История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Проскрипции. Проскрипции в древнем риме


Древний Рим. Сулла. Проскрипционные списки.

     СУЛЛА Проскрипционные списки

Уже более столетия в Риме не практиковалось назначение на пост диктатора. Ранее это назначение, согласно закону, по решению сената производил один из консулов на срок не более полугода, а полномочия диктатора были хотя и велики, но в определенной степени ограничены. Консулов в Риме не было (оба погибли), и по поручению сената его принцепс Луций Валерий предложил Народному собранию закон, предоставлявший Сулле власть, далеко выходящую за рамки прежней диктатуры. Помимо утверждения всех его распоряжений и действий, совершенных ранее в качестве консула и проконсула в Азии, Сулле на будущее время предоставлялось единоличное право решать все дела, касающиеся жизни и имущества граждан, без возможности апелляции граждан к народу, распоряжаться по своему усмотрению государственными землями, провинциями и зависимыми от Рима государствами, назначать проконсулов, пропреторов и главнокомандующих в войске, а также путем чрезвычайных законов устанавливать новый порядок в государстве. Полномочия эти предоставлялись на неопределенное время — до тех пор, пока Сулла не сочтет свою задачу выполненной и пожелает сложить их с себя. Сохранять ли на время диктатуры под своим началом прежние магистратуры, он вправе был решать сам. Эта фактически царская власть именовалась "диктатурой для издания законов и введения порядка в государстве". Народное собрание в присутствии солдат Суллы безропотно одобрило закон Валерия. Вряд ли кто-нибудь при этом полагал, что эта "супердиктатура" будет действительно временной. Сулле было только 56 лет, и его честолюбие было общеизвестно.

Только после утверждения своих неограниченных полномочий он вернулся в Рим. Тогда-то и начались события, окрасившие зловещим светом злодейства облик Суллы в исторической памяти цивилизованных народов. На первом же собрании граждан он объявил, что намерен жестоко наказать своих врагов и тех, кто им помогал. По свидетельству Аппиана:

"Он заявил, что улучшит положение народа, если его будут слушаться, зато по отношению к своим врагам он не будет знать никакой пощады вплоть до причинения им самых крайних бедствий. Точно так же он жестоко расправится со всеми преторами, квесторами, военными трибунами, со всеми прочими, кто помогал его врагам с того дня, когда консул Сципион не сдержал заключенного с Суллой соглашения". (Там же. I, 95)

Памятуя о происходившей без всяких границ кровавой расправе, учиненной в Риме солдатами Мария старшего, сенат, согласно Плутарху, стал просить Суллу назвать имена тех, кого он намеревался покарать:

"Ведь мы просим у тебя, — умоляли сенаторы, — не избавления от кары для тех, кого ты решил уничтожить, но избавления от неизвестности для тех, кого ты решил оставить в живых". (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Сулла. XXXI)

Тогда Сулла, по данным того же Плутарха, назвал 80 имен, спустя день — еще 220 и на третий день — столько же. При этом он предупредил, что список остается открытым и по ходу расследований может пополняться в течение полугода, до 1 июня 81-го года. Этот список, или, точнее, списки именовались "проскрипциями". Внесенные в них люди приговаривались к смерти и объявлялись вне закона. Любой человек мог их безнаказанно убить. Разные древние авторы называют разное число "проскрибированных" и разную динамику пополнения зловещих списков. Так, например, Аппиан утверждает, что уже в первом списке содержались имена 40 сенаторов и 1600 всадников.

"Сулла, — пишет он далее, — кажется, первый составил списки приговоренных к смерти и назначил при этом подарки тем, кто их убьет, деньги — кто донесет, наказание — кто приговоренных укроет. Немного спустя он к проскрибированным сенаторам прибавил еще других. Все они, будучи захвачены, неожиданно погибали там, где их настигли, — в домах, в закоулках, в храмах. Некоторые в страхе бросались к Сулле и их избивали до смерти у ног его, других оттаскивали от него и топтали. Страх был так велик, что никто из видевших эти ужасы даже пикнуть не смел. Некоторых постигло изгнание, других — конфискация имущества. Бежавших из города всюду разыскивали сыщики и кого хотели предавали смерти. Были убиты, подверглись изгнанию, конфискации имущества многие из числа тех италийцев, которые повиновались Карбону, Норбану, Марию или их подначальным командирам. По всей Италии учреждены были над этими лицами жестокие суды..." (Аппиан. Гражданские войны. I, 95)

