История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Цинь Шихуанди — первый император объединенного Китая. Великие правители древнего китая


Всё, что нужно знать о китайских династиях

При правлении какой китайской династии был изобретён порох? Какая была лучшей – Хань, Мин, Суй? У каждой из них были свои взлёты и падения. Всё, что вы когда-либо хотели узнать о китайских династиях, но не осмеливались спросить, находится в этом списке. Мы расскажем о изобретениях, сделанных в период правления той или иной династии, и дадим реальное понимание жизни правителей Китая.

Самая легендарная династия: Ся (夏朝)

Ся – первая династия в истории Китая. Она правила с 2100-го до 1600 года до н.э. и заложила основы следующих пяти тысяч лет эволюции государства. Говорят, что правители Ся произошли от Жёлтого Императора Хуан-ди, древнего правителя племени, который одержал множество побед. Легенда гласит, что он был сыном дракона и унаследовал от него свою мощь. Семнадцать государей династии Ся, основанной Великим Юем (род. в 2059 году до н.э.), хвастали своей особой способностью предотвращать наводнения.

Достижения. В эпоху Ся началось литьё бронзы, эта империя обладала сильной армией. Но главное, она была первой династией в Древнем Китае, создавшей политику преемственности.

laowai.ru

Белые Боги, правители и населения Китая от времен глубокой древности до 19 века. | Блог Виктор Максименков

Целью данной статьи является познакомить широкий круг читателей с Белыми богами, правителями и населением Китая от времен глубокой древности вплоть до 19 века. Плюс показать настоящую территорию древнего Китая, и истинных строителей мегалитических сооружений того региона, таких как Великая Китайская стена и Пирамиды самого Китая.

Китайский фольклор хранит легенды о голубоглазых светловолосых людях, которые были создателями китайского государства и его первыми правителями и государственными деятелями.

Статья в видео формате часть 1:

По древней китайской легенде китайская цивилизация началась с того, что на небесной колеснице к ним прибыл Белый Бог Хуан Ди (Хан - авт.) и научил их всему: возделывать рис, строить дамбы, делать лодки и колесницы, копать колодцы, изготовлять музыкальные инструменты, лечиться иглоукалыванием, шить одежду и т.п. Он дал им календарь и письменность, научил иероглифам.

Изображение Хуан Ди в китайской культуре и традиции религии и мифа - одно из представлений первого бога. В даосской богословии он - Юаньши Тяньцзун, один из Трех Чистых, три изначальных эманации Дао. Он также является Цао Шаи («Высшая сила»)

Интересен тот факт, что по легендам тотемным животным Хуан Ди был медведь. Мы до сих пор называем большой и малый ковш Медведицой, а такую форму эти созвездия имели более 150 000 лет назад!!!

 Император (Именем Перуна - авт.) в Древнем Китае считался наделённым властью «Царём Космоса», который пребывал на «Небесном Северном полюсе». Для лучшего понимания почему Китайцы так считали рекомендую прочесть мою статью: https://cont.ws/@divo2006/636306 - Даария - Северная прародина человечества, и первая Луна земли Леля возврат из бездны моря, и тьмы тысячелетий. Город и пирамида в России возрастом 110000 лет.

В древнем литературном источнике, хронике «Юнаэ дадянь, свиток 11956» повествуется о путешествиях Хуан-Ди по Вселенной, для чего он использовал некое транспортное средство именуемое «Дракон Чен-Хуан». Согласно китайским хроникам, он прибыл со звезды Сю-аю-Юань – звезда Альфа Льва из созвездия Льва (чертога Расы).

Изображений летающих устройств из дальнего Востока присутствует великое множество, вот некоторые из них:

Китай 1200 год н.э.

В далеком прошлом люди использовали Объемную письменность, т.е. Узелковое письмо. Подробнее об этой письменности можно прочесть в моей статье: https://cont.ws/@divo2006/463187 - Узелковая письменность СЛАВЯН - Праписьменность всей Земли!

В древнекитайской традиции «веревка» это тоже самое как бог по-китайски, поэтому Узелковой письменности поклонялись и повсеместно использовали. С доисторических времен китайские узлы были символом гармонии, силы, единства и любви. Все китайские узлы симметричны, справа, слева, вверх и вниз. Традиционный цвет узлов - красный, так как этот цвет означает «удачу» в Китае. Все узлы в Китае разделены на две группы: магические- для использования в храмах или священнослужителями, и для ведения государственных дел, и повседневной переписке.

Искусство Узелковой письменности распространилось нашими предками и на соседние территории, такие как Корея и Япония.

Древнейшие упоминания об узелковом письме относят

cont.ws

Цинь Шихуанди — первый император объединенного Китая. Великие завоеватели

Цинь Шихуанди — первый император объединенного Китая

Так же как и в других древнейших цивилизациях, в Древнем Китае верили в жизнь после смерти, или, как мы привыкли говорить, в загробную жизнь. Китайцы верили, что в потустороннем мире они будут жить так же, как и на земле. Считалось, что чем больше у человека богатств, чем роскошнее он живет, тем больше богатств и слуг нужны и после смерти. Поэтому китайские императоры начинали строительство своих гробниц заранее. Как правило, императорские гробницы ни чем не уступали дворцам, в которых правители жили при жизни. Древние китайцы были уверены, что люди, которые окружают правителя и прислуживают ему в этом мире, несомненно, продолжат выполнение своих обязанностей и в загробной жизни. Когда умирал представитель родовитой знати, то в загробное путешествие с ним отправлялись не только предметы роскоши и деньги, вместе с хозяином уходили и его слуги. Так, например, китайские правители государства Шан (XVI–XI вв. до н. э.) погребали в своих гробницах прислугу и наложниц, чтобы те сопровождали их в загробной жизни. А тысячу лет спустя их далеким потомкам, завершающим земной путь, было достаточно снарядить с собой статуи из камня или терракоты, дабы не чувствовать себя одинокими в потустороннем мире. Однако никто не отправлялся в мир иной с такой многочисленной свитой, как великий император и объединитель Китая Цинь Шихуанди. Хотя к тому времени человеческие жертвоприношения в Китае уже не практиковались, в лучший мир с деспотом отправили не только многотысячную Терракотовую армию, но и всех тех, кому следовало обслуживать усопшего, — бездетных жен, наложниц и слуг.

Цинь Шихуанди — первый император объединенного Китая — вошел в историю как властный и жестокий, но мудрый правитель, реализовавший сразу два грандиозных проекта. Во-первых, он объединил шесть разрозненных мелких государств, на которые в то время делился Китай, и в 221 году до н. э. создал обширную империю, превратив ее в самое могущественное государство Азии. Впервые в истории Китай стал единым, а Шихуанди принял титул «первого императора». Второй несомненной заслугой этого могущественного властителя стало то, что он соединил уже существовавшие оборонительные сооружения и, подчинив их единому замыслу, построил одно из самых уникальных и грандиозных сооружений всех времен и народов — Великую Китайскую стену.

