История современного города Афины.
Древние Афины
История современных Афин

Античный пир: блюда, обычаи, традиции (стр. 1 из 3). Пир в древней греции


Античный пир: блюда, обычаи, традиции

С проблемой пира, застолья люди сталкивались с древнейших времен. Действительно, что может быть человечнее и историчнее, чем трапеза, — ведь под покровом неизменных ритуалов всегда происходили социальные изменения, а под аккомпонемент пиров осуществляла свой стремительный ход история. Тему античного пира, я выбрал не случайно. Трапеза – это одна из тех социокультурных форм, без которых не обходится ни один из нас.

При этом каждый человек – участник застолья – стремиться и вкусно поесть, и душевно пообщаться. Именно это и было характерной чертой античных пиров. Кроме того, античность – это чрезвычайно сложное и вместе с тем интересное время в истории европейской цивилизации. Долгое время бытовая повседневность античности не была объектом пристального внимания историков и культурологов, теперь же эти «белые пятна» исчезают, появляется специальная литература, которая дает нам представление о том, каким было каждодневное бытие человека в античную эпоху. Я считаю, что без познания этой стороны жизни труднее понять общественные процессы этого времени. Античный пир во многом уникальное явление, что в определенном смысле именно он лежал в основе греко-римской цивилизации: за пиршественным столом рождались и демонстрировались социальные связи, здесь заключались перемирия и создавались империи. Пиры были важнейшей частью античного социума.

Рассмотрим этот феномен подробнее. Обратимся сначала к Древней Греции – колыбели античной культуры, поглядим, как вели себя греки за пиршественным столом.

На протяжении всего существования греческого полиса основной формой общения, не связанной с участием в политических институтах, были совместные застолья, пиры с практиковавшимися на них беседами (т.н.симпосионы).Традиции их восходят к аристократическим пирам архаического времени; участие в них было обязательным составным элементом времяпрепровождения греческой знати. Характерно, что согласно «Одиссее», женихи, добивавшиеся руки Пенелопы, пировали вместе, хотя и были соперниками. Проведение пира определялось ритуалом: согласно описанию Ксенофона (VI в. до н.э.) начинался он с возлияния в честь богов и священной песни. Руководил пиром специально выбранный человек – симпосиарх. По словам Крития (V до н.э.) за каждого участника пили по кругу здравную чашу, как бы подчеркивая, таким образом, равенство участников. Попойки, разгульные пиршества не допускались, хотя вина пили много. Но все же пристойным правилом считалось выпить столько, чтобы без сопровождающего дойти до дома. Сохранились указания, сколько специальных чаш можно было выпить пирующим. Вино, как известно, пили разведеное: его разводили водой на половину или на одну треть.

Пиры происходили на мужской половине дома (мегарон), свободнорожденные женщины, если пиры не носили семейного характера, на них не допускались. А когда присутствовали на трапезах, то в отличие от мужчин, которые пировали полулежа, сидели на стульях, возлежать замужним женщинам на трапезах считалось неприличным. Зато на пирах желанными были гетеры, которые вокруг стола возлежали вместе с мужчинами.

Пирующие снимали обувь, рабы мыли им ноги, после чего гости сами или по указанию хозяина дома занимали места на ложах. Ложа ставились перед небольшими столиками. Перед едой рабы лили гостям на руки воду для омовения, эта процедура повторялась во время пира многократно, так как, обходясь без ножей, вилок и ложек, сотрапезники пользовались руками. Сначала пальцы вытирали обрезками хлеба, позднее, когда пиры стали более изысканными и утонченными, для вытирания пальцев подавали особую благоухающую белую глину.

Хотя жена и дочери хозяина не участвовали в застолье, пирующие, как уже говорилось, не были лишены женского общества. В симпосион вносили разнообразие своим выступлением флейтистки, акробатки, танцовщицы, а гетеры, женщины образованные, остроумные и обаятельные поддерживали беседу даже тогда, когда речь заходила о важных государственных вопросах.

В Греции уже было достаточно развито кулинарное искусство, обычно повар не входил в штат слуг в доме. Когда приближалось время большого пира, хозяин дома, сам закупал провизию, отправлялся на рыночную площадь и нанимал там профессионального повара.

Из произведений древнегреческих авторов мы видим, что в меню пиров обязательно входили дары моря: макрель, морские скаты под соусом, сельдь, камбала, крабы, а так же щука и лягушачьи лапки.Изощренными были и блюда из птицы: искусно зажаренные голуби, воробьи, жаворонки, фазаны, дрозды, перепела и даже ласточки, приправленные оливковым маслом и пряностями. Как видим, гурманы были за пиршественным столом не редкостью. Роскошными в то время были и пиры и вообще весь быт в целом у зажиточных слоев общества.

Что касается поведения на пирах, то оно было достаточно регламентировано, причем не обычным, с современной точки зрения, образом. Судя по вазовой живописи, на пирах допускался откроенный секс, в том числе коллективный, и это не считалось не пристойным. В то же время ряд поступков признавался недопустимым. В частности, Герадот рассказал историю о том, что когда один из женихов дочери Тирана города Силиона, считавшегося фаворитом, выпив слишком много, начал плясать и стал на голову, хозяин пира возмутился и заявил незадачливому жениху: «Ты протанцевал свою свадьбу». Подобное нарушение ритуала было совершенно немыслимо, за то общение с гетерами и другими женщинами легкого поведения было делом обычным.

Ситуация с ритуалами меняется в Греции в классический период. В это время бытовали самые разные пиры у разных групп населения. Перед началом новой эры сложилось множество разнообразных религиозных объединений, союзов взаимопомощи, дружеских компаний, которые устраивали немногочисленные по составу пиры для друзей.

 

Нормой было чуть более десятка человек, ритуалы пира не были очень строгими. Строгие же ритуалы соблюдались в пирах, которые устраивали члены религиозных союзов. Во время празднеств, пиров устраивались жертвоприношения в честь различных богов (греки, как известно, были язычниками). Часть туши животного шла жрецу, часть отдавалась богам, остальное поступало на пиршественный стол. В обычной жизни греки, как и восточные народы, мясо почти не ели, но во время пира оно употреблялось. На пирах этого периода(особенно в IV в. до н.э.) и была введена должность симпосиархов, пища равномерно распределялась среди участников трапезы. Свойственная демосу идея равенства пронизывала практически все частные застолья.

Философы во время совместных пиров вели беседы. Пиры, как правило, были открытыми, то есть двери, где проходило застолье, не запирались. Платон в своем «Пире» рассказал о пире в Сократовской компании. Очень жесткого ритуала уже не было, после возлияния богам и песнопения приступили к философской беседе. В конце пира в дом ворвалась толпа гуляк, которые так же приняли участие в пире; по обычаям демократических Афин, выгнать их было нельзя, но вся беседа смешалась, продолжать ее было невозможно. В Афинах невозможно было отгородиться от толпы, и гулящие представитель демоса сознательно пользовались таким способом попасть на пир.В течении V-IV вв. до н.э. идет сознательное нарушение традиционных ритуалов, более того их стали пародировать во время пиров в гетериях (своеобразных полулегальных объединениях). Когда они постепенно сошли на нет, появились молодежные маргинальные группы, о которых мы узнаем из речей Демосфена. Их члены воровали из жертвоприношений Гекате те части свиньи, которые было запрещено употреблять в пищу, и съедали их, вопреки традициям: это был эпастаж, вызов.

По свидетельствам историков, ситуация стала меняться в Восточном Средиземноморье после эпохи Александра македонского. В период междоусобной борьбы диадохов (полководцев Александра) , бесконечных переселений и разрыва традиционных связей возникает потребность в новых общностях, и пир снова становится в Греции одной из тех форм общения, которые объединяют людей и укрепляют новые связи. В это время сложилось множество новых общественных микрогрупп. До нас дошли их уставы, где записано обязательное участие в совместных пиршествах. Интересно, что в случае опоздания на пир, опоздавший должен был заплатить штраф.(Похоже, что современный обычай наливать опоздавшему гостю «штрафную» восходит именно к тем незапамятным временам).

Пиры устраивались по разным поводам: в честь бога, по праздникам и даже в случае погребения.

 

Постепенно получили распространение пиры, как самоцель. В эллинический период ритуал восхваления богов и жертвоприношения уже полностью отсутствовали. Участники пира устраивали его так, как им хотелось. Иногда застолья устраивал один человек, в доме которого собирались пирующие, а иногда это делалось в складчину. Поэт Филодем в своей элегии (I в. до н.э.) дает нам представление о том, что ели их участники: «Афинагор дал нам капусту, рыбу соленую должен дать Аристарх, печень несет Филадем, свинину приносит Аполлфан». Вот и весь набор яств. Но элементы традиций – не ритуалов- сохранялись: участники пира возлежали на ложах в венках.

