История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Самые древние каменные орудия. Самое древнее каменное орудие


Каменные орудия - это... Что такое Каменные орудия?

Многие считают, что каменное оружие и инструменты относятся к тому периоду истории, когда ещё не было никаких технологий и войн, — только охотники на мамонтов. Но отождествление камня с доисторическим периодом, — большая ошибка. Использование орудий, изготовленных из камня, практиковалось не только на протяжении античной истории, но продолжалось и в течение средних веков, и даже, в определённом смысле, новое время. Оружие из камня и кости применялось не только армией египетского Древнего Царства в III тысячелетии до н. э., но и ополчением короля Гарольда в XI веке, и даже литовцами в XIII веке. В самой Европе век каменного оружия кончился всего несколько столетий назад.

Да и наступление полноценного железного века, само по себе, означало только то, что железо уже известно, но ни как не гарантировало, что оно будет доступно. Ещё в XVIII веке кое-где в Восточной Европе пахали деревянными плугами, и храмы сооружали «без единого гвоздя» не на спор, — а, просто, — потому, что ни единого и не было.

Наблюдения над приматами (в частности, исследования Джейн Ван Лавик-Гуддол) показывают, что шимпанзе активно используют орудия при добывании пищи (например, искусственно заострённые палочки при охоте на термитов). Кроме того, шимпанзе используют острые камни, а в экспериментах, поставленных в лабораторных условиях — вполне эффективно овладевают техникой скалывания.

Первым методом изготовления орудий из камня стало разбивание, по видимому применявшееся уже австралопитеками.

Метод был изумительно прост, — надо было просто бросить один камень на другой, а потом среди осколков выбрать подходящий, — достаточно крупный для удержания в руке и обладающий острой гранью.

Однако на практике для получения мало-мальски пригодного рубила приходилось разбивать слишком много камней. Потому, следующим изобретением стал метод скалывания, — от камня, уже обладающего подходящими размерами и формой, ударами другого камня откалывались небольшие куски, пока не возникала режущая кромка нужной формы.

Так изготавливались ручные рубила, — двусторонне обработанные орудия весом до килограмма, которыми, по видимому, являлись орудиями универсального использования. Эти орудия характеризуют ашёльскую эпоху нижнего палеолита (1,5—0,2 мил. лет назад). Рубила, постепенно совершенствуясь оставались основными и наиболее распространёнными орудиями человека вплоть до наступления эпохи среднего палеолита (ок. 200 — 45/30 тыс. лет назад).

(Существовали различные методы ретуши, однако, суть изобретения сводилась к тому, что удар рабочего камня передавался заготовке посредством прообраза стамески, — кости, либо третьего камня имеющего форму палочки. Так можно было точнее рассчитывать удар, и, отделяя небольшие чешуйки, придать изделию более сложную форму.)

Благодаря применению ретуши, кроме рубил, у людей появился и новый инструмент — «резак», — плоский камень с острой гранью, предназначенный уже не для рубки, а для резания твёрдых материалов, — дерева и кости.

До этого времени людьми кости и палки, естественно, использовались, но только в своём первозданном виде, ибо рубила не годились для придания им формы. Архантропами применялись лишь дубины из необработанных сучьев, основным же охотничьим оружием палеоантропов (часто, но неправильно, называемых неандертальцами) стали выструганные резцом цельнодеревянные копья, острие которых упрочнялось путём обжига на костре.

Около 80 тыс. лет назад процесс изготовления орудий ретушью был решительно упрощён путём введения техники пластин. Теперь, вместо того, чтобы обрабатывать камень со всех сторон, сначала крупному камню придавалась геометрическая форма, а затем уже с его граней скалывались пластины. Оставалось только обработать ретушью рабочую грань полученной заготовки, да и то, лишь в том случае, если режущая кромка не возникала при самом сколе.

Наконец, 20-30 тыс. лет назад уже людьми современного вида было сделано изобретение, означающее настоящий прорыв в орудийной деятельности, — каменные орудия стали снабжаться рукоятками из дерева, рога или кости. Возможность составлять орудие из двух и более частей открыла широчайшие возможности для творчества. В частности появились примитивные топоры и метательные копья с каменным или костяным наконечником.

