История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

MAEOTIS · - · МЕОТИДА. Женщины в древней спарте


СПАРТАНСКИЕ ЖЕНЩИНЫ - Женская история (фото, видео, документы)

Положение спартанских женщин расценивалось в Греции как нечто ненормальное, далеко выходящее за рамки привычного и приемлемого. Греческие государства были «мужскими клубами», где женщине не отводилось никакого места. Роль женщины в обществе ограничивалась кругом ее домашних обязанностей и их выполнением. Когда афинский комедиограф Аристофан в комедии «Лисистрата» показывает, как женщины завладевают Афинами и объявляют мужьям сексуальную забастовку, мы на самом деле абсолютно не понимаем юмора. А юмор состоит в том, что большего абсурда жители Афин и других греческих городов не могли себе даже представить. То, что творилось в Спарте, в глазах всей Эллады походило на такую уморительную и неприличную комедию. Греки считали спартанок распутными и неуправляемыми, вышедшими из повиновения своих мужей и даже смеющими ими командовать, а это казалось тем более странным на фоне строгостей легендарных законов Ликурга. По словам Аристотеля, Ликург сумел создать законы только для мужской половины Спарты, с распущенностью и своеволием спартанских женщин великий законодатель якобы не смог ничего поделать. В действительности же «женская эмансипация» выглядит органичной частью «революции Ликурга». Если во всей Греции семья являлась ячейкой общества, а женщины были чем-то вроде семейного имущества, то спартанские законы стремились во всем ограничить роль семьи. Идеи спартанского коллективизма и воспитания личности распространились на женщин, а это означало, что в существе женского пола уважали человека и личность. Именно этого остальные греки не могли или не хотели понять.

 

Юные спартанки не сидели взаперти в ожидании замужества. Подобно мальчишкам, они разбивались на отряды и проходили спортивную подготовку, упражняясь в беге, борьбе, метании копья и диска. Пикантность этим атлетическим упражнениям добавляло то, что молодые люди обоего пола состязались на глазах друг у друга. Юноши были обнаженными, а девушки занимались спортом то ли нагишом, то ли в эфемерных хитончиках, которые, в общем, ничего не прикрывали. На праздники нагие юноши и девушки устраивали торжественные шествия, сопровождавшиеся гимнастическими упражнениями, песнями и плясками. Древние греки придавали наготе огромное значение, они считали ее одним из своих отличий от варваров, в частности то, что на спортивных играх атлеты выступали обнаженными. Подобное внимание к нагому человеческому телу можно понять только в свете греческой философии. Однако во всей Греции это касалось мужчин, а не женщин. Греческие женщины ходили с головы до ног стыдливо укутанные в бесформенные одежды. В манере спартанок публично обнажаться многие в Греции упорно видели одно беспутство. Один Плутарх смог разглядеть присущие обнаженным спартанкам высокие моральные принципы, хотя, повествуя о выступлениях голых гимнасток, он не отрицал присущего им момента эротической демонстрации. И тем не менее главным было другое. Плутарх подчеркивает: публичное обнажение и спортивные состязания спартанок способствовали возвышенному образу мыслей и укрепляли в них чувство собственного достоинства: «В наготе девушек не было ничего неприличного. Они были по-прежнему стыдливы и далеки от соблазна, напротив, этим они приучались к простоте, заботам о своем теле. Кроме того, женщинам внушался благородный образ мыслей, сознание, что и она может приобщиться к доблести и почету. Вот почему спартанки могли говорить и думать так, как рассказывают о жене царя Леонида по имени Горго. Одна афинянка сказала ей: «Одни вы, спартанки, делаете что хотите со своими мужьями». — «Да, но ведь одни мы и рожаем мужей», — ответила царица».

 

Полученное воспитание делало спартанок мужественными и дерзкими на язык, что первыми чувствовали на себе их мужья. Их женщины свободно высказывали свое мнение и отличались независимым поведением. И если греки смотрели на подобное с удивлением, то спартанцы считали только естественным, чтобы женщины включались в жизнь государства. С гордыми словами «со щитом или на щите» на устах спартанки посылали в битву своих сыновей и с презрением отказывались от них, если сыновья не исполняли воинского долга достойно. Само спартанское государство в такую минуту говорило их устами. Спартанки рожали будущих воинов, и общественное мнение Спарты признавало за женщинами немалую свободу в выборе полового партнера и отца своего ребенка. Кто, как не сама женщина, сможет выбрать будущему воину лучшего отца? И вовсе не обязательно, чтобы отцом становился муж. Как изящно выразился Плутарх, Ликург стремился вытравить из умов сограждан «глупую ревность» и предоставлял достойным людям возможность «сообща заводить детей». Остальная Греция называла это распутством. Спартанцы же заботились об улучшении человеческой породы.

womantory.livejournal.com

Свободные женщины Спарты - MAEOTIS

Свободные женщины Спарты

Поскольку мужчины в Спарте были слишком заняты войной или, во всяком случае, подготовкой к ней, все остальное естественным образом попало в руки женщин. Спартанские женщины оказались самыми свободными в Греции.

Так обыкновенно бывает - Первая мировая война привела женщин на работу и одела их в брюки, а Вторая мировая сделала из них и летчиков. Не говоря уже о многих гражданских профессиях. На благо ли женщинам пошло взваливание на себя еще и мужских повинностей, жизнь покажет, но вот спартанским женщинам досталось не столько повинностей, сколько прав.

Девочки в Спарте воспитывались почти так же, как мальчики. Они занимались спортом - бегом, борьбой, метанием диска и дротика. Физическое воспитание было важным, потому что девочкам, став женщинами, предстояло рожать будущих воинов. А слабая мать не родит сильного сына. Военная составляющая этого воспитания тоже была важна - в отсутствие мужчин женщины должны быть способны сами взять на себя оборону.

Эдгар Дега. Спартанские девочки и мальчики. Эскиз.

Но, в отличие от мальчиков, девочки оставались в родном доме. Кому-то же надо было учиться обращаться с домом.

Сабба. Спартиат показывает детям пьяного илота (в воспитательных целях)

Девочки участвовали в торжественных процессиях, танцевали, пели, выступали в соревнованиях одетыми в короткий хитон либо обнаженными, и все это шокировало прочих греков. Как сказано у Еврипида в "Андромахе": "А впрочем, спартанке как и скромной быть, когда с девичества, покинув терем, делит она палестру с юношей и пеплос ей бедра обнажает на бегах... Невыносимо это... Мудрено ль, что вы распутным ростите".

Эгар Дега. Спартанские девочки и мальчики.

Физическая подготовка не шла во вред женской красоте - спартанки слыли самимы красиывми женщинами Эллады.

она бежит - и мужу не постигнутьсвоим умом гармонии ее.он может обогнать и дальше прыгнуть,тяжеловесное метнуть копье.

она бежит - короткая туника,грудь приоткрыв, ей бедра облегла.кричат алеты: Эва! Эвридика!она не слышит - пущена стрела.

она бежит - такой короткий стадийи близко мета! золотится призналитым маслом до краев. в Элладеесть красота - и боги смотрят вниз.

(Анатолиос)

Лаконское изображение. Бегущая девушка.

Девушки носили одежду, распахивающуюся на боку, открывающую бедро.

Выходили замуж в 18-25 лет, а не в 14, как в Афинах. В доме мужа, куда спартанка переселялась лишь тогда, когда мужчине исполнялось 30 лет, и он уже не жил в лагере, она занималась не ткачеством и прядением - для это были рабыни, - а домоправством. Рассказывают, что когда спартанку схватили враги и спросили, что онаумеет делать, женщина ответила: "Быть свободной". Когда же ее заставили заниматься трудом, недостойным свободной, она покнчила с собой со словами: "Ты пожалеешь, что прикупил такую вещь".

Чужеземка сказала жене царя Леонида: "Одни вы, спартанке, делаете со своими мужьями, что хотите". "Но ведь одни мы и рожаем мужей", - ответили та.

Суровость спартанских матерей вошла в поговорку. "Со щитом или на щите" - с победей или мертвым - только так мог вернуться сын к матери.

Барбье. Спартанская женщина (с сыном)

Прелюбодеяния в Спарте были неизвестны, и наказания за это потому не предусматривались. Однако уже в классическую эпоху говорили, что "лаконяне очень плохо стерегут своих жен". Войны унесли много мужчин, и две трети земельных наделов перешли в руки наследниц, вкусив единоличной собственности, многие из женщин не захотят выходить замуж. Партнеров они находили также не только среди спартиатов.

Спартанки по закону имели твердую долю в доходах семьи. Коммерческими делами занимались женщины - мужчинам был недосуг. Греки говорили, что Спартой правят женщины.