Ин Чжэн, в будущем Цинь Шихуанди, появился на свет в 259 году до нашей эры в Ханьдане (в княжестве Чжао), где его отец Чжуан Сянван, сын вана от простой наложницы, был заложником. При рождении ему было дано имя Чжэн — «первый» (по названию месяца рождения, первого в календаре). Матерью будущего правителя была наложница, прежде состоявшая в связи с влиятельным придворным Люй Бувэем. Именно благодаря интригам последнего Чжэн унаследовал престол, что породило слухи, будто Люй Бувэй — настоящий отец Чжэна. Уже в 13 лет Ин Чжэн занял место правителя одного из феодальных царств Китая — царства Цинь, которое было самым могущественным государством в Поднебесной. Государственное устройство этого царства отличалось мощной военной машиной и многочисленной бюрократией. Все шло к объединению Китая во главе с династией Цинь. Однако государства Среднего Китая смотрели на Шэньси (горная северная страна, служившая ядром циньских владений) как на варварскую окраину. До 238 года Чжэн считался несовершеннолетним, и всеми государственными делами занимался Люй Бувэй как регент и первый министр. Чжэн был многим обязан ему, прежде всего укреплением своего авторитета во дворце. Люй Бувэй учил своего подопечного: «Тот, кто желает побед над другими, должен одержать победу над собой. Тот, кто хочет судить людей, должен научиться судить самого себя. Тот, кто стремится познать других, должен познать самого себя».

В эти годы будущий император впитал популярную при дворе тоталитарную идеологию легизма, наиболее ярким представителем которого в то время был Хань Фэй. Взрослея, настойчивый и своенравный Ин Чжэн стремился к сосредоточению в своих руках всей полноты власти и, судя по всему, отнюдь не собирался идти на поводу у своего первого советника. Обряд посвящения в совершеннолетие должен был состояться в 238 году, когда Ин Чжэну исполнялось двадцать два года. Имеющийся исторический материал свидетельствует о том, что за год до этого события Люй Бувэй пытался сместить Ин Чжэна. Еще за несколько лет до этого он приблизил к его матери одного из своих помощников, Лао Ая, пожаловав ему почетный титул. Лао Ай очень скоро добился ее расположения и стал пользоваться неограниченной властью. В 238 году до н. э. Лао Ай похитил царскую печать и вместе с группой своих приверженцев, мобилизовав часть правительственных войск, пытался захватить дворец Цинянь, где в то время находился Ин Чжэн. Однако юному правителю удалось раскрыть этот заговор — Лао Ай и девятнадцать крупных чиновников, руководителей заговора, были казнены вместе со всеми членами своих родов; свыше четырех тысяч семей, замешанных в заговоре, были лишены рангов и сосланы в далекую Сычуань. Все воины, участвовавшие в подавлении мятежа Лао Ая, были повышены в звании на один ранг. В 237 году до н. э. Ин Чжэн отстранил от должности организатора заговора Люй Бувэя. Продолжавшиеся аресты и пытки участников мятежа, по-видимому, тревожили бывшего первого советника. Страшась дальнейших разоблачений и надвигавшейся казни, Люй Бувэй в 234 году до н. э. покончил жизнь самоубийством. Жестоко расправившись с мятежниками и наведя порядок внутри царства, Ин Чжэн приступил к внешним завоеваниям.

В попытках подчинить разрозненные царства Ин Чжэн не гнушался никакими методами — ни созданием обширной шпионской сети, ни подкупом и взятками, ни помощью мудрых советников, первое место среди которых занял влиятельный сановник, выходец из царства Чу, Ли Сы. Обладавший огромной работоспособностью и аналитическим талантом, позднее этот человек занял при дворе Цинь Шихуанди должность главного советника (иначе — премьер-министра или канцлера). За время исполнения этих обязанностей Ли Сы определял политику и идеологию Циньского государства, в соответствии с его идеями государство превратилось в жестокую военизированную машину управляемую сложным бюрократическим аппаратом. Под началом Ли Сы были упорядочены меры и веса, приведена к единому стандарту китайская письменность и введен единый шрифт. Ли Сы, как и Цинь Шихуанди, был яростным противником конфуцианства, и впоследствии многие ученые, являвшиеся сторонниками этого учения, подвергались жестоким репрессиям.

В 230 году по совету Ли Сы Ин Чжэн отправил огромную армию против соседнего царства Хань. Циньцы разбили ханьские войска, захватили в плен ханьского царя Ань Вана и заняли всю территорию царства, превратив его в циньский округ. Это было первое царство, завоеванное Цинь. В последующие годы циньская армия захватила царства Чжао (в 228 г.), Вэй (в 225 г.), Янь (в 222 г.) и Ци (в 221 г.). «Как шелковичный червь пожирает лист тутового дерева», говорится в «Исторических записках», так молодой царь покорил шесть крупных царств. В тридцатидевятилетнем возрасте Ин Чжэн впервые в истории объединил весь Китай. «Такой незначительный человек, как я, — с ложной скромностью заявлял Чжэн, — поднял войска для того, чтобы наказать мятежных князей, и с помощью священной силы предков наказал их, как они того заслужили, и водворил, наконец, в империи мир».

Всего 17 лет понадобилось Ин Чжэну, чтобы завоевать все шесть царств, на которые в то время делился Китай, и объединить их в одно мощное государство, столицей которого стал город Сиань. Историки считают, что многие сотни тысяч погибли или стали пленными в ходе завоевания, которое раздвинуло границы владений Чжэна от западных плоскогорий до восточных морей, между которыми пролегает около 1200 миль, и сделало его первым правителем объединенного Китая.

Итак, к 221 году царство Цинь победоносно закончило длительную борьбу за объединение страны. На месте разрозненных царств создается единая империя с централизованной властью. Одержав блестящую победу, Ин Чжэн все же понимал, что одной военной силы недостаточно для того, чтобы прочно удержать в своих руках территорию, население которой в три с лишним раза превышало число жителей царства Цинь. Поэтому сразу же после завершения военных действий он провел серию мероприятий, направленных на укрепление завоеванных позиций. Прежде всего Ин Чжэн обнародовал указ, в котором перечислил все грехи шести царей, якобы «творивших смуту» и препятствовавших водворению мира в Поднебесной. Ин Чжэн заявил, что в гибели шести царств повинны в первую очередь их правители, которые пытались уничтожить Цинь. Издание подобного указа было необходимо для морального оправдания как самого завоевания, так и тех жестоких методов, при помощи которых оно совершалось. Вторым шагом к упрочению верховной власти Цинь над всей завоеванной территорией являлось принятие Ин Чжэном нового, более высокого титула, нежели царский. Его завоевание, как он считал, не имело аналогов в истории и давало ему заслуженное право на новое имя и титул. Судя по сообщению древнекитайского историографа Сыма Цяня, Ин Чжэн предложил своим приближенным обсудить выбор его тронного имени.

