История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Архитектура Древнего Египта (работа 2). Архитектура древнего египта вывод


Статья - Архитектура Древнего Египта

Содержание

Введение

Конструкторское решение

Архитектурно-композиционное решение

Интерьер

Заключение

Список использованных источников

Архитектура — искусство тонкое и, вместе с тем, довольно конкретная наука. Эта наука говорит, что каждый архитектурный проект, еще до воплощения в жизнь, имеет свой образ — некую чувственную и умозрительную модель, включающую в себя основные закономерности и характеристики будущего здания. А основные закономерности отражаются в его архитектурной композиции. Композиция, в свою очередь, призвана объединить собой идею, замысел, законы и воплощаемую форму. Не видимая неискушенному взору, она, как стержень, нанизывает на себя казалось бы несовместимое — эмоции и технологии, планировочные структуры и религиозные воззрения.

Зодчество Древнего Египта служит прекрасным примером соблюдения этих правил, где все духовные, эмоциональные и физические состояния, по тем же законам архитектуры, должны находить свое выражение в конкретных материальных проявлениях. [1]

Установлению Нового царства предшествовал период так называемого Второго распада Египта (1700-1580 гг. до н. э), который произошел в значительной степени в результате вторжения с северо-востока племен гиксосов, захвативших большую часть Египта. Единственно Фивы на протяжении столетнего периода были оплотом сопротивления иноземцам. А в результате в 1580 г. до н.э. основатель XVIII династии фиванский фараон Яхмос I изгнал гиксосов из Египта. С этого времени условно начинается период Нового царства.

Особого политического и экономического расцвета Египет достиг период Нового царства, что нашло свое отражение в бурной строительной деятельности в Фивах.

Целью данной работы является изучение архитектурного объекта Древнего Египта, а именно описание храма царицы Хатшепсут. Для этого необходимо рассмотреть особенности храма, как архитектурно-композиционное и конструкторское решение, внутренний интерьер и его индивидуальные черты, рельеф, как отображение истории.

Наибольшее распространение в период Нового царства получил тип храма с четким прямоугольным планом. Его ансамблевый характер был рассчитан на постоянную смену впечатлений у многочисленных участников торжественных религиозных процессий.

Фасад храма обращался к Нилу, от которого шла дорога, обрамленная по сторонам каменными сфинксами или священными овнами (баранами). Мерное повторение их фигур создавало спокойный ритм, настраивало молящихся, перед которыми во всем великолепии простирался залитый солнцем мир, отгороженный и в то же время слитый с этой своеобразной стеной каменных изваяний. Аллея сфинксов приводила к входу — каменному пилону — грандиозной, сужающейся кверху в форме трапеции стене, разделенной узким проходом посредине. Перед пилоном воздвигались колоссальные статуи, обелиски. За пилоном открывался прямоугольный в плане, открытый двор, обнесенный колоннами. В центре двора по главной оси также прокладывалась каменная колоннада. Она намечала прямую линию пути к колонным залам, молельням, кладовым и другим помещениям. Монументальные рельефы покрывали стены храмов. Мощные колоннады, многочисленные скульптуры дополняли их торжественный облик.

Сохранившиеся колоннады и храмы древней столицы донесли до наших дней величавый дух архитектуры этого периода.

Величайшими сооружениями эпохи Нового царства стали храмы, или «дома» богов, как их называли древние египтяне. Воды Нила разделили Древний Египет на две части: восточную и западную, на Царство Живых и Царство Мертвых. На восточном берегу Нила возводились дворцы фараонов и громадные храмы, славящие богов; на западном берегу строились пирамиды, гробницы и заупокойные храмы, где совершалась служба в честь умерших и обожествленных фараонов.

Заупокойные храмы и гробницы разделялись. Храмы строились внизу, на равнине, а гробницы, для сохранности от разграбления, высекались в скалах и маскировались. Классическим для этого времени стал храм царицы Хатшепсут у скал Дейр-эль-Бахри (XVIII династия, ок.1500 г. до н. э).

Хатшепсут не жалела средств на возведение этого храма, который она строила «из любви к отцу своему Амону». Этот грандиозный замысел был воплощен руками зодчего Сененмута, фаворита царицы и воспитателя ее дочери Нефрура. Сохранилось несколько статуй этого архитектора, представленного вместе со своей воспитанницей. Изображения Сененмута встречаются и в Дейр эль-Бахри, однако, по всей видимости, их появление было тайным: расположенные около дверных проемов, они всякий раз оказывалась скрытыми открытой дверью. Кроме того, территории первой террасы храма Сененмут начал строительство своей гробницы, чтобы и после смерти оставаться как можно ближе к построенному им храму. Тем не менее, эта священная территория принадлежала Амону и Хатшепсут, и это посягательство священную землю, а возможно и другие причины, вызвало опалу Хатшепсут. Гробница зодчего, в которой было тщательно уничтожены все его имена, так и не была закончена.

Вырубленный в известняковых скалах, он состоял из трех огромных террас, расположенных одна над другой. На каждой из террас находились открытый двор, крытые помещения с колоннами — портики — и уходившие в толщу скалы святилища. Ярусы храма соединялись пандусами — наклонными дорогами, заменявшими лестницы и разбивавшими террасы на южную и северную части.

Такие конструкция и расположение постройки были вовсе не случайны: менее чем в 100 метрах от комплекса Хатшепсут находится схожий храм, возведенный правителем XI династии Ментухотепом Небхепетра.

Этот царь считался родоначальником фиванских царей, и Хатшепсут таким образом демонстрировала преемственность своего правления и доказывала законность своих претензий на египетский престол.

Рис.1 «Храм царицы Хатшепсут»

К эпохе Нового царства храм уже приобрел каноническую форму. Аллея, по обе стороны которой выстроились сфинксы, вела к монументальному входу, оформленному в виде двух пилонов. По обе стороны от входных ворот возвышались гигантские статуи богов или правителей. Наружные фасады храма были покрыты рельефами, прославлявшими власть фараона и его победы.

Распределение рельефов на стенах храма во многом отражает мироощущение древних египтян. Так, на стенах южной части нижнего портика изображена доставка обелисков, высекавшихся в Верхнем Египте и предназначавшихся для храмового комплекса Амона в Карнаке. На стенах северного портика расположены сцены, действие которых происходит в тростниковых зарослях, ассоциировавшихся с Нижним Египтом. Идея единства Обеих земель встречается еще раз на перилах пандуса, соединяющего вторую и третью террасы храма. Нижние основания этих лестниц украшены изображениями гигантской кобры, хвост которой поднимался вверх по верхней части перил. Над головой змеи, олицетворявшей покровительницу Нижнего Египта — богиню Уаджет, расположено изображение Хора Бехдетского, божества Верхнего Египта.

Рис. 2. «Рельеф храма»

Если рельефы первого яруса храма посвящены объединенным египетским землям, то композиции второй террасы повествуют о правителе, от которого зависли стабильность и процветание этих территорий. Главным сюжетом рельефов северного портика была божественная теогамия — история божественного рождения Хатшепсут, шаг за шагом воссозданная на этих стенах. По легенде, великий фиванский бог Амон принял облик земного отца Хатшепсут, Тутмоса I, и вошел в покои ее матери Яхмес. Пока царская супруга носила под сердцем будущую правительницу, боги наделяли Хатшепсут всеми качествами, необходимыми для фараона; завершает эту композицию сцена божественного рождения правительницы.

Этот сюжет, как все в египетском искусстве, не случаен. Отстранив от правления Тутмоса III и получив неограниченную политическую власть, Хатшепсут так и не смогла избавиться от вопроса о законности своего восхождения на египетский престол. Именно поэтому в памятниках этой царицы о ее божественном происхождении и изначальной избранности для той роли, которую она играла.

Композиция южного портика второго яруса повествует о знаменитой экспедиции в Пунт. Согласно официальным хроникам, снаряженная Хатшепсут экспедиция была настолько представительна, что местные жители, увидев мощь египетского флота и войска, сразу признали себя вассалами Египта. На рельефах храма в Дейр эль-Бахри представлены все подробности этой кампании. Художники детально изобразили флот Хатшепсут, особенности ландшафта Пунта с лесами благовонных деревьев, которыми так славилась эта страна. Здесь же представлены знаменитые царь и царица Пунта, приносящие дары Хатшепсут, включавшие драгоценные породы деревьев, благовония, притирания, шкуры животных, золото и невольников.

Верхняя часть храма посвящена богам, даровавшим жизнь и египетской земле, и ее правителю. Вокруг по сторонам центрального двора третьей террасы расположены святилища Божественного солнца Ра и родителей Хатшепсут — Тутмоса I и Яхмес. В центре этого комплекса расположена святая святых, святилище Амона-Ра, которое было самой главной и самой сокровенной частью всего храма Дейр эль-Бахри.

Единственный дверной проем, располагавшийся между пилонами, вел в залитый солнцем перистиль — внутренний двор, окруженный колоннадой. Пройдя перистиль и продолжая двигаться по центральной оси, можно было попасть в гипостиль — многоколонный зал, плоскую кровлю которого поддерживали тесно поставленные столбы; за ним находилось святилище со священной баркой фараона. Меньшие помещения вокруг святилища служили сокровищницами, складами и т.п. По мере движения от входа к святилищу потолок снижался, а пол повышался, словно сдавливая пространство. Поскольку окон не было, гипостиль освещался через двери, ведущие в него из перистиля, и до святилища доходил лишь слабый отсвет.

Колонны древнеегипетских храмов сохраняют свою преемственность от растительных форм: их цилиндрические стволы слегка сдавлены у основания, где ствол обегают раскрашенные рельефные изображения листьев. Капитель сначала расширяется, а затем сужается наподобие закрытых бутонов лотоса и папируса; рельеф и раскраска имитируют плотно сжатые лепестки цветка. У более высоких колонн центрального нефа гипостиля капителям придана колоколообразная форма раскрытых цветков тех же растений. В других случаях мы обнаруживаем еще более древнюю форму колонны в виде связки тростника, восходящую к эпохе Древнего царства. Росписи стен и колонн гипостильного зала обычно изображали растения в нижнем ярусе, людей за различными занятиями — во втором, летящих птиц — в третьем, и над всем этим — синее небо, усеянное звездами.

Рис.3 «Храм. Колонны»

«Изобразительные» колонны Древнего Египта воспроизводили природу Египта: папирусовидные с открытым и закрытым бутоном (основной тип колонн Нового Царства), лотосообразные, пальмообразные, со сложной (композитной) капителью (эллинистический период), с гаторической капителью, с капителью в виде перевернутого колокола (редко встречается). [2]

Рассматривая в целом архитектурно-планировочную композицию храма в Фивах, необходимо отметить ее динамический характер, которому соответствовало чередование метрических протяженных аллей сфинксов с нараставшим в сторону святилища ритмом пилонов-преград.

Вопрос об ориентации фиванских храмов по сторонам света давно уже привлекал многих ученых. Еще в конце XII в. появились труды английских иследователей Ниссена и Локьера, которые высказали предположение о том, что многие египетские храмы были ориентированы на заход или на восход солнца либо на звезды, которые связаны были с солнечным циклом. С XX в. эти наблюдения были продолжены французским исследователем Ленгреном и известным английским астроархеологом Дж. Хоккинсом. Гипотезу этих ученых подтверждали и надписи, сделанные на храмах, повествовавшие об обрядах, связанных с их закладкой.

На самой границе пустыни и орошаемой земли был возведен гигантский пилон, от которого шла процессионная дорога к самому храму. Этот путь, шириною около 37 метров, с обеих сторон охранялся сфинксами, выполненными из песчаника и раскрашенными яркими красками. Прямо перед храмом были разбит сад диковинных деревьев и кустарников, привезенных из загадочной страны Пунт. Здесь же были вырыты два священных озера Т-образной формы. Сам храм был поистине чудом инженерной мысли древних египтян

Храм стоит у подножия круто обрывающихся скал Ливийского плоскогорья, которые не только служат небывалым фоном для архитектуры, но и сливаются с ней в неповторимое целое. Чтобы посетить храм, нужно было пройти по аллее сфинксов, тянувшейся от берега Нила, и подняться по террасам к святилищу, вырубленному в толще скал. Строгий облик храма разнообразили статуи царицы Хатшепсут в облике Осириса; колонны, на капителях (верхних частях) которых была высечена голова богини Хатор; Гор — один из важнейших богов в египетском пантеоне, сын Осириса и Исиды, человек с головой сокола; росписи и раскрашенные рельефы (на многих из которых изображалось путешествие в далёкую страну Пунт). На просторных террасах располагались водоёмы, росли деревья, экзотические цветы, пели птицы.

Рис. 4 «Храм царицы Хатшепсут»

Рис.5 «Гор — человек с головой сокола»

Рис.6 «Голова богини Хатор»

Храм царицы Хатшепсут был ориентирован на восход солнца в день зимнего солнцестояния, т.е. в период окончания разлива Нила и начала посевных работ. Другими словами, храм служил своеобразным календарем, по которому жили и трудились многие поколения жителей Древнего Египта.

Помещения храмов, открытые дворы, аллеи сфинксов не представляли собой законченного целого, а пристраивались друг за другом. Здесь наблюдается композиционный принцип «формосложения», характерный для всего египетского искусства. Пилоны древнеегипетских храмов — не фасад, а заслон, маскировка, сокрытие. В отличие от античных, египетские здания покрывались облицовкой либо гипсовой обмазкой с росписью зеленой, желтой, красной красками для создания впечатления огромной, нерасчлененной, нетектоничной массы. Поэтому египетские строители не обращали особого внимания на правильность швов, рядов кладки.

Египтяне предпочитали прямоугольный формат, что хорошо согласовывалось с «кубической концепцией» скульптуры и фризовым расположением росписей. Вместо конуса — пирамида, вместо цилиндра — обелиск, взамен шара — куб, что хорошо видно на примере оригинальной гаторической капители. Перед пилонами храмов устанавливались кедровые мачты с разноцветными вымпелами, обитые золоченой медью, и статуи фараонов, блокообразный характер которых хорошо сочетался с архитектурой.

В период раннего христианства храм Хатшепсут был превращен в коптскую церковь, а позже пришел в упадок, и превратился в руины.