Проскрипционные списки пополнялись именами командиров Мария и Цинны, всадников, участвовавших в судах над сенаторами, просто крупных коммерсантов и банкиров. У Аппиана есть замечание, что "всего более свирепствовали против богатых". Другой древний автор, Валерий Максим, называет общее число жертв сулланского террора в 4700 человек. Можно не сомневаться, что погибло значительно большее число людей, чем было занесено в проскрипционные списки. Вспомним, что солдаты Суллы были приучены к грабежу; надо полагать, что они воспользовались благоприятной обстановкой для ограбления и тех, кто не попал в список, и что для сокрытия следов своих преступлений не останавливались перед убийством. Тем более что смертью могло караться и укрывательство проскрибированных, а доказательства сего вряд ли кто-нибудь требовал от убийц. Даже если бы Сулла захотел их обуздать, он вряд ли смог бы это сделать. Во-первых, накопившиеся в связи с неожиданно враждебным приемом на родине обида, злоба и желание отомстить за гибель товарищей должны были получить выход. Во-вторых, он обязан был своим солдатам за то, что они остались ему верны, когда Рим пытался отнять у него войско. Пришло время расплатиться за эту рискованную верность. И, наконец, на попустительстве войску были построены все военные кампании Суллы — уклониться от этого в одночасье было невозможно. Кое-кто, пользуясь таким попустительством, и сам дополнял проскрипционные списки. Известно, например, что один из военачальников Суллы, некий Катилина, отпетый негодяй, убил своего брата и для прикрытия этого гнусного преступления упросил диктатора внести его в роковой список задним числом.

Если солдаты Суллы заняты были прямым грабежом, то его офицеры баснословно наживались на дешевых распродажах имущества, конфискованного в пользу государства у жертв. Для распродажи назначались аукционы, но вряд ли кто-либо посторонний осмеливался конкурировать на них с приближенными диктатора. Впрочем, некоторых видных граждан Сулла понуждал к участию в аукционах, что возлагало и на них долю ответственности за все происходившее. Именно на этих распродажах составил себе огромное состояние один из высших военачальников Суллы Марк Красс, что впоследствии определило его своеобразную роль в политической жизни Рима. Многие конфискованные дома и имения не поступали в продажу, а раздаривались Суллой своим любимцам, женщинам, актерам и вольноотпущенникам.

Однако следует признать, что террор, учиненный диктатором, не носил характера личной мести. Даже бывшему консулу Луцию Сципиону нарушившему свое обещание неучастия в борьбе, было позволено доживать свой век в изгнании. Упомяну еще о двух фактах, благодаря чему уже в этой книге будут названы имена двух молодых современников Суллы, которым, наряду с Помпеем и Крассом, предстоит играть главные роли в грядущей гражданской войне.

Марк Туллий Цицерон был ровесником Помпея. Его первое заметное выступление в суде состоялось в 80-м году. Некий Хрисогон, вольноотпущенник самого Суллы, купил на распродаже за смехотворно низкую цену имение неизвестно кем убитого Секста Росция. А когда сын Росция упрекнул в этом Хрисогона, тот обвинил его в отцеубийстве и привлек к суду. Цицерон взялся защищать юного Росция и выиграл дело. Несмотря на весьма вероятные жалобы Хрисогона, Сулла не стал преследовать Цицерона. Впрочем, молодой адвокат вскоре уехал на пару лет в Грецию.

Гай Юлий Цезарь, 17-летний патриций из древнего и знатного рода Юлиев, еще до возвращения Суллы из Азии женился на дочери Цинны. Воцарившись в Риме, Сулла предложил Цезарю развестись с дочерью своего злейшего врага. Цезарь отказался и тоже не подвергся особому преследованию, хотя, так же как Цицерон, счел благоразумным уехать из Рима. И в том, и в другом случае для гибели ослушников достаточно было бы одного слова Суллы. Но, видимо, он не был болезненно самолюбив и мстителен по мелочам.