Основываясь на предложениях своих советников, Ин Чжэн принял тронное имя Цинь Шихуанди. Чтобы показать свое превосходство над обычным царем — ваном, правитель выбрал себе титул «хуан», что означает «августейший повелитель». К этому титулу он добавил слово «ши», означающее «первый», и слово «ди», которое через тысячелетие стало означать «император», а первоначально означало «божественный правитель». Выбранный императором титул был созвучен имени одного из величайших персонажей древних китайских мифов и национальной истории — Хуанди, Желтому Владыке. Ин Чжэн, приняв имя Цинь Шихуанди, полагал, что его самого и его потомков ждет великая слава Хуанди. «Мы — Первый Император, — величественно объявил он, — и наши наследники будут известны как Второй Император, Третий Император и так далее, в бесконечной череде поколений». Первоначально термины «хуан» (властитель, августейший) и «ди» (император) употреблялись порознь, а их дальнейшее объединение было призвано подчеркнуть единовластие и могущество правителя огромного государства. Созданный таким образом императорский титул просуществовал очень долго — до Синьхайской революции 1912 года, до самого конца имперской эры.

Колоссальная кампания по объединению Поднебесной была завершена. Прежняя столица царства Цинь, город Сяньян на реке Вэйхэ (совр. Сиань), была (в 221 году до н. э.) объявлена столицей империи. Туда были переведены сановники и вельможи всех завоеванных царств. Когда завершилось объединение всей страны, встал вопрос о том, как быть с завоеванными царствами. Некоторые сановники советовали императору Шихуанди отправить туда правителями своих сыновей. Однако глава судебного приказа Ли Сы не согласился с таким решением и, ссылаясь на печальный пример династии Чжоу, заявил: «Чжоуские Вэнь-ван и У-ван жаловали владения во множестве сыновьям, младшим братьям и членам своей фамилии, но впоследствии их потомки стали отчужденными и сражались друг с другом как заклятые враги, владетельные князья все чаще нападали и убивали друг друга, а чжоуский Сын Неба не был в состоянии прекратить эти междоусобицы. Ныне, благодаря вашим необыкновенным дарованиям, вся земля среди морей объединена в одно целое и разделена на области и уезды. Если теперь всех сыновей ваших и заслуженных чиновников щедро одарить доходами от поступающих податей, то этого будет вполне достаточно, и Поднебесной станет легче управлять. Отсутствие различных мнений о Поднебесной — вот средство к установлению спокойствия и мира. Если же снова поставить в княжествах владетельных князей, будет плохо». Цинь Шихуанди последовал этому совету. Опасаясь междоусобных войн, он отказался предоставлять самостоятельные земельные владения своим сыновьям, мотивируя это заботой о сохранении мира в Поднебесной. Тем самым он укрепил свою личную власть. 

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

9 необычных китайских императоров

Долгая история Китайской империи насчитывает большое количество правителей-императоров. Среди них были и неадекватные. Однако сильно удивляет их сходство с действующими чиновниками со всего мира.

1. Лю Синь (Ай-ди) — гомосексуальный император

Император Лю Синь (7-1 гг. до н.э.) из династии Хань, имел связь с чиновником Дун Сянь. Однажды они спали в одной постели, при этом Дун Сянь уснул на рукаве императорской одежды. Проснувшись, Лю Синь решил не тревожить сон партнёра, поэтому отрезал рукав своей одежды. С тех пор в китайском выражении появилась фраза «страсть отрезанного рукава», обозначающую однополую любовь.

2. Сяо Баоцзюань – неадекватный император

Сяо Баоцзюань (499—501 гг.) был императором династии Южная Ци. В возрасте 15 лет, получив власть, казнил большинство врагов, друзей и союзников. Уничтожал он также и обычных людей без причины просто попавшись ему на глаза. Многие жители были вынуждены уехать из столицы. Из-за подобного поведения был свергнут в результате бунта после 2-х лет правления.

3. Сяо Янь (У-ди) — бодхисаттва император

Сяо Янь (502 – 549 гг.) – основатель династии Лян. Он верил в буддизм и стал монахом. Сменил царский халат на монашескую робу. Наравне с другими монахами жил в храме и ежедневно убирал его. За это получил прозвище «бодхисаттва император».

4. Ли Хэн – император-шахматист

Ли Хэн (756-762 гг.) – император династии Тан. Чтобы во время восстаний и боёв не было слышно звуков передвижения фигур в моменты игр, он стал изготавливать шахматы из дерева.

5. Ли Сюань (Си-цзун) – любитель футбола

Ли Сюань (873—888 гг.) – император династии Тан. Был большим любителем цуцзюй. Цуцзюй – древняя китайская игра в мяч или ранняя форма футбола. В эту игру он заставлял играть чиновников – те, кто играл хорошо, продвигались по службе, а кто плохо, были казнены.

6. Ли Юй – император-поэт

Ли Юй (961— 975 гг.) – последний император династии Южная Тан. Был весьма некомпетентным политиком, но весьма выдающимся поэтом. Помимо поэзии увлекался и другими искусствами — живописью, каллиграфией и т.д.»

7. Чжу Хоучжао – самый несерьёзный император

Чжу Хоучжао (1505—1521 гг.) – император династии Мин. Вместо занятий государственными делами занимался исключительно развлечениями – охотой, рыбалкой, верховой ездой, стрельбой и т.д. Любил усыновлять людей, понравившихся ему – таких «приёмных детей» было около 100.

8. Чжао Цзи (Хуэйцзун) – император-художник

Чжао Цзи (1100—1125 гг.) – император династии Сун. Как и Ли Юй любил искусство больше политики. Увлекался музыкой, чайными церемониями, но прославился именно как художник. Например, его популярная картина «Драконий камень»:

Однако пренебрежение политикой не прошло бесследно – империя потеряла свои северные земли.

9. Чжу Юцзяо – император-плотник

Чжу Юцзяо (1620-1627 гг.) – император династии Мин. Вместо государственных дел занимался столярными и плотницкими работами, а также считал себя вторым Конфуцием.

