История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Заполните пропуски в тексте. «1_______________________ – древнейший памятник славянского права. Во всех своих редакциях и списках … это документ большого. Древнейший памятник славянского права это


Заполните пропуски в тексте. «1_______________________ – древнейший памятник славянского права. Во всех своих редакциях и списках … это документ большого

5-9 класс

исторического значения. На протяжении нескольких веков … служила основным руководством при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468г., Судебников 2_______г. и 3_______г., даже некоторых статей 4___________________________ 1649 г.» (М.Н. Тихомиров)

Alba19 26 июля 2016 г., 4:59:23 (2 года назад) ыщы

26 июля 2016 г., 6:59:35 (2 года назад)

Русская Правда - древнейший памятник славянского права.Во всех своих редакциях и списках это документ большогоисторического значения. На протяжении нескольких веков РусскаяПравда служила основным руководством при судебных разбиратель-ствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила однимиз источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты,Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468 г., Судебников1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649 г.Долгое применение Русской Правды в судебных делах объясняетпоявление таких видов пространной редакции Русской Правды,которые подвергались переделкам и дополнениям еще в XIV-XVI вв.Настоящее электронное издание полностью основано на изданииМ.Н.Тихомирова: М.Н.Тихомиров. Пособие для изучения РусскойПравды. М.: Издание Московского университета, 1953. Оттудацеликом взяты все комментарии.Хотя текст памятников приведен без перевода, уже в печатномиздании проведена некоторая корректировка орфографии (см. часть 5статьи "Списки и происхождение редакций Русской Правды").В электронном издании нам пришлось также всюду заменить "ять" на"е", хотя это и не вполне корректно. В остальном орфографияиздания М.Н.Тихомирова сохранена.

Lovatik2013

26 июля 2016 г., 9:33:19 (2 года назад)

1 Русская правда – древнейший памятник славянского права. Во всех своих редакциях и списках … это документ большого исторического значения. На протяжении нескольких веков … служила основным руководством при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468г., Судебников 2. 1497г. и 3 1550г., даже некоторых статей 4 Соборного Уложения 1649 г.» (М.Н. Тихомиров)

istoria.neznaka.ru

Заполните пропуски в тексте. «1_______________________ – древнейший памятник славянского права. Во всех своих редакциях и списках … это документ большого

5-9 класс

исторического значения. На протяжении нескольких веков … служила основным руководством при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468г., Судебников 2_______г. и 3_______г., даже некоторых статей 4___________________________ 1649 г.» (М.Н. Тихомиров)

Alba19 26 июля 2016 г., 4:59:23 (2 года назад) ыщы

26 июля 2016 г., 6:59:35 (2 года назад)

Русская Правда - древнейший памятник славянского права.Во всех своих редакциях и списках это документ большогоисторического значения. На протяжении нескольких веков РусскаяПравда служила основным руководством при судебных разбиратель-ствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила однимиз источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты,Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468 г., Судебников1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649 г.Долгое применение Русской Правды в судебных делах объясняетпоявление таких видов пространной редакции Русской Правды,которые подвергались переделкам и дополнениям еще в XIV-XVI вв.Настоящее электронное издание полностью основано на изданииМ.Н.Тихомирова: М.Н.Тихомиров. Пособие для изучения РусскойПравды. М.: Издание Московского университета, 1953. Оттудацеликом взяты все комментарии.Хотя текст памятников приведен без перевода, уже в печатномиздании проведена некоторая корректировка орфографии (см. часть 5статьи "Списки и происхождение редакций Русской Правды").В электронном издании нам пришлось также всюду заменить "ять" на"е", хотя это и не вполне корректно. В остальном орфографияиздания М.Н.Тихомирова сохранена.

Lovatik2013

26 июля 2016 г., 9:33:19 (2 года назад)

1 Русская правда – древнейший памятник славянского права. Во всех своих редакциях и списках … это документ большого исторического значения. На протяжении нескольких веков … служила основным руководством при судебных разбирательствах. В том или ином виде она вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468г., Судебников 2. 1497г. и 3 1550г., даже некоторых статей 4 Соборного Уложения 1649 г.» (М.Н. Тихомиров)

russkij-yazyk.neznaka.ru

Русская правда – важнейший памятник древнерусского государства



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

 

 

 

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему:

«Русская правда – важнейший памятник древнерусского государства»

 

 

 

Выполнила:

 

 

 

Ставрополь, 2011

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

 

Изучение памятников права очень важно для понимания сущности действующих норм в Русском государстве в настоящее время.

Одним из крупнейших памятников права является Русская Правда, в которой отражены особенности правовой культуры древнерусского общества, сведения о правовом статусе основных групп населения, знания о действовавших в то время нормах брачно-семейного, гражданского и уголовного права, правил судопроизводства.

Ее основы дают нам возможность раскрыть истоки и причины появления многочисленных законодательных актов: разрешение простейшего казуса породило правовое регулирование бесчисленных прецедентов.

До настоящего времени ведутся споры об официальности Русской Правды. Мнения ученых разделились на два полюса: одни считают своды памятника лишь сборником всех существовавших норм в различных договорах древнерусского государства, другие – официальным источником права. Данные споры подпитывает, к тому же, факт существования нескольких редакций Русской Правды.

Таким образом, объектом исследования курсовой работы является «Русская правда» как систематизированный свод норм раннефеодального права Киевской Руси.

Предмет курсовой работы – процессы формирования норм права древнерусского раннефеодального государства.

Целью данной работы является изучение особенностей сводов Русской Правды: норм гражданского, уголовного права, наследственного и т.п.

В соответствии с данной целью к задачам курсовой работы относятся:

- рассмотрение особенностей возникновения древнерусской государственности;

- изучение вопроса официальности Русской Правды;

- характеристика норм Русской Правды;

- рассмотрение особенностей гражданского и уголовного права в период Русской Правды.

Тема Русской Правды, как памятника права, является достаточно разработанной. Исследованием данной темы занимались такие ученые, как В.0. Ключевский, М.Л. Тихомиров, С.В. Юшков и другие.