Использование рукоятки во многих случаях позволило упростить обработку камня. Его форма и размер становились неважными, теперь от камня требовалась только режущая кромка. Наступление эпохи мезолита определяется по факту доведения этой идеи до логического окончания, — возникновению техники микролитов.

Если в палеолите нож изготовлялся из достаточно длинной пластины, путём кропотливой ретуши, которой создавались не только лезвие, но и вправляемый в рукоятку черенок, — то теперь камень просто дробился на мелкие осколки, которые вклеивались смолой или асфальтом в костяное или деревянное основание. Получался «нож-пила», — орудие, в принципе, худшее, но несравненно более простое в изготовлении.

Начало периода мезолита совпало с наступлением последнего ледникового периода, в течение которого почти по всей планете климат оставался либо слишком холодным, либо слишком сухим. Однако отступление ледника стало сигналом к началу перехода к оседлости, а она, в свою очередь, стимулировала разработку новых технологий. Важнейшими техническими достижениями эпохи неолита стали освоение шлифовки, сверления и пиления камня.

Всю предшествующую неолиту историю камень обрабатывался ударным путём. Недостатком обработки камня ударами был немыслимо высокий уровень брака — 95 %. Прилепить обратно ошибочно отбитый кусок было невозможно, потому, каждый неудачный удар приводил к порче заготовки. Кроме того, даже при самой точной работе, хрупкий камень мог расколоться от сотрясений. А, так как, параллельно росту мастерства росли и запросы, то этот прискорбно низкий КПД камнереза оставался константой, — как австралопитек разбивал 20 камней, пока среди осколков не обнаруживал желаемое, так и изощрённый мастер верхнего палеолита портил 20 заготовок, пока не получал изящный листовидный наконечник с черенком.

Обработка камня трением о мокрый песок, хотя и казалась крайне трудоёмкой (на изготовление одного топора уходили десятки часов тяжёлой работы), но, в конечном счёте, экономила и время и материал. Со своей стороны, техника сверления позволила обеспечить более надёжное соединение изделия с рукоятью.

Шлифование и сверление, позволявшие придавать камню любую форму, распространились, однако, только в IV тыс. лет до н. э., то есть, уже в то время, когда в некоторых регионах широко стала использоваться медь. Жители древнего Египта даже сразу перешли к изготовлению орудий из меди, и шлифовкой так и не овладели.

Микролиты же, по-прежнему необходимые для изготовления режущих орудий, в период неолита также претерпели эволюцию, превратившись из просто мелких осколков камня в геометрически правильные элементы, образующие почти ровное лезвие. Причём, размеры их стали настолько стандартны, что выпавший и утерянный фрагмент мог быть заменён.

Такая точность изготовления достигалась усовершенствованием техники пластин. Теперь, камень раскалывался на аккуратные столбики, которые, в свою очередь, уже раскалывались поперёк на одинаковые по форме фрагменты миллиметровой толщины.

Наибольшего совершенства в эпоху меди достигла и ретушь. С возникновением государств обработка камня стала профессией, и в Египте и Месоамерике появились ремесленники способные вырезать из камня даже длинные кинжалы.

Ошибкой было бы полагать, что в каждый этап развития: палеолит, мезолит, неолит, — характеризовался какой-то строго определённой техникой обработки камня. Во-первых, на ряду с новейшими, могли использоваться и устаревшие технологии, хотя бы для экономии времени, либо для наименее важных орудий. Более того, например, распространение техники микролитов и изобретение составных орудий во многих случаях приводили к тому, что трудоёмкая и кропотливая техника ретуши оказывалась начисто забыта. Острый камень полученный грубыми сколами, но вправленный в рукоять, все равно, был эффективнее самого изощрённого ручного рубила.

