвменом.

Историки описывают морское сражение, в котором Ганнибал сумел обратить в бегство корабли пергамцев, забросив змей на палубы их кораблей. Несмотря на то что удача вновь была на стороне Ганнибала, Прузий изменил ему, договорившись с римским сенатом о выдаче своего гостя. Когда 65-летнему Ганнибалу стало известно об этом, он, чтобы избежать постыдного пленения, решился принять яд, который постоянно был при нём, залитый в перстень. Так окончилась жизнь великого полководца, павшего жертвой политических интриг, который ещё при жизни любил повторять, что «Ганнибала победил не Рим, а карфагенский сенат».

Литература:Кораблев И. Ш. Ганнибал . — М.: Наука, 1976.Лансель С. Ганнибал. — М.: Молодая гвардия, 2002.Huss W. Hannibal. — 1986.

topwar.ru

Древний мир. Страны и племена. История Древнего Рима в лицах. Фабий и Ганнибал. Ганнибал в нерешительности.

Только теперь в Риме осознали всю меру нависшей над ним опасности. Враг был не просто хитер, он был силен! Пришлось расстаться с убеждением в превосходстве римского оружия, пришлось понять, что государство на краю гибели. Надо отдать должное римлянам: это понимание не породило растерянность, а наоборот — проявило свойственные им стойкость и упорство. Римский народ и сенат встретили известие о катастрофе мужественно. Понимая необходимость сплочения в эту критическую минуту всех сил нации, они даже воздержались от упреков в адрес Варрона и солдат, когда те возвратились в Рим, и, если верить Титу Ливию:

"... так высок в это самое время был дух народа, что все сословия вышли навстречу консулу, главному виновнику страшного поражения, и благодарили его за то, что он не отчаялся в государстве". (Тит Ливий. История Рима. Т. 2, XXII, 61)

Был объявлен новый набор войска. Впервые в Римской истории за счет казны у граждан были выкуплены на свободу и стали под римские знамена восемь тысяч юношей-рабов (то, что римляне согласились идти в бой рядом со вчерашними рабами, само по себе говорит о многом. Впрочем, здесь уместно напомнить то, что было сказано в первой главе о своеобразном отношении к рабам в Риме). Все гражданское население было мобилизовано на укрепление стен города. Было даже освобождено из заключения шесть тысяч преступников, согласившихся вступить в войско. С древнеримской суровостью сенат решил вопрос о сдавшихся в плен. Ганнибал, как обычно, отпустил пленных союзников, а за римлян, нуждаясь в деньгах, вознамерился получить выкуп. Аппиан так описывает этот эпизод:

"Ганнибал дал пленным позволение отправить в Рим послов относительно их участи: не захотят ли находившиеся в городе выкупить их за деньги. Выбранных пленными трех послов во главе с Гнеем Семпронием заставили поклясться в случае отказа римлян вернуться. Родственники взятых в плен, обступив здание сената, заявляли, что каждый из них выкупит родных за свои деньги, и умоляли сенат разрешить им это, и народ вместе с ними плакал и просил. Из сенаторов одни не считали правильным при столь больших несчастьях вредить государству потерей еще стольких граждан, освобождать рабов и пренебрегать возможностью освободить свободных; другие же полагали, что не следует такой жалостью приучать солдат к бегству... и сенат не разрешил родственникам выкупить пленных, полагая, что при многих предстоящих еще опасностях не принесет пользы на будущее проявленное в настоящее время человеколюбие. Жестокость же, пусть бы она казалась и печальной, будет полезна для будущего, а в настоящее время смелостью решения поразит Ганнибала. Итак, Семпроний и бывшие с ним двое пленных вернулись к Ганнибалу. Некоторых из пленных Ганнибал тогда продал, некоторых же, охваченный гневом, велел убить, запрудил их телами реку и по такому мосту перешел через нее". (Аппиан. Римская История. VII, 3, 28)

Военачальники Ганнибала предлагали воспользоваться победой и немедленно двинуться на Рим. Но карфагенский полководец отверг их совет и на этот раз. Он ждал, что теперь союзники римлян начнут переходить на его сторону, и он сможет опереться на них во время неизбежно длительной осады города. Тит Ливий считал, что "бездействие этого дня послужило спасением для города и римского государства". Возможно, он прав.