1 ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ РЕДАКЦИИ РУССКОЙ ПРАВДЫ

 

1.1 Состав и время возникновения

 

Под Русской Правдой понимают три разновременно возникших, но тесно связанных между собой памятника (их иногда называют редакциями Русской Правды). Это – Краткая Правда (ее составные части обычно датируют XI в.), Пространная Правда (ее составные части часто относят к концу XI—XII в.) и Сокращенная Правда (по мнению большинства исследователей, составлена была в XIV—XVII вв., а по М. Н. Тихомирову – в XII в.). Все эти памятники в рукописной традиции встречаются не самостоятельно, а в составе сборников (обычно летописного или юридического характера). Поэтому ученые исследуют Русскую Правду не изолированно, а в тесной связи с теми источниками, которые ее сопровождают в рукописных сборниках. Это позволяет лучше понять не только время возникновения Русской Правды (во всех ее видах), но и причины ее создания, а также взаимоотношение с другими памятниками права, распространенными на Руси. [1]

 

1.2 Место возникновения

 

Местом возникновения Краткой Правды некоторые исследователи (Б. Д. Греков, С. В. Юшков и др.) считают Киев, другие (М. Н. Тихомиров) - Великий Новгород. Доказательства М. Н. Тихомирова в пользу новгородского происхождения Русской Правды подверглись серьезной критике. К сожалению, доказательств в пользу киевского происхождения Краткой Правды, кроме общих соображений о значении Киева, как центра древней Руси в XI - XII вв., не было приведено вовсе.

1.3 Источники кодификации. Происхождение

 

На вопрос об источниках кодификации Русской Правды в ученой среде нет однозначного ответа. Так, Тихомиров М. Н. утверждает, что она есть древнейший памятник славянского права, основанный только на судебной практике восточных славян. «Русская Правда возникла целиком на русской почве и была результатом развития русской юридической мысли Х - ХII вв.» Автор учебника Исаев И. А. выделяет три основных источника кодификации: нормы обычного права (положения о кровной мести и круговой поруке), княжескую судебную практику и византийское каноническое право. Ключевский В. О. находит в памятнике черты церковно-византийского права, кроме того указывает на солидарность между Русской Правдой и юридическими понятиями древнерусского духовенства, но замечает лишь «следы» княжеской практики. [6]

Итак, нам известно множество (более 110) разных списков Правды, различающихся количеством, порядком и даже текстом статей. Именно по этой причине среди ученых не существует единства мнений по вопросу происхождения этого документа.

Одни полагают, что это был кодекс, составленный Ярославом, дополненный его сыновьями, затем Мономахом I, и служивший руководством для княжеских судей, то есть подлинный памятник законодателя. К такому заключению их приводит заглавие над первой статьей памятника в древнейших списках, сообщающее о том, что это "суд" или "устав" Ярослава, а также не раз встречающееся замечание, что так "судил" или "уставил" Ярослав. На это указывает и память о Ярославе как установителе правды, закона: ему давалось иногда прозвание Правосуда. Так преподносят нам Русскую Правду авторы учебников Исаев И. А., Титов Ю. П..

Другие приходят к выводу, что это лишь приватный юридический сборник, составленный каким-то древнерусским законоведом или несколькими законоведами для своих частных надобностей. Так, Ключевский В. О. полагает, что Русская Правда «это - церковный судебник по недуховным делам лиц духовного ведомства. Русская Правда - свод постановлений об уголовных преступлениях и гражданских правонарушениях в том объеме, в каком нужен был такой свод церковному судье для суда по недуховным делам церковных людей». [1]

Воспользуемся разбором Русской Правды Ключевским для того, чтобы проверить и оценить оба этих взгляда. Ученый указывает на следующие особенности:

1.     Текст некоторых статей есть не подлинный текст закона, а рассказ повествователя о том, как он был составлен. Например, ст.2 Пространной Правды: «После Ярослава собрались сыновья его Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их и отменили месть за убийство, а установили денежный выкуп, всё же прочее, как судил Ярослав, как уставили и его сыновья».

2.     Русская Правда склонна умалчивать об особенностях современного ей права там, где они идут вразрез с юридическими понятиями древнерусского духовенства. Так, в Правде мы не найдем информации о судебном поединке, «поле». Однако из других источников известно, что оно практиковалось на Руси как до, так и после нее. Византийский писатель Х в. Лев Диакон в рассказе о болгарском походе Святослава говорит, что русские в его время имели обыкновение решать взаимные распри "кровью и убийством". Арабский писатель Ибн-Даста рисует нам картину судебного поединка на Руси в первой половине Х в. По его словам, если кто на Руси имеет дело против другого, то зовёт его на суд к князю, пред которым и препираются обе стороны. Дело решается приговором князя. Если же обе стороны недовольны этим приговором, окончательное решение предоставляется оружию: чей меч острее, тот и берёт верх. При борьбе присутствуют родичи обеих сторон, вооружённые. Кто одолеет в бою, тот и выигрывает дело. Русская Правда игнорирует «поле», как языческий остаток, против которого на протяжении веков (почти до конца XVI в.) восставала церковь.

3.     Большую часть списков Пространной Правды находили в Кормчих, древнерусских сводах церковных законов, иногда в сборниках канонического содержания, носящих название Мерила праведного, среди дополнительных статей к своду церковных законов, одной из которых, по Ключевскому, она и являлась.

