История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Реферат: Система гражданских ценностей Древнего Рима. Ценности древнего рима духовные


социальные и духовные основы, этапы развития, главные достижения, значение для европейской цивилизации

     Введение 

     «Все  дороги ведут в Рим» - справедливо считали древние путешественники. Побывать здесь было мечтой каждого. В самых отдаленных уголках гремела слава «вечного города». Поэты воспевали его величие и богатство, его могущество и красоту. Прошли века, но и сегодня миллионы людей устремляются сюда в поиск.ах прекрасного, в стремлении соприкоснуться с его историей, его культурой, чтобы самим почувствовать, что Рим по праву называется вечным.

     Культура  Рима входит в наше сознание со школьных лет загадочной легендой о Ромуле, Реме и их приёмной матери-волчице. Рим – это звон гладиаторских мечей и опущенные вниз большие пальцы римских красавиц, присутствовавших на гладиаторских боях и жаждущих смерти поверженного. Рим – это Юлий Цезарь, который на берегу Рубикона говорит «Жребий брошен» и начинает гражданскую войну, а потом, падая под кинжалами заговорщиков, произносит: «И ты, Брут!» Римская культура ассоциируется с деятельностью многих римских императоров. Среди них – Август, который с гордостью заявляет, что принял Рим кирпичным, а потомкам оставил мраморным. Калигула, собирающийся назначить сенатором своего коня, Клавдий с его императрицей Мессалиной, имя которой стало синонимом разврата, Нерон, устроивший пожар Рима, чтобы вдохновиться на поэму о пожаре Трои, Веспасиан с его циничными словами «Деньги не пахнут», и благородный Тит, который, если не сделал за день ни одного доброго дела, говорил: «Друзья, я потерял день»

     Существует  мнение о том, что римская культура вторична по отношению к греческой культуре, что римляне не создали ничего значительного, поскольку они следовали греческим образцам в разных сферах культурной практики. Действительно, греки оказали сильное влияние на Рим в разных сферах культуры. Но, во-первых, римляне отбирали то, что соответствовало их ценностям, воплощённым, в том числе и в "римском мифе", ставящем Рим, римские культурные традиции выше других народов. Во-вторых, они перерабатывали инокультурные элементы по-своему, в соответствии с римскими традициями, внося немало специфического. В-третьих, культура Древнего Рима - это явление сложное и многообразное, отличающееся пестротой форм, направлений, что имеет историко-культурные корни. На территории современной Италии жили разные народы индоевропейского происхождения: латины, оски, умбры, сабины, этруски. Все они также, особенно этруски, внесли свою лепту в формирование культуры Рима. Археологические раскопки позволили обнаружить многочисленные памятники культуры этрусков: гробницы с настенными росписями, саркофаги, погребальные урны, оружие, ювелирные изделия, домашнюю утварь, терракотовую и бронзовую скульптуру. Высокого уровня достигла и керамика – это «зачернённые» при обжиге и покрытые лаком сосуды, имитирующие изделия из металла. Для изобразительного искусства этрусков характерен реализм – стремление передать наиболее существенные черты человека. Особенно это заметно в скульптурных портретах этой эпохи. Именно благодаря этрусскому влиянию римский портрет достиг впоследствии такого совершенства. Во время раскопок было найдено также около 10 тысяч надписей, однако язык этрусков до сих пор не расшифрован. Большое влияние на самобытную этрусскую культуру оказали греки. Этруски подражали им в формах и орнаментах керамики, строили храмы по греческим образцам, усвоили они и образы греческой мифологии, гомеровский эпос. В свою очередь, этруски воздействовали на соседние италийские народы, и в частности, на римлян: их влияние прослеживается в архитектуре, скульптуре, религии Древнего Рима.      

     1 Этапы развития  культуры Древнего  Рима 

     Обычно  выделяют три главных стадии в развитии формы культуры любого общества, в том числе и римского. Первая стадия - возникновение, становление явления, его существование наряду с другими и постепенное выделение в качестве господствующего, доминирующего. Вторая стадия связана с функционированием зрелых форм культуры, наиболее развитых, «классических». Третья стадия связана с отмиранием, разложением культуры, возникновением элементов новой культуры, в будущем - доминирующей и господствующей. Но иногда можно встретить и иную периодизацию, где за основание отсчёта периодов берётся эволюция политического строя древнего Рима. В таком случае выделяют:

     1) ранний (царский) период VII-VI вв. до н.э.

     2) римская республика V-I вв. до н.э.

     3) римская империя I в. до н.э. - V в. н.э.               

     2 Социальные и духовные  основы  

     2.1 Царский период (ранний)

     Начало  римской истории по традиции относят  к 753г. до н.э. – времени основания  города. К концу царского периода  Рим сложился как город-государство  греческого типа. По преданию, в Риме правили семь царей, причём трое из них были этрусского происхождения. При них город был обнесён каменной стеной, проведена канализация, построен первый цирк для гладиаторских игр. Ранняя римская религия была анимистической, т.е. признавала существование всевозможных духов, ей были присущи и элементы тотемизма. Однако постепенно под влиянием этрусков, представлявших богов в человеческом облике, римляне перешли к антропоморфизму. Первый в Риме храм – храм Юпитера – был построен этрусскими мастерами.

     Ценности, общие для античного мира, в  древнеримской культуре специфически проявляются в комплексе обще-римских добродетелей, чему способствовала специфика культурно-исторического развития: коллективизм, единение всех граждан в служении цивитас (община рабовладельцев-земледельцев). Для граждан римского государства главное - Рим с его особыми правами, обоснованными мифологией и традицией, правом властвовать над другими народами. Отсюда – «все дороги ведут в Рим», а благо человека зависит от процветания коллектива, от величия Рима. Интерес коллектива (римской гражданской общины), вне которого невозможна жизнь гражданина - это правильно понятый собственный интерес; патриотизм. Долг каждого не просто служить Отечеству, служить Риму, защищать его, отдать жизнь, если потребуется, поскольку Рим является высшей ценностью. Римское гражданство, дающее право владения землей, воспитывало гордость за принадлежность к нему, осознание его особой значимости. Войско формировалось в основном не из наемников, а из римских граждан и союзников, которые воевали упорно и ревностно; свобода понималась в широком смысле, как самостоятельность личности, свобода отстаивать свои интересы в рамках закона, свобода от самоуправства магистратов, от власти тирана, свобода как экономическая независимость, как равенство перед законом. Для свободного римлянина неприемлема любая зависимость - будь то денежный долг, какая-либо услуга, аренда земли и пр.; образец римской добродетели - не терять достоинства ни при каких обстоятельствах, сохранять верность долгу перед богами, родиной, согражданами; дух господства, беспредельной власти над другими народами, рабами пронизывают мировоззрение римлян. В нем выражена связь и единство гражданской и военной жизни римлян. Стремление Рима к мировому господству, идея его величия и вечности, право повелевать другими народами якобы для блага этих последних; традиционализм выражается в почитании предков, их деяний и заслуг, значимости для общества, в гордости за героические подвиги пращуров, в следовании традиционным нормам. Римлянин добродетелен, если достоин предков, следует их идеалам; практицизм, рационализм определяется тем, что главным стали практические дела, трезвый расчет, а не вдохновенное творчество или теоретические рассуждения. Главными ценностями для человека-гражданина стали мужество, стойкость, честность, верность долгу, умеренность, способность подчиняться железной дисциплине в армии во время войн, закону, нормам и правилам, традициям, заветам предков, обычаям в мирное время, почитание богов. Мужество, гражданская доблесть понималось как совокупность храбрости, выносливости, трудолюбия, справедливости, чувства собственного достоинства. Наградой за мужество было всеобщее одобрение, почет, который воплощался в статуях, эпитафиях, преданиях и др. разных материалах, сохраняемых в семьях, в памяти народа. 

      2.2 Римская республика

     В конце царского и в начале раннереспубликанского  периода Рим был небольшой  общиной с натуральным, довольно замкнутым хозяйством. В республиканский  период он - типичный для античности город-государство, где политическая власть принадлежит общине рабовладельцев-землевладельцев. Особенностью римской гражданской общины, наложившей отпечаток на всю римскую культуру, была римская семья (фамилия), состоящая из родственников, юридически свободных, но зависимых экономически клиентов и даже рабов, участвующих в ведении хозяйства. Она представляла собой своего рода государство в миниатюре. Власть главы семьи (патер фамилиас) безгранична и достаточно независима по отношению к общегосударственной власти. Патер фамилиас являлся верховным владельцем всей семейной собственности, прежде всего земли, жрецом семейного культа и судьей, имеющим право на жизнь и смерть любого члена семьи, а также рабов. Таким образом, римлянин с детства приучался уже в семье подчиняться вышестоящим. Главы таких фамилий и образовали слой аристократии или патрициев. Каждая семья находилась под покровительством своих божеств, имела свой культ, центром которого был очаг, а жрецом - глава семейства. О благополучии дома заботились пенаты, а о семье и хозяйстве в целом - лары. Каждый член фамилии  имел своих духов - покровителей, т. е. гениев (доброго и злого), исчезающих со смертью данного человека. Ранний период истории Рима считалось за цель и главную суть жизни гражданина — наличие собственного дома и детей. До поздней Республики существовал вид брака «под рукой», то есть девушка, выходя замуж, попадала во власть главы семьи мужа. Позднее эта форма брака вышла из употребления и браки стали заключаться без руки, при которой жена не находилась под властью мужа и оставалась во власти отца или опекуна. Древнеримский брак, особенно в высших сословиях, заключался часто из финансовых и политических интересов. Несколько семей с родственными связями образовывали род, самые влиятельные из которых играли важную роль в политической жизни. В римских семьях женщина имела большие права, так как на неё возлагались обязанности по ведению домашнего хозяйства. Она была полновластная хозяйка в своем доме. Считалось хорошим тоном, когда женщина хорошо налаживала семейный быт, освобождая время мужа для более важных государственных дел. Зависимость женщины от мужа ограничивалась, в сущности, имущественными отношениями; владеть и распоряжаться имуществом без разрешения мужа женщина не могла. Римская женщина свободно появлялась в обществе, ездила в гости, бывала на торжественных приемах. Но занятие политикой не было женским делом, ей не полагалось присутствовать на собраниях народа.

     Постоянная, неутихающая внутренняя политическая борьба, завоевательные войны, связанные с организацией взаимоотношений исконно римского и неримского (аборигенного) населения, усложнение социальной структуры выдвинули в культуре Древнего Рима на первый план вопросы государственного устройства, политику, военное дело, право. В период республики складываются нормы политической культуры, в частности формы государственных институтов не утративших, значимости по сей день, и даже формы политической борьбы. Делами достойными римлянина, особенно из знати, признавались политика, война, земледелие, разработка права (гражданского и сакрального) и историография. На этой основе складывалась ранняя культура Рима. Постоянная политическая борьба, прежде всего борьба плебса за свои права, привела к формированию законов как основы правовой культуры, развития правосознания. Сначала законы представляли собой фиксированные нормы обычного права, соблюдение которых являлось обязательным для всех, а нарушение влекло наказания. Первыми считаются законы XII таблиц (451-450 гг. до  н.э.), разработанные должностными лицами и записанные на медных пластинах. Правовая культура сформировалась на основе частной собственности. Жестоко карались кражи и любые покушения на собственность. 

     2.3 Римская империя

     Противостояние  патрициев и плебеев, их борьба за политические права, власть окрасили всю историю Рима, определили его культуру. Но главным противоречием стало противостояние рабовладельцев и рабов; рабов и всех свободных граждан, в том числе и неимущих. Это был апогей рабства классического типа, когда рабы, преимущественно захваченные в плен иноплеменники, количество которых подчас превышало число свободных граждан, стали основной производительной силой, будучи абсолютно бесправными. Обострение противоречий внутренних и внешних: постоянные войны, кризис республики - привели к установлению единоличного правления, возвышению верховной власти при сохранении некоторых черт и атрибутов республики. По сути дела установилась монархия, ограниченная некоторыми гражданскими правами, отношениями собственности, местным самоуправлением, которая в начале I тыс. н.э. перерастает в неограниченную монархию. Меняется государственное устройство, менталитет граждан, ценности. Достигнув мирового господства, Рим утратил одушевляющую его идею, цель, что в конечном итоге привело его к глубочайшему кризису и гибели: человек перестает быть членом полисной (гражданской) общины и становится подданным огромного государства. Переехав из одной провинции в другую, можно оказаться на другом континенте. Патриотизм вытесняется космополитизмом. Человек уже не гражданин полиса, а гражданин мира; не коллективизм и гражданственность, а индивидуализм выходит на первый план. Человек более не защищен общиной, коллективом, а должен надеяться только на себя, на удачу, фортуну; вместо равенства перед законом - фактическое неравенство, отношения господства и подчинения; не чувство собственного достоинства, гордость, а умение подчиняться. Даже между юридически свободными людьми происходит беспрецедентное расслоение на богатых и нищих, положение которых не лучше рабского. Голод, болезни - частые гости в жизни народных масс. Оплачиваемый труд считается позорным. Массы неработающих и обнищавших свободных граждан и рабов, труд которых непроизводителен, становятся обузой для государства; вместо уважения к правителям, почитания их заслуг - возвышение власть имущих, освящение. Появляются попытки вести родословную правителя от богов. Происходит отчуждение власти от граждан, которые уже не участвуют в политической жизни, а повинуются; особо стало почитаться умение властвовать, а не личные достоинства и способности гражданина. Меняются идеалы и ценности с изменением социально-культурной ситуации. Идеал римлян периода империи - могущество силы, а не красота и гармония. Гуманизм сменяется возвеличиванием военной мощи, права сильного. Идеал человека - рассудительный, волевой, практичный, индивид, возвышающийся над другими людьми и народами. Суровая проза, а не возвышенная поэтика приобретает приоритет. Это довольно долго принижало творческую деятельность, в том числе художественную. Искусство понималось как нечто "искусственное", придуманное, ненастоящее и потому недостойное гражданина Рима, а труд, связанный с физическими усилиями, труд на заказ приравнивался к рабскому. Установка на развлечения. Хлеба и зрелищ - девиз эпохи кризиса империи.                    

