История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

VSnake notes. Древний рим почему погиб


Рим - Почему погиб Древний Рим: причины, вопросы и версии

210 оттенков гибели Рима

Актуальные размышления обозревателя журнала «Знание — сила» Александра Волкова о том, почему погиб Рим. Почему был завоеван город, который прежде покорил себе мир? 

Пятнадцать веков назад Рим умер, поваленный варварами, как иссохшее дерево. На его кладбище, среди его осыпавшихся памятников, давно вырос другой город, которой носит то же название. И вот уже который век историки продолжают спорить о том, что же погубило Рим, казавшийся «вечным городом». Рим, чьи «образы гражданской мощи» повергали в трепет величайшие царства античной ойкумены. Рим, чьи беззащитные останки так деловито обобрали вандалы-воры.

Итак, почему погиб Рим? Почему светоч всех стран погас? Почему глава величайшей державы древности так легко была отсечена? Почему был завоеван город, который прежде покорил себе мир?

Сама дата гибели Рима вызывает споры. «Гибель одного города повлекла за собой крах целого мира», — так отозвался на кончину Рима святой Иероним, философ и ритор, переселившийся из Рима на Восток. Там он узнал о захвате Рима готами Алариха. Там оплакал навеки погибший град.

Ужас слухов о трех августовских днях 410 года раскатился, как гул лавины. Современные историки спокойнее относятся к тому недолгому пребыванию варваров на стогнах Рима. Словно табор цыган через провинциальный городок, они прошли, пошумев, через Рим.

Это было «одно из самых цивилизованных разграблений в истории города, — пишет британский историк Питер Хизер в своей книге «Падение Римской империи». — Готы Алариха исповедовали христианство и отнеслись ко многим святыням Рима с величайшим уважением… Даже по истечении трех дней огромное большинство городских памятников и зданий остались нетронутыми, разве что с них сняли то ценное, что можно было унести».

Или Рим погиб в 476 году, когда варвар Одоакр низложил последнего правителя Западной Римской империи — ее «пятнадцатилетнего капитана» Ромула Августула? Но в Константинополе еще много веков продолжали править «императоры римлян», удержав под натиском варваров хотя бы пядь имперской земли.

Или, как считал британский историк Эдвард Гиббон, Римская империя окончательно умерла в 1453 году, когда последний ее осколок, отблеск былой славы, померк и Константинополь заняли турки?

Или когда Наполеон упразднил Священную Римскую империю в августе 1806 года?

Или Империя была обречена уже в день своего Преображения, своего перерождения, когда в 313 году император Константин издал Медиоланский эдикт, прекратив преследования христиан и уравняв их веру с язычеством?

Или подлинная, духовная смерть античного Рима наступила в конце IV века при императоре Феодосии Великом, когда началось осквернение языческих храмов? «Монахи, вооруженные дубинками, опустошали святилища и уничтожали произведения искусства. За ними следовала толпа, жаждавшая добычи, которая грабила деревни, подозреваемые в нечестии», — так описывал самоумерщвление Рима, гибель самой его плоти, русский филолог и историк И. Н. Голенищев-Кутузов. Рим умер, а варвары лишь заселили его кладбище, усеянное церковными крестами?

Или всё произошло позже, когда к концу VII столетия на большей части римских земель расселились арабы и не осталось больше свободных земель, чтобы огнем и мечом спаять из них точную копию державного Рима?

Или…

Причина гибели Рима еще непонятнее оттого, что историки даже не могут утвердиться в дате его смерти. Сказать: «Здесь еще был Рим, здесь уже не было Рима».

Но прежде Рим высился как ливанский кедр. Откуда же в его мощной древесине завелась гнильца? Почему древо державы покачнулось, упало, разбилось? Почему оно так явственно напомнило истукана, что, по Книге пророка Даниила, приснился царю Навуходоносору?

Уже Орозий, завершив в 417 году «Историю в семи книгах против язычников», показал, как с неизбежностью вершится история мира. Как одно мировое царство сменяется другим, другим, всё более могучим: Вавилонское — Македонским, Карфагенским, Римским.

На протяжении тысячелетия закономерность этой смены государственных формаций оправдывалась философским выводом, логику которого немыслимо было поколебать. У Данте в трактате «Монархия» он сформулирован так: «Если Римская империя существовала не по праву, Христос, родившись, совершил бы несправедливость».

Но и Римское царство погибнет, увенчав смену царств земных и торжество Царства Небесного. И верно, Аларих уже взял Рим, и готы его прошли по «вечному городу», словно тени будущих воинств Врага человеческого.

В эпоху Просвещения, казалось, был дан энциклопедически полный ответ на этот вопрос: была издана монументальная эпопея британского историка Эдварда Гиббона «История упадка и крушения Римской империи» (1776−1787).

