История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Музыкальная письменность Древней Руси. Текст письменность древней руси


Музыкальная письменность Древней Руси

Древнерусскую профессиональную музыку записывали знаками безлинейной невменной нотации. Это знаковое, или знаменное (от слав. знамя — "знак") письмо имело немало разновидностей. На протяжении XI—XVII вв. возникали и исчезали нотации, сменяя друг друга, и лишь одна из них — столповая знаменная нотация — неизменно развивалась на протяжении всего древнерусского периода с XI до XVII в.27 С изучением разнообразных форм средневековой музыкальной письменности связана особая наука, называемая "семиографией"28.

Ни восточная, ни западноевропейская музыкальные культуры не знали такого разнообразия форм безлинейных нотаций — знаменная, кондакарная, экфонетическая, демественная, путевая (есть и другие, менее важные), каждая из которых для того или иного распева была самодостаточна и связывалась с определенным музыкальным стилем. Среди средневековых безлинейных нотаций есть и такие, которые еще не прочитаны. Расшифровка памятников Средневековья до сих пор остается одной из наиболее важных и сложных задач русской музыкальной медиевистики. Каждой нотации соответствовал определенный тип пения. Не все они получили распространение и развитие в древнерусской певческой практике; одни играли ведущую роль, другие — второстепенную. Возникновение каждой нотации было обусловлено появлением нового распева, отличавшегося от прежних особыми характерными признаками, ритмами, мелодическими оборотами.

Русские певческие нотации, появившиеся в Киевской Руси, ведут свое происхождение от нотаций Византии, но они не просто копировали их. На византийской основе русские распевщики создали нечто свое, приспосабливая напевы к тексту на славянском языке, заменяя знаки, переставляя акценты. В процессе формирования древнерусских нотаций Ю.В. Келдыш29 не без основания отметил аналогию древнеславянской азбуке — кириллице. В основу ее, как известно, было положено греко-византийское торжественное уставное письмо (унциал) с частичными изменениями и дополнениями, соответствующими фонетическим особенностям славянского языка. В таком же приблизительно отношении находится знаменное письмо к палеовизантийской нотации. Сохранив основную систему ее знаков, русские мастера отказались от некоторых из них и вместе с тем ввели такие знаки и комбинации знаков, которых не было в византийской музыкальной письменности.

Особенностью развития древнерусской музыкальной письменности явилось изначальное сочетание трех различных видов нотаций: экфонетической, знаменной и кондакарной.

Одновременное сосуществование в XI—XIII вв. в Киевской Руси трех видов нотаций соответствовало богатой музыкальной практике того времени. Древнерусские нотации имели византийские прототипы — экфонетическую нотацию для чтения нараспев и две певческие палеовизантийские нотации — куаленскую и шартрскую.

В XV—XVI вв. процесс развития приводит ко многим изменениям в знаменной нотации и к появлению новых распевов с новыми нотациями — путевой и демественной.

Каждая из этих безлинейных нотаций, существовавших с XI до XVII в., отражала лишь один музыкальный стиль, один из распевов древнерусской монодии. Средствами одной невменной системы выражалась интонационная и ритмическая сфера только одного распева. Формирование нового распева влекло за собой создание новых форм записи, новых знаков и переосмысление старых. Любая древнерусская нотация обладала определенным алфавитом музыкальных знаков, набором музыкальных знаков, аналогично буквам алфавита. Связь знаков, подобно тому как буквы складываются в слова, а слова в предложения, образует мелодии, фразы. Средневековые нотации имеют идеографический характер — знак заключает в себе идею, наполнен содержанием: им может быть выражена развернутая попевка, фита или небольшой музыкальный оборот, даже один звук; связь знаков образует определенные музыкальные формулы — попевки, кокизы; сборник кокиз называется кокизником, сборник фит — фитником.