     3 Искусство и градостроительство  Древнего Рима, основные достижения 

      3.1 Скульптура, архитектура

     Римское искусство сложилось на основе сложного взаимопроникновения самобытного  искусства местных италийских народов, в первую очередь могущественных этрусков, которые познакомили римлян с искусством градостроения, настенной монументальной живописью, скульптурным и живописным портретом. После изгнания последнего этрусского царя и провозглашения Римской республики начинается самостоятельное развитие римского искусства. Особого мастерства достигли скульпторы, изготовлявшие очень реалистичные портреты. Возможно, на портретное искусство оказал влияние обычай снимать восковые маски с лица умерших, что было связано с культом предков. Бюсты, статуи, групповые портреты свидетельствуют об умении римских скульпторов с большой точностью воспроизводить индивидуальные черты человека. Широко развивается станковый живописный портрет, но образцы его почти не сохранились.

     Но  основным было всё-таки влияние греческого искусства. Основные принципы художественной культуры двух народов были в своих истоках различны. Греки признавали могущество гармонии, соразмерности и красоты, римляне не признавали иного могущества, кроме могущества силы. Они создали великое и могучее государство, и весь строй римской жизни определялся этой великой мощью. Личные таланты не выдвигались и не культивировались – социальная установка была другая. Отсюда и формула исследователей римской культуры: «великие деяния были совершены римлянами, но среди них не было великих людей» - великих художников, архитекторов, скульпторов. Сила государства выразилась, прежде всего, в строительстве. В римском искусстве ведущую роль играла архитектура, памятники которой даже в развалинах покоряют своей мощью. Самое гигантское зрелищное сооружение Древнего Рима – Колизей, крупнейший амфитеатр, место грандиозных зрелищ и гладиаторских боёв. Пантеон в Риме – один из наиболее совершенных образцов храма с куполом. Ярчайший пример использования арочной конструкции – триумфальные арки. 

     3.2 Образование, письмо

     Система образования в Риме следовала  эллинским традициям.     Мальчиков и девочек начинали обучать с семи лет. Учение было трёх ступеней. На первых этапах обучения детей преимущественно учили писать и считать, всё сводилось к тому, что в наших школах называется «развитие речи»: как на родном латинском языке, так и на необходимом для культурного человека греческом. Эту школу проходили все, неграмотных в Риме почти не было (полуграмотных – сколько угодно). В Высшей Школе обучение проходило по ораторскому искусству. Тогда же зародился и прообраз современного образования: начальное, среднее и высшее. Богатые родители предпочитали домашнее обучение. Бедные пользовались услугами школ. Главы семейства старались нанять своим детям учителей греков или заполучить для обучения раба-грека. Тщеславие родителей заставляло их отправлять своих детей в Грецию для получения высшего образования. Римляне заботились и о том, чтобы получили образование женщины, считалось почётным, если про девочку говорили, что она образованная девица. В римском государстве уже в I веке новой эры приступили к обучению рабов, так как рабы и вольноотпущенные начали играть все более заметную роль в экономике государства. Рабы становились управляющими в имениях и занимались торговлей, ставились надсмотрщиками над другими рабами. Грамотных рабов привлекали в бюрократический аппарат государства, многие рабы были педагогами и даже архитекторами.

stud24.ru

Реферат - Система гражданских ценностей Древнего Рима

Римская средиземноморская культура, являясь закономерным продолжением собственно римско-италийской, была во многих своих компонентах новым историческим явлением. Она в значительной степени утратила свой узкий полисный, так сказать, "национальный" характер и приобрела космополитические черты. Ее имперский характер выражался не только в том, что жители Рима и Сиракуз, Александрии и Лугудуна, Фессалоник и Кордовы жили в одном государстве и в целом имели если не одинаковый, то похожий образ жизни. В рамках новой "мировой" культуры сформировалась своя система гражданских ценностей, которая пронизывала составные части и направления культурной жизни, философию и религию, литературу и искусство, архитектуру и науку. Эта система ценностей предполагала особый стиль жизни, включающий довольно благоустроенный городской быт, известный уровень благосостояния, гордость за великую державу, сильную и благодетельную для всех подданных власть Рима, апелляцию к некоторым общечеловеческим ценностям. Вместе с тем по мере укрепления имперской власти и ее центрального и провинциального аппарата, широчайшего развития рабства и его глубокого проникновения во все поры общества формируются мировоззрение и психология подданного, сервилизм и угодничество, оборотной стороной которых были презрение к труду, паразитизм, животное потребительство и безудержное стремление к материальным благам и низменным удовольствиям. Эти черты образа жизни имперского подданного, его духовные ценности нашли великолепное отражение в лучших произведениях своего времени: стихотворениях Горация с его знаменитым лозунгом carpe diem -"лови день", романе Петрония "Сатирикон" с его жуткой картиной морального разложения общества, в сатирах Ювенала, сформулировавшего главное правило римского паразитизма panem et circenses - "хлеба и зрелищ". Для сложившейся в I-II вв. системы культурных ценностей характерно глубокое противоречие между довольно высоким уровнем цивилизации и потребительским характером культуры, ведущем к паразитизму, моральному опустошению и общей апатии. Конечно, не все слои и классы сложной общественной структуры римского Средиземноморья разделяли такую систему ценностей. В целом можно сказать, что она была приемлема для большей части городских жителей, в то время как сельское население, среди которого было много рабов, различных категорий зависимых людей (колонов, адскриптициев, должников), а также низшие слои свободного крестьянства руководствовались другой системой жизненных координат, другим образом жизни, наполненным тяжким трудом, заботой о семье, строгой моралью и необходимостью выполнять свои обязанности. В разнородном римском обществе нельзя выделить какую-либо одну ведущую мировоззренческую систему. Можно говорить о трех различных типах мировоззрения. Для высших классов такую роль выполняла философия позднего, или римского, стоицизма, представленного такими выдающимися философами, как Сенека, Эпиктет и император Марк Аврелий. Согласно Сенеке, весь видимый мир есть порождение вселенского божественного разума, который мудро устроил космос, равномерно распределив в нем добро и зло. Венцом творения является человек, в котором так или иначе заключена частица мирового божественного разума. Однако большая часть людей за повседневными делами, погоней за внешними благами, властью и богатством как бы подавляет в себе эти божественные искры. Удаляясь от божественного разума, люди предаются злу, нарушают законы природы, влачат жалкое, полное суеты существование. с Лишь лучшие люди, особенно познавшие законы природы, устройства мира, как бы разжигают искры заключенного в них божественного разума, освобождаются от давления жизненных обстоятельств, затягивающей трясины богатства, власти, удовольствий, обретают внутреннюю свободу и устойчивое счастливое существование. Мудрец должен стремиться к преодолению внешних соблазнов, быть равнодушным как к привалившему счастью, так и терпеливо сносить обрушившееся на него несчастье, бедность, болезни, даже порабощение. Согласно учению стоиков, мудрый человек не может отделяться от мира, он должен жить в обществе и выполнять свои обязанности, ревностно и ответственно рассматривая их как свой нравственный долг. Не имеет значения, какое место в обществе занимает человек: является ли он вельможей, как Сенека, жалким отпущенником, как Эпиктет, или всемогущим императором, как Марк Аврелий, он должен выполнять свой жизненный долг на том месте, которое указано ему божественным промыслом. Понятия божественного разума - создателя мира, единства человеческого рода как его творения, законности зла в мире и необходимость выполнения нравственного долга - важнейшие мировоззренческие установки римского стоицизма, оказавшие влияние на многие сферы культурной жизни высших классов имперского общества. Для большинства римских подданных, принадлежащих к средним классам, стоицизм был слишком абстрактной, оторванной от жизни, сложной системой. Их мировоззрением была официальная идеологическая доктрина, которая стала вырабатываться еще при Августе и представляла собой своеобразную смесь римского эпикурейства, философии наслаждения настоящей жизнью и официальной религии, предполагающей почитание царствующего императора и богини Ромы как олицетворения могучего и процветающего Римского государства. Именно эта практическая философия потребительства и политической лояльности к существующему правительству ближе всего подходила к господствующей системе культурных ценностей и была как бы выражением наиболее типичной античной идеологии I-II вв. Далекие от сложных проблем античной философии, тонкостей рафинированного искусства, Наиболее глубоких творений античной литературы, средние прослойки римского населения как носители практической мировоззренческой системы были образованны, обладали достаточно высоким благосостоянием, психологической уверенностью в будущем. Именно они диктовали господствующее направление развития античной культуры и были в то же время основными потребителями создаваемых в Империи культурных ценностей. В целом мировоззрение средних слоев, к которым относились широкие круги муниципальных собственников, рабовладельцев и землевладельцев, отличалось известным оптимизмом, ясностью своих идеологических установок, направленностью на уверенное наслаждение жизненными благами. Их оптимизм основывался на уверенности в провиденциальном назначении Рима, благодетельности и прочности императорской власти, на известном личном благосостоянии, которое им обеспечивала Империя. Иной была мировоззренческая система (или, вернее сказать, системы) низших классов римского общества. Отмеченное известное процветание и стабильность Римской империи I-II вв., благосостояние высших и средних классов общества базировались на тяжелом труде основных производителей материальных благ, рабах, колонах, крестьянах, ремесленниках, близких им низших прослоек античной интеллигенции. Для этих слоев как абстрактные истины стоицизма, утонченные представления о благом вселенском разуме, противоречивое представление о внутренней свободе и тяжелом внутреннем долге, так и официальный оптимизм и радостная лояльность к предержащим властям, сугубо потребительское отношение к жизни и погоня за материальными благами оказались в конечном счете неприемлемыми. Занятые тяжелым трудом на полях и в мастерских основные производители римского общества, создавали свою систему мировоззренческих ценностей, в которой преобладали черты здравого смысла и народной религии. Народные массы разных провинций огромной Империи верили в своих традиционных богов как под местными, так и под римскими именами, среди которых были особенно популярными такие божества-труженики, как Геркулес, Меркурий, Сильван, или близкие природе человека божества добра и милосердия (Добрая Богиня). В целом можно говорить об интенсификации религиозных начал в системе народного мировоззрения низших слоев в I - II вв. В народной среде пользовались большим уважением традиционные моральные ценности - уважение к своей семье, дому, соседям. Среди низших слоев трудового населения были широко распространены воззрения, согласно которым трудовая нравственная жизнь угодна богам и получит с их стороны посмертное воздаяние, не говоря о памяти оставшихся потомков. В своей повседневной жизни трудившиеся бок о бок свободные крестьяне и ремесленники, зависимые колоны и вольноотпущенники, бесправные юридически рабы познавали несложную истину о природном равенстве людей, об относительности юридических перегородок между ними, приходили к познанию высшей ценности добродетели, милосердия, нравственных отношений между людьми, истин, к которым римские стоики приходили сложным умозрительным путем. Живущие в условиях жестокого имперского управления со своими повседневными заботами, связанные с ближайшими муниципальными, а зачастую с сельскими, как правило, избираемыми ими же самими, властями, простые труженики воспринимали власть провинциального наместника, а тем более божественного императора в Риме, как далекую абстракцию и относились к ним как к некому чуждому символу, власти которого нужно подчиняться, но какого-либо горячего чувства поклонения, конечно, не испытывали. Именно в этой среде постепенно вызревали и укреплялись первые элементы христианской религии, которая стала аккумулятором различных народных мировоззренческих систем.

Система античного воспитания и образования (пайдейа).