4.     Некоторые постановления Русской Правды как будто составлены при содействии церковно-византийских. Например, смысл статьи о ночном воровстве из Моисеевых законов (Библии) таков: если ночью захватят татя на месте преступления и убьют, не считать это за убийство: если же его убьют по восходе солнца, то убийца виновен, должен сам подвергнуться смертной казни. В нашей Правде читается такая статья о ночной татьбе: "Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить, как собаку: если же продержат пойманного вора до рассвета, то должны вести его на княжий двор, в суд: если же вор окажется убитым, а сторонние люди видели его уже связанным, то платить за убийство пеню в 12 гривен". Чувствуется внутренняя связь этой статьи с приведённым местом Моисеева закона, но видно также, что это постановление обрусело в Правде и приняло своеобразные туземные формы выражения. Другой пример. Статья в Законе Судном (из Эклоги или Прохирона) о рабе, совершившем кражу на стороне, не у своего господина: если господин такого раба-вора захочет удержать его за собою, обязан вознаградить потерпевшего, в противном случае должен отдать его в полное владение потерпевшему. В нашей Правде есть статья, по которой господин холопа, обокравшего кого-либо, должен выкупать вора, платить все причинённые им убытки и пени или же выдать его потерпевшему; но в нашей статье к этому прибавлено постановление, как поступать с семьей холопа-вора и со свободными людьми, участвовавшими в краже. Итак, составитель Русской Правды, ничего не заимствуя дословно из памятников церковного и византийского права, руководился этими памятниками. Они указывали ему случаи, требовавшие определения, ставили законодательные вопросы, ответов на которые он искал в туземном праве.

Совокупность всех этих наблюдений приводит Ключевского к тому, что текст Русской Правды сложился в сфере не княжеского, а церковного суда, в среде церковной юрисдикции, нуждами и целями которой и руководился составитель Правды в своей работе. Церковный суд по духовным делам над всеми христианами производился на основании Номоканона, принесённого из Византии, и церковных уставов, изданных первыми христианскими князьями Руси. Церковный суд по нецерковным уголовным и гражданским делам, простиравшийся только на церковных людей, должен был производиться по местному праву и вызывал потребность в письменном своде местных законов, каким и явилась, по Ключевскому, Русская Правда. [8]

2 ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ГРАЖДАНСКОГО И УГОЛОВНОГО ПРАВА ПО РУССКОЙ ПРАВДЕ

 

2.1 Основные черты гражданского права

 

Вещное право

Русская Правда и другие источники не знают единого общего термина для обозначения этого права. Причина, очевидно, заключается в том, что содержание этого права было тогда различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственно­сти. В Русской Правде в подавляющем большинстве случаев речь идет о праве собственности людей на движимое имущество, движимые вещи, но­сившие общее название «имения» (того, что можно взять, «имати»). Для обозначения принадлежности вещи использовались термины: мой, твой, его и т.д. В качестве объекта «имения» фигурируют одежда, оружие, кони, другой скот, орудия труда, торговые товары и пр. Право частной собст­венности на них было полным и неограниченным. Собственник мог ими вла­деть (фактически обладать ими), пользоваться (извлекать доходы) и рас­поряжаться (определять юридическую судьбу вещей) до их уничтожения, вступать в договоры, связанные с вещами, требовать защиты своих прав на вещи и др. То есть можно говорить, что собственность на Руси – весь­ма древний институт, считавшийся во времена Русской Правды объектом полного господства собственника.

Можно предполагать, что субъектами права собственности в указанное время были все свободные люди (без холопов, ибо последние относились к разряду имущества). Собственник имел право на возврат своего имущест­ва из чужого незаконного владения на основе строго установленной в Рус­ской Правде процедуры (о ней чуть позже). За причиненный имуществу ущерб назначался штраф. Возвращение вещей требовало свидетельских показаний и т.д. Причем можно утверждать, что охрана частной собст­венности усиливается от Краткой Правды к Пространной: если в первой величина штрафа зависела только от вида и количества украденного ско­та, то в последней (ст. 41–42) она определяется и местом совершения преступления (украден ли скот из закрытого помещения или с поля). [4]

Гораздо сложнее обстоит дело с собственностью недвижимой и, в первую очередь, с земельной собственностью. В Русской Правде ей посвящено всего несколько статей (ст. 70–72 Пр. Пр., ст. 34 Кр. Пр.), в которых устанавливается штраф в 12 гривен за нарушение земельной или бортной (пчельника) межи. О том, кому принадлежит земля (князю, феодалу или крестьянину), закон молчит. Большой размер штрафа вызвал предположение ряда исследователей о феодальном владении, скорее всего, княже­ском. Но есть и другое мнение, что это могла быть межа любого конкрет­ного индивидуального хозяйства или общих владений деревни, а значи­тельный размер штрафа – лишь показатель уважения законодателем прав землевладельца.

stud24.ru

Русская Правда как памятник Древнерусского права

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

КАФЕДРА ТЕОРИИ ПРАВА.

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ

«РУССКАЯ ПРАВДА» КАК ПАМЯТНИК ДРЕВНЕРУССКОГО ПРАВА.

ВЫПОЛНИЛА СТУДЕНТКА I КУРСА ОЗО ЛИТВИНЮК АННА ИГОРЕВНА

ПРОВЕРИЛ ДИН ПРОФЕССОР

СЕРГЕЕВ ГЕННАДИЙ СТЕПАНОВИЧ

ТВЕРЬ 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение.

1. Происхождение и состав Русской Правды.

1.1 Состав и время возникновения.

1.2 Место возникновения.

1.3 Источники кодификации. Происхождение.

2. Содержание Русской Правды.

2.1 Правовое положение населения.

2.2 Частный характер права в Русской Правде. Имущественное и уголовное право.

2.3 Система наказаний по Русской Правде.

2.4 Судебный процесс по Русской Правде.

3. Русская Правда и другие памятники права древней Руси.

Заключение.

Библиография.

Введение

Правда Русская1 (здесь «правда» употребляется в значении лат. Iustitia) – правовой кодекс Руси, принадлежащий к числу классических памятников отечественной истории, к которому на протяжении нескольких веков обращалось множество ученых (историков, лингвистов, правоведов, нумизматов, палеографов). Все авторы общих трудов по древнерусской истории так или иначе высказывали мнения об этом уникальном кодексе права Киевской Руси. Также многие исследователи посвящали годы, а то и десятки лет приведению в порядок всей системы знаний о Русской Правде, накопленных за более чем 250 лет ее изучения. Для того, чтобы представить наиболее полно и достоверно структуру Древнерусского государства и общества, формы эксплуатации населения в X—XII вв., необходимо снова и снова анализировать Русскую Правду. При помощи разбора изменения норм этого кодекса на протяжении времени можно проследить развитие государственного аппарата, гражданского и уголовного права и судопроизводства.