В принципе, выводы, сделанные им, были не вполне новы. Почти за три столетия до него выдающийся итальянский мыслитель Никколо Макиавелли в своей книге «История Флоренции» в таких выражениях описывал падение Рима. «Народы, живущие севернее Рейна и Дуная, в областях плодородных и со здоровым климатом, зачастую размножаются так быстро, что избыточному населению приходится покидать родные места и искать себе новые обиталища… Именно эти племена и разрушили Римскую империю, что было облегчено им самими же императорами, которые покинули Рим, свою древнюю столицу, и перебрались в Константинополь, тем самым ослабив западную часть империи: теперь они уделяли ей меньше внимания и тем самым предоставили ее на разграбление как своим подчиненным, так и своим врагам. И поистине, для того чтобы разрушить такую великую империю, основанную на крови столь доблестных людей, потребна была немалая низость правителей, немалое вероломство подчиненных, немалые сила и упорство внешних захватчиков; таким образом, погубил ее не один какой-либо народ, но объединенные силы нескольких народов».

Враги, стоявшие у ворот. Слабые императоры, сидевшие на троне. Их ошибочные решения, повлекшие за собой тяжкую цепь непоправимых последствий. Коррупция (в ту эпоху перечень государств был слишком куцым, чтобы Рим мог занять надлежащее ему место во второй сотне самых коррумпированных).

Наконец, что очень смело для того времени, язвительный историк назвал одним из главных пороков, погубивших Рим, всеобщее увлечение христианством: «Но из всех этих перемен самой важной была перемена религии, ибо чудесам новой веры противостоят привычка к старой, и от их столкновения возникали среди людей смута и пагубный раздор. Если бы религия христианская являла собой единство, то и неустройства оказать бы меньше; но вражда между церквами греческой, римской, раввинской, а также между еретическими сектами и католиками многоразличным образам удручала мир».

Этот приговор Макиавелли воспитал в европейцах Нового времени привычку смотреть на Поздний Рим как на государство, пришедшее в полный упадок. Рим достиг своих пределов роста, ослабел, одряхлел и был обречен умереть. Схематичный, сведенный к тезисам очерк истории Рима превратился под пером Эдварда Гиббона в многотомный труд, над которым он работал почти четверть века (по его признанию, в первый раз мысль написать историю падения и разрушения Рима мелькнула у него 15 октября 1764 года, когда, «сидя на развалинах Капитолия, я углубился в мечты о величии древнего Рима, а в то же время у ног моих босоногие католические монахи пели вечерню на развалинах храма Юпитера»). Мысль о том, что христианство погубило Рим, пронизала его книги.

«Чистая и смиренная религия тихо закралась в человеческую душу, — писал Эдвард Гиббон, — выросла в тишине и неизвестности, почерпнула свежие силы из встреченного ею сопротивления и наконец водрузила победоносное знамение креста на развалинах Капитолия». Еще до полного торжества христианства римские язычники часто задавались вопросом: «Какова была бы участь империи, со всех сторон атакованной варварами, если бы весь человеческий род стал придерживаться малодушных чувств новой (христианской — А.В.) секты?» На этот вопрос, пишет Гиббон, защитники христианства давали неясные и двусмысленные ответы, ибо в глубине души ожидали, «что прежде, нежели совершится обращение всего человеческого рода в христианство, перестанут существовать и войны, и правительства, и Римская империя, и сам мир».

Мир уцелел. Рим погиб.

Однако изложенная блистательным литературным языком, приправленная, как пряностью, иронией эпопея Гиббона в XIX веке постепенно пришла в упадок. Ее автор был прекрасным рассказчиком. Его величественный труд, как на античных колоннах, покоится на сочинениях древних и новых писателей.

Но, чем усерднее историки XIX века исследовали археологические находки, а также дошедшие до нас надписи и тексты, сохранившиеся на папирусах, чем тщательнее они занимались критическим анализом источников, одним словом, чем глубже они копали, тем сильнее расшатывались опоры, на которых покоилось наследие Эдварда Гиббона. Постепенно становилось понятно, что упадок и крушение Римской империи нельзя сводить к одной-единственной причине.

С каждым новым историком, ступавшим на научное ристалище, этих причин становилось всё больше. В своих лекциях, посвященных императорскому Риму (они опубликованы лишь недавно), знаменитый немецкий историк Теодор Моммзен подвел черту под теориями гибели Рима, которые оставил потомкам XIX век.

Ориентализация. Варваризация. Империализм. Пацифизм. И, главное, утрата военной дисциплины.

Сам Моммзен, будучи либеральным националистом, охотно заговаривал о том, как поспособствовали падению Рима «наши немцы». К 1900 году древняя история стала понемногу превращаться в турнир пропагандистов, оттачивавших свои убийственные идеи на знакомых примерах из далекого прошлого.

Например, для основателей марксизма-ленинизма некоторые события римской истории (особенно восстание Спартака) были ярчайшим примером классовой борьбы, а действия популярных вождей восстания — наглядным уроком того, как нельзя совершать революцию. В советское время любая работа, посвященная истории Рима, непременно включала цитаты, подобные этим:

  • «Спартак — это великий полководец… благородный характер, истинный представитель античного пролетариата» (К. Маркс). 
  • «Спартак был одним из самых выдающихся героев одного из самых крупных восстаний рабов… Эти гражданские войны проходят через всю историю существования классового общества» (В. Ленин).