Наиболее простой является экфонетическая нотация, предназначенная для псалмодического чтения нараспев священных книг — Евангелия, Апостола, Пророчеств. Ее знаки лишь приблизительно фиксировали мелодическую линию псалмодии, указывая на повышение или понижение голоса (например, оксейа и барейа), фигурацию типа группетто (сирматике), мелодическое кадансирование и остановку (телейа). В рукописях употреблялось три вида экфонетических знаков: строчные, надстрочные и подстрочные. Акцентные знаки ставились под строкой, возле того слова, которое необходимо было подчеркнуть. Первой рукописью, снабженной знаками экфонетической нотации, является Остромирово евангелие (1056—1057), на примере которого видно, что в русских рукописях знаки экфонетической нотации использовались не так систематически, как в рукописях византийских.

Эпоха раннего Средневековья с X по XIV в. связана с двумя главными распевами — знаменным и кондакарным, по своему характеру и значению противопоставленными друг другу. Знаменный распев определил строгий и эпически-величественный характер русской церковной музыки Средневековья. Кондакарный распев был связан с пением наиболее важных и торжественных песнопений и отличался украшенностью, распевностью мелодики30.

Столповая знаменная нотация представляет собой совокупность знаков трех категорий: основные знаки знаменной нотации — алфавит — это простые знаки: одно-, двухступенные и многоступенные; другая разновидность — попевки — относительно краткие мелодические формулы, записанные теми же простыми знаками, но часто с элементами тайнописи, в попевках часто простые знаки приобретают новое значение; наиболее сложной разновидностью знаков являются фиты и лица — обширные мелодические построения, целиком зашифрованные. Азбуки их называют "строки мудрые", "тайнозамкненные".

Чтобы освоить знаменную нотацию, певцам приходилось проходить выучку в специальных певческих школах под руководством опытных учителей. О существовании таких школ упоминают древнерусские летописи; число их увеличилось в XVI в. после Стоглавого собора (1551). Увеличение количества школ вызвало необходимость написания учебных пособий, способствовавших более быстрому освоению знаменной нотации. В это время создаются азбуки со сводами всех попевок и фит, являющиеся своего рода словарем осмогласия знаменного распева и справочниками по его нотированию, к таким руководствам относится "Ключ знаменной" инока Христофора (1604 г.).

Песнопения знаменной нотации от XI вплоть до первой половины XVII в. не расшифрованы. Знаменная нотация поддается точной расшифровке лишь с середины XVII в., там, где есть киноварные, или шайдуровы пометы, изобретенные на рубеже XVI—XVII в. новгородским теоретиком Иваном Шайдуром и прочими для уточнения высоты крюков. В 1668 г. была создана система, уточнявшая звуковысотность крюков, — признаки Александра Мезенца, дублировавшая шайдуровы пометы. Впоследствии обе эти системы внедрились в рукописную практику.

Особенности текстов в древнерусских песнопениях

Древнерусские песнопения записывали на церковнославянском языке, едином для восточных и южных славян. Церковнославянский язык в ранний период с XI по XIV в. на Руси претерпевает большую эволюцию.

Возникновение раздельноречия, или хомонии (наонного пения)31, было следствием исторической эволюции звучания русского языка. Этот фонетический процесс замены редуцированных звуков полногласными был постепенным, он начался уже в XII в. Исчезли в русском языке полугласные звуки ъ и ь (падение редуцированных). В певческих текстах они всегда рассматривались как полноценные гласные и над ними проставлялись музыкальные знаки. В результате этой эволюции возникли специальные певческие тексты. Певческие книги стали отличаться от норм обычного произношения текста.

Д. В. Разумовский выделил на основании этого три вида певческих текстов: древнее истинноречие (с XI по начало XV в.), раздельноречие, или хомония (с начала XV до середины XVII в.) и новое истинноречие (от середины XVII в.). На примере стихиры Воздвижению "Четвероконечный мир днесь освящается" в трех певческих рукописях разного времени можно увидеть, как видоизменялся текст:

Древнее истинноречие XI—XIV вв.: Четвероконьчьныи, миръ дьньсь, освящаеться.

Раздельноречие XV—XVII вв.: Четвероконеченыи, миро денесе, освящаетеся.