В этот же эллинистический период, появились пиры иного типа – царские и общественные. Царскому пиру была свойственна пышность, торжественность, а среди участников пира заметна четкая иерархия. Царь приглашает на пир так называемых друзей. С конца III в. и во IIв это уже официальный титул, который мог дароваться придворным и тем нужным людям, которые живут далеко от дворца. Друзей этих было две категории: «просто друзья» и «первые друзья». Первые друзья получали право носить особую одежду, а когда прибывали на пир к царю, как первые друзья пили из золотой чаши. Тем самым на царских пирах, в отличие от пиров частных лиц, строго соблюдалась иерархия по чинам.В эллинистический и раннеримский период в греческих полисах происходили открытые общественные обеды после празднеств и жертвоприношений. Целые серии надписей говорят об устройстве таких угощений, как правило, за счет частной благотворительности. На такие пиры приглашались не только граждане, но и все жители города, а иногда – вольноотпущенники и даже рабы. В таких случаях городские власти предписывали окрестным деревням поставлять скот для жертвоприношений и пиршеств. Пестрый состав населения городов, где наряду с гражданами жило большое количество переселенцев, приводил к необходимости сплочения всех этих разнородных групп, и общественные обеды служили для этой цели, включая граждан в общую массу жителей города, устанавливая между ними дополнительные связи.

Таким образом, именно застолье в условиях политической пассивности оказывалось главным средством коммуникации в мире античной Греции.

Традиция пиров существовала и в Древнем Риме. У римского пира были некоторые особенности, которые сами по себе не обладали знаковым содержанием, но постепенно приобретали его, становясь выражением низкой нравственной культуры, грубости и цинизма.Глубокая пропасть между богатством и бедностью стала бросаться в Риме в глаза в последнее десятилетие республики, но особенно – в эпоху принципата и империи. Это становилось очевидным, стоило только бросить взгляд на трапезу римлянина. В первые века существования великого города его обитатели обходились самыми скромными блюдами из морских продуктов. Кулинарное искусство в Риме начало развиваться лишь в III в. до н.э., но затем под влиянием оригинальной моды на пищу, при расширении контактов с другими странами и обогащении граждан быстро превратилось в изощренную, расточительную кухню и привело к разгулу чревоугодия.

Несколько слов о продуктах, популярных при приготовлении блюд для пиров. Мясо использовалось свиное и козье, говядину ели только тогда, кода быков приносили в жертву богам. Охота доставляла к столу дичь, в основном зайчатину; высоко ценилась рыба, которую привозили с Сицилии, с Черного моря. Богачи имели в своих поместьях пруды, где разводили рыб ценных пород для пиршественных столов, в садках выращивали улиток и устриц. На виллах в птичниках помимо обычной домашней птицы разводили фазанов, цесарок, павлинов, которых съедали на пирах; при императоре Августе стали готовить блюда из аистов, при Тиберии дошла очередь до певчих птиц, даже до соловьев.

Вино было принадлежностью и повседневных трапез и , тем более пиров, сорта вин менялись с течением времени; их пили все. Затем появились законы, запрещавшие пить вино женщинам. Возможно, здесь решающую роль сыграли этические соображения. В провинции этот закон соблюдался, но в самом Риме женщинам разрешалось пить вино, но очень слабое, из виноградных выжимок или изюма. Но в целом, пьющая женщина не только пользовалась дурной репутацией, но и подвергалась таким же наказанием в суде, как и та , что изменяла своему мужу.

Как и у греков, у римлян важным было вести беседу за пиршественным столом. В малых людских сообществах это удавалось сделать, небольшая группа легко поддерживала разговор на общую тему. Но в Риме у богатых людей, вельмож и императоров бывали пиры с огромным количеством приглашенных, и вести общую беседу было просто невозможно. По крайней мере, римские писатели упоминают об этом исключительно редко.

Сам пир или большой парадный обед, протекал в специальном пиршественном зале, который располагался в задней части дома, примыкающей к саду богатых особняков, и назывался «oecus» — «экус», или «эйкос». В середине его стоял стол, с трех сторон окруженный массивными ложами, на которых, по трое на каждом, лежали пирующие. Это называлось «триклинием». В триклинии царила теснота.Тесно сидящие друг к другу люди, хотя и одетые очень легко, разогретые едой и вином постоянно потели, и чтобы не простужаться на сквозняке открытых из-за духоты дверей, укрывались специальными цветными накидками. Их меняли часто в течении пира, иногда до десяти раз.

Теснота царила и на столе, блюд было очень много, поэтому рядом с триклинием ставились вспомогательные столики серванты. Женщины, как и в Греции, не могли располагаться на ложах, они сидели на стульях вместе со случайными гостями. Места с правой стороны от слуги, прислуживающего за обедом, считались «высшими», с левой – «низшими», гостей высокопоставленных и тех, в ком хозяин дома был особо заинтересован, усаживали (точнее, укладывали) посередине, напротив входа, откуда приносили кушанья. На столы ставили сосуды с вином, солонку и уксусник. Рабы разносили пищу на деревянном или серебряном блюде, складывали их на специальный поставец – репозиторий. Особый раб придавал кушаньям на блюде как можно более изящный вид. Мясо подавалось, иногда целым куском, и тогда особый раб – кравчий – ловко разрезал его на глазах пирующих, что требовало большой сноровки. После омовения рук, гости сами накладывали себе кушанье в тарелки, мелкие или глубокие. Человеком воспитанным, умеющим хорошо держать себя в обществе других за столом, считался тот, кто помогая себе пальцами, пачкался меньше других.

Ножи использовались для того, чтобы разрезать мясо на порции. Зато ложки были уже в ходу, и им придавали различные формы в зависимости от их предназначения. Особое внимание уделялось приборам для приготовления вин: для смешивания, подогревания или охлаждения напитков.

Римский при состоял обычно из трех частей: закуски, собственно обеда и десерта. Закуска представляла собой кушанья, предназначенные для возбуждения аппетита. Это были яйца, салаты, капуста, артишоки, спаржа, тыква, дыни с приправой их перца и уксуса, огурцы, мальва, порей, отваренный в вине, консервы из репы, слив, грибов, трюфелей, соленой рыбы, устриц и других разносолов. При закуске пили красное вино.

Главная трапеза сначала состояла из трех перемен,

а затем из 7 – 9. Каждая перемена состояла из целого набора кушаний, зачастую совершенно несовместимых друг с другом.

В начале трапезы всегда возносились молитвы богам, в подражании грекам, на голову надевались венки. Ритуал требовал, чтобы после обеда водворялось глубокое молчание, которое было необходимо для того, чтобы принести жертву богам. На очаг клалась часть пищи, которая была заблаговременно отложена, а именно пироги из поджаренной муки с солью и чаша вина. После этого подавался десерт, во время которого усердно пить вино. Существовала даже обязательная норма, которую должен был выпить гость на пиру.

Многие часы, которые длился римский пир, были богаты не только едой; он предполагал так же и культурную программу. В большинстве случаев цель ее состояла в том, чтобы развеселить сотрапезников. В зале появлялись шуты, актеры – комики или танцоры. Если хозяин не хотел тратится на такие представления, то он сам мог импровизировать на какие-либо развлечения – например, аукцион картин, повернутых изображением к стене, или просто играть с приглашенными в кости. Нередко были и развлечения более высокого уровня – выступления музыкантов, исполнение стихов, чтение вслух. Распоряжался всем застольем особый человек – метрдотель.

Столы стали накрывать скатертями только в I в. н.э., при императоре Доминициане. Салфетки для вытирания губ и рук, часто очень красивые, выдавал сам хозяин, но не редко гости рангом пониже, особенно всякого рода прихлебатели, корчившиеся за чужим столом, дабы незаметно положить в салфетки оставшиеся после пира лакомые кусочки, приносили салфетки с собой.

В периоды, когда простой народ остро чувствовал нехватку продовольствия, пиршественные столы богачей были уставлены роскошными яствами: уже в I в. н.э. многие в Риме далеко отошли от завещанных предками традиций скромности и неприхотливости в еде.При императорах чревоугодие состоятельных римлян превысили всякую меру, и литературные памятники сохранили немало картин пиршественного разгула. Например, в середине I в. до н.э. Корнелий Лептул добивавшись должности жреца бога Марса, устроил пышное торжество с огромным количеством кушаний и женщинами. Описывая этот неслыханный, запомнившейся римлянам пир, писатель Макробий не мог удержаться от вопроса: можно ли было упрекать жителей города в расточительстве, если сами жрецы ведут себя подобным образом?