Единственно, кого Сулла ненавидел люто, даже после их смерти, были члены семьи Мария. Могила победителя Югурты и германцев была по его приказу вскрыта, прах извлечен и брошен в реку. Все памятники побед разрушены. Останки Мария-сына, видимо, были скрыты от Суллы. Зато единственный остававшийся в живых родственник Мария, его племянник, был замучен на могиле бывшего соратника победителя кимвров — казненного им Катула.

Хладнокровие, почти безучастность того, чьим именем и попустительством творились массовые расправы над гражданами, производили, надо полагать, страшное впечатление на современников. Как, впрочем, и на потомков. Вместе с тем просматривается и хорошо продуманная забота об устрашении. Отрубленные головы особо высокопоставленных жертв, в частности, всех сенаторов, было велено складывать кучей в одном месте на форуме. Сие отвратительное действо, хотя и в куда меньших масштабах, было впервые осуществлено, как мы помним, не Суллой, а его бывшими гонителями, Марием и Цинной. Однако и он, несмотря на совсем иной уровень образования и культуры, не пренебрег этим сильнодействующим средством.

Отвратительной во всей этой кровавой вакханалии была прямая связь охоты на людей с корыстным интересом охотников. Помните, о чем свидетельствует Аппиан? Доносчики и убийцы получали немедленное денежное вознаграждение. А те, кто рассчитывал поживиться на распродаже, намечали свои жертвы, прикидывая степень их достатка. Но самым гнусным делом явились введенные Суллой проскрипционные списки. Казалось бы, предварительное обнародование списка осужденных должно было успокоить большую часть населения, а самим проскрибированным давало шанс спастись бегством. На самом деле, в сочетании с объявленными одновременно вознаграждениями за предательство и убийство, а также карой за помощь и укрывательство, проскрипции породили ни с чем не сравнимую по своей мерзости массовую охоту на людей — в самом прямом смысле этого слова. Она не только обрекала на практически неизбежную гибель преследуемых, но и развращала, лишала человеческого облика преследователей.

По своему численному итогу террор Суллы, наверное, даже уступал опытам его предшественников. Вспомним цифру в десять тысяч убитых на форуме в связи с изгнанием Цинны из Рима. Я высказывал сомнение в ее достоверности, но то же самое можно отнести и к цифре 4700 — максимальному числу жертв проскрипций, названному римским историком Максимом. А расправа обезумевшего Мария с ненавистными аристократами и их клиентами в Риме и по всей Италии после его возвращения к власти! Источники не называют число его жертв, но если вспомнить, что Серторий после смерти Мария перебил около четырех тысяч его сподручных, которые свирепствовали в течение нескольких месяцев...

И все же во время кровавого произвола Мария общий страх как-то сплачивал людей. Угроза неожиданной расправы висела над головой едва ли не каждого более или менее обеспеченного римлянина или италика. Теперь же одна строчка в проклятом списке превращала человека в затравленного зверя, которому каждый из окружающих его людей рисовался охотником. Это было ужасно. Припомним еще, что в течение полугода проскрипционные списки пополнялись, благодаря чему гнетущий душу страх не отпускал и тех, кто в первую минуту вздохнул с облегчением, не увидав там своего имени.     

ancient.gerodot.ru

Проскрипции Суллы - Русская историческая библиотека

Победив в гражданской войне и получив сан диктатора, Сулла вошел с войском в Рим. У городских ворот трепещущий народ поднес ему секиру и золотой венец, эмблемы начинающегося террора и неограниченной власти.

Сулла объявил, что он накажет своих врагов, не даст пощады вероломным, которые не положили оружия после договора, заключенного им во время гражданской войны с консулом Сципионом. Это объявление было уполномочием для его воинов и приверженцев убивать, грабить, совершать всяческие беззакония и злодейства. Сулла издал распоряжение, провозглашавшее, что лишаются покровительства законов, обрекаются на смерть все, сражавшиеся в рядах демократов или помогавшие им. Они сплошь предавались кинжалам и мечам всех желающих убить их; эта прокламация, называвшаяся проскрипцией, заменяла все юридические формы произволом личных врагов и алчностью убийц. Каждый, не только свободный человек, но и раб, имел право безнаказанно убить каждого, внесенного в список проскрипции. Имущество обреченных на смерть конфисковалось, дети их были лишены права занимать государственные должности; потомство их должно было исчезнуть в массе пролетариев. Конфискованные имущества диктатор раздавал своим друзьям и агентам или продавал за бесценок.