Мужчины бывали на войне и на тренировках, на своих ежедневных общих обедах, на охоте, с 7-ми до 30-ти лет они вообще не жили в семье, и все это время время женщины оставались одни. Необычайная для Греции женская свобода, в т.ч. сексуальная свобода, была результатом этого необычайного положения. Отношения между мужчинами, с 7-ми до 30-ти лет жившими вместе в лагерях, как говорят, нередко носили гомосексуальный характер. Детей у спартанцев, несмотря на усилия властей, было мало.

Потеря полноправных граждан на войне оказывалась труднопоправимой. От 8-ми тысяч спартиатов в начале Греко-персидских войн до нескольких сотен потом - такой путь прошла некогда несокрушимая Спарта.

Лаконское изображение. Женщина провожает воинов.

Угроза войны ее создала, она же ее и погубила.

(Deleted comment)

Да, да! Везде есть ощущение того, что жизнь продолжается, что все не исчезло бесследно - и все в самом воздухе! :)

Пеплос, это не "одежда с глубоким вырезом". Это прямой, несшитый кусок ткани. Или поперечный, сколотый на плечах, и распахнутый с одной стороны. Или продольный, из двух узких полотнищ, и соответственно, распахнутый по обоим бокам.

Как лучше сказать... Разрезом?

как

две трети земельных наделов першли в руки наследницОткуда у Вас эта информация? Учитывая, что землей владело государство, я не понимаю, каким образом клеры переходили во владения женщинам...

Re: как

Государство владело, конечно. Но ведь пользовалась семья. И вот в семье оставалась (единственная) наследница.

Не могу указать точно источник, где бы приводилась статистика, но это достаточно распространенная оценка (2/3).

было бы интересно узнать, откуда такие глубокие познания в разных областях? как-то связано с работой? или просто столь разносторонние интересы? извините, если вопросы нескромные :)

Разносторонние интересы...

>в отсутствие мужчин женщины должны быть способны сами взять на себя оборону.Вот и возьмём.

Как-то угрожающе звучит. :)

Это когда было несколько сотен спартиатов? После Селассии?Так и там сразу мофакам массово статус изменили.

Не только мофакам. Даже илотам статус изменяли.

Спартанская армия в конце концов имела спартиатов только на офицерских должностях. Спартиатов не хватало.

И все же изменения статуса были ограниченными и не спасли от депопуляции. Впрочем, Пелопоннесская война вообще погубила Грецию.

— On March 3rd, 2007 09:55 am (UTC),

meotis.livejournal.com

Женщины Спарты и остальной Эллады. Настоящая Спарта [Без домыслов и наветов]

Женщины Спарты и остальной Эллады

Древнеахейская или доахейская организация общества, скорее всего, предполагала заметные признаки матриархата. Это обстоятельство отразилось на положении женщины в Спарте, принципиально отличном от положения женщины в других греческих государствах. Спартанские законы отчасти несут в себе архаику коллективного брака. Распределение на брачные пары в Спарте не является абсолютным, роль и влияние семьи было ограничено. Напротив, роль матери чрезвычайно велика, а женщины прямо вмешивались в дела мужчин, отдавая мужчинам первенство только в войне и законодательстве.

Спартанская женщина-спортсменка.

Историческое предание содержит историю о том, как жена царя Леонида Горго ответила на замечание афинянки: «Одни вы, спартанки, делаете что хотите со своими мужьями». Горго ответила: «Да, но ведь одни мы и рожаем мужей». Многим здесь хочется видеть остроумие. На самом деле речь идет о высоком статусе, подкрепленном законом. Женщина до передачи мальчика в общественное воспитание полностью определяет его жизнь, а потом служит для него главнейшим нравственным авторитетом. Отец же вынужден проводить время в войнах, военных учениях и при исполнении общественных обязанностей. Мы видим соединение мужского и женского начал в спартанском обществе, которое еще не приведено в систему соподчиненных статусов.

Легендарная история об амазонках больше всего подходит именно спартанкам. Они с юных лет проходили физическую и военную подготовку – упражнялись в беге, борьбе, метании копья и диска.

По свидетельству Плутарха, эти упражнения отличались тем, что невозможно было для остальной Греции. Женская нагота в Спарте не была постыдной. Если всюду в Греции спортивные состязания предполагали мужскую наготу, а женские состязания были запрещены, то в Спарте во время состязаний одежды не слишком прикрывали женское тело. Сохранившиеся изображения демонстрируют спартанских бегуний в коротких хитонах.

Спартанские бегуньи (бронзовые статуэтки)

Можно предположить, что и в остальной Греции юные девушки не носили плотных одежд до пят, но только в Спарте они могли участвовать в соревнованиях, а возможно, участвовали и в войнах, обладая для сражений необходимыми навыками. Отголосок этого находим в идеальном государстве Платона, где применяется принцип: «в отношении к охранению государства природа женщины и мужчины та же самая».

Вспомним, что амазонки в мифологии числятся союзниками Трои. Это явно не ахейские женщины. Выходит, что реликт матриархата происходит вовсе не от коренного населения, завоеванного дорийцами? От кого же? Монголоидные черты одной из бегуний нам подсказывают: это народы, оставшиеся от микенской цивилизации, в которой отразилась минойская островная культура с очевидным приоритетом женщин.

До нас дошли законы критского города Гортины (5 в до н. э.), где имущественные права женщин были заметно более широкими, чем у ионийских греков. Этот дорийский город был известен еще Гомеру, который отмечал там храмы Аполлона, Артемиды и Зевса. Артемида на Крите явно не уступала своих прав Аполлону. Аристотель в «Политике» сообщил еще и такую подробность: дорийцы, пришедшие на остров из Лаконики, нашли на Крите сложившуюся систему законодательства, которую переняли, а затем она была заимствована Ликургом. Он отмечал, что в его время периеки Крита (аналогичные в статусе илотам Спарты) продолжали пользоваться этими законами, предположительно введенными еще Ми-носом, царем Крита до Троянской войны.

На признаки матриархата указывает такая «асимметрия» в Гортинских законах: если раб придет к свободной женщине и женится на ней, то дети будут свободными; если свободная женщина придет к рабу, то дети будут рабами. То есть, свободная женщина, принявшая раба, сохраняет свободу своему потомству. Раб, принявший в свой дом свободную, оставляет своих детей рабами. Кроме того, при разводе женщина получала все свое имущество, с которым пришла к мужу, а также половину полученного дохода от этого имущества за время совместного проживания. Отметим также высокие штрафы за изнасилование или прелюбодеяние, чрезвычайно возрастающие, если дело касалось свободных граждан и их жен.

Аристотель, в полной мере привязанный к общегреческим культурным обычаям, негативно отзывался о положении спартанских женщин:

«…законодатель, желая, чтобы все государство в его целом стало закаленным, вполне достиг своей цели по отношению к мужскому населению, но пренебрег сделать это по отношению к женскому населению: женщины в Лакедемоне в полном смысле слова ведут своевольный образ жизни и предаются роскоши… При таком государственном строе богатство должно иметь большое значение, в особенности если мужчинами управляют женщины, что и наблюдается большей частью живущих по-военному воинственных племен. Дерзость в повседневной жизни ни в чем пользы не приносит, она нужна разве только на войне, но лакедемонские женщины и здесь принесли очень много вреда… Первоначально свободный образ жизни лакедемонских женщин, по-видимому, имел основание… Когда же Ликург, по преданию, попробовал распространить свои законы и на женщин, они стали сопротивляться, так что ему пришлось отступить».

Аристотель, бывший очевидцем упадка Спарты, возможно, наблюдал и упадок вполне обоснованного ранее спартанского обычая. Он сообщил нам, что Ликург представлял не те племена, которые защищали этот обычай, а иные – во главе с царями и мужскими божествами.

Также Аристотель зафиксировал кризис спартанского общества, связанного с систематическим сокращением числа спартиатов – большая часть мужчин погибала на войне, и их земельные наделы переходили женщинам, в основном их дочерям, если не было сыновей-наследников (дочь наследница именовалась «эпиклера» – оставшаяся при клере, при земельном участке, или «патруха» – наследница отца). Ко времени Аристотеля две пятых всей спартанской земли принадлежало женщинам, что вызывало у мыслителя культурный шок и критику неравномерного распределения собственности, переходившей в Спарте по наследству не только мужчинам, но и женщинам.

В действительности этот порядок был следствием длительного действия закона, защищавшего имущественные права женщин-родоначальниц. Утрата родовой истории в Спарте была связана вовсе не только с угасанием мужской ветви рода, но и женской. Женщины предпочитали выходить замуж за мужчин своего рода. Негативный фактор возник, когда борьба за руку эпиклеры приобрела массовый характер, а самих эпиклер стало множество в силу малодетности спартанских семей, теряющих отцов и сыновей в беспрерывных войнах.

Плутарх, ставший автором разного рода исторических выдумок, был не чужд романтических фантазий. Они касались не только умерщвления спартанцами больных детей (эта идея появилась, вероятно, под впечатлением от идеи Платона, который в своем идеальном государстве предлагал умерщвлять или абортировать детей от слишком ранних или слишком поздних браков), но об особой роли в Спарте женской наготы. Плутарх полагал, что выступления обнаженных девушек на спортивных состязаниях хоть и содержали некий эротический момент, но при этом еще и укрепляли чувство достоинства спартанок, приучавшихся к заботе о своем теле и «благородному образу мыслей».