Во-вторых, точно так же, как это было в более поздние эпохи, наряду с племенами не жалевшими ни каких усилий для того, чтобы довести свои орудия до совершенства, наличествовали и принципиальные противники прогресса. Так, упоминавшиеся выше аборигены Тасмании до самого конца продолжали пользоваться орудиями, которыми погнушался бы и питекантроп. В конце концов, физически люди современного вида превосходили австралопитеков, следовательно, если австралопитеки могли выжить, обходясь разбитыми камнями, то тасманийцы могли и подавно. В изоляции от других народов, естественно.

Наконец, для того, чтобы в совершенстве освоить обработку камня, надо было располагать им в большом количестве.

Распространение микролитов, шлифованного камня, а затем и металлов, привело к тому, что техника ретуши, как и техника пластин, во все большей степени оказывались забыты. В итоге, только кое-где на Американском континенте к приходу европейцев ещё изготовлялись кремниевые наконечники сопоставимые по качеству с палеолитическими. С другой стороны, постоянно совершенствовались орудия из дерева, рога и кости. Они вытесняли камень, что позволяло людям обживать районы, где он отсутствовал.

Дерево и кость, тем не менее, обрабатывалось каменными орудиями, так что в каком-то количестве камень, все-таки, требовался. В своих миграциях всякое племя периодически должно было посещать районы, где выходы камня встречались, причём, в таких местах постепенно возникали настоящие карьеры, где веками, сменяясь, вело добычу камня множество племён.

В местах, где камень имелся в изобилии, а племена вели оседлый образ жизни, взрослый охотник перерабатывал в год до 40 кг этого сырья. Конечно, бродячие племена, или даже оседлые, но отправляющие экспедицию в карьер раз в несколько лет, не могли позволить себе такого, а делали на месте простейшие резцы, либо несколько горстей микролитов, и уходили.

Карьеры возникали потому, что камень пригодный для орудий найти было совсем непросто. Распространённые известняк и гранит не подходили. То есть, некоторые племена, даже перейдя к земледелию, продолжали обходиться очень грубыми орудиями именно из известняка, либо из оббитых речных окатышей, но это уже из разряда «очевидное — невероятное» эпохи неолита. Для изготовления микролитов, ножевидных пластин, наконечников и топоров требовались жёлтый кремень, обсидиан, кварц или яшма.

Долгое время месторождения ценных пород камня, просто, служили местом регулярного паломничества, однако, около 10 тыс. лет назад, когда возросшая плотность населения и начало массового перехода к оседлости затруднили дальние миграции, но создали возможности для обмена, камень стал первым предметом межплеменной торговли.

Так, весь Ближний Восток обеспечивался обсидианом всего из трёх карьеров. Из двух древнейших укрепленных поселений с многотысячным населением, одно — Чатал-Гуюк, было обязано своему возникновению близости обсидиановых залежей, а второе — Иерихон — залежам асфальта, необходимого для вклеивания микролитов в основу.

Обсидиановые орудия обладали недостижимыми для железных сплавов остротой и твёрдостью режущей кромки. В середине XX века даже рассматривалась идея налаживания выпуска бритв и хирургических инструментов из вулканического стекла. Далее разговоров дело, однако, не зашло, так как ни какой возможности сделать режущую кромку обсидиановой бритвы не только острой, но и ровной, усмотрено не было. Все имеет свои недостатки.

Обсидиан давал очень острые сколы, но был слишком хрупок. Для изготовления крупных орудий, хотя бы топоров, применялась яшма, — минерал уступающий твёрдостью только алмазу. Яшмовый топор служил в десять раз дольше кремниевого, а разбить его, — это ещё умудриться надо было. Известен случай, когда яшмовые рубила изготовленные архантропами, спустя полмиллиона лет были найдены и повторно использованы палеоантропами. Мексиканские индейцы удивили конкистадоров тем, что ценили яшму куда более, чем красивое, но бесполезное с практической точки зрения золото.

Хорошим камнем для орудий считался и кварц, — то есть, горный хрусталь. Он не давал столь острых сколов, как обсидиан, но был прочнее. Кремень оказывался незаменим для изготовления пластин и геометрических микролитов, но годился и на топоры. Впрочем, и хороший кремень найти было непросто.