Луций Корнелий Сулла

Луций Корнелий Сулла

 

Проскрипция, объявленная Суллой, разорвала все узы родства, дружбы, знакомства, всех добрых чувств. Сыновья призывались ею убивать отцов, рабы – господ; были случаи, что брат убивал брата. Убивший обреченного на смерть или донесший о том, где скрывается он, получал награду; дававший ему приют подвергался тому же наказанию, как и он. Подлость была объявлена заслугой, честность – преступлением. Не было учреждено, хотя бы для формы, ничего подобного какому-нибудь суду, для придания хотя бы призрачной правильности кровопролитию проскрипций. Сам Сулла подавал пример ненасытной мстительности, не щадившей даже умерших. Он велел взломать гробницу своего главного врага, Мария, и бросить в Аниен пепел его. Трофеи побед Мария были разрушены. Его приемный племянник Марк Марий Гратидиан, заслуживший любовь народа в сане претора, был разыскан в убежище, куда скрылся, был приведен к гробнице Катулла, подвергнут истязаниям, изувечен и убит.

Тысячи людей уже пали жертвами проскрипций, когда Квинт Метелл Пий в заседании сената обратился к диктатору со словами, чтобы он назвал по имени людей, обреченных на смерть, и тем успокоил других. Сулла велел выставить на форуме доску со списком людей, обреченных на смерть. Но это не успокоило никого. В списке являлись каждый день новые имена, потому тревога всей массы граждан продолжалась. Часто имя было вносимо в список проскрипций только потому, что человек уже был убит, иногда и без ведома Суллы. Часто кинжал убийцы поражал обреченного на смерть в то время, как он читал список, чтоб узнать, внесен ли он в него. Не было местности, не было дома, не было храма и жертвенника, где обреченный проскрипциями Суллы на смерть нашел бы убежище от убийц. Опасно было и плакать об убитых, выказывать хотя малейшее сожаление о них.

Из Рима преследование распространилось по всей Италии; от убийства влиятельных противников и богатых людей, перешли к убийству людей не важных, совершенно ничтожных, от убийства противников к убийству людей, державшихся в стороне от борьбы, даже к убийству приверженцев Суллы. Безнаказанность, награда за убийства, завладение имуществом внесённого в список проскрипций, уничтожение долгов вместе с кредитором, приятность мщения, приобретение милости Суллы влекли людей к убийствам. Сулле приносили головы убитых в дом его или на форум; головы выставлялись на форуме у ораторской трибуны. Тут вскоре на стало хватать места, и их начали выставлять у Сервилиева фонтана. Во время проскрипций Суллы было убито более 100 сенаторов, в том числе многие, бывшие консулами, и более 2.000 всадников, не считая простолюдинов. Одних только тех, чьи имена попали в список проскрипции, было, как говорят, 4.700 человек. Страсти свирепствовали необузданно по всей Италии несколько месяцев.

Особенно сильно пострадало от проскрипций Суллы сословие всадников, т. е. капиталистов и купцов. Во время убийств и конфискаций, произведенных демократом Марием, они обогатились покупкой поместий убитых сенаторов; теперь пришел их черед бедствия. Вождь аристократов Сулла ненавидел сословие всадников, которое получило политический вес революционным путем и отваживалось соперничать с родовою знатью. Он считал это сословие оплотом демократических учреждений, считал нужным подавить его для подавления демократии. Богатства, всадников были заманчивы для злодеев, служивших орудиями проскрипций Суллы. Креатуры его, воины и отпущенники, всяческие люди низкой души обогащались именьями и деньгами всадников. В эти времена необузданного беззакония Марк Красс, покупая дома и поместья убитых, приобрел себе такое громадное богатство, какого не сосредоточивалось в одних руках, со времен Креза. Его состояние, вошедшее в поговорку своей громадностью, ценилось в 170 миллионов сестерциев (100-150 миллионов долларов). Плутарх говорит, что многие части Рима были собственностью Красса.

rushist.com

Проскрипции - это... Что такое Проскрипции?