Но триумфального шествия пролетарской революции Рим избежал.

Рим обезлюдел. Рим в конце своей истории был подобен дереву, сбросившему листву. Тем легче эту пустоту было заполнить варварам, изрек провозвестник «заката Европы» Освальд Шпенглер, проанализировав «закат Рима»:

«Хорошо всем известный «закат античности», завершившийся еще задолго до нападения германских кочевых народов, служит наилучшим доказательством того, что каузальность не имеет с историей ничего общего. Империя наслаждается полнейшим миром; она богата, она высокообразованна: она хорошо организована: от Нервы и до Марка Аврелия она выдвигает столь блестящую когорту правителей, что второй такой невозможно указать ни в каком другом цезаризме на стадии цивилизации. И всё равно население стремительно и массово убывает — невзирая на отчаянные законы о браке и детях, изданные Августом… несмотря на массовые усыновления и непрекращающееся заселение обезлюдевших земель солдатами варварского происхождения и на колоссальные благотворительные фонды, основанные Нервой и Траяном в пользу детей неимущих родителей. Италия, затем Северная Африка и Галлия, наконец, Испания, которые были населены при первых императорах гуще, чем все прочие части империи, становятся безлюдными и пустынными».

В 1984 году немецкий историк Александр Демандт в своей монографии «Падение Рима» подвел итог двухвековым поискам причин катастрофы. В работах философов и экономистов, социологов и историков он насчитал не менее 210 факторов, которыми объясняли злополучную историю Рима.

Некоторые причины мы уже назвали, приведя развернутые аргументы их сторонников. Вот еще несколько.

Суеверия. Истощение почвы, вызвавшее массовые неурожаи. Распространение гомосексуализма. Культурный невроз. Старение римского общества, рост числа пожилых людей. Смирение и безразличие, охватившее многих римлян. Паралич воли ко всему — к жизни, к решительным действиям, политическим поступкам. Торжество плебеев, этих «хамов», прорвавшихся к власти и не способных мудро править Римом/Миром. Война на два фронта.

Похоже, историкам, которые берутся объяснять плачевную судьбу Римской державы, нет нужды напрягать фантазию и выдумывать новую теорию. Все возможные причины уже названы. Им остается лишь анализировать их, чтобы выбрать ту, что была «несущей конструкцией», ту, на которой держалось все здание римской государственности.

Причин так много и они вроде бы так хорошо объясняют случившееся, что, может быть, это лишь потому, что самого падения вовсе и не было?

В самом деле, на поверхности того же V века много роковых, бурных событий. Аларих входит в Рим. Гунны устремляются в Европу. «Битва народов» на Каталаунских полях. Вандалы, грабящие «мать городов европейских». Низложенный мальчишка Ромул Августул.

На поверхности века бушует буря. В глубине же тихо, спокойно. Всё так же сеятель выходит сеять семена. Всё так же звучат проповеди в церквях. Идут нескончаемые крестины и похороны. Пасется скот. Печется хлеб. Косится трава. Собирается урожай.

В 1919 году, наблюдая за тем, как на переломе эпохи, миновав пропасть войны. разбившись вдребезги несколькими государствами кряду, Европа всё так же продолжает жить — дансинг, кино, кафе, крестины и похороны, хлеб и стать, скот и вечное колесо политики, — австрийский историк Альфонс Допш выдвинул полемический тезис. Между Античностью и Средневековьем нет никакой четко выраженной границы. Раннее Средневековье — это лишь поздняя Античность и наоборот. Ночь, перетекающая в день, — день, слившийся с ночью, переиначим мы, легко припоминая гравюры Эшера.

Если и есть четкая грань, линия раздела, после которой уже нельзя сказать: «Мы всё еще на античной земле», а надо: «Античность осталась позади», то эта грань — VIII век, уточнил в начале 1920-х годов бельгийский историк Анри Пиренн.

Восьмой век. Беспримерное продвижение ислама, уже готового обратить в свою веру даже Галлию-Францию, как это произошло с большинством земель Древнего Рима. Мир римский был миром Средиземного моря. В хаосе ойкумены римская держава внезапно застыла на каркасе из Средиземного моря, как застывает платье, надетое на манекен. Теперь мирное море, решительным натиском императоров когда-то очищенное от пиратов, ставшее гладкой дорогой, связующей все части Империи между собой, превратилось в поле войны. Войны между мусульманами и христианами. Первые продвигались на север, восстанавливая на свой, иноверческий лад Римскую империю. Вторые пятились на север, роняя из своих рук одну область земли за другой. В конце концов, натиск ослаб, наступление прекратилось. Но воссоздать Империю было уже не из чего. Не к чему прикрепить, нечем соединить отдельные части.