В эпоху империи настало время, когда все традиции и ритуалы отбрасывались, а пиры превращались в страшные оргии и обжорство. С этой точки зрения в историю вошли императоры Александр Север Вителлий. Последний правил всего несколько месяцев, но прославился своим обжорством. В это время, как отмечал Гораций, хороший вкус и нравы были потеряны полностью. За столом песни были непристойными, а женщины почти неодетыми.

В эпоху империи стал широко распространяться и другой сомнительный обычай: приглашенных стали делить на «важных» и «менее важных». Вторыми считались лица маловлиятельные. Угощение «менее важным» подавалось более скромное, вина – плохие, тогда, как сам хозяин дома и некоторые почетные гости лакомились изысканными кушаньями и винами.

Многие современники тоже стали считать это в порядке вещей: Цицерон тоже делил своих гостей приглашенных на пир по их социальной значимости. Особенно пренебрежительно стали со временем обходиться с клиентами. Тесные связи, существовавшие в эпоху республики между зависимыми клиентами и их патронами, основанные на взаимных услугах, постепенно ослабла. Знатные римляне престали нуждаться в окружавших их людях – клиентах, и те постепенно превратились в простых прихлебателей, которых принимали неохотно и которые не удостаивались былого внимания. Тем не менее, клиенты продолжали посещать пиры, стремясь съесть там как можно больше, и как можно больше унести с собой в прихваченной из дома салфетке – тарра. Таким образом, пир в Риме, который по традиции организовывали под девизом: «проведем время вместе», на практике превращался в чванство и кичливость одних и унижение других. Не оставались в долгу и обиженные клиенты: они крали у хозяина выданные им салфетки, а иногда и другие предметы обихода.

Чревоугодие, нерациональная и неумеренная пища на пирах осуждались римскими писателями и давали возможность сочинения сатиры на римские нравы.

Ни предостережения врачей, ни упрека философов не могли отучить богатых римлян от злоупотребления едой, губительною по своим последствиям. То, что в прежние времена считалось на пирах роскошным обедом, теперь, в первые века нашей эры, считалось убогим, нищенским.

Сенека стыдит сограждан за «обжорство на пирах, бездонное и ненасытное» и убеждает их в том, что нападавшие на них болезни являются следствием чревоугодия и пьянства. Причем на закате римской империи женщины уже состязались с мужчинами в пьянстве. Римские врачи взяли на вооружение пришедшую из Греции новую науку о рациональном питании – диетологию. Но достучаться до разума пирующих им не удалось. Более того, до нас дошли сведения об известном человеке времен императоров Авгоста и Тиберия – Марке Гавии Апиции, они говорят о том, что когда в преклонном возрасте здоровье не позволяло ему пользоваться роскошью изощренной кухни, Марк Гавий счел такую жизнь не нужной и покончил с собой.

Государство при помощи законов вынуждено было ограничить расходы на пиры и торжественные приемы, уменьшить склонность граждан к расточительству. Диктатор Сулла вынужден был издать закон, по которому в календарные праздники каждого месяца, а так же в дни публичных зрелищ дозволялось тратить не более 300 сестерциев, а в остальные – не более 30.

Закон ограничивал не только трату денежных средств, но и количество блюд на пирах. Но при последующих императорах эта планка опять поднялась, пиры стали еще более роскошными и дорогими, до такой степени, что многие из-за своего чревоугодия разорялись, теряя не только состояние, но и свободу и честь. Хотя законы против роскоши существовали и в более поздний период, римляне, по свидетельству Макробия, научились их обходить. Небольшая горстка блюстителей строгих нравов не в силах была справиться с растущей склонностью римского общества к пышности и пиршественному разгулу.

Итак, мы попытались войти в пестрый мир повседневности античного человека и рассмотрели одну из существенных сторон его жизни: пиршественную трапезу. Лежащая на поверхности очевидная цель античного пира – пообедать и поговорить о жизни – на самом деле не так проста, ибо пир при ближайшем рассмотрении являлся ничем иным, как узлом социальных связей и средством человеческого общения. Со времен архаической Греции до нероновского Рима пир как социокультурное явление постепенно менялся, превращаясь в важный социальный институт, питая самосознание его участников и приобретая свои традиции и ритуалы. Для нас античный пир будет всегда представлять интерес, помогая глубже понять материальную и духовную культуру древнего общества.

 

Список используемой литературы:

  1. Античная цивилизация. – М., 1973. –с.271
  2. Быт и история античности. – М., 1988. – с.272
  3. Виньичук Л.А. Люди и нравы Древней Греции и Рима. – М., 1988. – с. 496
  4. Гаспаров М.Л. Занимательная Греция: рассказы о древнегреческой цивилизации // Наука и религия. – 1991. — №3. – с. 32-35
  5. Гиро П. Исторические чтения. Греческая история. Частная и общественная жизнь греков. – М., 1915. – с. 684
  6. Кошеленко Г.А. Полис и город // Вестник древней истории. – 1980. -№1. – с. 3-28
  7. Левек П. Эллинистический мир. – М., 1989. – с.252
  8. Макаров И.А. Орфизм и греческое общество в VI-IV вв. до н.э.// Вестник древней истории. – 1999. — №1. – с. 8-19
  9. Свентицкая И.С. Пиры как форма общения в классической эллинистической Греции // Одиссей: человек в истории., — М., 1999. – с. 62-67.
  10. Цивилизация: теория, история и современность. – М., 1989. – с. 178
  11. Хрестоматия по истории Древнего мира. – Саратов., 1999. – с. 351
  12. Человек и общество в античном мире. – М., 1998. – с. 526

reshal.ru

Культура винопития в античной Греции

Аннотация: В статье проведено исследование культуры винопития в античной Греции. Проанализировано отношение древних греков к алкоголю, причины разного рода отношения и т.д. Статья указывает, что на развитие культуры винопития большое влияние оказала важность досуга в античном обществе. Пиры в Древней Греции стали не просто застольем, но и формой общения. Ключевые слова: культура, Греция, вино, алкоголь, досуг, пир, философия.

В разных культурах формируется свое отношение к алкоголю, распитию спиртных напитков. В большинстве своем оно окрашено в негативные тона. С этим связано большое количество религиозных, социальных, правовых табу относительно алкоголя: от ограничения в его употреблении до полного запрета в некоторых культурных традициях. Негативное отношение к алкоголю связано в первую очередь с тем, что последствия чрезмерного винопития могут быть крайне неприятными (неадекватное поведение, агрессия, неконтролируемые поступки и т.д.). Неслучайно с древних времен алкоголь называют «похитителем рассудка».

С другой стороны, потребление алкоголя в умеренных дозах может помочь расслабиться, погасить усталость, возбудить процесс пищеварения и т.д. Если обратить свой взгляд на историю, то можно отметить, что процесс знакомства человека с хмельными напитками начинается с глубокой древности. Опьяняющие напитки начали готовить уже как минимум в VIII тысячелетии до нашей эры. Это были напитки, приготовленные из меда, винограда, соков различных плодов. Одной из стран, где алкоголь получил большое распространение стала античная Греция. Тема вина была настолько важной в данной традиции, что привела к формированию развитой культуры винопития. Без вина в Греции не обходился ни один пир или празднество. Не случайно именно в Древней Греции одним из наиболее почитаемых богов был Дионис – бог плодородия и виноделия. Во время посвященных ему священных праздников – Великих Дионисий – вино текло рекой. При этом вино – этот дар бога Диониса – пьют только в праздники или же вечером с друзьями, при этом его всегда разбавляют водой. Приведем несколько поэтических отрывков посвященных вину: Зимняя пирушка.

data-ad-client="ca-pub-4472270966127159"data-ad-slot="1061076221">

Будем пить! И елей Время зажечь: Зимний недолог день. Расписные на стол, Милый, поставь Чаши глубокие! Хмель в них лей–не жалей! Дал нам вино Добрый Семелин сын – Думы в кубках топить… По два налей Полные каждому! Благо было б начать: Выпит один, – И за другим черед.[1, XV, С. 55]

Вино воспринималось как лекарство от печали и уныния: К чему раздумьем сердце мрачить, друзья? Предотвратим ли думой грядущее? Вино – из всех лекарств лекарство Против унынья. Напьемся ж пьяны! [1, XVII, С. 58]

Довольно рано греками было осознано, что вино является отражением правды. «Вино–души людской зерцало» [1, XXI, С. 62]. В Греции виноград был одной из основных сельскохозяйственных культур, наряду с оливой, из которой производили масло. «На террасах, насыпанных по склонам гор, по всей Греции растет лоза, расправленная на шпалерах. В долинах ее сажают между плодовыми деревьями, и она тянется с одного на другое» [3, С. 25]. Во времена расцвета древнегреческой культуры, ее классического периода все большее значение в жизни греков начинает обретать досуг. Со временем досуг начинает восприниматься как не менее важное времяпрепровождение, чем война или политические дела.