Новое истинноречие с середины XVII в.: Четвероконечныи, миръ днесь, освящается.

Термины "старое истинноречие" и "новое истинноречие" указывают на то, что текст в пении произносится так же, как в чтении, в речи (на речь), то есть соответствующим реальному произношению, как в чтении, чем оно отличается от раздельноречия (хомонии, или наонного пения).

В эпоху старого истинноречия все еры пропевались как полноценные гласные; в дальнейшем это сформировало раздельноречие — особый вид древнерусских певческих текстов, при котором полугласные, редуцированные звуки — "еры", обозначавшиеся буквами ъ и ь, были заменены буквами о и е. Певческие тексты стали отличаться от текстов для чтения:

Читали: Спасъ, днесь,согрешихом, приидохом.

Пели: Сопасо, денесе, согрешихомо, приидохомо.

Певческая специфика средневековых раздельноречных текстов имела вокальную ориентацию не только в церковных песнопениях. В народных песнях существуют аналогичные явления, например "Во лузях, во зеленых во лузях". В XVII в. раздельноречие подверглось критике и исправлению. По велению царя Алексея Михайловича в 1655 г. была созвана комиссия дидаскалов, цель которой "предел учинити пению", сделать его истинноречным, "равночинным, доброгласным"32. Это привело к созданию новой редакции певческих текстов, так называемого нового истинноречия.

studfiles.net

Музыкальная письменность Древней Руси

Древнерусскую профессиональную музыку записывали знаками безлинейной невменной нотации. Это знаковое, или знаменное (от слав. знамя — "знак") письмо имело немало разновидностей. На протяжении XI—XVII вв. возникали и исчезали нотации, сменяя друг друга, и лишь одна из них — столповая знаменная нотация — неизменно развивалась на протяжении всего древнерусского периода с XI до XVII в.27 С изучением разнообразных форм средневековой музыкальной письменности связана особая наука, называемая "семиографией"28.

Ни восточная, ни западноевропейская музыкальные культуры не знали такого разнообразия форм безлинейных нотаций — знаменная, кондакарная, экфонетическая, демественная, путевая (есть и другие, менее важные), каждая из которых для того или иного распева была самодостаточна и связывалась с определенным музыкальным стилем. Среди средневековых безлинейных нотаций есть и такие, которые еще не прочитаны. Расшифровка памятников Средневековья до сих пор остается одной из наиболее важных и сложных задач русской музыкальной медиевистики. Каждой нотации соответствовал определенный тип пения. Не все они получили распространение и развитие в древнерусской певческой практике; одни играли ведущую роль, другие — второстепенную. Возникновение каждой нотации было обусловлено появлением нового распева, отличавшегося от прежних особыми характерными признаками, ритмами, мелодическими оборотами.

Русские певческие нотации, появившиеся в Киевской Руси, ведут свое происхождение от нотаций Византии, но они не просто копировали их. На византийской основе русские распевщики создали нечто свое, приспосабливая напевы к тексту на славянском языке, заменяя знаки, переставляя акценты. В процессе формирования древнерусских нотаций Ю.В. Келдыш29 не без основания отметил аналогию древнеславянской азбуке — кириллице. В основу ее, как известно, было положено греко-византийское торжественное уставное письмо (унциал) с частичными изменениями и дополнениями, соответствующими фонетическим особенностям славянского языка. В таком же приблизительно отношении находится знаменное письмо к палеовизантийской нотации. Сохранив основную систему ее знаков, русские мастера отказались от некоторых из них и вместе с тем ввели такие знаки и комбинации знаков, которых не было в византийской музыкальной письменности.

Особенностью развития древнерусской музыкальной письменности явилось изначальное сочетание трех различных видов нотаций: экфонетической, знаменной и кондакарной.

Одновременное сосуществование в XI—XIII вв. в Киевской Руси трех видов нотаций соответствовало богатой музыкальной практике того времени. Древнерусские нотации имели византийские прототипы — экфонетическую нотацию для чтения нараспев и две певческие палеовизантийские нотации — куаленскую и шартрскую.