Вероятно, Плутарх что-то перепутал. В спартанском искусстве нет женской обнаженной натуры. Зато она широко присутствует в афинском искусстве, где обнаженные божества были обычным объектом творчества ваятелей. Примечательно, что Артемида, имевшая у спартанцев характер богини-праматери, не изображалась без одежды даже фривольными афинскими мастерами. Впрочем, они не позволяли себе подобного и в отношении своей праматери Афины.

Артемида.

Афинские изображения обнаженной Афродиты многочисленны, как и ее храмы, где бытовала храмовая проституция, а одно из приемлемых для богини прозвищ так и звучало: Афродита-Проститутка (Афродита-Порнея). Спартанцы, не принимавшие подобной распущенности, награждали Афродиту презрительными и неприличными прозвищами: Афродита-Перибасо (буквально – «гулящая» или «уличная»), Афродита-Трималитис («пронзенная насквозь»). Это подтверждает, что проституция в Спарте была делом постыдным.

В ответ на спартанское презрение к распутству вся Аттика осыпала насмешками обычай спартанских девушек не носить ничего, кроме хитона с высоким боковым разрезом, открывавшим при ходьбе бедра. Даже сложилось устойчивое выражение «одеваться на дорический манер». Считается, что за пределами Спарты хитон был только домашней одеждой.

Плутарх склонен был объяснять участие женщин в жизни спартанского общества их воспитанием, а не правовым статусом. Хотя Плутархом и замечен независимый характер женщины в спартанском браке, он прибавлял к этому эротические фантазии о том, что в Спарте, якобы, практиковался тайный брак ради сохранения у супругов «пылкой любви»; о том, что пожилые мужья не препятствовали близким отношениям молодых жен с молодыми людьми, чтобы они могли «также вспахивать эту плодородную почву и бросать в нее семена красивых детей». И тому подобное.

Заметим, что Платон в своем идеальном государстве установил приемлемый для деторождения возраст мужчины – до 55 лет. Можно представить себе, что эта цифра была обоснована неким культурным стандартом, отделяющим зрелость от старости. До 60 лет спартанец оставался военнообязанным и мог в любой момент быть призван в строй и отправиться воевать. Старше этого возраста в Спарте было ничтожное число людей. Поэтому фантазия Плутарха – чистая выдумка.

Такая же выдумка Плутарха отнесена к Ликургу, который, якобы, требовал, чтобы все дети были общими. Эта фантазия также навеяна мысленным экспериментом Платона в области евгеники. В реальной Спарте у любого спартиата были родители, что выстраивало четкие наследственные отношения. Кроме того, культурный код сообщал спартанкам гордость за то, что они рождают воинов и наследников. И только если верить Плутарху, можно предположить, что Ликург хотел, чтобы граждане рождались не как попало, а «от самых честных людей». При этом, будто бы, Ликург боролся с «глупой ревностью», препятствующей этим людям «сообща заводить детей».

Тот же Плутарх в повествовании о Ликурге передает короткую притчу:

«Часто вспоминают, например, ответ спартанца Герада, жившего в очень давние времена, одному чужеземцу. Тот спросил, какое наказание несут у них прелюбодеи. “Чужеземец, у нас нет прелюбодеев”, – возразил Герад. “А если все-таки объявятся?” – не уступал собеседник. “Виновный даст в возмещение быка такой величины, что, вытянув шею из-за Тайгета, он напьется в Эвроте”. Чужеземец удивился и сказал: “Откуда же возьмется такой бык?” – “А откуда возьмется в Спарте прелюбодей?” – откликнулся, засмеявшись, Герад».

При возможных остатках формы группового брака, трудно представить, чтобы супружеская неверность и сексуальные отношения вне брака могли быть в Спарте освещены законом. Только в Спарте вступление в брак было обязательным и закрепленным законом. В Афинах, например, Солон не только отказался ввести такой закон, определив, что «женщина – мертвый груз на жизни мужчины», но также стал основателем первого публичного дома (550 г. до н. э.). В Афинах был широко распространен и даже поощряем гетеризм. Демосфен говорил, что уважающий себя грек должен держать при себе, помимо жены, гетеру – «для душевного комфорта». Перикл из-за связи с милетской гетерой Аспасией развелся со своей женой. Помимо Афин другим центром эллинской проституции был Коринф, где действовал богатейший храм Афродиты, широко практиковавший храмовую проституцию. Существовал даже союз храмовых проституток-«антивесталок».

Совсем другая атмосфера царила в Спарте. Ликруг, согласно Плутарху, ввел закон, по которому холостяку приходилось распевать публично позорную песню. Тех, кто медлил с браком, не допускали на гимнопедии. Подтверждает это также история с неженатым спартанским полководцем Деркилидом, которого юноша не почтил вставанием, да еще крикнул ему: «Ты не породил никого, кто потом уступит дорогу мне». Такое непочтительное поведение было встречено всеобщим одобрением.

Солон и Перикл.

Афины, без стеснения наполнившие город публичными домами, уличными проститутками и гетерами, не испытывали больших проблем с супружескими изменами. Фактически они были постоянными и санкционированными. Вместе с тем, измена, не связанная с проституцией, каралась достаточно сурово. Изменившей мужу женщине запрещалось посещать храмы и пользоваться украшениями, а при нарушении запрета она могла подвергнуться избиению. Сводники могли наказываться смертью. Плутарх приводит обычаи других городов, когда прелюбодеек публично выставляют на позорное место и снабжают позорными прозвищами.

Антиспартанские настроения, как видно из «Древних обычаев», возникли в период упадка Спарты, когда ее нравы подверглись разложению. Но до того в течение пяти веков спартанцы пользовались в Элладе доброй славой. В сочинении «Древние обычаи спартанцев» указано, что даже и в период упадка «одни лишь лакедемоняне благодаря тому, что в Спарте еще теплились слабые искры Ликурговых установлений, осмелились не принимать участия в военном предприятии македонян». Имеется в виду грабительский поход Александра Македонского в Малую Азию.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

history.wikireading.ru

Женщины в Спарте - ответы и советы на твои вопросы

Доброго времени суток, Настя!

Положение женщины в Древней Греции

Женщины в Древней Греции никогда не имели гражданства, не занимали никаких должностей, не принимали явного участия в политической деятельности. Греческие женщины не могли распоряжаться даже своими собственными делами, находились постоянно под присмотром и опекой своих мужчин.

Женщины не имели никаких законных прав владеть или распоряжаться имуществом. Опекуном женщины считался ее отец или, если он умирал, то им становился ближайший родственник-мужчина, а потом, после замужества, ее муж. Женщина сама не решала ни одного вопроса, который касался её замужества. Если у нее не было братьев, она выходила замуж за ближайшего родственника с отцовской стороны для того, чтобы в следующем поколении семья сохранилась: это была основная задача, для которой предназначалась женщина и для которой она, по существу, охранялась государственными правилами.

ыв

Несмотря на то что некоторые доводы сегодня оспариваются, женщина в Древней Греции вела достаточно замкнутый образ жизни, большую ее часть проводя лишь на своей половине дома. Когда ее муж давал званые обеды или уходил на них, жена не сопровождала его. Женское общество на "светских" приемах состояло из неместных спутниц. Это были гетеры, специально привозимые для подобных мероприятий, часто они были образованными, умными, умеющими поддержать разговор, но, как считалось, легкого поведения. Самой известной из них была возлюбленная Перикла Аспасия.

Стоит заметить, что в целом в Греции мужчины ощущали панический страх перед женщинами и тем, что они могли сотворить. Хотя мужчины осознавали, что женщины необходимы для продолжения рода, ведения домашнего хозяйства, заботы о семье, они, как казалось мужчинам, должно быть, на подсознательном уровне, несли загадочное, опасное и разрушительное начало, и мужчины беспокоились, как бы они не перешли границы дозволенного и не превысили меру, уклонившись от предназначенного им привязывающего к семье места.

Положение женщины в Спарте

Говоря обо всей Греции, необходимо заметить, что положение, занимаемое женщиной, не везде было одинаковым. Так, Спарта с её особым, нетипичным образом жизни, была исключением из общего правила. В Элладе традиционно сложились две системы воспитания: афинская и спартанская. Вторая послужила основой для формирования того типа спартанской женщины, который известен нам своими выдающимися качествами.

Спартанское воспитание девушек, равно как и юношей, отличалось строгой дисциплинированностью, большим количеством спортивных упражнений, единоборств, укрепляющих тело и дух, соревновательной направленностью, нравоучительностью, воспитанием стремления к победе. В Спарте маленьких детей не пеленали в свивальники; приучая ребенка к изменчивым погодным условиям, одевали довольно легко даже в зимние месяцы, закаляли холодной водой. Спартанцы уже с младенчества воспитывали своих детей борцами, воителями за свою Родину.