Каждое общество на любом крупном этапе своей истории создает особую систему воспитания и образования как одно из основополагающих направлений культуры. Любая система воспитания и образования есть система воспроизводства основных носителей и потребителей сложившегося образа жизни, производства и культуры, которые в своей совокупности составляют данное общество и должны решать возникающие перед ними задачи. В примитивных структурах, где решаются относительно простые задачи, создается простая система воспитания и образования. В высокоорганизованных обществах она достигает большой сложности. Римская средиземноморская империя по всем своим параметрам была одним из самых высокоорганизованных обществ древнего мира, и система воспроизводства его основных носителей была . одной из самых сложных и богатых в древности. Имперская система воспитания и образования развивалась на римско-италийской основе и вместе с тем многое заимствовала от греческой и эллинистической педагогики, и к I--II вв. представляла собой довольно продуманный и стройный комплекс, который предполагал три последовательные ступени обучения. Первая, или начальная, ступень называлась Indus или schola (отсюда и русское слово школа). Обучение в школе начиналось с 7 лет и продолжалось около 4-5 лет. Это была массовая школа, в которой за небольшую плату, вполне доступную широким слоям населения, обучались совместно мальчики и девочки. Начальные школы были частными; утвержденных программ не существовало. Такую школу открывал на свой страх и риск склонный к преподавательской деятельности образованный человек. Очень часто такие школы не имели крытых помещений, занятия проходили на открытом воздухе в городском саду или на городской площади, где-нибудь в углу портика за матерчатой занавеской. Ученики повторяли уроки за учителем вслух и делали записи на особых досточках. Программа обучения была минимальной: ученики должны были научиться читать, считать, обучались некоторым элементам литературы, чаще всего заучивали наизусть стихи поэта Вергилия. Основная цель начальной ступени - обучение грамотности и началам арифметики, которые требовались в повседневной жизни широким слоям населения, включая некоторые категории рабов. Средней ступенью обучения была школа грамматика. Она предполагала довольно высокую плату за обучение и более развернутую образовательную программу, включающую пять дисциплин: латинскую литературу, основы римского права, начальные знания по философии, греческий язык с элементами греческой литературы, наконец, математику с основами астрономии. Обучение в школе грамматика продолжалось около 4 лет и проходило в небольших группах, причем основное внимание уделялось работе с каждым учеником. Высшая ступень обучения - школа ритора - представляла собой логическое продолжение грамматической школы. Как правило, обучение в школе ритора начиналось с 16 лет и продолжалось 3-4 года. Плата за обучение была очень высокой, и количество обучающихся было небольшим. Школа ритора была школой сугубо элитарной и предполагала весьма насыщенную программу: кроме пяти предметов предшествующей ступени, которые повторялись на более высоком уровне, изучались еще два очень важных с точки зрения античной педагогики предмета – ораторское искусство и музыка. Для овладения обширной программой использовался весьма эффективный метод индивидуального обучения, работа в небольших группах с самым широким применением учебных диспутов на заданную преподавателем-ритором тему. Окончивший риторскую школу получал всестороннее, мы бы сказали, гуманитарное образование, включавшее свободное знание греческого языка, греческой (не говоря о римской) литературы, римского права, греческой философии (главным образом, стоического и академического направлений), ораторского искусства. Это был хорошо подготовленный для практической, государственной и культурной деятельности человек. Центральное правительство и муниципальные власти придавали важное значение деятельности риторских школ и держали их под своим контролем. Одной из форм такого контроля было государственное обеспечение преподавателей риторских школ. Они получали весьма высокое жалованье из государственных и муниципальных средств, освобождались от муниципальных обязанностей. Для молодых аристократов образование завершалось после одно-двухгодичного пребывания в одном из наиболее крупных культурных центров Империи, славящимся своими философскими школами, как Афины, ораторским искусством, как Родос, или в таких универсальных культурных центрах, как Антиохия и Александрия. Из западных "университетских" городов славились своими преподавателями, кроме собственно Рима, города Медиолан, Лугудун, Кордоба. Массилия. Для I-II вв. можно говорить о первых шагах специального высшего образования в форме появления юридических и медицинских школ. В юридических школах сформировалось два ведущих направления, которые назывались по именам их основателей, юристов Прокула и Сабина - прокулеанцы и сабинианцы. Медицинские учебные заведения возникали вокруг практикующих врачей, и преподавание в них велось по сугубо индивидуальным программам. Во II в. славились медицинские школы прославленных врачей Сорана и Галена, преподававших как в Александрии, так и в Риме. Медицинские заведения имелись и во многих других городах Империи. Во всяком случае, император Веспасиан счел возможным издать специальный указ о назначении преподавателям учебных заведений жалованья из государственных фондов. Своего рода добавлением к сложившейся структуре общего и специального образования в Римской империи I-II вв. было существование особой категории преподавателей – так называемых странствующих учителей, полулегальная деятельность которых столь красочно описана великим сатириком Лукианом в его пародии "Учитель красноречия". Среди пестрой компании странствующих учителей были преподаватели схол, грамматики, риторы и даже очень известные философы (например, знаменитый Дион Хрисостом, т. е. Златоуст), художники, артисты, музыканты, которые подолгу нигде не задерживались, кочевали со своим нехитрым скарбом (часто босые) из города в город, учили там случайных учеников несколько недель, проповедовали свои взгляды на общественных площадях, бывали биты, терпели оскорбления, но могли пользоваться и благосклонностью населения города или какого-нибудь местного мецената. Хотя античные авторы довольно отрицательно относятся к незаконным учителям, подчеркивают их шарлатанство, невежество, жадность, тем не менее само по себе существование довольно многочисленной группы странствующих учителей - показатель определенной культуры общества в целом. С другой стороны, это свидетельствует о тяге широких масс населения к образованию, которая, по существу, питала эту категорию античного учительства как такового. В целом можно сказать, что сложившаяся в Империи в I-II вв. система народного образования обеспечивала воспроизводство определенного типа личности, довольно широкое распространение начальной грамотности среди народных масс, весьма фундаментальную подготовку средних и высших слоев римского общества, обеспечивающих нужды государственного управления, хозяйства и общей эволюции средиземноморской культуры. Как можно видеть, в римской системе образования всех ступеней практически отсутствуют предметы, которым в греческой пайдейе уделялось огромное внимание, а именно физическая культура и музыкальное воспитание. Римская система образования была более прагматичной, более утилитарной, чем греческая, хотя и ее основная цель состояла в овладении предметами гуманитарного цикла, особенно права и ораторского искусства.

Наука.

Без использования научных данных невозможно было решать многообразные проблемы функционирования такого сложного общества и такой сложной культуры, которая сложилась в период ранней Римской империи. Благоприятными факторами для развития науки были не только настоятельней необходимость в решении растущих общественных потребностей, но и возможности использования огромных Материальных людских и интеллектуальных ресурсов, которыми не располагали древневосточные, греческие и эллинистические общества. Римляне восприняли накопленный прежними поколениями ученых опыт, и прежде всего эпохи эллинизма, и дали новый толчок развитию научной мысли. В период ранней Римской империи произошло известноё завершение научного развития предшествующих эпох всего древнего мира. Если говорить об общих особенностях римской науки I-II вв., то можно отметить ее большую направленность на достижение практических результатов, применение научных знаний для решения хозяйственных, социальных и политических задач. И если в осмыслении глубинных проблем мироздания природы и общества наука I—II вв. вряд ли превзошла достижения великих ученых классической Греции и титанов эллинистической науки Пифагора, Демокрита, Аристотеля, Эвклида, Эратосфена и других, то в применении результатов научного исследования к решениям непосредственных жизненных задач она ушла далеко вперед. В связи с этим среди различных направлений научного исследования получили преобладание ее прикладные ветви, особенно агрономия и медицина, астрономия и астрология, архитектура и география, юриспруденция и риторика. Практическая направленность римской науки этого времени лучше всего отразилась в первой античной энциклопедии — замечательном труде Плиния Старшего (24—79 гг.) «Естественная история». Этот грандиозный труд в 37 книгах не содержит связных философских рассуждений. «Естественная история» — это в основном сухой и, на первый взгляд, однообразный перечень самых разнообразных и интересных фактов: по географии отдельных регионов, стран и континентов, анатомии и физиологии человека, о видах и строении растений и животных, о различных лекарствах, металлах и камнях и т. д. Автор демонстрирует удивительную эрудицию, он использовал около 2 тыс. произведений свыше 400 авторов. Все собранные Плинием факты были совершенно необходимы в повседневной жизни людей они были нужны советникам центрального правительства и провинциальных наместников, но здесь читатель не найдет рассуждений о природе космоса, проблемах познания, политических учениях или этических концепциях. Даже в тех немногих местах, где автор пытается раскрыть философскую основу своего труда, а та кой. основой для него является концепция провиденциальной роли Италии и цивилизаторской миссии римлян в мире, он исходит не столько из анализа мировоззренческих понятий, сколько из постулатов официальной политической идеологии. Из конкретных научных дисциплин, в наибольшей степени восходящих к римско-итальянским истокам и получившим особое значение и I—II вв., отметим агрономию и юриспруденцию. Вершиной римской и всей античной агрономии стал труд уроженца Испании, но жившего в Италии Луция Колумеллы в 12 книгах—подлинная сельскохозяйственная энциклопедия своего времени, изданная в 60-х годах I в. В этом труде на высоком научном уровне изложены практически все элементы агрономии, включая общую агротехнику, уход за полем, возделывание зерновых, виноградников, оливковых и плодовых деревьев, выращивание скота, устройство хозяйства и обязанности по его управлению, организации рабочей силы. Изложение всех вопросов ведется Колумеллой на подлинно научной основе, которая включает проработку солидной научной литературы, собственные эксперименты в имении и заимствование чужого опыта; кроме того, Колумелла считает необходимым учитывать основы природоведения и Климатологии. Энциклопедия Колумеллы, так же как и труды его предшественников Катона, Са-зерны, Варрона, Вергилия и многих других, вознесла римскую агрономию на такую высоту, которая была превзойдена мировой наукой лишь в XIX в. Высокого уровня достигла римская медицинская наука, которая пользовалась поддержкой как центральных, так и муниципальных властей (во многих муниципиях стального медицинского образования). В ряде культурных центров — Александрии, Пергаме, Антиохии и прежде всего Риме существовали школы выдающихся медиков своего времени: Корнелия Цельза, Сорана, Галена, в трудах которых отражен высокий уровень античной медицины. Особенно велик вклад в медицину Галена (129— 199 гг.) в последние годы его жизни, придворного врача императоров Марка Аврелия и Коммода. До нашего времени дошли многочисленные произведения Галена, написанные по самым различным проблемам врачебной медицины; анатомия и физиология человеческого тела, функции различных органов, о нервах и мышцах, он описал зрительный нерв, его названия некоторым мышцам сохранились до нашего времени. Однако научная значимость творчества Галена состояла не только в том, что он был выдающимся врачом-клиницистом, но и в том, что он придал медицине облик настоящей научной дисциплины, рассматривая конкретные врачебные сведения с точки зрения философских основ науки, синтезировав огромный опыт своих предшественников, особенно Гиппократа, с философскими положениями Аристотеля. Творческие размышления Галена как бы завершают многовековое развитие античной медицины, и именно в этой форме они приобрели особую популярность в византийское время ив арабском мире, а позже в эпоху Возрождения и в Европе. Если творчество Галена завершало эволюцию античной медицины, то деятельность его старшего современника Клавдия Птолемея (83—161 гг.) стала обобщающим итогом главных достижений античной астрономии; математики, географии и астрологии. Клавдий Птолемей был энциклопедически образованным ученым и автором многочисленных сочинений, из них особое значение имели его «Великое математическое построение астрономии» в 13 книгах, более известное под искаженным названием «Альгамест», «Тетрабиблос», или «Четверокнижие», «Руководство по географии» в 8 книгах. В «Альгаместе» Птолемей дал наиболее полное обобщение и наиболее аргументированное для своего времени обоснование так называемой геоцентрической системы мироздания, которая господствовала затем вплоть до открытия Коперника; Птолемей был, по существу, отцом научной картографии, поскольку в своем труде по географии, он с помощью внушительного для своего времени астрономо-математического аппарата (включая начала тригонометрии) и разработанной им же системы координат дал определение картографического положения свыше 8 тыс. различных городов и населенных пунктов, впервые в античности локализовав их на основе научных данных, выполнив работу колоссальной сложности, которую сейчас выполняют несколько огромных институтов. Представляют большой интерес исследования Птолемея в области астрологии. Астрология была частью научной астрономии еще со времен вавилонских жрецов, но в эллинистическую эпоху пользовалась недоброй славой как сомнительная наука о суевериях, таинственных и страшных гаданиях. Вместе с тем существовали и некоторые научные основания астрологии в фундаментальной стоической философии о едином взаимосвязанном космосе, в котором расположение звезд, судьбы людей, события человеческой истории оказывались взаимосвязанными и как таковые были доступными для прогнозирования. В «Тетрабиблосе» Птолемея была сделана попытка наиболее аргументированного исследования всех научных оснований астрологии, которая была в значительной степени очищена от дилетантизма, суеверий и многих элементов мистики. Вот почему «Тетрабиблос» стал одним из самых, популярных руководств одной из самых сомнительных, наук древности, да и более, позднего времени. В гуманитарных науках римляне, усвоив образцы греческой и эллинистической мысли, не смогли превзойти своих .великих предшественников по силе и глубине научной мысли — Платона и Аристотеля, Геродота и Фукидида, Демосфена и Исократа. Однако в юриспруденции римляне стали основателями настоящей правовой науки. Римское право оказалось настолько глубоко разработанной научной дисциплиной, что определило пути мировой юридической науки на многие столетия вперед. Римское общество было слишком сложным и конгломератным, чтобы держаться только на насилии, средиземноморская экономика была слишком автаркичной и натуральной, чтобы выработать прочные экономические связи. Именно поэтому господствующему классу пришлось использовать возможности правового регулирования многообразных отношений между людьми и их коллективами, чтобы .поддерживать в обществе известный порядок. Естественно, это не могло не способствовать разработке римского права. Римские юристы уже основательно преодолели примитивный взгляд на право как на совокупность отдельных примеров (казусов), а рассматривали юридические отношения с философских позиций, с использованием утонченных логических методов и поставили античную юриспруденцию на вполне научную основу. В I—II вв. появляется множество различных трактатов, юридических руководств, отдельных исследований, из которых в IV в. было составлено капитальное собрание юридических норм в 50 книгах, получивших название Дигест или Пандект. В период правления Августа в Риме сформировались две различные юридические научные школы: сабинианцев (по имени юриста Сабина) и прокулеанцев (по имени юриста Прокула), которые продолжали существовать в течение всего I в. Во II в. юрист Гай написал фундаментальное руководство по изучению римского права, так называемые «Институции». Большим авторитетом пользовались многочисленные сочинения современника Августа юриста Лабеона. При императоре Адриане большим знатоком в области римского права был Сальвий Юлиан, которому принадлежала заключительная редакция кодекса важнейших законов Империи, касающаяся различных сторон судопроизводства и получившая название «Вечного эдикта».

Список используемой литературы

1. История древнего Рима: учебн. для вузов/ Под ред. В. И. Кузищина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Высш. шк., 1994. – 366 с.:ил. 2. Немировский А. И. История раннего мира и Италии. Воронеж, 1962 г. 3. Немировский А. И. Идеология и культура раннего Рима. Воронеж, 1964 г. 4. Всемирная история: эллинистический период. том 4. – Мн.: Литература, 1997. – 608 с.

www.ronl.ru

Система гражданских ценностей Древнего Рима

Система гражданских ценностей.

Римская средиземноморская культура, являясь закономерным продолжением собственно римско-италийской, была во многих своих компонентах новым историческим явлением. Она в значительной степени утратила свой узкий полисный, так сказать, "национальный" характер и приобрела космополитические черты. Ее имперский характер выражался не только в том, что жители Рима и Сиракуз, Александрии и Лугудуна, Фессалоник и Кордовы жили в одном государстве и в целом имели если не одинаковый, то похожий образ жизни. В рамках новой "мировой" культуры сформировалась своя система гражданских ценностей, которая пронизывала составные части и направления культурной жизни, философию и религию, литературу и искусство, архитектуру и науку. Эта система ценностей предполагала особый стиль жизни, включающий довольно благоустроенный городской быт, известный уровень благосостояния, гордость за великую державу, сильную и благодетельную для всех подданных власть Рима, апелляцию к некоторым общечеловеческим ценностям. Вместе с тем по мере укрепления имперской власти и ее центрального и провинциального аппарата, широчайшего развития рабства и его глубокого проникновения во все поры общества формируются мировоззрение и психология подданного, сервилизм и угодничество, оборотной стороной которых были презрение к труду, паразитизм, животное потребительство и безудержное стремление к материальным благам и низменным удовольствиям. Эти черты образа жизни имперского подданного, его духовные ценности нашли великолепное отражение в лучших произведениях своего времени: стихотворениях Горация с его знаменитым лозунгом carpe diem -"лови день", романе Петрония "Сатирикон" с его жуткой картиной морального разложения общества, в сатирах Ювенала, сформулировавшего главное правило римского паразитизма panem et circenses - "хлеба и зрелищ".