Можно предполагать, что древние юристы и книжники придавали Русской Правде большое значение. Об этом свидетельствует ее широкое распространение в виде рукописей. До нас дошло более 110 списков этого документа. В том или ином виде Русская Правда вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской Судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468г., Судебников 1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649г..

Русская Правда принадлежит к числу наиболее выдающихся правовых памятников средневековья, отражая в своем тексте общие пути становления и развития феодальных отношений Восточной и Западной Европы.

Итак, мы видим, что актуальность темы «Русская Правда» – как памятник древнерусского права» не вызывает сомнений.

Главная задача настоящей работы заключается в том, чтобы сделать выводы о ценности этого памятника, как документа права. Следовательно, попытаемся ответить на вопрос, насколько полно и верно отразился в нем действовавший на Руси юридический порядок? Для этого обратимся, во-первых, к вопросу о собственно происхождении Правды Русской. Во-вторых, поговорим о ее содержании. А в-третьих, уясним, какое место она занимает среди других дошедших до нас правовых документов древней Руси.

1. Происхождение и состав Русской Правды

1.1 Состав и время возникновения

Под Русской Правдой понимают три разновременно возникших, но тесно связанных между собой памятника (их иногда называют редакциями Русской Правды). Это – Краткая Правда (ее составные части обычно датируют XI в.), Пространная Правда (ее составные части часто относят к концу XI—XII в.) и Сокращенная Правда (по мнению большинства исследователей, составлена была в XIV—XVII вв., а по М. Н. Тихомирову – в XII в.). Все эти памятники в рукописной традиции встречаются не самостоятельно, а в составе сборников (обычно летописного или юридического характера). Поэтому ученые исследуют Русскую Правду не изолированно, а в тесной связи с теми источниками, которые ее сопровождают в рукописных сборниках. Это позволяет лучше понять не только время возникновения Русской Правды (во всех ее видах), но и причины ее создания, а также взаимоотношение с другими памятниками права, распространенными на Руси.

1.2 Место возникновения

Местом возникновения Краткой Правды некоторые исследователи (Б. Д. Греков, С. В. Юшков и др.) считают Киев, другие (М. Н. Тихомиров) - Великий Новгород. Доказательства М. Н. Тихомирова в пользу новгородского происхождения Русской Правды подверглись серьезной критике. К сожалению, доказательств в пользу киевского происхождения Краткой Правды, кроме общих соображений о значении Киева, как центра древней Руси в XI - XII вв., не было приведено вовсе.

1.3 Источники кодификации. Происхождение

На вопрос об источниках кодификации Русской Правды в ученой среде нет однозначного ответа. Так, Тихомиров М. Н. утверждает, что она есть древнейший памятник славянского права, основанный только на судебной практике восточных славян. «Русская Правда возникла целиком на русской почве и была результатом развития русской юридической мысли Х - ХII вв.»2 Автор учебника Исаев И. А. выделяет три основных источника кодификации: нормы обычного права (положения о кровной мести и круговой поруке), княжескую судебную практику и византийское каноническое право. Ключевский В. О. находит в памятнике черты церковно-византийского права, кроме того указывает на солидарность между Русской Правдой и юридическими понятиями древнерусского духовенства, но замечает лишь «следы» княжеской практики.

Итак, нам известно множество (более 110) разных списков Правды, различающихся количеством, порядком и даже текстом статей. Именно по этой причине среди ученых не существует единства мнений по вопросу происхождения этого документа.

Одни полагают, что это был кодекс, составленный Ярославом, дополненный его сыновьями, затем Мономахом I, и служивший руководством для княжеских судей, то есть подлинный памятник законодателя. К такому заключению их приводит заглавие над первой статьей памятника в древнейших списках, сообщающее о том, что это "суд" или "устав" Ярослава, а также не раз встречающееся замечание, что так "судил" или "уставил" Ярослав. На это указывает и память о Ярославе как установителе правды, закона: ему давалось иногда прозвание Правосуда. Так преподносят нам Русскую Правду авторы учебников Исаев И. А., Титов Ю. П..

Другие приходят к выводу, что это лишь приватный юридический сборник, составленный каким-то древнерусским законоведом или несколькими законоведами для своих частных надобностей. Так, Ключевский В. О. полагает, что Русская Правда «это - церковный судебник по недуховным делам лиц духовного ведомства. Русская Правда - свод постановлений об уголовных преступлениях и гражданских правонарушениях в том объеме, в каком нужен был такой свод церковному судье для суда по недуховным делам церковных людей»3.

Воспользуемся разбором Русской Правды Ключевским для того, чтобы проверить и оценить оба этих взгляда. Ученый указывает на следующие особенности:

  1. Текст некоторых статей есть не подлинный текст закона, а рассказ повествователя о том, как он был составлен. Например, ст.2 Пространной Правды: «После Ярослава собрались сыновья его Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их и отменили месть за убийство, а установили денежный выкуп, всё же прочее, как судил Ярослав, как уставили и его сыновья».

  2. Русская Правда склонна умалчивать об особенностях современного ей права там, где они идут вразрез с юридическими понятиями древнерусского духовенства. Так, в Правде мы не найдем информации о судебном поединке, «поле». Однако из других источников известно, что оно практиковалось на Руси как до, так и после нее. Византийский писатель Х в. Лев Диакон в рассказе о болгарском походе Святослава говорит, что русские в его время имели обыкновение решать взаимные распри "кровью и убийством". Арабский писатель Ибн-Даста рисует нам картину судебного поединка на Руси в первой половине Х в. По его словам, если кто на Руси имеет дело против другого, то зовёт его на суд к князю, пред которым и препираются обе стороны. Дело решается приговором князя. Если же обе стороны недовольны этим приговором, окончательное решение предоставляется оружию: чей меч острее, тот и берёт верх. При борьбе присутствуют родичи обеих сторон, вооружённые. Кто одолеет в бою, тот и выигрывает дело. Русская Правда игнорирует «поле», как языческий остаток, против которого на протяжении веков (почти до конца XVI в.) восставала церковь.