Заупокойный храм царицы Хатшепсут выстроенный близ Фив, в Дейр-эль-Бахри, в той же долине, что и храм Ментухотепов, представлял собой грандиозный ансамбль, состоящий из трех колоссальных террас, восходящих ступенями друг над другом и объединенных пологими пандусами. Постепенно поднимаясь, храм как бы врастает в толщу скал, к которым он примыкает.

Мерный и строгий ритм колонн и столбов, окружающих каждую террасу, находит свой отзвук в изумительной красоте пустынной и дикой природы, будто естественно расширившей и дополнившей творение Сенмута — строителя этого ансамбля.

Неотъемлемую часть храма составляли рельефы и росписи, многие из которых насыщены в этот период динамикой. Мчащиеся колесницы, тонконогие лани, в паническом беге спасающиеся от разящих стрел охотников, стройные кони, летящие галопом, сменили прежние торжественные, спокойные шествия.

Связи с другими странами пробудили интерес к далеким краям, и этот интерес нашел воплощение в искусстве. Рельефы стен храма царицы Хатшепсут в Дейр-эль-Бахри повествуют о путешествиях, иноземных послах, о ладьях, пускающихся в плавание. Прежнее построчное построение в рельефе перемежается с композиционно сложными группами. [3]

Рис.7 «Рельеф. Богиня Хатхор и Гор»

Свой храм царица поставила рядом с храмом фараона XI династии Ментухотепа I, он повторял сочетание пирамиды и колоннад, но был более грандиозным, с множеством террас и статуй. Внутри полы отделывались золотыми и серебряными плитами. Двери — из кедрового дерева, с инкрустацией золотом и слоновой костью. Стены имеют росписи, для прочности и яркости красок они покрывались «пульверизированным стеклом». Статуи инкрустировались, раскрашивались. Глазурованные кирпичи с яркими красками растительного орнамента, возможно, воспроизводили древний обычай занавешивать глинобитные стены плетеными циновками. Пальмовидные капители — прообраз ионических капителей Древней Греции — украшались глазурованными плитками и деталями из позолоченной бронзы. Росписи полов часто имитировали нильские заросли с цветущими лотосами и порхающими птицами. Египетским искусством был создан особый тип углубленного в плоскость рельефа.

Ощущение прочности, вечности материала не позволяло воображению мастера проникать в глубину камня и сосредоточивало его пластические ощущения на поверхности, вдоль контурных линий. Рельеф углублялся в плоскость — при освещении сверху или сбоку, особенно на ярком тропическом солнце, светотень создавала игру светлых и темных контуров, а осязательное чувство — иллюзию пространства. Нужно провести рукой по поверхности египетского рельефа, чтобы ощутить тончайшие подъемы и углубления, едва уловимое волнение поверхности, понять осязательный принцип работы мастера. [4]

В период раннего христианства храм Хатшепсут был превращен в коптскую церковь, а позже пришел в упадок, и превратился в руины.

Эдуард Навилль, начавший планомерные исследования этого района в 1891 году, даже не мог предположить, что храм Хатшепсут когда-нибудь удастся восстановить; многие фрагменты скульптуры и рельефов были вывезены за пределы Египта. Тем не менее, в 1961 году польские реставраторы взялись за восстановление этого комплекса, но их работа, продолжается и по сей день. Год за годом они собирают по крупицам и воссоздают рельефы, статуи, архитектурные элементы.

Благодаря стараниям реставраторов, храм вновь обрел третью террасу, откуда сверху вниз глядят на современных туристов осирические пилястры Хатшепсут. Губы царицы застыли в полуулыбке, и с них вот-вот сорвутся слова, начертанные на одном из ее обелисков:

Вот мечется сердце мое туда и обратно, думая, что же скажут люди, те, что увидят памятники, мной сотворенные, спустя годы и будут говорить о том, что я совершила… Не говори, что это похвальба, Но скажи: «Как похоже это на нее ее величество Хатшепсут, как достойно отца ее бога Амона!».

Наследие египетской цивилизации в сфере многих наук, архитектуры, скульптуры, живописи, декоративно-прикладного искусства сыграло значительную роль в развитии тех цивилизаций, которые мы считаем эталоном (Греция и Рим), но нет ничего более ценного, чем та преемственность многих тысяч поколений, которую мы можем наблюдать с помощью грандиозных, хотя только отчасти доживших до нашего времени памятников этой высокоразвитой цивилизации. И на этих немногочисленных примерах мы можем наблюдать, как сакральные каноны древних египтян позже трансформировались в архитектурные и художественные каноны античного, а с оглядкой и наше время-современного искусства. [5]

По дошедшим до нас скупым и противоречивым источникам мы мало знаем о священной архитектуре Древнего Египта. Считается, что храмы Египта не были рассчитаны на присутствие множества верующих, что в них не «молились» привычным для нас образом, что это были Великие Дома, древнеегипетские боги обитали там, подобно древним египтянам, жившим в своих жилищах, как в маленьких храмах.

Архитектура — отражение времени. Камни ее, подобно магическим зеркалам, способны показать нам далекие времена, о которых уже давно молчат хроники и легенды. И то, что открывается любознательному взгляду, рассказывает о многом, рождая все новые и новые вопросы.

1. Власов В.Г. Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства В 8т. Т.1. — СПб.: ЛИТА, 2003г. — 864с.

2. Горячкин И., Звездное зодчество // Журнал «Новый Акрополь» №8 (51) 2005г

3. Давидович А.С. Архитектура древнего Египта периода правления Хатшепсут и Ментухотепа / Давидович А.С., Давидович Т.Л., Долгих А.Н. // Вестник Полоцкого государственного университета. Сер. B, Прикладные науки. — 2004. — N 6. — С.70-75

4. Матье М.Э. Искусство Древнего Египта. — М., 2002г, стр.34

5. www.krugosvet.ru/articles/71/1007134/1007134a24. htm

[1] И.Горячкин, Звездное зодчество// Журнал «Новый Акрополь» №8(51) 2005г

[2] www.krugosvet.ru/articles/71/1007134/1007134a24.htm

[3] Давидович А. С. Архитектура древнего Египта периода правления Хатшепсут и Ментухотепа / Давидович А. С., Давидович Т. Л., Долгих А. Н. // Вестник Полоцкого государственного университета. Сер. B, Прикладные науки. — 2004. — N 6. — С. 70-75

[4] Власов В.Г. Большой энциклопедический словарь изобразительного искусства В 8т.Т.1.-СПб.: ЛИТА, 2003г.-864с.