ыв

Спартанское воспитание девушек

Также известно, что девушки в Лакедемоне обучались гимнастике, музыке. Но мы не имеем определенных данных, касающихся этого обучения. Вероятнее всего для девушек существовали правила, очень похожие на те, какие были предписаны для воспитания мальчиков: разделение детей одного возраста на разные группы, поэтапность в занятиях, постепенный переход к все более сложным элементам и упражнениям, строгая закалка, присмотр педономов и т.д. Они обучались бегу, прыжкам, борьбе, метанию дисков и дротиков; к этому добавлялось также обучение танцам и пению, потому что на праздниках и торжествах девушки пели хором и танцевали в хороводе. Кроме того, спартанки выполняли всё это почти в обнаженном виде и нисколько не смущались, потому что так выглядеть было у них заведено, и они к этому давно привыкли.

Система образования и воспитания юных девушек была точно регламентирована, а музыкальное и танцевальное искусства не играли главных ролей, привилегии были отданы спорту, занятием гимнастикой, словом, культу тела в Спарте.

Надеюсь, теперь эта тема стала для вас доступна!

Всего наилучшего, Юлия.

www.domotvetov.ru

Почему спартанские женщины не воевали?

Рассуждения о судьбе женщины в Древней Греции традиционно сводится к противопоставлению "свободной" спартанки и "несвободной" афинянки. Традиции этой столько же лет, сколько и античности. Но если спартанки были такие свободные, как считают некоторые феминистки, почему они не участвовали в войне? Ведь война для спартанца была отдыхом от подготовки к ней, которая отнимала у него большую часть мирного времени. Неужели спартанкам не хотелось отдохнуть от унылых будней, а, если не всем, то некоторым?Метопа Парфенона. Битва с амазонками. Западная сторона. Лондон. Британский музейНа западных метопах Парфенона изображена война ахейцев с амазонками. И где те ахейцы, где амазонки? Почему мы ничего не знаем о женских военных подразделениях в Спарте, которая, как считали древние греки, по положению женщин отличалась от всех остальных полисов? Ведь девочки, как и мальчики занимались спортом, участвовали в соревнованиях, и вполне были крепки физически. Но не воевали, а почему?Мне кажется, что называя спартанок "свободными" по сравнению с афинянками и рассуждая об участии в военных действиях, мы совершаем множество методологических ошибок, потому что нам надо определить не только, что такое свобода женщины в античности, но и мужчины, а главное - соотношение их свобод в рамках социума, ведь их действия и представления были обусловлены теми взаимосвязанными духовными и материальными особенностями, которые общество давало им возможность реализовать.

Если попытаться построить модель обществ Спарты и Афин, для того, чтобы выявить взаимосвязи то станет понятно, что если мы изменим один или несколько их параметров, то изменится и вся система взаимоотношений. Так произошло в VII веке до н.э. со Спартой, которая до этого момента развивалась в том же направлении, что и соседние полисы. Тогда были приняты законы Ликурга и Спарта стала отличаться от других государств. Но насколько это отличие существовало в действительности?

То, о чем мы уже говорили - это весьма приблизительная модель спартанского быта, созданная по весьма обобщенным представлениям древних авторов, а реальность, конечно отличалась.Однако, для того, чтобы ее критиковать, хорошо бы приводить не голословные утверждения о свободе, искусстве, культуре, политики и науке, а реальные примеры античной общественной жизни.

Рекомендую почитать древних авторов, обращая внимания на их противоречия в описании спартанского образа жизни. Например, обращая внимание на запрет роскоши, тот же Плутарх порицает спартанок, предающихся роскоши в то время, как их мужья воюют. Геродот с удивлением рассказывает о том, что спартанцы берут взятки. Оба они рассказывают о предательствах спартанских военачальников не только в отношении греческой борьбы с персами, что было делом обычным, а иначе Пелопонесскую войну Спарте было не выиграть, но и интересов самого Лакедемона, например, Павсанием, в конечном счете эмигрировавшим из государства.

Кстати, в Афинах тоже неоднократно раздавались призывы к борьбе с роскошью, вводились налоги на нее и порицались граждане, предающиеся чувственным удовольствиям.

Однако, ведь Спарта при всей своей изоляции существовала не отдельно, а во взаимосвязи с другими греческими полисами. И мужчины, и женщины играли в нем определенные роли: среднестатистический мужчина физически сильнее женщины, но только женщина может рожать и выкармливать детей и для этого ей нужно время.

Женская сексуальность своими отличиями от мужской пугала древних, но афиняне справлялись с ней так, а спартанцы иначе. Амазонок, конечно, как племен, а не временных бандитских формирований, никогда не было, но мужчины дружно их победили.Противоречие?Нисколько. В мифе победы ахейцев над амазонками существующее половое разделение труда по поддержанию системы представлялось как победа мужчин над женщинами для того, чтобы раздувать и поддерживать взаимные противоречия между мужчинами и женщинами, чтобы мужчинам казалось, что они что-то могут взять, а женщинам, что у них что-то можно отнять. Потому что только в этом случае человеку мнится, что он свободен.

При этом афинянам казалось, что женщины не воюют потому, что они их покорили и отобрали у них свободу. А спартанцы думали, что они женщинам свободу дали, и потому им воевать больше не за что.

Афинские мужчины у афинянок свободу не отнимали, а спартанские мужчины ее спартанкам не давали: ведь дать или отнять можно только то, что существует.Например, афинянин не мог разрешить любимой жене без провожатого ходить по улицам, потому что ее бы приняли за проститутку и изнасиловали. А спартанец не мог запереть дома свою жену, потому что его бы наказали за то, что нарушает закон.

Кстати, именно наличие проституции позволяло сохранять институт брака у афинян, а ее отсутствие - брак в Спарте. И в обоих случая способствовало обеспечению нравственности общества.

Свободу не дают, свободу берут? Какое заблуждение. Ну, попробовала бы афинянка походить по улицам, а спартанка поткать. Быстро бы их окоротили бдительно следящие за нравственностью сограждане.

Эдгар Дега Юные спартанцыЭдгар Дега. Юные спартанцы. 1861, Лондон, Национальная галерея.Чем занималась замужняя спартанка? Ходила по улицам, по свидетельству Аристофана в "Лисистрате", занималась спортом, дочерьми до их выхода замуж и сыновьями до 7 лет.

Что делала семейная афинянка? Сидела дома, занималась ткачеством и макияжем, воспитывала девочек до выхода замуж и мальчиков, если у тех были силы перед сном.

И та, и другая следили за работой рабов, готовили пищу.Процессия афинских девушек. Восточный фриз ПарфенонаПроцессия афинских девушек. Восточный фриз парфенона. Лондон. Британский музей.Афинянки принимали участие в различных религиозных процессиях и праздниках как вместе с мужчинами, так и только женским коллективом. Спартанки тоже.

И обе они не могли не рожать, хотя многие очень активно занимались изучением противозачаточных средств и методов с переменным успехом.

Бедные афинянки, конечно, сами ходили на рынок, и у них не было средств на хорошие ткани и косметику, а малоимущие спартанки ткали, и у них не было средств оплачивать занятия спортом. Но и тем, и другим было стыдно за себя и своих мужчин, которые их недостаточно обеспечивали.

Чем занимались афинские мужчины? С утра до вечера отсутствовали дома по государственным делам и тренировались для поддержания военной формы. Воевали. Пировали в своем мужском кругу.Ремесло считалось недостойным свободного человека, и в конечном итоге стало уделом неграждан и рабов, а свободные бедные превратились в параситов, то есть нахлебников как у государства, так и у богатых сограждан.

Что делали спартанцы?С утра до вечера отсутствовали дома по государственным делам и тренировались для поддержания военной формы. Воевали. Пировали в своем мужском кругу.Ремесло для полноправных граждан было запрещено. Бедные граждане, которые не могли больше вносить пищевой и денежный вклад в совместные трапезы в сисситии, мужском сообществе, лишались определенных прав, переходя в разряд "опустившихся", интересные замечания о том, как накладны бывали подобные трапезы для бедных спартанцев рассказывает Аристотель.

Существенная ли разница в образе жизни тех и других? Но все же - чем она была обусловлена? Думается тем, как в данный момент конкретная система относилась к роскоши.

Некоторые исследователи говорят о формировании на территории Спарты тоталитарного общества, которое парадоксальным путем обеспечило спартанкам больше свободы, чем проживающим в других полисах античным женщинам. Помочь им справится с некоторыми противоречиями мог бы комплексный подход: от спартанки, находящейся под постоянным общественным контролем, требовалась несколько иная модель поведения. Только и всего. Например, если бы спартанка захотела научиться ткать, сделать она этого бы не могла, поскольку ремесленный труд расценивался как рабский. Ее бы затравили точно также, как любящую прогулки по улицам афинянку.Точно также и мужчина: если он не стремился к роскоши, то подрывал устои афинского общества, а если стремился, то спартанского.Ни тот, ни другая не могли делать то, что им вздумается, а только то, что считалось полезным для системы, в которую они входили.