Читайте также:

solnechnyj-kitaj.ru

Правительницы Китая | Синология.Ру

    Китайская общественно-политическая традиция была ориентирована исключительно на мужчин. Более того, всякое вмешательство женщин в политические дела, не говоря уже об управлении какой-либо административной областью или страной, не предусматривалось в принципе. Лицам, причастным к власти, предписывалось остерегаться влияния со стороны близких им женщин, ибо это, по традиционным представлениям, могло привести лишь к несчастьям. И тем не менее, в истории Китая можно найти целый ряд случаев, когда женщины оказывали немалое влияние на государственные дела и даже оказывались у кормила власти.   В этом плане интересно отметить, что среди мифических героев древности встречается персонаж женского рода – Нюй-гуа (или Нюй-ва). Ей приписывается не больше, не меньше, чем капитальный ремонт Неба и Земли после нарушения порядка во Вселенной из-за борьбы других мифических героев. Она, спасая людей, заделала расплавленными камнями отверзшиеся в Небе пробоины, подпёрла углы небосвода отрубленными ею ногами огромной черепахи, убила творившего на Земле зло чёрного дракона, изгнала досаждавших людям хищных зверей и птиц, преградила дорогу надвигавшемуся потопу кучами пепла от сожжённого ею тростника (см. [5, с. 62–63]). Именно Нюй-гуа приписывается и само создание рода людского: она вылепила людей из глины по своему образу и подобию, сидя на берегу пруда и глядя на своё отражение в воде. По другой, менее чудодейственной версии, людской род пошёл от её брака с Фу-си (см. подробнее: [5, с. 46, 59]).   Другая версия мифа о Нюй-гуа изображает её как правительницу, действовавшую после смерти её мужа/брата, правителя Фу-си. Вот как звучит эта легенда в изложении жившего в VIII в. учёного Сыма Чжэня, написавшего дополнение к классическому труду древнекитайского историка Сымя Цяня «Исторические записки» (Ши цзи): «Нюй-гуа носила фамилию Фэн. [Она] имела тело змеи и голову человека. [Она] обладала священными совершенными добродетелями. [Она] вступила на престол, сменив Фу-си... [Она] ничего не изменила и не сотворила нового... Заслуги её были высоки и поэтому её включили в число Трёх [почитаемых] властителей» [1, т. I, с. 346]. Некоторое противоречие между ничегонеделанием правительницы и её «высокими заслугами» имеет своё объяснение. В заслугу Нюй-гуа ставилось восстановление и тем самым сохранение того благостного положения, которое было до разрушения порядка во Вселенной: «И тогда (т.е. в результате её действий. – А.Б.) Земля стала ровной, Небо целым и прежний порядок вещей не изменился» [1, т. I, с. 346]. Этот миф свидетельствует, что всё же в какой-то степени китайская традиция допускала возможность властвования женщины.   Первой не мифической, вполне реальной правительницей Китая стала императрица Люй-хоу – жена основателя династии Хань Лю Бана (императора Гао-цзу, 202–195 гг. до н.э.). Она захватила власть после смерти мужа, и, не принимая императорского титула, первоначально правила «от имени» получившего престол наследника – её сына Сяохуй-ди.   Он был возведён на престол именно усилиями императрицы Люй-хоу, поскольку основатель династии намеревался сделать наследником своего сына от любимой наложницы Ци, а это сделало практически неизбежным и её собственный приход к реальной власти. Будучи женой Лю Бана ещё до его воцарения, она активно помогала мужу в борьбе за престол и в деле «собирания» раздираемой междоусобицами страны под свою власть. Отсюда отнюдь не случайным выглядит замечание Сыма Цяня, что «император Гао-ди (он же Гао-цзу. – А.Б.) и императрица Люй-хоу совместно утвердили Поднебесную» [1, т. II, с. 214]. После же смерти Сяохуй-ди в 188 г. до н.э., реальная власть императрицы признавалась всеми вполне открыто. Сымя Цянь обрисовывает сложившуюся тогда ситуацию следующим образом: «Наследник престола занял трон и был объявлен императором... На первом году его правления все указы и распоряжения стали исходить от вдовствующей императрицы... Вдовствующая императрица Люй, используя своё высокое положение... захватила власть и правила единолично» [1, т. II, с. 204, 222].   В 184 г. императрица Люй-хоу решила избавиться от номинально правившего императора, посчитав его покорность сомнительной, поскольку кроме покойного Сяохуй-ди у неё не было сыновей, и упомянутый правитель не был связан с ней узами родства. Она, как повествует летопись, «низложила и убила его» [1, т. II, с. 207], возведя на престол следующую марионетку. С тех пор, как свидетельствует Сыма Цянь, «счёт годам правления [нового императора] не вёлся, так как делами Поднебесной правила вдовствующая императрица» [1, т. II, с. 207–208]. Летописание, которое велось в Китае по годам правящего императора, стало, как явствует из текста Сыма Цяня, вестись по годам правления Люй-хоу. И вся глава, описывающая то время в его труде, получила заглавие «Основные записи о деяниях императрицы Люй-хоу» (см. [1, т. II т. 2, с. 200–220]).   Эта глава содержит бесконечные описания интриг, сопровождавших то скрытую, то открытую борьбу между кланом Люй (родичами императрицы) и противодействовавшими их возвышению кланами, которые были причастны к власти прежде. При этом даётся весьма негативная оценка её царствования: «После кончины Сяохуй-ди императрица Гао-хоу (т.е. Люй-хоу. – А.Б.) стала управлять делами, но, будучи в преклонном возрасте, [всячески] потворствовала членам рода Люй, самолично низложила императора и поставила на его место другого. Кроме того, убила одного за другим трёх ванов (князей. – А.Б.) во [владении] Чжао (т.е. сыновей основателя династии. – А.Б.). Она уничтожила владельцев [уделов] Лян, Чжао и Янь, чтобы поставить там у власти членов рода Люй, [а также] раздробила владение Ци на четыре части. Когда же верные слуги престола выступили с увещеваниями, императрица, разум которой помутился, не слушала их» [1, т. II, с. 212–213].   Однако в своём личном, авторском заключении о периоде правления императрицы Люй, Сыма Цянь даёт совершенно иную и весьма положительную оценку результатов её царствования: «Во времена правления императора Сяохуй-ди и императрицы Гао-хоу простой народ смог избавиться от тягот [предшествующего] периода Воюющих царств (Чжаньго, 403–222 гг. до н.э.). Правители и подданные вместе стремились к отдыху [от невзгод] и [воплощению в жизнь принципа] недеяния (когда всё идёт нужным порядком без особых усилий. – А.Б.). Именно поэтому император [Сяо]хуй-ди сидел, сложа руки, а правительница Гао-хоу осуществляла управление за него. И, хотя она правила, не выходя из дворцовых покоев, Поднебесная была спокойна. Всякого рода наказания применялись редко, преступников было мало. Народ усердно занимался хлебопашеством, одежды и пищи было вдоволь» [1, т. II, с. 220]. Положительную оценку внутриполитического курса, проводившегося нашей героиней, можно найти и у современных китайских историков. Например, Ян Цзяньюй отмечает, что она придерживалась традиционно восхваляемого ортодоксальной идеологией принципа: «уделять главное внимание сельскому хозяйству и сдерживать торговлю», а также осуществляла различные меры по оказанию помощи народу (см. [7, с. 155]).   Следующий случай прихода женщины к власти наблюдается в истории династии Цзинь (265–420 гг.), когда управление страной попало в руки императрицы Цзя-хоу (256–300 гг.). Её звали Цзя Нань-фэн. Она была дочерью одного из крупных вельмож при цзиньском дворе и стала наложницей наследника престола Сыма Чжуна. Когда в 290 г. он унаследовал трон, то сделал её своей императрицей. В китайских летописях есть сведения, что новый правитель оказался слабоумным, но современные исследователи склонны сомневаться в этом (см. [7, с. 227]). Так или иначе, но он не смог успокоить начавшиеся в стране вооружённые мятежи, и к управлению подключилась его мать и дед из рода Ян. С другой стороны, императрица Цзя стала пытаться прибрать к рукам государственные дела. С помощью одного из сородичей императора она умертвила обоих соперников, а затем в середине 291 г. убила и этого сородича вместе с целым рядом других высокопоставленных лиц из числа императорской родни. Фактическая власть в стране перешла полностью в её руки. Именно эти кровавые события, как полагают китайские историки, послужили причиной начала длительной междоусобной борьбы в империи Цзинь, получившей наименование «мятежа восьми князей» (см. [7, с. 227]).   Здесь можно усомниться, ибо военные мятежи, как отмечалось, начались в стране ещё во время прихода к власти Сыма Чжуна (императора Хуй-ди), и возникновение их было предопределено тем, что Сыма Янь, основатель династии Цзинь, раздал уделы своим многочисленным родичам.   