  3. Большую часть списков Пространной Правды находили в Кормчих, древнерусских сводах церковных законов, иногда в сборниках канонического содержания, носящих название Мерила праведного, среди дополнительных статей к своду церковных законов, одной из которых, по Ключевскому, она и являлась.

  4. Некоторые постановления Русской Правды как будто составлены при содействии церковно-византийских. Например, смысл статьи о ночном воровстве из Моисеевых законов (Библии) таков: если ночью захватят татя на месте преступления и убьют, не считать это за убийство: если же его убьют по восходе солнца, то убийца виновен, должен сам подвергнуться смертной казни. В нашей Правде читается такая статья о ночной татьбе: "Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить, как собаку: если же продержат пойманного вора до рассвета, то должны вести его на княжий двор, в суд: если же вор окажется убитым, а сторонние люди видели его уже связанным, то платить за убийство пеню в 12 гривен". Чувствуется внутренняя связь этой статьи с приведённым местом Моисеева закона, но видно также, что это постановление обрусело в Правде и приняло своеобразные туземные формы выражения. Другой пример. Статья в Законе Судном (из Эклоги или Прохирона) о рабе, совершившем кражу на стороне, не у своего господина: если господин такого раба-вора захочет удержать его за собою, обязан вознаградить потерпевшего, в противном случае должен отдать его в полное владение потерпевшему. В нашей Правде есть статья, по которой господин холопа, обокравшего кого-либо, должен выкупать вора, платить все причинённые им убытки и пени или же выдать его потерпевшему; но в нашей статье к этому прибавлено постановление, как поступать с семьей холопа-вора и со свободными людьми, участвовавшими в краже. Итак, составитель Русской Правды, ничего не заимствуя дословно из памятников церковного и византийского права, руководился этими памятниками. Они указывали ему случаи, требовавшие определения, ставили законодательные вопросы, ответов на которые он искал в туземном праве.

Совокупность всех этих наблюдений приводит Ключевского к тому, что текст Русской Правды сложился в сфере не княжеского, а церковного суда, в среде церковной юрисдикции, нуждами и целями которой и руководился составитель Правды в своей работе. Церковный суд по духовным делам над всеми христианами производился на основании Номоканона, принесённого из Византии, и церковных уставов, изданных первыми христианскими князьями Руси. Церковный суд по нецерковным уголовным и гражданским делам, простиравшийся только на церковных людей, должен был производиться по местному праву и вызывал потребность в письменном своде местных законов, каким и явилась, по Ключевскому, Русская Правда.

www.coolreferat.com

"Русская Правда" как памятник Древнерусского права

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«ТВЕРСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

КАФЕДРА ТЕОРИИ ПРАВА.

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

ПО ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА РОССИИ

«РУССКАЯ ПРАВДА» КАК ПАМЯТНИК ДРЕВНЕРУССКОГО ПРАВА.

ВЫПОЛНИЛА СТУДЕНТКА I КУРСА ОЗО ЛИТВИНЮК АННА ИГОРЕВНА

ПРОВЕРИЛ ДИН ПРОФЕССОР

СЕРГЕЕВ ГЕННАДИЙ СТЕПАНОВИЧ

ТВЕРЬ 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение.

1. Происхождение и состав Русской Правды.

1.1 Состав и время возникновения.

1.2 Место возникновения.

1.3 Источники кодификации. Происхождение.

2. Содержание Русской Правды.

2.1 Правовое положение населения.

2.2 Частный характер права в Русской Правде. Имущественное и уголовное право.

2.3 Система наказаний по Русской Правде.

2.4 Судебный процесс по Русской Правде.

3. Русская Правда и другие памятники права древней Руси.

Заключение.

Библиография.

Введение

Правда Русская[1] (здесь «правда» употребляется в значении лат. Iustitia) – правовой кодекс Руси, принадлежащий к числу классических памятников отечественной истории, к которому на протяжении нескольких веков обращалось множество ученых (историков, лингвистов, правоведов, нумизматов, палеографов). Все авторы общих трудов по древнерусской истории так или иначе высказывали мнения об этом уникальном кодексе права Киевской Руси. Также многие исследователи посвящали годы, а то и десятки лет приведению в порядок всей системы знаний о Русской Правде, накопленных за более чем 250 лет ее изучения. Для того, чтобы представить наиболее полно и достоверно структуру Древнерусского государства и общества, формы эксплуатации населения в X—XII вв., необходимо снова и снова анализировать Русскую Правду. При помощи разбора изменения норм этого кодекса на протяжении времени можно проследить развитие государственного аппарата, гражданского и уголовного права и судопроизводства.

Можно предполагать, что древние юристы и книжники придавали Русской Правде большое значение. Об этом свидетельствует ее широкое распространение в виде рукописей. До нас дошло более 110 списков этого документа. В том или ином виде Русская Правда вошла в состав или послужила одним из источников позднейших судных грамот: Псковской Судной грамоты, Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468г., Судебников 1497 и 1550 гг., даже некоторых статей Соборного Уложения 1649г..

Русская Правда принадлежит к числу наиболее выдающихся правовых памятников средневековья, отражая в своем тексте общие пути становления и развития феодальных отношений Восточной и Западной Европы.

Итак, мы видим, что актуальность темы «Русская Правда» – как памятник древнерусского права» не вызывает сомнений.

Главная задача настоящей работы заключается в том, чтобы сделать выводы о ценности этого памятника, как документа права. Следовательно, попытаемся ответить на вопрос, насколько полно и верно отразился в нем действовавший на Руси юридический порядок? Для этого обратимся, во-первых, к вопросу о собственно происхождении Правды Русской. Во-вторых, поговорим о ее содержании. А в-третьих, уясним, какое место она занимает среди других дошедших до нас правовых документов древней Руси.