[5] М. Э. Матье. Искусство Древнего Египта.— М., 2002г, стр.34

www.ronl.ru

Реферат Культурология Архитектура Древнего Египта

1. Архитектурные направления. Архитектура Древнего Египта теснейшим образом связано с заупокойным культом. Классическим образцом архитектурных сооружений являются пирамиды фараонов 4 - й династии (27 в. до н.э.) Хеопса, Хефрена и Микерина (греч. вариант их имен). Их отточенная форма, основанная на пропорциях “золотого сечения”, была предельно лаконична и бесконечно выразительна. Два элемента определяли закономерности формы: основание, квадратное в плане, и схождение сторон в одной точке, подобно тому, как вся египетская жизнь сходилась, сфокусировалась в обожествленном фараоне. Гениальная в своей простоте пирамидальная конструкция несла художественное обобщение самой сути египетского общества, подчиненного безграничной власти фараона. Характерной особенностью пирамид как архитектурных соображений было отношение массы и пространства: погребальная камера, где стоял саркофаг с мумией, очень небольшая, а подводили к ней длинные и узкие коридоры. Пространственный элемент был сведен к минимуму. Безраздельно господствовала масса всей пирамиды, в то время как сама пирамида была завершающей частью огромного пространственного ансамбля: на берегу Нила стоял небольшой нижний заупокойный храмик, от которого шел длинный крытый коридор. Поднимаясь по склону Ливийского плоскогорья, он подводил к верхнему заупокойному храму, расположенному у подножия пирамиды. Ансамбль фараона Хефрена имел гигантского сфинкса, которого египтяне называли “отцом страха”. Считается, что это было изображение Хефрена в львином образе (голова человека и тело льва). В эпоху среднего царства (21-18 вв. до н.э.) появляется новый тип заупокойного храма. Первое, бросающееся в глаза новшество, изменение местности: не в пустыне, а у скал Ливийского нагорья. Второе - усложнение композиции заупокойного храма, состоящего из двух террас, расположенных одна над другой и завершаемых небольшой пирамидой. Горизонтальная распластанность террас, подчеркнутая пологим пандусом, как бы притормаживается вертикальными портиками, идущими по фасаду и по бокам храма. За основным ядром комплекса шел небольшой открытый двор, окруженный колоннадой. Он вел во второй гипостильный зал (первый - нижняя терраса) и помещения, вырубленные в скале. К этому добавлялся нижний храм и дорога, огражденная с двух сторон стенами и соединяющая храм с главным заупокойным ансамблем. Дополнительными элементами этого архитектурного комплекса были каменные раскрашенные статуи царя, стоявшие на дороге, и сад с двумя бассейнами. Самая главная новация - захоронение отдельно от храма. Царская мумия спрятана где-то в тайнике, в горах. Ансамбль же состоит в целом из тех же элементов, что и храм “соседа”, но с тенденцией к большей грандиозности: три террасы, возвышающиеся одна над другой, имеют большие масштабы; широкое использование скульптур (свыше 250 статуй), обилие колоннад, деревья и искусственные пруды, размещавшиеся и на террасах. Идея пространственно развитого храмового комплекса, подчиненного принципу центральной оси, наиболее полное и совершенное выражение получила в ансамблях Карнака и Луксора, посвященных богу Амону-Ра (16-15 вв.до н.э.). Основными элементами сложного и гармонического целого были следующие объемные и пространственные компоненты: молельня, коронный зал, открытый двор. Они выстраивались по одной оси, продолжавшейся за стенами длинной аллеей со сфинксами. Основным средством архитектурной выразительности была колонна. Колонны напоминают связки гигантских папирусов и лотоса. 1.1. Дворцы и храмы Ахетатона. Раскопки Ахетатона (город, образованный Аменхотепом IV) дали возможность установить общий характер основных его зданий. Храмы, как и раньше, были ориентированы с востока на запад, их территории обнесены стенами, вход оформлен в виде пилона с мачтами. Однако они имели и ряд новых черт, которые были обусловлены особенностями нового культа, совершавшегося под открытым небом, и необходимостью сооружения храмов, как и всего города в кратчайший срок. Храмы Ахетатона не имели характерных для Египта колонных залов и, построенные наспех, в основном из кирпича, с невысокими пилонами, они не отличались ни монументальностью, ни художественным качеством. Колоннады были сведены лишь к павильонам перед пилонами. Чередование же пилонов и огромных открытых дворов, лишенных портиков и наполненных рядами бесчисленных жертвенников, придало храмам сухость и однообразие. Насколько своеобразны дворцы Ахетатона, судить трудно, так как дворцы предшествующих периодов почти не сохранились. Именно поэтому амарнские дворцы особенно интересны: они дают представление о характере гражданской архитектуры Египта. Дворцы строились из кирпича, и только колонны и обрамления дверей были из камня. Главный дворец состоял из двух частей – частной, где находились жилые комнаты, и официальной, предназначенной для приемов и других церемоний. Обе части соединялись крытым переходим, перекинутым через разделявшую их дорогу. Главный вход в каждую часть дворца был с севера. Оформление входа официальной части не вполне ясно; твердо установлено только, что за ним находился большой двор, вдоль стен которого стояли статуи. Южная стена этого двора и служила фасадом официальной части дворца; посередине фасада находился павильон с колоннами, а боковые стороны фасада были прорезаны пандусами. За павильоном был расположен колонный зал, из которого три пандуса вели во внутренние дворы и расположенные за ними помещения. Колонны дворца отличались большим разнообразием. Здесь были и колонны со стволами в виде связок папирусов с изображениями висящих вниз головами уток под капителями в форме цветов папируса, и колонны с необычными сочетаниями листьев пальм, и, наконец, колонны, пальмовидные капители которых были сплошь покрыты инкрустациями из блестящих цветных фаянсов с позолоченными перегородками. Несколько комнат в официальной части дворца были отведены для отдыха фараона, его семьи и приближенных. Эти помещения, так же как комнаты частной половины и комнаты загородных дворцов, группировались вокруг внутренних садов с водоемами и были украшены чудесными росписями, содержавшими изображения растений и сцены из дворцового быта. В некоторых помещениях стены были покрыты фаянсовыми изразцами также с изображениями растений. При загородных дворцах находились большие сады с прудами и озерами, и даже особые помещения для зверинца. Раскопки Ахетатона познакомили нас и с жилищами знати, которые также строились из кирпича, из камня же делались лишь базы колонн и обрамления дверей. Такой дом обычно стоял посреди обнесенного стеной участка размером около 70X55 м. В стене были два входа – главный и особый для слуг; от главного входа к двери дома вела дорожка. Дом был размером около 22X25 м. Правую его часть составляла центральная комната и две-три другие – приемные. Жилая часть состояла из спальни хозяина с умывальной, женских помещений и кладовых. Все комнаты имели окна под потолком, вследствие чего центральная комната всегда строилась выше других. Стены и полы покрывались росписями. Вокруг дома располагались дворы, колодец, службы, а также сад с прудом и беседками. Дома низшего городского населения значительно отличались от усадеб знати как размерами (10X8 м), так и полным отсутствием служб и садов. Так же малы были и дома строителей гробниц фараона и знати. Эти дома составляли особый поселок за городом по дороге к гробницам. Поселок был обнесен стеной и занимал участок в 69X69,5 м, на котором вплотную друг к другу было расположено семьдесят четыре дома, разделенных пятью улицами. В каждом доме имелся небольшой дворик, общая комната, спальня и кухня. 1.2. Храм Амона в Карнаке. Глаавным объектом строительства в Фивах был храм Амона в Карнаке, расширение которого имело двойное политическое значение: оно должно было показать торжество Амона т тем удовлетворить жречество, а в то же время и прославить мощь новой династии. Таким образом, в строительстве Карнака были заинтересованы и жрецы и фараоны. Отсюда понятны те размеры, которые приняли работы в Карнаке, начавшиеся сразу же в двух напревлениях от главного храма: к югу, где по дороге к храму Мут были выстроены два новых пилона, и к западу, где перед пилоном Аменхотепа III начали возводить новый гигантский гипостиль. Уже на примере Карнака видно то стремление к грандиозным масштабам, которое стало определяющей чертой храмовой архитектуры XIX династии и было продиктовано стремлением новых царей затмить все построенное до них. Никогда еще пилоны, колонны и монолитные колоссальные статуи царей не достигали таких размеров, никогда еще убранство храмов не отличалось такой тяжелой пышностью. Так, новый гипостиль Карнака, являющийся величайшим колонным залом мира, имеет 103 м в ширину и 52 м в длину. В нем сто сорок четыре колонны, из которых двенадцать колонн среднего прохода, высотой в 19,25 м (без абак), имеют капители в виде раскрытых цветов папируса, подымающихся на стволах, каждый из которых не могут обхватить пять человек. Воздвигнутый перед гипостилем новый пилон превзошел все прежние: длина его равнялась 156 м, а стоявшие перед ним мачты достигали 40 м в высоту. Строителями этого гипостиля были зодчие Иуна и Хатиаи. Достаточно велик был и новый пилон с двором, окруженным 74 колоннами, который был выстроен при Рамсесе II зодчим Бекенхонсу перед Луксором, вторым святилищем Амона в Фивах. Той же монументальностью отличались и заупокойные царские храмы на западном берегу. Из них следует особо упомянуть храм Рамсеса II, так называемый Рамессеум (зодчий Перна), в первом дворе которого стояла колоссальная статуя царя – величайшая монолитная скульптура, весившая около 1000 тонн и имевшая около 20 м в высоту. Основные принципы оформления храмов были также восприняты зодчими XIX династии от их предшественников, но это наследие было ими переработано. Продолжая развивать роль колонн, они создали ставшее впоследствии образцом обрамление средних, более высоких проходов гипостилей колоннами в виде связок нераспустившихся стеблей. Эти гипостили словно воспроизводили нильские заросли, где расцветшие стебли папирусов возвышаются над еще не успевшими распуститься. Такая трактовка гипостиля хорошо сочеталась с общей древней символикой храма, как дома божества, в данном случае – бога солнца, которое по египетскому преданию рождается из цветка лотоса, растущего в речных зарослях. Солнечный крылатый диск обычно и изображался над дверью пилона. Стремление придать зданию как можно большую пышность привело к перегруженности: тяжесть огромных перекрытий вызвала увеличение объема колонн и слишком частое их расположение, рельефы и тексты начали покрывать не только стены, но и стволы колонн. 1.3. Храм Рамзеса II. Следы строительной деятельности Рамсеса II сохранились по всему Египту. Среди его храмов за пределами Фив в первую очередь нужно назвать знаменитый храм, целиком вырубленный в ска лах Абу-Симбела (нижняя Нубия) и являющийся вообще одним из наиболее выдающихся произведений египетского искусства. Следуя примеру своих предков, которые стремились закрепить покорение Нубии сооружением там не только крепостей, но и храмов, Рамсес II также построил в Нубии ряд святилищ. Однако храм в Абу-Симбеле превзошел все, когда-либо построенное здесь фараонами. Все оформление храма было обусловлено одной идеей – всеми возможными средствами превознести могущество Рамсеса II. Начиная от масштабов святилища и кончая тематикой его декорировки, все было пронизано этой идеей, лучшим воплощением которой явился фасад храма. Он представляет собой как бы переднюю стену огромного пилона, шириной около 40 м и высотой около 30 м, перед которым возвышаются четыре гигантские сидящие фигуры Рамсеса II. Высеченные из скалы и достигающие свыше 20 м в высоту, эти исполины, превосходившие даже колоссы Мнемона, были издалека видны всем плывшим по Нилу и производили незабываемое впечатление всеподавляющей мощи фараона. Образ Рамсеса вообще господствует в храме: над входом высечено скульптурное изображение иероглифов, составляющих его имя, в первом помещении святилища потолок поддерживают колонны с гигантскими статуями царя высотой около 10 м. Стены залов покрыты изображениями его побед, в последнем помещении храма, его культовой молельне, среди четырех статуй богов, которым был посвящен храм, наравне со статуями Амона, Птаха и Хармакиса имеется и статуя самого Рамсеса. Именно в этом месте происходит так называемое “солнечное чудо”. Два раза в год, 21 марта и 21 сентября, в 5 часов 58 минут луч солнца пересекает линию, находящуюся в 65 м от входа в храм и освещает левое плечо Амона-Ра и Рамсеса II. Через несколько минут луч перемещается и освещает Хармакиса, а через 20 минут свет исчезает. Примечателен факт, что свет никогда не падает на Птаха – бога тьмы. Фиванские мастера широко привлекались Рамсесом II, как и его отцом, для работ по всей стране. Фиванский зодчий Маи строил храм в Гелиополе, другой фиванец – Аменеминт – храм Птаха в Мемфисе. Фиванские же скульпторы были создателями и рельефов в храме Сети I в Абидосе. Но и деятельность северных художественных школ, особенно Мемфиса и Таниса, расширилась по сравнению с периодом XVIII династии. 2. Пирамиды. Самым большим чудом Египта, пора­жавшим людей еще в древности, были пирамиды — эти удивительные искусственные горы — гробницы древних египетских царей. Пирамиды вырастают из песков пустыни — колоссаль­ные, величественные, подавляющие человека необычай­ными размерами и строгостью очертаний. Стоя у подно­жия пирамиды, трудно себе представить, что эти огром­ные каменные горы созданы руками людей. А между тем они были действительно сложены из отдельных каменных глыб, как в наше время дети складывают пирамиды из кубиков. Тысячи рук рабов и подвластных фараону егип­тян были заняты тяжелым и бесполезным трудом — созданием огромной каменной горы, которая должна была скрыть в своих недрах мертвое тело фараона. Созданием вечной усыпальницы фараон обеспечивал своему бессмертному духу вечное жилище. 2.1. Пирамида Джосера. Первым из египетских царей, воздвигнувшим над своей гробницей пирамиду, был фараон Джосер. Эта самая древняя пирамида Египта состоит из шести огромных сту­пеней. До постройки первой пирамиды в Египте воздвигались гробницы с массивной прямоугольной надземной частью, сложенной из камня. По форме они напоминают арабские скамейки — мастабы — и под этим названием и вошли в науку. Пирамида Джосера по существу представ­ляла собой шесть таких мастаб, поставленных одна на дру­гую, уменьшавшихся кверху. Создание первого в мире каменного сооружения таких значительных размеров (вы­сота около 60 м) приписывается Имхотепу — замечатель­ному ученому — медику, математику и архитектору, быв­шему визирем царя Джосера. Слава Имхотепа была столь велика, что уже через несколько столетий его имя было окружено легендами. От более позднего времени сохрани­лись статуэтки, изображающие этого замечательного зод­чего. По-видимому, сам фараон Джосер был настолько доволен построенной Имхотепом небывалой еще усыпаль­ницей, что разрешил высечь имя архитектора на цоколе своей статуи — честь, совершенно неслыханная в древнем Египте. При раскопках заупокойного храма, находившегося возле пирамиды Джосера, ученые нашли обломки несколь­ких статуй фараона и среди них пьедестал, на котором было написано имя Имхотепа. Раскопки возле пирамиды Джосера открыли целый «го­род мертвых», окружавший усыпальницу фараона. Вокруг были построены мастабы — гробницы членов царской семьи и приближенных к фараону вельмож. Здесь же находился и заупокойный храм, где совершались жертвоприношения в честь умершего фараона. При раскопках храма археологами был открыт зал, украшенный самыми древ­ними в мире колоннами. Правда, это были еще не обыч­ные круглые колонны, они лишь наполовину выступали из стен, но Имхотеп задолго до греческих архитекторов создал прообраз строгой и стройной дорийской колоннады. Заупокойный храм и пирамида были обнесены стеной из белого известняка и, по замыслу архитектора, составляли единый архитектурный ансамбль. 2.2. Пирамида Хеопса. Египетская пирамида Хеопса в Гизе - древнейшее и вместе с тем единственное сохранившееся до наших дней чудо света. Свое название она получила по имени ее создателя - фараона Хеопса (около 2551 - 2528 до Р. Хр.). Из-за своих огромных размеров ее иногда называют Большой пирамидой и помещают первой в списке чудес света. Если не считать Великой Китайской стены, то пирамида Хеопса - самое большое сооружение, когда-либо воздвигнутое человеком. Ее высота составляет 146,6 м, что примерно соответствует пятидесятиэтажному небоскребу. Площадь основания составляет 230х230 м. На таком пространстве свободно могли бы поместиться одновременно пять крупнейших соборов мира: собор святого Петра в Риме, собор святого Павла и Вестминстерское аббатство в Лондоне, а также флорентийский и миланский соборы. Из строительного камня, пошедшего на возведение пирамиды Хеопса, можно было бы построить все церкви Германии, созданные в нашем тысячелетии. Ученые подсчитали, что пирамида Хеопса была сло­жена из 2 300 000 огромных глыб известняка, гладко от­шлифованных, причем каждая из этих глыб весила больше двух тонн. Тщательно отесанные и отшлифованные известняковые глыбы были столь мастерски пригнаны одна к другой, что в щель между двумя камнями невозможно просунуть лезвие ножа. Камни плотно примыкали один к другому и держались собственной тяжестью. Точность работы каменотесов и шлифовальщиков достойна удивления, особенно если представить себе, что древние ремесленники, создавшие такие грандиозные памятники человеческого труда, пользовались еще каменными орудиями. Юный фараон Хеопс отдал приказ о строительстве пирамиды сразу же после смерти своего отца Снофру. Как и все предыдущие фараоны со времен Джосера (примерно 2609 -2590 до н.э.), Хеопс хотел быть погребенным после своей смерти в пирамиде. Как и его предшественники, он считал, что его пирамида должна превосходить своими размерами, великолепием и роскошью все другие пирамиды. Перед постройкой были проведены сложные подготовительные работы. Сначала нужно было найти подходящую площадку для строительства пирамиды. Вес огромного сооружения составляет 6 400 000 тонн, поэтому грунт должен был быть достаточно прочным, чтобы пирамида не ушла в землю под действием собственного веса. Строительную площадку выбрали южнее современной египетской столицы Каир, на выступе плато в пустыне в семи километрах западнее селения Гиза. Эта прочная скалистая площадка была в состоянии выдержать вес пирамиды. Сначала выровняли поверхность площадки. Для этого вокруг нее построили водонепроницаемый вал из песка и камней. В образовавшемся квадрате вырубили густую сеть небольших каналов, пересекающихся под прямым углом, так что площадка стала похожа на огромную шахматную доску. Каналы заполнили водой, высоту уровня воды обозначили на боковых стенках, затем воду спустили. Каменотесы вырубили все, что выступало над гладью воды, и каналы вновь заложили камнем. Основание пирамиды было готово. Свыше 4000 человек - художников, архитекторов, каменотесов и прочих ремесленников - выполняли эти подготовительные работы около десяти лет. Лишь после этого можно было приступать к сооружению самой пирамиды. Строительство продолжалось еще лет двадцать, около 100 000 человек трудилось над сооружением огромной гробницы Хеопса. По обозначенным на известняковой скале границам каменного блока рабочие выдалбливали в камне глубокие борозды. Эта работа отнимала много сил и труда. Выдолбив углубления в борозде, рабочие забивали в них клинья из сухого дерева и поливали их водой. Мокрое дерево начинало разбухать, трещина увеличивалась, и глыба откалывалась от скалы. Отколотый камень вытаскивали из шахт каменоломен с помощью толстых канатов, сплетенных из папируса (такие канаты были найдены в древних каменоломнях). Известняковые глыбы затем отесывались специалистами-каменотесами здесь же на вместе. Каменотесы работали с помощью целого набора ин­струментов, изготовленных из дерева, камня и меди. Этот труд, конечно, был более легким, чем работа по добыванию камня, но и тут приходилось от зари до зари трудиться под палящим солнцем. Блоки белого облицовочного известняка на ладьях перевозили на другой берег Нила. К месту постройки их подвозили, погрузив на специальные деревянные салазки. Древнегреческий историк Геродот, посетивший Египет в V веке до н. э., был первым ученым, который подробно сообщил собранные им сведения о пирамидах. Труд Геродота представлял собой обширное повествование, состоящее из девяти книг, в одной из которых он описывал свое путешествие в Египет. Геродот добросовестно и обстоятельно записал рассказы египтян о том, как создавались пирамиды. Одна только дорога, по которой доставляли камни из каменоломен к месту, где воздвигалась пирамида, строилась около десяти лет. Сама эта дорога, широкая, выложенная по бокам шлифованным камнем, украшенным различными изображениями, по словам Геродота, была удивительным сооружением. После каменотесов лицевую сторону облицовочного камня обрабатывали шлифовальщики. Они работали с по­мощью шлифовального камня, воды и песка. В результате длительной обработки поверхность плиты становилась гладкой и блестящей. После этого камни считались гото­выми для постройки. На известняковой скале, расчищенной от песка, гравия и камня, строители возводили громаду пирамиды, уклады­вая блоки гигантскими ступенями. Среди этих блоков не было ни одного, который не дости­гал бы 9 метров. По рассказу Геродота, для того, чтобы втащить наверх каменные глыбы, строилась наклонная насыпь. Впо­следствии ее разравнивали. По ней строители, подгоняе­мые палками надсмотрщиков, тянули на канатах тяже­лые камни, которые с помощью деревянного рычага уста­навливали на место. Сколько людей погибало под тяжестью сорвавшейся каменной глыбы, сколько было искалечено при укладке камней, сколько умирало от непосильного труда здесь же, у недостроенных еще стен пирамиды! И это в течение долгих двадцати лет. Когда кладка пи­рамиды была закончена, ее ступени, закладывались облицовочными блоками. Их привозили из каменоломен, на­ходившихся в Верхнем Египте, возле Асвана. По уступам пирамиды облицовочные блоки поднимали наверх и укла­дывали их сверху вниз. Затем их полировали. Под лучами южного солнца они сияли ослепительным блеском на фоне безоблачного египетского неба. Через каждые три месяца менялись рабочие, число которых достигало 100 000 человек. Плети надсмотрщиков, изнурительный зной, нечеловече­ский труд делали свое дело. Ведь никаких машин для поднятия двухтонных известняковых глыб не было. Все дела­лось только с помощью живой человеческой силы. Все погребальное сооружение представляло собою почти сплошную каменную кладку. Вход в пирамиду всегда находился на северной ее грани, на высоте около 14 м от земли. Внутри пирамиды было несколько камер, из которых только две были погребальными. Одна, ниж­няя, как предполагают ученые, предназначалась для супруги царя. Вторая, несколько больших размеров (10.6 Х 5.7 м), находившаяся на высоте 42.5 м от основания пирамиды, служила усыпальницей самого фараона. В ней стоял саркофаг из красного полированного гранита. Над погребальной камерой царя одна над другой расположены пять глухих камер, предназначенных, по-види­мому, для распределения давления над камерой. В толще пирамиды проложено несколько узких и длинных ходов, ведущих в камеры, находящиеся внутри пирамиды, и в ка­меру, вырытую под ее основанием. Учеными были прослежены также и две вентиляционные щели, пронизывав­шие толщу каменной кладки и шедшие из камеры самого Хеопса. При расчистке поверхности пирамиды на многих блоках были обнаружены пометки, сделанные красной краской и содержавшие имя фараона Хеопса. Части древней облицовки были открыты археологами при расчистке ниж­ней части пирамиды, занесенной песком. Притеска обли­цовочных камней была так совершенна, что невозможно было сразу определить места их соединения. А при фото­графировании этой облицовки исследователям пришлось специально обвести краской швы, где смыкались блоки. Можно смело сказать, что ни один из царей, правивших после Хеопса, не смог превзойти его гробницу по размерам и величию. 2.3. Пирамида Хефрена. Второй по величине после гробницы Хеопса считается пирамида фараона Хефрена. Она на 8 м ниже, но зато менее разрушена. Верх пирамиды сохранил часть полированной облицовки. Остальные пирамиды значи­тельно меньше, и многие из них сильно разрушились. Вблизи от пирамиды Хефрена поднимается из песка пустыни холм. Высота его около 20 м, длина около 60 м. Приблизившись к холму, путешественники видят огром­ную статую, высеченную почти целиком из скалы. Это знаменитый большой сфинкс — фигура лежащего льва с человеческой головой. Лицо его потрескалось, нос и под­бородок отбиты. Так мусульмане арабы покалечили ста­тую, простоявшую тысячелетия. Арабы верили, что в ста­туях древних египетских богов живут злые духи, и по­этому старались уничтожить как можно больше их изображений. С таким гигантом, как большой сфинкс, справиться им было не под силу, но изуродовали они его основательно. «Отец ужаса» — так называют большого сфинкса жи­тели пустыни. Наибольший страх он внушает им ночью, освещенный яркой луной, когда глубокие тени придают его чертам особую выразительность. Кого же изображает эта колоссальная статуя, почему она оказалась в таком близком соседстве с пирамидами? На голове статуи повязка, которую носили только фа­раоны. Ученые считают, что это статуя фараона Хефрена, которая входила в ряд сооружений, связанных с гробни­цей фараона. В древнем Египте не всякий смертный имел право приближаться к пирамиде — этому «вечному горизонту», за который «зашел» фараон (о фараоне не говорили, что он умер, — он «заходил» за горизонт, подобно солнцу; египетские цари называли себя сыновьями солнца). Для того чтобы желающие могли почтить память умершего фараона, не оскорбляя его величия, на некотором расстоянии от пирамиды воздвигался заупокойный храм — нечто вроде приемной залы умершего царя. Массивные прямоугольные столбы из полированного гранита поддерживали потолок. Гранитные стены и пол здания были тщательно отполированы. Свет падал из небольших отверстий, пробитых в верхней части стен, и создавал торжественный полумрак, в котором особенно величественными казались темные статуи фараона — владыки, принимающего почтительных гостей. От этого торжественного зала к пирамиде вел длинный крытый коридор. Его стены и пол также были сделаны из полированного гранита. По этому коридору в пирамиду везли тело фараона в тяжелом саркофаге из ценного камня. Родственники фараона и жрецы заботились о том, чтобы умершему не грозила опасность в загробном мире, чтобы он мог свободно передвигаться внутри своей гроб­ницы и чтобы боги приняли его как равного. Поэтому часто стены помещений внутри пирамид испещрены молитвами и заклинаниями. Особенно тщательному заклятию подвергались двери, которые вели из одного помещения в другое или из коридора в камеру. На стенах, прилегающих к дверям, помещены изображения стражей дверей — павианов, волков, львов, и заклятия против них и злых демонов, угрожающих умер­шему фараону. Эти тексты, обнаруженные в большом количестве, являются одним из самых древнейших произ­ведений религиозной литературы. Ученые назвали их по месту находки «текстами пирамид». Заботясь о безопасности духа умершего в загробном мире, его родственники не забывали и о жизненно необхо­димых вещах. В особых помещениях хранились драго­ценности и различные предметы, принадлежавшие фараону. Ведь древние египтяне верили, что умерший продолжает жить и после смерти, что он нуждается во всех тех вещах, которые были ему необходимы при жизни. И великолепная гробница царя служила ему домом, как при жизни домом был роскошный дворец. К пирамиде — освященному месту упокоения фараона, ставшего божеством, — простой смертный не смел приближаться. Однако богатства, наполнявшие кладовые царской усыпальницы, были большим соблазном для грабителей. Строители пирамид предусмотрели и это. Вход в склеп закрывался изнутри тяжелым замковым камнем. После окончания погребальных церемоний из-под камня выбивались подпоры, и вход в центральный покой пира­миды, где стоял великолепный гранитный саркофаг с те­лом фараона, замыкался навсегда. Такой же огромный камень, спущенный вниз по наклонному ходу в склеп, закрывал ход в коридор. Колодец, по которому спускались люди, после того как были замурованы все входы и выходы, засыпался. Царская могила была недоступна для людей и демонов. Фа­раон мог мирно покоиться под стометровой громадой пирамиды, нависшей над сводчатым склепом. Но все предосторожности оказались напрасными. Цар­ские гробницы были ограблены еще в древности, и до на­ших дней сохранились лишь пустые залы и сложные переходы внутри пирамид. 3. Разграбление пирамид. Но хотя тексты пирамид восхваляли божественное могущество фараона, хотя мощные стены пирамиды на­дежно укрывали погребение царя, огромные гранитные саркофаги в пирамидах царей Хеопса и Хефрена пусты. Еще в древности были разрушены храмы при пирамиде Хефрена. Огромные статуи фараона Хефрена были разбиты и бро­шены в колодец, откуда их извлекли археологи при рас­копках. Было ясно, что не от времени пострадали эти великолепные статуи из темного твердого камня. Они были намеренно испорчены, разбиты на куски, искалечены. В Египте даже самый знатный человек не смел помыш­лять о постройке такого погребального сооружения, как пирамида. Только фараон, сын Солнца, мог иметь такую грандиозную гробницу. Усыпальницы знатных египтян либо вырубались в скале, либо строились из камня или кирпича. Это были невысокие прямоугольные сооружения, построенные над склепом. Гробницы египет­ской знати обычно теснятся вокруг пирамид, словно вель­можи и после смерти хотели быть поближе к фараону. В этих гробницах-мастабах обычно было несколько помещений. В главном находился саркофаг с телом умер­шего. В одной из комнат были сложены вещи, принадле­жавшие хозяину гробницы. В маленьком помещении обычно стояла статуя умершего. Стены мастаб украша­лись росписью или раскрашенными рельефами. Краски росписей поражают своей яркостью и свежестью. Живость и тонкость рисунка были удивительны. Здесь можно увидеть сцены повседневной жизни — жатву, посев, ремесленников и земледельцев за работой, охоту, катание по Нилу на лодке, танцы девушек, пляску воинов. 4. Вывод. Пирамиды — это первое из семи чудес древнего мира — не только память о бессмысленном и жестоком насилии над человеческим трудом и жизнями сотен тысяч людей. Это не только свидетельство полного порабощения народа деспотической властью фараона. Ведь пирамиды — это замечательный памятник архитектуры древнего Египта. Это свидетельство высокого инженерного искусства егип­тян, пять тысяч лет назад создавших такие грандиозные сооружения на заре человеческой культуры. И пирамиды сквозь тысячелетия донесли до наших дней память о замечательных строителях древнего Египта, на крови и костях которых были воздвигнуты эти величе­ственные каменные громады, вызывающие удивление и восхищение всех, кто их когда-либо видел. Пирамиды сде­лали бессмертными не фараонов, а тот народ, чьими искусными и трудолюбивыми руками, камень за камнем, были сложены эти «рукотворные горы». Египетское искусство 11 – 8 вв. до н. э. представляло собой сложную картину. Во времена длительных распадов государства не велось никакого крупного строительства. Последнее возобновлялось лишь в недолгие периоды укрепления страны при ее объединениях. Значение искусства Древнего Египта для истории искусства других народов очень велико, как велико значение всего культурного наследия, оставленного египетским народом. Библиографический список. 1. “Архитектура страны фараонов” - Целлар Каталина, стройиздат, научно- популярная библиотека школьника, Москва 1990. 2. “Семь чудес света” - Ганс Райхардт, 1996. 3. М. Матье. Искусство Древнего Египта. - М., Издательство “Искусство”, 1970. 4. Э. Морэ. Цари и боги Египта. - М., Алетейа, 1998.