В XV—XVI вв. процесс развития приводит ко многим изменениям в знаменной нотации и к появлению новых распевов с новыми нотациями — путевой и демественной.

Каждая из этих безлинейных нотаций, существовавших с XI до XVII в., отражала лишь один музыкальный стиль, один из распевов древнерусской монодии. Средствами одной невменной системы выражалась интонационная и ритмическая сфера только одного распева. Формирование нового распева влекло за собой создание новых форм записи, новых знаков и переосмысление старых. Любая древнерусская нотация обладала определенным алфавитом музыкальных знаков, набором музыкальных знаков, аналогично буквам алфавита. Связь знаков, подобно тому как буквы складываются в слова, а слова в предложения, образует мелодии, фразы. Средневековые нотации имеют идеографический характер — знак заключает в себе идею, наполнен содержанием: им может быть выражена развернутая попевка, фита или небольшой музыкальный оборот, даже один звук; связь знаков образует определенные музыкальные формулы — попевки, кокизы; сборник кокиз называется кокизником, сборник фит — фитником.

Наиболее простой является экфонетическая нотация, предназначенная для псалмодического чтения нараспев священных книг — Евангелия, Апостола, Пророчеств. Ее знаки лишь приблизительно фиксировали мелодическую линию псалмодии, указывая на повышение или понижение голоса (например, оксейа и барейа), фигурацию типа группетто (сирматике), мелодическое кадансирование и остановку (телейа). В рукописях употреблялось три вида экфонетических знаков: строчные, надстрочные и подстрочные. Акцентные знаки ставились под строкой, возле того слова, которое необходимо было подчеркнуть. Первой рукописью, снабженной знаками экфонетической нотации, является Остромирово евангелие (1056—1057), на примере которого видно, что в русских рукописях знаки экфонетической нотации использовались не так систематически, как в рукописях византийских.

Эпоха раннего Средневековья с X по XIV в. связана с двумя главными распевами — знаменным и кондакарным, по своему характеру и значению противопоставленными друг другу. Знаменный распев определил строгий и эпически-величественный характер русской церковной музыки Средневековья. Кондакарный распев был связан с пением наиболее важных и торжественных песнопений и отличался украшенностью, распевностью мелодики30.

Столповая знаменная нотация представляет собой совокупность знаков трех категорий: основные знаки знаменной нотации — алфавит — это простые знаки: одно-, двухступенные и многоступенные; другая разновидность — попевки — относительно краткие мелодические формулы, записанные теми же простыми знаками, но часто с элементами тайнописи, в попевках часто простые знаки приобретают новое значение; наиболее сложной разновидностью знаков являются фиты и лица — обширные мелодические построения, целиком зашифрованные. Азбуки их называют "строки мудрые", "тайнозамкненные".

Чтобы освоить знаменную нотацию, певцам приходилось проходить выучку в специальных певческих школах под руководством опытных учителей. О существовании таких школ упоминают древнерусские летописи; число их увеличилось в XVI в. после Стоглавого собора (1551). Увеличение количества школ вызвало необходимость написания учебных пособий, способствовавших более быстрому освоению знаменной нотации. В это время создаются азбуки со сводами всех попевок и фит, являющиеся своего рода словарем осмогласия знаменного распева и справочниками по его нотированию, к таким руководствам относится "Ключ знаменной" инока Христофора (1604 г.).

Песнопения знаменной нотации от XI вплоть до первой половины XVII в. не расшифрованы. Знаменная нотация поддается точной расшифровке лишь с середины XVII в., там, где есть киноварные, или шайдуровы пометы, изобретенные на рубеже XVI—XVII в. новгородским теоретиком Иваном Шайдуром и прочими для уточнения высоты крюков. В 1668 г. была создана система, уточнявшая звуковысотность крюков, — признаки Александра Мезенца, дублировавшая шайдуровы пометы. Впоследствии обе эти системы внедрились в рукописную практику.