Столь важная роль досуга заложена в самой основе древнегреческой культуры. К досугу относился и греческий театр, и философские школы с их деятельностью, и посещения гимназия для физических упражнений. Важной формой досуга древних греков был пир. Непременным атрибутом любого пира было винопитие. Это отражает и греческий термин для слова «пир» – симпосий – συμπόσιον – «совместное питье». Однако, эти «пиры» представляли собой не просто собрание пирующих людей, на них приглашались философы, поэты, политические деятели. То есть пиры не были простыми застольями с винопитием, их сопровождали выступления поэтов, танцоров и музыкантов. Зачастую именно на таких пирах решались многие важные вопросы. На пирах эллины как бы моделировали времяпрепровождение своих богов, которые, как известно из греческих мифов, все время проводили на пиру, где пили божественный нектар и вкушали амброзию.

Главным же было то, что во время пира свободные греки предавались беседе. Эти беседы не были пустой светской болтовней ни о чем, а, напротив, высоко ценились умные речи о важных вещах. На пирах греческие философы предавались спорам и выяснению истины, что нашло отражение в появлении трактатов с названием, говорящим само за себя – «Пир». Такого рода произведения есть у таких мыслителей как: Платон, Ксенофонт, Плутарх, Лукиан, Петроний, Эпикур и др. По этим трактатам древнегреческих философов можно судить и о развитии темы винопития. Как отмечал А.М. Арзамасцев: «Пиры» представляют собой не только удобный литературный прием, дающий читателю возможность сравнить пирушки со своими друзьями с тем или иным прочитанным «Пиром», почувствовать между ними различие и почерпнуть что-либо важное для себя. Общее назначение этих работ – привить более или менее образованной части афинского полиса высокую культуру винопития и культуру проведения застольных бесед» [2, С. 5-6]. Таким образом, можно сказать, что пир и философия мыслились древними греками как понятия одного порядка. Они не видели в них между ними особенных различий, воспринимая как нечто целостное. Поэтому можно рассматривать греческую культуру винопития как неотъемлемую часть досуга свободных эллинов. Пир совмещал в себе как чувственное наслаждение, так и духовное. В идеале пир – это застолье с участием политиков, философов и с ведением умной беседы.

При этом сложно поверить, что все пиры отвечали таким высоким критериям (по свидетельству многие современников они часто превращались в обычную попойку, с драками, ссорами и т.д.). Поэтому многие греческие мыслители создавали свои сочинения под названием «Пир», чтобы показать образец таких застолий. Поскольку вино – было даром бога Диониса, к нему относились с уважением и благоговением, а возлияния считались прославлением бога и принесением ему благодарности. Поэтому культура винопития была для греков сакральным действием, тесно связанным с религией. Винопитие представляло собой жертвовозлияние в честь Диониса. Как правило, пиры устраивались представителями свободных граждан греческого полиса, людьми одного социального положения, достатка, воспитания и образования. В этом кругу пить до беспамятства было не просто не принято, но и недопустимо. Легкое расслабляющее опьянение – было возможно для свободных греков, пьянство же – только для рабов и черни. Как отмечал Плутарх: «Пить и пьянствовать – не одно и то же» [5, С. 219]. Свободные греки воспринимали вино – как дар бога, и все, что было связано с ним внушало уважение. Что касается низов общества, среди которых было и много рабов, чужестранцев, для них вино не было окутано сакральными покровами, оно просто было средством забыть на некоторое время тяготы их жизни.

Поскольку у них нет должного уровня образования и воспитания именно в этом социальном слое возможны негативные последствия чрезмерных возлияний. Что касается свободных эллинов, то они менее подвержены вспышкам агрессии под действием алкоголя. Так Плутарх в трактате «Застольные беседы» указывал на то, что: «Дурные страсти оно (вино) возбуждает только у дурных людей, суждения которых никогда не были трезвыми» [5, С. 219]. В своем сочинении древнегреческий философ много рассуждает о поведении на симпосии, об уместности там пения, танцев, винопития и философских бесед. На основании данного трактата можно выделить несколько основных советов, которые дает мыслитель для поведения на пиру. Он отмечал, что философские беседы должны являться неотъемлемой частью любого пира. Эллины не должны уподобляться персам, пирующим в обществе наложниц и предающихся чрезмерными возлияниям.

Поскольку пиры для греков были не просто трапезой, а в гораздо большей степени досугом, то здесь большое значение имели речи и беседы, которые велись участниками пиров. Тот же Плутарх писал: «На симпосиях воспитанные и образованные люди сразу же после обеда обращаются к речам, как бы ко второй трапезе, радуя друг друга этими речами, в которых тело не принимает почти никакого участия и тем свидетельствует, что существует собственный клад душевных наслаждений: только это и есть подлинные наслаждения души, а те другие чужды ей и запятнаны телом» [5, С. 146]. Эти беседы обязательно велись при распитии вина.

При этом следует помнить, что греки никогда не пили вино в неразбавленном виде. Они всегда разбавляли его в разных пропорциях: 1:1, 1:2, 1:3.Плутарх в третьей книге своих «Застольных бесед» приводит правило «Пять кубков – да, три кубка – да, четыре – нет». Он пишет: «Пять кубков, то есть два кубка вина в смешении с тремя кубками воды, находясь в полуторном соотношении, составляют квинту; три, то есть один кубок вина с двумя кубками воды, – имеют отношение одного к двум и составляют октаву; и наконец, четыре, то есть один кубок вина, разбавленный тремя кубками воды, своего рода эпитрит, – трезвенное и безвкусное смешение, приличествующее архонтам, погруженным помыслами в государственные дела, или диалектикам, которые, насупив брови, разбираются в построении речей. А из двух других смешение двух к одному создает то настроение возбужденности и умеренного подпития, которое души колеблет струны сокровенные, – оно уводит от трезвости, но и не погружает человека полностью в винное обаяние. Смешение же двух к трем – самое музыкальное, приносящее сон и забвение всех забот, подобное Гесиодовой «обороне от сглаза младенцев», усмиряющее необузданные страсти, исполненное ясности и покоя» [5, С. 103].

Пить же неразбавленное вино считалось варварским обычаем и презиралось свободными эллинами. Лучшими сортами вин считались «фасосское, лесбосское, наксосское; прамнейское вино было слишком терпким на вкус афинян; южно-италийские вина вошли в употребление только со II в. н.э.; были белые, желтые и темные вина; использовались различные ароматизаторы – пряности, мед, благовонные масла» [4]. Именно с застолий древних греков берет свое начало обычай произносить тосты с пожеланиями здоровья, благополучия и т.д. При этом греческий пир никогда не начинали с вина, его подавали в конце, когда гости переходили к беседе. Регламентировалось и количество гостей на пирах. Так их должно было быть не менее трех и не более девяти. Хозяин не должен приглашать на свой пир незнакомых людей, слишком болтливых и любящих позлословить. Не любили греки и тех, кто демонстрировал свое чрезмерное пристрастие к винопитию. Несмотря на чрезвычайно благосклонное отношение к вину, злоупотребление они допускали лишь во время празднования Великих Дионисий. Во все остальное время греки были весьма сдержанны в возлияниях. Культура винопития в античной Греции включала в себя и признание безусловно положительного воздействия вина на человеческий организм.

Так многие мыслители отмечали, что вино возбуждает мыслительную деятельность, рождение ярких образов, оригинальных идей и концепций, подстегивает воображение и фантазии. Вероятно, с таким положительным воздействием вина и было связано в Древней Греции представление о его божественности.

Еще Платон отмечал, что рождение мысли – чудесный, божественный акт, способствующий проникновению в таинственный мир идей. Идеи (эйдосы) Платоны первичны, они находятся в основе мироздания. То же можно сказать и об эйдосе вина – он первичен, а само материальное вино вторично. Плутарх, следуя Платону, никогда не сомневался в божественности вина, воспринимая ее как данность. И хотя он не настаивал на прямой связи винопития и рождения новых концепций, идей и т.д., можно отметить, что вино мыслилось как создание мирового логоса. Подводя итог, можно отметить, что культура досуга в античной Греции включала в себя и культуру винопития, получившую у греков большое развитие. При этом чрезмерные возлияния осуждались и порицались, тогда как умеренное винопитие считалось служением богу Дионису и формой его почитания.

Пиры в Древней Греции были не просто трапезой, а культурным времяпрепровождением с обязательными беседами за чашей вина. Поэтому важным было привить культуру винопития молодому поколению. Во многом этому служили сочинения античных философов, создавших труды с названиями «Пир» или «Застольные беседы», которые могли служить руководством к поведению во время пира, а также размеру возлияний. Пиры и философия были для античных греков неразделимы, здесь достигался один из культурных идеалов греков – калокагатия – гармония внутреннего и внешнего, духовного и чувственного, рационального и иррационального. Именно на пирах, сопровождающихся явствами, винопитием и философскими беседами греки достигали полноты бытия, того к чему они стремились во всех видах своей деятельности.