works.tarefer.ru

Курсовая работа - Архитектура Древнего Египта

Архитектурные направления.

Архитектура Древнего Египта теснейшим образом связано с заупокойным культом.

Классическим образцом архитектурных сооружений являются пирамиды фараонов 4 — й династии (27 в. до н.э.) Хеопса, Хефрена и Микерина (греч. вариант их имен). Их отточенная форма, основанная на пропорциях “золотого сечения”, была предельно лаконична и бесконечно выразительна. Два элемента определяли закономерности формы: основание, квадратное в плане, и схождение сторон в одной точке, подобно тому, как вся египетская жизнь сходилась, сфокусировалась в обожествленном фараоне. Гениальная в своей простоте пирамидальная конструкция несла художественное обобщение самой сути египетского общества, подчиненного безграничной власти фараона.

Характерной особенностью пирамид как архитектурных соображений было отношение массы и пространства: погребальная камера, где стоял саркофаг с мумией, очень небольшая, а подводили к ней длинные и узкие коридоры. Пространственный элемент был сведен к минимуму.

Безраздельно господствовала масса всей пирамиды, в то время как сама пирамида была завершающей частью огромного пространственного ансамбля: на берегу Нила стоял небольшой нижний заупокойный храмик, от которого шел длинный крытый коридор. Поднимаясь по склону Ливийского плоскогорья, он подводил к верхнему заупокойному храму, расположенному у подножия пирамиды. Ансамбль фараона Хефрена имел гигантского сфинкса, которого египтяне называли “отцом страха”. Считается, что это было изображение Хефрена в львином образе (голова человека и тело льва).

В эпоху среднего царства (21-18 вв. до н.э.) появляется новый тип заупокойного храма. Первое, бросающееся в глаза новшество, изменение местности: не в пустыне, а у скал Ливийского нагорья. Второе — усложнение композиции заупокойного храма, состоящего из двух террас, расположенных одна над другой и завершаемых небольшой пирамидой. Горизонтальная распластанность террас, подчеркнутая пологим пандусом, как бы притормаживается вертикальными портиками, идущими по фасаду и по бокам храма. За основным ядром комплекса шел небольшой открытый двор, окруженный колоннадой. Он вел во второй гипостильный зал (первый — нижняя терраса) и помещения, вырубленные в скале.

К этому добавлялся нижний храм и дорога, огражденная с двух сторон стенами и соединяющая храм с главным заупокойным ансамблем.

Дополнительными элементами этого архитектурного комплекса были каменные раскрашенные статуи царя, стоявшие на дороге, и сад с двумя бассейнами.

Самая главная новация — захоронение отдельно от храма. Царская мумия спрятана где-то в тайнике, в горах. Ансамбль же состоит в целом из тех же элементов, что и храм “соседа”, но с тенденцией к большей грандиозности: три террасы, возвышающиеся одна над другой, имеют большие масштабы; широкое использование скульптур (свыше 250 статуй), обилие колоннад, деревья и искусственные пруды, размещавшиеся и на террасах.

Идея пространственно развитого храмового комплекса, подчиненного принципу центральной оси, наиболее полное и совершенное выражение получила в ансамблях Карнака и Луксора, посвященных богу Амону-Ра (16-15 вв.до н.э.).

Основными элементами сложного и гармонического целого были следующие объемные и пространственные компоненты: молельня, коронный зал, открытый двор. Они выстраивались по одной оси, продолжавшейся за стенами длинной аллеей со сфинксами. Основным средством архитектурной выразительности была колонна. Колонны напоминают связки гигантских папирусов и лотоса.

Дворцы и храмы Ахетатона.

Раскопки Ахетатона (город, образованный Аменхотепом IV) дали возможность установить общий характер основных его зданий. Храмы, как и раньше, были ориентированы с востока на запад, их территории обнесены стенами, вход оформлен в виде пилона с мачтами. Однако они имели и ряд новых черт, которые были обусловлены особенностями нового культа, совершавшегося под открытым небом, и необходимостью сооружения храмов, как и всего города в кратчайший срок. Храмы Ахетатона не имели характерных для Египта колонных залов и, построенные наспех, в основном из кирпича, с невысокими пилонами, они не отличались ни монументальностью, ни художественным качеством. Колоннады были сведены лишь к павильонам перед пилонами. Чередование же пилонов и огромных открытых дворов, лишенных портиков и наполненных рядами бесчисленных жертвенников, придало храмам сухость и однообразие.