Для сложившейся в I-II вв. системы культурных ценностей характерно глубокое противоречие между довольно высоким уровнем цивилизации и потребительским характером культуры, ведущем к паразитизму, моральному опустошению и общей апатии. Конечно, не все слои и классы сложной общественной структуры римского Средиземноморья разделяли такую систему ценностей. В целом можно сказать, что она была приемлема для большей части городских жителей, в то время как сельское население, среди которого было много рабов, различных категорий зависимых людей (колонов, адскриптициев, должников), а также низшие слои свободного крестьянства руководствовались другой системой жизненных координат, другим образом жизни, наполненным тяжким трудом, заботой о семье, строгой моралью и необходимостью выполнять свои обязанности.

В разнородном римском обществе нельзя выделить какую-либо одну ведущую мировоззренческую систему. Можно говорить о трех различных типах мировоззрения. Для высших классов такую роль выполняла философия позднего, или римского, стоицизма, представленного такими выдающимися философами, как Сенека, Эпиктет и император Марк Аврелий.

Согласно Сенеке, весь видимый мир есть порождение вселенского божественного разума, который мудро устроил космос, равномерно распределив в нем добро и зло. Венцом творения является человек, в котором так или иначе заключена частица мирового божественного разума. Однако большая часть людей за повседневными делами, погоней за внешними благами, властью и богатством как бы подавляет в себе эти божественные искры. Удаляясь от божественного разума, люди предаются злу, нарушают законы природы, влачат жалкое, полное суеты существование. с Лишь лучшие люди, особенно познавшие законы природы, устройства мира, как бы разжигают искры заключенного в них божественного разума, освобождаются от давления жизненных обстоятельств, затягивающей трясины богатства, власти, удовольствий, обретают внутреннюю свободу и устойчивое счастливое существование. Мудрец должен стремиться к преодолению внешних соблазнов, быть равнодушным как к привалившему счастью, так и терпеливо сносить обрушившееся на него несчастье, бедность, болезни, даже порабощение. Согласно учению стоиков, мудрый человек не может отделяться от мира, он должен жить в обществе и выполнять свои обязанности, ревностно и ответственно рассматривая их как свой нравственный долг. Не имеет значения, какое место в обществе занимает человек: является ли он вельможей, как Сенека, жалким отпущенником, как Эпиктет, или всемогущим императором, как Марк Аврелий, он должен выполнять свой жизненный долг на том месте, которое указано ему божественным промыслом. Понятия божественного разума - создателя мира, единства человеческого рода как его творения, законности зла в мире и необходимость выполнения нравственного долга - важнейшие мировоззренческие установки римского стоицизма, оказавшие влияние на многие сферы культурной жизни высших классов имперского общества.

Для большинства римских подданных, принадлежащих к средним классам, стоицизм был слишком абстрактной, оторванной от жизни, сложной системой. Их мировоззрением была официальная идеологическая доктрина, которая стала вырабатываться еще при Августе и представляла собой своеобразную смесь римского эпикурейства, философии наслаждения настоящей жизнью и официальной религии, предполагающей почитание царствующего императора и богини Ромы как олицетворения могучего и процветающего Римского государства. Именно эта практическая философия потребительства и политической лояльности к существующему правительству ближе всего подходила к господствующей системе культурных ценностей и была как бы выражением наиболее типичной античной идеологии I-II вв. Далекие от сложных проблем античной философии, тонкостей рафинированного искусства, Наиболее глубоких творений античной литературы, средние прослойки римского населения как носители практической мировоззренческой системы были образованны, обладали достаточно высоким благосостоянием, психологической уверенностью в будущем. Именно они диктовали господствующее направление развития античной культуры и были в то же время основными потребителями создаваемых в Империи культурных ценностей. В целом мировоззрение средних слоев, к которым относились широкие круги муниципальных собственников, рабовладельцев и землевладельцев, отличалось известным оптимизмом, ясностью своих идеологических установок, направленностью на уверенное наслаждение жизненными благами. Их оптимизм основывался на уверенности в провиденциальном назначении Рима, благодетельности и прочности императорской власти, на известном личном благосостоянии, которое им обеспечивала Империя.

Иной была мировоззренческая система (или, вернее сказать, системы) низших классов римского общества. Отмеченное известное процветание и стабильность Римской империи I-II вв., благосостояние высших и средних классов общества базировались на тяжелом труде основных производителей материальных благ, рабах, колонах, крестьянах, ремесленниках, близких им низших прослоек античной интеллигенции. Для этих слоев как абстрактные истины стоицизма, утонченные представления о благом вселенском разуме, противоречивое представление о внутренней свободе и тяжелом внутреннем долге, так и официальный оптимизм и радостная лояльность к предержащим властям, сугубо потребительское отношение к жизни и погоня за материальными благами оказались в конечном счете неприемлемыми. Занятые тяжелым трудом на полях и в мастерских основные производители римского общества, создавали свою систему мировоззренческих ценностей, в которой преобладали черты здравого смысла и народной религии. Народные массы разных провинций огромной Империи верили в своих традиционных богов как под местными, так и под римскими именами, среди которых были особенно популярными такие божества-труженики, как Геркулес, Меркурий, Сильван, или близкие природе человека божества добра и милосердия (Добрая Богиня). В целом можно говорить об интенсификации религиозных начал в системе народного мировоззрения низших слоев в I - II вв.

В народной среде пользовались большим уважением традиционные моральные ценности - уважение к своей семье, дому, соседям. Среди низших слоев трудового населения были широко распространены воззрения, согласно которым трудовая нравственная жизнь угодна богам и получит с их стороны посмертное воздаяние, не говоря о памяти оставшихся потомков. В своей повседневной жизни трудившиеся бок о бок свободные крестьяне и ремесленники, зависимые колоны и вольноотпущенники, бесправные юридически рабы познавали несложную истину о природном равенстве людей, об относительности юридических перегородок между ними, приходили к познанию высшей ценности добродетели, милосердия, нравственных отношений между людьми, истин, к которым римские стоики приходили сложным умозрительным путем.

Живущие в условиях жестокого имперского управления со своими повседневными заботами, связанные с ближайшими муниципальными, а зачастую с сельскими, как правило, избираемыми ими же самими, властями, простые труженики воспринимали власть провинциального наместника, а тем более божественного императора в Риме, как далекую абстракцию и относились к ним как к некому чуждому символу, власти которого нужно подчиняться, но какого-либо горячего чувства поклонения, конечно, не испытывали. Именно в этой среде постепенно вызревали и укреплялись первые элементы христианской религии, которая стала аккумулятором различных народных мировоззренческих систем.

Система античного воспитания и образования (пайдейа).

Каждое общество на любом крупном этапе своей истории создает особую систему воспитания и образования как одно из основополагающих направлений культуры. Любая система воспитания и образования есть система воспроизводства основных носителей и потребителей сложившегося образа жизни, производства и культуры, которые в своей совокупности составляют данное общество и должны решать возникающие перед ними задачи. В примитивных структурах, где решаются относительно простые задачи, создается простая система воспитания и образования. В высокоорганизованных обществах она достигает большой сложности. Римская средиземноморская империя по всем своим параметрам была одним из самых высокоорганизованных обществ древнего мира, и система воспроизводства его основных носителей была . одной из самых сложных и богатых в древности.

Имперская система воспитания и образования развивалась на римско-италийской основе и вместе с тем многое заимствовала от греческой и эллинистической педагогики, и к I--II вв. представляла собой довольно продуманный и стройный комплекс, который предполагал три последовательные ступени обучения. Первая, или начальная, ступень называлась Indus или schola (отсюда и русское слово школа). Обучение в школе начиналось с 7 лет и продолжалось около 4-5 лет. Это была массовая школа, в которой за небольшую плату, вполне доступную широким слоям населения, обучались совместно мальчики и девочки. Начальные школы были частными; утвержденных программ не существовало. Такую школу открывал на свой страх и риск склонный к преподавательской деятельности образованный человек. Очень часто такие школы не имели крытых помещений, занятия проходили на открытом воздухе в городском саду или на городской площади, где-нибудь в углу портика за матерчатой занавеской. Ученики повторяли уроки за учителем вслух и делали записи на особых досточках. Программа обучения была минимальной: ученики должны были научиться читать, считать, обучались некоторым элементам литературы, чаще всего заучивали наизусть стихи поэта Вергилия. Основная цель начальной ступени - обучение грамотности и началам арифметики, которые требовались в повседневной жизни широким слоям населения, включая некоторые категории рабов.

Средней ступенью обучения была школа грамматика. Она предполагала довольно высокую плату за обучение и более развернутую образовательную программу, включающую пять дисциплин: латинскую литературу, основы римского права, начальные знания по философии, греческий язык с элементами греческой литературы, наконец, математику с основами астрономии. Обучение в школе грамматика продолжалось около 4 лет и проходило в небольших группах, причем основное внимание уделялось работе с каждым учеником.

Высшая ступень обучения - школа ритора - представляла собой логическое продолжение грамматической школы. Как правило, обучение в школе ритора начиналось с 16 лет и продолжалось 3-4 года. Плата за обучение была очень высокой, и количество обучающихся было небольшим. Школа ритора была школой сугубо элитарной и предполагала весьма насыщенную программу: кроме пяти предметов предшествующей ступени, которые повторялись на более высоком уровне, изучались еще два очень важных с точки зрения античной педагогики предмета – ораторское искусство и музыка. Для овладения обширной программой использовался весьма эффективный метод индивидуального обучения, работа в небольших группах с самым широким применением учебных диспутов на заданную преподавателем-ритором тему. Окончивший риторскую школу получал всестороннее, мы бы сказали, гуманитарное образование, включавшее свободное знание греческого языка, греческой (не говоря о римской) литературы, римского права, греческой философии (главным образом, стоического и академического направлений), ораторского искусства. Это был хорошо подготовленный для практической, государственной и культурной деятельности человек. Центральное правительство и муниципальные власти придавали важное значение деятельности риторских школ и держали их под своим контролем. Одной из форм такого контроля было государственное обеспечение преподавателей риторских школ. Они получали весьма высокое жалованье из государственных и муниципальных средств, освобождались от муниципальных обязанностей.

Для молодых аристократов образование завершалось после одно-двухгодичного пребывания в одном из наиболее крупных культурных центров Империи, славящимся своими философскими школами, как Афины, ораторским искусством, как Родос, или в таких универсальных культурных центрах, как Антиохия и Александрия. Из западных "университетских" городов славились своими преподавателями, кроме собственно Рима, города Медиолан, Лугудун, Кордоба. Массилия.

Для I-II вв. можно говорить о первых шагах специального высшего образования в форме появления юридических и медицинских школ. В юридических школах сформировалось два ведущих направления, которые назывались по именам их основателей, юристов Прокула и Сабина - прокулеанцы и сабинианцы. Медицинские учебные заведения возникали вокруг практикующих врачей, и преподавание в них велось по сугубо индивидуальным программам. Во II в. славились медицинские школы прославленных врачей Сорана и Галена, преподававших как в Александрии, так и в Риме. Медицинские заведения имелись и во многих других городах Империи. Во всяком случае, император Веспасиан счел возможным издать специальный указ о назначении преподавателям учебных заведений жалованья из государственных фондов.

Своего рода добавлением к сложившейся структуре общего и специального образования в Римской империи I-II вв. было существование особой категории преподавателей – так называемых странствующих учителей, полулегальная деятельность которых столь красочно описана великим сатириком Лукианом в его пародии "Учитель красноречия". Среди пестрой компании странствующих учителей были преподаватели схол, грамматики, риторы и даже очень известные философы (например, знаменитый Дион Хрисостом, т. е. Златоуст), художники, артисты, музыканты, которые подолгу нигде не задерживались, кочевали со своим нехитрым скарбом (часто босые) из города в город, учили там случайных учеников несколько недель, проповедовали свои взгляды на общественных площадях, бывали биты, терпели оскорбления, но могли пользоваться и благосклонностью населения города или какого-нибудь местного мецената. Хотя античные авторы довольно отрицательно относятся к незаконным учителям, подчеркивают их шарлатанство, невежество, жадность, тем не менее само по себе существование довольно многочисленной группы странствующих учителей - показатель определенной культуры общества в целом. С другой стороны, это свидетельствует о тяге широких масс населения к образованию, которая, по существу, питала эту категорию античного учительства как такового. В целом можно сказать, что сложившаяся в Империи в I-II вв. система народного образования обеспечивала воспроизводство определенного типа личности, довольно широкое распространение начальной грамотности среди народных масс, весьма фундаментальную подготовку средних и высших слоев римского общества, обеспечивающих нужды государственного управления, хозяйства и общей эволюции средиземноморской культуры.

Как можно видеть, в римской системе образования всех ступеней практически отсутствуют предметы, которым в греческой пайдейе уделялось огромное внимание, а именно физическая культура и музыкальное воспитание. Римская система образования была более прагматичной, более утилитарной, чем греческая, хотя и ее основная цель состояла в овладении предметами гуманитарного цикла, особенно права и ораторского искусства.

Наука.

Без использования научных дан­ных невозможно было решать многообраз­ные проблемы функционирования такого сложного общества и такой сложной куль­туры, которая сложилась в период ранней Римской империи. Благоприятными факто­рами для развития науки были не только настоятельней необходимость в решении растущих общественных потребностей, но и возможности использования огромных Материальных людских и интеллектуальных ресурсов, которыми не располагали древневосточные, греческие и эллинистические общества.

Римляне восприняли накопленный прежними поколениями ученых опыт, и прежде всего эпохи эллинизма, и дали новый толчок развитию научной мысли. В период ранней Римской империи произошло известноё завершение научного развития пред­шествующих эпох всего древнего мира. Если говорить об общих особенностях римской науки I-II вв., то можно отметить ее большую направленность на достижение практических результатов, применение на­учных знаний для решения хозяйственных, социальных и политических задач. И если в осмыслении глубинных проблем мирозда­ния природы и общества наука I—II вв. вряд ли превзошла достижения великих ученых классической Греции и титанов эл­линистической науки Пифагора, Демокри­та, Аристотеля, Эвклида, Эратосфена и других, то в применении результатов на­учного исследования к решениям непосред­ственных жизненных задач она ушла дале­ко вперед. В связи с этим среди различных направлений научного исследования полу­чили преобладание ее прикладные ветви, особенно агрономия и медицина, астроно­мия и астрология, архитектура и геогра­фия, юриспруденция и риторика.