Союзники действительно стали отпадать от Рима. На сторону Пунийца перешел весь юг Италии, за исключением прибрежных греческих колоний. И, что особенно было важно, большой, богатый и хорошо укрепленный город Капуя, соперник Рима, открыл перед ним свои ворота.

Кстати, о Капуе. Позволь, уважаемый читатель, сделать одно небольшое отступление, которое, хотя и не продвинет наше повествование, но, я надеюсь, развлечет тебя. Тит Ливий в начале 23-й книги своей Истории рассказывает одну "презабавную" сценку народного суда. Дело происходит как раз в Капуе, в том же 217-м году, еще до того, как туда пришел Ганнибал. В городе брожение, и некий знатный и популярный в народе проходимец по имени Пакувий задумывает подчинить себе городской сенат, естественно, нелюбимый толпой. Он собирает сенаторов и говорит, что народ намерен их всех истребить, но он берется их спасти. Для этого они должны согласиться быть запертыми в курии и, кинув жребий, по одному выходить, когда он будет отпирать дверь. Потом Пакувий созывает народ и объявляет, что намерен казнить всех сенаторов, кого своим криком приговорит народ.

Но каждому казненному, чтобы город не оставался без управления, нужно будет тут же избрать замену — человека хорошего и честного. Первого же вышедшего из курии все дружным криком приговорили к смерти, но когда было предложено назвать замену, произошло вот что:

"Сначала все молчали, не зная, кого бы предложить, затем, когда кто-то, преодолев смущение, назвал чье-то имя, тут же поднялся шум: одни кричали, что они этого человека не знают; другие попрекали его низким происхождением и бесчестящей бедностью, грязным ремеслом или постыдным промыслом. Еще больше обвинений посыпалось на второго и третьего человека, предложенного в сенаторы; становилось ясно, что люди сенатором недовольны, а предложить вместо него некого.... Люди разошлись, говоря, что легче всего терпеть знакомое зло, и распорядились освободить сенаторов.

Так Пакувий, убедив сенаторов в том, что они обязаны жизнью больше ему, чем простому народу, стал хозяином города уже с общего согласия — браться за оружие не пришлось". (Тит Ливий. История Рима. Т. 2, XXIII, 3)

Согласитесь — тонкое понимание психологии толпы! Но вернемся к нашему рассказу. Ганнибал ожидал еще и прихода подкреплений из Испании, о которых он просил письмом оставшегося там его младшего брата, Гасдрубала. А также хоть какой-нибудь помощи из Карфагена, где известие о победе под Каннами должно было произвести впечатление. Наконец, он надеялся на высадку в Италии македонского царя Филиппа, с которым только что был заключен союз и даже договор о разделе сфер влияния после победы над Римом.

Пока же он повел свое войско на зимовку в Капую. По мнению Тита Ливия, это, казалось бы, вполне естественное решение было еще одной и, быть может, даже более серьезной ошибкой Ганнибала:

"Большую часть зимы, — пишет Ливий, — войско провело под кровлей. Солдаты давно притерпелись ко всем тяготам; хорошая жизнь была внове. И вот тех, кого не могла осилить никакая беда, погубили удобства и неумеренные наслаждения — и тем стремительнее, что с непривычки к ним жадно ринулись и в них погрузились... Ганнибал вышел из Капуи словно с другим войском; от прежнего порядка ничего не осталось. Большинство вернулось в обнимку с девками, а как только их поместили в палатках, когда начались походы и прочие воинские труды, им, словно новобранцам, недостало ни душевных, ни телесных сил. На протяжении всего лета большинство солдат покидало знамена без разрешения, и приютом дезертирам была Капуя". (Там же. 18)

Не думаю, что объяснение Тита Ливия можно считать достаточным, но, во всяком случае, несколько следующих лет Ганнибал ведет себя на удивление вяло. Его войско бесцельно бродит по югу Италии, довольствуясь занятием небольших крепостей, сохранявших верность Риму. Наученные горьким опытом, римляне вновь и вновь в течение пяти лет избирают консулом Фабия Максима, и тот упорно продолжает свою тактику изматывания противника.

Впрочем, на этот раз дело не ограничивается простым следованием за Ганнибалом. В коллеги Фабию выбирают опытных и отважных военачальников: Тиберия Семпрония Гракха и Марка Клавдия Марцелла. Эти два полководца, то избираемые повторно консулами, то в звании проконсулов, будут наряду с Фабием командовать легионами до самого момента гибели одного и другого. Римляне усвоили урок — во время войны умелых полководцев в угоду демократии не меняют. Видя падение боевого духа карфагенян, римские консулы не без успеха дают Ганнибалу несколько не очень крупных сражений.