В последние десятилетия, перебрав все 210 (и даже больше) оттенков гибели Рима, историки все чаше соглашаются с идеей Допша и Пиренна. Рим умер, но никто из живших тогда людей и не заметил, что это произошло. Круговерть политических событий ослепляла, не давала увидеть, как одна эпоха переродилась в другую. Неспешный ход житейских дел успокаивал, обманно уверял, что ничего вокруг не меняется, что все мы живем по-старому, и иного быть не может. Так в старину заблудившийся парусник мог перебраться из Атлантического океана в Индийский, и никто из команды еще долго не замечал этого.

В 1971 году британский ученый Питер Браун в своей, как отмечают специалисты, актуальной и сегодня книге «Мир поздней античности» предложил раз и навсегда отказаться от выражения «упадок Рима», поскольку оно отягощено отрицательными смыслами, и вместо него употреблять более нейтральную формулу «религиозный и культурный переворот». Проблема, сформулированная Эдвардом Гиббоном, неуместна?

Мало того! Вместо упадка и крушения следует вести речь об изменении и обновлении, призывали приверженцы этой школы. И вот уже в возобладавших к концу XX века традициях политкорректности разграбление Рима вандалами стало принято сокрушенно именовать «досадными упущениями в процессе интеграции»…

Но тут маятник мнений снова качнулся в обратную сторону. Изданная в 2005 году книга Питера Хизера «Падение Римской империи» столь же резко, сколь и скрупулезно оспаривает благостную картину перерождения Римской империи, ее спокойной трансформации в варварские королевства.

В этом он не одинок. К столь же категоричным выводам пришел и археолог из Оксфорда Брайан Уорд-Перкинс. Он пишет о «глубоком военном и политическом кризисе», который пережила в V веке Римская империя, о «драматичном упадке экономического развития и благосостояния». Жители Римской империи испытали «ужасные потрясения, и я могу, честно говоря, лишь надеяться на то, что нам никогда не доведется испытать ничего подобного».

Вряд ли случайным совпадением можно назвать то, что ученые стали высказывать подобные мнения после 11 сентября 2001 года, когда стало очевидным, что «конец истории» снова откладывается, и нам, возможно, предстоит пережить очередной конфликт цивилизаций. Снова ужасы войн, кошмары страхов? Снова упадок и крушение… Вот только чего?

«Римляне в канун катастроф, ожидавших их, были точно так же, как и сегодня мы, уверены в том, что их привычному миру ничто не грозит. Мир, в котором они живут, может лишь незначительно меняться, но в целом он останется таким же всегда», — пишет Уорд-Перкинс, привнося в мировоззрение римлян смыслы, которые нам, тоже привыкшим к нашему мирку, никак не хотелось бы туда вкладывать. Ведь еще римлянин Тацит учил всех приверженцев музы истории Клио говорить о прошлом sine ira ei studio, «без гнева и пристрастия». Но ведь и Тацит был уверен в том, что Рим, в котором он живет, мир, в котором он живет, вечен и неизменен.

Так от чего все-таки погиб Рим?

Мир хочет знать. Древо мира тоже открыто всем ветрам катастроф.

tournavigator.pro

Отчего погибла могущественная Римская империя?

August 18th, 2011, 12:28 am

Отчего погибла могущественная Римская империя?

Когда-то, в далеком теперь детстве, учительница истории объясняла нам, что Древний Рим пал под ударами диких варварских племен. Тех самых, которые некогда были ею побеждены. С этим спорить нечего, так оно и было. С севера пришли косматые германцы и, увидев погрязших в разврате и роскоши латинян, сильно удивились. Такие богатства им и не снились. К действительности дикарей вернул властный голос вождя.  - Воины! – сказал своим диким соплеменникам Аларих, - видите этих изнеженных, порочных тупиц?  - Видим! – ответили замерзшие и оголодавшие германцы.  - Так идите к ним и отнимите все, - сказал Аларих, - золото, драгоценные камни, женщин. Все это будет ваше! Не забудьте только сжечь их город.  - Ура! - дружно ответили воины и, схватив заранее заготовленные лестницы, побежали вперед, к римским стенам. Ну а что было дальше, вы все знаете. От некогда могучей и цветущей империи не осталось камня на камне.   Примерно об этом рассказывала нам учительница. Однако причина крушения Рима, который его горделивые жители называли Вечным городом, была намного глубже. После того, как образцовая на тот момент римская армия покорила все лучшие земли, суровые легионеры, легко разбогатевшие на военной добыче, превратились в торговцев, помещиков и ростовщиков и стали подумывать о том, как бы занять теплые чиновничьи места. Поэтому во время обязательных выборов в так называемые «магистраты» (на высшие государственные должности) бывшие суровые воины стали привлекать на свою сторону народ (плебс). Привлекали в основном не столько посулами и обещаниями, сколько наличными деньгами. Со временем каждое выборное лицо обзаводилось целой толпой прихлебателей, получивших название «клиентов». Нередко у кандидатов на высшие государственные должности на пансионе находилось от нескольких сот до нескольких тысяч таких «клиентов», которые в буквальном смысле состояли у них на содержании. По понятным причинам «клиенты» очень быстро разучились работать. Целыми днями сидели во дворе своего «патрона» в ожидании поручений и подачек или надрывали горло в его пользу на народных собраниях. У кого было больше «клиентов», тот и одерживал победы на выборах, ведь все «клиенты» были свободными гражданами Рима. Именно в это время вошли в моду предвыборные раздачи хлеба, благотворительные пиры и устраиваемые на деньги главных претендентов гладиаторские бои. «Хлеба и зрелищ!» - кричал плебс, давно забывший, с какой стороны подходить к плугу и в какой руке держать меч, а в какой щит.  А в это же самое время к Вечному городу постепенно приближались варварские племена. Богатые римляне перестали служить в армии. Теперь они имели возможность нанимать одних варваров против других. А чтобы они не стали сознательными и не объединились против римлян, последние всячески ссорили их между собой, - то на национальной, то на религиозной, то на материальной почве. Таким образом, вскоре родился один из основных принципов, на которых стояла Римская империя, – разделяй и властвуй! Так длилось довольно долго, пока варвары не поумнели и не подумали:  - А зачем нам воевать друг с другом из-за римских подачек? Не лучше ли объединиться, захватить все богатства Рима, а затем поделить их между собой. Так и произошло. А от разжиревших и развращенных римлян, которые разучились не только работать, но и думать, на земле остались лишь мертвый латинский язык и несколько крылатых фраз. В том числе и одна из последних: горе побежденным!.   В общем, мораль всей этой истории такова: не расслабляйся – варвары не дремлют! 