Что же касается неразборчивости в средствах, избранных императрицей Цзя для своего возвышения, то это, конечно, сказалось на её авторитете и послужило причиной предельно негативной оценки её правления в анналах истории. Последнее характеризуется как «узурпаторское». Ей приписывается безудержное пьянство и разврат, которым она предавалась вместе со своей матерью, а также мздоимство и произвол, что в совокупности привело к «погружению всей политики во мрак». В начале 300-х гг. по её приказу был отравлен наследник престола. Это переполнило чашу терпения оставшихся в живых сородичей императора из рода Сыма, и один из них двинул свои войска на столицу, схватил императрицу Цзя, низвёл её в простолюдины, посадил под арест и вскоре отравил (см. [7, с. 229]).   Возможно, в оценке жизни и деятельности императрицы Цзя летописцы несколько сгустили краски. Каким-то оправданием для неё может служить та ситуация, которая, как упоминалось выше, сложилась тогда в Китае отнюдь не только по её вине. В течение всех 90-х гг. III в. в империи Цзинь шла жестокая междоусобная борьба, сопровождавшаяся придворными и аристократическими интригами, заговорами и убийствами. Поэтому можно сказать, что Цзя действовала вполне в духе своего времени.   Во второй половине V в. в империи Северная Вэй управлявшейся правителями из народности тоба, власть вновь оказалась в руках женщины-императрицы Фэн. Её деятельность уже освещалась нами в специальном докладе на XXXIV конференции «Общество и государство в Китае», поэтому лишь отметим, что находясь у кормила правления, императрица Фэн стала последовательно осуществлять курс на восстановление в стране китайских образцов и порядков, постепенно изживая тобгачские традиции.   Во второй половине VII в. престол снова оказался в руках женщины – одной из самых известных в истории Китая правительниц У Цзэтянь (624–705). Она происходила из семьи состоятельного торговца древесиной, жившего в городе Вэньшуй (совр. пров. Шэньси). Её мать была в дальнем родстве с недавно свергнутой династией Тан (618–907) и отец стал одним из высоких сановников при новой власти. Когда У Цзэтянь достигла 14 лет, её заметил и «приблизил» пришедший к власти в 627 г. император Тай-цзун. После его смерти в 649 г. она, как и все прочие императорские наложницы, была вынуждена уйти в буддийский монастырь Ганье. Но ещё раньше она была замечена сыном и наследником прежнего владыки императором Гао-цзуном. В 654 г. он вытребовал её из монастыря, сделав своей фавориткой. Её интересы пришли в столкновение с интересами соперницы – законной императрицы Ван-хуанхоу. И уже через год, в 655 г., У Цзэтянь добилась своего: императрица была лишена своего титула, и он перешёл к бывшей фаворитке.   Пользуясь плохим здоровьем императора, новая императрица начала постепенно прибирать к рукам государственные дела. Это встретило противодействие со стороны ряда высокопоставленных сановников и поддерживающей их знати северо-западных районов страны. Но, найдя поддержку в кругах аристократических кланов востока и юго-востока страны, она взяла верх над оппозицией, и к 661 гг. захватила практически полный контроль над аппаратом государственного управления. Её победа во внутренней борьбе была отнюдь не случайной, ибо последующая историческая традиция описывает её как женщину твёрдую, волевую, умную и расчётливую. В 674 г. она закрепила своё положение, сменив титул и назвавшись «Небесной императрицей», на основании чего предписала именовать себя вместе с супругом «двумя государями» [6, с. 466]. По образному выражению К.А. Харнского, муж при ней исполнял лишь функцию «граммофона» [4, с. 140].   После смерти Гао-цзуна в 683 г. реальная власть оставалась в её руках, но Чжун-цзуна, получившего по наследству престол императора, это не устраивало. Он попытался изменить ситуацию в свою пользу, однако был немедленно разжалован из императора в князя (ван) и сослан в провинцию. На престол был посажен следующий марионеточный правитель – Жуй-цзун. Он не делал попыток отстранить У Цзэтянь, но со временем её самоё перестало устраивать занимаемое ею «теневое» положение. В 690 г. она сместила Жуй-цзуна с престола и провозгласила себя «императором» – основателем новой династии Чжоу. Все эти действия, естественно, встретили сопротивление определённой части сановников и военных. В 684–688 гг. ей пришлось усмирять вспыхнувшие военные бунты (список казнённых ею высокопоставленных сановников насчитывает более 20 имён), но ей удавалось подавлять недовольство и удерживать власть.   Передают, что для смягчения недовольства придворных чинов самим фактом появления императора-женщины, она поначалу появлялась на официальных приемах с подвязанной бородой (см. [4, с. 164]). Возможно, это лишь легенда, но сама по себе идея подобного поведения встречалась в мировой политической практике: древнеегипетская царица Хатшепсут (1525–1503 гг. до н.э.), которая, отстранив правителей, объявила себя фараоном, также изображалась с бородой на открытых археологами каменных барельефах.   Для поднятия своего авторитета У Цзэтянь объявила себя Майтрейей – воплощением ещё не рождённого Будды, а своих придворных дам – бодхисатвами, т.е. людьми, достигшими высшей (исключая самого Будду) степени просветления. Вообще она всячески покровительствовала буддизму и даосизму. И здесь сказался не только её опыт пребывания в буддийском монастыре. Она искала в многочисленных в то время монастырях и широком слое буддийских и даоских монахов идеологической и политической поддержки своей власти. Кроме того, это оказывалось полезным и для нужд практикуемой ею завоевательной политики в Центральной Азии, где буддизм являлся преобладающим вероучением. При этом отнюдь не ущемлялось и конфуцианство. При ней была усовершенствована система экзаменационных испытаний для продвижения чиновников по служебной лестнице, которая требовала знания классических конфуцианских канонов.   У Цзэтянь продолжала активную внешнюю политику, проводившуюся первыми императорами из династии Тан. Было совершено несколько походов в Корею, в результате чего в 668 г. на севере страны было учреждено китайское военное наместничество. В целом успешные для Китая боевые действия велись против Восточного и Западного тюркских каганатов. В отвоёванных районах Западного Края (Центральной Азии) также организовывались китайские военные губернаторства. Упорные войны велись и с тибетцами, которые к началу 90-х гг. VII в. были потеснены китайскими войсками. Посольства и религиозные миссии направлялись сухопутными и морскими путями в Индию. Было закреплено китайское господство во Вьетнаме. В общем и целом, империя Тан, переименованная, как отмечалось, в Чжоу, в течение достаточно долгих лет реального правления У Цзэтянь продолжала находиться на стадии расцвета своей политической мощи, экономики и культуры, начавшегося ещё при её предшественниках.   В 705 г., когда правительнице исполнился 81 год, её железная хватка стала ослабевать. Этим не преминули воспользоваться её скрытые противники. Группа заговорщиков, которую возглавляли канцлеры (два первых лица после императора в государстве) и главнокомандующий войсками устроили дворцовый переворот. У Цзэтянь заставили отречься от престола и передать власть её сыну и наследнику Чжун-цзуну. Была восстановлена династия Тан. Вскоре, в том же году, У Цзэтянь умерла и была похоронена рядом с могилой своего мужа и прахом прежних императоров из династии Тан.   Пример У Цзэтянь подтолкнул к захвату власти ещё одну представительницу слабого пола – императрицу Вэй-хоу (?–710). Она была уроженкой столицы – города Чанъань, и стала наложницей императора Чжун-цзуна (656–710), взошедшего на престол после У Цзэтянь. Воцарившись, он сделал её императрицей и, более того, разрешил ей принимать участие в политических делах. Она в сообществе с несколькими своими родичами быстро приобрела весомую власть и стала по своему усмотрению убивать и казнить людей, в том числе крупных и авторитетных сановников. В своих устремлениях она явно намеревалась подражать У Цзэтянь, но, очевидно, ей не хватало расчетливости и умения покойной императрицы. Вэй-хоу раздавала титулы за деньги придворным дамам, сгоняла на строительство храмов множество людей и даже умертвила наследника престола. Затем, очевидно, рассчитывая получить всю полноту власти, в середине 710 г. отравила Чжун-цзуна и возвела на престол его младшего сына Шан-ди. Но прочие императорские родичи не смирились с этим. Началась вооружённая борьба за престол. Один из них – Ли Лунцзи (внук Гао-цзуна по одной из младших линий родства) ввёл в столицу войска и убил императрицу Вэй-хоу. В том же 710 г. погиб от рук  другого отпрыска царствующего рода и Шан-ди (см. [7, с. 511–513]). На престоле на долгие годы закрепился Ли Лунцзи – император Сюань-цзун (685–762).   