А что было нужно системе? Функционировать и продолжаться, то есть следование законам и дети. И поэтому она требовала от спартанца и афинянина разных вещей, но ведущих к одной, независимой от их желаний, цели.

Если мужчины часто отсутствовали дома, то обеспечивать рождаемость, то есть продолжение функционирования системы, можно двумя путями: терпимо или нетерпимо относясь к супружеским изменам, а для этого дать женщинам свободу ходить по городу или их запереть дома.

Дать женщинам свободу адюльтера можно только в том случае, как в Спарте, если детям особо нечего оставлять, не существует стремления к роскоши и денег, а сами дети рассматриваются как собственность государства.Однако, когда нужно, отношение к адюльтеру становилось нетерпимым и в Спарте: кандидатуры многих царей отвергались в связи с сомнительностью происхождения.К тому же, супружеская свобода была ограничена гражданами: половые сношения с илотами запрещались. Хотя и тут бывали послабления: во время первой мессенской войны спартанцы разрешили женам взять в наложники илотов, а родившимся детям обещали дать гражданство. Интересно, имели ли спартанки возможность не брать в наложники илотов, если им не хотелось, но был принят закон, что это надо сделать для улучшения демографической ситуации?Но обещания власти не сдержали, поскольку война кончилась и оказалось, что детей родилось до и после нее достаточно, а семейную собственность в полисе старались не дробить, однако разрешили выросшим детям илотов и гражданок уехать и основать Тарент.

Можно было, как в Афинах, регулируя количество граждан, то разрешать гражданство детям граждан и неграждан, то давать исключительно потомкам граждан.

А мальчики воспитывались именно такими, как нужно обществу, и тоже с весьма небольшими различиями: с 7 лет спартанские ночевали в школах, а афинские возвращались из школы на ночлег домой. И то, и другое государство делало все, чтобы мужчины с детства максимально занимались общественной деятельностью, а не сидели дома.

Думаю, что со временем возникнут возможности для интересующихся в рамках ролевых игр и в ограниченных законом пределах пожить жизнью и спартанцев, и афинян, на собственном опыте познавая, что это такое. Мы примерно представляем себе, что люди ели, что и в каких случаях надевали, как спали и украшали жилища, чем пользовались, чтобы приготовить пищу, создать одежду, построить и убирать жилье. Как выращивали продукты и создавали орудия труда.В принципе можно все это воспроизвести в некоторой приближенной к действительности модели. Однако, настораживают последствия Стэнфордского эксперимента 1971 года, так что скорее всего приближение будет очень отдаленным.Но все равно, может быть, тогда многие поймут лучше то, о чем здесь говорится: ведь в сутках 24 часа, человеческие силы не безграничны, а бытовые орудия и главное - отношения людей и их представления о добре и зле - соответствуют уровню развития своего времени.

Именно воспитание женщин определяло то, что они в принципе могли захотеть, а врожденные особенности их характера - как именно они того желали и свои желания реализовывали. Объединяло же их прежде всего биологическое: задачей и спартанки, и афинянки было прежде всего рождение граждан полиса и воспитание их так, как требовалось в данный исторический момент.Зачем сейчас выпускают фильмы про свободных воинственных амазонок? Потому что этого хотят современные женщины и мужчины. Почему они этого хотят, мы обсудим в следующий раз.Метопа Пафенона битва лапифов с кентаврамиМетопа Пафенона битва лапифов с кентаврами. Южная сторона. Лондон. Британский музей.А то, что ни мужчина, ни женщина не должны оставаться без контроля государства, как говорит в "Законах" Платон, было реализовано в современных ему Спарте и Афинах в должной мере.Но в античности ни спартанка, ни афинянка свободными в нашем понимании не были: и та, и другая были вынуждены вести тот образ жизни, который был принят в их родном полисе, хотели они того или нет. Не только афинянка не могла, например, заниматься спортом и ходить по улицам без сопровождения, потому что в ее социальной реальности не было для этого условий, но и спартанка - сидеть дома и наряжаться - по аналогичной причине. Не говоря уж о том, что ни та, ни другая не могли отправиться в военный поход в дружных рядах славной армии родного полиса.И мужчины в этом виноваты не были. Как и в том, что не могли рожать детей без женщин.

olhanninen.livejournal.com

Гибель Спарты. Матриархальные нравы как фактор упадка.

Античную Спарту по праву можно назвать колыбелью европейского феминизма. Спартанское общество с его нарочито акцентированной суровостью и маскулинностью на деле было весьма матриархальным и нигде в античном мире женщина не чувствовала себя столь вольготно как в Спарте. Современные исследователи даже называют спартанок истинным прообразом мифических амазонок. Так почему же Спарта склонилась к упадку и какова в этом роль женщин?

Аристотель, наблюдавший своими глазами закат Спарты, так отзывался о положении спартанских женщин:

«...законодатель, желая, чтобы все государство в его целом стало закаленным, вполне достиг своей цели по отношению к мужскому населению, но пренебрег сделать это по отношению к женскому населению: женщины   в Лакедемоне в полном смысле слова ведут своевольный образ жизни и предаются роскоши... При таком государственном строе богатство должно иметь большое значение, в особенности если мужчинами управляют женщины… Дерзость в повседневной жизни ни в чем пользы не приносит, она нужна разве только на войне, но лакедемонские женщины и здесь принесли очень много вреда... Первоначально свободный образ жизни лакедемонских женщин, по-видимому, имел основание... Когда же Ликург, по преданию, попробовал распространить свои законы и на женщин, они стали сопротивляться, так что ему пришлось отступить».

Историк Ю.В. Андреев отмечает: : «Аристотель был не так уж одинок и не так уж оригинален в своей неприязни к спартанским женщинам. Об их распущенности, роскошестве и расточительности был осведомлен уже его учитель Платон и писал о них почти в тех же выражениях, что и Аристотель, хотя и не так многословно (Leg 637с., 806с). Но еще задолго и до Аристотеля, и до Платона в чем-то сходные суждения высказал великий трагический поэт Еврипид. В его трагедии "Андромаха", созданной еще в те времена, когда Спарта находилась в зените своей славы и могущества, старец Пелей сурово порицает спартанца Менелая за то, что он ничего не сделал для того, чтобы оградить свой семейный очаг от скверны прелюбодеяния.»

Он же упрекает спартофила Плутарха в непоследовательности: «В "Сопоставлении", которым завершаются биографии Ликурга и Нумы Помпилия, он решительно отдает "пальму первенства" римскому царю, находя оптимальным избранный им способ решения "женского вопроса" {Plut. Lye. Numa; Comparat. 1П. 1-5). Акценты в оценке нравов и поведения спартанских женщин, а также их общественного положения здесь явно смещены в сторону "общих мест" антилаконской традиции.

Брачные обычаи спартанцев и в особенности обычай уступки жен другим мужчинам теперь уже не кажутся Плутарху такими уж превосходными. По его мнению, человек, способный на такое дело, либо совершенно равнодушен к своей супруге, либо, повинуясь закону, обречен терзаться жестокими муками ревности. Уже не вызывают у него былого восторга и спартанские принципы женского воспитания. Теперь он склоняется к мысли, что Ликург, допустив девушек и женщин к участию в атлетических состязаниях, предоставил им слишком большую и по природе им несвойственную () свободу, что не могло не шокировать поборников общественной нравственности в других греческих государствах и не раз служило поводом для насмешек и издевательства поэтов. Плутарх напоминает, что уже Ивик называл спартанских девушек "обнажающими бедра" (). что об их неистовой похотливости был хорошо осведомлен Еврипид (цитируется уже упоминавшееся место из "Андромахи").

Эта ничем несдерживаемая свобода сделала спартанок "чересчур дерзкими () и мужественными (), что первыми испытали на себе их собственные мужья, ибо они и домашними делами распоряжались самовластно (), и при обсуждении важнейших государственных дел могли свободно высказывать свое мнение" (). Симпатии автора здесь явно на стороне римского законодателя, который в отличие от Ликурга сумел привить девушкам и женщинам скромность, стыдливость и послушание. Таким образом, Плутарх как бы раздваивается, солидаризируясь то с восторженными почитателями спартанских порядков, то, напротив, с их неистовыми хулителями, и в результате вступает в очевидное противоречие с самим собой.»

И напрасно Полибий и Плутарх писали, что сожительство с другими мужчинами происходило по воле мужа, сами спартанские источники указывают на иное. Например, сохраненная спартофилом Плутархом история Хилониды и Акротата рисует адюльтер вопреки воле мужа, причем адюльтер, поощряемый обществом.  