Попутно нам интересно будет приглядеться поближе к Семпронию Гракху — деду будущих братьев Гракхов, знаменитых трибунов, защитников народа.

Под начальством Семпрония оказалось разношерстное воинство новобранцев. По свидетельству Тита Ливия, Гракх

"... часто солдат заставлял упражняться, чтобы новобранцы — в большинстве добровольцы из рабов — привыкли ходить под знаменами и знать свое место в строю. Полководец был особенно озабочен (того же он требовал от легатов и трибунов) тем, чтобы никакие попреки позорным прошлым не поселяли вражды в солдатской среде; старый солдат и новобранец, свободный и раб-доброволец пусть знают — сейчас они уравнены между собой... Эти наставления одинаково строго соблюдались и начальниками, и воинами, и такое единодушие вскоре спаяло всех так, что почти забылось, из какого звания кто стал солдатом". (Там же. 35).

Выкупленные сенатором рабы в его войске еще не были официально названы свободными. Накануне одного из сражений проконсул Гракх...

"... объявил им, что пришел, наконец, день, когда они могут получить желанную свободу, — они его давно ждали. Завтра они будут сражаться на открытой голой равнине, где бояться засад нечего, где все решит воинская доблесть. Кто принесет голову врага, того он немедленно прикажет освободить; оставивший свой пост будет казнен как раб. Судьба каждого в его руках. Свободу дарует не только он, но и консул Марцелл, и весь сенат, предоставивший ему право решения. Затем он прочитал письмо консула и сенатское постановление. Поднялся дружный громкий крик: воины грозно и настоятельно требовали дать сигнал к бою". (Там же. XXIV, 14)

Однако около четырех тысяч рабов не выдержали испытания первым боем и ушли на холм недалеко от лагеря. Тем не менее, победа была одержана, и на следующий день Гракх собрал всех воинов на сходку. Проявившие малодушие рабы, понимая, что им не убежать от наказания, тоже явились в лагерь.

"Консул прежде всего наградил старых солдат сообразно их доблестному поведению и заслугам в последнем бою; что же касается добровольцев, то он предпочитает сегодня всех — и достойных, и недостойных — хвалить, а не ругать; он всех объявляет свободными — да будет это к счастью и благоденствию государства. В ответ поднялся громкий радостный крик: люди обнимались и поздравляли друг друга, воздевали руки к небу; желали всяческих благ римскому государству и самому Гракху. Гракх прервал их: ''Прежде чем вы все получили права, сравнявшие вас с остальными гражданами благодаря мне, я не хотел разбираться, кто из вас хороший солдат, а кто трус; теперь, когда государство свое обещание выполнило, нельзя, чтобы исчезла всякая разница между доблестью и трусостью. Я прикажу принести мне списки всех, кто, помня, что предстоит битва, от нее уклонился и сбежал перед самым боем, вызову каждого поодиночке и, если он клятвенно не заверит, что не явился, потому что был болен, заставлю его до конца службы есть и пить не иначе как стоя. Не возмущайтесь: сообразите, что легче наказать вашу трусость нельзя". (Там же. 16)

Пожалуй, стоит процитировать из Тита Ливия описание еще одного, мелкого, но очень римского эпизода. На 213-й год консулами были избраны снова Тиберий Гракх и Квинт Фабий Максим-сын. Его знаменитый старик-отец отправляется к нему в качестве легата. Обычай предписывал, чтобы при встрече с консулом любой римлянин (разумеется, вне битвы) слезал с коня. Если он об этом забывал, то ликторы консула обязаны были приказать ему спешиться. И вот Фабий Максим-отец подъезжает к лагерю.

"Сын, — рассказывает Тит Ливий, — вышел навстречу; ликторы из почтения к величию отца шли молча, старик проехал мимо одиннадцати, когда консул обратил на это внимание крайнего ликтора, тот выкрикнул приказание слезть с лошади. Спрыгнув, старик обратился к сыну: "Я испытывал тебя — вполне ли ты сознаешь, что ты консул". (Там же. 44)

Но вернемся же к противостоянию римлян и Ганнибала. Восстанавливается некое равновесие сил, и Пуниец уже не может рассчитывать на дальнейший распад римского союза. Вся средняя и верхняя Италия сохраняют верность Риму. Филипп Македонский, опасаясь римского флота, на высадку в Италии не решается, а вместо этого пробует, и то неуспешно, напасть на владения римлян на западном берегу Северной Греции. Римляне отправляют туда десант морем. После длительной и вялой кампании Филипп в 205-м году заключит мир с Римом.