Следующий зафиксированный в китайских летописях случай прихода женщины к высшей власти относится к концу XI в. После смерти императора Шэнь-цзуна (1048–1085) из династии Сун (960–1279), престол унаследовал его восьмилетний сын, а практическое руководство страной перешло к императрице Гао-тайхоу (1032–1093) – матери покойного монарха. Она происходила из самых крупных сановников, и её свояченица была императрицей – женой Жэнь-цзуна (1010–1063). Ещё до своего прихода к власти она активно включилась в острую внутреннюю борьбу по поводу реформ, проводившихся в то время по инициативе Ван Аньши и его сторонников. Её симпатии были на стороне противников реформ, и она вкупе с другими императорскими родичами добилась отставки Ван Аньши и постепенного восстановления прежних порядков. Во внешней политике она придерживалась тактики уступок теснившим империю соседям и передала ряд территорий на северо-западе тангутскому государству Западное Ся. Умерла в 1093 г. в столице – городе Кайфэне своей смертью (см. [7, с. 731]).   В один из трудных моментов китайской истории, когда империя Сун (вернее, Южная Сун, поскольку в её распоряжении оставались лишь южные районы страны) доживала последние годы под ударами монгольских завоевателей, высшая власть вновь оказалась в женских руках. В 1274 г., когда умер император Ду-цзун, его наследнику было всего три года. Поэтому управление перешло к его бабке – императрице Се Тайхоу (1210–1283). Её собственное имя было Се Даоцин. Она происходила из современной провинции Чжэцзян, была матерью скончавшегося Ду-цзуна и императрицей при его приемном отце Ли-цзуне (1204–1205). В это время китайские войска потерпели очередное поражение от наступавших монголов, которые уже овладели большей частью страны и провозгласили здесь свою империю – Юань (1271–1368) со столицей в Пекине (Даду). Императрица отправляла к монгольскому командованию посланцев с грамотами, прося пощады. В начале 1276 г. ей вместе с мальчиком-императором пришлось сдаться монголам на милость победителя. В том же году она была отправлена в Пекин к хану Хубилаю, принявшему титул китайского императора. Здесь они были милостиво приняты и даже получили из его рук титулы знатности. Умерла бывшая императрица своей смертью в 1283 г. (см. [7, с. 755]).   Конец монархической формы правления в Китае также оказался сопряжён с нахождением женщины у кормила правления. После смерти в ноябре 1861 г. императора Вэнь-цзуна, правившего под девизом Сянь-фэн (1851–1861), его наложница и мать наследника престола Цыси (Ехенара – маньчжурка по происхождению, 1834–1908) вместе с императрицей Сяо Чжэнь совершили государственный переворот. Они арестовали членов существовавшего тогда при императоре Регентского совета, казнили его главу Су Шуня и образовали совместное регентство, получившее название «заслушивание докладов о государственных делах из-за опущенных занавесок». Такая «отгороженность» объясняется тем, что смотреть на жён императора никому не полагалось. Соответственно избранный для нового императора девиз правления (Тунчжи) означал в переводе «Совместное правление». Но императрица Сяо Чжэнь предпочитала не заниматься государственными делами, полностью передоверив их Цыси. «Совместность» её правления с сыном-императором тоже была лишь формальным прикрытием её власти. Правда, на первых порах она передала часть властных полномочий князю (вану) Гуну, получившему титул «Князя-советника по государственным делам», но в 1865 г. отстранила его и стала решать все дела единолично, с участием ограниченного круга чиновников, которым она доверяла.   После смерти императора в 1874 г. Цыси возвела на престол своего племянника, правившего под девизом Гуан-сюй (1875–1908). Ему к тому времени было всего три года, поэтому её регентство осталось неизменным. В 1886 г., когда император повзрослел, она объявила, что передаёт ему власть. Но «по просьбе сановников» и «прислушиваясь к мнению народа», «согласилась» оставить за собой «политическую опеку». Это выражалось в предписании: «во всех вопросах следует испрашивать указаний императрицы, и только после этого всё необходимое представлять на доклад императору» [3, с. 387–388]. Затем в 1889 г. она объявила, что «удаляется от дел», чтобы император мог «править самолично». Но фактически по-прежнему окончательные решения зависели от неё. Отличие от прежнего выражалось лишь в том, что теперь сначала просматривал доклады и предложения император, а после того заслушивались указания Цыси (см. [3, с. 388–389]).   Но даже такая, почти номинальная раздвоенность власти породила образование в правящей верхушке двух противодействующих лагерей – «партии императора» и «партии императрицы». Их позиции по вопросам насущных политических дел часто приходили в столкновение. Например, вступать или не вступать в войну с Японией в 1894 г., проводить или не проводить демократические преобразования в 1898 г, и так далее. Последняя из названных проблем привела к резкому обострению отношений императрицы и императора, ибо монарх склонялся к поддержке реформаторов, а окружение Цыси выступило категорически против. В результате, в сентябре 1898 г. Цыси вновь вернулась к единоличной власти, посадив императора фактически под домашний арест в одной из дворцовых палат и разгромив императорский стан.   Почти пятидесятилетнее правление императрицы Цыси и её выдвиженцев и приспешников обычно расценивается как однозначно реакционное, а сама она характеризуется как властолюбивая и жестокая интриганка. Безусловно, в этом есть доля правды. Но, думается, оценивая её правление, следует учитывать и ту общую ситуацию, в которой оказался Китай в конце XIX в. Ставшая очевидной к тому времени технико-экономическая отсталость Китайской империи от европейских держав, вкупе с США и Японией вставших на путь колониальных захватов, сделала неминуемой постоянную сдачу позиций и поражение Китая в противостоянии с ними. И здесь следует отметить, что правительство Цыси не только шло по капитулянтскому пути, но вместе с тем проводило в 60-х – 90-х гг. XIX в. политику «самоусиления» – модернизации промышленного производства и вооружённых сил, что имело целью накопление сил для достойного сопротивления в дальнейшем внешнему напору. Разгромив реформаторов и демократический лагерь в 1898–99 гг., оно в начале XX века всё же взяло курс на существенные политические и общественные преобразования, получившие наименование «новой политики». Но всё же эти усилия оказались слишком поздними и не смогли спасти действительно изживавшую себя императорскую власть.   Чувствуя приближение смерти, Цыси в 1908 г. отравила императора и в том же году скончалась. На престоле оказался младенец-правнук императора, правившего страной в 1820–1850 гг. – Пу И (1906–1967). Регентство захватила жена отравленного монарха – императрица Лунюй-тайхоу (1868–1913). Она продолжила курс «новой политики», но в то же время допустила увеличение налогового бремени, что вызвало крестьянские бунты; игнорируя протесты, передала железные дороги иностранным компаниям; выдвигала на министерские посты своих маньчжурских родственников, затирая китайцев; затягивала назревшее к тому времени принятие конституции; прибегала к военным методам подавления сопротивления (см. [7, с. 965–966]). Всё это вызывало недовольство как в правящих кругах, так и в широких слоях населения. В результате в октябре 1911 г. в стране вспыхнула революция, и в феврале 1912 г. китайская монархия пала.   Следует также отметить, что влияние женщин на политические дела в Китае не исчерпывалось случаями их непосредственного (номинального или же реального) прихода к власти. Иногда оно проявлялось без какого-либо официального оформления. Например, известно, что значительное влияние на основателя династии Мин (1368–1644) Чжу Юаньчжана (1328–1398) оказывала его первая жена – императрица Ма. Она помогала ему в рассмотрении государственных дел и, как могла, смягчала его жестокий нрав (см. [2, с. 225–226]). Однако подобное влияние, как правило, оставалось не известным составителям китайских летописных сочинений и потому во многих случаях его можно предполагать только гипотетически. В этом плане хотелось бы закончить данное повествование примером Цзян Цин – жены и соратницы Мао Цзэдуна в последние годы его жизни, активность которой в так называемой культурной революции широко известна. Литература 1. Сыма Цянь. Исторические записки (Ши цзи). Т. I. М., 1972. Т. II, М., 1975. 2. У Хань. Жизнеописание Чжу Юаньчжана. М., 1980. 3. Фань Вэньлань. Новая история Китая. М., 1955. 4. Харнский К. Китай с древнейших времён до наших дней. Хабаровск–Владивосток,1927. 5. Юань Кэ. Мифы древнего Китая, М., 1965. 6. Тан Чанжу. Суй, Тан, Удай ши (История династий Суй, Тан и Пяти династий). Пекин–Шанхай, 1988. 7. Ян Цзяньюй. Чжунго лидай ди ван лу (Записки о китайских императорах и государях различных эпох). Шанхай, 1989.  Ст. опубл.: Общество и государство в Китае: XL научная конференция / Ин-т востоковедения РАН. - М.: Ин-т востоковедения РАН, 2010. – 470 с. – (Ученые записки Отдела Китая ИВ РАН. Вып. 2 / редколл. А.А. Бокщанин (пред.) и др.). С. 71-79.