Насколько своеобразны дворцы Ахетатона, судить трудно, так как дворцы предшествующих периодов почти не сохранились. Именно поэтому амарнские дворцы особенно интересны: они дают представление о характере гражданской архитектуры Египта. Дворцы строились из кирпича, и только колонны и обрамления дверей были из камня. Главный дворец состоял из двух частей – частной, где находились жилые комнаты, и официальной, предназначенной для приемов и других церемоний. Обе части соединялись крытым переходим, перекинутым через разделявшую их дорогу. Главный вход в каждую часть дворца был с севера. Оформление входа официальной части не вполне ясно; твердо установлено только, что за ним находился большой двор, вдоль стен которого стояли статуи. Южная стена этого двора и служила фасадом официальной части дворца; посередине фасада находился павильон с колоннами, а боковые стороны фасада были прорезаны пандусами. За павильоном был расположен колонный зал, из которого три пандуса вели во внутренние дворы и расположенные за ними помещения. Колонны дворца отличались большим разнообразием. Здесь были и колонны со стволами в виде связок папирусов с изображениями висящих вниз головами уток под капителями в форме цветов папируса, и колонны с необычными сочетаниями листьев пальм, и, наконец, колонны, пальмовидные капители которых были сплошь покрыты инкрустациями из блестящих цветных фаянсов с позолоченными перегородками. Несколько комнат в официальной части дворца были отведены для отдыха фараона, его семьи и приближенных. Эти помещения, так же как комнаты частной половины и комнаты загородных дворцов, группировались вокруг внутренних садов с водоемами и были украшены чудесными росписями, содержавшими изображения растений и сцены из дворцового быта. В некоторых помещениях стены были покрыты фаянсовыми изразцами также с изображениями растений. При загородных дворцах находились большие сады с прудами и озерами, и даже особые помещения для зверинца.

Раскопки Ахетатона познакомили нас и с жилищами знати, которые также строились из кирпича, из камня же делались лишь базы колонн и обрамления дверей. Такой дом обычно стоял посреди обнесенного стеной участка размером около 70X55 м. В стене были два входа – главный и особый для слуг; от главного входа к двери дома вела дорожка. Дом был размером около 22X25 м. Правую его часть составляла центральная комната и две-три другие – приемные. Жилая часть состояла из спальни хозяина с умывальной, женских помещений и кладовых. Все комнаты имели окна под потолком, вследствие чего центральная комната всегда строилась выше других. Стены и полы покрывались росписями. Вокруг дома располагались дворы, колодец, службы, а также сад с прудом и беседками. Дома низшего городского населения значительно отличались от усадеб знати как размерами (10X8 м), так и полным отсутствием служб и садов. Так же малы были и дома строителей гробниц фараона и знати. Эти дома составляли особый поселок за городом по дороге к гробницам. Поселок был обнесен стеной и занимал участок в 69X69,5 м, на котором вплотную друг к другу было расположено семьдесят четыре дома, разделенных пятью улицами. В каждом доме имелся небольшой дворик, общая комната, спальня и кухня.

Храм Амона в Карнаке.

Глаавным объектом строительства в Фивах был храм Амона в Карнаке, расширение которого имело двойное политическое значение: оно должно было показать торжество Амона т тем удовлетворить жречество, а в то же время и прославить мощь новой династии. Таким образом, в строительстве Карнака были заинтересованы и жрецы и фараоны. Отсюда понятны те размеры, которые приняли работы в Карнаке, начавшиеся сразу же в двух напревлениях от главного храма: к югу, где по дороге к храму Мут были выстроены два новых пилона, и к западу, где перед пилоном Аменхотепа III начали возводить новый гигантский гипостиль.

Уже на примере Карнака видно то стремление к грандиозным масштабам, которое стало определяющей чертой храмовой архитектуры XIX династии и было продиктовано стремлением новых царей затмить все построенное до них. Никогда еще пилоны, колонны и монолитные колоссальные статуи царей не достигали таких размеров, никогда еще убранство храмов не отличалось такой тяжелой пышностью. Так, новый гипостиль Карнака, являющийся величайшим колонным залом мира, имеет 103 м в ширину и 52 м в длину. В нем сто сорок четыре колонны, из которых двенадцать колонн среднего прохода, высотой в 19,25 м (без абак), имеют капители в виде раскрытых цветов папируса, подымающихся на стволах, каждый из которых не могут обхватить пять человек. Воздвигнутый перед гипостилем новый пилон превзошел все прежние: длина его равнялась 156 м, а стоявшие перед ним мачты достигали 40 м в высоту. Строителями этого гипостиля были зодчие Иуна и Хатиаи.

Достаточно велик был и новый пилон с двором, окруженным 74 колоннами, который был выстроен при Рамсесе II зодчим Бекенхонсу перед Луксором, вторым святилищем Амона в Фивах.

Той же монументальностью отличались и заупокойные царские храмы на западном берегу. Из них следует особо упомянуть храм Рамсеса II, так называемый Рамессеум (зодчий Перна), в первом дворе которого стояла колоссальная статуя царя – величайшая монолитная скульптура, весившая около 1000 тонн и имевшая около 20 м в высоту.

Основные принципы оформления храмов были также восприняты зодчими XIX династии от их предшественников, но это наследие было ими переработано. Продолжая развивать роль колонн, они создали ставшее впоследствии образцом обрамление средних, более высоких проходов гипостилей колоннами в виде связок нераспустившихся стеблей. Эти гипостили словно воспроизводили нильские заросли, где расцветшие стебли папирусов возвышаются над еще не успевшими распуститься. Такая трактовка гипостиля хорошо сочеталась с общей древней символикой храма, как дома божества, в данном случае – бога солнца, которое по египетскому преданию рождается из цветка лотоса, растущего в речных зарослях. Солнечный крылатый диск обычно и изображался над дверью пилона.

Стремление придать зданию как можно большую пышность привело к перегруженности: тяжесть огромных перекрытий вызвала увеличение объема колонн и слишком частое их расположение, рельефы и тексты начали покрывать не только стены, но и стволы колонн.

Храм Рамзеса II.

Следы строительной деятельности Рамсеса II сохранились по всему Египту. Среди его храмов за пределами Фив в первую очередь нужно назвать знаменитый храм, целиком вырубленный в ска лах Абу-Симбела (нижняя Нубия) и являющийся вообще одним из наиболее выдающихся произведений египетского искусства. Следуя примеру своих предков, которые стремились закрепить покорение Нубии сооружением там не только крепостей, но и храмов, Рамсес II также построил в Нубии ряд святилищ. Однако храм в Абу-Симбеле превзошел все, когда-либо построенное здесь фараонами.

Все оформление храма было обусловлено одной идеей – всеми возможными средствами превознести могущество Рамсеса II. Начиная от масштабов святилища и кончая тематикой его декорировки, все было пронизано этой идеей, лучшим воплощением которой явился фасад храма. Он представляет собой как бы переднюю стену огромного пилона, шириной около 40 м и высотой около 30 м, перед которым возвышаются четыре гигантские сидящие фигуры Рамсеса II. Высеченные из скалы и достигающие свыше 20 м в высоту, эти исполины, превосходившие даже колоссы Мнемона, были издалека видны всем плывшим по Нилу и производили незабываемое впечатление всеподавляющей мощи фараона. Образ Рамсеса вообще господствует в храме: над входом высечено скульптурное изображение иероглифов, составляющих его имя, в первом помещении святилища потолок поддерживают колонны с гигантскими статуями царя высотой около 10 м. Стены залов покрыты изображениями его побед, в последнем помещении храма, его культовой молельне, среди четырех статуй богов, которым был посвящен храм, наравне со статуями Амона, Птаха и Хармакиса имеется и статуя самого Рамсеса. Именно в этом месте происходит так называемое “солнечное чудо”.

Два раза в год, 21 марта и 21 сентября, в 5 часов 58 минут луч солнца пересекает линию, находящуюся в 65 м от входа в храм и освещает левое плечо Амона-Ра и Рамсеса II. Через несколько минут луч перемещается и освещает Хармакиса, а через 20 минут свет исчезает. Примечателен факт, что свет никогда не падает на Птаха – бога тьмы.

Фиванские мастера широко привлекались Рамсесом II, как и его отцом, для работ по всей стране. Фиванский зодчий Маи строил храм в Гелиополе, другой фиванец – Аменеминт – храм Птаха в Мемфисе. Фиванские же скульпторы были создателями и рельефов в храме Сети I в Абидосе. Но и деятельность северных художественных школ, особенно Мемфиса и Таниса, расширилась по сравнению с периодом XVIII династии.

Пирамиды.

Самым большим чудом Египта, поражавшим людей еще в древности, были пирамиды — эти удивительные искусственные горы — гробницы древних египетских царей.

Пирамиды вырастают из песков пустыни — колоссальные, величественные, подавляющие человека необычайными размерами и строгостью очертаний. Стоя у подножия пирамиды, трудно себе представить, что эти огромные каменные горы созданы руками людей. А между тем они были действительно сложены из отдельных каменных глыб, как в наше время дети складывают пирамиды из кубиков. Тысячи рук рабов и подвластных фараону египтян были заняты тяжелым и бесполезным трудом — созданием огромной каменной горы, которая должна была скрыть в своих недрах мертвое тело фараона. Созданием вечной усыпальницы фараон обеспечивал своему бессмертному духу вечное жилище.

2.1. Пирамида Джосера.

Первым из египетских царей, воздвигнувшим над своей гробницей пирамиду, был фараон Джосер. Эта самая древняя пирамида Египта состоит из шести огромных ступеней. До постройки первой пирамиды в Египте воздвигались гробницы с массивной прямоугольной надземной частью, сложенной из камня. По форме они напоминают арабские скамейки — мастабы — и под этим названием и вошли в науку. Пирамида Джосера по существу представляла собой шесть таких мастаб, поставленных одна на другую, уменьшавшихся кверху. Создание первого в мире каменного сооружения таких значительных размеров (высота около 60 м) приписывается Имхотепу — замечательному ученому — медику, математику и архитектору, бывшему визирем царя Джосера. Слава Имхотепа была столь велика, что уже через несколько столетий его имя было окружено легендами. От более позднего времени сохранились статуэтки, изображающие этого замечательного зодчего. По-видимому, сам фараон Джосер был настолько доволен построенной Имхотепом небывалой еще усыпальницей, что разрешил высечь имя архитектора на цоколе своей статуи — честь, совершенно неслыханная в древнем Египте. При раскопках заупокойного храма, находившегося возле пирамиды Джосера, ученые нашли обломки нескольких статуй фараона и среди них пьедестал, на котором было написано имя Имхотепа.

Раскопки возле пирамиды Джосера открыли целый «город мертвых», окружавший усыпальницу фараона. Вокруг были построены мастабы — гробницы членов царской семьи и приближенных к фараону вельмож. Здесь же находился и заупокойный храм, где совершались жертвоприношения в честь умершего фараона. При раскопках храма археологами был открыт зал, украшенный самыми древними в мире колоннами. Правда, это были еще не обычные круглые колонны, они лишь наполовину выступали из стен, но Имхотеп задолго до греческих архитекторов создал прообраз строгой и стройной дорийской колоннады. Заупокойный храм и пирамида были обнесены стеной из белого известняка и, по замыслу архитектора, составляли единый архитектурный ансамбль.

2.2. Пирамида Хеопса.

Египетская пирамида Хеопса в Гизе — древнейшее и вместе с тем единственное сохранившееся до наших дней чудо света. Свое название она получила по имени ее создателя — фараона Хеопса (около 2551 — 2528 до Р. Хр.).

Из-за своих огромных размеров ее иногда называют Большой пирамидой и помещают первой в списке чудес света. Если не считать Великой Китайской стены, то пирамида Хеопса — самое большое сооружение, когда-либо воздвигнутое человеком.

Ее высота составляет 146,6 м, что примерно соответствует пятидесятиэтажному небоскребу. Площадь основания составляет 230х230 м. На таком пространстве свободно могли бы поместиться одновременно пять крупнейших соборов мира: собор святого Петра в Риме, собор святого Павла и Вестминстерское аббатство в Лондоне, а также флорентийский и миланский соборы. Из строительного камня, пошедшего на возведение пирамиды Хеопса, можно было бы построить все церкви Германии, созданные в нашем тысячелетии.

Ученые подсчитали, что пирамида Хеопса была сложена из 2 300 000 огромных глыб известняка, гладко отшлифованных, причем каждая из этих глыб весила больше двух тонн. Тщательно отесанные и отшлифованные известняковые глыбы были столь мастерски пригнаны одна к другой, что в щель между двумя камнями невозможно просунуть лезвие ножа.

Камни плотно примыкали один к другому и держались собственной тяжестью. Точность работы каменотесов и шлифовальщиков достойна удивления, особенно если представить себе, что древние ремесленники, создавшие такие грандиозные памятники человеческого труда, пользовались еще каменными орудиями.

Юный фараон Хеопс отдал приказ о строительстве пирамиды сразу же после смерти своего отца Снофру. Как и все предыдущие фараоны со времен Джосера (примерно 2609 -2590 до н.э.), Хеопс хотел быть погребенным после своей смерти в пирамиде.

Как и его предшественники, он считал, что его пирамида должна превосходить своими размерами, великолепием и роскошью все другие пирамиды. Перед постройкой были проведены сложные подготовительные работы. Сначала нужно было найти подходящую площадку для строительства пирамиды. Вес огромного сооружения составляет 6 400 000 тонн, поэтому грунт должен был быть достаточно прочным, чтобы пирамида не ушла в землю под действием собственного веса. Строительную площадку выбрали южнее современной египетской столицы Каир, на выступе плато в пустыне в семи километрах западнее селения Гиза. Эта прочная скалистая площадка была в состоянии выдержать вес пирамиды.

Сначала выровняли поверхность площадки. Для этого вокруг нее построили водонепроницаемый вал из песка и камней. В образовавшемся квадрате вырубили густую сеть небольших каналов, пересекающихся под прямым углом, так что площадка стала похожа на огромную шахматную доску. Каналы заполнили водой, высоту уровня воды обозначили на боковых стенках, затем воду спустили. Каменотесы вырубили все, что выступало над гладью воды, и каналы вновь заложили камнем. Основание пирамиды было готово.

Свыше 4000 человек — художников, архитекторов, каменотесов и прочих ремесленников — выполняли эти подготовительные работы около десяти лет. Лишь после этого можно было приступать к сооружению самой пирамиды. Строительство продолжалось еще лет двадцать, около 100 000 человек трудилось над сооружением огромной гробницы Хеопса.