Практическая направленность римской науки этого времени лучше всего отрази­лась в первой античной энциклопедии — замечательном труде Плиния Старшего (24—79 гг.) «Естественная история». Этот грандиозный труд в 37 книгах не содержит связных философских рассуждений. «Есте­ственная история» — это в основном сухой и, на первый взгляд, однообразный пере­чень самых разнообразных и интересных фактов: по географии отдельных регионов, стран и континентов, анатомии и физиоло­гии человека, о видах и строении растений и животных, о различных лекарствах, ме­таллах и камнях и т. д. Автор демонстриру­ет удивительную эрудицию, он использовал около 2 тыс. произведений свыше 400 авто­ров. Все собранные Плинием факты были совершенно необходимы в повседневной жизни людей они были нужны советникам центрального правительства и провинци­альных наместников, но здесь читатель не найдет рассуждений о природе космоса, проблемах познания, политических учени­ях или этических концепциях. Даже в тех немногих местах, где автор пытается раскрыть философскую основу своего тру­да, а та кой. основой для него является концепция провиденциальной роли Италии и цивилизаторской миссии римлян в мире, он исходит не столько из анализа миро­воззренческих понятий, сколько из посту­латов официальной политической идеоло­гии.

Из конкретных научных дисциплин, в наибольшей степени восходящих к римско-итальянским истокам и получившим особое значение и I—II вв., отметим агрономию и юриспруденцию. Вершиной римской и всей античной агрономии стал труд уро­женца Испании, но жившего в Италии Луция Колумеллы в 12 книгах—подлин­ная сельскохозяйственная энциклопедия своего времени, изданная в 60-х годах I в. В этом труде на высоком научном уровне изложены практически все элемен­ты агрономии, включая общую агротехни­ку, уход за полем, возделывание зерновых, виноградников, оливковых и плодовых де­ревьев, выращивание скота, устройство хозяйства и обязанности по его управле­нию, организации рабочей силы. Изложе­ние всех вопросов ведется Колумеллой на подлинно научной основе, которая включа­ет проработку солидной научной литерату­ры, собственные эксперименты в имении и заимствование чужого опыта; кроме того, Колумелла считает необходимым учиты­вать основы природоведения и Климатоло­гии. Энциклопедия Колумеллы, так же как и труды его предшественников Катона, Са-зерны, Варрона, Вергилия и многих других, вознесла римскую агрономию на такую высоту, которая была превзойдена миро­вой наукой лишь в XIX в.

Высокого уровня достигла римская ме­дицинская наука, которая пользовалась поддержкой как центральных, так и муни­ципальных властей (во многих муниципиях стального медицинского образования).

В ряде культурных центров — Алексан­дрии, Пергаме, Антиохии и прежде всего Риме существовали школы выдающихся медиков своего времени: Корнелия Цельза, Сорана, Галена, в трудах которых отражен высокий уровень античной медицины. Осо­бенно велик вклад в медицину Галена (129— 199 гг.) в последние годы его жизни, придворного врача императоров Марка Аврелия и Коммода. До нашего времени дошли многочисленные произведения Галена, написанные по самым различным проблемам врачебной медицины; анатомия и физиология человеческого тела, функции различных органов, о нервах и мышцах, он описал зрительный нерв, его названия не­которым мышцам сохранились до нашего времени.

Однако научная значимость творче­ства Галена состояла не только в том, что он был выдающимся врачом-клиницистом, но и в том, что он придал медицине облик настоящей научной дисциплины, рассматривая конкретные врачебные све­дения с точки зрения философских основ науки, синтезировав огромный опыт своих предшественников, особенно Гиппократа, с философскими положениями Аристотеля. Творческие размышления Галена как бы завершают многовековое развитие антич­ной медицины, и именно в этой форме они приобрели особую популярность в византийское время ив арабском мире, а позже в эпоху Возрождения и в Европе.

Если творчество Галена завершало эво­люцию античной медицины, то деятель­ность его старшего современника Клавдия Птолемея (83—161 гг.) стала обобщаю­щим итогом главных достижений античной астрономии; математики, географии и астрологии. Клавдий Птолемей был энцик­лопедически образованным ученым и авто­ром многочисленных сочинений, из них особое значение имели его «Великое мате­матическое построение астрономии» в 13 книгах, более известное под искажен­ным названием «Альгамест», «Тетрабиблос», или «Четверокнижие», «Руководство по географии» в 8 книгах. В «Альгаместе» Птолемей дал наиболее полное обобщение и наиболее аргументированное для своего времени обоснование так называемой гео­центрической системы мироздания, кото­рая господствовала затем вплоть до откры­тия Коперника; Птолемей был, по суще­ству, отцом научной картографии, посколь­ку в своем труде по географии, он с помощью внушительного для своего вре­мени астрономо-математического аппара­та (включая начала тригонометрии) и раз­работанной им же системы координат дал определение картографического положе­ния свыше 8 тыс. различных городов и на­селенных пунктов, впервые в античности локализовав их на основе научных данных, выполнив работу колоссальной сложности, которую сейчас выполняют несколько ог­ромных институтов. Представляют боль­шой интерес исследования Птолемея в об­ласти астрологии. Астрология была частью научной астрономии еще со времен вави­лонских жрецов, но в эллинистическую эпоху пользовалась недоброй славой как сомнительная наука о суевериях, таин­ственных и страшных гаданиях. Вместе с тем существовали и некоторые научные основания астрологии в фундаментальной стоической философии о едином взаимос­вязанном космосе, в котором расположе­ние звезд, судьбы людей, события челове­ческой истории оказывались взаимосвя­занными и как таковые были доступными для прогнозирования. В «Тетрабиблосе» Птолемея была сделана попытка наиболее аргументированного исследования всех на­учных оснований астрологии, которая была в значительной степени очищена от дилетантизма, суеверий и многих элементов мистики. Вот почему «Тетрабиблос» стал одним из самых, популярных руководств одной из самых сомнительных, наук древности, да и более, позднего времени.

В гуманитарных науках римляне, усвоив образцы греческой и эллинистической мыс­ли, не смогли превзойти своих .великих предшественников по силе и глубине на­учной мысли — Платона и Аристотеля, Ге­родота и Фукидида, Демосфена и Исократа. Однако в юриспруденции римляне ста­ли основателями настоящей правовой науки. Римское право оказалось настолько глубоко разработанной научной дисципли­ной, что определило пути мировой юриди­ческой науки на многие столетия вперед. Римское общество было слишком сложным и конгломератным, чтобы держаться толь­ко на насилии, средиземноморская эконо­мика была слишком автаркичной и нату­ральной, чтобы выработать прочные эконо­мические связи. Именно поэтому господ­ствующему классу пришлось использовать возможности правового регулирования многообразных отношений между людьми и их коллективами, чтобы .поддерживать в обществе известный порядок. Естествен­но, это не могло не способствовать разра­ботке римского права. Римские юристы уже основательно преодолели примитив­ный взгляд на право как на совокупность отдельных примеров (казусов), а рассмат­ривали юридические отношения с фило­софских позиций, с использованием утон­ченных логических методов и поставили античную юриспруденцию на вполне на­учную основу. В I—II вв. появляется мно­жество различных трактатов, юридических руководств, отдельных исследований, из которых в IV в. было составлено капиталь­ное собрание юридических норм в 50 кни­гах, получивших название Дигест или Пандект. В период правления Августа в Риме сформировались две различные юри­дические научные школы: сабинианцев (по имени юриста Сабина) и прокулеанцев (по имени юриста Прокула), которые продол­жали существовать в течение всего I в. Во II в. юрист Гай написал фундаментальное руководство по изучению римского права, так называемые «Институции». Большим авторитетом пользовались многочисленные сочинения современника Августа юриста Лабеона. При императоре Адриане боль­шим знатоком в области римского права был Сальвий Юлиан, которому принадле­жала заключительная редакция кодекса важнейших законов Империи, касаю­щаяся различных сторон судопроизводст­ва и получившая название «Вечного эдикта».

Список используемой литературы

  1. История древнего Рима: учебн. для вузов/ Под ред. В. И. Кузищина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Высш. шк., 1994. – 366 с.:ил.

  2. Немировский А. И. История раннего мира и Италии. Воронеж, 1962 г.

  3. Немировский А. И. Идеология и культура раннего Рима. Воронеж, 1964 г.

  4. Всемирная история: эллинистический период. том 4. – Мн.: Литература, 1997. – 608 с.

topref.ru

Статья - Система гражданских ценностей Древнего Рима

Система гражданских ценностей.

Римская средиземноморская культура, являясь закономерным продолжением собственно римско-италийской, была во многих своих компонентах новым историческим явлением. Она в значительной степени утратила свой узкий полисный, так сказать, «национальный» характер и приобрела космополитические черты. Ее имперский характер выражался не только в том, что жители Рима и Сиракуз, Александрии и Лугудуна, Фессалоник и Кордовы жили в одном государстве и в целом имели если не одинаковый, то похожий образ жизни. В рамках новой «мировой» культуры сформировалась своя система гражданских ценностей, которая пронизывала составные части и направления культурной жизни, философию и религию, литературу и искусство, архитектуру и науку. Эта система ценностей предполагала особый стиль жизни, включающий довольно благоустроенный городской быт, известный уровень благосостояния, гордость за великую державу, сильную и благодетельную для всех подданных власть Рима, апелляцию к некоторым общечеловеческим ценностям. Вместе с тем по мере укрепления имперской власти и ее центрального и провинциального аппарата, широчайшего развития рабства и его глубокого проникновения во все поры общества формируются мировоззрение и психология подданного, сервилизм и угодничество, оборотной стороной которых были презрение к труду, паразитизм, животное потребительство и безудержное стремление к материальным благам и низменным удовольствиям. Эти черты образа жизни имперского подданного, его духовные ценности нашли великолепное отражение в лучших произведениях своего времени: стихотворениях Горация с его знаменитым лозунгом carpe diem -«лови день», романе Петрония «Сатирикон» с его жуткой картиной морального разложения общества, в сатирах Ювенала, сформулировавшего главное правило римского паразитизма panem et circenses — «хлеба и зрелищ».

Для сложившейся в I-II вв. системы культурных ценностей характерно глубокое противоречие между довольно высоким уровнем цивилизации и потребительским характером культуры, ведущем к паразитизму, моральному опустошению и общей апатии. Конечно, не все слои и классы сложной общественной структуры римского Средиземноморья разделяли такую систему ценностей. В целом можно сказать, что она была приемлема для большей части городских жителей, в то время как сельское население, среди которого было много рабов, различных категорий зависимых людей (колонов, адскриптициев, должников), а также низшие слои свободного крестьянства руководствовались другой системой жизненных координат, другим образом жизни, наполненным тяжким трудом, заботой о семье, строгой моралью и необходимостью выполнять свои обязанности.

В разнородном римском обществе нельзя выделить какую-либо одну ведущую мировоззренческую систему. Можно говорить о трех различных типах мировоззрения. Для высших классов такую роль выполняла философия позднего, или римского, стоицизма, представленного такими выдающимися философами, как Сенека, Эпиктет и император Марк Аврелий.

Согласно Сенеке, весь видимый мир есть порождение вселенского божественного разума, который мудро устроил космос, равномерно распределив в нем добро и зло. Венцом творения является человек, в котором так или иначе заключена частица мирового божественного разума. Однако большая часть людей за повседневными делами, погоней за внешними благами, властью и богатством как бы подавляет в себе эти божественные искры. Удаляясь от божественного разума, люди предаются злу, нарушают законы природы, влачат жалкое, полное суеты существование. с Лишь лучшие люди, особенно познавшие законы природы, устройства мира, как бы разжигают искры заключенного в них божественного разума, освобождаются от давления жизненных обстоятельств, затягивающей трясины богатства, власти, удовольствий, обретают внутреннюю свободу и устойчивое счастливое существование. Мудрец должен стремиться к преодолению внешних соблазнов, быть равнодушным как к привалившему счастью, так и терпеливо сносить обрушившееся на него несчастье, бедность, болезни, даже порабощение. Согласно учению стоиков, мудрый человек не может отделяться от мира, он должен жить в обществе и выполнять свои обязанности, ревностно и ответственно рассматривая их как свой нравственный долг. Не имеет значения, какое место в обществе занимает человек: является ли он вельможей, как Сенека, жалким отпущенником, как Эпиктет, или всемогущим императором, как Марк Аврелий, он должен выполнять свой жизненный долг на том месте, которое указано ему божественным промыслом. Понятия божественного разума — создателя мира, единства человеческого рода как его творения, законности зла в мире и необходимость выполнения нравственного долга — важнейшие мировоззренческие установки римского стоицизма, оказавшие влияние на многие сферы культурной жизни высших классов имперского общества.

Для большинства римских подданных, принадлежащих к средним классам, стоицизм был слишком абстрактной, оторванной от жизни, сложной системой. Их мировоззрением была официальная идеологическая доктрина, которая стала вырабатываться еще при Августе и представляла собой своеобразную смесь римского эпикурейства, философии наслаждения настоящей жизнью и официальной религии, предполагающей почитание царствующего императора и богини Ромы как олицетворения могучего и процветающего Римского государства. Именно эта практическая философия потребительства и политической лояльности к существующему правительству ближе всего подходила к господствующей системе культурных ценностей и была как бы выражением наиболее типичной античной идеологии I-II вв. Далекие от сложных проблем античной философии, тонкостей рафинированного искусства, Наиболее глубоких творений античной литературы, средние прослойки римского населения как носители практической мировоззренческой системы были образованны, обладали достаточно высоким благосостоянием, психологической уверенностью в будущем. Именно они диктовали господствующее направление развития античной культуры и были в то же время основными потребителями создаваемых в Империи культурных ценностей. В целом мировоззрение средних слоев, к которым относились широкие круги муниципальных собственников, рабовладельцев и землевладельцев, отличалось известным оптимизмом, ясностью своих идеологических установок, направленностью на уверенное наслаждение жизненными благами. Их оптимизм основывался на уверенности в провиденциальном назначении Рима, благодетельности и прочности императорской власти, на известном личном благосостоянии, которое им обеспечивала Империя.