www.synologia.ru

Цинь Шихуанди — Первый император Китая

Цинь Шихуанди (259- 210 до н. э.) правил в 246-210 гг. до н. э.

Цинь Шихуанди (259- 210 до н. э.) правил в 246-210 гг. до н. э.

О происхождении выдающегося китайского императора Ин Чжэна мало что известно. По некоторым сведениям, он был сыном циньского паря Чжуан-сян-вана от его любимой наложницы. При рождении он получил имя Чжэн, что значит «первый». В 13 лет после смерти отца Чжэн пришел к власти в царстве Цинь — одном из крупнейших и сильнейших государств в Китае. Чжэн приложил немало сил для того, чтобы объединить под своей властью всю страну. В 221 году до нашей эры он провозгласил себя Шихуанди, что по-китайски означает «первый священный император». Он сделал Китай самым могущественным государством в Азии.

Солдат с лошадью из гробницы Цинь Шихуанди

Солдат с лошадью из гробницы Цинь Шихуанди

Совершеннолетие Ин Чжэна наступило в 20 лет. До этого возраста всеми делами в царстве Цинь заведовал его регент, Люй Бувэй — один из самых мудрых и образованных людей того времени, который выполнял при дворе роль первого министра. Чжэн был многим обязан ему, прежде всего укреплением своего авторитета во дворце. Бувэй учил своего подопечного: «Тот, кто желает побед над другими, должен одержать победу над собой. Тот. кто хочет судить людей, должен научиться судить самого себя. Тот, кто стремится познать других, должен познать самого себя».  О ветеринарной клнике "Зоостатус" читайте здесь Чжэн усвоил эти постулаты, но усвоил и другое учение, которое утверждало равенство всех перед законом и Сыном Неба, то есть императором. Титулы и награды должны раздаваться подчиненным не по родословной линии, а по реальным заслугам.

Учение Чжэна закончилось, когда его провозгласили полноправным императором. Тогда он принялся наводить в царстве свой порядок.