По обозначенным на известняковой скале границам каменного блока рабочие выдалбливали в камне глубокие борозды. Эта работа отнимала много сил и труда. Выдолбив углубления в борозде, рабочие забивали в них клинья из сухого дерева и поливали их водой. Мокрое дерево начинало разбухать, трещина увеличивалась, и глыба откалывалась от скалы. Отколотый камень вытаскивали из шахт каменоломен с помощью толстых канатов, сплетенных из папируса (такие канаты были найдены в древних каменоломнях). Известняковые глыбы затем отесывались специалистами-каменотесами здесь же на вместе. Каменотесы работали с помощью целого набора инструментов, изготовленных из дерева, камня и меди. Этот труд, конечно, был более легким, чем работа по добыванию камня, но и тут приходилось от зари до зари трудиться под палящим солнцем. Блоки белого облицовочного известняка на ладьях перевозили на другой берег Нила. К месту постройки их подвозили, погрузив на специальные деревянные салазки. Древнегреческий историк Геродот, посетивший Египет в V веке до н. э., был первым ученым, который подробно сообщил собранные им сведения о пирамидах. Труд Геродота представлял собой обширное повествование, состоящее из девяти книг, в одной из которых он описывал свое путешествие в Египет. Геродот добросовестно и обстоятельно записал рассказы египтян о том, как создавались пирамиды. Одна только дорога, по которой доставляли камни из каменоломен к месту, где воздвигалась пирамида, строилась около десяти лет. Сама эта дорога, широкая, выложенная по бокам шлифованным камнем, украшенным различными изображениями, по словам Геродота, была удивительным сооружением.

После каменотесов лицевую сторону облицовочного камня обрабатывали шлифовальщики. Они работали с помощью шлифовального камня, воды и песка. В результате длительной обработки поверхность плиты становилась гладкой и блестящей. После этого камни считались готовыми для постройки.

На известняковой скале, расчищенной от песка, гравия и камня, строители возводили громаду пирамиды, укладывая блоки гигантскими ступенями. Среди этих блоков не было ни одного, который не достигал бы 9 метров.

По рассказу Геродота, для того, чтобы втащить наверх каменные глыбы, строилась наклонная насыпь. Впоследствии ее разравнивали. По ней строители, подгоняемые палками надсмотрщиков, тянули на канатах тяжелые камни, которые с помощью деревянного рычага устанавливали на место. Сколько людей погибало под тяжестью сорвавшейся каменной глыбы, сколько было искалечено при укладке камней, сколько умирало от непосильного труда здесь же, у недостроенных еще стен пирамиды! И это в течение долгих двадцати лет. Когда кладка пирамиды была закончена, ее ступени, закладывались облицовочными блоками. Их привозили из каменоломен, находившихся в Верхнем Египте, возле Асвана. По уступам пирамиды облицовочные блоки поднимали наверх и укладывали их сверху вниз. Затем их полировали. Под лучами южного солнца они сияли ослепительным блеском на фоне безоблачного египетского неба. Через каждые три месяца менялись рабочие, число которых достигало 100 000 человек. Плети надсмотрщиков, изнурительный зной, нечеловеческий труд делали свое дело. Ведь никаких машин для поднятия двухтонных известняковых глыб не было. Все делалось только с помощью живой человеческой силы.

Все погребальное сооружение представляло собою почти сплошную каменную кладку. Вход в пирамиду всегда находился на северной ее грани, на высоте около 14 м от земли. Внутри пирамиды было несколько камер, из которых только две были погребальными. Одна, нижняя, как предполагают ученые, предназначалась для супруги царя. Вторая, несколько больших размеров (10.6 Х 5.7 м), находившаяся на высоте 42.5 м от основания пирамиды, служила усыпальницей самого фараона. В ней стоял саркофаг из красного полированного гранита. Над погребальной камерой царя одна над другой расположены пять глухих камер, предназначенных, по-видимому, для распределения давления над камерой. В толще пирамиды проложено несколько узких и длинных ходов, ведущих в камеры, находящиеся внутри пирамиды, и в камеру, вырытую под ее основанием. Учеными были прослежены также и две вентиляционные щели, пронизывавшие толщу каменной кладки и шедшие из камеры самого Хеопса. При расчистке поверхности пирамиды на многих блоках были обнаружены пометки, сделанные красной краской и содержавшие имя фараона Хеопса. Части древней облицовки были открыты археологами при расчистке нижней части пирамиды, занесенной песком. Притеска облицовочных камней была так совершенна, что невозможно было сразу определить места их соединения. А при фотографировании этой облицовки исследователям пришлось специально обвести краской швы, где смыкались блоки. Можно смело сказать, что ни один из царей, правивших после Хеопса, не смог превзойти его гробницу по размерам и величию.

2.3. Пирамида Хефрена.

Второй по величине после гробницы Хеопса считается пирамида фараона Хефрена. Она на 8 м ниже, но зато менее разрушена. Верх пирамиды сохранил часть полированной облицовки. Остальные пирамиды значительно меньше, и многие из них сильно разрушились.

Вблизи от пирамиды Хефрена поднимается из песка пустыни холм. Высота его около 20 м, длина около 60 м. Приблизившись к холму, путешественники видят огромную статую, высеченную почти целиком из скалы. Это знаменитый большой сфинкс — фигура лежащего льва с человеческой головой. Лицо его потрескалось, нос и подбородок отбиты. Так мусульмане арабы покалечили статую, простоявшую тысячелетия. Арабы верили, что в статуях древних египетских богов живут злые духи, и поэтому старались уничтожить как можно больше их изображений. С таким гигантом, как большой сфинкс, справиться им было не под силу, но изуродовали они его основательно.

«Отец ужаса» — так называют большого сфинкса жители пустыни. Наибольший страх он внушает им ночью, освещенный яркой луной, когда глубокие тени придают его чертам особую выразительность.

Кого же изображает эта колоссальная статуя, почему она оказалась в таком близком соседстве с пирамидами? На голове статуи повязка, которую носили только фараоны. Ученые считают, что это статуя фараона Хефрена, которая входила в ряд сооружений, связанных с гробницей фараона.

В древнем Египте не всякий смертный имел право приближаться к пирамиде — этому «вечному горизонту», за который «зашел» фараон (о фараоне не говорили, что он умер, — он «заходил» за горизонт, подобно солнцу; египетские цари называли себя сыновьями солнца). Для того чтобы желающие могли почтить память умершего фараона, не оскорбляя его величия, на некотором расстоянии от пирамиды воздвигался заупокойный храм — нечто вроде приемной залы умершего царя. Массивные прямоугольные столбы из полированного гранита поддерживали потолок. Гранитные стены и пол здания были тщательно отполированы.

Свет падал из небольших отверстий, пробитых в верхней части стен, и создавал торжественный полумрак, в котором особенно величественными казались темные статуи фараона — владыки, принимающего почтительных гостей. От этого торжественного зала к пирамиде вел длинный крытый коридор. Его стены и пол также были сделаны из полированного гранита. По этому коридору в пирамиду везли тело фараона в тяжелом саркофаге из ценного камня.

Родственники фараона и жрецы заботились о том, чтобы умершему не грозила опасность в загробном мире, чтобы он мог свободно передвигаться внутри своей гробницы и чтобы боги приняли его как равного. Поэтому часто стены помещений внутри пирамид испещрены молитвами и заклинаниями. Особенно тщательному заклятию подвергались двери, которые вели из одного помещения в другое или из коридора в камеру. На стенах, прилегающих к дверям, помещены изображения стражей дверей — павианов, волков, львов, и заклятия против них и злых демонов, угрожающих умершему фараону. Эти тексты, обнаруженные в большом количестве, являются одним из самых древнейших произведений религиозной литературы. Ученые назвали их по месту находки «текстами пирамид».

Заботясь о безопасности духа умершего в загробном мире, его родственники не забывали и о жизненно необходимых вещах. В особых помещениях хранились драгоценности и различные предметы, принадлежавшие фараону. Ведь древние египтяне верили, что умерший продолжает жить и после смерти, что он нуждается во всех тех вещах, которые были ему необходимы при жизни. И великолепная гробница царя служила ему домом, как при жизни домом был роскошный дворец.

К пирамиде — освященному месту упокоения фараона, ставшего божеством, — простой смертный не смел приближаться. Однако богатства, наполнявшие кладовые царской усыпальницы, были большим соблазном для грабителей. Строители пирамид предусмотрели и это. Вход в склеп закрывался изнутри тяжелым замковым камнем. После окончания погребальных церемоний из-под камня выбивались подпоры, и вход в центральный покой пирамиды, где стоял великолепный гранитный саркофаг с телом фараона, замыкался навсегда. Такой же огромный камень, спущенный вниз по наклонному ходу в склеп, закрывал ход в коридор. Колодец, по которому спускались люди, после того как были замурованы все входы и выходы, засыпался. Царская могила была недоступна для людей и демонов. Фараон мог мирно покоиться под стометровой громадой пирамиды, нависшей над сводчатым склепом. Но все предосторожности оказались напрасными. Царские гробницы были ограблены еще в древности, и до наших дней сохранились лишь пустые залы и сложные переходы внутри пирамид.

3. Разграбление пирамид.

Но хотя тексты пирамид восхваляли божественное могущество фараона, хотя мощные стены пирамиды надежно укрывали погребение царя, огромные гранитные саркофаги в пирамидах царей Хеопса и Хефрена пусты. Еще в древности были разрушены храмы при пирамиде Хефрена. Огромные статуи фараона Хефрена были разбиты и брошены в колодец, откуда их извлекли археологи при раскопках. Было ясно, что не от времени пострадали эти великолепные статуи из темного твердого камня. Они были намеренно испорчены, разбиты на куски, искалечены.

В Египте даже самый знатный человек не смел помышлять о постройке такого погребального сооружения, как пирамида. Только фараон, сын Солнца, мог иметь такую грандиозную гробницу. Усыпальницы знатных египтян либо вырубались в скале, либо строились из камня или кирпича. Это были невысокие прямоугольные сооружения, построенные над склепом. Гробницы египетской знати обычно теснятся вокруг пирамид, словно вельможи и после смерти хотели быть поближе к фараону.

В этих гробницах-мастабах обычно было несколько помещений. В главном находился саркофаг с телом умершего. В одной из комнат были сложены вещи, принадлежавшие хозяину гробницы. В маленьком помещении обычно стояла статуя умершего. Стены мастаб украшались росписью или раскрашенными рельефами. Краски росписей поражают своей яркостью и свежестью. Живость и тонкость рисунка были удивительны. Здесь можно увидеть сцены повседневной жизни — жатву, посев, ремесленников и земледельцев за работой, охоту, катание по Нилу на лодке, танцы девушек, пляску воинов.

4. Вывод.

Пирамиды — это первое из семи чудес древнего мира — не только память о бессмысленном и жестоком насилии над человеческим трудом и жизнями сотен тысяч людей. Это не только свидетельство полного порабощения народа деспотической властью фараона. Ведь пирамиды — это замечательный памятник архитектуры древнего Египта. Это свидетельство высокого инженерного искусства египтян, пять тысяч лет назад создавших такие грандиозные сооружения на заре человеческой культуры.

И пирамиды сквозь тысячелетия донесли до наших дней память о замечательных строителях древнего Египта, на крови и костях которых были воздвигнуты эти величественные каменные громады, вызывающие удивление и восхищение всех, кто их когда-либо видел. Пирамиды сделали бессмертными не фараонов, а тот народ, чьими искусными и трудолюбивыми руками, камень за камнем, были сложены эти «рукотворные горы».

Египетское искусство 11 – 8 вв. до н. э. представляло собой сложную картину. Во времена длительных распадов государства не велось никакого крупного строительства. Последнее возобновлялось лишь в недолгие периоды укрепления страны при ее объединениях.

Значение искусства Древнего Египта для истории искусства других народов очень велико, как велико значение всего культурного наследия, оставленного египетским народом.

Список литературы

“Архитектура страны фараонов” — Целлар Каталина, стройиздат, научно-популярная библиотека школьника, Москва 1990.

“Семь чудес света” — Ганс Райхардт, 1996.

М. Матье. Искусство Древнего Египта. — М., Издательство “Искусство”, 1970.

Э. Морэ. Цари и боги Египта. — М., Алетейа, 1998.

www.ronl.ru

Архитектура Древнего Египта (работа 2)

Архитектура Древнего Египта

Архитектурные направления.

Архитектура Древнего Египта теснейшим образом связано с заупокойным культом.

Классическим образцом архитектурных сооружений являются пирамиды фараонов 4 - й династии (27 в. до н.э.) Хеопса, Хефрена и Микерина (греч. вариант их имен). Их отточенная форма, основанная на пропорциях “золотого сечения”, была предельно лаконична и бесконечно выразительна. Два элемента определяли закономерности формы: основание, квадратное в плане, и схождение сторон в одной точке, подобно тому, как вся египетская жизнь сходилась, сфокусировалась в обожествленном фараоне. Гениальная в своей простоте пирамидальная конструкция несла художественное обобщение самой сути египетского общества, подчиненного безграничной власти фараона.

Характерной особенностью пирамид как архитектурных соображений было отношение массы и пространства: погребальная камера, где стоял саркофаг с мумией, очень небольшая, а подводили к ней длинные и узкие коридоры. Пространственный элемент был сведен к минимуму.

Безраздельно господствовала масса всей пирамиды, в то время как сама пирамида была завершающей частью огромного пространственного ансамбля: на берегу Нила стоял небольшой нижний заупокойный храмик, от которого шел длинный крытый коридор. Поднимаясь по склону Ливийского плоскогорья, он подводил к верхнему заупокойному храму, расположенному у подножия пирамиды. Ансамбль фараона Хефрена имел гигантского сфинкса, которого египтяне называли “отцом страха”. Считается, что это было изображение Хефрена в львином образе (голова человека и тело льва).

В эпоху среднего царства (21-18 вв. до н.э.) появляется новый тип заупокойного храма. Первое, бросающееся в глаза новшество, изменение местности: не в пустыне, а у скал Ливийского нагорья. Второе - усложнение композиции заупокойного храма, состоящего из двух террас, расположенных одна над другой и завершаемых небольшой пирамидой. Горизонтальная распластанность террас, подчеркнутая пологим пандусом, как бы притормаживается вертикальными портиками, идущими по фасаду и по бокам храма. За основным ядром комплекса шел небольшой открытый двор, окруженный колоннадой. Он вел во второй гипостильный зал (первый - нижняя терраса) и помещения, вырубленные в скале.

К этому добавлялся нижний храм и дорога, огражденная с двух сторон стенами и соединяющая храм с главным заупокойным ансамблем.

Дополнительными элементами этого архитектурного комплекса были каменные раскрашенные статуи царя, стоявшие на дороге, и сад с двумя бассейнами.