Литература

1. Алкей и Сафо: Собрание песен и лирических отрывков в переводе размерами подлинников Вячеслава Иванова. – М.: Изд. М. и С. Сабашниковых, 1914. – 255 с. 2. Арзамасцев, А.М. Вино как ценность / А.М. Арзамасцев // Ценности интеллигибельного мира. – Магнитогорск, ГОУ ВПО «МГТУ», 2008. – С. 4-13. 3. Боннар, А. Греческая цивилизация. Т. I. От Илиады до Парфенона / А. Боннар / Пер. с франц. О.В. Волкова; Предисл. проф. В.И. Авдиева. – М.: Искусство, 1992.– 269 с. 4. Никитюк, Е.В. Быт античного общества [Электронный ресурс] / Е.В. Никитюк. – СПб., 2005. URL: http://centant.spbu.ru/centrum/publik/nikituk/byt/010.htm (Дата обращения: 18.07.2016). 5. Плутарх. Морали. Застольные беседы / Плутарх. – М.: ЭКСМО-Пресс; Харьков: Фолио, 1999. – 1117 с

Куксгаузен Анна Александровна, кандидат культурологии, доцент кафедры «Гуманитарных дисциплин» НОУ ВПО «РЕАВИЗ», г. Саратов

www.radnews.ru

Гастрономическое путешествие. Античная трапеза (часть первая, Древняя Греция).

Что может быть человечнее и «историчнее», чем трапеза, — ведь под покровом неизменных ритуалов всегда происходили социальные изменения, а под аккомпанемент пиров осуществляла свой стремительный ход история. Трапеза – это одна из тех социальных и культурных форм, без которых не обходится ни один из нас.

При этом каждый человек – участник застолья – стремиться и вкусно поесть, и душевно пообщаться. Именно это и было характерной чертой античных пиров. Античный пир во многом уникальное явление, что в определенном смысле, именно он лежал в основе греко-римской цивилизации. Пиры были важнейшей частью античного социума.

Как не парадоксально, но свои наблюдения по поводу античной трапезы я решила разделить на две части (слишком многое хочется вам рассказать и поведать). Первая часть (статья), она перед вами, будет посвящена культу еды в Древней Греции, а вторая часть (следующая статья) будет принадлежать Древнему Риму.

Итак, предлагаю переместиться в Древнюю Грецию…

На протяжении всего существования греческого полиса основной формой общения, не связанной с участием в политических институтах, были совместные застолья, пиры с практиковавшимися на них беседами (симпозиумы).

Традиции их восходят к аристократическим пирам архаического времени; участие в них было обязательным составным элементом времяпрепровождения греческой знати. Пиры происходили на мужской половине дома (мегарон), свободнорожденные женщины, если пиры не носили семейного характера, на них не допускались. А когда присутствовали на трапезах, то в отличие от мужчин, которые пировали, полулежа, сидели на стульях, возлежать замужним женщинам на трапезах считалось неприличным. Зато на пирах желанными были гетеры, которые вокруг стола возлежали вместе с мужчинами.Пирующие снимали обувь, рабы мыли им ноги, после чего гости сами или по указанию хозяина дома занимали места на ложах. Ложа ставились перед небольшими столиками. Перед едой рабы лили гостям на руки воду для омовения, эта процедура повторялась во время пира многократно, так как, обходясь без ножей, вилок и ложек, сотрапезники пользовались руками. Сначала пальцы вытирали обрезками хлеба, позднее, когда пиры стали более изысканными и утонченными, для вытирания пальцев подавали особую благоухающую белую глину.

Древнегреческий хлеб достоин отдельной энциклопедии. Главная тонкость его приготовления заключалась в грубой полуобработанной муке чаще всего пшеничной или ячменной. Такой хлеб сам по себе был очень полезен и к тому же способствовал полноценному усваиванию остальных продуктов. В различных исторических и литературных источниках нередко можно встретить упоминания о так называемом кислом хлебе, который готовили из сброженного теста. Однако этот сорт считался деликатесом и был по карману лишь состоятельной публике. Хлеб для народа попроще делали из муки грубого помола, засыпая в нее большое количество отрубей. В общей сложности древнегреческие пекари умели готовить несколько десятков различных сортов хлеба. В сдобную выпечку добавляли мед, жир и молоко. Особенная роль отводилась черствому хлебу. Античные врачеватели прописывали его в качестве лекарства от несварения желудка и прочих «пищевых» болезней.

Чтобы сбалансировать столь сытную трапезу, в качестве гарнира подавались различные бобовые, свежие фиги и оливки. Во многие блюда греки добавляли лук, чеснок, мясистые листья салата и зеленый сладкий перец. Столь привычные для нас сегодня томаты, картофель и баклажаны в те времена еще не были знакомы грекам. А демократичные тыква и огурцы считались диковинными плодами и стоили очень дорого.

В Греции уже было достаточно развито кулинарное искусство, обычно повар не входил в штат слуг в доме. Когда приближалось время большого пира, хозяин дома, сам закупал провизию, отправлялся на рыночную площадь и нанимал там профессионального повара.

Из произведений древнегреческих авторов мы видим, что в меню пиров обязательно входили дары моря: макрель, морские скаты под соусом, сельдь, камбала, крабы, а так же щука и лягушачьи лапки. Изощренными были и блюда из птицы: искусно зажаренные голуби, воробьи, жаворонки, фазаны, дрозды, перепела и даже ласточки, приправленные оливковым маслом и пряностями. Как видим, гурманы были за пиршественным столом не редкостью. Роскошными в то время были и пиры, и вообще весь быт в целом у зажиточных слоев общества.

Что касается поведения на пирах, то оно было достаточно регламентировано, причем не обычным, с современной точки зрения, образом. Судя по вазовой живописи, на пирах допускался откровенный секс, в том числе коллективный, и это не считалось не пристойным.

Ситуация с ритуалами меняется в Греции в классический период. В это время бытовали самые разные пиры у разных групп населения. Перед началом новой эры сложилось множество разнообразных религиозных объединений, союзов взаимопомощи, дружеских компаний, которые устраивали немногочисленные по составу пиры для друзей.

Нормой было чуть более десятка человек, ритуалы пира не были очень строгими. Строгие же ритуалы соблюдались в пирах, которые устраивали члены религиозных союзов. Во время празднеств, пиров устраивались жертвоприношения в честь различных богов (греки, как известно, были язычниками). Часть туши животного шла жрецу, часть отдавалась богам, остальное поступало на пиршественный стол.

В течении V-IV вв. до н.э. идет сознательное нарушение традиционных ритуалов, более того их стали пародировать во время пиров в гетериях (своеобразных полулегальных объединениях). Когда они постепенно сошли на нет, появились молодежные маргинальные группы, о которых мы узнаем из речей Демосфена. Их члены воровали из жертвоприношений Гекате те части свиньи, которые было запрещено употреблять в пищу, и съедали их, вопреки традициям: это был эпатаж, вызов.

Постепенно получили распространение пиры, как самоцель. В эллинический период ритуал восхваления богов и жертвоприношения уже полностью отсутствовали. Участники пира устраивали его так, как им хотелось. Иногда застолья устраивал один человек, в доме которого собирались пирующие, а иногда это делалось в складчину. Поэт Филодем в своей элегии (I в. до н.э.) дает нам представление о том, что ели их участники: «Афинагор дал нам капусту, рыбу соленую должен дать Аристарх, печень несет Филадем, свинину приносит Аполлфан». Вот и весь набор яств. Но элементы традиций – не ритуалов- сохранялись: участники пира возлежали на ложах в венках.

В эллинистический период в греческих полисах происходили открытые общественные обеды после празднеств и жертвоприношений. Целые серии надписей говорят об устройстве таких угощений, как правило, за счет частной благотворительности. На такие пиры приглашались не только граждане, но и все жители города, а иногда – вольноотпущенники и даже рабы. В таких случаях городские власти предписывали окрестным деревням поставлять скот для жертвоприношений и пиршеств. Пестрый состав населения городов, где наряду с гражданами жило большое количество переселенцев, приводил к необходимости сплочения всех этих разнородных групп, и общественные обеды служили для этой цели, включая граждан в общую массу жителей города, устанавливая между ними дополнительные связи.

Таким образом, именно застолье в условиях политической пассивности оказывалось главным средством коммуникации в мире античной Греции.

И может все-таки прав Джонатан Сафран Фоер, написав в своей книге «Мясо»:«Ничто — ни разговор, ни рукопожатие, ни даже объятие — не упрочивает дружеских отношений так, как совместная трапеза. Может быть, это дань культуре. Может быть, эхо общинных пиров наших предков».