leila-1503.livejournal.com

Почему погибла римская цивилизация?

Количество просмотров публикации Почему погибла римская цивилизация? - 287

III век — это эпоха кризиса империи. В случае если мы воссоздадим общую картину тогдашней жизни Рима, то может появиться ощущение, что вышел из строя некий механизм, благодаря которому много веков исправно работала вся система цивилизации.

Цветущие некогда города приходят в запустение и не могут платить государству налоги. Нарушаются связи между провинциями, которые обособляются друг от друга экономически. Сокращается торговля и расстраивается финансовая система. Налоги и жалованье начинают выплачивать в натуральной форме. Угасает культура.

Рим постепенно терял роль центра, и в 330 ᴦ. император Константин объявил новой столицей Константинополь (на месте греческой колонии Византии). А в 395 ᴦ. империя распалась на Восточную и Западную части.

С III в. участились набеги варваров. Германцы, готы и другие племена теснили хорошо обученные римские легионы (правда, теперь они состояли в основном из наемников), и, в конце концов, Рим стал легкой добычей: в 410 ᴦ. его брали и грабили готы, а в 476 ᴦ. варварские наемники свергли последнего римского императора и отослали его регалии в Константинополь.

И всœе-таки даже на этом этапе недостаточно слова ʼʼупадокʼʼ, чтобы охарактеризовать всœе происходившее в Риме. В империи одновременно с разрушением старых форм шло развитие новых, на которых будет основываться западноевропейская цивилизация.

Все больше становилось мелких арендаторов, колонов, полусвободных земледельцев, с которых брался оброк, как правило, натурой. Поместья теперь дробились на мелкие участки, превращаясь в нечто похожее на феодальное владение. Крупные земельные магнаты возводили укрепления, чтобы отражать нападение варваров, у многих появились личные войска.

Но положение колонов, предшественников феодальных крестьян, было двойственным и неопределœенным. Οʜᴎ не были рабами, но не считались и свободными. Колоны были приписаны к земле, т. е. считались ʼʼрабами землиʼʼ; землевладелœец имел право распоряжаться их имуществом. Повинности они несли и в пользу господина, и в пользу государства. Римляне не видели большого различия между рабом и колоном: оба они находились во власти господина. Стремясь сохранить прежний порядок вещей и предотвратить упадок городов, римские власти закабаляли городское населœение. Оно было приписано к городам и обязано было нести тяжелые повинности. У ремесленников профессии передавались по наследству.

В ответ на всœе происходившие изменения Римское государство ужесточало законы, усиливало давление! на общество. По этой причине неудивительно, что во времена нашествий варваров многие перебегали на сторону! врагов Рима, всœе еще живших по принципам общинного равенства и демократии. Один из римских историков V в., Сальвиан, писал об этом: ʼʼУ всœех римлян завоеванных варварами одно желание — чтобы им не пришлось вернуться в римское подданство. Римский плебс там единодушно заявляет о том, чтобы ему было позволено жить по-прежнему с варварами...ʼʼ

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, в империи происходили глубинные! трансформации. Самой важной среди них был формационный сдвиг, переход к феодализму. Формационное развитие всœегда нарушает в какой-либо степени устойчивость цивилизации, смена формаций — это серьезное потрясение для всœех цивилизационных норм и традиций. В Риме это совпало и с потрясением духовных основ — с появлением христианства, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ разрушило языческое сознание и принœесло новые идеалы.