Иной была мировоззренческая система (или, вернее сказать, системы) низших классов римского общества. Отмеченное известное процветание и стабильность Римской империи I-II вв., благосостояние высших и средних классов общества базировались на тяжелом труде основных производителей материальных благ, рабах, колонах, крестьянах, ремесленниках, близких им низших прослоек античной интеллигенции. Для этих слоев как абстрактные истины стоицизма, утонченные представления о благом вселенском разуме, противоречивое представление о внутренней свободе и тяжелом внутреннем долге, так и официальный оптимизм и радостная лояльность к предержащим властям, сугубо потребительское отношение к жизни и погоня за материальными благами оказались в конечном счете неприемлемыми. Занятые тяжелым трудом на полях и в мастерских основные производители римского общества, создавали свою систему мировоззренческих ценностей, в которой преобладали черты здравого смысла и народной религии. Народные массы разных провинций огромной Империи верили в своих традиционных богов как под местными, так и под римскими именами, среди которых были особенно популярными такие божества-труженики, как Геркулес, Меркурий, Сильван, или близкие природе человека божества добра и милосердия (Добрая Богиня). В целом можно говорить об интенсификации религиозных начал в системе народного мировоззрения низших слоев в I — II вв.

В народной среде пользовались большим уважением традиционные моральные ценности — уважение к своей семье, дому, соседям. Среди низших слоев трудового населения были широко распространены воззрения, согласно которым трудовая нравственная жизнь угодна богам и получит с их стороны посмертное воздаяние, не говоря о памяти оставшихся потомков. В своей повседневной жизни трудившиеся бок о бок свободные крестьяне и ремесленники, зависимые колоны и вольноотпущенники, бесправные юридически рабы познавали несложную истину о природном равенстве людей, об относительности юридических перегородок между ними, приходили к познанию высшей ценности добродетели, милосердия, нравственных отношений между людьми, истин, к которым римские стоики приходили сложным умозрительным путем.

Живущие в условиях жестокого имперского управления со своими повседневными заботами, связанные с ближайшими муниципальными, а зачастую с сельскими, как правило, избираемыми ими же самими, властями, простые труженики воспринимали власть провинциального наместника, а тем более божественного императора в Риме, как далекую абстракцию и относились к ним как к некому чуждому символу, власти которого нужно подчиняться, но какого-либо горячего чувства поклонения, конечно, не испытывали. Именно в этой среде постепенно вызревали и укреплялись первые элементы христианской религии, которая стала аккумулятором различных народных мировоззренческих систем.

Система античного воспитания и образования (пайдейа).

Каждое общество на любом крупном этапе своей истории создает особую систему воспитания и образования как одно из основополагающих направлений культуры. Любая система воспитания и образования есть система воспроизводства основных носителей и потребителей сложившегося образа жизни, производства и культуры, которые в своей совокупности составляют данное общество и должны решать возникающие перед ними задачи. В примитивных структурах, где решаются относительно простые задачи, создается простая система воспитания и образования. В высокоорганизованных обществах она достигает большой сложности. Римская средиземноморская империя по всем своим параметрам была одним из самых высокоорганизованных обществ древнего мира, и система воспроизводства его основных носителей была. одной из самых сложных и богатых в древности.

Имперская система воспитания и образования развивалась на римско-италийской основе и вместе с тем многое заимствовала от греческой и эллинистической педагогики, и к I--II вв. представляла собой довольно продуманный и стройный комплекс, который предполагал три последовательные ступени обучения. Первая, или начальная, ступень называлась Indus или schola (отсюда и русское слово школа). Обучение в школе начиналось с 7 лет и продолжалось около 4-5 лет. Это была массовая школа, в которой за небольшую плату, вполне доступную широким слоям населения, обучались совместно мальчики и девочки. Начальные школы были частными; утвержденных программ не существовало. Такую школу открывал на свой страх и риск склонный к преподавательской деятельности образованный человек. Очень часто такие школы не имели крытых помещений, занятия проходили на открытом воздухе в городском саду или на городской площади, где-нибудь в углу портика за матерчатой занавеской. Ученики повторяли уроки за учителем вслух и делали записи на особых досточках. Программа обучения была минимальной: ученики должны были научиться читать, считать, обучались некоторым элементам литературы, чаще всего заучивали наизусть стихи поэта Вергилия. Основная цель начальной ступени — обучение грамотности и началам арифметики, которые требовались в повседневной жизни широким слоям населения, включая некоторые категории рабов.

Средней ступенью обучения была школа грамматика. Она предполагала довольно высокую плату за обучение и более развернутую образовательную программу, включающую пять дисциплин: латинскую литературу, основы римского права, начальные знания по философии, греческий язык с элементами греческой литературы, наконец, математику с основами астрономии. Обучение в школе грамматика продолжалось около 4 лет и проходило в небольших группах, причем основное внимание уделялось работе с каждым учеником.

Высшая ступень обучения — школа ритора — представляла собой логическое продолжение грамматической школы. Как правило, обучение в школе ритора начиналось с 16 лет и продолжалось 3-4 года. Плата за обучение была очень высокой, и количество обучающихся было небольшим. Школа ритора была школой сугубо элитарной и предполагала весьма насыщенную программу: кроме пяти предметов предшествующей ступени, которые повторялись на более высоком уровне, изучались еще два очень важных с точки зрения античной педагогики предмета – ораторское искусство и музыка. Для овладения обширной программой использовался весьма эффективный метод индивидуального обучения, работа в небольших группах с самым широким применением учебных диспутов на заданную преподавателем-ритором тему. Окончивший риторскую школу получал всестороннее, мы бы сказали, гуманитарное образование, включавшее свободное знание греческого языка, греческой (не говоря о римской) литературы, римского права, греческой философии (главным образом, стоического и академического направлений), ораторского искусства. Это был хорошо подготовленный для практической, государственной и культурной деятельности человек. Центральное правительство и муниципальные власти придавали важное значение деятельности риторских школ и держали их под своим контролем. Одной из форм такого контроля было государственное обеспечение преподавателей риторских школ. Они получали весьма высокое жалованье из государственных и муниципальных средств, освобождались от муниципальных обязанностей.

Для молодых аристократов образование завершалось после одно-двухгодичного пребывания в одном из наиболее крупных культурных центров Империи, славящимся своими философскими школами, как Афины, ораторским искусством, как Родос, или в таких универсальных культурных центрах, как Антиохия и Александрия. Из западных «университетских» городов славились своими преподавателями, кроме собственно Рима, города Медиолан, Лугудун, Кордоба. Массилия.

Для I-II вв. можно говорить о первых шагах специального высшего образования в форме появления юридических и медицинских школ. В юридических школах сформировалось два ведущих направления, которые назывались по именам их основателей, юристов Прокула и Сабина — прокулеанцы и сабинианцы. Медицинские учебные заведения возникали вокруг практикующих врачей, и преподавание в них велось по сугубо индивидуальным программам. Во II в. славились медицинские школы прославленных врачей Сорана и Галена, преподававших как в Александрии, так и в Риме. Медицинские заведения имелись и во многих других городах Империи. Во всяком случае, император Веспасиан счел возможным издать специальный указ о назначении преподавателям учебных заведений жалованья из государственных фондов.

Своего рода добавлением к сложившейся структуре общего и специального образования в Римской империи I-II вв. было существование особой категории преподавателей – так называемых странствующих учителей, полулегальная деятельность которых столь красочно описана великим сатириком Лукианом в его пародии «Учитель красноречия». Среди пестрой компании странствующих учителей были преподаватели схол, грамматики, риторы и даже очень известные философы (например, знаменитый Дион Хрисостом, т. е. Златоуст), художники, артисты, музыканты, которые подолгу нигде не задерживались, кочевали со своим нехитрым скарбом (часто босые) из города в город, учили там случайных учеников несколько недель, проповедовали свои взгляды на общественных площадях, бывали биты, терпели оскорбления, но могли пользоваться и благосклонностью населения города или какого-нибудь местного мецената. Хотя античные авторы довольно отрицательно относятся к незаконным учителям, подчеркивают их шарлатанство, невежество, жадность, тем не менее само по себе существование довольно многочисленной группы странствующих учителей — показатель определенной культуры общества в целом. С другой стороны, это свидетельствует о тяге широких масс населения к образованию, которая, по существу, питала эту категорию античного учительства как такового. В целом можно сказать, что сложившаяся в Империи в I-II вв. система народного образования обеспечивала воспроизводство определенного типа личности, довольно широкое распространение начальной грамотности среди народных масс, весьма фундаментальную подготовку средних и высших слоев римского общества, обеспечивающих нужды государственного управления, хозяйства и общей эволюции средиземноморской культуры.

Как можно видеть, в римской системе образования всех ступеней практически отсутствуют предметы, которым в греческой пайдейе уделялось огромное внимание, а именно физическая культура и музыкальное воспитание. Римская система образования была более прагматичной, более утилитарной, чем греческая, хотя и ее основная цель состояла в овладении предметами гуманитарного цикла, особенно права и ораторского искусства.

Наука.

Без использования научных дан­ных невозможно было решать многообраз­ные проблемы функционирования такого сложного общества и такой сложной куль­туры, которая сложилась в период ранней Римской империи. Благоприятными факто­рами для развития науки были не только настоятельней необходимость в решении растущих общественных потребностей, но и возможности использования огромных Материальных людских и интеллектуальных ресурсов, которыми не располагали древневосточные, греческие и эллинистические общества.

Римляне восприняли накопленный прежними поколениями ученых опыт, и прежде всего эпохи эллинизма, и дали новый толчок развитию научной мысли. В период ранней Римской империи произошло известноё завершение научного развития пред­шествующих эпох всего древнего мира. Если говорить об общих особенностях римской науки I-II вв., томожно отметить ее большую направленность на достижение практических результатов, применение на­учных знаний для решения хозяйственных, социальных и политических задач. И если в осмыслении глубинных проблем мирозда­ния природы и общества наука I—II вв. вряд ли превзошла достижения великих ученых классической Греции и титанов эл­линистической науки Пифагора, Демокри­та, Аристотеля, Эвклида, Эратосфена и других, то в применении результатов на­учного исследования к решениям непосред­ственных жизненных задач она ушла дале­ко вперед. В связи с этим среди различных направлений научного исследования полу­чили преобладание ее прикладные ветви, особенно агрономия и медицина, астроно­мия и астрология, архитектура и геогра­фия, юриспруденция и риторика.

Практическая направленность римской науки этого времени лучше всего отрази­лась в первой античной энциклопедии — замечательном труде Плиния Старшего (24—79 гг.) «Естественная история». Этот грандиозный труд в 37 книгах не содержит связных философских рассуждений. «Есте­ственная история» — это в основном сухой и, на первый взгляд, однообразный пере­чень самых разнообразных и интересных фактов: по географии отдельных регионов, стран и континентов, анатомии и физиоло­гии человека, о видах и строении растений и животных, о различных лекарствах, ме­таллах и камнях и т. д. Автор демонстриру­ет удивительную эрудицию, он использовал около 2 тыс. произведений свыше 400 авто­ров. Все собранные Плинием факты были совершенно необходимы в повседневной жизни людей они были нужны советникам центрального правительства и провинци­альных наместников, но здесь читатель не найдет рассуждений о природе космоса, проблемах познания, политических учени­ях или этических концепциях. Даже в тех немногих местах, где автор пытается раскрыть философскую основу своего тру­да, а та кой. основой для него является концепция провиденциальной роли Италии и цивилизаторской миссии римлян в мире, он исходит не столько из анализа миро­воззренческих понятий, сколько из посту­латов официальной политической идеоло­гии.

Из конкретных научных дисциплин, в наибольшей степени восходящих к римско-итальянским истокам и получившим особое значение и I—II вв., отметим агрономию и юриспруденцию. Вершиной римской и всей античной агрономии стал труд уро­женца Испании, но жившего в Италии Луция Колумеллы в 12 книгах—подлин­ная сельскохозяйственная энциклопедия своего времени, изданная в 60-х годах I в. В этом труде на высоком научном уровне изложены практически все элемен­ты агрономии, включая общую агротехни­ку, уход за полем, возделывание зерновых, виноградников, оливковых и плодовых де­ревьев, выращивание скота, устройство хозяйства и обязанности по его управле­нию, организации рабочей силы. Изложе­ние всех вопросов ведется Колумеллой на подлинно научной основе, которая включа­ет проработку солидной научной литерату­ры, собственные эксперименты в имении и заимствование чужого опыта; кроме того, Колумелла считает необходимым учиты­вать основы природоведения и Климатоло­гии. Энциклопедия Колумеллы, так же как и труды его предшественников Катона, Са-зерны, Варрона, Вергилия и многих других, вознесла римскую агрономию на такую высоту, которая была превзойдена миро­вой наукой лишь в XIX в.

Высокого уровня достигла римская ме­дицинская наука, которая пользовалась поддержкой как центральных, так и муни­ципальных властей (во многих муниципияхстального медицинского образования).

В ряде культурных центров — Алексан­дрии, Пергаме, Антиохии и прежде всего Риме существовали школы выдающихся медиков своего времени: Корнелия Цельза, Сорана, Галена, в трудах которых отражен высокий уровень античной медицины. Осо­бенно велик вклад в медицину Галена (129— 199 гг.) в последние годы его жизни, придворного врача императоров Марка Аврелия и Коммода. До нашего времени дошли многочисленные произведения Галена, написанные по самым различным проблемам врачебной медицины; анатомия и физиология человеческого тела, функции различных органов, о нервах и мышцах, он описал зрительный нерв, его названия не­которым мышцам сохранились до нашего времени.

Однако научная значимость творче­ства Галена состояла не только в том, что он был выдающимся врачом-клиницистом, но и в том, что он придал медицине облик настоящей научной дисциплины, рассматривая конкретные врачебные све­дения с точки зрения философских основ науки, синтезировав огромный опыт своих предшественников, особенно Гиппократа, с философскими положениями Аристотеля. Творческие размышления Галена как бы завершают многовековое развитие антич­ной медицины, и именно в этой форме они приобрели особую популярность в византийское время ив арабском мире, а позже в эпоху Возрождения и в Европе.