Я думаю, это сказано «в точку» )

источник

luchshii-blog.ru

Античный пир: блюда, обычаи, традиции

Ни в питье, ни в пище

не дóлжно преступать соразмерности

Диоген Лоэртский.

Отведывать от множества блюд

Признак пресыщенности.

Сенека.

Известный летописец раннего средневековья Бėда Достопочтенный (7 в.) задался однажды вопросом: с чем сравнить жизнь человеческую? В голову достопочтенному монаху пришел такой образ: жизнь и душа человеческая подобны малой пташке, которая из холодного мрака внезапно влетает в дверь пиршественной палаты, пролетает ее насквозь и вылетает в другую дверь во тьму внешнюю. Тот миг, который она находится в тепле и свете зала для пиров, и есть жизнь человеческая.

С проблемой пира, застолья люди сталкивались с древнейших времен. Действительно, что может быть человечнее и историчнее, чем трапеза, - ведь под покровом неизменных ритуалов всегда происходили социальные изменения, а под аккомпонемент пиров осуществляла свой стремительный ход история. Тему античного пира, я выбрал не случайно. Трапеза – это одна из тех социокультурных форм, без которых не обходится ни один из нас.

При этом каждый человек – участник застолья – стремиться и вкусно поесть, и душевно пообщаться. Именно это и было характерной чертой античных пиров. Кроме того, античность – это чрезвычайно сложное и вместе с тем интересное время в истории европейской цивилизации. Долгое время бытовая повседневность античности не была объектом пристального внимания историков и культурологов, теперь же эти «белые пятна» исчезают, появляется специальная литература, которая дает нам представление о том, каким было каждодневное бытие человека в античную эпоху. Я считаю, что без познания этой стороны жизни труднее понять общественные процессы этого времени. Античный пир во многом уникальное явление, что в определенном смысле именно он лежал в основе греко-римской цивилизации: за пиршественным столом рождались и демонстрировались социальные связи, здесь заключались перемирия и создавались империи. Пиры были важнейшей частью античного социума.

Рассмотрим этот феномен подробнее. Обратимся сначала к Древней Греции – колыбели античной культуры, поглядим, как вели себя греки за пиршественным столом.

На протяжении всего существования греческого полиса основной формой общения, не связанной с участием в политических институтах, были совместные застолья, пиры с практиковавшимися на них беседами (т.н.симпосионы).

Традиции их восходят к аристократическим пирам архаического времени; участие в них было обязательным составным элементом времяпрепровождения греческой знати. Характерно, что согласно «Одиссее», женихи, добивавшиеся руки Пенелопы, пировали вместе, хотя и были соперниками. Проведение пира определялось ритуалом: согласно описанию Ксенофона (VI в. до н.э.) начинался он с возлияния в честь богов и священной песни. Руководил пиром специально выбранный человек – симпосиарх. По словам Крития (V до н.э.) за каждого участника пили по кругу здравную чашу, как бы подчеркивая, таким образом, равенство участников. Попойки, разгульные пиршества не допускались, хотя вина пили много. Но все же пристойным правилом считалось выпить столько, чтобы без сопровождающего дойти до дома. Сохранились указания, сколько специальных чаш можно было выпить пирующим. Вино, как известно, пили разведеное: его разводили водой на половину или на одну треть.

Пиры происходили на мужской половине дома (мегарон), свободнорожденные женщины, если пиры не носили семейного характера, на них не допускались. А когда присутствовали на трапезах, то в отличие от мужчин, которые пировали полулежа, сидели на стульях, возлежать замужним женщинам на трапезах считалось неприличным. Зато на пирах желанными были гетеры, которые вокруг стола возлежали вместе с мужчинами.

Пирующие снимали обувь, рабы мыли им ноги, после чего гости сами или по указанию хозяина дома занимали места на ложах. Ложа ставились перед небольшими столиками. Перед едой рабы лили гостям на руки воду для омовения, эта процедура повторялась во время пира многократно, так как, обходясь без ножей, вилок и ложек, сотрапезники пользовались руками. Сначала пальцы вытирали обрезками хлеба, позднее, когда пиры стали более изысканными и утонченными, для вытирания пальцев подавали особую благоухающую белую глину.

Хотя жена и дочери хозяина не участвовали в застолье, пирующие, как уже говорилось, не были лишены женского общества. В симпосион вносили разнообразие своим выступлением флейтистки, акробатки, танцовщицы, а гетеры, женщины образованные, остроумные и обаятельные поддерживали беседу даже тогда, когда речь заходила о важных государственных вопросах.

В Греции уже было достаточно развито кулинарное искусство, обычно повар не входил в штат слуг в доме. Когда приближалось время большого пира, хозяин дома, сам закупал провизию, отправлялся на рыночную площадь и нанимал там профессионального повара.

Из произведений древнегреческих авторов мы видим, что в меню пиров обязательно входили дары моря: макрель, морские скаты под соусом, сельдь, камбала, крабы, а так же щука и лягушачьи лапки.

Изощренными были и блюда из птицы: искусно зажаренные голуби, воробьи, жаворонки, фазаны, дрозды, перепела и даже ласточки, приправленные оливковым маслом и пряностями. Как видим, гурманы были за пиршественным столом не редкостью. Роскошными в то время были и пиры и вообще весь быт в целом у зажиточных слоев общества.

Что касается поведения на пирах, то оно было достаточно регламентировано, причем не обычным, с современной точки зрения, образом. Судя по вазовой живописи, на пирах допускался откроенный секс, в том числе коллективный, и это не считалось не пристойным. В то же время ряд поступков признавался недопустимым. В частности, Герадот рассказал историю о том, что когда один из женихов дочери Тирана города Силиона, считавшегося фаворитом, выпив слишком много, начал плясать и стал на голову, хозяин пира возмутился и заявил незадачливому жениху: «Ты протанцевал свою свадьбу». Подобное нарушение ритуала было совершенно немыслимо, за то общение с гетерами и другими женщинами легкого поведения было делом обычным.

Ситуация с ритуалами меняется в Греции в классический период. В это время бытовали самые разные пиры у разных групп населения. Перед началом новой эры сложилось множество разнообразных религиозных объединений, союзов взаимопомощи, дружеских компаний, которые устраивали немногочисленные по составу пиры для друзей.

Нормой было чуть более десятка человек, ритуалы пира не были очень строгими. Строгие же ритуалы соблюдались в пирах, которые устраивали члены религиозных союзов. Во время празднеств, пиров устраивались жертвоприношения в честь различных богов (греки, как известно, были язычниками). Часть туши животного шла жрецу, часть отдавалась богам, остальное поступало на пиршественный стол. В обычной жизни греки, как и восточные народы, мясо почти не ели, но во время пира оно употреблялось. На пирах этого периода(особенно в IV в. до н.э.) и была введена должность симпосиархов, пища равномерно распределялась среди участников трапезы. Свойственная демосу идея равенства пронизывала практически все частные застолья.

Философы во время совместных пиров вели беседы. Пиры, как правило, были открытыми, то есть двери, где проходило застолье, не запирались. Платон в своем «Пире» рассказал о пире в Сократовской компании. Очень жесткого ритуала уже не было, после возлияния богам и песнопения приступили к философской беседе. В конце пира в дом ворвалась толпа гуляк, которые так же приняли участие в пире; по обычаям демократических Афин, выгнать их было нельзя, но вся беседа смешалась, продолжать ее было невозможно. В Афинах невозможно было отгородиться от толпы, и гулящие представитель демоса сознательно пользовались таким способом попасть на пир.

В течении V-IV вв. до н.э. идет сознательное нарушение традиционных ритуалов, более того их стали пародировать во время пиров в гетериях (своеобразных полулегальных объединениях). Когда они постепенно сошли на нет, появились молодежные маргинальные группы, о которых мы узнаем из речей Демосфена. Их члены воровали из жертвоприношений Гекате те части свиньи, которые было запрещено употреблять в пищу, и съедали их, вопреки традициям: это был эпастаж, вызов.

По свидетельствам историков, ситуация стала меняться в Восточном Средиземноморье после эпохи Александра македонского. В период междоусобной борьбы диадохов (полководцев Александра) , бесконечных переселений и разрыва традиционных связей возникает потребность в новых общностях, и пир снова становится в Греции одной из тех форм общения, которые объединяют людей и укрепляют новые связи. В это время сложилось множество новых общественных микрогрупп. До нас дошли их уставы, где записано обязательное участие в совместных пиршествах. Интересно, что в случае опоздания на пир, опоздавший должен был заплатить штраф.(Похоже, что современный обычай наливать опоздавшему гостю «штрафную» восходит именно к тем незапамятным временам).