Ю.В.Андреев: «О том, что распущенность спартанских женщин чаще всего понималась в древности именно как половое распутство, свидетельствует глосса в словарях Гезихия, Суды и Фотия с пояснением: "Предлагать себя () чужим (или, может быть, чужеземцам - ), ибо лаконяне очень плохо стерегут своих жен". Тот же смысл имеет, по-видимому, и любопытный анекдот о некоем Гераде, утверждавшем, что спартанские законы не предусматривали никакого наказания за прелюбодеяние, так как само это преступление было здесь абсолютно неизвестно. Плутарх ссылается на эту историю в "Биографии Ликурга" (XV. 10), пытаясь подкрепить ею свои рассуждения о необыкновенном целомудрии семейной жизни спартиатов. Но скрытая скабрезная "соль" анекдота от него явно ускользает.»

Современные критики спартанских нравов отмечают - "Спартанки весьма охотно шли на сексуальные контакты с посторонними мужчинами, не дожидаясь, пока их принудят к этому их не слишком строгие мужья. Общественное мнение, по сей видимости, поощряло их, руководствуясь соображениями евгенического или какого-то иного порядка".

Как возникла столь неоднозначная ситуация с общественным положением спартанок? А, видимо, все начиналось с идеи «подтянуть» женщин к мужчинам и сделать их равными за счет частичного отказа от специфического поло-ролевого воспитания девочек и мальчиков, здесь прослеживается дурно понятое равенство, равенство как «одинаковость» полов. Плутарх и Ксенофонт утверждают, что Ликург узаконил, чтобы и женщины выполняли те же самые упражнения, что и мужчины, и сделались через то крепкими и могли рожать крепкое и здоровое потомство. Таким образом, спартанские женщины должны были быть достойны своих мужей, так как тоже подчинялись суровому воспитанию. Так мыслилось Ликургом, но так не было на практике из-за того самого сопротивления женщин, упомянутого Аристотелем. Не дисциплина, а своенравие и своекорыстие укоренились среди спартанок, переиначивших заветы Ликурга по своему вкусу.

Спартанки получали не худшее, а даже лучшее образование, чем мужчины, и культурно над ними доминировали. Доминирование носило не только культурный, но и нравственный характер. Женщины Спарты, у которых погибли сыновья, шли на поле битвы и смотрели, куда они были ранены. Если они видели раны на спине, то уклонялись от похорон собственного дитя. Таким образом, женщина выступала как судья-инквизитор даже после смерти мужчины.

Ю.В.Андреев пишет: «Плутарх обращает особое внимание читателя на остроумие спартанских девушек, упоминает о насмешках и похвалах, которыми они осыпали юношей в своих песнях, возбуждая их честолюбие. Образчики такого рода острот и метких суждений представлены в принадлежащем тому же автору сборнике "Изречений лаконянок" (Moral, 240c-242d). Основную часть этих изречений составляют наставления матерей, обращенные к идущим в бой сыновьям (среди них и знаменитое "или с ним, или на нем"). Все они вещают как бы от лица самого спартанского государства, настойчиво повторяя главные заповеди официальной морали, некогда провозглашенные в "Воинственных элегиях" Тиртея. Как олицетворение деспотической власти закона они посылают на смерть своих сыновей и с презрением отказываются от них, если им удается вернуться живыми с поля битвы. Власть женщины-матери над своими детьми здесь как бы сливается с властью государства над гражданами.»

Такое нравственно-культурное доминирование женщин выливалось не только и не столько в культивирование мужественности (здесь роль женщины и государства, как справедливо отмечает Андреев, слиты воедино), оно влекло за собой половую распущенность женщин, фактическую свободу адюльтера для них и распространенность открытого сожительства с несколькими мужчинами.

Борьба Ликурга с «пустой бабьей ревностью», получив отпор от женщин, на практике вылилась в подавление мужской ревности. Очень любопытная версия «мужественности» - ты мужественно умри, защищая Спарту, и «мужественно» молчи, глядя, как жена тебе изменяет.

«Спартанские женщины были одновременно и матронами-домовладычицами и блудницами.» (Волков А.В. «Спарта. Со щитом и на щите.» - М.: Вече, 2005.)

Уже ко времени Пелопонесской войны былая мужественность спартиатов дала трещину – они начали сдаваться в плен десятками, причем это были представители самых знатных родов, такое себе представить ранее было невозможно. Здесь вспоминается исторически предшествовавший диалог афинянки и спартанки. Афинянка: "Вы единственные из женщин, которые правят мужами", спартанка: "Но ведь мы единственные и рождаем мужей". Ну, вот и результат правления – спартанские мужи в плену у афинских.

Ю.В.Андреев: «По Аристотелю (см. в особенности Polit. 1269b39-1270a8), уже Ликург столкнулся с распущенностью женщин и, пытаясь бороться с ней, вскоре убедился в своем бессилии. Плутарх подтверждает его слова, замечая, что женщины в Спарте всегда владычествовали над мужчинами (Agis. VII. 3). Но, что особенно важно, оба эти автора достаточно ясно дают понять, что причастность женщин к управлению государством отнюдь не была здесь каким-то изолированным или случайным явлением, что, скорее напротив, она может считаться закономерным следствием всего их образа жизни и того неподобающе высокого положения, которое они занимали в спартанском обществе.

И Аристотель, и Плутарх (первый косвенно, второй прямо) связывают политическое влияние и могущество спартанских женщин с их из ряда вон выходящим богатством. Но принадлежавшие им огромные состояния едва ли могли возникнуть в те времена, когда в Спарте еще действовала приписываемая Ликургу уравнительная система землепользования.»

Правильно, законы Ликурга были подвергнуты доработке с тем, чтобы ликургова утопия лучше отвечала интересам феминизированного общества «настоящих мужиков» и их повелительниц, здесь законы сначала невольно дали толчок росту феминизации общества, а затем сами стали и ее проводником и ширмой-прикрытием таких вещей, о которых Ликург и помыслить не мог.

Аристотель отмечал кризис спартанского общества, связанного с систематическим сокращением числа спартиатов – большая часть мужчин погибала на войне, и их земельные наделы переходили женщинам, в основном их дочерям, если не было наследников сыновей (дочери наследницы именовались «эпиклера» - оставшаяся при клере (при земельном участке) или «патруха» - наследница отца). Ко времени Аристотеля две пятых всей спартанской земли принадлежало женщинам, что вызывало у мыслителя культурный шок и критику такого своеобразного распределения собственности в пользу лиц, не служащих обществу.

Спартанское государство было верховным собственником земли, оно предоставляло в кормление воину-спартиату надел, обрабатываемый крепостными крестьянами – илотами. За этот лен воин был обязан службой, фактически это был зародыш феодальной военно-ленной системы, спустя века породившей дворянство. Обратите внимание, армия Спарты была профессиональной в своем ядре, как любая феодальная армия, и она не была простым милиционным ополчением полиса. Но было один нюанс, не знакомый феодализму, женщина фактически приравнивалась к госслужащим и ей причиталась часть дохода с поместья. Согласно Плутарху, мужчина получал 70 медимнов ячменя и соразмерное количество вина и масла, а женщина - 12 медимнов ячменя и соответствующую норму жидких продуктов. Т.е. женщина, даже если она была нищей до брака, обретала материальную независимость, палец о палец не ударив. Фактически так была реализована идея современных феминисток о «женской зарплате» - ренте, получаемой по факту половой принадлежности.

Ю.В. Андреев отмечает, что спартанки с юности занимались атлетикой, чтением, музыкой, поэзией, они, в отличие от мужчин, были освобождены от тяжелых государственных повинностей и даже от домашних дел, поскольку за них домашнюю работу выполняли служанки и рабыни. Это просто мечта для отечественных феминисток.

Спартанки обладали большим досугом еще и потому, что государство брало на себя обязанности по воспитанию детей. Таким образом, женщины могли наслаждаться пресловутой «жизнью для себя» и для собственного развлечения заниматься чем угодно, например, общественной жизнью. Они с юности общались в своем кругу, играли в командные игры, и приобретали нечто вроде «корпоративной солидарности», так что отраженная в известной античной комедии идея секс-бойкота мужчин со стороны женщин - шутка лишь отчасти, она вполне адекватно отражает высокий уровень половой солидарности спартанок и умение использовать ее как инструмент в общественной борьбе. 

Спартанка весьма напоминает современную феминистку. Стараясь ни в чем не уступать мужьям, спартанки и одежду носили, напоминавшую мужскую. Не любили украшения, не пользовались косметикой и духами. Сильная и решительная спартанка рядом с хрупкой и робкой афинянкой могла показаться существом, лишенным пола или двуполым существом – гермафродитом.

Однако, социальная активность отдельных спартанских феминисток, за исключением отстаивания общих «корпоративных» интересов, могла быть пресечена феминистким же большинством. Например, если политическая программа бунтарок предполагала отказ от женского эгоизма и стяжательства. Здесь любопытный пример дает "Биография Агиса" в изложении спартофила Плутарха.