Самая главная новация - захоронение отдельно от храма. Царская мумия спрятана где-то в тайнике, в горах. Ансамбль же состоит в целом из тех же элементов, что и храм “соседа”, но с тенденцией к большей грандиозности: три террасы, возвышающиеся одна над другой, имеют большие масштабы; широкое использование скульптур (свыше 250 статуй), обилие колоннад, деревья и искусственные пруды, размещавшиеся и на террасах.

Идея пространственно развитого храмового комплекса, подчиненного принципу центральной оси, наиболее полное и совершенное выражение получила в ансамблях Карнака и Луксора, посвященных богу Амону-Ра (16-15 вв.до н.э.).

Основными элементами сложного и гармонического целого были следующие объемные и пространственные компоненты: молельня, коронный зал, открытый двор. Они выстраивались по одной оси, продолжавшейся за стенами длинной аллеей со сфинксами. Основным средством архитектурной выразительности была колонна. Колонны напоминают связки гигантских папирусов и лотоса.

Дворцы и храмы Ахетатона.

Раскопки Ахетатона (город, образованный Аменхотепом IV) дали возможность установить общий характер основных его зданий. Храмы, как и раньше, были ориентированы с востока на запад, их территории обнесены стенами, вход оформлен в виде пилона с мачтами. Однако они имели и ряд новых черт, которые были обусловлены особенностями нового культа, совершавшегося под открытым небом, и необходимостью сооружения храмов, как и всего города в кратчайший срок. Храмы Ахетатона не имели характерных для Египта колонных залов и, построенные наспех, в основном из кирпича, с невысокими пилонами, они не отличались ни монументальностью, ни художественным качеством. Колоннады были сведены лишь к павильонам перед пилонами. Чередование же пилонов и огромных открытых дворов, лишенных портиков и наполненных рядами бесчисленных жертвенников, придало храмам сухость и однообразие.

Насколько своеобразны дворцы Ахетатона, судить трудно, так как дворцы предшествующих периодов почти не сохранились. Именно поэтому амарнские дворцы особенно интересны: они дают представление о характере гражданской архитектуры Египта. Дворцы строились из кирпича, и только колонны и обрамления дверей были из камня. Главный дворец состоял из двух частей – частной, где находились жилые комнаты, и официальной, предназначенной для приемов и других церемоний. Обе части соединялись крытым переходим, перекинутым через разделявшую их дорогу. Главный вход в каждую часть дворца был с севера. Оформление входа официальной части не вполне ясно; твердо установлено только, что за ним находился большой двор, вдоль стен которого стояли статуи. Южная стена этого двора и служила фасадом официальной части дворца; посередине фасада находился павильон с колоннами, а боковые стороны фасада были прорезаны пандусами. За павильоном был расположен колонный зал, из которого три пандуса вели во внутренние дворы и расположенные за ними помещения. Колонны дворца отличались большим разнообразием. Здесь были и колонны со стволами в виде связок папирусов с изображениями висящих вниз головами уток под капителями в форме цветов папируса, и колонны с необычными сочетаниями листьев пальм, и, наконец, колонны, пальмовидные капители которых были сплошь покрыты инкрустациями из блестящих цветных фаянсов с позолоченными перегородками. Несколько комнат в официальной части дворца были отведены для отдыха фараона, его семьи и приближенных. Эти помещения, так же как комнаты частной половины и комнаты загородных дворцов, группировались вокруг внутренних садов с водоемами и были украшены чудесными росписями, содержавшими изображения растений и сцены из дворцового быта. В некоторых помещениях стены были покрыты фаянсовыми изразцами также с изображениями растений. При загородных дворцах находились большие сады с прудами и озерами, и даже особые помещения для зверинца.

Раскопки Ахетатона познакомили нас и с жилищами знати, которые также строились из кирпича, из камня же делались лишь базы колонн и обрамления дверей. Такой дом обычно стоял посреди обнесенного стеной участка размером около 70X55 м. В стене были два входа – главный и особый для слуг; от главного входа к двери дома вела дорожка. Дом был размером около 22X25 м. Правую его часть составляла центральная комната и две-три другие – приемные. Жилая часть состояла из спальни хозяина с умывальной, женских помещений и кладовых. Все комнаты имели окна под потолком, вследствие чего центральная комната всегда строилась выше других. Стены и полы покрывались росписями. Вокруг дома располагались дворы, колодец, службы, а также сад с прудом и беседками. Дома низшего городского населения значительно отличались от усадеб знати как размерами (10X8 м), так и полным отсутствием служб и садов. Так же малы были и дома строителей гробниц фараона и знати. Эти дома составляли особый поселок за городом по дороге к гробницам. Поселок был обнесен стеной и занимал участок в 69X69,5 м, на котором вплотную друг к другу было расположено семьдесят четыре дома, разделенных пятью улицами. В каждом доме имелся небольшой дворик, общая комната, спальня и кухня.

Храм Амона в Карнаке.

Глаавным объектом строительства в Фивах был храм Амона в Карнаке, расширение которого имело двойное политическое значение: оно должно было показать торжество Амона т тем удовлетворить жречество, а в то же время и прославить мощь новой династии. Таким образом, в строительстве Карнака были заинтересованы и жрецы и фараоны. Отсюда понятны те размеры, которые приняли работы в Карнаке, начавшиеся сразу же в двух напревлениях от главного храма: к югу, где по дороге к храму Мут были выстроены два новых пилона, и к западу, где перед пилоном Аменхотепа III начали возводить новый гигантский гипостиль.

Уже на примере Карнака видно то стремление к грандиозным масштабам, которое стало определяющей чертой храмовой архитектуры XIX династии и было продиктовано стремлением новых царей затмить все построенное до них. Никогда еще пилоны, колонны и монолитные колоссальные статуи царей не достигали таких размеров, никогда еще убранство храмов не отличалось такой тяжелой пышностью. Так, новый гипостиль Карнака, являющийся величайшим колонным залом мира, имеет 103 м в ширину и 52 м в длину. В нем сто сорок четыре колонны, из которых двенадцать колонн среднего прохода, высотой в 19,25 м (без абак), имеют капители в виде раскрытых цветов папируса, подымающихся на стволах, каждый из которых не могут обхватить пять человек. Воздвигнутый перед гипостилем новый пилон превзошел все прежние: длина его равнялась 156 м, а стоявшие перед ним мачты достигали 40 м в высоту. Строителями этого гипостиля были зодчие Иуна и Хатиаи.

Достаточно велик был и новый пилон с двором, окруженным 74 колоннами, который был выстроен при Рамсесе II зодчим Бекенхонсу перед Луксором, вторым святилищем Амона в Фивах.

Той же монументальностью отличались и заупокойные царские храмы на западном берегу. Из них следует особо упомянуть храм Рамсеса II, так называемый Рамессеум (зодчий Перна), в первом дворе которого стояла колоссальная статуя царя – величайшая монолитная скульптура, весившая около 1000 тонн и имевшая около 20 м в высоту.

Основные принципы оформления храмов были также восприняты зодчими XIX династии от их предшественников, но это наследие было ими переработано. Продолжая развивать роль колонн, они создали ставшее впоследствии образцом обрамление средних, более высоких проходов гипостилей колоннами в виде связок нераспустившихся стеблей. Эти гипостили словно воспроизводили нильские заросли, где расцветшие стебли папирусов возвышаются над еще не успевшими распуститься. Такая трактовка гипостиля хорошо сочеталась с общей древней символикой храма, как дома божества, в данном случае – бога солнца, которое по египетскому преданию рождается из цветка лотоса, растущего в речных зарослях. Солнечный крылатый диск обычно и изображался над дверью пилона.

Стремление придать зданию как можно большую пышность привело к перегруженности: тяжесть огромных перекрытий вызвала увеличение объема колонн и слишком частое их расположение, рельефы и тексты начали покрывать не только стены, но и стволы колонн.

Храм Рамзеса II.

Следы строительной деятельности Рамсеса II сохранились по всему Египту. Среди его храмов за пределами Фив в первую очередь нужно назвать знаменитый храм, целиком вырубленный в ска лах Абу-Симбела (нижняя Нубия) и являющийся вообще одним из наиболее выдающихся произведений египетского искусства. Следуя примеру своих предков, которые стремились закрепить покорение Нубии сооружением там не только крепостей, но и храмов, Рамсес II также построил в Нубии ряд святилищ. Однако храм в Абу-Симбеле превзошел все, когда-либо построенное здесь фараонами.

Все оформление храма было обусловлено одной идеей – всеми возможными средствами превознести могущество Рамсеса II. Начиная от масштабов святилища и кончая тематикой его декорировки, все было пронизано этой идеей, лучшим воплощением которой явился фасад храма. Он представляет собой как бы переднюю стену огромного пилона, шириной около 40 м и высотой около 30 м, перед которым возвышаются четыре гигантские сидящие фигуры Рамсеса II. Высеченные из скалы и достигающие свыше 20 м в высоту, эти исполины, превосходившие даже колоссы Мнемона, были издалека видны всем плывшим по Нилу и производили незабываемое впечатление всеподавляющей мощи фараона. Образ Рамсеса вообще господствует в храме: над входом высечено скульптурное изображение иероглифов, составляющих его имя, в первом помещении святилища потолок поддерживают колонны с гигантскими статуями царя высотой около 10 м. Стены залов покрыты изображениями его побед, в последнем помещении храма, его культовой молельне, среди четырех статуй богов, которым был посвящен храм, наравне со статуями Амона, Птаха и Хармакиса имеется и статуя самого Рамсеса. Именно в этом месте происходит так называемое “солнечное чудо”.

Два раза в год, 21 марта и 21 сентября, в 5 часов 58 минут луч солнца пересекает линию, находящуюся в 65 м от входа в храм и освещает левое плечо Амона-Ра и Рамсеса II. Через несколько минут луч перемещается и освещает Хармакиса, а через 20 минут свет исчезает. Примечателен факт, что свет никогда не падает на Птаха – бога тьмы.

Фиванские мастера широко привлекались Рамсесом II, как и его отцом, для работ по всей стране. Фиванский зодчий Маи строил храм в Гелиополе, другой фиванец – Аменеминт – храм Птаха в Мемфисе. Фиванские же скульпторы были создателями и рельефов в храме Сети I в Абидосе. Но и деятельность северных художественных школ, особенно Мемфиса и Таниса, расширилась по сравнению с периодом XVIII династии.

Пирамиды.

Самым большим чудом Египта, поражавшим людей еще в древности, были пирамиды — эти удивительные искусственные горы — гробницы древних египетских царей.

Пирамиды вырастают из песков пустыни — колоссальные, величественные, подавляющие человека необычайными размерами и строгостью очертаний. Стоя у подножия пирамиды, трудно себе представить, что эти огромные каменные горы созданы руками людей. А между тем они были действительно сложены из отдельных каменных глыб, как в наше время дети складывают пирамиды из кубиков. Тысячи рук рабов и подвластных фараону египтян были заняты тяжелым и бесполезным трудом — созданием огромной каменной горы, которая должна была скрыть в своих недрах мертвое тело фараона. Созданием вечной усыпальницы фараон обеспечивал своему бессмертному духу вечное жилище.

2.1. Пирамида Джосера.

Первым из египетских царей, воздвигнувшим над своей гробницей пирамиду, был фараон Джосер. Эта самая древняя пирамида Египта состоит из шести огромных ступеней. До постройки первой пирамиды в Египте воздвигались гробницы с массивной прямоугольной надземной частью, сложенной из камня. По форме они напоминают арабские скамейки — мастабы — и под этим названием и вошли в науку. Пирамида Джосера по существу представляла собой шесть таких мастаб, поставленных одна на другую, уменьшавшихся кверху. Создание первого в мире каменного сооружения таких значительных размеров (высота около 60 м) приписывается Имхотепу — замечательному ученому — медику, математику и архитектору, бывшему визирем царя Джосера. Слава Имхотепа была столь велика, что уже через несколько столетий его имя было окружено легендами. От более позднего времени сохранились статуэтки, изображающие этого замечательного зодчего. По-видимому, сам фараон Джосер был настолько доволен построенной Имхотепом небывалой еще усыпальницей, что разрешил высечь имя архитектора на цоколе своей статуи — честь, совершенно неслыханная в древнем Египте. При раскопках заупокойного храма, находившегося возле пирамиды Джосера, ученые нашли обломки нескольких статуй фараона и среди них пьедестал, на котором было написано имя Имхотепа.

Раскопки возле пирамиды Джосера открыли целый «город мертвых», окружавший усыпальницу фараона. Вокруг были построены мастабы — гробницы членов царской семьи и приближенных к фараону вельмож. Здесь же находился и заупокойный храм, где совершались жертвоприношения в честь умершего фараона. При раскопках храма археологами был открыт зал, украшенный самыми древними в мире колоннами. Правда, это были еще не обычные круглые колонны, они лишь наполовину выступали из стен, но Имхотеп задолго до греческих архитекторов создал прообраз строгой и стройной дорийской колоннады. Заупокойный храм и пирамида были обнесены стеной из белого известняка и, по замыслу архитектора, составляли единый архитектурный ансамбль.

2.2. Пирамида Хеопса.

Египетская пирамида Хеопса в Гизе - древнейшее и вместе с тем единственное сохранившееся до наших дней чудо света. Свое название она получила по имени ее создателя - фараона Хеопса (около 2551 - 2528 до Р. Хр.).

Из-за своих огромных размеров ее иногда называют Большой пирамидой и помещают первой в списке чудес света. Если не считать Великой Китайской стены, то пирамида Хеопса - самое большое сооружение, когда-либо воздвигнутое человеком.

Ее высота составляет 146,6 м, что примерно соответствует пятидесятиэтажному небоскребу. Площадь основания составляет 230х230 м. На таком пространстве свободно могли бы поместиться одновременно пять крупнейших соборов мира: собор святого Петра в Риме, собор святого Павла и Вестминстерское аббатство в Лондоне, а также флорентийский и миланский соборы. Из строительного камня, пошедшего на возведение пирамиды Хеопса, можно было бы построить все церкви Германии, созданные в нашем тысячелетии.

Ученые подсчитали, что пирамида Хеопса была сложена из 2 300 000 огромных глыб известняка, гладко отшлифованных, причем каждая из этих глыб весила больше двух тонн. Тщательно отесанные и отшлифованные известняковые глыбы были столь мастерски пригнаны одна к другой, что в щель между двумя камнями невозможно просунуть лезвие ножа.