Если творчество Галена завершало эво­люцию античной медицины, то деятель­ность его старшего современника Клавдия Птолемея (83—161 гг.) стала обобщаю­щим итогом главных достижений античной астрономии; математики, географии и астрологии. Клавдий Птолемей был энцик­лопедически образованным ученым и авто­ром многочисленных сочинений, из них особое значение имели его «Великое мате­матическое построение астрономии» в 13 книгах, более известное под искажен­ным названием «Альгамест», «Тетрабиблос», или «Четверокнижие», «Руководство по географии» в 8 книгах. В «Альгаместе» Птолемей дал наиболее полное обобщение и наиболее аргументированное для своего времени обоснование так называемой гео­центрической системы мироздания, кото­рая господствовала затем вплоть до откры­тия Коперника; Птолемей был, по суще­ству, отцом научной картографии, посколь­ку в своем труде по географии, он с помощью внушительного для своего вре­мени астрономо-математического аппара­та (включая начала тригонометрии) и раз­работанной им же системы координат дал определение картографического положе­ния свыше 8 тыс. различных городов и на­селенных пунктов, впервые в античности локализовав их на основе научных данных, выполнив работу колоссальной сложности, которую сейчас выполняют несколько ог­ромных институтов. Представляют боль­шой интерес исследования Птолемея в об­ласти астрологии. Астрология была частью научной астрономии еще со времен вави­лонских жрецов, но в эллинистическую эпоху пользовалась недоброй славой как сомнительная наука о суевериях, таин­ственных и страшных гаданиях. Вместе с тем существовали и некоторые научные основания астрологии в фундаментальной стоической философии о едином взаимос­вязанном космосе, в котором расположе­ние звезд, судьбы людей, события челове­ческой истории оказывались взаимосвя­занными икак таковые были доступными для прогнозирования. В «Тетрабиблосе» Птолемея была сделана попытка наиболее аргументированного исследования всех на­учных оснований астрологии, которая была в значительной степени очищена от дилетантизма, суеверий и многих элементов мистики. Вот почему «Тетрабиблос» стал одним из самых, популярных руководств одной из самых сомнительных, наук древности, да и более, позднего времени.

В гуманитарных науках римляне, усвоив образцы греческой и эллинистической мыс­ли, не смогли превзойти своих.великих предшественников по силе и глубине на­учной мысли — Платона и Аристотеля, Ге­родота и Фукидида, Демосфена и Исократа. Однако в юриспруденции римляне ста­ли основателями настоящей правовой науки. Римское право оказалось настолько глубоко разработанной научной дисципли­ной, что определило пути мировой юриди­ческой науки на многие столетия вперед. Римское общество было слишком сложным и конгломератным, чтобы держаться толь­ко на насилии, средиземноморская эконо­мика была слишком автаркичной и нату­ральной, чтобы выработать прочные эконо­мические связи. Именно поэтому господ­ствующему классу пришлось использовать возможности правового регулирования многообразных отношений между людьми и их коллективами, чтобы.поддерживать в обществе известный порядок. Естествен­но, это не могло не способствовать разра­ботке римского права. Римские юристы уже основательно преодолели примитив­ный взгляд на право как на совокупность отдельных примеров (казусов), а рассмат­ривали юридические отношения с фило­софских позиций, с использованием утон­ченных логических методов и поставили античную юриспруденцию на вполне на­учную основу. В I—II вв. появляется мно­жество различных трактатов, юридических руководств, отдельных исследований, из которых в IV в. было составлено капиталь­ное собрание юридических норм в 50 кни­гах, получивших название Дигест или Пандект. В период правления Августа в Риме сформировались две различные юри­дические научные школы: сабинианцев (по имени юриста Сабина) и прокулеанцев (по имени юриста Прокула), которые продол­жали существовать в течение всего I в. Во II в. юрист Гай написал фундаментальное руководство по изучению римского права, так называемые «Институции». Большим авторитетом пользовались многочисленные сочинения современника Августа юриста Лабеона. При императоре Адриане боль­шим знатоком в области римского права был Сальвий Юлиан, которому принадле­жала заключительная редакция кодекса важнейших законов Империи, касаю­щаяся различных сторон судопроизводст­ва и получившая название «Вечного эдикта».

Список используемой литературы

1. История древнего Рима: учебн. для вузов/ Под ред. В. И. Кузищина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Высш. шк., 1994. – 366 с.: ил.

2. Немировский А. И. История раннего мира и Италии. Воронеж, 1962 г.

3. Немировский А. И. Идеология и культура раннего Рима. Воронеж, 1964 г.

4. Всемирная история: эллинистический период. том 4. – Мн.: Литература, 1997. – 608 с.

www.ronl.ru

Система гражданских ценностей Древнего Рима

Система гражданских ценностей.

Римская средиземноморская культура, являясь закономерным продолжением собственно римско-италийской, была во многих своих компонентах новым историческим явлением. Она в значительной степени утратила свой узкий полисный, так сказать, "национальный" характер и приобрела космополитические черты. Ее имперский характер выражался не только в том, что жители Рима и Сиракуз, Александрии и Лугудуна, Фессалоник и Кордовы жили в одном государстве и в целом имели если не одинаковый, то похожий образ жизни. В рамках новой "мировой" культуры сформировалась своя система гражданских ценностей, которая пронизывала составные части и направления культурной жизни, философию и религию, литературу и искусство, архитектуру и науку. Эта система ценностей предполагала особый стиль жизни, включающий довольно благоустроенный городской быт, известный уровень благосостояния, гордость за великую державу, сильную и благодетельную для всех подданных власть Рима, апелляцию к некоторым общечеловеческим ценностям. Вместе с тем по мере укрепления имперской власти и ее центрального и провинциального аппарата, широчайшего развития рабства и его глубокого проникновения во все поры общества формируются мировоззрение и психология подданного, сервилизм и угодничество, оборотной стороной которых были презрение к труду, паразитизм, животное потребительство и безудержное стремление к материальным благам и низменным удовольствиям. Эти черты образа жизни имперского подданного, его духовные ценности нашли великолепное отражение в лучших произведениях своего времени: стихотворениях Горация с его знаменитым лозунгом carpe diem -"лови день", романе Петрония "Сатирикон" с его жуткой картиной морального разложения общества, в сатирах Ювенала, сформулировавшего главное правило римского паразитизма panem et circenses - "хлеба и зрелищ".

Для сложившейся в I-II вв. системы культурных ценностей характерно глубокое противоречие между довольно высоким уровнем цивилизации и потребительским характером культуры, ведущем к паразитизму, моральному опустошению и общей апатии. Конечно, не все слои и классы сложной общественной структуры римского Средиземноморья разделяли такую систему ценностей. В целом можно сказать, что она была приемлема для большей части городских жителей, в то время как сельское население, среди которого было много рабов, различных категорий зависимых людей (колонов, адскриптициев, должников), а также низшие слои свободного крестьянства руководствовались другой системой жизненных координат, другим образом жизни, наполненным тяжким трудом, заботой о семье, строгой моралью и необходимостью выполнять свои обязанности.

В разнородном римском обществе нельзя выделить какую-либо одну ведущую мировоззренческую систему. Можно говорить о трех различных типах мировоззрения. Для высших классов такую роль выполняла философия позднего, или римского, стоицизма, представленного такими выдающимися философами, как Сенека, Эпиктет и император Марк Аврелий.

Согласно Сенеке, весь видимый мир есть порождение вселенского божественного разума, который мудро устроил космос, равномерно распределив в нем добро и зло. Венцом творения является человек, в котором так или иначе заключена частица мирового божественного разума. Однако большая часть людей за повседневными делами, погоней за внешними благами, властью и богатством как бы подавляет в себе эти божественные искры. Удаляясь от божественного разума, люди предаются злу, нарушают законы природы, влачат жалкое, полное суеты существование. с Лишь лучшие люди, особенно познавшие законы природы, устройства мира, как бы разжигают искры заключенного в них божественного разума, освобождаются от давления жизненных обстоятельств, затягивающей трясины богатства, власти, удовольствий, обретают внутреннюю свободу и устойчивое счастливое существование. Мудрец должен стремиться к преодолению внешних соблазнов, быть равнодушным как к привалившему счастью, так и терпеливо сносить обрушившееся на него несчастье, бедность, болезни, даже порабощение. Согласно учению стоиков, мудрый человек не может отделяться от мира, он должен жить в обществе и выполнять свои обязанности, ревностно и ответственно рассматривая их как свой нравственный долг. Не имеет значения, какое место в обществе занимает человек: является ли он вельможей, как Сенека, жалким отпущенником, как Эпиктет, или всемогущим императором, как Марк Аврелий, он должен выполнять свой жизненный долг на том месте, которое указано ему божественным промыслом. Понятия божественного разума - создателя мира, единства человеческого рода как его творения, законности зла в мире и необходимость выполнения нравственного долга - важнейшие мировоззренческие установки римского стоицизма, оказавшие влияние на многие сферы культурной жизни высших классов имперского общества.

Для большинства римских подданных, принадлежащих к средним классам, стоицизм был слишком абстрактной, оторванной от жизни, сложной системой. Их мировоззрением была официальная идеологическая доктрина, которая стала вырабатываться еще при Августе и представляла собой своеобразную смесь римского эпикурейства, философии наслаждения настоящей жизнью и официальной религии, предполагающей почитание царствующего императора и богини Ромы как олицетворения могучего и процветающего Римского государства. Именно эта практическая философия потребительства и политической лояльности к существующему правительству ближе всего подходила к господствующей системе культурных ценностей и была как бы выражением наиболее типичной античной идеологии I-II вв. Далекие от сложных проблем античной философии, тонкостей рафинированного искусства, Наиболее глубоких творений античной литературы, средние прослойки римского населения как носители практической мировоззренческой системы были образованны, обладали достаточно высоким благосостоянием, психологической уверенностью в будущем. Именно они диктовали господствующее направление развития античной культуры и были в то же время основными потребителями создаваемых в Империи культурных ценностей. В целом мировоззрение средних слоев, к которым относились широкие круги муниципальных собственников, рабовладельцев и землевладельцев, отличалось известным оптимизмом, ясностью своих идеологических установок, направленностью на уверенное наслаждение жизненными благами. Их оптимизм основывался на уверенности в провиденциальном назначении Рима, благодетельности и прочности императорской власти, на известном личном благосостоянии, которое им обеспечивала Империя.

Иной была мировоззренческая система (или, вернее сказать, системы) низших классов римского общества. Отмеченное известное процветание и стабильность Римской империи I-II вв., благосостояние высших и средних классов общества базировались на тяжелом труде основных производителей материальных благ, рабах, колонах, крестьянах, ремесленниках, близких им низших прослоек античной интеллигенции. Для этих слоев как абстрактные истины стоицизма, утонченные представления о благом вселенском разуме, противоречивое представление о внутренней свободе и тяжелом внутреннем долге, так и официальный оптимизм и радостная лояльность к предержащим властям, сугубо потребительское отношение к жизни и погоня за материальными благами оказались в конечном счете неприемлемыми. Занятые тяжелым трудом на полях и в мастерских основные производители римского общества, создавали свою систему мировоззренческих ценностей, в которой преобладали черты здравого смысла и народной религии. Народные массы разных провинций огромной Империи верили в своих традиционных богов как под местными, так и под римскими именами, среди которых были особенно популярными такие божества-труженики, как Геркулес, Меркурий, Сильван, или близкие природе человека божества добра и милосердия (Добрая Богиня). В целом можно говорить об интенсификации религиозных начал в системе народного мировоззрения низших слоев в I - II вв.

В народной среде пользовались большим уважением традиционные моральные ценности - уважение к своей семье, дому, соседям. Среди низших слоев трудового населения были широко распространены воззрения, согласно которым трудовая нравственная жизнь угодна богам и получит с их стороны посмертное воздаяние, не говоря о памяти оставшихся потомков. В своей повседневной жизни трудившиеся бок о бок свободные крестьяне и ремесленники, зависимые колоны и вольноотпущенники, бесправные юридически рабы познавали несложную истину о природном равенстве людей, об относительности юридических перегородок между ними, приходили к познанию высшей ценности добродетели, милосердия, нравственных отношений между людьми, истин, к которым римские стоики приходили сложным умозрительным путем.

Живущие в условиях жестокого имперского управления со своими повседневными заботами, связанные с ближайшими муниципальными, а зачастую с сельскими, как правило, избираемыми ими же самими, властями, простые труженики воспринимали власть провинциального наместника, а тем более божественного императора в Риме, как далекую абстракцию и относились к ним как к некому чуждому символу, власти которого нужно подчиняться, но какого-либо горячего чувства поклонения, конечно, не испытывали. Именно в этой среде постепенно вызревали и укреплялись первые элементы христианской религии, которая стала аккумулятором различных народных мировоззренческих систем.

Система античного воспитания и образования (пайдейа).

Каждое общество на любом крупном этапе своей истории создает особую систему воспитания и образования как одно из основополагающих направлений культуры. Любая система воспитания и образования есть система воспроизводства основных носителей и потребителей сложившегося образа жизни, производства и культуры, которые в своей совокупности составляют данное общество и должны решать возникающие перед ними задачи. В примитивных структурах, где решаются относительно простые задачи, создается простая система воспитания и образования. В высокоорганизованных обществах она достигает большой сложности. Римская средиземноморская империя по всем своим параметрам была одним из самых высокоорганизованных обществ древнего мира, и система воспроизводства его основных носителей была . одной из самых сложных и богатых в древности.

Имперская система воспитания и образования развивалась на римско-италийской основе и вместе с тем многое заимствовала от греческой и эллинистической педагогики, и к I--II вв. представляла собой довольно продуманный и стройный комплекс, который предполагал три последовательные ступени обучения. Первая, или начальная, ступень называлась Indus или schola (отсюда и русское слово школа). Обучение в школе начиналось с 7 лет и продолжалось около 4-5 лет. Это была массовая школа, в которой за небольшую плату, вполне доступную широким слоям населения, обучались совместно мальчики и девочки. Начальные школы были частными; утвержденных программ не существовало. Такую школу открывал на свой страх и риск склонный к преподавательской деятельности образованный человек. Очень часто такие школы не имели крытых помещений, занятия проходили на открытом воздухе в городском саду или на городской площади, где-нибудь в углу портика за матерчатой занавеской. Ученики повторяли уроки за учителем вслух и делали записи на особых досточках. Программа обучения была минимальной: ученики должны были научиться читать, считать, обучались некоторым элементам литературы, чаще всего заучивали наизусть стихи поэта Вергилия. Основная цель начальной ступени - обучение грамотности и началам арифметики, которые требовались в повседневной жизни широким слоям населения, включая некоторые категории рабов.