Особенности текстов в древнерусских песнопениях

Древнерусские песнопения записывали на церковнославянском языке, едином для восточных и южных славян. Церковнославянский язык в ранний период с XI по XIV в. на Руси претерпевает большую эволюцию.

Возникновение раздельноречия, или хомонии (наонного пения)31, было следствием исторической эволюции звучания русского языка. Этот фонетический процесс замены редуцированных звуков полногласными был постепенным, он начался уже в XII в. Исчезли в русском языке полугласные звуки ъ и ь (падение редуцированных). В певческих текстах они всегда рассматривались как полноценные гласные и над ними проставлялись музыкальные знаки. В результате этой эволюции возникли специальные певческие тексты. Певческие книги стали отличаться от норм обычного произношения текста.

Д. В. Разумовский выделил на основании этого три вида певческих текстов: древнее истинноречие (с XI по начало XV в.), раздельноречие, или хомония (с начала XV до середины XVII в.) и новое истинноречие (от середины XVII в.). На примере стихиры Воздвижению "Четвероконечный мир днесь освящается" в трех певческих рукописях разного времени можно увидеть, как видоизменялся текст:

Древнее истинноречие XI—XIV вв.: Четвероконьчьныи, миръ дьньсь, освящаеться.

Раздельноречие XV—XVII вв.: Четвероконеченыи, миро денесе, освящаетеся.

Новое истинноречие с середины XVII в.: Четвероконечныи, миръ днесь, освящается.

Термины "старое истинноречие" и "новое истинноречие" указывают на то, что текст в пении произносится так же, как в чтении, в речи (на речь), то есть соответствующим реальному произношению, как в чтении, чем оно отличается от раздельноречия (хомонии, или наонного пения).

В эпоху старого истинноречия все еры пропевались как полноценные гласные; в дальнейшем это сформировало раздельноречие — особый вид древнерусских певческих текстов, при котором полугласные, редуцированные звуки — "еры", обозначавшиеся буквами ъ и ь, были заменены буквами о и е. Певческие тексты стали отличаться от текстов для чтения:

Читали: Спасъ, днесь,согрешихом, приидохом.

Пели: Сопасо, денесе, согрешихомо, приидохомо.

Певческая специфика средневековых раздельноречных текстов имела вокальную ориентацию не только в церковных песнопениях. В народных песнях существуют аналогичные явления, например "Во лузях, во зеленых во лузях". В XVII в. раздельноречие подверглось критике и исправлению. По велению царя Алексея Михайловича в 1655 г. была созвана комиссия дидаскалов, цель которой "предел учинити пению", сделать его истинноречным, "равночинным, доброгласным"32. Это привело к созданию новой редакции певческих текстов, так называемого нового истинноречия.

Примечания:

1. Термин "канон" (от греч. — правило) имеет несколько значений. Среди них: а) канон — это определенная характеристика типа культуры древности, система правил средневекового искусства, регламентирующих и направляющих художественное творчество в определенном русле; б) каноном в византийской гимнографии называлась одна из жанровых форм — музыкально-литературная композиция, формы и сюжеты которой были заданными и строго последовательными. Здесь этот термин рассматривается в первом значении.

2. Музыкальная эстетика западноевропейского Cредневековья. М., 1966. С. 107, 110.

3. Там же. С. 104.

4. Все певческие книги связаны с системой осмогласия, но по-разному. В Минеях, например, гласы могут произвольно чередоваться, две книги — Ирмологий и Октоих — строго подчинены осмогласию. Они делятся по числу гласов на восемь частей.

5. Холопов Ю. Н. Понятие лада в связи с ладовой спецификой русской монодии: Доклад на I Всесоюзной конференции "Памятники русского хорового искусства". Московская государственная консерватория, апрель 1982.

6. Однако есть некоторые сведения, полученные на основе записей древнерусских песнопений, сделанных от старообрядцев разных мест, показывающие, что лад древнерусских песнопений до XVII в. не ограничивался только двенадцатью ступенями. Допускалось расширение, транспозиция отрезков звукоряда вверх или вниз на секунду. Об этом см.: Владышевская Т. Ф. К вопросу об изучении традиций древнерусского певческого искусства // Из истории русской и советской музыки. Вып. 2. М., 1976. С. 40—61.