Проскрипция (лат. proscriptio от proscribere — «письменно обнародовать, оглашать») — в Древнем Риме — список лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включённого в списки назначалась награда, за укрывательство — казнь. Имущество проскрибированного подвергалось конфискации, потомки лишались почётных прав и состояния. Изобретённое Суллой как орудие массового политического террора (82-79 до н. э.), проскрипция использовалась им и его приближёнными также для сведения личных счётов и как средство обогащения.

Сулла занялся убийствами, кровавым делам в городе не было ни числа, ни предела, и многие, у кого и дел-то с Суллой никаких не было, были уничтожены личными врагами, потому что, угождая своим приверженцам, он охотно разрешал им эти бесчинства. Наконец, один из молодых людей, Гай Метелл, отважился спросить в сенате у Суллы, чем кончится это бедствие и как далеко оно должно зайти, чтобы можно стало ждать прекращения того, что теперь творится. «Ведь мы просим у тебя, – сказал он, – не избавления от кары для тех, кого ты решил уничтожить, но избавления от неизвестности для тех, кого ты решил оставить в живых». На возражение Суллы, что он-де еще не решил, кого прощает, Метелл ответил: «Ну так объяви, кого ты решил покарать». И Сулла обещал сделать это.... Не посоветовавшись ни с кем из должностных лиц, Сулла тотчас составил список из восьмидесяти имен. Несмотря на всеобщее недовольство, спустя день он включил в список еще двести двадцать человек, а на третий – опять по меньшей мере столько же. Выступив по этому поводу с речью перед народом, Сулла сказал, что он переписал тех, кого ему удалось вспомнить, а те, кого он сейчас запамятовал, будут внесены в список в следующий раз. Тех, кто принял у себя или спас осужденного, Сулла тоже осудил, карой за человеколюбие назначив смерть и не делая исключения ни для брата, ни для сына, ни для отца. Зато тому, кто умертвит осужденного, он назначил награду за убийство – два таланта, даже если раб убьет господина, даже если сын – отца. Но самым несправедливым было постановление о том, что гражданской чести лишаются и сыновья и внуки осужденных, а их имущество подлежит конфискации — Плутарх. Сулла, 31

dic.academic.ru

Значение слова ПРОСКРИПЦИЯ. Что такое ПРОСКРИПЦИЯ?

Проскрипция (лат. proscriptio от proscribere — «письменно обнародовать, оглашать») — в Древнем Риме — список лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включённого в списки назначалась награда, за укрывательство — казнь. Имущество проскрибированного подвергалось конфискации, потомки лишались почётных прав и состояния.

Изобретённое Суллой как орудие массового политического террора (82-79 годы до н. э.), проскрипция использовалась им и его приближёнными также для сведения личных счётов и как средство обогащения. После сулланского правления проскрипциями также ознаменовал свой приход к власти в 43 до н. э. Второй Триумвират (Октавиан, Лепид и Антоний) — самым известным из проскрибированных тогда был Марк Туллий Цицерон.

Сулла занялся убийствами, кровавым делам в городе не было ни числа, ни предела, и многие, у кого и дел-то с Суллой никаких не было, были уничтожены личными врагами, потому что, угождая своим приверженцам, он охотно разрешал им эти бесчинства. Наконец, один из молодых людей, Гай Метелл, отважился спросить в сенате у Суллы, чем кончится это бедствие и как далеко оно должно зайти, чтобы можно стало ждать прекращения того, что теперь творится. «Ведь мы просим у тебя, — сказал он, — не избавления от кары для тех, кого ты решил уничтожить, но избавления от неизвестности для тех, кого ты решил оставить в живых». На возражение Суллы, что он-де ещё не решил, кого прощает, Метелл ответил: «Ну так объяви, кого ты решил покарать». И Сулла обещал сделать это… Не посоветовавшись ни с кем из должностных лиц, Сулла тотчас составил список из восьмидесяти имён. Несмотря на всеобщее недовольство, спустя день он включил в список ещё двести двадцать человек, а на третий — опять по меньшей мере столько же. Выступив по этому поводу с речью перед народом, Сулла сказал, что он переписал тех, кого ему удалось вспомнить, а те, кого он сейчас запамятовал, будут внесены в список в следующий раз. Тех, кто принял у себя или спас осуждённого, Сулла тоже осудил, карой за человеколюбие назначив смерть и не делая исключения ни для брата, ни для сына, ни для отца. Зато тому, кто умертвит осуждённого, он назначил награду за убийство — два таланта, даже если раб убьёт господина, даже если сын — отца. Но самым несправедливым было постановление о том, что гражданской чести лишаются и сыновья, и внуки осуждённых, а их имущество подлежит конфискации — Плутарх. Сулла, 31.