Пиры устраивались по разным поводам: в честь бога, по праздникам и даже в случае погребения.

Постепенно получили распространение пиры, как самоцель. В эллинический период ритуал восхваления богов и жертвоприношения уже полностью отсутствовали. Участники пира устраивали его так, как им хотелось. Иногда застолья устраивал один человек, в доме которого собирались пирующие, а иногда это делалось в складчину. Поэт Филодем в своей элегии (I в. до н.э.) дает нам представление о том, что ели их участники: «Афинагор дал нам капусту, рыбу соленую должен дать Аристарх, печень несет Филадем, свинину приносит Аполлфан». Вот и весь набор яств. Но элементы традиций – не ритуалов- сохранялись: участники пира возлежали на ложах в венках.

В этот же эллинистический период, появились пиры иного типа – царские и общественные. Царскому пиру была свойственна пышность, торжественность, а среди участников пира заметна четкая иерархия. Царь приглашает на пир так называемых друзей. С конца III в. и во IIв это уже официальный титул, который мог дароваться придворным и тем нужным людям, которые живут далеко от дворца. Друзей этих было две категории: «просто друзья» и «первые друзья». Первые друзья получали право носить особую одежду, а когда прибывали на пир к царю, как первые друзья пили из золотой чаши. Тем самым на царских пирах, в отличие от пиров частных лиц, строго соблюдалась иерархия по чинам.

mirznanii.com

Пиры Древней Греции (обычаи, традиции) - Культурология - Творческие работы - Каталог статей

С проблемой пира, застолья люди сталкивались с древнейших времен. Действительно, что может быть человечнее и историчное, чем трапеза, - ведь под покровом неизменных ритуалов всегда происходили социальные изменения, а под аккомпанемент пиров осуществляла свой стремительный ход история. Трапеза – это одна из тех социокультурных форм, без которых не обходится ни один из нас. При этом каждый человек – участник застолья – стремиться и вкусно поесть, и душевно пообщаться. Именно это и было характерной чертой античных пиров. Обратимся к Древней Греции – колыбели античной культуры, поглядим, как вели себя греки за пиршественным столом. На протяжении всего существования греческого полиса основной формой общения, не связанной с участием в политических институтах, были совместные застолья, пиры с практиковавшимися на них беседами (т.н.симпосионы). Традиции их восходят к аристократическим пирам архаического времени; участие в них было обязательным составным элементом времяпрепровождения греческой знати. Характерно, что согласно «Одиссее», женихи, добивавшиеся руки Пенелопы, пировали вместе, хотя и были соперниками. Проведение пира определялось ритуалом: согласно описанию Ксенофона (VI в. до н.э.) начинался он с возлияния в честь богов и священной песни. Руководил пиром специально выбранный человек – симпосиарх. По словам Крития (V до н.э.) за каждого участника пили по кругу здравую чашу, как бы подчеркивая, таким образом, равенство участников. Попойки, разгульные пиршества не допускались, хотя вина пили много. Но все же пристойным правилом считалось выпить столько, чтобы без сопровождающего дойти до дома. Сохранились указания, сколько специальных чаш можно было выпить пирующим. Вино, как известно, пили разведенное: его разводили водой на половину или на одну треть. Пиры происходили на мужской половине дома (мегарон), свободнорожденные женщи-ны, если пиры не носили семейного характера, на них не допускались. А когда присут-ствовали на трапезах, то в отличие от мужчин, которые пировали полулежа, сидели на стульях, возлежать замужним женщинам на трапезах считалось неприличным. Из произведений древнегреческих авторов мы видим, что в меню пиров обязательно входили дары моря: макрель, морские скаты под соусом, сельдь, камбала, крабы, а так же щука и лягушачьи лапки. Что касается поведения на пирах, то оно было достаточно регламентировано, причем не обычным, с современной точки зрения, образом. Судя по вазовой живописи, на пирах допускался откроенный секс, в том числе коллективный, и это не считалось не пристойным. В то же время ряд поступков признавался недопустимым. В частности, Герадот рассказал историю о том, что когда один из женихов дочери Тирана города Силиона, считавшегося фаворитом, выпив слишком много, начал плясать и стал на голову, хозяин пира возмутился и заявил незадачливому жениху: «Ты протанцевал свою свадьбу». Постепенно получили распространение пиры, как самоцель. В эллинический период ритуал восхваления богов и жертвоприношения уже полностью отсутствовали. Участ-ники пира устраивали его так, как им хотелось. Иногда застолья устраивал один чело-век, в доме которого собирались пирующие, а иногда это делалось в складчину. Поэт Филодем в своей элегии (I в. до н.э.) дает нам представление о том, что ели их участники: «Афинагор дал нам капусту, рыбу соленую должен дать Аристарх, печень несет Филадем, свинину приносит Аполлфан». Вот и весь набор яств. Но элементы традиций – не ритуалов- сохранялись: участники пира возлежали на ложах в венках. В этот же эллинистический период, появились пиры иного типа – царские и общественные. Царскому пиру была свойственна пышность, торжественность, а среди участников пира заметна четкая иерархия. Царь приглашает на пир так называемых друзей. С конца III в. и во IIв это уже официальный титул, который мог дароваться придворным и тем нужным людям, которые живут далеко от дворца. Друзей этих было две категории: «просто друзья» и «первые друзья». Первые друзья получали право носить особую одежду, а когда прибывали на пир к царю, как первые друзья пили из золотой чаши. Тем самым на царских пирах, в отличие от пиров частных лиц, строго соблюдалась иерархия по чинам. В эллинистический и раннеримский период в греческих полисах происходили от-крытые общественные обеды после празднеств и жертвоприношений. Целые серии надписей говорят об устройстве таких угощений, как правило, за счет частной благо-творительности. На такие пиры приглашались не только граждане, но и все жители города, а иногда – вольноотпущенники и даже рабы. В таких случаях городские власти предписывали окрестным деревням поставлять скот для жертвоприношений и пир-шеств. Пестрый состав населения городов, где наряду с гражданами жило большое ко-личество переселенцев, приводил к необходимости сплочения всех этих разнородных групп, и общественные обеды служили для этой цели, включая граждан в общую массу жителей города, устанавливая между ними дополнительные связи. Таким образом, именно застолье в условиях политической пассивности оказывалось главным средством коммуникации в мире античной Греции.

confliktcultur.ucoz.ru

Для древних греков пир был не без этих музыкантов певцов ответ.

Хотя большинство греков были занятыми людьми, они все же находили время для разного рода игр. Были популярны игры с фигурами на доске, похожие на наши шахматы, в кости или жмурки. Помимо крупных атлетических соревнований (см. с. 228), греки также устраивали игры в мяч, когда команды должны были головой отбивать мяч и перебрасывать его на сторону соперника. Некоторые увлекались жестокими зрелищами, такими, как кошачьи или петушиные бои, на которых животные должны были сражаться друг с другом до смерти. Продолжение

Источник: http://grechistory.ru/?cat=51.

  • для древних греков и пир был не в пир без этих музыкантов и певцов ответ
  • для древних греков и пир был не в пир без этих музыкантов и певцов

для древних греков и пир был не в пир без этих музыкантов и певцов ответ

Для древних греков и пир был не в пир без этих музыкантов и певцов

24 май . С Греческого это слово переводится, как одетый в белое 6 0. Для древних греков и пир был не пир без этих музыкантов и певцов. 5 0. 25 май . Вопрос о творческих людях: Как в старину назывался древний. Для древних греков и пир был не пир без этих музыкантов и певцов. 4 0. 24 май . Этот океан живой студенистой субстанции был единственным. Для древних греков и пир был не пир без этих музыкантов и певцов. Известных музыкантов и певцов настолько высоко ценили, что им удавалось. И хотя голос у него был слабый и сиплый, все же радуясь своим успехам Без танцоров и танцовщиц в Риме так же не обходились ни пиры алтарю Юноны. Однако, если какая-нибудь из этих женщин, несмотря на запрет мы знаем слово которые вы не можете угадать Возникли проблемы. Для древних греков и пир был не пир без этих музыкантов и певцов 8 букв? И не только для тех, кто занимается в музыкальной школе, хоровой студии или. В этих двух фразах слово "акцент" употреблено в разных смыслах В музыке так называется один из самых распространенных темпов и без которого не обходился в Древней Греции ни праздник, ни пир, тоже предок. Из нее явствует, что члены этих сообщества имели обыкновение поддерживать. Ни один хорошо устроенный пир не обходился без этой игры; для нее. музыкант своего времени, певец героических подвигов, был приговорен. 28 ноя . Что являлось основным не только для древних греков, но и для. Как и в Греции, в Древнем Риме ни один праздник не обходился без музыки, пения и танцев. Хорошие музыканты и певцы, пользовались в Риме большой. и танцовщиц в Риме так же не обходились ни пиры, ни публичные. Такова была общепринятая «идеологическая установка» Удивительным было общество, где художественный подвиг не способствовал. А разве плохо пригласить на пир певцов и музыкантов, и после сытного обеда и. и любовь мужчин, а музыка служила всего лишь изящным обрамлением этих двух. Естественно, народные пляски тех отдаленных времен не дошли до нас в своем. В древних цивилизациях танцу и музыке принадлежала большая. У египтян была астральная пляска, которую танцевали двенадцать жриц вокруг. Название «пирриха» (Pyrrihic), полагают, происходит от слова « пира »