Камни плотно примыкали один к другому и держались собственной тяжестью. Точность работы каменотесов и шлифовальщиков достойна удивления, особенно если представить себе, что древние ремесленники, создавшие такие грандиозные памятники человеческого труда, пользовались еще каменными орудиями.

Юный фараон Хеопс отдал приказ о строительстве пирамиды сразу же после смерти своего отца Снофру. Как и все предыдущие фараоны со времен Джосера (примерно 2609 -2590 до н.э.), Хеопс хотел быть погребенным после своей смерти в пирамиде.

Как и его предшественники, он считал, что его пирамида должна превосходить своими размерами, великолепием и роскошью все другие пирамиды. Перед постройкой были проведены сложные подготовительные работы. Сначала нужно было найти подходящую площадку для строительства пирамиды. Вес огромного сооружения составляет 6 400 000 тонн, поэтому грунт должен был быть достаточно прочным, чтобы пирамида не ушла в землю под действием собственного веса. Строительную площадку выбрали южнее современной египетской столицы Каир, на выступе плато в пустыне в семи километрах западнее селения Гиза. Эта прочная скалистая площадка была в состоянии выдержать вес пирамиды.

Сначала выровняли поверхность площадки. Для этого вокруг нее построили водонепроницаемый вал из песка и камней. В образовавшемся квадрате вырубили густую сеть небольших каналов, пересекающихся под прямым углом, так что площадка стала похожа на огромную шахматную доску. Каналы заполнили водой, высоту уровня воды обозначили на боковых стенках, затем воду спустили. Каменотесы вырубили все, что выступало над гладью воды, и каналы вновь заложили камнем. Основание пирамиды было готово.

Свыше 4000 человек - художников, архитекторов, каменотесов и прочих ремесленников - выполняли эти подготовительные работы около десяти лет. Лишь после этого можно было приступать к сооружению самой пирамиды. Строительство продолжалось еще лет двадцать, около 100 000 человек трудилось над сооружением огромной гробницы Хеопса.

По обозначенным на известняковой скале границам каменного блока рабочие выдалбливали в камне глубокие борозды. Эта работа отнимала много сил и труда. Выдолбив углубления в борозде, рабочие забивали в них клинья из сухого дерева и поливали их водой. Мокрое дерево начинало разбухать, трещина увеличивалась, и глыба откалывалась от скалы. Отколотый камень вытаскивали из шахт каменоломен с помощью толстых канатов, сплетенных из папируса (такие канаты были найдены в древних каменоломнях). Известняковые глыбы затем отесывались специалистами-каменотесами здесь же на вместе. Каменотесы работали с помощью целого набора инструментов, изготовленных из дерева, камня и меди. Этот труд, конечно, был более легким, чем работа по добыванию камня, но и тут приходилось от зари до зари трудиться под палящим солнцем. Блоки белого облицовочного известняка на ладьях перевозили на другой берег Нила. К месту постройки их подвозили, погрузив на специальные деревянные салазки. Древнегреческий историк Геродот, посетивший Египет в V веке до н. э., был первым ученым, который подробно сообщил собранные им сведения о пирамидах. Труд Геродота представлял собой обширное повествование, состоящее из девяти книг, в одной из которых он описывал свое путешествие в Египет. Геродот добросовестно и обстоятельно записал рассказы египтян о том, как создавались пирамиды. Одна только дорога, по которой доставляли камни из каменоломен к месту, где воздвигалась пирамида, строилась около десяти лет. Сама эта дорога, широкая, выложенная по бокам шлифованным камнем, украшенным различными изображениями, по словам Геродота, была удивительным сооружением.

После каменотесов лицевую сторону облицовочного камня обрабатывали шлифовальщики. Они работали с помощью шлифовального камня, воды и песка. В результате длительной обработки поверхность плиты становилась гладкой и блестящей. После этого камни считались готовыми для постройки.

На известняковой скале, расчищенной от песка, гравия и камня, строители возводили громаду пирамиды, укладывая блоки гигантскими ступенями. Среди этих блоков не было ни одного, который не достигал бы 9 метров.

По рассказу Геродота, для того, чтобы втащить наверх каменные глыбы, строилась наклонная насыпь. Впоследствии ее разравнивали. По ней строители, подгоняемые палками надсмотрщиков, тянули на канатах тяжелые камни, которые с помощью деревянного рычага устанавливали на место. Сколько людей погибало под тяжестью сорвавшейся каменной глыбы, сколько было искалечено при укладке камней, сколько умирало от непосильного труда здесь же, у недостроенных еще стен пирамиды! И это в течение долгих двадцати лет. Когда кладка пирамиды была закончена, ее ступени, закладывались облицовочными блоками. Их привозили из каменоломен, находившихся в Верхнем Египте, возле Асвана. По уступам пирамиды облицовочные блоки поднимали наверх и укладывали их сверху вниз. Затем их полировали. Под лучами южного солнца они сияли ослепительным блеском на фоне безоблачного египетского неба. Через каждые три месяца менялись рабочие, число которых достигало 100 000 человек. Плети надсмотрщиков, изнурительный зной, нечеловеческий труд делали свое дело. Ведь никаких машин для поднятия двухтонных известняковых глыб не было. Все делалось только с помощью живой человеческой силы.

Все погребальное сооружение представляло собою почти сплошную каменную кладку. Вход в пирамиду всегда находился на северной ее грани, на высоте около 14 м от земли. Внутри пирамиды было несколько камер, из которых только две были погребальными. Одна, нижняя, как предполагают ученые, предназначалась для супруги царя. Вторая, несколько больших размеров (10.6 Х 5.7 м), находившаяся на высоте 42.5 м от основания пирамиды, служила усыпальницей самого фараона. В ней стоял саркофаг из красного полированного гранита. Над погребальной камерой царя одна над другой расположены пять глухих камер, предназначенных, по-видимому, для распределения давления над камерой. В толще пирамиды проложено несколько узких и длинных ходов, ведущих в камеры, находящиеся внутри пирамиды, и в камеру, вырытую под ее основанием. Учеными были прослежены также и две вентиляционные щели, пронизывавшие толщу каменной кладки и шедшие из камеры самого Хеопса. При расчистке поверхности пирамиды на многих блоках были обнаружены пометки, сделанные красной краской и содержавшие имя фараона Хеопса. Части древней облицовки были открыты археологами при расчистке нижней части пирамиды, занесенной песком. Притеска облицовочных камней была так совершенна, что невозможно было сразу определить места их соединения. А при фотографировании этой облицовки исследователям пришлось специально обвести краской швы, где смыкались блоки. Можно смело сказать, что ни один из царей, правивших после Хеопса, не смог превзойти его гробницу по размерам и величию.

2.3. Пирамида Хефрена.

Второй по величине после гробницы Хеопса считается пирамида фараона Хефрена. Она на 8 м ниже, но зато менее разрушена. Верх пирамиды сохранил часть полированной облицовки. Остальные пирамиды значительно меньше, и многие из них сильно разрушились.

Вблизи от пирамиды Хефрена поднимается из песка пустыни холм. Высота его около 20 м, длина около 60 м. Приблизившись к холму, путешественники видят огромную статую, высеченную почти целиком из скалы. Это знаменитый большой сфинкс — фигура лежащего льва с человеческой головой. Лицо его потрескалось, нос и подбородок отбиты. Так мусульмане арабы покалечили статую, простоявшую тысячелетия. Арабы верили, что в статуях древних египетских богов живут злые духи, и поэтому старались уничтожить как можно больше их изображений. С таким гигантом, как большой сфинкс, справиться им было не под силу, но изуродовали они его основательно.

«Отец ужаса» — так называют большого сфинкса жители пустыни. Наибольший страх он внушает им ночью, освещенный яркой луной, когда глубокие тени придают его чертам особую выразительность.

Кого же изображает эта колоссальная статуя, почему она оказалась в таком близком соседстве с пирамидами? На голове статуи повязка, которую носили только фараоны. Ученые считают, что это статуя фараона Хефрена, которая входила в ряд сооружений, связанных с гробницей фараона.

В древнем Египте не всякий смертный имел право приближаться к пирамиде — этому «вечному горизонту», за который «зашел» фараон (о фараоне не говорили, что он умер, — он «заходил» за горизонт, подобно солнцу; египетские цари называли себя сыновьями солнца). Для того чтобы желающие могли почтить память умершего фараона, не оскорбляя его величия, на некотором расстоянии от пирамиды воздвигался заупокойный храм — нечто вроде приемной залы умершего царя. Массивные прямоугольные столбы из полированного гранита поддерживали потолок. Гранитные стены и пол здания были тщательно отполированы.

Свет падал из небольших отверстий, пробитых в верхней части стен, и создавал торжественный полумрак, в котором особенно величественными казались темные статуи фараона — владыки, принимающего почтительных гостей. От этого торжественного зала к пирамиде вел длинный крытый коридор. Его стены и пол также были сделаны из полированного гранита. По этому коридору в пирамиду везли тело фараона в тяжелом саркофаге из ценного камня.

Родственники фараона и жрецы заботились о том, чтобы умершему не грозила опасность в загробном мире, чтобы он мог свободно передвигаться внутри своей гробницы и чтобы боги приняли его как равного. Поэтому часто стены помещений внутри пирамид испещрены молитвами и заклинаниями. Особенно тщательному заклятию подвергались двери, которые вели из одного помещения в другое или из коридора в камеру. На стенах, прилегающих к дверям, помещены изображения стражей дверей — павианов, волков, львов, и заклятия против них и злых демонов, угрожающих умершему фараону. Эти тексты, обнаруженные в большом количестве, являются одним из самых древнейших произведений религиозной литературы. Ученые назвали их по месту находки «текстами пирамид».

Заботясь о безопасности духа умершего в загробном мире, его родственники не забывали и о жизненно необходимых вещах. В особых помещениях хранились драгоценности и различные предметы, принадлежавшие фараону. Ведь древние египтяне верили, что умерший продолжает жить и после смерти, что он нуждается во всех тех вещах, которые были ему необходимы при жизни. И великолепная гробница царя служила ему домом, как при жизни домом был роскошный дворец.

К пирамиде — освященному месту упокоения фараона, ставшего божеством, — простой смертный не смел приближаться. Однако богатства, наполнявшие кладовые царской усыпальницы, были большим соблазном для грабителей. Строители пирамид предусмотрели и это. Вход в склеп закрывался изнутри тяжелым замковым камнем. После окончания погребальных церемоний из-под камня выбивались подпоры, и вход в центральный покой пирамиды, где стоял великолепный гранитный саркофаг с телом фараона, замыкался навсегда. Такой же огромный камень, спущенный вниз по наклонному ходу в склеп, закрывал ход в коридор. Колодец, по которому спускались люди, после того как были замурованы все входы и выходы, засыпался. Царская могила была недоступна для людей и демонов. Фараон мог мирно покоиться под стометровой громадой пирамиды, нависшей над сводчатым склепом. Но все предосторожности оказались напрасными. Царские гробницы были ограблены еще в древности, и до наших дней сохранились лишь пустые залы и сложные переходы внутри пирамид.

3. Разграбление пирамид.

Но хотя тексты пирамид восхваляли божественное могущество фараона, хотя мощные стены пирамиды надежно укрывали погребение царя, огромные гранитные саркофаги в пирамидах царей Хеопса и Хефрена пусты. Еще в древности были разрушены храмы при пирамиде Хефрена. Огромные статуи фараона Хефрена были разбиты и брошены в колодец, откуда их извлекли археологи при раскопках. Было ясно, что не от времени пострадали эти великолепные статуи из темного твердого камня. Они были намеренно испорчены, разбиты на куски, искалечены.

В Египте даже самый знатный человек не смел помышлять о постройке такого погребального сооружения, как пирамида. Только фараон, сын Солнца, мог иметь такую грандиозную гробницу. Усыпальницы знатных египтян либо вырубались в скале, либо строились из камня или кирпича. Это были невысокие прямоугольные сооружения, построенные над склепом. Гробницы египетской знати обычно теснятся вокруг пирамид, словно вельможи и после смерти хотели быть поближе к фараону.

В этих гробницах-мастабах обычно было несколько помещений. В главном находился саркофаг с телом умершего. В одной из комнат были сложены вещи, принадлежавшие хозяину гробницы. В маленьком помещении обычно стояла статуя умершего. Стены мастаб украшались росписью или раскрашенными рельефами. Краски росписей поражают своей яркостью и свежестью. Живость и тонкость рисунка были удивительны. Здесь можно увидеть сцены повседневной жизни — жатву, посев, ремесленников и земледельцев за работой, охоту, катание по Нилу на лодке, танцы девушек, пляску воинов.

4. Вывод.

Пирамиды — это первое из семи чудес древнего мира — не только память о бессмысленном и жестоком насилии над человеческим трудом и жизнями сотен тысяч людей. Это не только свидетельство полного порабощения народа деспотической властью фараона. Ведь пирамиды — это замечательный памятник архитектуры древнего Египта. Это свидетельство высокого инженерного искусства египтян, пять тысяч лет назад создавших такие грандиозные сооружения на заре человеческой культуры.

И пирамиды сквозь тысячелетия донесли до наших дней память о замечательных строителях древнего Египта, на крови и костях которых были воздвигнуты эти величественные каменные громады, вызывающие удивление и восхищение всех, кто их когда-либо видел. Пирамиды сделали бессмертными не фараонов, а тот народ, чьими искусными и трудолюбивыми руками, камень за камнем, были сложены эти «рукотворные горы».

Египетское искусство 11 – 8 вв. до н. э. представляло собой сложную картину. Во времена длительных распадов государства не велось никакого крупного строительства. Последнее возобновлялось лишь в недолгие периоды укрепления страны при ее объединениях.

Значение искусства Древнего Египта для истории искусства других народов очень велико, как велико значение всего культурного наследия, оставленного египетским народом.

Список литературы

“Архитектура страны фараонов” - Целлар Каталина, стройиздат, научно-популярная библиотека школьника, Москва 1990.

“Семь чудес света” - Ганс Райхардт, 1996.

М. Матье. Искусство Древнего Египта. - М., Издательство “Искусство”, 1970.

Э. Морэ. Цари и боги Египта. - М., Алетейа, 1998.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.refcentr.ru/

topref.ru