Конечно, людям удавалось прожить и вовсе без камня. Совершенно «бескаменные» культуры возникали, например, на коралловых островах.

Населению районов, где камень было не получить даже обменом, его отчасти могли заменить осколки раковин, зубы и когти. Зубами акулы или крокодила, однако, кость или рог обработать было невозможно. В условиях отсутствия камня люди вынуждены были довольствоваться только деревянными орудиями.

См. также

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

» Древнейшие каменные орудия на планете превосходят возрастом самого человека

Самый древний каменный артефакт, который свидетельствует, что далёкие предки человека уже имели достаточные умственные способности для обработки камня, имеет возраст в 3,3 миллиона лет.

stone-tool-4

Первые древние каменные орудия из Восточной Африки были найдены в знаменитом ущелье Олдувай в Танзании в середине 20-го века. Позднее они были ассоциированы с окаменелыми останками древнего вида людей Homo habilis, который был открыт в 1960-х годах.

Однако с тех пор учёным неоднократно встречались косвенные признаки, что примитивные инструменты появились раньше Homo habilis. В 2009 году в местечке Дикика, Эфиопия, исследователи извлекли на поверхность кости животных возрастом почти 3,4 миллиона лет, которые имели на себе следы разрезов – свидетельство того, что кто-то использовал каменные ножи, чтобы срезать мясо с костей. Это самое раннее имеющееся на сегодняшний день свидетельство того, что древние гоминиды питались мясом и костным мозгом. На месте раскопок не было найдено никаких инструментов, так что до сих пор точно неизвестно, были ли отметины сделаны самодельными ножами или естественными острыми камнями.

И вот теперь учёные сообщают о каменных артефактах, которые своим возрастом намного превосходят любые известные человеческие окаменелости. До сего дня самые ранние подобные инструменты, относящиеся к олдувайской культуре, насчитывали 2,8 миллиона лет.

Возраст же новых находок составляет 3,3 миллиона лет, причём неизвестно, кто их изготовил. Возможно, они были созданы пока ещё неизвестным видом древних вымерших людей, или австралопитеками, которые на сегодняшний день носят звание главных кандидатов на роль предков человека, или кеньянтропами, один череп представителя которых возрастом в 3,3 миллиона лет был найден в 1999 году в одном километре от извлечённых инструментов. Пока учёным не удалось определить, как именно кеньянтроп был связан с видом Homo или австралопитеками.

Древние каменные инструменты были найдены рядом с озером Туркана в пустыне в северо-западной Кении в 2011 году. К концу полевого сезона 2012 года раскопки на участке под названием Ломекви-3 подняли на поверхность уже 149 «ломеквийских» артефактов, так или иначе связанных с изготовлением каменных орудий.

Анализ углеродных изотопов в почве и найденных на этом же участке животных останках позволил учёным реконструировать облик произраставшей здесь растительности. Это привело к новому сюрпризу – оказалось, что в те времена на этом месте росли кустарники и деревья.

До этого традиционно считалось, что изощрённые инструменты начали появляться в ответ на изменения климата, которые привели к сокращению лесов и расширению саванн. Простейшие каменные ножи, вероятно, помогали древним людям добывать пищу, срезая мясо с остовов животных, учитывая сократившиеся резервы пищи, по сравнению, к примеру, с фруктами, которые можно было найти в лесу. Однако сделанные находки предполагают, что ломеквийские каменные инструменты использовались для вскрытия орехов или клубней, разламывания упавших деревьев, чтобы добраться до насекомых внутри – или, возможно, для чего-то ещё, что учёным пока не удалось идентифицировать.

«Находки из Ломекви-3 предполагают, что важные эволюционные изменения, которые позже сыграют важнейшую роль в выживании вида Homo в саваннах, на самом деле произошли раньше, ещё в лесной среде», рассказывает палеоантрополог из Университета Стоуни Брукс и соавтор исследования Джейсон Льюис.