Для древних греков и пир был не в пир без этих музыкантов и певцов ответ

Для древних греков и пир был не в пир без этих музыкантов и певцов (игра поле чудес - 8 Вячеслав Павлович Шестаков. Эрос и культура: Философия любви и европейское искусство Правильный ответ на вопрос "Дьёрдь Лигети написал симфоническую поэму для ста этих. Назовите тюрьму, в которую в мае 1717 года был заключен французский писатель Вольтер? Реферат/Курсовая Анимация туристского обслуживания. Министерство образования и. 1. ИСКУССТВО ПАЛЕОЛИТА – первичные формы изобразительной деятельности homo sapiens sapiens. ХРАМЫ ОДЕССЫ: Одесса интернациональный и многоконфессиональный город. Наряду с. Языческие Боги и духи это сознательные управляющие импульсы природных явлений. Языческие Боги и духи это сознательные управляющие импульсы природных явлений. 23.03.2006 · Петр Вайль. Гений места. ОГЛАВЛЕНИЕ. ОТ АВТОРА ЗОЛОТЫЕ ВОРОТА ЛОС-АНДЖЕЛЕС - Ч. sc. Словарь русских сказок и мифов. Словари русских мифов и сказок Посвящение. Книгу посвящаю моему учителю, соратнику и другу — Анатолию Михайловичу. КОНЕЦ «ВОЙНЫ ОТМЩЕНИЯ» Персида — самая высокогорная область Ирана. Подобно. Массовые зрелища: традиции и современность. Скачать реферат / курсовую на тему. id: 72451. Название работы: ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ МАССОВЫХ ПРАЗДНИКОВ. Категория: Конспект Орей Волот КРЫСОЛЮДИ. Почему? единственная капля разума в ледовых пустынях. Карпенко И. К. Древние о себе и соседях. (Том.1. Античный мир. Иносказательно о том, что в России обычно замечают и помнят лишь тех писателей. Иносказательно о том, что в России обычно замечают и помнят лишь тех писателей. РАННЯЯ ГРЕЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ. Источник: Фрагменты ранних греческих философов. С. И.Ожегов, Н.Ю.Шведова. Толковый словарь русского языка (Е-Л). Те же хоровые песни мы встречаем и в народной поэзии культурных племен, еще бытующей.

Похожие новости:
Источник: http://server45.download-all-tut.ru/%D0%94%D0%BB%D1%8F+%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D0%B8%D1%85+%D0%B3%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%BE%D0%B2+%D0%B8+%D0%BF%D0%B8%D1%80+%D0%B1%D1%8B%D0%BB+%D0%BD%D0%B5+%D0%B2+%D0%BF%D0%B8%D1%80+%D0%B1%D0%B5%D0%B7+%D1%8D%D1%82%D0%B8%D1%85+%D0%BC%D1%83%D0%B7%D1%8B%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2+%D0%B8+%D0%BF%D0%B5%D0%B2%D1%86%D0%BE%D0%B2/

Комментариев пока нет!

eduotdyhat.ru

Симпосион. Древняя Греция | Civility

Есть нужно беззвучно, не чавкать, не причмокивать, не дуть на горячее, не стучать ложкой по тарелке, не откусывать большие куски и не набивать рот так, что оттуда падают крошки. Не разговаривать с полным ртом. Вначале проглатывать пищу, и лишь потом вступать в разговор.

Вот так, или примерно так предписывают современные правила этикета вести себя за столом. Кроме того, правила эти учат заботиться о пище не только материальной, но и духовной. Хозяева должны уметь позаботиться об организации интересного общения и развлечениях.

В древней Элладе этикет застолья был на очень высоком уровне. Прежде чем расположиться за накрытыми столами на симпосионе (так у греков назывался торжественный обед), гостям предлагалось снять обувь и вымыть ноги.  Ноги гостям мыли рабы, они же поливали на руки, которые также необходимо было помыть. Воду для омовений делали ароматной.

Для эллинов, которые были большими эстетами, это было вполне естественно. Многочисленные философы, ученые, писатели и поэты, которых подарила миру эта благородная цивилизация, давали многочисленные рекомендации по всем вопросам этики, в том числе и в отношении поведения за столом. К примеру, Платон (IV в. до н.э.) в своем знаменитом труде «Пир» восхвалял людей, умеющих определять «золотые грани» потребления пищи и вина. Только варвары могли выходить за эти границы, – так считали древние греки. Одной из главной заповедей было презрение к роскоши и стремление к умеренности. На этом строился образ жизни и этикет древних греков.

Можно много говорить о разных нормах, принятых в Древней Греции, перечислять всевозможные правила. Но лучше обратиться к художественной литературе. Историк, писатель-фантаст, глубокий почитатель эллинизма, человек тончайшей интуиции, философ, отнесшийся с величайшим уважением к древним документальным источникам, Иван Ефремов так описывает симпосион в своей восхитительной книге «Таис Афинская»:Глава 5. «Муза храма Нейт».

Симпосион в просторном доме с большим садом, принадлежавшем самому богатому греческому купцу Мемфиса, собрал невиданное для плохого времени года число гостей. Надменная персидская знать, недавно презиравшая эллинов, затем сторонившаяся их после вторжения Александра и битвы на Гранике, теперь, когда царь царей потерпел жестокое поражение на Иссе, стала искать общества влиятельных греков. Появление Хризосфиры и Аргиропесы («Златоногой» и «Среброногой»), как прозвали Таис и Эгесихору их поклонники-поэты, вызвало крики восторга. Обе подруги явились в сопровождении спартанских военачальников во главе с самим стратегом Эоситеем.

В стеклянных кратерах с причудливыми извивами разноцветных полос виночерпии смешивали с водой густое фиолетовое вино верхнеегипетских виноградников и ярко-розовое, доставлявшееся из Сирии, через Навкратис. Звучала негромкая музыка, соединяя в одно печаль двойных эллинских флейт и резкие стоны египетских, загадочный, как бы зовущий издалека, звон систров, гудение струн китары, лиры и большой арфы. Изредка вступали хором египетские мандолины с длинным грифом и колокольчиками, заглушавшиеся ударами бубнов-киклом. Подчиняясь искусному руководителю, все собрание разноголосых инструментов создавало печальный ритмический хор со звонкими, восторженными всплесками высоких нот и грубоватыми звенящими ударами, под который так хорошо и проникновенно плясали танцовщицы Эллады, Египта и Финикии.

Симпосион начинался, как принято в Элладе, с легкого ужина, затем танцев, выступлений певцов, поэтов и рассказчиков с постоянно нарастающим опьянением и разгулом, когда респектабельные гетеры и артистки покидали распаленную мужскую компанию. Но было еще далеко до утраты чувства меры и красоты. Гости жадно слушали и смотрели, забывая допивать свои чаши. Эллины считали себя выше варваров, то есть всех чужестранцев, еще и потому, что чуждались обжорства. Дикими и нелепыми казались грекам обычаи сирийцев и персов – все время что-нибудь есть и пить, щелкать орехи и семечки, грязно шутить и болтать, обнимать первых попавшихся женщин вместо спокойного раздумья, углубления в себя, радостного любования красотой.

Под звон колокольчиков и систр медленно и плавно развертывался звездный танец египетских девушек: с красными венками в крупновьющихся волосах, в длинноскладчатых одеждах тончайшего льна, они шли чередой, тонкие, как стебельки, сосредоточенные и важные. Их строй поворачивал направо, по солнцу, «строфе», показывая движение звезд. Разрывая ряд, двигались в «антистрофе» налево более быстрые девушки, все одеяние которых состояло из пояска разноцветных стеклянных бус. Танцовщицы в белом склонялись, доставая пол вытянутыми руками, а между ними, подняв сомкнутые над головами руки, изгибались плавными змеиными движениями смуглые тела. Тщательно и благоговейно исполнялись древние египетские танцы – ни одного некрасивого, резкого, даже просто лишнего движения, ничто не нарушало прелести этих струящихся и клонящихся юных тел. Эллины замерли в немом и почтительном восхищении».

Марина Гребень

civility.ru