7. Этот принцип подобия — повторения и копирования образцов — характерен для средневекового канона. Он типичен и для древнерусской живописи (повторение эталонных прообразов — подлинников в иконописи), в литературе он проявился в особой методе использования готовых риторических формул, своеобразном методе "плетения словес".

8. Бычков В. В. Византийская эстетика. М., 1977. С. 146.

9. Лазарев В. Н. История византийской живописи. Т. 1. М., 1947. С. 27.

10. Изобразительное искусство — иконы, фрески, художественные миниатюры книг, назначение которых было учить, рассказывать, воспитывать, — выполняло ту же функцию, что и литература.

11. См.: Лихачев Д. С. Развитие русской литературы X—XVII веков. Эпохи и стили. Л., 1973. С. 50; Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. М., 1979. С. 55.

12. Псалмодия — исполнение псалмов на основе ладовых мелодических моделей, так называемых псалмовых тонов, с определенной начальной формулой, речитацией на заданном тоне, фиксированными срединным и заключительным каденционным оборотами. В широком смысле — речитативный характер пения.

13. Канонарх (от греч. канонархейн — управляющий с помощью палки, видимо, дирижер) еще в IX в. в Студийском монастыре в Константинополе возглавлял пение хора, о чем есть свидетельство в ямбах Федора Студита. Пение с канонархом сохранилось и в наше время как монастырская традиция, согласно которой канонарх в пении стихир возглашает строфы, а хор за ним их пропевает.

14. Издание Обихода Синодальной типографии 1772 г. в значительной мере отразило то разнообразие распевов, которыми пели псалмы.

15. Свое название "предначинательного" 103-й псалом получил не только потому, что им начиналась служба — Всенощное бдение, но и потому, что в этом псалме повествуется о начале мироздания.

16. Существует несколько распевов этого псалма — знаменный, киевский, болгарский, греческий. Последний был положен в основу соответствующей части "Всенощной" С. В. Рахманиновым.

17. Аненайка удлиняет распев, так как в этом месте псалма священник читает семь светильничных молитв "втай", про себя.

18. См.: Момина М. А. Песнопения древних славяно-русских рукописей // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР. Вып. 2. Ч. 2. М., 1976.

19. Тропари по их значению в службе бывают отпустительные (заключительные), воскресные, праздничные, постные и др. Они также входят в состав песен канона, составляют циклы — тропарь с кондаком и др.

20. Одним из наиболее полных стихирарей XVII в., отразившим все праздники русским святым, является четырехтомный Стихирарь из РГБ. Ф. 379 (Разумовского). № 63, 64, 65, 66.

21. См.: Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977. С. 103, 108.

22. В древнейшей русской певческой рукописи "Типографский устав с кондакарем" (хранится в Государственной Третьяковской галерее) среди нотированных кондаков также есть указание на способ пения: "певец" и "людие"; сольное пение кондаков заключалось припевом народа. См. также статью в наст. изд. "Кондакарь Типографского устава и музыкальная культура Древней Руси XI—XII вв.".

23. До нас дошло пять кондакарей XI—XIV вв.

24. "Структура канона предполагает, что каждая из девяти "песней" по своему словесно-образному составу соотнесена с одним из библейских моментов (первая — с переходом через Красное море, вторая — с грозной проповедью Моисея в пустыне, третья — с благодарением Анны, родившей Самуила, четвертая — с пророчеством Аввакума и т. д.) без всякого отступления" (Аверинцев С. С. Поэтика ранневизантийской литературы. С. 103—104).

25. Об "ансамблевости" древнерусской литературы и изобразительного искусства см.: Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1971. С. 50.

26. Существовала специальная церковная должность — уставщик — руководитель клироса, который обязан был следить за порядком богослужения и указывать последовательность чтений и песнопений. Уставщик использовал все певческие и служебные книги, согласно Типикону учитывая календарь и день недели, в который происходит богослужение.