Средней ступенью обучения была школа грамматика. Она предполагала довольно высокую плату за обучение и более развернутую образовательную программу, включающую пять дисциплин: латинскую литературу, основы римского права, начальные знания по философии, греческий язык с элементами греческой литературы, наконец, математику с основами астрономии. Обучение в школе грамматика продолжалось около 4 лет и проходило в небольших группах, причем основное внимание уделялось работе с каждым учеником.

Высшая ступень обучения - школа ритора - представляла собой логическое продолжение грамматической школы. Как правило, обучение в школе ритора начиналось с 16 лет и продолжалось 3-4 года. Плата за обучение была очень высокой, и количество обучающихся было небольшим. Школа ритора была школой сугубо элитарной и предполагала весьма насыщенную программу: кроме пяти предметов предшествующей ступени, которые повторялись на более высоком уровне, изучались еще два очень важных с точки зрения античной педагогики предмета – ораторское искусство и музыка. Для овладения обширной программой использовался весьма эффективный метод индивидуального обучения, работа в небольших группах с самым широким применением учебных диспутов на заданную преподавателем-ритором тему. Окончивший риторскую школу получал всестороннее, мы бы сказали, гуманитарное образование, включавшее свободное знание греческого языка, греческой (не говоря о римской) литературы, римского права, греческой философии (главным образом, стоического и академического направлений), ораторского искусства. Это был хорошо подготовленный для практической, государственной и культурной деятельности человек. Центральное правительство и муниципальные власти придавали важное значение деятельности риторских школ и держали их под своим контролем. Одной из форм такого контроля было государственное обеспечение преподавателей риторских школ. Они получали весьма высокое жалованье из государственных и муниципальных средств, освобождались от муниципальных обязанностей.

Для молодых аристократов образование завершалось после одно-двухгодичного пребывания в одном из наиболее крупных культурных центров Империи, славящимся своими философскими школами, как Афины, ораторским искусством, как Родос, или в таких универсальных культурных центрах, как Антиохия и Александрия. Из западных "университетских" городов славились своими преподавателями, кроме собственно Рима, города Медиолан, Лугудун, Кордоба. Массилия.

Для I-II вв. можно говорить о первых шагах специального высшего образования в форме появления юридических и медицинских школ. В юридических школах сформировалось два ведущих направления, которые назывались по именам их основателей, юристов Прокула и Сабина - прокулеанцы и сабинианцы. Медицинские учебные заведения возникали вокруг практикующих врачей, и преподавание в них велось по сугубо индивидуальным программам. Во II в. славились медицинские школы прославленных врачей Сорана и Галена, преподававших как в Александрии, так и в Риме. Медицинские заведения имелись и во многих других городах Империи. Во всяком случае, император Веспасиан счел возможным издать специальный указ о назначении преподавателям учебных заведений жалованья из государственных фондов.

Своего рода добавлением к сложившейся структуре общего и специального образования в Римской империи I-II вв. было существование особой категории преподавателей – так называемых странствующих учителей, полулегальная деятельность которых столь красочно описана великим сатириком Лукианом в его пародии "Учитель красноречия". Среди пестрой компании странствующих учителей были преподаватели схол, грамматики, риторы и даже очень известные философы (например, знаменитый Дион Хрисостом, т. е. Златоуст), художники, артисты, музыканты, которые подолгу нигде не задерживались, кочевали со своим нехитрым скарбом (часто босые) из города в город, учили там случайных учеников несколько недель, проповедовали свои взгляды на общественных площадях, бывали биты, терпели оскорбления, но могли пользоваться и благосклонностью населения города или какого-нибудь местного мецената. Хотя античные авторы довольно отрицательно относятся к незаконным учителям, подчеркивают их шарлатанство, невежество, жадность, тем не менее само по себе существование довольно многочисленной группы странствующих учителей - показатель определенной культуры общества в целом. С другой стороны, это свидетельствует о тяге широких масс населения к образованию, которая, по существу, питала эту категорию античного учительства как такового. В целом можно сказать, что сложившаяся в Империи в I-II вв. система народного образования обеспечивала воспроизводство определенного типа личности, довольно широкое распространение начальной грамотности среди народных масс, весьма фундаментальную подготовку средних и высших слоев римского общества, обеспечивающих нужды государственного управления, хозяйства и общей эволюции средиземноморской культуры.

Как можно видеть, в римской системе образования всех ступеней практически отсутствуют предметы, которым в греческой пайдейе уделялось огромное внимание, а именно физическая культура и музыкальное воспитание. Римская система образования была более прагматичной, более утилитарной, чем греческая, хотя и ее основная цель состояла в овладении предметами гуманитарного цикла, особенно права и ораторского искусства.

Наука.

Без использования научных дан­ных невозможно было решать многообраз­ные проблемы функционирования такого сложного общества и такой сложной куль­туры, которая сложилась в период ранней Римской империи. Благоприятными факто­рами для развития науки были не только настоятельней необходимость в решении растущих общественных потребностей, но и возможности использования огромных Материальных людских и интеллектуальных ресурсов, которыми не располагали древневосточные, греческие и эллинистические общества.

Римляне восприняли накопленный прежними поколениями ученых опыт, и прежде всего эпохи эллинизма, и дали новый толчок развитию научной мысли. В период ранней Римской империи произошло известноё завершение научного развития пред­шествующих эпох всего древнего мира. Если говорить об общих особенностях римской науки I-II вв., то можно отметить ее большую направленность на достижение практических результатов, применение на­учных знаний для решения хозяйственных, социальных и политических задач. И если в осмыслении глубинных проблем мирозда­ния природы и общества наука I—II вв. вряд ли превзошла достижения великих ученых классической Греции и титанов эл­линистической науки Пифагора, Демокри­та, Аристотеля, Эвклида, Эратосфена и других, то в применении результатов на­учного исследования к решениям непосред­ственных жизненных задач она ушла дале­ко вперед. В связи с этим среди различных направлений научного исследования полу­чили преобладание ее прикладные ветви, особенно агрономия и медицина, астроно­мия и астрология, архитектура и геогра­фия, юриспруденция и риторика.

Практическая направленность римской науки этого времени лучше всего отрази­лась в первой античной энциклопедии — замечательном труде Плиния Старшего (24—79 гг.) «Естественная история». Этот грандиозный труд в 37 книгах не содержит связных философских рассуждений. «Есте­ственная история» — это в основном сухой и, на первый взгляд, однообразный пере­чень самых разнообразных и интересных фактов: по географии отдельных регионов, стран и континентов, анатомии и физиоло­гии человека, о видах и строении растений и животных, о различных лекарствах, ме­таллах и камнях и т. д. Автор демонстриру­ет удивительную эрудицию, он использовал около 2 тыс. произведений свыше 400 авто­ров. Все собранные Плинием факты были совершенно необходимы в повседневной жизни людей они были нужны советникам центрального правительства и провинци­альных наместников, но здесь читатель не найдет рассуждений о природе космоса, проблемах познания, политических учени­ях или этических концепциях. Даже в тех немногих местах, где автор пытается раскрыть философскую основу своего тру­да, а та кой. основой для него является концепция провиденциальной роли Италии и цивилизаторской миссии римлян в мире, он исходит не столько из анализа миро­воззренческих понятий, сколько из посту­латов официальной политической идеоло­гии.

Из конкретных научных дисциплин, в наибольшей степени восходящих к римско-итальянским истокам и получившим особое значение и I—II вв., отметим агрономию и юриспруденцию. Вершиной римской и всей античной агрономии стал труд уро­женца Испании, но жившего в Италии Луция Колумеллы в 12 книгах—подлин­ная сельскохозяйственная энциклопедия своего времени, изданная в 60-х годах I в. В этом труде на высоком научном уровне изложены практически все элемен­ты агрономии, включая общую агротехни­ку, уход за полем, возделывание зерновых, виноградников, оливковых и плодовых де­ревьев, выращивание скота, устройство хозяйства и обязанности по его управле­нию, организации рабочей силы. Изложе­ние всех вопросов ведется Колумеллой на подлинно научной основе, которая включа­ет проработку солидной научной литерату­ры, собственные эксперименты в имении и заимствование чужого опыта; кроме того, Колумелла считает необходимым учиты­вать основы природоведения и Климатоло­гии. Энциклопедия Колумеллы, так же как и труды его предшественников Катона, Са-зерны, Варрона, Вергилия и многих других, вознесла римскую агрономию на такую высоту, которая была превзойдена миро­вой наукой лишь в XIX в.

Высокого уровня достигла римская ме­дицинская наука, которая пользовалась поддержкой как центральных, так и муни­ципальных властей (во многих муниципиях стального медицинского образования).

В ряде культурных центров — Алексан­дрии, Пергаме, Антиохии и прежде всего Риме существовали школы выдающихся медиков своего времени: Корнелия Цельза, Сорана, Галена, в трудах которых отражен высокий уровень античной медицины. Осо­бенно велик вклад в медицину Галена (129— 199 гг.) в последние годы его жизни, придворного врача императоров Марка Аврелия и Коммода. До нашего времени дошли многочисленные произведения Галена, написанные по самым различным проблемам врачебной медицины; анатомия и физиология человеческого тела, функции различных органов, о нервах и мышцах, он описал зрительный нерв, его названия не­которым мышцам сохранились до нашего времени.

Однако научная значимость творче­ства Галена состояла не только в том, что он был выдающимся врачом-клиницистом, но и в том, что он придал медицине облик настоящей научной дисциплины, рассматривая конкретные врачебные све­дения с точки зрения философских основ науки, синтезировав огромный опыт своих предшественников, особенно Гиппократа, с философскими положениями Аристотеля. Творческие размышления Галена как бы завершают многовековое развитие антич­ной медицины, и именно в этой форме они приобрели особую популярность в византийское время ив арабском мире, а позже в эпоху Возрождения и в Европе.

Если творчество Галена завершало эво­люцию античной медицины, то деятель­ность его старшего современника Клавдия Птолемея (83—161 гг.) стала обобщаю­щим итогом главных достижений античной астрономии; математики, географии и астрологии. Клавдий Птолемей был энцик­лопедически образованным ученым и авто­ром многочисленных сочинений, из них особое значение имели его «Великое мате­матическое построение астрономии» в 13 книгах, более известное под искажен­ным названием «Альгамест», «Тетрабиблос», или «Четверокнижие», «Руководство по географии» в 8 книгах. В «Альгаместе» Птолемей дал наиболее полное обобщение и наиболее аргументированное для своего времени обоснование так называемой гео­центрической системы мироздания, кото­рая господствовала затем вплоть до откры­тия Коперника; Птолемей был, по суще­ству, отцом научной картографии, посколь­ку в своем труде по географии, он с помощью внушительного для своего вре­мени астрономо-математического аппара­та (включая начала тригонометрии) и раз­работанной им же системы координат дал определение картографического положе­ния свыше 8 тыс. различных городов и на­селенных пунктов, впервые в античности локализовав их на основе научных данных, выполнив работу колоссальной сложности, которую сейчас выполняют несколько ог­ромных институтов. Представляют боль­шой интерес исследования Птолемея в об­ласти астрологии. Астрология была частью научной астрономии еще со времен вави­лонских жрецов, но в эллинистическую эпоху пользовалась недоброй славой как сомнительная наука о суевериях, таин­ственных и страшных гаданиях. Вместе с тем существовали и некоторые научные основания астрологии в фундаментальной стоической философии о едином взаимос­вязанном космосе, в котором расположе­ние звезд, судьбы людей, события челове­ческой истории оказывались взаимосвя­занными и как таковые были доступными для прогнозирования. В «Тетрабиблосе» Птолемея была сделана попытка наиболее аргументированного исследования всех на­учных оснований астрологии, которая была в значительной степени очищена от дилетантизма, суеверий и многих элементов мистики. Вот почему «Тетрабиблос» стал одним из самых, популярных руководств одной из самых сомнительных, наук древности, да и более, позднего времени.

В гуманитарных науках римляне, усвоив образцы греческой и эллинистической мыс­ли, не смогли превзойти своих .великих предшественников по силе и глубине на­учной мысли — Платона и Аристотеля, Ге­родота и Фукидида, Демосфена и Исократа. Однако в юриспруденции римляне ста­ли основателями настоящей правовой науки. Римское право оказалось настолько глубоко разработанной научной дисципли­ной, что определило пути мировой юриди­ческой науки на многие столетия вперед. Римское общество было слишком сложным и конгломератным, чтобы держаться толь­ко на насилии, средиземноморская эконо­мика была слишком автаркичной и нату­ральной, чтобы выработать прочные эконо­мические связи. Именно поэтому господ­ствующему классу пришлось использовать возможности правового регулирования многообразных отношений между людьми и их коллективами, чтобы .поддерживать в обществе известный порядок. Естествен­но, это не могло не способствовать разра­ботке римского права. Римские юристы уже основательно преодолели примитив­ный взгляд на право как на совокупность отдельных примеров (казусов), а рассмат­ривали юридические отношения с фило­софских позиций, с использованием утон­ченных логических методов и поставили античную юриспруденцию на вполне на­учную основу. В I—II вв. появляется мно­жество различных трактатов, юридических руководств, отдельных исследований, из которых в IV в. было составлено капиталь­ное собрание юридических норм в 50 кни­гах, получивших название Дигест или Пандект. В период правления Августа в Риме сформировались две различные юри­дические научные школы: сабинианцев (по имени юриста Сабина) и прокулеанцев (по имени юриста Прокула), которые продол­жали существовать в течение всего I в. Во II в. юрист Гай написал фундаментальное руководство по изучению римского права, так называемые «Институции». Большим авторитетом пользовались многочисленные сочинения современника Августа юриста Лабеона. При императоре Адриане боль­шим знатоком в области римского права был Сальвий Юлиан, которому принадле­жала заключительная редакция кодекса важнейших законов Империи, касаю­щаяся различных сторон судопроизводст­ва и получившая название «Вечного эдикта».

Список используемой литературы

  1. История древнего Рима: учебн. для вузов/ Под ред. В. И. Кузищина. – 3-е изд., перераб. и доп. – М.: Высш. шк., 1994. – 366 с.:ил.

  2. Немировский А. И. История раннего мира и Италии. Воронеж, 1962 г.

  3. Немировский А. И. Идеология и культура раннего Рима. Воронеж, 1964 г.

  4. Всемирная история: эллинистический период. том 4. – Мн.: Литература, 1997. – 608 с.

www.coolreferat.com