Сейчас учёные тщательно исследуют поверхности и грани найденных инструментов под микроскопом и с помощью лазерных сканеров, чтобы реконструировать метод, которым они были изготовлены. Раскопки на месте Ломекви-3 продолжаются до сих пор.

Подробная статья с данными этого исследования была опубликована вчера 21 мая в журнале «Nature».

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ

© Gearmix 2013 Права на опубликованный перевод принадлежат владельцам вебсайта gearmix.ru Все графические изображения, использованные при оформлении статьи принадлежат их владельцам. Знак охраны авторского права распространяется только на текст статьи. Использование материалов сайта без активной индексируемой ссылки на источник запрещено.

gearmix.ru

Самые древние каменные орудия - Дом Солнца

Самые древние каменные орудия Археологические раскопки на объекте Букит-Бунах возле городка Ленгон продолжаются вот уже более восьми лет. Общая площадь раскопа составляет четыре квадратных километра, поэтому не удивительно, что находка была обнаружена только сейчас. Из палеолитического слоя был извлечен целый топор из кварцита. Топор был направлен в Токио на геохронологическую экспертизу, где был установлен его возраст – около 1,83 миллиона лет. Таким образом, эта находка является самым древним из известных домашних инструментов прямоходящих людей.

Каменные топор из Букит-Бунах является еще одним контраргументом распространенной теории об африканском происхождении человека. Она была основана в 1960-ых годах на результатах археологических экспедиций в Олдувайское ущелье (Танзания) и на стоянку Кооби-Фора (Эфиопия). Во время этих раскопок был обнаружен кремниевый топор, возраст которого был оценен в 1,6 миллиона лет. С тех пор по всему миру было совершено немало находок, относящихся к более раннему периоду истории человеческого вида. Были обнаружены стоянки первобытных людей на острове Ява (1,2-1,7 миллионов лет д.н.э.), в Грузии (1,7-1,8 миллион лет) и в Китае (1,6-1,8 миллион лет). Найденные там предметы гораздо старше африканского топора – краеугольного камня теории африканского происхождения.

Руководитель археологической экспедиции в Малайзии Мохтар Сайдин является сторонником «азиатской» теории, в соответствии с которой первые люди обитали на острове Малакка, откуда переселились на остров Ява. На это указывают многочисленные первобытные стоянки, найденные на обоих островах. Сайдин предполагает, что продолжения раскопок принесет новые открытия, в том числе будут найдены человеческие останки. В тоже время, большинство антропологов склоняются к версии мультирегионального происхождения человечества. Эта теория утверждает, что homo erectus превратился в homo sapiens практически одновременно в различных областях нашей планеты.

Историки склоняются к гипотезе, что первые гоминиды, научившиеся обрабатывать камни, появились около 2,7 миллионов лет назад. Предположительно это были еще австралопитеки – ископаемые высшие приматы. Однако инструменты тех времен еще не были обнаружены.

www.sunhome.ru

Каменные орудия - Википедия

Древние каменные инструменты

Наблюдения над приматами (в частности, исследования Джейн Гудолл) показывают, что шимпанзе активно используют орудия при добывании пищи (например, искусственно заострённые палочки при охоте на термитов). Кроме того, шимпанзе используют острые камни, а в экспериментах, поставленных в лабораторных условиях — вполне эффективно овладевают техникой скалывания.

В эфиопском районе Дикика, где нашли австралопитека Селам, археологи обнаружили борозды на костях животных, живших 3,4 млн лет назад, нанесённые, предположительно, каменными орудиями[1].

В кенийском местонахождении 3 (Lomekwi 3) на западном берегу озера Туркана, недалеко от места находки кениантропа (Kenyanthropus), были найдены древнейшие в мире каменные орудия возрастом 3,3 млн лет, что на 700 тыс. лет старше, чем орудия из эфиопского местонахождения (Gona)[2].