27. У старообрядцев эта нотация используется и в настоящее время.

28. Термин "семиография" (другие транскрипции — симиография, семейография) происходит от греческого "семейо графос" — "записывающийся скорописными знаками". Семиография — это наука о средневековой музыкальной знаковой письменности. Об этом см.: Металлов В. М. Русская семиография. М., 1912; Металлов В. М. Азбука крюкового пения. М., 1899; Смоленский Ст. Азбука знаменного пения старца Александра Мезенца. Казань, 1888; Smоlеnskij St. Paläographischer Atlas der altrussischen linienlosen Gesangsnotation. Bayerische Akademie der Wissenschaften. Philosophisch-historische Klasse. Abhandlungen. N. F. Heft 80. München, 1976.

Термин "семиография" употребляется и по отношению к стенографии (по-гречески тоже семиография), которая также оперирует сокращенными скорописными знаками. Как в стенографии, так и в семиографии используются сходные приемы сочетания принципов буквенного (знакового) и иероглифического письма. В обоих случаях применение иероглифического принципа обусловлено частотностью и неизменностью сочетаний, которые шифруются одним или несколькими знаками, — этот прием употребляется в целях экономии места в рукописи.

29. См.: Келдыш Ю. В. К проблеме происхождения знаменного пения // Очерки и исследования по истории русской музыки. М., 1978.

30. Знаки кондакарной нотации и кондакарные знаковые формулы см. в статье наст. изд. "Кондакарь Типографского устава...".

31. Хомония — слово, которое происходит от частого употребления глагольных форм прошедшего времени, оканчивающихся на хомъ (победихомъ, посрамихомъ и т. п.). Термин "наонное пение" означает пение на о, с буквой о в церковнославянской азбуке, называемой "он".

32. Раздельноречие по сей день сохранилось лишь у старообрядцев некоторых самых строгих беспоповских толков.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.portal-slovo.ru/

 

 

stydopedia.ru

Письменность древней Руси.docx - Рабочая программа курса “Письменность Древней ...

находящиеся в русской азбуке, гражданский алфавит Петровской эпохи,реформы орфографии 1917 года, особенности церковной графики, уставноеписьмо. Имяслов азбуки, этимология названий букв, красота иодухотворенность букв. Азбучная молитва, символическое изображениебуквиц, виды орнамента.Раздел 3. Особенности чтения и письма по­старославянски.Церковная графика и орфография, функции «ер» и «ерь» в славянскомязыке, буквы, передающие один и тот же звук: «ять» и «есть», «иже» и«ижица», «юс малый» и «я», «он» и «омега», «земля» и «зело», «ферт» и«фита», «оник» и «ук». Особенности чтения по­старославянски: нараспев,окание, соблюдение ударений, четкое произношение всех букв, благоговейноечтение.Раздел 4. Церковное письмо как художество.Узорное надстрочье, изящество церковной графики, церковная строка, титла– орфографические «нимбы» над словами, надстрочные знаки: придыхание,ерок, краткая, кавыка, титла и ударения, функции надстрочных знаков вцерковнославянском тексте.Раздел 5. Изображение славянских чисел.Происхождение кириллической цифири, обозначение цифр в церковныхкнигах, разряды буквенной цифири, произнесение славянских чисел,православные символы­числа (десять Заповедей Божиих, семь дел милости10духовной, четыре главных поста в году и др.. Решение примероввбуквенной цифири, составление задач в стихотворной форме, чтение иразиышления о Заповедях Божиих, употребление буквенной цифири доПетровского времени, названия месяцев по­славянски, названия и символикаособо больших чисел («тма», «легеон», «леодр», «вран», «колода», «тматем»).Раздел 6. Знаки препинания.Строчные знаки, сравнение написания славянских и современных русскихзнаков препинания, функции строчных знаков в церковных текстах, историяпроисхождения некоторых знаков препинания.

znanio.ru