kartaslov.ru

Проскрипция — WiKi

Проскри́пция (лат. proscriptio от proscribere — «письменно обнародовать, оглашать») — в Древнем Риме — список лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включённого в списки назначалась награда, за укрывательство — казнь. Имущество проскрибированного подвергалось конфискации, потомки лишались почётных прав и состояния.

Изобретённое Суллой как орудие массового политического террора (82-79 годы до н. э.), проскрипция использовалась им и его приближёнными также для сведения личных счётов и как средство обогащения[1]. После сулланского правления проскрипциями также ознаменовал свой приход к власти в 43 до н. э. Второй Триумвират (Октавиан, Лепид и Антоний) — самым известным из проскрибированных тогда был Марк Туллий Цицерон.

Сулла занялся убийствами, кровавым делам в городе не было ни числа, ни предела, и многие, у кого и дел-то с Суллой никаких не было, были уничтожены личными врагами, потому что, угождая своим приверженцам, он охотно разрешал им эти бесчинства. Наконец, один из молодых людей, Гай Метелл, отважился спросить в сенате у Суллы, чем кончится это бедствие и как далеко оно должно зайти, чтобы можно стало ждать прекращения того, что теперь творится. «Ведь мы просим у тебя, — сказал он, — не избавления от кары для тех, кого ты решил уничтожить, но избавления от неизвестности для тех, кого ты решил оставить в живых». На возражение Суллы, что он-де ещё не решил, кого прощает, Метелл ответил: «Ну так объяви, кого ты решил покарать». И Сулла обещал сделать это… Не посоветовавшись ни с кем из должностных лиц, Сулла тотчас составил список из восьмидесяти имён. Несмотря на всеобщее недовольство, спустя день он включил в список ещё двести двадцать человек, а на третий — опять по меньшей мере столько же. Выступив по этому поводу с речью перед народом, Сулла сказал, что он переписал тех, кого ему удалось вспомнить, а те, кого он сейчас запамятовал, будут внесены в список в следующий раз. Тех, кто принял у себя или спас осуждённого, Сулла тоже осудил, карой за человеколюбие назначив смерть и не делая исключения ни для брата, ни для сына, ни для отца. Зато тому, кто умертвит осуждённого, он назначил награду за убийство — два таланта, даже если раб убьёт господина, даже если сын — отца. Но самым несправедливым было постановление о том, что гражданской чести лишаются и сыновья, и внуки осуждённых, а их имущество подлежит конфискации — Плутарх. Сулла, 31.[2]

ru-wiki.org

Проскрипция — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Проскрипция (лат. proscriptio от proscribere — «письменно обнародовать, оглашать») — в Древнем Риме — список лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включённого в списки назначалась награда, за укрывательство — казнь. Имущество проскрибированного подвергалось конфискации, потомки лишались почётных прав и состояния.

Изобретённое Суллой как орудие массового политического террора (82-79 годы до н. э.), проскрипция использовалась им и его приближёнными также для сведения личных счётов и как средство обогащения[1]. После сулланского правления проскрипциями также ознаменовал свой приход к власти в 43 до н. э. Второй Триумвират (Октавиан, Лепид и Антоний) — самым известным из проскрибированных тогда был Марк Туллий Цицерон.