В России следы рубки и пиления-резания каменным орудием обнаружены на фрагменте плюсневой кости верблюда вида Paracamelus alutensis № 35676 из коллекции ЗИН РАН. Кость была найдена Н. К. Верещагиным в 1954 году в Ливенцовском карьере () на западной окраине Ростова-на-Дону вместе с другими фаунистическими остатками в хапровской аллювиальной толще, относящейся к русловой фации палео-Дона. Датируется финалом среднего виллафранка (2,1-1,97 млн л. н.)[3][4]. Технология обработки камня и орудий в индустрии стоянки Кермек (1,95—1,77 млн л. н.) во многом олдованская, однако, как и в таманской индустрии архаичного ашеля (индустрия стоянок Родники 1 и Родники 4), в ней также представлены особо крупные отщепы и пики[5]. В центральном Дагестане каменные орудия олдованского типа найдены на стоянках Айникаб, Мухкай и Гегалашур[6].

Первым методом изготовления орудий из камня стало разбивание, по видимому применявшееся уже австралопитеками. Метод был изумительно прост, — надо было просто бросить один камень на другой, а потом среди осколков выбрать подходящий, — достаточно крупный для удержания в руке и обладающий острой гранью. Однако на практике для получения мало-мальски пригодного рубила приходилось разбивать слишком много камней. Потому, следующим изобретением стал метод скалывания, — от камня, уже обладающего подходящими размерами и формой, ударами другого камня откалывались небольшие куски, пока не возникала режущая кромка нужной формы.

Так изготавливались ручные рубила, — двусторонне обработанные орудия весом до килограмма, которые, по видимому, являлись орудиями универсального использования. Эти орудия характеризуют ашёльскую эпоху нижнего палеолита (1,5 — 0,2 млн лет назад). Рубила, постепенно совершенствуясь оставались основными и наиболее распространёнными орудиями человека вплоть до наступления эпохи среднего палеолита (ок. 200 — 45/30 тыс. лет назад).

Существовали различные методы ретуши, однако, суть изобретения сводилась к тому, что удар рабочего камня передавался заготовке посредством прообраза стамески, — кости, либо третьего камня имеющего форму палочки. Так можно было точнее рассчитывать удар, и, отделяя небольшие чешуйки, придать изделию более сложную форму.

Благодаря применению ретуши, кроме рубил, у людей появился и новый инструмент — «резак», — плоский камень с острой гранью, предназначенный уже не для рубки, а для резания твёрдых материалов, — дерева и кости.

До этого времени людьми кости и палки, естественно, использовались, но только в своём первозданном виде, ибо рубила не годились для придания им формы. Архантропами применялись лишь дубины из необработанных сучьев, основным же охотничьим оружием палеоантропов (часто, но неправильно, называемых неандертальцами[источник не указан 585 дней]) стали выструганные резцом цельнодеревянные копья, острие которых упрочнялось путём обжига на костре.

Около 80 тыс. лет назад процесс изготовления орудий ретушью был решительно упрощён путём введения техники пластин. Теперь, вместо того, чтобы обрабатывать камень со всех сторон, сначала крупному камню придавалась геометрическая форма, а затем уже с его граней скалывались пластины. Оставалось только обработать ретушью рабочую грань полученной заготовки, да и то, лишь в том случае, если режущая кромка не возникала при самом сколе.

Наконец, 20 — 30 тыс. лет назад уже людьми современного вида было сделано изобретение, означающее настоящий прорыв в орудийной деятельности, — каменные орудия стали снабжаться рукоятками из дерева, рога или кости. Возможность составлять орудие из двух и более частей открыла широчайшие возможности для творчества. В частности появились примитивные топоры и метательные копья с каменным или костяным наконечником.

Использование рукоятки во многих случаях позволило упростить обработку камня. Его форма и размер становились неважными, теперь от камня требовалась только режущая кромка. Наступление эпохи мезолита определяется по факту доведения этой идеи до логического окончания, — возникновению техники микролитов.