Римская цивилизация пережила два мощных удара — ив области социально-экономической, и в области духовной. Третий удар нанесли варвары: Рим оказался на перекрестке путей новых, молодых народов, в самом эпицентре их великого переселœения. Цивилизационное развитие, основанное на эволюционности, преемственности, претерпело чересчур сильные разрушения. Римская цивилизация закончила свое существование. Впрочем, ʼʼсмертьʼʼ ее была относительной: Западная Европа и Византия усвоили многие традиции своей предшественницы.

referatwork.ru

VSnake notes: Почему погибла римская империя

Погибла, фактически, цивилизация. Римская цивилизация. То, чего достигли римляне, наша цивилизация смогла повторить только к концу 18 века. Да и то не во всем.

Есть мнение, что гибель Рима была вполне закономерна. Все очень просто. Кончились ресурсы (грубо говоря - топливо цивилизации) и наступила тяжелая жизнь. А когда жизнь тяжелая, все становятся проще, простым легче выжить. Налет культуры тает, животность проступает сквозь покрытие. Единая империя под своей тяжестью, внутренними неурядицами и внешним натиском варваров рассыпается на кусочки. А отдельные кусочки тонут в море дикости и варварства. Аллес, капут.

А какие такие ресурсы? А такие: деньги, боеспособность/военное превосходство, римский дух.С деньгами все очевидно, безработные охламоны и плебеи, наемная армия, поддержание огромной империи - сожрали все доходы и более того. Дефицит бюджета и так далее по нарастающей.Военное превосходство римлян строилось на упертости римлян и жесткой дисциплине, но с переходом к наемной армии эти преимущества почти исчезли. А рост территории империи привел к относительной малочисленности и долгой реакции римских войск на атаки мобильных варваров.Римский дух, он просто растворился в имперском смешении народов, как щепотка соли в океане. Да еще, до кучи, античная демократия не выжила в условиях стремительного расцвета и роста империи.

И все, пиздец цивилизации.

Подробности у Никонова: Александр Никонов: Судьба цивилизатора. Теория и практика гибели империй

На закате империи в городе Риме в списках безработных значилось 200 000 человек. Это только главы семейств, пролетарии, то есть люди, у которых никакого имущества, кроме детей. Если учесть всех их домочадцев, то получится, что на пособиях по безработице сидело в общей сложности около 700 000 человек! Почти весь Рим! Они жили в своего рода гетто — в казенных пятиэтажках, на государственные пособия. Им выдавалось зерно, вино, деньги, оливковое масло… Для них устраивались бесплатные представления, чтобы скучно не было. Они посещали бесплатные общественные термы. Многие из этих людей не работали уже в третьем-четвертом поколении. Им исправно выплачивались детские пособия. Все эти социальные расходы тяжким грузом ложились на государственный бюджет....Разнообразие социальной жизни в античном мире было избыточным для существования аграрной цивилизации. Рим породил многое такое, чему рано еще было появляться на свет, потому что выжить оно без технической поддержки, как слабый ребенок без барокамеры, не могло. Как орхидея на снегу.

Чудной красоты античная демократия без поддержки вовлеченных в экономику масс была затоплена навозом восточной деревни. Пролетариат, появившийся в городах в результате естественного процесса концентрации земельного капитала, не смог устроиться на фабрики и заводы, в связи с отсутствием таковых. И превратился в страшную раковую опухоль для бюджета. Армия империи — 500 000 человек, а плебеев в Риме — 700 000. И это только в столице!

vasnake.blogspot.com

Почему погибла Римская империя? - Журнал Летучего Мыша: каждому свое и подобное к подобному

Почему погибла Римская империя? Расхожих объяснений много, но все они напоминают попытки Жеглова посадить Груздева. Вроде много всяких улик, да все не то. Попытка объяснить резкую деградацию технологий в послеримский период нашестивем варваров вообще несостоятельна. Допустим и был в Западной Римской империи период погрома, но ведь сохранилась же Восточная часть, то что стало потом известно как Византия. Почему там, без всяких варваров, в высокразвитых античных городах, типично «римского типа» тоже произошел очевидный упадок? Чтобы ответить на этот вопрос обратимся к исследованию одежды.

Когда смотришь внимательно на то, как одевались в античности, то сразу становится понятно, что тогда климат был не просто теплым, а ОЧЕНЬ теплым. Пожалуй, теплее, чем даже сейчас. Северный житель России зачастую неправильно себе представляет климат южного Средиземноморья. Для нас там – «вечное лето», так же как для южноевропейцев в России –«вечная зима». Конечно, плюс одиннадцать градусов в январе в Риме это для нас благодать, но, согласитесь, при такой погоде в простыне и сандалиях на улицах не походишь. Ночью в Риме еще холоднее – плюс семь. В феврале то же самое. В марте – чуть теплее: плюс пятнадцать днем. Да и в майские плюс 21 не располагают к прогулкам без штанов и в легкой короткой футболке. Потом идут несколько действительно жарких месяцев, но в октябре опять начинает холодать, и в том же Риме плюс 22. Это дневная температура, а утром, вечером и тем более ночью –холоднее. В ноябре холодно – плюс 18. А если пошел дождь? А подул еще и ветер? Римский май -это московское лето, и что-то я не очень видел, чтобы люди у нас толпами ходили в простынях при московских плюс 21. Но вот если мы посмотрим картины Средневековья, то ситуация меняется. Римляне, да и вообще южные средиземноморцы одеты принципиально иначе, чем в античности – резко теплее. Закрыты руки и ноги, материал плотный, на ногах закрытая обувь, шапки, шляпы и прочие типичные атрибуты ХОЛОДНОГО климата. Поэтому я предполагаю, что упадок Римской империи связан с похолоданием. Достаточно температуре воздуха упасть на 5 градусов, и урожайность многих культур резко снизится. А закупить продовольтвие в допромышленную эпоху не у кого. Снижается товарное производство, разваливается общий рынок, экономики регионов замыкаются сами на себя по принципу натурального хозяйства. Меняется и отношение к гигиене – теплой воды достать сложнее, особо и не помоешься (хотя и представления о среденевековой антисанитарии - преувеличены). Меняется и канон в искусстве и строительстве. Дома надо делать теплее, меньших размеров, с толстыми стенками. Уменьшается и население – кормовая база ведь уменьшилась. И так далее. Я не утверждаю, что именно похолодание и стало единственной причиной регресса, но думаю, сыграло важную роль.