Сулла занялся убийствами, кровавым делам в городе не было ни числа, ни предела, и многие, у кого и дел-то с Суллой никаких не было, были уничтожены личными врагами, потому что, угождая своим приверженцам, он охотно разрешал им эти бесчинства. Наконец, один из молодых людей, Гай Метелл, отважился спросить в сенате у Суллы, чем кончится это бедствие и как далеко оно должно зайти, чтобы можно стало ждать прекращения того, что теперь творится. «Ведь мы просим у тебя, — сказал он, — не избавления от кары для тех, кого ты решил уничтожить, но избавления от неизвестности для тех, кого ты решил оставить в живых». На возражение Суллы, что он-де ещё не решил, кого прощает, Метелл ответил: «Ну так объяви, кого ты решил покарать». И Сулла обещал сделать это… Не посоветовавшись ни с кем из должностных лиц, Сулла тотчас составил список из восьмидесяти имён. Несмотря на всеобщее недовольство, спустя день он включил в список ещё двести двадцать человек, а на третий — опять по меньшей мере столько же. Выступив по этому поводу с речью перед народом, Сулла сказал, что он переписал тех, кого ему удалось вспомнить, а те, кого он сейчас запамятовал, будут внесены в список в следующий раз. Тех, кто принял у себя или спас осуждённого, Сулла тоже осудил, карой за человеколюбие назначив смерть и не делая исключения ни для брата, ни для сына, ни для отца. Зато тому, кто умертвит осуждённого, он назначил награду за убийство — два таланта, даже если раб убьёт господина, даже если сын — отца. Но самым несправедливым было постановление о том, что гражданской чести лишаются и сыновья, и внуки осуждённых, а их имущество подлежит конфискации — Плутарх. Сулла, 31.[2]

Напишите отзыв о статье "Проскрипция"

Примечания

  1. ↑ [www.world-history.ru/persons_about/2040.html Сулла. Проскрипция]
  2. ↑ [ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1351502165 Caedes mariana и tabulae sullanae: террор в Риме в 88—81 гг. до н. э.]

Литература

  • Ерёмин А.В. [elar.uniyar.ac.ru/jspui/handle/123456789/2578 Сулланские проскрипции] // IVS ANTIQVVM. Древнее право. — 2004. — № 14. — С. 69-78.
  • Короленков А.В. [ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1351502165 Caedes mariana и tabulae sullanae: террор в Риме в 88–81 гг. до н. э. // ВДИ. 2012. №1. С. 195–211] // Вестник древней истории. — 2012. — № 1. — С. 195—211.

См. также

Отрывок, характеризующий Проскрипция

На другой день после смотра Борис, одевшись в лучший мундир и напутствуемый пожеланиями успеха от своего товарища Берга, поехал в Ольмюц к Болконскому, желая воспользоваться его лаской и устроить себе наилучшее положение, в особенности положение адъютанта при важном лице, казавшееся ему особенно заманчивым в армии. «Хорошо Ростову, которому отец присылает по 10 ти тысяч, рассуждать о том, как он никому не хочет кланяться и ни к кому не пойдет в лакеи; но мне, ничего не имеющему, кроме своей головы, надо сделать свою карьеру и не упускать случаев, а пользоваться ими». В Ольмюце он не застал в этот день князя Андрея. Но вид Ольмюца, где стояла главная квартира, дипломатический корпус и жили оба императора с своими свитами – придворных, приближенных, только больше усилил его желание принадлежать к этому верховному миру. Он никого не знал, и, несмотря на его щегольской гвардейский мундир, все эти высшие люди, сновавшие по улицам, в щегольских экипажах, плюмажах, лентах и орденах, придворные и военные, казалось, стояли так неизмеримо выше его, гвардейского офицерика, что не только не хотели, но и не могли признать его существование. В помещении главнокомандующего Кутузова, где он спросил Болконского, все эти адъютанты и даже денщики смотрели на него так, как будто желали внушить ему, что таких, как он, офицеров очень много сюда шляется и что они все уже очень надоели. Несмотря на это, или скорее вследствие этого, на другой день, 15 числа, он после обеда опять поехал в Ольмюц и, войдя в дом, занимаемый Кутузовым, спросил Болконского. Князь Андрей был дома, и Бориса провели в большую залу, в которой, вероятно, прежде танцовали, а теперь стояли пять кроватей, разнородная мебель: стол, стулья и клавикорды. Один адъютант, ближе к двери, в персидском халате, сидел за столом и писал. Другой, красный, толстый Несвицкий, лежал на постели, подложив руки под голову, и смеялся с присевшим к нему офицером. Третий играл на клавикордах венский вальс, четвертый лежал на этих клавикордах и подпевал ему. Болконского не было. Никто из этих господ, заметив Бориса, не изменил своего положения. Тот, который писал, и к которому обратился Борис, досадливо обернулся и сказал ему, что Болконский дежурный, и чтобы он шел налево в дверь, в приемную, коли ему нужно видеть его. Борис поблагодарил и пошел в приемную. В приемной было человек десять офицеров и генералов. В то время, как взошел Борис, князь Андрей, презрительно прищурившись (с тем особенным видом учтивой усталости, которая ясно говорит, что, коли бы не моя обязанность, я бы минуты с вами не стал разговаривать), выслушивал старого русского генерала в орденах, который почти на цыпочках, на вытяжке, с солдатским подобострастным выражением багрового лица что то докладывал князю Андрею. – Очень хорошо, извольте подождать, – сказал он генералу тем французским выговором по русски, которым он говорил, когда хотел говорить презрительно, и, заметив Бориса, не обращаясь более к генералу (который с мольбою бегал за ним, прося еще что то выслушать), князь Андрей с веселой улыбкой, кивая ему, обратился к Борису.