1. Происхождение и состав Русской Правды

1.1 Состав и время возникновения

Под Русской Правдой понимают три разновременно возникших, но тесно связанных между собой памятника (их иногда называют редакциями Русской Правды). Это – Краткая Правда (ее составные части обычно датируют XI в.), Пространная Правда (ее составные части часто относят к концу XI—XII в.) и Сокращенная Правда (по мнению большинства исследователей, составлена была в XIV—XVII вв., а по М. Н. Тихомирову – в XII в.). Все эти памятники в рукописной традиции встречаются не самостоятельно, а в составе сборников (обычно летописного или юридического характера). Поэтому ученые исследуют Русскую Правду не изолированно, а в тесной связи с теми источниками, которые ее сопровождают в рукописных сборниках. Это позволяет лучше понять не только время возникновения Русской Правды (во всех ее видах), но и причины ее создания, а также взаимоотношение с другими памятниками права, распространенными на Руси.

1.2 Место возникновения

Местом возникновения Краткой Правды некоторые исследователи (Б. Д. Греков, С. В. Юшков и др.) считают Киев, другие (М. Н. Тихомиров) - Великий Новгород. Доказательства М. Н. Тихомирова в пользу новгородского происхождения Русской Правды подверглись серьезной критике. К сожалению, доказательств в пользу киевского происхождения Краткой Правды, кроме общих соображений о значении Киева, как центра древней Руси в XI - XII вв., не было приведено вовсе.

1.3 Источники кодификации. Происхождение

На вопрос об источниках кодификации Русской Правды в ученой среде нет однозначного ответа. Так, Тихомиров М. Н. утверждает, что она есть древнейший памятник славянского права, основанный только на судебной практике восточных славян. «Русская Правда возникла целиком на русской почве и была результатом развития русской юридической мысли Х - ХII вв.»[2] Автор учебника Исаев И. А. выделяет три основных источника кодификации: нормы обычного права (положения о кровной мести и круговой поруке), княжескую судебную практику и византийское каноническое право. Ключевский В. О. находит в памятнике черты церковно-византийского права, кроме того указывает на солидарность между Русской Правдой и юридическими понятиями древнерусского духовенства, но замечает лишь «следы» княжеской практики.

Итак, нам известно множество (более 110) разных списков Правды, различающихся количеством, порядком и даже текстом статей. Именно по этой причине среди ученых не существует единства мнений по вопросу происхождения этого документа.

Одни полагают, что это был кодекс, составленный Ярославом, дополненный его сыновьями, затем Мономахом I, и служивший руководством для княжеских судей, то есть подлинный памятник законодателя. К такому заключению их приводит заглавие над первой статьей памятника в древнейших списках, сообщающее о том, что это "суд" или "устав" Ярослава, а также не раз встречающееся замечание, что так "судил" или "уставил" Ярослав. На это указывает и память о Ярославе как установителе правды, закона: ему давалось иногда прозвание Правосуда. Так преподносят нам Русскую Правду авторы учебников Исаев И. А., Титов Ю. П..

Другие приходят к выводу, что это лишь приватный юридический сборник, составленный каким-то древнерусским законоведом или несколькими законоведами для своих частных надобностей. Так, Ключевский В. О. полагает, что Русская Правда «это - церковный судебник по недуховным делам лиц духовного ведомства. Русская Правда - свод постановлений об уголовных преступлениях и гражданских правонарушениях в том объеме, в каком нужен был такой свод церковному судье для суда по недуховным делам церковных людей»[3] .

Воспользуемся разбором Русской Правды Ключевским для того, чтобы проверить и оценить оба этих взгляда. Ученый указывает на следующие особенности:

1. Текст некоторых статей есть не подлинный текст закона, а рассказ повествователя о том, как он был составлен. Например, ст.2 Пространной Правды: «После Ярослава собрались сыновья его Изяслав, Святослав, Всеволод и мужи их и отменили месть за убийство, а установили денежный выкуп, всё же прочее, как судил Ярослав, как уставили и его сыновья».

2. Русская Правда склонна умалчивать об особенностях современного ей права там, где они идут вразрез с юридическими понятиями древнерусского духовенства. Так, в Правде мы не найдем информации о судебном поединке, «поле». Однако из других источников известно, что оно практиковалось на Руси как до, так и после нее. Византийский писатель Х в. Лев Диакон в рассказе о болгарском походе Святослава говорит, что русские в его время имели обыкновение решать взаимные распри "кровью и убийством". Арабский писатель Ибн-Даста рисует нам картину судебного поединка на Руси в первой половине Х в. По его словам, если кто на Руси имеет дело против другого, то зовёт его на суд к князю, пред которым и препираются обе стороны. Дело решается приговором князя. Если же обе стороны недовольны этим приговором, окончательное решение предоставляется оружию: чей меч острее, тот и берёт верх. При борьбе присутствуют родичи обеих сторон, вооружённые. Кто одолеет в бою, тот и выигрывает дело. Русская Правда игнорирует «поле», как языческий остаток, против которого на протяжении веков (почти до конца XVI в.) восставала церковь.

3. Большую часть списков Пространной Правды находили в Кормчих, древнерусских сводах церковных законов, иногда в сборниках канонического содержания, носящих название Мерила праведного, среди дополнительных статей к своду церковных законов, одной из которых, по Ключевскому, она и являлась.