d-zykin.livejournal.com

6 причин, почему Древний Рим был намного безумнее, чем вы думаете (15 фото) — FotoJoin

У древних римлян была своя форма социальных сетей, а их «посты» были такими же маловажными, как и сегодня.  

  Когда вы слышите словосочетание «Древний Рим», вы, наверное, представляете себе немного скучный мир философов, императоров, рабов и гладиаторов. Драматические изображения Римской империи сосредоточены на этих тропах, и не зря – если бы в фильмах показывали, как древние римляне рисуют граффити, сражаются с жирафами и пьют козий навоз, вы вряд ли поверили бы в это.

  Конечно, правда часто бывает более странной, нежели вымысел. Закладывая основы западной цивилизации, римляне делали некоторые поистине причудливые вещи. Мы решили изучить ряд самых странных аспектов жизни древних римлян, и мы действительно не были готовы столкнуться с козьим навозом – и многим другим.   1. У древних римлян были социальные сети   У жителей Древнего Рима не было Twitter как такового, зато у них было граффити. «Написать что-то на чьей-либо стене» тогда обладало немного более буквальным смыслом, но было не менее распространённым, нежели сейчас. И некоторые из сообщений того времени удивительно похожи на то, что можно сегодня найти в Интернете.   Благодаря этому мы, кстати, знаем об извержении Везувия в 79 году нашей эры, которое уничтожило население Помпей, сохранив при этом ряд городских стен. Наконец, мы можем прочитать мудрые слова римских простолюдинов, такие как: «Секунд испражнился здесь».   Ну, ладно, может быть, слово «мудрый» не совсем подходящее. Примеры других сообщений: «Онисим приветствует Секунду, своего брата» и «Секунд посылает большой привет Онисиму».  

  Это намного лучше, чем то, что представлено далее и, по сути, является ранней версией Twitter-драмы: «Саксесс, ткач, любит рабыню трактирщика по имени Айрис. Но она его не любит. Это написал его соперник. Прощай, неудачник!».   Ответ: «Завистник, зачем ты мешаешь нам? Уступи мужчине, который красивее тебя; с ним обращаются незаслуженно, хоть он и чертовски хорош собой».   Люди также рисовали картины, в том числе изображения людей с серьёзными физическими дефектами, которые, по-видимому, должны были носить юмористический характер. Кроме того, древние римляне жаловались на рестораны. Биоархеолог Кристина Килгроув пишет, что, по сути, у них была собственная версия Yelp.  

  Мы не уверены, были ли у древних римлян кликбейты, однако мы не удивимся, если археолог найдёт на стене граффити следующего содержания: «Жена Тиберия просит развод, поскольку у неё появился новый кавалер Гай. Прочтите другую сторону этой стены, чтобы узнать шокирующие детали!».   2. Профессиональные спортсмены и поэты рекламировали продукты   Вопреки общераспространённому мнению, самыми известными гладиаторами были хорошо оплачиваемые спортсмены-знаменитости, а не рабы. Естественно, согласно книге профессора Моники Кирино «Гладиатор и современное американское общество», они были публичными людьми и, возможно, время от времени рекламировали продукты.  

  Кирино отметил, что создатели фильма «Гладиатор» (2000) изначально планировали сцену, в которой гладиатор представляет публике оливковое масло, однако её отменили, поскольку зрители не поверили бы в её подлинность. В книге Кирино говорится, что мы знаем о том, что такая публичная «реклама» действительно имела место быть благодаря граффити и фрескам.   Мы отправили Кирино запрос на подтверждение данной информации, однако в тот момент у неё не было доступа к её заметкам; и поскольку она является учёным, изучающим кинорепрезентации древнего мира, а не римскую историю, мы восприняли данное утверждение с долей скептицизма. Возможно, иногда гладиаторы действительно публично одобряли какой-то продукт, однако большую часть своего состояния они нажили своей кровью.   Таким образом, мы знаем, что древние римляне часто прибегали к рекламе в газетах и на общественных форумах. Так, поэт Марциал, как известно, включал «сноски» в свои работы, которые относились к конкретным продуктам, и современные историки считают, что он получал денежное вознаграждение за эти упоминания.  