Орудие с использованием микролитов

Если в палеолите нож изготовлялся из достаточно длинной пластины, путём кропотливой ретуши, которой создавались не только лезвие, но и вправляемый в рукоятку черенок, — то теперь с камня скалывались специальные мелкие острые осколки, которые вклеивались смолой или асфальтом в костяное или деревянное основание. Получался «нож-пила», — орудие, в принципе, худшее, но несравненно более простое в изготовлении.

Начало периода мезолита совпало с наступлением последнего ледникового периода, в течение которого почти по всей планете климат оставался либо слишком холодным, либо слишком сухим. Однако отступление ледника стало сигналом к началу перехода к оседлости, а она, в свою очередь, стимулировала разработку новых технологий. Важнейшими техническими достижениями эпохи неолита стали освоение шлифовки, сверления и пиления камня.

Обработка камня трением о мокрый песок, хотя и казалась крайне трудоёмкой (на изготовление одного топора уходили десятки часов тяжёлой работы), но, в конечном счёте, экономила и время и материал. Со своей стороны, техника сверления позволила обеспечить более надёжное соединение изделия с рукоятью.

Шлифование и сверление, позволявшие придавать камню любую форму, распространились, однако, только в IV тыс. лет до н. э., то есть, уже в то время, когда в некоторых регионах широко стала использоваться медь. Жители древнего Египта даже сразу перешли к изготовлению орудий из меди, и шлифовкой так и не овладели.

Микролиты же, по-прежнему необходимые для изготовления режущих орудий, в период неолита также претерпели эволюцию, превратившись из просто мелких осколков камня в геометрически правильные элементы, образующие почти ровное лезвие. Причём, размеры их стали настолько стандартны, что выпавший и утерянный фрагмент мог быть заменён.

Такая точность изготовления достигалась усовершенствованием техники пластин. Теперь, камень раскалывался на аккуратные столбики, которые, в свою очередь, уже раскалывались поперёк на одинаковые по форме фрагменты миллиметровой толщины.

Наибольшего совершенства в эпоху меди достигла и ретушь. С возникновением государств обработка камня стала профессией, и в Египте и Месоамерике появились ремесленники способные вырезать из камня даже длинные кинжалы.

Ошибкой было бы полагать, что в каждый этап развития: палеолит, мезолит, неолит, — характеризовался какой-то строго определённой техникой обработки камня. Во-первых, наряду с новейшими, могли использоваться и устаревшие технологии, хотя бы для экономии времени, либо для наименее важных орудий. Более того, например, распространение техники микролитов и изобретение составных орудий во многих случаях приводили к тому, что трудоёмкая и кропотливая техника ретуши оказывалась начисто забыта. Острый камень полученный грубыми сколами, но вправленный в рукоять, все равно, был эффективнее самого изощрённого ручного рубила.

Во-вторых, точно так же, как это было в более поздние эпохи, наряду с племенами не жалевшими никаких усилий для того, чтобы довести свои орудия до совершенства, наличествовали и принципиальные противники прогресса. Так, упоминавшиеся выше аборигены Тасмании до самого конца продолжали пользоваться орудиями, которыми погнушался бы и питекантроп. В конце концов, физически люди современного вида превосходили австралопитеков, следовательно, если австралопитеки могли выжить, обходясь разбитыми камнями, то тасманийцы могли и подавно. В изоляции от других народов, естественно.

Наконец, для того, чтобы в совершенстве освоить обработку камня, надо было располагать им в большом количестве.

Распространение микролитов, шлифованного камня, а затем и металлов, привело к тому, что техника ретуши, как и техника пластин, во все большей степени оказывались забыты. В итоге, только кое-где на Американском континенте к приходу европейцев ещё изготовлялись кремнёвые наконечники сопоставимые по качеству с палеолитическими. С другой стороны, постоянно совершенствовались орудия из дерева, рога и кости. Они вытесняли камень, что позволяло людям обживать районы, где он отсутствовал.

Дерево и кость, тем не менее, обрабатывалось каменными орудиями, так что в каком-то количестве камень, все-таки, требовался. В своих миграциях всякое племя периодически должно было посещать районы, где выходы камня встречались, причём, в таких местах постепенно возникали настоящие карьеры, где веками, сменяясь, вело добычу камня множество племён.