Не приходит и помощь из Испании. Гасдрубал воюет там с братьями Сципионами. Как раз в год каннского разгрома Публий Корнелий Сципион-отец по решению сената и народа снова отплыл с войском в Испанию для поддержки своего брата Гнея, которого он туда направил еще в 218-м году из Массилии. Эта трудная в ту пору для Рима экспедиция была предпринята именно с целью помешать повторению сухопутного марша карфагенян из Испании в Италию. Братья Сципионы воюют с переменным успехом. Сначала они наносят Гасдрубалу два чувствительных поражения, потом сами терпят неудачи и, наконец, в трудных сражениях, один за другим, оба погибают.

Но это произойдет лишь в 211-м году, когда Ганнибал уже в течение пяти лет будет бесплодно скитаться по Италии. Тем временем некоторая помощь из Карфагена все же поступает. Но очень незначительная — поражения в Испании в ту пору беспокоят Карфагенский сенат куда больше, чем судьба Ганнибала, которого многие сенаторы сердито осуждают за всю эту "италийскую авантюру".

Поразительна и вместе с тем извечна эта близорукость сановных политиков. Окажи они в тот момент существенную поддержку Ганнибалу (а возможности для этого у них были), быть может, Рим был бы вынужден принять условия мира, надолго обеспечивающие безопасность и процветание Карфагена. Но для заправлявшей там партии важнее всего было не допустить восстановление влияния ее политических соперников — рода Баркидов. Своим отказом в помощи полководцу, чьи беспримерные усилия были продиктованы преданностью своему городу и ненавистью к его врагам, они обрекли на гибель и город, и себя самих.     

ancient.gerodot.ru

Ганнибал – краткая биография

Ганнибал - краткая биографияГаннибал (247—183 гг. до н. э.), полководец и политический деятель Карфагена.

Сын Гамилькара Барки, командующего карфагенскими войсками в Испании, претендовавшего на политическую власть в Карфагене (древний город-государство в Северной Африке, в районе современного города Тунис).

В 221 г. до н. э., после смерти своего шурина Гасдрубала, провозглашён войсками командующим. Карфагенские власти вынуждены были признать это назначение, хотя издавна опасались амбиций рода Барки. По легенде, Ганнибал ещё в детстве поклялся отцу быть врагом римлян — главных соперников карфагенян в Западном Средиземноморье.

Считая новую войну с Римом неизбежной, Ганнибал старался спровоцировать её и в 219 г. до н. э. захватил и разорил Сагунт — отдавшийся под защиту римлян испанский город-государство (ныне город Сагунто на востоке Испании). Во время 2-й Пунической войны (218—201 гг. до н. э.) Ганнибал во главе огромной армии, отягощённой обозом и боевыми слонами, предпринял стремительный переход через Альпы и в 218 г. до н. э. вторгся в Италию. В четырёх сражениях — на реках Тицин, Треббия (218 г. до н. э.), Тразименском озере (217 г. до н. э.), при Каннах (216 г. до н. э.) — Ганнибал практически уничтожил римскую армию. Однако он не решился штурмовать Рим, занявшись закреплением своего владычества в Италии. Постепенно римляне переманили на свою сторону или захватили союзные Ганнибалу города, разбили его полководцев в Италии и Испании.

В 204 г. до н. э. римские войска переправились в Африку. Ганнибал был против воли отозван в Карфаген и в 202 г. до н. э. потерпел единственное в своей жизни поражение при Заме (Северная Африка, около современного города Эль-Кеф в Тунисе) от римского полководца Сципиона.Римляне навязали Карфагену унизительный мир. Ганнибал стремился сохранить независимость своего государства, предупреждал о гибельности подчинения Риму и в конце концов бежал из Карфагена, опасаясь за свою жизнь. Став советником сирийского царя Антиоха III Великого, он подтолкнул его к войне с Римом (192—188 гг.).

Разгромив Антиоха, римляне потребовали выдать Ганнибала. Ганнибал бежал в Вифинию (царство на северо-западе Малой Азии, на территории современной Турции), а когда царь Прусий собрался выдать его римским посланникам, отравился.

citaty.su