4. Некоторые постановления Русской Правды как будто составлены при содействии церковно-византийских. Например, смысл статьи о ночном воровстве из Моисеевых законов (Библии) таков: если ночью захватят татя на месте преступления и убьют, не считать это за убийство: если же его убьют по восходе солнца, то убийца виновен, должен сам подвергнуться смертной казни. В нашей Правде читается такая статья о ночной татьбе: "Кого застанут ночью у клети или на каком воровстве, могут убить, как собаку: если же продержат пойманного вора до рассвета, то должны вести его на княжий двор, в суд: если же вор окажется убитым, а сторонние люди видели его уже связанным, то платить за убийство пеню в 12 гривен". Чувствуется внутренняя связь этой статьи с приведённым местом Моисеева закона, но видно также, что это постановление обрусело в Правде и приняло своеобразные туземные формы выражения. Другой пример. Статья в Законе Судном (из Эклоги или Прохирона) о рабе, совершившем кражу на стороне, не у своего господина: если господин такого раба-вора захочет удержать его за собою, обязан вознаградить потерпевшего, в противном случае должен отдать его в полное владение потерпевшему. В нашей Правде есть статья, по которой господин холопа, обокравшего кого-либо, должен выкупать вора, платить все причинённые им убытки и пени или же выдать его потерпевшему; но в нашей статье к этому прибавлено постановление, как поступать с семьей холопа-вора и со свободными людьми, участвовавшими в краже. Итак, составитель Русской Правды, ничего не заимствуя дословно из памятников церковного и византийского права, руководился этими памятниками. Они указывали ему случаи, требовавшие определения, ставили законодательные вопросы, ответов на которые он искал в туземном праве.

mirznanii.com

Тема 2. Памятники славянского феодального права в странах Восточной Европы

Приняв христианство, славянские государства Восточной Европы включили себя в круг византийских культурных и правовых влияний. На базе норм византийского и обычного болгарского права в конце IX века появился "Закон судный людям", который дошел до нашего времени в двух редакциях - Краткой (32 статьи) и Пространной (77 статей). Наиболее древней и близкой к подлиннику считается краткая редакция Закона по так называемому Румянцевскому списку.

Закон юридически закреплял три вида собственности на землю: общинную, собственность задруг (задруга - большая семья, состоящая из нескольких, связанных кровным родством, семей), частную собственность феодалов, в руках которых концентрируются и богатства в виде "военной добычи". За последними признается финансовый, административный и судебный иммунитет.

Несколько статей Закона посвящены регулированию гражданско-правовых отношений (поклаже, закладу, опеке, поручительству) на основе римско-византийских реципированных норм.

В связи с развитием ремесла сравнительно широкое распространение имел договор подряда. В одной из статей этого Закона говорится, что, если портной испортит материал вследствие неумения шить или злонамерения, он должен быть избит или лишен вознаграждаения. Крестьянин, самовольно разрывавший договор найма, не допахавший до времени, наказывался согласно закону тем, что лишался "орания", т.е., вероятно, всего им заработанного.

Особое место в Законе занимают нормы, направленные против нарушения христианских предписаний о браке. Закон запрещал многоженство, предлагая выгнать из дома вторую жену вместе с ее детьми, устанавливая запрещение вступать в брак с близкими родственниками. Однако неизвестно, какой возраст требовался при вступлении в брак. В семье господствовали патриархальные отношения. Наследование осуществлялось по закону и по завещанию. Но воля завещателя была несколько ограничена. Отец мог дать одному из законных наследников больше, чем другому, но совсем лишить наследства своих детей не мог.

Многие статьи Закона сохраняют старые славянские обычаи: талион, кровную месть, ордалии и др. Как уклад продолжал существовать институт рабства. За убийство раба возмещение получал его хозяин. Раб мог выкупить себя на свободу имуществом или отработкой.

Закон строго охранял собственность. Смертная казнь грозила за поджог дома, за хищение церковного имущества из алтаря. За продажу в рабство свободного виновный мог быть продан в рабство. Штраф в двойном размере уплачивался за рубку и поджог чужого леса, за кражу скота. Ряд статей предусматривал суровые наказания за многоженство и изнасилование, а также за соблюдение языческих обрядов.

Закон ввел понятие рецидива в краже. Виновный подлежал изгнанию (во второй раз) и продаже в рабство (в третий раз).

Византийское же уголовное право в этом случае предписывало членовредительское наказание (ослепление). В Византии убийцу ждала смертная казнь. В Болгарии за убийство полагалась "вражда", т.е. уплата штрафа, к чему, помимо самого виновного, привлекались и его родственники. В том случае, если убийца оставался неизвестным, штраф должно было платить село, на территории которого найден труп (круговая порука). Характерной особенностью являлось то, что субъектом преступления могло быть даже животное. Так, собака, которая пролезла в жилище человека, подрыв стену, должна быть убита. Собака, проникшая в дом через открытую дверь, не подлежала смерти. Широко применялись позорящие наказания (порка, острижение волос и др.), а также эпитимные наказания (наказания, налагаемые церковью - покаяние, пост, молитва и т.д.), которые в некоторых случаях смягчали тяжкие наказания.

Закон запрещал производить арест в помещении церкви, даже если преступник там находился. Беглец мог оставаться в церкви до окончания расследования его дела. В отдельных случаях сохранялся санкционированный самосуд. Деление процесса на гражданский и уголовный отсутствовало. Правосудие осуществлялось князем (баяром) и носило состязательный (по гражданским искам) или инквизиционный (по уголовным делам) характер. В "Законе судным людям" подчеркивается недопустимость неправого суда, требуется обоснование приговора доказательствами. В качестве средства доказывания допускается соприсяжничество. Соприсяжники (портники) - это люди, пользующиеся добрым именем и доверением суда, которые клятвенно должны подтвердить определенные, имеющие значение для процесса факты. Их заявления были решающими для исхода процесса.

Особое значение в суде придавалось свидетельским показаниям. Ст.2 Закона гласит, что дело не может слушаться "без свидетелей (послухов) многих", которые должны быть "правдивыми, богобоязненными, уважаемыми...".

"Закон судный людям" по своему содержанию являлся феодальным и был составлен с учетом требований болгарской знати.

В 1349 году в г. Скопле (Сербия) на соборе феодальной знати был принят свод, получивший название в честь короля Стефана Душана "Законник Стефана Душана", который включал 194 статьи. Большая часть статей посвящена церкви, ее праву и христианской морали, а также уголовному праву и процессу. Он содержит нормы сербского обычного права и нормы, заимствованные у Византии.