  В некотором смысле у римлян также были рекламные щиты – или, по крайней мере, листовки. Вышеупомянутые граффити из Помпей показали, что жители города продвигали события и бизнес на городских стенах. На самом деле реклама была достаточно распространена в Помпеях и побудила одного человека написать следующее ироничное послание: «Многие писали здесь: я один ничего не писал».   3. У древних римлян были энергетические напитки (но вы вряд ли захотели бы их попробовать)   У древних римлян был энергетический напиток, который готовили из козьего навоза и «равного количества молока»; он, как утверждалось, восстанавливал силы после долгого дня катания на лошадях. Мы не пробовали его, но думаем, что большой стакан козьих экскрементов бодрит довольно эффективно.  

  В альтернативных рецептах говорилось, что козий навоз нужно расплавить и подсластить мёдом и виноградом. Плиний Старший утверждал, что император Нерон пил смесь, чтобы «освежиться», что, возможно, является не самым лучшим подтверждением, поскольку Нерон был лихим безумцем.  

  Если вам не нравился козий навоз, вы могли попробовать один из напитков Плиния Старшего для избавления от меланхолии и летаргии: «Телячий навоз – очень полезное средство. Люди пробуждаются от летаргии, если к их ноздрям поднести мозоли с ног осла, пропитанные уксусом или дымом сожжённых козьих рогов или шерсти, либо печень кабана. Последнее средство также используется для снятия сонливости… Некоторые писатели отмечают, что пепел сожженного свиного навоза также очень полезен… как и лёгкие оленя, обработанные дымом».   4. Общественные туалеты были ужасными   Римлянам следует отдать должное: создавая туалеты, канализацию и водопровод, они намного опережали большинство других древних цивилизаций. Огромная канализационная система Рима (Большая Клоака) была невероятно инновационной структурой.  

  Тем не менее, археологи теперь считают, что римская канализационная система не делала ничего, чтобы уменьшить паразитарные инфекции, поэтому древние римляне имели столько же шансов заразиться власоглавами и аскаридами, сколько и все остальные. Аналогичным образом, и хотя древние римляне регулярно купались в общественных банях, они всё равно страдали от «блох, вшей и постельных клопов», согласно статье, опубликованной в журнале Parasitology. Авторы утверждают, что римские бани не были безопасны и обеспечивали идеальную питательную среду для паразитов.  

  Паразиты были не единственной опасностью. При использовании общественных туалетов римлянам также приходилось иметь дело с крысами и случайными взрывами метана. Когда они заканчивали свои дела, они использовали общую губку, которая, вероятно, способствовала распространению таких болезней, как холера и тиф.  

  5. Императоры постоянно пили яд   Допустим, вы хотите избежать отравления ядом. Какой самый эффективный способ защитить себя?   Если вы ответили: «Регулярно принимать небольшое количество яда», поздравляем, вы, вероятно, в прошлой жизни были римским императором. Практика началась за пределами Рима с Митридата VI, царя Понта, который якобы стал невосприимчивым ко всем известным ядам, поскольку приучил себя к ним при помощи вакцинации. Причина: он постоянно беспокоился о том, что его могут убить.  

  По иронии судьбы, после поражения в битве Митридат пытался убить себя, выпив яд – по всей видимости, он не читал свою биографию – но его попытка потерпела неудачу. После того как Митридат встретил свой конец (от меча, если кому интересно), римские императоры приняли концепцию «митридатизма» и начали активно её применять, согласно докладу исследователей из Стэнфордского университета.   Как ни странно, но тактика работает. У людей может выработаться иммунитет к определённым ядам путём регулярного воздействия, и митридатизм по-прежнему практикуется сегодня. Известный герпетолог Билл Хааст регулярно вводил себе змеиный яд и считал свою долгую жизнь заслугой этой странной практики (он дожил до 100 лет и пережил 172 змеиных укуса).  

  Конечно, древние римляне не полностью понимали науку, лежащую в основе практики, поэтому их результаты были разными. Они также не понимали, что некоторые токсины постепенно накапливаются в организме, что может привести к серьёзным проблемам со здоровьем.   Если вы не читаете между строк: не нужно начинать вводить себе яды. Если ваша цель состоит в том, чтобы избежать отправления, вы, вероятно, должны избегать ядов.   6. Императоры сражались с жирафами и страусами в Колизее   Иногда римские императоры испытывали удачу в Колизее. Но ни один император не пал в гладиаторском бою; на самом деле их противники обычно уступали из уважения.  

  Это не значит, что сражения всегда были бескровными. Император Коммод славился тем, что убивал диких животных в Колизее, а иногда случайных раненых пленных или рабов. Он также имеет сомнительную честь быть первым римским императором, убившим жирафа в бою.  

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Pinterest

LiveJournal

Одноклассники

Мой мир

fotojoin.ru