Ю.В.Андреев: «Факты, которые приводит здесь Плутарх, хорошо вписываются в ту мрачную картину, изображающую Спарту под властью женщин, которую мы находим в „Политике" Аристотеля. У читателя может создаться впечатление, что во времена Агиса IV чуть ли не все дела в спартанском государстве вершились двумя противоборствующими кликами знатных "дам", одна из которых поддерживала юного царя в его реформаторских начинаниях, другая же активно ему противодействовала. Ближайшими союзницами и единомышленницами Агиса были, по словам Плутарха, его мать Агесистрата и бабка Архидамия. Об Агесистрате историк сообщает (Agis. VI. 4), что эта женщина "пользовалась в государстве большим влиянием благодаря множеству клиентов, друзей и должников и многие общественные дела вершила самолично" (). Впрочем, в Спарте все это было в порядке вещей, ибо, как сказано немного ниже (VII. 3), "лакедемоняне всегда оставались под властью женщин и больше позволяли им заниматься государственными делами, чем сами вмешивались в дела домашние", а в то время, о котором идет речь, и "богатства Лаконии по большей части находились в руках женщин". Заразившись консервативно-революционными идеями Агиса, Агесистрата и Архидамия не только сами отказались от своих огромных богатств в пользу государства, но и пытались склонить к тому же акту самопожертвования и гражданской сознательности также и других "дам из высшего общества" (Ibid. VII. 2-3; IX. 3). Однако их агитация, по-видимому, не имела большого успеха. В большинстве своем состоятельные женщины не пожелали расстаться с привычной для них роскошью и тем почетом и могуществом, которые им давало их богатство, и решительно воспротивились реформаторским замыслам Агиса, оказывая всемерную поддержку его главному сопернику…Потерпев поражение, сам Агис, а вместе с ним и его мать и бабка встретили смерть...»

Сам легендарный Ликург потерпел поражение в борьбе с женским эгоизмом и стяжательством, и Агис, пытавшийся вернуться к ликурговым заветам, был обречен, даже опираясь на поддержку родственниц.

Это, в общем-то закономерно, Агис и его родственницы пытались бороться при помощи идей Ликурга с тем самым обществом, которые реформы Ликурга и породили, после соответствующей доработки. Это общество современные историки называют тоталитарным. Но я не сторонник использования этого термина, и говорил бы о деспотическом полицейском государстве. Верховном собственнике всего и вся, активно промывающим мозги своим гражданам и ставящим свои интересы выше прав человека, о какой бы приватной сфере жизни не шла речь – о сексе, любви, браке, рождении и воспитании детей, везде признавался примат прав государства над правами личности. Эфорат и криптии действовали не хуже инквизиции.

И обратите внимание, примат прав государства над правами родителей в деле воспитания детей - это стержневой момент в современной ювенальной юстиции западного образца. Плутарх: «Ведь Ликург впервые признал, что дети принадлежат не их отцам, но всему государству…» И в Спарте и в современной Европе феминизм уживается с ювенальщиной. То, что мы наблюдаем своими собственными глазами – это медленный, но неуклонный дрейф западной женщины от роли матери к помеси детородной машины и инквизитора, проводящего в жизнь государственную идеологию.

У Аристотеля о положении спартанских женщин сказано так: в то время как спартанцы вели строгую, почти аскетическую жизнь, жены их предавались в своем доме необыкновенной роскоши. Это обстоятельство заставляло мужчин добывать деньги часто нечестными путями, ибо прямые средства были им запрещены. А какие же окольные пути оставались для мужчин, действовавших «токмо волей пославшей меня жены»? Взятки, коррупция – полное отрицание идей Ликурга при их формальном декларировании, махровое, разлагающее общество лицемерие политической элиты. Агис безнадежно опоздал со своей попыткой вернуть ликурговы нравы, марксизм-ленинизм при Брежневе и то был живее.

«Геродот, живший в период величия Спарты, с удивлением отмечает, что ни один спартанец не мог устоять перед взяткой. Это происходило, несмотря на тот факт, что презрение к богатству и любовь к простоте жизни были одним из основных правил, внушавшихся в спартанском воспитании. Нам говорят, что спартанские женщины были целомудренными, однако несколько раз случалось, что предполагаемый наследник царя отвергался, на том основании, что он не был сыном мужа его матери. Нам говорят, что спартанцы были непоколебимыми патриотами, однако царь Павсаний, победитель при Платее, окончил свою жизнь как предатель, подкупленный Ксерксом.» (Бертран Рассел. «История западной философии»)

Пелопонесскую войну также отмечала щедрая раздача взяток спартанским политикам, считается, что этот денежный поток окончательно сделал ликурговы законы верхом лицемерия.

Не только Плутарх и Ксенофонт, но и Аристотель признает, что Ликург пытался и спартанских женщин подчинить такой же строгой дисциплине как и мужчин, но встретил с их стороны решительный отпор.

Н.А.Ионина отмечает: «Предоставленные сами себе, женщины сделались своевольными, предались роскоши и распущенности, они даже стали вмешиваться в государственные дела, что в конце концов привело в Спарте к настоящей гинекократии (власти женщин). «Да и какая разница, — горестно вопрошает Аристотель, — правят ли сами женщины или же начальствующие лица находятся под их властью?» В вину спартанкам ставилось то, что они вели себя дерзко и нахально и позволяли себе роскошествовать, тем самым бросая вызов строгим нормам государственной дисциплины и морали. Аристотель полагает, что именно ненормальное положение женщин в спартанском обществе привело к тому, что Спарта во второй половине IV века до нашей эры страшно обезлюдела и лишилась своей былой военной мощи.»

Самое главное, на что стоит обратить внимание – распределение общественных богатств. Аристотель наблюдал начало упадка Спарты и отмечал, что две пятых земли находятся в руках женщин. Плутарх наблюдал уже погибшую Спарту и видел завершение процессов приведших к окончательному упадку государства, которому симпатизировал. И что он пишет? "Богатства Лаконии по большей части находились в руках женщин".

Основное богатство в то время – земля. Если земельный фонд находится в руках женщин, то откуда взять землю под лены для «дворян»-спартиатов? Чем меньше ленов, тем меньше армия. Скажите, а современные феминистки – это многодетные матери? Нет? А с чего бы это их предшественницам, «живущим для себя», стремиться к браку с воином (когда внебрачная связь с кем попало, в отличие от такого брака, не грозит разделом наследственного поместья), и вообще, к многочисленному потомству? Чтобы доходы от поместья ушли из рук? А как же статусное потребление и роскошь? Так военные потери со временем перестали восполняться, а войны не прекратились и Лаконика начала обезлюживать.

Со слов Аристотеля некогда в Спарте было 10 тысяч воинов-спартиатов, но во время страшного поражения, нанесенного под Левктрами армией фиванцев, Спарта смогла выставить на битву уже менее одной тысячи профессиональных воинов-«дворян». «Лишь спартанки рожают мужей?» Как видим.

Ю.В.Андреев считает спартанок, ведших паразитический образ жизни, истинным прообразом легендарных амазонок и отмечает, что "свобода женщины представляет собой едва ли не самое парадоксальное порождение спартанского тоталитаризма". Никакого парадокса здесь нет, если учесть, что философы еще с античности называли женщин опорой тирании. Эту матриархальную, пусть и до предела милитаризованную тиранию, по мере того, как она приводила к вырождению мужчин-спартиатов, не без успеха били патриархальные Афины и Фивы, ее завоевала патриархальная Македония, а похоронил – патриархальный Рим. Матриархат умудрился отравить даже опередившие свое время феодальные отношения, под властью женщин Спарта пришла в полный упадок, поэтому матриархальные порядки вполне справедливо считают источником регресса и деградации общества.

Любая военно-ленная система со временем загнивает, стоит только феодальной элите получить право собственности на поместье и эмансипироваться от служения обществу. Но прежде этого она успевает дать мощный толчок внешней экспансии государства и внутреннему развитию общества. Однако, как показывает пример Спарты, матриархальные порядки стремительно разлагают зарождающийся новый экономический строй, в данном случае - феодализм и ведут к тупому и эгоистичному проеданию его ресурсов, которые могли бы стимулировать социальный прогресс. Итог - регресс и вырождение, упадок государства, подчинение патриархальным завоевателям. И подобная схема прослеживается как в рамках государства, так и в рамках отдельно взятой крестьянской семьи, на примере пореформенной России - матриархат в семье ведет к демотивации мужчины, который перстает мечтать о судьбе капиталистического фермера, а альтернативу - кооперацию с родственниками и соседями исключает индивидуализм женщины-лидера, демотивация вызывает упадок хозяйства, а в итоге матриархальная женщина оказывается в роли бесправной батрачки у кулака, который всей матриархальной деревне заворачивает подол на голову когда захочет.

maxpark.com

Женщины в древней Спарте • ru.knowledgr.com

Женщины в древней Спарте были известны их изобилием относительно той из других греческих женщин. В отличие от Афин, в Спартанском обществе, девочки были воздвигнуты во многом как мальчики, включая обучение физической подготовки.