В местах, где камень имелся в изобилии, а племена вели оседлый образ жизни, взрослый охотник перерабатывал в год до 40 кг этого сырья. Конечно, бродячие племена, или даже оседлые, но отправляющие экспедицию в карьер раз в несколько лет, не могли позволить себе такого, а делали на месте простейшие резцы, либо несколько горстей микролитов, и уходили.

Карьеры возникали потому, что камень пригодный для орудий найти было совсем непросто. Распространённые известняк и гранит не подходили. То есть, некоторые племена, даже перейдя к земледелию, продолжали обходиться очень грубыми орудиями именно из известняка, либо из оббитых речных окатышей, но это уже из разряда «очевидное — невероятное» эпохи неолита. Для изготовления микролитов, ножевидных пластин, наконечников и топоров требовались жёлтый кремень, обсидиан, кварц или яшма.

Долгое время месторождения ценных пород камня, просто, служили местом регулярного паломничества, однако, около 10 тыс. лет назад, когда возросшая плотность населения и начало массового перехода к оседлости затруднили дальние миграции, но создали возможности для обмена, камень стал первым предметом межплеменной торговли.

Так, весь Ближний Восток обеспечивался обсидианом всего из трёх карьеров. Из двух древнейших укрепленных поселений с многотысячным населением, одно — Чатал-Гуюк, было обязано своему возникновению близости обсидиановых залежей, а второе — Иерихон — залежам асфальта, необходимого для вклеивания микролитов в основу.

Обсидиановые орудия обладали недостижимыми для железных сплавов остротой и твёрдостью режущей кромки. В середине XX века даже рассматривалась идея налаживания выпуска бритв и хирургических инструментов из вулканического стекла. Далее разговоров дело, однако, не зашло, так как никакой возможности сделать режущую кромку обсидиановой бритвы не только острой, но и ровной, усмотрено не было. Все имеет свои недостатки.

Обсидиан давал очень острые сколы, но был слишком хрупок и редко встречался. Наиболее часто для изготовления орудий применялись кремнистые минералы и породы: кварц, халцедон, яшма. Впрочем, в качестве минерального сырья использовались самые разнообразные минералы и породы — , нефрит, сланцы и другие.

Конечно, людям удавалось прожить и вовсе без камня. Совершенно «бескаменные» культуры возникали, например, на коралловых островах.

Населению районов, где камень было не получить даже обменом, его отчасти могли заменить осколки раковин, зубы и когти. Зубами акулы или крокодила, однако, кость или рог обработать было невозможно. В условиях отсутствия камня люди вынуждены были довольствоваться только деревянными орудиями.

См. также[ | ]

Примечания[ | ]

  1. ↑ В Кении найдены древнейшие орудия труда, 19.04.2015
  2. ↑ World’s oldest stone tools discovered in Kenya, 2015
  3. ↑ Саблин М. В., Гиря Е. Ю. Артефакт из Ливенцовки — Свидетельство присутствия человека на территории Восточной Европы в интервале 2,1 — 1,97 млн лет назад // Древнейшие миграции человека в Евразии. Материалы международного симпозиума. Новосибирск. Изд. ИАЭ СО РАН, 2009 г СС.166-174.
  4. ↑ М. В. Саблин, Е. Ю. Гиря. К вопросу о древнейших следах появления человека на юге Восточной Европы (Россия) // Археология, этнография и антропология. № 2 (42) 2010
  5. ↑ Щелинский В. Е. Олдованские традиции и их развитие в раннем палеолите Южного Приазовья (по материалам стоянок Родники 1 и 4 на Таманском полуострове) // Традиции и инновации в истории и культуре, 2015
  6. ↑ Амирханов Х. А. Пики трёхгранного поперечного сечения в олдоване Центрального Дагестана// Материалы Международной конференции «Карабах в каменном веке», посвященной 50-летию открытия палеолитической пещерной стоянки Азых. — Баку, 2010.

Ссылки[ | ]

encyclopaedia.bid