Класс феодалов делился на две основные категории: великие и малые властели и властеличи. Властели имели наследственные земли - баштину. Законник различал баштину - родовую собственность, наследственное имение и откупленицы - прибретенное на основе купчей имение. За службу властеличам давали пронии. Закон освобождал властелича "от всех тягостей и повинностей". Феодал уплачивал царю лишь натуральную подать и обязан был участвовать в военных походах. Прония была исключена из гражданского оборота. Крепостные крестьяне - меропхи - были окончательно прикреплены к земле и потеряли право переходить к другому феодалу. За побег меропха клеймили и рвали ему ноздри. Им запрещалось собираться на сходки и сообща решать свои дела. Но по статье 140 меропхи имели право на судебную защиту, а феодал не имел права сажать его в темницу "без царской грамоты". Меропхи отбывали барщину, уплачивали оброк феодалу, а также несли государственную повинность. Имелись и рабы-отроки. В отличие от византийской практики Законник неодобрительно относится к залогу имущества и даже требует, чтобы оно было выкуплено. В Сербии была провозглашена свобода торговли.

Особой разработкой отличаются уголовные постановления Законника, относящиеся к религиозным и государственным преступлениям. За переход в другую веру и за возвращение к язычеству виновные подвергались смертной казни, а при смягчающих обстоятельствах - ссылке в рудники, членовредительству. Некоторые статьи Законника за нарушение церковного права предусматривали наказание в виде отлучения от церкви.

Смертная казнь угрожала за измену, разбой, фальшивомонетничество и др. В отдельных случах Законник допускал объективное вменение, устанавливая ответственность не только самого виновного, но и его родственников, если последние жили с ним в одном доме и вели общее хозяйство. Виновный, например, за измену наказывался смертью и конфискацией имущества, родственники - штрафом. За разбой и воровство отвечал не только сам виновный, но и село, где он находился. Оно подвергалось массовой экзекуции и разграблению. Должностные преступления наказывались членовредительством и штрафом.

Неуплата штрафа влекла за собой смертную казнь или членовредительство. Феодальный характер Законника виден из того, что чем выше по положению стоял преступник, тем меньшую он нес ответственность. За убийство властеля меропх кроме уплаты штрафа лишался обеих рук. За такое преступление властель мог отделаться штрафом.

В ряде случаев Законник, указав на состав преступления, отсылает за мерой наказания к "закону святых отцов", т.е. к византийскому законодательству.

Судебное устройство Сербии было сложным: помимо царского и церковного суда существовал суд господский, суд поротников и др. В больших делах требовалось наличие 24 поротников, в малых - 12, а в самых меньших - 6 (ст. 153). Суд поротников был судом сословным и применялся только в спорах между свободными людьми. Законник требовал, чтобы в числе поротников не было ни родственников, ни врагов. За несправедливое оправдание преступника, когда оно было умышленным или по подкупу, поротники несли уголовную ответственность (ст.56). К сторонам, в зависимости от их классовой принадлежности, был различный подход. Властелю следовало сообщить содержание иска или обвинения, в связи с которым он вызывался в суд. В отношении представителей других слоев населения этого не требовалось. Властель должен был быть вызван в суд в подходящее для него время, чтобы у него была возможность подготовить защиту. К нему не применялся ордалий (испытание раскаленным железом, при этом, если обвиняемый не получал больших ожогов, рана быстро заживала, тогда предполагалась его невиновность). Это свидетельствует о классовом содержании "Законника Стефана Душана".

В XIII веке в Польше появился первый писанный свод правовых обычаев. "Польская правда" состояла из 29 статей, написанных на немецком языке. Это не официальное, а частное собрание правовых норм.

На его основе разрешались спорные вопросы между поляками и немцами-колонистами. Данный правовой памятник юридически закрепляет феодальную светскую и церковную собственность. Феодальная родовая собственность считалась принадлежащей всей данной фамилии, и поэтому отчуждения не могли иметь места без согласия всех кровных родственников, имевших по отношению к ней право наследования. Кроме того, кровные родственники имели право преимущественного выкупа этого рода имуществ - право ретракта. Постепенно в Польше отмирают старинные формальности, необходимые для перехода земельной собственности из рук в руки. Становится достаточно "акта об отчуждении", занесенного в специальные судебные книги.

Феодалы захватывают земли свободных крестьян и раздают их рыцарям на условиях несения службы. Большая часть крестьян становятся крепостными (кметами), выполняющими барщину на господских землях. Господин мог послать кмета драться за него на судебном поединке палкой или мечом.

Феодалы Польши привлекают на правах колонистов немецких крестьян. Юридической основой колонизации пустующих земель служила специальная грамота, которая выдавалась польским феодалом лицу, берущему на себя обязанность основать деревню. Грамота была своеобразной формой договора между собственником земли и колонистами. В течение первых лет после основания деревни колонисты освобождались от всех уплат, а позже должны были вносить собственнику земли установленный взнос в деньгах и в натуре. Деревня колонистов имела известную внутреннюю автономию в делах управления и суда.

"Польская правда" уделяет большое внимание упрочению феодальной собственности. Закон фактически лишал наследства женщин, чтобы не расщеплять поместья. Сын, получив наследство, должен был выделить сестре приданое. Наследниками могли быть усыновленные лица. Уголовный закон защищает институт собственности. За кражу коня уплачивался штраф в 12 гривен, если же конь принадлежал князю, - 70 гривен. За убийство кмета полагалась вира королю в 30 гривен, рыцаря и купца - 50, колониста - 30 гривен.

Судья, рассматривая уголовное дело, может приглашать "пригодных людей для испрашивания совета". И чей совет судье понравится, то тогда судит согласно ему. А если нет, то "судит по своему мнению, считая его самым правильным".

Неявка в суд наказывалась крупным штрафом. Лицо освобождалось от ответственности, если являлось в суд со свидетелями и с их помощью доказывало свою невиновность. Но оно проигрывало дело, если в суд не являлся один из свидетелей или свидетель был судьей отвергнут. Свидетель, из-за которого проиграно дело, платил штраф в 6 гривен. В ст. 21 "Польской правды" предусматривался поединок, когда ответчик отрицал обвинение, но не мог представить свидетелей. Побежденный признавался виновным.

Рассмотренные выше памятники составили первоначальную основу славянского феодального права.

studfiles.net