Репутация Спарты «подвергнуть» их детей при рождении, чтобы обнаружить, пострадали ли они от кого-либо из многих физических дефектов (евгеника) и их акцент на воспитывание детей, особенно мальчиков, с вниманием на войну принудила многих полагать, что их общество было резко патриархально. Однако большая часть древнего мира наблюдала Спарту с большим беспорядком из-за их воспринятой мягкости, управляя их населением женского пола.

Эта мягкость только относительно иностранных авторов мужского пола времени, и историки были бы быстры, чтобы проигнорировать его, если бы не отсутствие Спартанских текстов на предмете. Спарта, кажется, намеренно не сделала запись своей истории и дала это, мужчины времени были лишены желания, чтобы наблюдать женщин, особенно те они думали как действующий выше их положения, читатели должны полагаться на то, что мало информации у них есть имение отношение к женщинам Спарты.

Приданые также привели к беспорядку по земельной собственности. Много Спартанцев полагали, что невесты должны быть выбраны для характера и физической крепости, а не экономического положения, и поэтому никакие формальные приданые не были даны в браке. Таким образом женщины могли стать все более и более богатым наследованием и от их отцов и от мужей.

Сделки земли были также разрешены как подарки.

Своими силами

«Кто-то связался со Спартанской женщиной, чтобы спросить, согласится ли она позволить ему обольстить ее. Она сказала: ‘Когда я был ребенком, я учился повиноваться своему отцу, и я сделал так; тогда, когда я стал женщиной, я повиновался своему мужу; таким образом, если этот человек делает меня надлежащим предложением, позвольте ему поместить его в моего мужа сначала'».

Брак

Как с наследованием, практика брака не чувствует себя достаточно хорошо зарегистрированная или достаточно универсальная, чтобы объявить определенную практику среди всех Спартанцев. Спартанский человек был обязан жениться в возрасте 30 лет, сразу после того, как он закончил Kryteian однако, некоторые мужчины женились в их двадцатых и просто уползли от бараков ночью, чтобы встретить их жен. Женщины вышли замуж позже, чем большинство других греческих обществ, обычно в их поздние подростковые годы и в начале двадцатых. Часто браки были захватами невесты, заранее спланированными с согласием отца. В захватах невесты невеста (одетый подружкой невесты) была одета в мужских сандалиях и плаще, и ее волосы были подстрижены. Жених тогда унес бы женщину, чтобы иметь половые сношения и возвратиться к его баракам перед утром.

Другая практика, которая была упомянута многими посетителями Спарты, была практикой «разделения жены». В соответствии со Спартанской верой, что размножение должно быть между наиболее физически здоровыми родителями, много пожилых людей позволили младшим, более здоровым мужчинам, чтобы пропитать их жен. Другие не состоящие в браке или бездетные мужчины могли бы даже просить жену другого человека родить его детей, если она ранее была сильным детским предъявителем.

Поэтому много продуманных Спартанских многобрачных женщин или polyandrous. Эта практика была поощрена, чтобы женщины родили столько детей с сильным телом, сколько они могли. Спартанское население было трудно поддержать из-за постоянного отсутствия и утраты мужчин в сражении и интенсивном физическом контроле новорожденных.

Женщины в Спарте матриархальные обязанности

Женщины были по существу главой домашних хозяйств в Спартанском обществе, когда мужчины были прочь в состоянии войны. Сыновья были взяты из дома в семь лет и проведены через agoge. Дочери были образованы и остались в зданиях их матери, пока они не были женаты вокруг возраста восемнадцать. Женщины, как ожидали, не изучат внутренних обязанностей как переплетение и очистка, поскольку рабы состояния выполнят эти задачи. Поэтому, женщины были более озабочены управлением, сельским хозяйством, логистикой и другими задачами хлеба насущного. Они также вырастили физическую высоту, родили детей и контролировали рабов (рабы), которые работали земля.

В любой данный момент Спартанский polis состоял бы из преимущественно женщин, учитывая что половина мужчин находилась в состоянии войны. Когда мужчины не были размещены, они были озабочены обучением и остались отделенными от своих домов, оставив женщин, чтобы полностью доминировать над домашним хозяйством. Это - то, почему в социальном отношении и с политической точки зрения женщины управляли и возглавили сообщество.

Спартанский закон, шифруемый при Ликурге, выразил важность ребенка, переносящего в Спарту. Размножение и воспитание детей считали важной культурной функцией в Спартанском обществе, равном воину мужского пола в Спартанской армии. В соответствии со Спартанским законом, женщины, которые умерли в рождении ребенка и мужчинах, которые умерли в сражении оба, заработали честь наличия их имен enscripted на их могильных камнях.

Спартанские женщины были поощрены произвести много детей, предпочтительно мужчину, чтобы увеличить военное население Спарты. Они гордились размножением храброго воина. Быть матерью популярного воина было высокой честью для Спартанской женщины.

Развод

Спартанским женщинам разрешили развестись с их мужьями без страха перед потерей их личного богатства. Как равняются гражданам сообщества, женщины могли развестись и не были обязаны или отговорили вступить в повторный брак. Уникальная семейная единица Спарты также не вынуждала женщину оставить своих детей, поскольку биологическое отцовство не было важно в воспитании детей. Мальчики были уже взяты в agoge, и девочки будут чувствовать сильную связь с матерью.

Молодежь

“поскольку скромность посетила их, и не было никакой шалости в их поведении ”\

Систематическое образование

Женское образование неопределенно и редко упоминаемое как в формальном урегулировании класса, по-видимому имеющем место своими силами. Это, по крайней мере, зарегистрировано, что более богатые женщины написали письма своим сыновьям, и поэтому предполагается, что они могли читать и написать. Более ясно подразумевается, что женщины изучили mousike, который состоял из искусств, музыки, танца и поэзии. Учитывая Спартанское внимание на сообщество как семья, считают возможным, что девочкам также преподавали в управляемом сообществом учреждении, которое было дано одинаково всем Спартанским семьям.

Физическая подготовка

Спартанские младенцы женского пола отмечены, чтобы значительно более кормиться, чем другие греческие дети женского пола и в некоторых случаях, чем Спартанские младенцы мужского пола. Многие полагают, что это предпочтение показали младенцам женского пола, потому что было особенно важно иметь физически здоровых женщин, чтобы иметь детей. В их юности Спартанцы женского пола бежали вокруг обнаженной фигуры рядом с мальчиками и конкурировали в гимнастике, борьбе, ноге и гонках, и других необходимых физических испытаниях, всех с точки зрения общественности.

Девочки также часто конкурировали в gymnopaedia, Спартанском фестивале голых молодых людей. Женщины, как было также известно, конкурировали на Олимпийских играх и других важных спортивных событиях, обычно борясь.

Религия

Все греки обычно поклонялись тем же самым богам, но местоположение обозначило акцент области на различных богов. Например, Спартанцы держали богов воина намного выше, чем мирные боги. Женщины более определенно поклонялись богам, связанным с красотой, здоровьем, пригодностью и рождаемостью (как Eileithyia).

Спартанские женщины также участвовали в культах, сосредоточенных на местных героях или мифах. Культ Хелен Спарты был очевидно большим среди Спартанцев, а также Культа Cynisca. Cynisca был известным Спартанским гонщиком колесницы и принцессой и был первой женщиной, которая победит на Древних Олимпийских Играх. В следующем Cynisca много Спартанских женщин практиковали гонки на колесницах и участвовали в гонках.

В Спартанских обрядах похорон женские имена были запечатлены в их могильный камень на похороны, только если они умерли во время рождаемости, поскольку мужчины получили эту награду, только если они умерли в активном сражении.

Церемонии

Не

было никаких определенных для женщины церемоний или фестивалей кроме случайных женских гонок на колесницах или спортивных событий. Однако это могло быть результатом женщин, уже поддерживающих значение в сообществе широкие фестивали и религиозные церемонии.

Одежда

Спартанская женская одежда была проста и общеизвестно коротка. Много иностранцев отметили, что Спартанские женские ноги постоянно распространялись. Так как женщины не соткали свою собственную одежду и вместо этого оставили создание товаров к perioikoi, покупка тщательно продуманной ткани и металлических браслетов была признаком богатства. Это неизвестно, носили ли женщины эти серебряные и золотые браслеты в любом случае или если только для религиозных церемоний и фестивалей. Женщинам также не разрешили выращивать их волосы долго.

Известные Спартанские женщины

  • Хелен Спарты (Елена Троянская)
  • Королева Горго (жена Леонидаса I)
  • Cynisca – известный гонщик колесницы
  • Euryleonis - известный гонщик колесницы
  • Chilonis (дочь Leotychidas)
  • Chilonis (жена Cleombrotus II)

См. также

  • Женщины в классических Афинах

Библиография

ru.knowledgr.com