Памятник Цинь Шихуанди у кургана с его гробницей

Памятник Цинь Шихуанди у кургана с его гробницей

Прежде всего велел выслать Бувэя, в котором подозревал заговорщика, казнил нескольких приближенных и создал строгую систему беспрекословной подчиненности. В последующие годы Шихуанди занялся присоединением к своему царству других царств Китая. Мечом и огнем прошелся он по многим территориям. Но только к 40 годам ему удалось впервые в истории объединить весь Китай, и он принял тронное имя — Цинь Шихуанди. Он разделил завоеванные царства на 36 областей, которые в свою очередь делились на уезды, где назначил своих наместников, которые подчинялись только ему и выполняли только его распоряжения.

Но наряду с жесткой централизованной системой управления Цинь Шихуанди провел также несколько реформ. Он учредил на территории объединенной империи единую систему мер и весов, стал чеканить единую монету, ввел единую письменность. Он велел делать колею одного размера — то есть у всех повозок должно было быть одно расстояние между колесами . Все эти реформы осуществлялись с большим трудом. Они не находили понимания ни у населения, ни у наместников. Шихуанди жестоко расправлялся с упрямцами: если человек нарушал закон, то казнили не только его, но и всю его семью, а дальних родственников осужденного превращали в государственных рабов.

Великая Китайская стена сегодня

Великая Китайская стена сегодня

Шихуанди установил единоличную деспотическую власть. Только так он мог удержаться на троне, только так в то время он мог управлять огромным централизованным государством.

Его большой заслугой является борьба против кочевников, которые нападали с севера. Он изгнал их за пределы своего царства, а чтобы никого не впускать в свои пределы, повелел начать строить… Великую Китайскую стену.

Терракотовая армия из гробницы Цинь Шихуанди

Терракотовая армия из гробницы Цинь Шихуанди

Из разных областей страны к северу сгонялись десятки тысяч китайцев, они денно и нощно трудились над возведением высоких неприступных стен. Эта крепость должна была тянуться до самого моря.

Немало времени Шихуанди посвятил созданию своей гробницы. Уже в наше время китайские археологи откопали эту гробницу. Это оказалось огромное подземное хранилище, в котором были закопаны 6 тысяч глиняных солдат в натуральную величину с лошадьми, с вооружением, которые должны были охранять покой усопшего великого императора.

100grm.ru

Юй Великий

Юй Великий
大禹
King Yu of Xia
Династия Ся
Годы жизни около 2 200 - 2 100 гг. до н. э.
Правление Неясно, вероятно, 8 лет
Отец Гунь (鯀)
Мать Нючжи (女志)
Дети Ци (启)
Гробница Юйлин (禹陵)

Юй Великий (大禹, около 2 200 - 2 100 гг. до н. э.), или Ся Юй (夏禹) - легендарный правитель Древнего Китая, который прославился борьбой с наводнениями, первый император династии Ся. Сохранилось крайне мало сведений с времени жизни Юя. В связи с этим подавляющее большинство информации о его жизни и царствовании исходит из устной традиции, собранной и записаной Сыма Цянем в его Ши Цзи, "Исторических Записках". Юй и другие правители-мудрецы были воспеты Конфуцием за их добродетели и высокие моральные качества. Юй - один из немногих китайских правителей, удостоенных посмертного титула "Великий".

Происхождение и молодость

Согласно ряду источников, Юй был потомком императора Хуан-ди в 7-м поколении, и императора Чжуансюя в 5-м поколении. Отцом Юя был Гунь, родом из Вэньшаня (современный округ Бэйчуань провинции Сычуань). матью - Нючжи, или Нюси из клана Юсинь.

Когда Юй был маленьким, император Китая Яо пригласил Гуня и назначил его правителем Чун. Обычно считают, что Чун находилось у среднего пика горы Суншань. Таким образом, Юй вырос на склонах горы Суншань, к югу от реки Хуанхэ. Позднее он женился на женщине с горы Тушань, которая вошла в историю под именем Тушань-ши (леди Тушань). У них родился сын, которого назвали Ци.

Юй усмиряет потоп

Юй усмиряет воду

Во время правления Яо Китай нередко страдал от разрушительных наводнений, которые мешали дальнейшему развитию. Отцу Юя, Гуню, была поставлена задача разработки системы контроля за наводнениями. Он провёл более девяти лет, строя дамбы и плотины вдоль рек, но всё это оказалось неэффективным, несмотря на большое количество и размер дамб. После этих девяти лет Яо уже передал трон Шуню. Шунь очень доверял Юю, поэтому он пручил ему продолжить дело своего отца. Юй тщательно изучал речные системы в попытке узнать, почему огромные усилия не увенчались успехом.

Юй сотрудничал с Хоуцзи - полумифическим сельскохозяйственным мастером, о котором почти ничего не известно. Вместе они разработали систему контроля наводнений, кардинально изменив подход. Вместо прямого перекрытия потока реки Юй сделал систему оросительных каналов, которые отводили воду на поля, а также проводил работу по углублению дна русел рек. Каналы, зачастую проходившие через холмы и горы, должны были уводить воду на восток, в море, не позволяя ей застаиваться и затоплять низины. Говорят, Юй ел и спал с простыми рабочими и лично участвовал в проведении работ в течение 13 лет до их завершения. Работы по ирригации и углублению дна были успешными и позволили Китайской цивилизации процветать в долинах рек Хуанхэ, Вэйхэ и других. Этот проект принёс известность Юю и известен в китайской истории, как "Великий Юй усмиряет воду".

Девять провинций

Во время ирригационных работ Юй хорошо познакомился со всеми регионами Китая. Он разделил весь Китай на девять провинций, чтобы лучше управлять государством. Каждой провинции он назначил налог, сообразно производимой там продукции. Ся Юй также повелел сажать рис во влажных низинах, и часть урожая складывать в хранилища для использования в голодные годы. Император Шунь в награду за службу пожаловал Юю город Ся (ныне городской уезд Ваньсянь города Чунцина). Император говорил: «если бы не Юй, мы все были бы сейчас рыбами и черепахами».

Основание династии Ся

Ся ЮйИмператор Шунь был настолько впечатлён ирригационными работами Юя, что передал ему трон вместо собственного сына. Говорят, что первоначально Юй отказался от престола в пользу сына Шуня, Шан Цзюня, но был настолько популярен, что прочие местные правители и вожди упрашивали его стать императором до тех пор, пока он не согласился.

Юй стал императором в возрасте 53 лет. Он основал город Ян и сделал его столицей. Юй правил Китаем 45 лет. Он изменил традицию и передал власть не самому способному, а своему сыну Ци, положив начало династии Ся.

Характер

Ся Юй прославился своим трудолюбием.

Мавзолей

Юй умер от болезни во время охотничей поездки на гору Гуйцзи, на востоке Китая, к югу от современного Шаосина. Там же он и был похоронен. Мавзолей, известный сегодня, был построен в 6 веке н. э. Южной династией. Он находится в четырёх километрах юго-восточнее города Шаосина. Большая часть комплекса несколько раз перестраивалась в более позднее время. Мавзолей состоит из трёх основных частей: гробницы, храма и мемориала.

infokitai.com