wiki-org.ru

Проскрипции - это... Что такое Проскрипции?

  • ПРОСКРИПЦИИ — (от латинского proscriptio, буквально письменное обнародование), в Риме списки лиц, объявленных вне закона (при Сулле, 82 79 до нашей эры; при 2 м триумвирате, 43 до нашей эры). Использовались в политической борьбе, для сведения личных счетов,… …   Современная энциклопедия

  • Проскрипции — (от латинского proscriptio, буквально письменное обнародование), в Риме списки лиц, объявленных вне закона (при Сулле, 82 79 до нашей эры; при 2 м триумвирате, 43 до нашей эры). Использовались в политической борьбе, для сведения личных счетов,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • ПРОСКРИПЦИИ — (от лат. proscriptio, букв. письменное обнародование) в Древнем Риме списки лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включенного в списки назначалась награда, за укрывательство казнь. Имущество подвергшегося П. конфисковывалось, его… …   Юридический словарь

  • ПРОСКРИПЦИИ — (от лат. proscriptio букв. письменное обнародование), в Др. Риме списки лиц, объявленных вне закона (при Сулле, 82 79 до н. э.; при 2 м триумвирате, 43 до н. э.). Использовались в политической борьбе, для сведения личных счетов, а также как… …   Большой Энциклопедический словарь

  • ПРОСКРИПЦИИ — (от лат. proscrip tio письменное обнародование) англ. proscriptions; нем. Proscription. 1. В Древнем Риме списки лиц, объявленных вне закона, лишенных состояния и подлежащих преследованию. 2. В современных обществах П. (проскрипционные списки)… …   Энциклопедия социологии

  • Проскрипции — (от лат. proscriptio обнародованное объявление; англ. proscriptions) в Др. Риме публичные списки лиц, объявленных вне закона (см. Объявление вне закона), лишенных состояния и подлежащих преследованию. Имена лиц, подвергавшихся опале, написанные… …   Энциклопедия права

  • ПРОСКРИПЦИИ — (лат. proscriptio, букв. письменное обнародование) в Древнем Риме списки лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включенного в списки назначалась награда (даже рабу), за укрывательство казнь. Имущество проскрибинированного… …   Юридическая энциклопедия

  • Проскрипции — Проскрипция (лат. proscriptio от proscribere «письменно обнародовать, оглашать») в Древнем Риме список лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включённого в списки назначалась награда, за укрывательство казнь. Имущество… …   Википедия

  • проскрипции — (от лат. proscriptio, буквально  письменное обнародование), в Древнем Риме списки лиц, объявленных вне закона (при Сулле, 82 79 до н. э.; при 2 м триумвирате, 43 до н. э.). Использовались в политической борьбе, для сведения личных счётов, а также …   Энциклопедический словарь

  • Проскрипции — (от лат. proscriptio, буквально письменное обнародование)         в Древнем Риме списки лиц, объявленных вне закона. За выдачу или убийство включенного в списки назначалась награда (даже рабу), за укрывательство казнь. Имущество… …   Большая советская энциклопедия

  • dic.academic.ru